Ак-Бору 10 глава

                10 глава

   Ак-Бору восстанавливался мучительно трудно. Его язык долго заплетался, рука не слушалась, встать он вообще не мог. Прошло три месяца, прежде чем он смог выйти из своей комнаты. За это время он всех извел своим недовольством. Он не пожелал видеть ни Раиму, ни Гуанте, а когда ему сообщили, что Майрат приехал справиться о его здоровье, он вообще пришел в бешенство и велел ему убираться прочь.
   -Приехал убедиться, что я скоро здохну?! – закричал он, - передай своему отцу, что не дождется! Я сам отправлю его на тот свет!
   Стоя за дверью, Майрат выслушал самые благие пожелания и вернулся в свой удел. Когда, наконец, Ак-Бору смог более, менее двигаться сам, все облегченно вздохнули. Он с нетерпением ожидал возвращения Тегу, но его все не было. Лето было жаркое, и Ак-Бору снова велел поставить отдельный аил на улице, куда вскоре и перебрался. Все это время возле него были Бекташи и Бектимур.
 
   Сначала Полат долго не мог пробраться к крепости Кагана. Стражи пристально оглядывали каждого, кто осмеливался приблизиться к стенам. Во всем чувствовалась напряженность. Кто-то срочно куда-то уезжал, кто-то на полном скаку въезжал в крепость. Похоже, произошло что-то из ряда вон выходящее. Однажды ночью ему удалось взобраться на крепостную стену, но и это не принесло никаких результатов.  Во что бы то ни стало, он хотел увидеть этого человека. У него было к нему неоднозначное чувство – ненависть вперемежку с любопытством. Он должен был встретиться с ним и, глядя в глаза, задать вопросы, мучившие его много лет, а потом он подумает, что делать. Все будет зависеть от его ответа. Но суета в крепости продолжалась, и Полат решил подождать, мало ли что там случилось. Надо было чем-то занять свободное время. О возвращении домой не могло быть и речи. Не для того он тайком прибыл сюда и столько ждал. Подумав немного, он решил навестить могилу бывшего Кагана. Почему-то к нему он не испытывал никакой злости и обиды. Издалека он уже видел его братьев. Это были люди, уже солидного возраста к которым он почувствовал почтение. Ранним утром он остановился у захоронения своего деда, на глаза навернулись слезы. Полат не ожидал от себя такой слабости и нервно смахнул их рукавом.
   -Я не знаю, почему он это сделал, - тихо произнес он, - чем мы с мамой не угодили ему. Он твой сын, но я не могу простить его. Мне не нужна его любовь, и я не нуждаюсь в нем. Но он сильно обидел мою маму. Если я убью его, никто не вправе осуждать меня, даже ты.
   Послышались голоса. Полат оглянулся. В многочисленном сопровождении в его сторону направлялась пожилая женщина, одетая во все белое. Полат мгновенно растаял в чаще леса. Он сразу догадался кто это. Сомнений быть не могло. Женщина была женой его деда, его родная бабушка. Потому-что после жертвоприношений и обращений к духам, она присела рядом с могилой и долго о чем-то тихо говорила. На мгновение у него появилось желание подойти к ней, и открыто представиться, но он тут же отмахнулся от этой рискованной затеи и направился в сторону столицы.
   Все последующие дни он знакомился с городом, присматривался  к быту людей. Столица Кагана была намного больше Нуджикета.  Вблизи города расположились железоплавильные печи. Там же кузнецы изготавливали оружие. Процветали ремесла и торговля. На прилавках красовались гончарные изделия: расписанные сосуды, изящные кувшины, чаши и большие блюда. Золотых дел мастера привлекали покупателей дивными украшениями. На базаре яркими цветами пестрели ряды с шелками и другими тканями. Из разговоров он понял, что Каган разводит чистокровных скакунов и у него лучшие табуны в окрестных царствах. Это заинтересовало его и он, не выдавая себя, даже полюбовался племенными жеребцами.
   Так постепенно, день за днем он проводил время в разговорах с людьми, заводил нужные знакомства. Через месяц в крепости наступило затишье и Полат смог снова взобраться на крепостную стену. Но Кагана он так и не увидел. Мальчишки бегали во дворе крепости и состязались в умении стрелять из лука. Несколько раз он видел женщину в богатом облачении. В окружении многочисленной прислуги она важно выходила из своего дворца и направлялась к большой резиденции. Прогуливаясь мимо окон, в безуспешной попытке привлечь к себе внимание, она нарочито останавливалась в томных позах, шумно вздыхала и делала вид, что сильно чем-то озабочена. Но как только удалялась от резиденции, с досады сжимала губы, было заметно, что она нервничает. Ее лицо снова становилось безучастным и, как однажды показалось Полату, даже злым. Догадавшись, кто перед ним, он чуть не обнаружил себя.  Одно дело знать, что у отца другая семья и совсем другое увидеть женщину, на которую он променял его мать.   
   Лишь однажды, он увидел Кагана со спины – сильно прихрамывая, тот опирался на палку. «А ты, похоже, ранен. Поэтому столько суеты вокруг?» подумал Полат. Наконец ему повезло! Для Кагана установили аил во дворе у маленькой горной речки. Это упрощало его задачу. Так будет легче подойти к нему.
 
   Со дня приступа Ак-Бору прошло около четырех месяцев. Впервые за все это время он велел привести к себе жену. Ночь была безлунная. В аиле горел фонарь. Когда женщина вошла, он долго смотрел на нее, затем велел снять накидку. Она повиновалась ему и, постукивая украшениями и крупными золотыми монетами на поясе и груди, сделала шаг, но потом в нерешительности остановилась. Ак-Бору рукой подозвал ее к себе и показал на место у ног.
   Полат дождался ночи и, оставаясь не незамеченным, проник в крепость, минуя стражу. Каган остался один, Полат уже хотел войти, предполагая, открыто представиться и поговорить, но в аил вошла женщина. Он удивился, за все время наблюдений за жителями крепости, она ни разу не попала в поле его зрения. Наложница? Осторожно приоткрыв войлок в стене аила, он стал наблюдать за происходящим. Женщина тихо подошла, и как кошка присела рядом со своим хозяином. Каган поднял руку, взял на столе прекрасное ожерелье и уже хотел надеть на гостью, как вдруг услышал тихий возглас, исходящий с улицы.
   -Так это ты и есть?! – удивленно выдохнул юноша.
На руке Кагана красовался волк, точно такой, как у его любимого героя из детства, образ которого он так бережно хранил в своей памяти и которому чуть ли не поклонялся.
   Хозяин аила резко повернул голову в его сторону. Полат мгновенно растаял во тьме.
   Ак-Бору не мог поверить, что посторонний проник в хорошо укрепленную крепость.
   Он оттолкнул жену и быстро, как мог, вышел на улицу, обошел аил снаружи и остановился у ручья. Он точно слышал чей-то голос.
   -Да, это я! Ты кто, что тебе нужно? – раздраженно крикнул он в темноту.
   Но гость не пожелал выйти с ним на прямой контакт. Едва слышно, он стал чем-то тихо постукивать, то приближаясь, то уходя в сторону крепостных ворот. Кто-то хотел выманить его за пределы крепости. Ак-Бору вдруг стало интересно, чем это закончится, и он направился к выходу. Никто из стражников не осмелился его побеспокоить. Все знали, что после приступа, его характер стал особенно скверным. Никому не хотелось лишний раз навлекать на себя его гнев. Ак-Бору, словно зачарованный, пошел за тихим постукиванием, пока не остановился на смотровой площадке, которая днем служила для  обзора прилегающей местности. Все стихло, он долго стоял в одиночестве, потом не выдержал.
   -И что, зачем ты привел меня сюда? – спросил он.
   Вдруг у самого горла он почувствовал острие клинка. Только сейчас, он увидел прямо перед собой глаза, остальное лицо было скрыто под черной маской. Кажется, незнакомец был немного выше его.
   -Сначала думал поговорить с тобой как мужчина с мужчиной, но когда увидел твою потаскуху, сразу расхотел! Скажу одно - запомни, ты ответишь мне за каждую пролитую слезинку моей матери!
   Голос принадлежал еще довольно молодому юноше.
   Ак-Бору усмехнулся.
   -Что так? Убей сейчас, если считаешь, что я в чем-то виноват перед тобой и твоей матерью. Я смерти не боюсь, только поблагодарю.
   Парень помедлил, немного помолчал. Ак-Бору почувствовал, как острие вонзилось в шею, из ранки тонкой струйкой потекла кровь.  Но, немного подумав, юноша ослабил руку.
   -Нет, сейчас я тебя не убью, протяну удовольствие. А ты пока вспомни, кому больнее всего нанес удар в этой жизни.
   Меч исчез вместе с парнем. Он не услышал ни единого звука, способного выдать таинственного юношу.  Сначала Ак-Бору даже не понял, что произошло, стал оглядываться по сторонам.
   -Постой, - крикнул он в темноту, - поговори со мной, объяснись! Ты кто?
   Мысли лихорадочно сменяли одна другую. Внезапно на него нашло озарение – его сын Ак-Барс тоже может винить его за то, что не дал ему своей отцовской любви! Он снова громко крикнул:
   -Сын, Ак-Барс это ты?! Вернись, поговори со мной! Остановись!
   Еще через мгновение в темноте раздался топот копыт чистокровного  скакуна, стремительно уносящего всадника в ночь. Ак-Бору бросился было за ним, но практически сразу споткнулся и упал. После приступа прошло не так много времени, и парализованная нога тот час напомнила ему о недуге. Раздосадованный собственной беспомощностью, он с трудом поднялся и от злости стал ругать себя. Потом долго смотрел  вдаль, в направлении умчавшегося юноши. К нему подошел Бекташи.
   -Мне сказали, что ты безоружный вышел за пределы крепости. Давай вернемся, тебе нужно больше отдыхать, а не ходить по ночам.
   -Хочу постоять здесь, - ответил Ак-Бору.
   Он был в легкой рубахе с открытым воротом. Теплый летний ветер дул ему в лицо откуда-то с запада и растрепал волосы с уже появившейся первой сединой. Сердце Бекташи сжалось. После исчезновения Адарии, Ак-Бору сильно изменился. Трудно было сказать определенно, каким он стал. Иногда это выражалось в жестокости. Иногда он замыкался и уходил от всех. Вся беда произошла на глазах Бекташи. Но когда он вот так стоял, глядя вдаль, сразу становился таким несчастным и уязвимым.
   -Что собираешься делать?
   Ак-Бору помолчал, глядя в темноту, потом посмотрел на брата.
   -Как только встану на ноги, двинем войска на Харлуг!

   Теперь по следу Адарии шел Тегу. Он был одет как обычный путник, поэтому везде останавливался и подолгу говорил с людьми. А поскольку он обладал даром, с легкостью расположить к себе кого угодно, люди охотно рассказывали ему все что знали. Так потихоньку, день за днем, он все больше узнавал об Адарии и о своем племяннике. Прошло много лет, и уже невозможно было встретить всех, с кем столкнула Адарию дорога. Но все-таки кто-то хорошо помнил ее. В кочевье, где она перезимовала, он убедился в своем подозрении, что Адария с сыном находились в крайне измученном, плачевном положении. Уже то, что царская дочь была вынуждена выполнять самую тяжелую работу, говорило само за себя. Теперь он уверился, что в том селении была именно она. Не зря Ак-Бору так привязался сердцем к этому мальчику на перевале и до сих пор часто вспоминает о нем. Он кровью почувствовал, что это его сын! Теперь надо было доехать туда и найти человека, который мог рассказать ему правду о девушке. Узнав, что человек, которого избил Ак-Бору, уже давно умер, Тегу стал думать, куда Адария могла направиться после избиения. Как рассказывал Бектимур, Нуджикет небольшой город, и никто из тех, кого они расспросили, не видел такой девушки. Он медленно прогуливался по селу, пока у самой окраины его не окликнула уже не молодая женщина.
   -Вы наверно проезжий путник, чем так расстроены, кого ищете?
   Тегу печально улыбнулся.
   -Сестру я потерял. Следы привели в ваше селение, а куда пошла дальше, не знаю.
   Уже где только не искали.
   -Да, много семей разделила беда, - согласилась она, - кого разбойники продали в рабство, кто умер. Я смотрю, вы человек добрый, беда выгнала в дорогу. Оставайтесь на ночь. Скоро придет муж с пастбища, разделим с вами нехитрую трапезу, если не побрезгуете.
   Тегу согласился. Муж оказался еще не старым человеком. Похоже, за эти годы многое изменилось в жизни селян. Теперь сюда часто наведывались царские нукеры.
После ужина разговор оживился. Женщина сама стала рассказывать историю, которая произошла много лет назад. Как весной в село пришла девушка с маленьким мальчиком, как много и трудно она работала, не покладая рук, да попала в рабство к хозяину. А он вместо того, чтобы оплатить за труд, избил ее, и она бедная ушла в лес.
   -Не думаю, что она выжила со своим мальчиком. Говорят, в лесу тогда появилась волчья стая, - сказал мужчина.
   Хозяйка дома махнула на мужа рукой.
   -Я уверена, выжила она. Через этот лес тропинка ведет к городу. Как ушла она, вскоре слух прошел, что Царь Кадир на базаре подобрал нищую оборванку с маленьким мальчиком и увез в крепость. А весной в селение прибыл сторожевой отряд от Царя. Хозяина этого хотели забрать на суд, а он уже тогда помер. Как узнал Царь о происшествии с этой девушкой? В крепость простому человеку попасть невозможно! Кругом дозорные и царские стражи. Только если сама девушка и рассказала.
   -Да нужна Царю уродливая старуха, - засомневался мужчина, - она же горбатая была!
   -Не была она горбатая! И вовсе не старуха, молодая девушка. Только замученная. А если немного приодеть, так сразу красавицей бы стала. Когда уходила, так посмотрела на село, будто на всех людей обиделась, горемычная. Гордо так голову подняла, прямо царица. Хозяин ей бедной все платье плеткой порвал, вся спина была в крови. Я тогда дала ей большой платок, чтобы прикрылась. Не горбатая она была! Сама видела. И мальчик такой славный был, совсем еще маленький. Сильно он испугался за свою маму. Не знаю для чего Царь забрал ее - может наложницей сделал своей или служанкой, но это все лучше, чем одной на улице вместе с маленьким ребенком. Так что в крепости она, это точно и сомневаться не стоит!
   Тегу внимательно выслушал хозяев. Никакой наложницей Адария бы не стала! Хотя кто знает? Ей пришлось столько пережить. Чем больше они рассказывали и спорили, вспоминая девушку, когда-то остановившуюся в их селении, тем меньше у него оставалось сомнений, что Царица Харлуга и есть невестка. Услышав подробности об избиении девушки, он уже не жалел, что высказал Ак-Бору, все что было на сердце. Пусть полежит и подумает!
 
   Утром, поблагодарив хозяев, он отправился в Нуджикет. Там он сразу устроился на постой. Он намеревался задержаться здесь надолго, пока все не выяснит. На базаре он узнал, что иногда Царица вместе с сыном, проезжает по городу. Тегу хотел увидеть ее, но сначала ему нужно узнать имя Царицы. Это будет сложнее. Спросив у первого встречного «как звать Царицу», можно сразу навлечь на себя подозрение. Местные обитатели, конечно, все знают ее имя, и только чужестранец поинтересуется такими деталями. В городе чувствовалась напряженность. Похоже, набеги Бекташи не ослабили оборону города, скорее наоборот. Люди внимательно присматривались к тем, кто задает подозрительные вопросы и особо любопытных сдавали стражам порядка, которых без особого труда можно было заметить и на базаре и на улицах города. Население здесь обитало разношерстное, поэтому и к порядку отношение было серьезное. А в данной напряженной обстановке с алтайским каганатом, особенно. По городу Тегу ходил как простой путник или обычный бродяга. Сначала он вразвалочку прогуливался по рядам с сухофруктами или виноградом, пробовал товар, шутил, иногда что-то покупал. Со временем к нему привыкли и уже считали своим.   Иногда он останавливался рядом с каким-нибудь Маратом и заводил ничего не значащий разговор о торговле, потом продолжал свой путь. Так сменялись дни, но Царицу он так, ни разу не увидел. Однажды он не удержался и спросил одного из своих новых знакомцев:
   -Что-то Царицу давно не видно. Не заболела бы.
   -А ты не слышал? Она и правда больна. Ей подарили молодую гнедую кобылицу. Она и сбросила нашу красавицу Адарию. Ногу сломала при падении.
   Тегу чуть не задохнулся фундуком. Известие вызвало в нем неоднозначное чувство. Он и обрадовался и сильно опечалился одновременно. В одно мгновение он получил сразу два ответа.
   -Как ногу сломала? Я и правда не знал! Теперь наверно останется хромой на всю жизнь, - искренне расстроился Тегу.
   -Нет, не останется, ходить будет. Женщина сильная, поправится. Кадир призвал во дворец лучших врачевателей из Поднебесной. Поднимут нашу воительницу.
   Тегу задумался. Адария воительница? Такой оборот он не ожидал. Та Адария, которую знал он, была хрупкой девочкой. Но мужчина разговорился – видно любил посплетничать на эту тему.
   -После гибели нашего Искандера она долго горевала. Жаль, такая была пара красивая, и к свадьбе готовились, и Полат полюбил его как родного отца. После него ни на кого не смотрит, как окаменела. Из соседних царств к ней приезжали знатные вельможи, жениться хотели, но она отказала. А Кадиру сказала, такого как Искандер нет, и уже не будет. Да, уже столько лет прошло, а все не верится. Но ничего, думаю, скоро уже увидим нашу красавицу – несколько месяцев прошло со дня падения. Слышал, что уже сама ходит.
   Выслушав человека, Тегу сочувственно покачал головой, соглашаясь с рассказчиком, и пошел своей дорогой. Ему захотелось все обдумать. Из того что рассказал о Царице мужчина, с той Адарией, которую искал сейчас он, совпадало только имя. Остальное относилось к какой-то чужой, неизвестной ему женщине, которая когда-то любила какого-то Искандера. Да и имя ее сына было не Ак-Барс, а Полат. Всю ночь он раздумывал что делать. Наутро решил, что дождется, когда Царица Адария сможет ходить и выезжать из крепости. Он должен убедиться лично, что это не невестка и тогда уже подумает, что делать дальше. Скоро больше трех месяцев как он выехал из дома, ничего потерпит еще.
   И он дождался этого дня. Однажды, стоя на одной из узких улочек Нуджикета, он увидел всадников. Впереди остальных ехала Царица со своим сыном. Но всадники пронеслись довольно быстро, и он не успел, как следует рассмотреть ее лицо. Беда была еще и в том, что он хотел одновременно увидеть и Царицу и ее сына, в итоге толком не рассмотрел никого. В глаза бросилось только одно – женщина была выше невестки и крупнее. Хотя, даже не так – она была намного роскошнее той хрупкой девочки, которую знал он. Несмотря на то, что он видел ее совсем недолго, от его внимания не ускользнуло, Царица Адария и правда красавица. Это была страстная, чарующая женщина в той женственной поре, когда каждое ее движение и дыхание приводит мужчину в возбуждение и сводит сума. Сердце Тегу тоже взволнованно забилось. Другой раз он увидел Полата. Так же как и Тегу, он один спокойно прогуливался по базару. Люди кланялись молодому человеку, разговаривали с ним. Он был очень красив, но достаточно прост в общении. Парень резко выделялся из толпы и своим ростом и статью, но не старался подчеркнуть свое превосходство. Вдруг Тегу напрягся – что-то в его движениях, в повороте головы, даже в разговоре, сама манера разговора, голос, все  едва уловимо напомнило ему Ак-Бору! А когда он рассмеялся, Тегу даже вздрогнул – это был смех его старшего брата, еще до того, как он сорвал голос. Но почему Полат? Он уже был согласен. За многие годы Адария могла измениться, прошло около семнадцати лет, но почему сына звать Полат? Ак-Бору назвал сына Ак-Барс и Бекташи это слышал! Значит, он ошибается и принимает желаемое за действительное? Тегу совсем расстроился. Теперь он ни в чем не был уверен. Если это Адария, то  в ее жизни был другой мужчина, и она уже давно забыла Ак-Бору?  Но Ак-Бору тоже забыл ее, хотя всем доказывает своим хриплым голосом, что до сих пор любит только Адарию, что не помешало ему завести еще двух жен и обзавестись детьми!
   Вспомнив старшего брата и его жен, Тегу снова разозлился и сплюнул на землю. В голове была полная каша. Он решил дождаться нового выезда Царицы в город, который и случился вскоре. Но и в этот раз он не признал в ней свою невестку. Ему запомнился только гордый холодный взгляд. Адария была искренняя трогательная девочка, и сопоставить двух таких противоположностей ему никак не удавалось. И он решил – только сам Ак-Бору способен узнать свою жену! Не зря из всех сестер, он  выбрал именно ее.

   Возвратившись в орду, Тегу вспомнил, что Бекташи просил сначала зайти к нему. Похоже, он тоже о чем-то догадывается. Даже не встретившись  с женой и детьми, Тегу направился прямиком к нему. Через некоторое время пришел Бектимур, и Тегу рассказал все что узнал. По окончании его повествования, Бекташи и Бектимур переглянулись.
   -Мы тоже искали невестку, и все следы ведут в крепость Нуджикет, - начал Бекташи, - я надеялся, что ты сможешь узнать ее. Время меняет людей, и нет ничего удивительного в том, что Адария тоже изменилась. Меня тоже смутило, что парня звать Полат. Но и этому есть объяснение. Адария была ранена. В это время и  произошли роды. Она была в полубессознательном состоянии и могла не расслышать слов мужа. Но, есть одно обстоятельство, которое беспокоит меня больше всего и постоянно не выходит из головы. Почему она не пришла к мужу, когда подрос сын, и появилась возможность, а направилась в противоположную сторону? Ак-Бору говорит, что она хорошо образована и разбирается в таких мелочах, как стороны света!
   -Почему вы скрываете от Ак-Бору, что ищете его жену? – спросил Тегу, - почему  так заинтересованы в этом?
   -Наш отец, даже не увидев, сразу принял Адарию, как родную дочь. Он не сомневался в выборе жены старшего сына. Умирая, он велел оберегать невестку и защищать от нападок хана Майсура. Мы поклялись, что выполним его наказ. В том, что произошло много лет назад – есть и моя вина. Наш долг выполнить клятву, данную отцу.
   Бекташи тяжело вздохнул и снова заговорил:
   -Ак-Бору здоровый, сильный мужчина и женившись, немного успокоился и хоть как-то продолжил жить. Не хотелось обманывать его напрасными надеждами. А сейчас, после приступа и вовсе. Если ему сообщить, что Царицу Харлуга звать Адария, боюсь, он сразу помчится туда, даже не разобравшись. А вдруг это окажется не невестка? Он не переживет этого. То, что в ее жизни был другой мужчина, для него будет потрясением, но не смертельным, переживет! Прошло столько лет, а она живая красивая женщина. А вот если окажется, что это не его Адария, он умрет. Не знаю что делать.
   Бекташи помолчал, посмотрел на Тегу.
   -Значит, говоришь, Полат батыр сильно напоминает Ак-Бору?
   -Да, похож, а когда рассмеялся, я подумал, что время повернуло вспять и где-то рядом со мной стоит молодой Ак-Бору, - ответил Тегу, - так что мне сказать ему?
   -Скажи, что все следы ведут в Нуджикет. Он собирается отправиться на Харлуг войной, там и увидит ее. Если это Адария, нам предстоит сделать так, чтобы не пострадали ни она, ни Полат. Уж очень воинственно он настроен. Готов убить сына Царицы, а саму сделать рабыней.
   Тегу возмущенно посмотрел в сторону покоев старшего брата, что-то тихо буркнул, будто выругался.
   Накрыли стол, и они принялись за еду.
   -Я хочу тебе сказать, не высказывай Ак-Бору о своем отношении к его женам, - обратился Бекташи к Тегу, - он и сам знает, на ком женат. В конце концов, он не вечный, как и все мы. Пусть в его жизни будет хоть этот маленький, тихий островок покоя и относительного счастья. Мы молчим, потому что не хотим бередить эту рану. Думаешь, нам нравится такое положение вещей? Если выяснится что Царица Харлуга не наша невестка, боюсь, нам всем придется принять, что Ак-Бору объявит Гуанте своей Хатун. Гуанте хоть и не великого ума, но смогла угодить ему, родив сына. Он перестал мучительно тосковать, это уже хорошо. Надо только держать подальше от столицы ее братьев. Но до этого дня мы постараемся сделать все, чтобы найти невестку Адарию.
   Тегу недовольно посмотрел на брата.
   -Я не хочу больше все это видеть! – буркнул он.
   -А кто хочет? Икрам его сын и должен стать его приемником. Если это все-таки произойдет, я поговорю с Ак-Бору, чтобы предоставил тебе удел в крае, богатом алмазами. 
   Закончив с едой, немного поговорили о здоровье Ак-Бору. Тегу поинтересовался, как он себя чувствует и узнал, что лекари пока не очень довольны его состоянием. Каган никого не слушает: едва встав на ноги, стал ездить верхом, позволяет себе злиться и нервничать, отказывается принимать отвары и микстуры. Если так пойдет дальше, ничем хорошим это не закончится. Чуть позже снова заговорили о Царице. 
   -Тегу, неужели Царица и, правда, так хороша, как говорят? - спросил Бектимур.
   Тегу смутился, щеки зарделись.
   -Да, это правда, роскошная женщина. Я даже разволновался. Если потом окажется, что это Адария, я провалюсь сквозь землю со стыда.
   Все рассмеялись. В это миг дверь распахнулась, и в комнату вошел Ак-Бору. Только увидев, что Тегу сидит среди братьев, да еще и смеется вместе с ними, он пришел в ярость.
   -Ты почему не пришел ко мне, как вернулся?! Я дал тебе важное задание и жду твоего возвращения, а ты прохлаждаешься в компании братьев?!
   Тегу склонил голову. Бекташи встал.
   -Не шуми, присядь с нами. Это я велел ему сначала зайти ко мне, чтобы он не наговорил тебе лишнее.
   Ак-Бору окинул братьев подозрительным взглядом.
   -Какое еще лишнее? Вы для чего здесь собрались, решили сговориться против меня? Полагаете, если я болен, то позволю себя одурачить?!
   -Все совсем не так, - сказал Бектимур, - мы беспокоимся за твое здоровье. Тегу известен своим правдолюбием и горячим нравом и может случайно сказать не то, что думает на самом деле. Мы лишь хотели предупредить его, чтобы не навредил тебе.
   -Хватит мне сказки рассказывать! Я что идиот, чтобы поверить в эту болтовню? – стал выходить из себя Ак-Бору, - немедленно рассказывайте, что здесь происходит?
   -Хорошо, я все расскажу, - обреченно произнес Бекташи, - только успокойся.
   -Да уж, будь добр, иначе я обвиню вас всех в измене!
   Бекташи немного помолчал, раздумывая с чего начать.
   -Ну?! – нетерпеливо подтолкнул его к разговору Ак-Бору.
   -Я понял, с каким поручением ты отправил Тегу.
   Ак-Бору бросил пристальный взгляд на братьев.
   -Хочу признаться, после того, как ты прекратил искать Адарию, я сам продолжил вести ее поиски, - продолжил Бекташи, - Я до последнего не хотел подключать к этому Тегу, потому что он молод и горяч, хотя без него было не обойтись. Он хорошо знал твою жену в лицо и мог помочь. Мы досконально изучили тот путь, который она прошла, расспросили всех, кого смогли найти, из тех людей, с кем ей пришлось столкнуться в дороге. Все следы Адарии приводят в горное селение, а потом появляются в Нуджикете.
   -Что ты имеешь в виду? – недоверчиво проговорил Ак-Бору, - мы были и там и там!
   -Та наемная работница, которую избил хозяин, похоже, и была Адария, - продолжил Бекташи.
   -Этого не может быть! – перебил его Ак-Бору, - все говорили, что она была горбатая и пекла какие-то пирожки!
   -Ты слышишь только то, что хочешь слышать. Не перебивай меня. Это была не старая горбатая старуха, как тебе рассказали тогда, а молодая замученная работой девушка, и Тегу нашел на окраине села женщину, которая все ему рассказала и подтвердила наши догадки. После того, как эта  девушка ушла из села, в Нуджикете царь Кадир на базаре подобрал оборванную нищенку с маленьким мальчиком, который отчаянно бросился защищать свою маму от разъяренных торговцев. Похоже, это и подкупило Царя Харлуга. Все следы невестки ведут в крепость, куда вход есть далеко не для всех. Я ничего не хочу утверждать, но все указывает на это.
   Ак-Бору приложил дрожащую руку к глазам.
   -Может, остановимся на этом? – обеспокоенно спросил Бекташи, - продолжим, когда ты успокоишься?
   -Говори! – Приказал Ак-Бору, - он сделал ее своей женой и объявил Царицей?! Я сейчас же отправлю войско и утоплю в крови Нуджикет, но заберу свою жену!!
   -Вот поэтому я и не хотел тебе ничего говорить, пока сам точно все не выясню. Тегу удалось узнать, что Царицу Харлуга звать Адария…,
   При этих словах Ак-Бору вскочил.
   -Я все понял, мне этого достаточно! Немедленно поднимайте войска! Мы выступаем в поход! – закричал он.
   Братья с трудом усадили его на место.
   -Выслушай меня до конца, не спеши. Но имя ее сына, Полат. А еще, Тегу не узнал ее.
   -Ты видел ее лицо и не узнал в Царице мою Адарию? – удивился Ак-Бору, - ты столько был рядом с Адарией и не запомнил ее лицо?
   -Дело в том, что я знал искреннюю, милую девочку, а эта женщина совсем другая. Она выше невестки и …, я даже не знаю, как сказать, крупнее что ли. Я решил, что ты сам должен увидеть ее. Понимаешь, эта женщина сильная в буквальном смысле слова, она воительница. Сразу бросается в глаза, что перед вами бесстрашная женщина, хорошо владеющая мечом. Только ты можешь узнать свою жену.
   Ак-Бору резко встал, будто собрался куда-то бежать, хотел что-то сказать и вдруг упал.
   -Этого я и боялся, - проговорил Бекташи, склонившись над братом.
   Ак-Бору отнесли в его покои, снова  забегали лекари и целители. На этот раз он слег надолго. Как позже выяснилось, ко всему он еще и простыл. Едва оклемавшись, он стал рваться в Нуджикет. Он нисколько не сомневался, что Царица Адария и есть его любимая.
   -Брат, - сказал однажды Бекташи, - каким должна увидеть тебя твоя жена, если конечно это она? Ты хочешь найти ее, увидеть и замертво упасть у ее ног?
   -Я не могу больше ждать. Я жил только этой надеждой! – взволнованно произнес Ак-Бору.
   -Ты Каган огромной империи. Но прежде всего ты мужчина и должен оставаться им до конца. Найди в себе мужество, и займись своим здоровьем, если хочешь достойно встретить первую жену и представить ее всему миру, как свою Хатун. Ты обязан сделать все, чтобы полностью восстановиться. Но очень прошу тебя, не обнадеживай себя напрасно. Ты слишком близко принял рассказ о царице Харлуга. Есть много людей с одинаковыми именами и похожими жизненными историями. Прежде чем вступить в войну с Харлугом, ты бы не хотел сначала увидеть эту женщину сам?   
   Ак-Бору тяжело вздохнул и промолчал. Почему-то он нисколько не сомневался, что Царь Кадир удерживает Адарию и его сына в крепости силой. Сейчас, он был совершенно уверен, что тогда ночью к нему приходил его сын Ак-Барс и не важно, как его называют остальные. Он приходил к нему, чтобы поговорить и не решился из-за того, что увидел в аиле постороннюю женщину. Он никому не захотел рассказывать об этой встрече, это касается только отца и сына. Он уже верил, что обязательно встретит его, обнимет и все, все расскажет: как долго искал, и как сильно сожалеет, что не смог быть с ним рядом, когда он был маленьким. То, что Бекташи рассказал о храбром мальчике, который бросился защищать свою маму на базаре, вызывало в его измученном, кровоточащем  сердце гордость и счастливую улыбку, которую уже давно не видели на его лице. Его сын, и не может быть другим! Он как маленький, бесстрашный львенок кинулся на противника.
   -Нет, не хочу. Я в любом случае завоюю Нуджикет и заберу свою жену у Кадира, - наконец ответил он, - я приду туда не как проситель, и не тайком, а как имеющий на это право. Там в Нуджикете моя жена и мой сын, и я заберу их, даже если для этого мне придется уничтожить весь город!
   Бекташи понял, что переубеждать брата поздно – он уже уверил себя, что Царица Харлуга и есть его Адария. Если это не так, случится беда. Бекташи был рад хотя бы тому, что Ак-Бору отказался от поездок верхом, согласился не нервничать, не вскакивать без причины и подождать, пока восстановится полностью. Он послушно лежал, как требовали от него лекари, принимал настойки и какие-то странные зелья. Ак-Бору хотел стать для Адарии сильным мужем, каким она знала его раньше. Он считал, что как только она увидит его слабым, то сразу разлюбит и отвернется от него.

продолжение следует...


Рецензии