Накануне

Он проснулся рано, слишком рано для того, чтобы уснуть снова.

За платяным шкафом что-то похрустывало -- Рато ужинал. Рато -- это сирийский хомяк, настолько свободолюбивый, что он не пожелал жить в клетке, как все его собратья. Как только ему удавалось из неё выбраться, он начинал грызть бетон в углах оконного проёма или спрыгивал, падая на живот, с метровой высоты подоконника, чтобы куда-нибудь шмыгнуть.

В конце концов Анджело ди Негри выпустил его на свободу и Рато поселился за шкафом, предварительно проверив и второй выход из-за него. Клетку ди Негри поставил рядом с главным входом -- около комода, примыкавшего вплотную к шкафу, переделал крышку в пандус и оставлял в ней воду и корм.

За едой и питьём Рато выходил только по ночам. Тогда же он отправлялся гулять по квартире, поначалу часто наведываясь в ванную, где из кошачьих лотков он воровал кусочки бумаги для своего гнезда, набивая их в защёчные мешки. Передвигался он в основном по периметру комнат, хотя Джекки и Берта не трогали его.

Анджело со своими кошками неоднократно пытались приручить Рато в Семью, приманивая его чищенными семенами подсолнуха, но Рато был неподкупен -- он желал жить в одиночестве. И пусть.

Дон Анджело нащупал на туалетном столике жены рядом с диваном пачку и зажигалку, вытащил длинную тонкую сигарету и закурил. "Сигарета, сигарета. Ты одна верна мне..." Как всегда, чтобы окончательно проснуться, ему мало было умывания ледяной водой и кружки горячего "BUSHIDO" -- ему было необходимо покурить.

Трещина между мирами начинала медленно приоткрываться -- летние сумерки упали на Землю. Ди Негри взял мобильный телефон и, заговорщицки ухмыльнувшись, контактнул номер жены, выждал три гудка и нажал сброс. Энхелина будет в ярости! Он по-детски хихикнул, поднялся с дивана и отправился на кухню, где смолол порцию зелёного никарагуанского кофе, поставил на плиту чайник и вышел на балкон. Там он достал из чёрно-зелёной плоской коробки папиросу и прикурил её от начинавшего жечь пальцы окурка. Герцеговина была по-прежнему Флор -- крепка и ароматна.

Перенеся хрустальную пепельницу на обеденный стол, он сел, придвинул к себе пачку бумаги, щёлкнул авторучкой и начал быстро записывать то, что смысловыми блоками явилось ему в сновидении. Получалось неплохо.

Когда через полтора часа рукопись была закончена, он встал, с хрустом в суставах удовлетворённо потянулся, несколько раз подняв и опустив руки, достал из холодильника бутылку дайкири, выдернул пробку и глотнул из горла. "За удачу!" Выдвинул ящик, достал уже набитую трубку, раскурил её и, бросив сгоревшую спичку в пепельницу, сладко затянулся вишнёвым дымом.

Вода вскипела  и он заварил себе напиток. Потом вышел на балкон, распахнул створку окна в ночь и поднял лицо к небу. Там дрожали знакомые созвездия. Звёзды мерцали бриллиантами жениных серёжек.

Докурив и выбив трубку вниз, в пустоту, он вернулся в кухню и вернул её на своё место в ящике. Взял со стола кружку с кофе и, сделав два больших глотка, поставил её обратно. Ночь разгоралась полнолунием. В доме напротив чуть вверх и наискосок горело окно. Кто-то тоже бодрствовал.

Анджело ди Негри вернулся в комнату и зажёг ночник. Из ящика компьютерного стола с раскрытым ноутбуком он достал пистолет и пачку патронов. Его взгляд упал на столик с Энхелиниными баночками и пузырьками и выхватил пачку с преждевременным старением. Ладно, хоть не пожелтение пальцев -- весело съязвил он вслух.

Джекки удивлённо поднял голову, когда он во всё горло рассмеялся. Скрип кровати за стеной внезапно стих, и соседский прерванный половой акт забарабанил кулаками в перегородку. Новый раскат хохота выбил слёзы из глаз. Берта проснулась и, вскочив на лапы, затрясла чёрным коротким хвостиком.

Успокоившись и вытерев тыльной стороной ладони правой руки мокрые глаза, ди Негри вдруг прислушался. Откуда-то с ночной улицы донеслась песня из автомобильных динамиков. "И билет на самолёт с серебристым крылом..." -- тихо процоял Виктор.

"Но если есть в кармане пачка..." -- подхватил Энджи. Действительно, на сегодня было всё не так уж плохо. А как насчёт завтра?!

Он зарядил обойму патронами из открытой пачки, воткнул её в парабеллум, взвёл затвор, дослал.

Теперь в любой момент.

Ну пожалуйста...

Я ГОТОВ.


Рецензии