Не сходи с ума по мне!

После неудачной помолвки София  решила жить, как душа требует.
С каждым годом растет число людей, проживающих круглый год на даче, сдающих или продающих городские квартиры. цивилизация потихоньку стирает границы между сезонным поселением и полноценным поселком. Школа, где София-муаллима запросто преподавала бы историю, расположена в каких-то трех километрах от дома. Нужен лишь понимающий и любящий человек. Вскользь нравившиеся ей загородные соседские парни не верили в искренность умной горожанки, а она из гордости приказывала сердцу отозвать чувства. Последние дни только и говорила себе: «Был бы такой, как дядя Башир, образованный, с машиной…»
«Почему не как молодой уравновешенный Риад, а как горячий, бескомпромиссный Башир? – схватилась она. – Ведь пропасть между мной и этим котярой – 20 лет» и четыре месяца».
Может, потому, что он в пижаме, с лопатой и садовыми ножницами в руках постоянно изрекал умные вещи. Вечно ругающий взрослых разгильдяев, троюродный дядя Башир был невероятно ласков с детьми, не гонял невоспитанных сорванцов, когда они на его глазах ломали ветки, разбрасывались неспелыми гроздьями ах-шаны[1]. Выдержит ли такое Риад?
Мысли о мужчине не покидали девушку. В гнетущей ситуации София всегда придерживалась совета любимой преподавательницы: «бегите за проблемами, чтобы они убежали от вас».
Почему бы не броситься в омут проблем. Мир не перевернется, если никому ничем не обязанная цветущая девушка под занавес ранней молодости отдастся свободному мужчине ради удовольствия. Она была убеждена, что заведет его с пол-оборота, а потом свалит вину на него. Разбушуются бабушка с дядей – заступится соблазнитель. К тому же Башир им не чужой. Пускай не женится, но не бросает в беде.
Непреложный мотив пуститься на вотчину дальнего родственника с гордо поднятой головой у Софии был. Тетя Ада отжала всего три литра абгуры[2] – маловато для семейной столовой и аптеки. Надо восполнить пробел, пока остались незрелые гроздья.
Соня вышла из дома с огромным ведром на глазах дяди и кузенов, закладывающих фундамент забора.
Если хозяин нагрянет на дачу внезапно, как вчера, то она добьется от него несравнимо большего, чем в то прекрасное далекое утро.


     * * *

Поместив с вечера в клетки отборных голубей, встав ни свет ни заря, Нариман собрался с соседом на птичий рынок. Соня тоже проснулась и, лежа в постели, услышала дядино предупреждение тете:
– На тут не ходите. Ночью Атаман приехал.
Но не тут то было. Накануне девочка и Мехман оставили 14-литровое эмалированное ведро на скамейке рядом с черным тутом. Когда затих шум автомобиля, увезшего мужчин на базар, Адиля вернулась досмотреть сон, а Соня выскользнула из своей комнаты и унеслась за уликой.
Она подкралась к забору со стороны густых ветвей, незаметно оказалась под деревом. Белое ведро маячило на красной планке, хозяин сада вряд ли обратил на него внимание в полумраке ночи.
Соня быстро шагнула к скамейке. «Гав-гав-гав!» – окружили ее три здоровенных щенка боксера. Она замерла от неприятного сюрприза. Шалунишки, виляя хвостами и дружески касаясь передними лапами ее живота и спины, добивались ее расположения. Через несколько секунд Башир в драных штанах и майке без рукавов соскочил с постели (спал он на балконе) и прибежал к девочке, разогнав нахалюг. Оглядев ее спереди и сзади, он нагнулся, очертил рукой круг над землей и повторил над ее головой, нашептывая «Бисмиллах»[3].
– Они  не укусили меня, – сказала побледневшая Сонечка.
С дрожащим, как мотор, сердцем он заключил ее в объятия:
– Перепугалась, родная моя?
– Я не боюсь собак, просто не люблю их.
Он отошел в сторону:
– И я терпеть не могу.
– Зачем притащил тогда?
– Купил за гроши – выгодно продам.
Посмотрев на чугунного предателя и устыдившись его размера, Соня заплакала. В 13 лет она прекрасно понимала, что деньги и богачам достаются не без труда. Мужчина вытащил из кармана штанов чистый платок и вытер ей слёзы.
– Дядя Башир, умоляю, не говори дяде Нариману. А то побьет… – она вновь захлебнулась в слезах.
Он снова привлек ее к себе и без задних мыслей проводил рукой по взъерошенным волосам и спине, но палец пролез в дырку на платье, коснулся нежной кожи.
– Дядя часто бьет тебя?
– Не меня, а тетю Аду. Меня никто не бьет. Бывает, горячимся с одноклассницами, хватаем друг друга за волосы.
– Ну, это нормально, радость моя, – засмеялся «благородный рыцарь».
– Подожди минутку, – сказал он и исчез в доме.
Вернулся в сорочке и протянул 20 долларов.
– Не-е, спасибо. У меня четыре кофты и два новых платья есть.
– Для поездок в электричке бережешь? – помрачнел он, покосившись на ведро.
Девочка промолчала.
– Не жалко. Хоть с корнями вырви, – он указал на вековое дерево. – Бесит то, что тунеядец эксплуатирует детей.
– Мне это нравится.
В сезон белого и черного тута племянница и старший сын Наримана примыкали к постоянной торговке в электропоезде «Баку-Сумгаит» – беженке, приютившейся в санатории неподалеку.
– Этот год последний. Дядя больше не разрешит продавать тут в трамвае. Сварю варенье и в баночках предложу микрорайонским соседям.
Она с детским восторгом посвящала его в свой промысел, но уже переходный возраст давал о себе знать.
В сентябре Соня похвасталась подружкам, как на каникулах тискалась с настоящим, опытным мужчиной, чьи волосатые руки якобы скользили под ее одеждой. Что же до сущей правды, она не испытала и тени наслаждения от невинных нежностей. Сочла «поклонника» дедулей – седеющая голова, мешки под глазами, истончились передние зубы, голос звучал по-стариковски. Мешки появились в результате недосыпания и аллергии на анестезию стоматолога. Тихо-тихо поставили коронки, седину поглотила краска, глаза ожили, и мужчина снова принялся покорять красивых дам.


     * * *

София воссоздавала каждую секунду в объятиях «старика». Именно то романтическое утро, а не недавний день в коридоре медиа-холдинга. Ведь она снова в этом саду, у ее ног на две трети набитое неспелым виноградом то самое ведро – постаревшее, с отколовшейся эмалью. Тогда она унесла его пустым, как обычно, наполнила водой, прикрыла крышкой и поставила под стол в очак-хане[4]. Отоспавшаяся Адиля не заподозрила побег подопечной, а ранее не заметила исчезновения ведра.
В винограднике возник Мехман:
– Нашла что-нибудь? Машаллах[5]!
– Долго возилась. С каждого куста по одной-две кисти зингь-пара[6]. Созревают уже, – разочарованно сказала София и подняла с земли трофей.
Кузен открыл калитку, она вышла, он задвинул щеколду, как в детстве, и спрыгнул наружу через забор.
Башир всегда любезно предлагал ключи от ворот и дома, но родственники гордо отказывались, делая вид, будто живут в достатке и понятия не имеют, кто обкрадывает его. Кто же, кроме правнуков Нияза осмелился бы посягать на добро правнуков Незира?
Увидев «компаньонов» с сырьем для абгуры, Агахан присвистнул:
– Уже наши виноградники изобилуют, и мы выросли. А покаяние гангстера – как в анекдоте: «Курить бросил – привычка осталась».
– Так надо. А то дядюшка от скуки сделает вино и сопьется, – оправдался Мехман за себя и Соню.
[1] Ах-шаны – сорт благородного белого винограда;
[2] Абгура – сок незрелого винограда – снижает артериальное давление и сахар в крови, в кулинарии используется для размягчения мяса;
[3] Бисмиллах – во имя Аллаха;
[4] Очак-хана – летняя кухня с каменной печью для больших котлов;
[5] Машаллах – пожелал Аллах.
[6] Зингь-пара – мелкие (дешевые) гроздья, букв. на звенящие копейки.


Рецензии
Басира, здравствуйте. К сожалению, многого не поняла, но чувствую, что Вы человек творческий и у Вас есть, чем поделиться с соотечественниками, которые все поймут и им будет интересно. Желаю Вам удачи. С Теплом, Лена Широкова.

Лена Широкова   19.02.2020 15:06     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Лена!
Это отрывок из неоконченной одноименной повести. Пока не знаю, выложу ли целиком. Крупной форме здесь не везет. А самовыражение - цель любого автора. Хотела познакомить читателей с нравами другого общества. Конечно, не все азербайджанцы патриархальны, но у нас много родов, в которых царят обычаи предков, порой создающих ложное представление об исламе.
София (как раз-таки не противореча шариату) влюбилась в дальнего родственника, уважает его права на свободу. Ее вполне устраивает роль любовницы, ибо она понимает, что насильно держать мужчину при себе нельзя.
Благодарю за внимание и внимательное прочтение.
Успехов в жизни и творчестве!

Басира Сараева 2   19.02.2020 16:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.