Сила матки в женском теле

       Она еще не опаздывала. Время было, чтобы еще раз взглянуть на прощанье на этот город,на знакомый перрон, вздохнуть неповторимый  воздух русского юга на крутом замесе  цветов,  трав, листвы,  запаха вечных шашлыков и помидоров. Ей всегда казалось, что Ростов пахнет помидорами. Именно ими. Не  яблоками,не виноградом, даже не вездесущими, как крапива в русских огородах,  абрикосами, а именно помидорами. Он так и останется в ее памяти- город- помидор. Яркий, крепенький, веселый, пахнущий  теплой землей и солнцем. Город, где  ... Да ладно. Город, где. Вот так и остановимся.
      И повернемся  в сторону своего вагона, где горластая по- местному девушка- проводник подбадривала пассажиров побыстрее занять свои места в вагоне и не "забывать уехать".
   
    Но  последнее тепло все держало ее на перроне запахом уходящего долгого  лета, и она понимала, что,зайдя в вагон, она уже больше не услышит этого тихого зова ставшей ей родной  земли. Что в Москве  южная расслабленность и нега станет воспоминанием. А там,куда она едет,там и вообще  уже забыли о тепле.
     Прожив  в том новом для себя  заволжском городе последние три  года, она уже хорошо  знала,   что встретит ее  там редкая листва на озябших деревьях, березовый шум полуголых  ветвей, и очередной шансон в местном такси. И тишина тихой ее уютной чистенькой как бонбоньерка,  квартирки... А потом она сразу  побежит  на  третий этаж за своим сокровищем. Сразу же, как только  поставит дорожную сумку и бросит на  стол ключи,  и ее желтый тренчкот,небрежно и торопливо   брошенный на  вешалку, срываясь,будет падать и падать с крючка назло ее  торопливости,как будто квартира обиженно не желает расставаться с ней в ту же минуту,пока она еще не обошла
ее, не поздоровалась с каждым предметом,не открыла форточку. Ну вот тренчкот все же обуздан и тихо висит на своем месте. Дорожная сумка ждет,когда ей позволят показать спрятанные в ее глубине подарки, а всё остальное- потом. И разговоры с цветами, и урчание заспавшегося пустого холодильника- всё потом.После Марка.И она побежит к соседке  Тасе на третий этаж, забрать его,  заждавшегося кота, ее душу, ее сокровище, ее безусловную любовь и смысл.Черного как ночь кота с нелегкой  судьбой.
     Когда-то она  сама выбрала его среди  сотни других котов и кошек приюта, где каждый  смотрел в ее душу и ждал  ее слов "Ты мой. Пойдем ко мне." Но она пришла  сюда  с готовым решением:  выбрать самого несчастного среди всех несчастных, прошедших ад  одиночества с рождения, муки голода, холода, боли и страха. Они тут все были со своей биографией, с которой и человеческая жизнь  стала бы  вечным адом.  Все они ждали "своего"  человека.А человек искал "своего" кота. И они встретились. Она  с перекроенной судьбой и зашитой без наркоза болью, и кот.С переломанной не только судьбой  в борьбе за выживание в своем подвальном детстве, но и с переломанным позвоночником, который не позволял ему  ни толком ползать,ни забираться   на высоту. Главным в Марке были глаза.Они говорили обо всех его страданиях сразу, но не кричали: спаси. Они говорили тихо, как о неизбежном, которое есть,и это факт. А еще - они всех прощали.
    Она пришла  с условием выбрать кого понесчастней. Ей предлагали одноглазых,однолапых, безглазых,безухих и бесхвостых. И просто милашек, брошенных  в младенческом возрасте. Ей было жаль всех.
   И тут она почувствовала его взгляд.Она посмотрела на пол.Он традиционно сидел в углу, чтобы никто слишком не  задевал его. Он  всегда  старался быть незаметным Он сидел и смотрел на нее.И она  за эту их общую минуту молчания поняла про него и про себя всё. И то, что он боялся верить, как боится  до  сих пор  верить она. И за это уже, что боялся, но все равно, верил, он просил прощения и просил не обращать на него внимания, извиняясь за свою слабость. И что он  уже знает, что тут, при  всей этой  массовой кормежке и торопливой массовой заботе  он не протянет долго, потому  что ему надо,  чтобы его полюбили, именно одного его.И что он ничего не просит у нее-ни любви, ни заботы, ни своего,лично для него сооруженного лежака, мягкого и теплого, о котором он мечтал ,сидя по ночам на холодном полу приютского полуподвала.Нет, он не смеет ничего ни у кого просить и ждать. Его просто нет. Он отвел глаза.А она...не могла. Она  стояла и смотрела только на него, забыв и не слыша никого.И он снова посмотрел на нее":"Ты еще  тут? Ты  видишь меня?Ты...Нет.Не может быть. "... -
===Я беру вот этого. Это кот?
-- Да.Кот Марк. Но... Это очень сложный кот. У него проблем очень много. Он потребует от вас много времени и терпения. Его надо  специально два раза в день носить в туалет. Сам он потребности в этом не чувствует. Ему нужно  особое питание. И визиты к доктору. И  тепло. Душевное тепло.. И..
      Заведующая еще что-то долго и настойчиво ей твердила, повторяя беспрерывно: "вы подумайте.Мы не торопим. Вы приходите к нам еще.И тогда решите.."
    Но она твердо казала:
=== "Нет. Я выбрала его.Только его. Ходить я не буду. Нет смысла.Это тот котик, который мне нужен. И я ему.Я его искала. А он ждал меня. Я без него не уйду.
    И она ушла с ним. Потом были какие-то бумаги,она не помнит. Она помнит только, что в тот же день она побежала в магазин и купила ему огромный  пушистый и мягкий лежак, в который Марк мог легко и самостоятельно забраться, несмотря на увечья.Потом она притащила ему какие-то игрушки. Марк смотрел на них удивленно: он  давно ни во что не играл. Его болезни  сделали его стариком, хотя был ему всего год. Но она знала, что он оживет и начнет интересоваться  игрушками. Она верила. Потом ему был куплен небольшой мягкий домик- лазалка.  Так, чтобы Марк мог немного двигаться и забираться на невысокие поверхности. Это развивало его конечности и давало ему силы. Потом они ездили к трем разным докторам. И все,что они писали в рецептах, и всё, что было сказано ими, было немедленно куплено, и неуклонно выдавалось по часам.И еще- еда.
   Она и не знала никогда, что существует столько разной кошачьей еды. Она брала лучшую,  самую дорогую,и приносила ему. Он  выбирал и что-то одобрял. Но очень немного чего. Ей казалось, что Марк просо стесняется. Она носила ему еду с рынка,  молоко от фермеров.Он ел мало и с неохотой.
     Он полюбил своё  приготовленное ему местечко  и лежал там целыми днями. Он долго не мог поверить, что никто  из котов приюта никогда больше не прогонит его с этого прекрасного лежака у батареи,где было так сладко лежать и  наблюдать  за НЕЙ, которая прилетела за ним с Неба, не иначе.Но он же знал, что она есть. Просто она где-то задержалась. Но он дождался. И хоть он уже понимал и  чувствовал, что в нём начался процесс, который не в силах остановить даже ОНА, Марк был благодарен, что она пришла за ним, что успела. Они были друг у друга, потому  что больше ни у кого они не были  так близко и преданно в этом  мире. Так  случилось в их жизни.
    Всю неделю, пока Женя  пробыла в Ростове, заканчивая мелкие  подробности по разделу имущества и оформляя документы в издательстве, Марк прожил у соседки, добрейшей пожилой интеллигентки Таси, Анастасии Корниловны.  Но
сегодня он точно знал,  что она придет за ним, когда она еще ехала  по своей  душистой  от полыни степи, он уже чувствовал,  что она всё ближе и ближе. И  пока ее желтый плащ еще   качался на вешалке,она уже бежала вниз, к нему,к своему Марку...
----- Но это всё было потом. А пока она, еще раз оглянувшись на перрон и вздохнув  родного воздуха, закинула в тамбур чемоданчик на колесиках и запрыгнула сама, придерживая серую мягкую сумочку на плече.
=== Ваше место?- спросила проводница.
----Кажется, 14.
-----И всё же, точнее?
----Да, именно 14,  сказала она,  посмотрев на билет.
---- Это купе на двоих.
 ---- Я знаю, я и брала  специально, чтобы ехать в тишине.А что, там едут с ребенком?- вдруг встрепенулась она, потому  что такой вариант почему-то даже не предусмотрела. Ну вот совсем он вылетел из головы. Странно. А должен быть, как у женщины, возникнуть первым, исходя из собственного опыта.  Она знала, как остановить бабу с ее откровениями и поучениями  о семейной жизни,она спокойно усмиряла мужиков и делала их ручными, преданными и услужливыми, если хотела, и если это были не совсем уже  какие-то маргиналы. Но таковых в дорогом  двухместном вагоне быть не могло. Остальные вполне поддавались корректировке. Как научить веселую сельскую молодуху   быстренько  стать  леди, она  могла  легко, так  что и этот вопрос ее не беспокоил очень. Она не учла только ребенка.
=== Так что, в  купе ребенок? Сколько ему? А можно поменять? Девушка. Я готова заплатить.
=== Нет.Там не ребенок.Там  мужик едет.Взрослый. Большой такой. Суровый какой-то.Как будто из тюрьмы,- доверительной  скороговоркой  прошептала ей девушка- проводник.
=== Из тюрьмы? Как вы поняли? У него справка, что ли? Ватник? Наколки тюремные?
===Нет! - Продолжала шептать ей девочка.
--Никаких наколок я не видела. Паспорт видела. Там у него прописка. И одет не - по-тюремному.
==Ну? Так и что же вас напугало?- засмеялась  Женя.
=Да  суровый он какой-то. Если не боитесь, то идите в свой вагон.
==Не боюсь - засмеялась опять Женя. Мужиков, милая, я давно не боюсь.Суровых - особенно-  тихо сказала она самой для себя, вспомнив  опять того,  одного для нее и существующего, сурового и молчаливого, кто жил  в ней вопреки  всем  жизненным лекарствам под названием "время". 
===Тебя как зовут?= спросила она проводницу, чтобы как-то скрепить их возникшие доверительные отношения.
== Катя .- сказала та.
== Я,Катюша, мужиков не боюсь.Я, Катюша, баб боюсь больше,-  опять  тихо, почти самой себе, сказала Женя и пошла  в купе.
    Дверь не была  захлопнута  полностью,как обычно делают обитатели малонаселенных купе.Она едва прижала ручку, как дверь распахнулась.
   У  окна, по ходу поезда,  сидел мужчина лет 47. Он и вправду был огромный. Высокого роста, плечистый,  с крупной головой и крупными чертами лица, очень  по- мужски слепленным природой без изысков и изящества. Она любила такие мужские лица. Потому   что у того, который никак не лечился временем, тоже было такое же грубовато- мужское простое лицо. Он, даже,помнится,стеснялся его и искренне считал себя некрасивым. А она , наоборот,  видела в нем  мужскую красоту и любовалась ею, когда могла  обнять его лицо и целовать каждую родную черту.  И потом, когда  лишь на фотографии в интернетском  альбоме могла проводить пальцем  по его глазам, бровям, волевому подбородку. И все равно шептать, как всегда это делала ему на ухо: "Сережаааа". Она  всегда  повторяла ему, что его имя придумано  именно для любви, чтобы  шептала его женщина,  затаенно :  "Сережааааа"...
   У мужика в купе тоже были крупные плечи и ладони. 
Он как-то сразу всколыхнул в ней  воспоминания о Сергее,  она давно уже так больно не вспоминала о нем . 
  Она  взглянула на него один раз, когда вошла и поздоровалась. Он сидел вполоборота, смотрел в окно и на приветствие почти не ответил, лишь слегка кивнул  и снова отвернулся.
===Суровый мужчинка- подумала она.
Когда-то ,в прежней ее жизни,  от воспоминания о таком вот  ее ломало по ночам как припадочную,связывало в узел ее кости и выворачивало наружу её матку.Она никогда раньше не знала, что так бывает даже от воспоминания  имени. Только от воспоминания имени.
Так было с ней восемь долгих лет.
Когда-то давно,  еще до  Сергея, в какой-то книжке она  случайно прочла разговор двух чукчей о любви. Один,  более опытный, говорил другому:
===Знаешь, я всегда  чую, когда баба любит по- настоящему,а когда  притворяется.
-- Как ты чуешь"- спросил второй.
--А  потому что правда у баб,когда они маткой любят.Тогда правда у них.
--- А как это - маткой ?
== А я сам точно не знаю. Но я всегда чувствую. Когда маткой, вот тогда баба точно любит.И тогда  от нее не избавишься. Будет любить всегда. И ты ее тоже будешь всегда любить, однако.
    И когда ее  ломала и  выкручивала  из нее всё нутро неизведанная сила, она вспоминала эти слова старого чукчи. Верила- не верила. Но правда какая-то в них была, по себе чувствовала.
      Она любила Сергея  именно так.
  Чего ей это вдруг вспомнилось?Ни к селу ни к городу.Руки эти большие. И плечи.
И еще что-то. Что? Она не поняла.  Мужчина смотрел в окно не отрываясь, хотя поезд еще  стоял, и ничего на вечернем перроне интересного не было. Но он  смотрел, как будто ждал кого-то. Возможно,  что действительно ждал,- решила она.
    Женя занялась своим вещами:открыла сумку,вытащила необходимые для переодевания вещи и полотенце.Ей хотелось побыстрее снять с себя надоевшие джинсы и туфли. Туфли немного давили мизинец правой ноги,и их хотелось скинуть  сразу же,как вошла.
Но надо было дождаться, когда поезд проедет город,и быстрее шмыгнуть в туалет,а после так же быстро шмыгнуть на свое место,в  бриджиках цвета бордо и черной футболке, открывающей её красивую шею  и грудь.И волосы.Их  следовало распустить по плечам.Еврейские волосы- половина женской красоты- говорила ей бабушка Соня.И она это знала. Шикарная копна  темных крупных кудрей ниже плеч- это впечатляло любого.А ей вдруг захотелось понравиться этому суровому молчуну- невидимке, который  безотрывно смотрел и смотрел в окно .
Странный какой-то. Или   расстроен чем? 
   Так  прошло полчаса. Женя управилась с переодеванием и распустила волосы.
Видя, что ей как-то равнодушно предлагают  чувствовать себя в купе одиноко и вольно,  подумала: "ну и хорошо. Сиди и смотри."Она вытерла столик влажной салфеткой и застелила его бумажными.Включили свет. Стало уютно.Мужик уже ничего не видел за окном, кроме пробегающих огней, но от окна не отрывал глаз.
--- Это уже  интересно,- подумала Женя.
Заглянула, постучав, проводница Катя..
-- Вы будете чай?- спросила она.
-- Да,я буду, - сказала Женя.
== А вы, мужчина?- повысила голос Катя,видимо,подумав,что мужик не ответит, если спросить у него тихо.
---И я буду- лаконично сказал он,не поворачивая головы.
Принесли чай.Женя достала  пирожки, которые  сама же напекла себе в дорогу.
Еще у нее была домашняя буженина и помидоры. Ну не могла  ростовская хозяйка, какой Женя  вольно- невольно пробыла  18 лет,  не приготовить себе в дорогу  еды. Ну просто не могла- и всё тут. Да и кто же едет из Ростова без помидоров величиной с голову ребенка? Женя тоже ехала с такими.

Он  выложила всю еду на салфетки. Начинать есть одной было глупо.
--- А вы? Присаживайтесь, пожалуйста.  Я вас приглашаю. И давайте уже знакомиться.А то как-то неловко уже молчать.Нам ведь ехать вместе еще долго.Вы как? Не против моего предложения?...
      Она не договорила.Мужчина повернулся  к ней  всем туловищем. Медленно и как-то тяжело,как будто с мешком на плечах.
====Да,нам пора познакомиться.Я Сергей.
==== Очень приятно .А я- Женя,- сказала она на автомате, поправляя что-то на столе.И вдруг  замолчала и почувствовала ,что Сергей  тоже как-то странно молчит.
  Она подняла глаза,держа в руке большой ростовский помидор, который собиралась разрезать на четыре части, и тут увидела впервые его лицо. Он смотрел на нее.Молча и неотрывно.   Он  рассматривал ее глаза,  волосы,шею, грудь. В его взгляде было столько удивления, радости, тоски и страха, что она  испугалась.Он явно узнал ее. Она  вгляделась  в него уже замирая от чего-то , еще не открывшегося ей,но уже  родившегося  внутри ее сердца,  внутри её крови. Её матки. 
  Этот взгляд исподлобья. Это умные и настороженные глаза.Эти скулы,эти губы. Его  губы .
==Сергей....Тихо,то ли утвердительно, то ли вопросительно  сказала она. - И повторила уже  уверенно: Сергей... Серёжааааа....
----Женя.Ты узнала меня?Женя...
 ==Узнала. Сережаааа... Еще раз, не веря себе, прошептала она его имя, теперь уже так, как шептала его все эти годы ,лежа в одинокой постели.
Кажется, он уже приходил в себя и брал ситуацию в свои руки. И это тоже было привычно- его доминирование во всем и сразу.  Это был он.Тот Сергей, которого знала она.
--- А долго же ты меня не узнавала, Женя, - засмеялся он.Я -то тебя сразу узнал, как только ты вошла .С первой минуты.Ты не изменилась совсем.
== Да ладно уж! "Не изменилась".За 8 лет-то? Ты же не льстил мне никогда. А сейчас зачем?
== Ты правда точно такая же ,как тогда.Те же грустные библейские глаза. Те же волосы красивые.Та же фигура...
=== Что,так подробно помнил меня все это время, или вдруг  в одночасье  вспомнил?- улыбнулась она,желая вдруг до какой-то тошной радости бабьей услышать, что - помнил..
- Помнил- сказал он  кратко, но именно так сказал, как хотела она,  чтобы поверить. И было в этом одном  его слове  больше чувства , чем в многословии любом. И в этом тоже открывался ей  опять он, ее Сергей,  по которому и умирала от любви именно за то, что говорил мало,но так умел говорить, что даже его шестилетнее молчание после разлуки  опять ломало тело ее и душу и рвало на куски  как весенняя вскрывшаяся  в половодье река....
== Как же мне было узнать-то  тебя? Ты же демонстративно на меня не смотрел. - Сказала она,  чтобы  хоть что-то сказать и сгладить свое  волнение  и слабость во всем теле от его этого односложного "Помнил".
=====Бог мой. Что же мне делать-то?Как вести себя, если я опять, как много лет назад, как та молодая еще почти неопытная,опять превращаюсь в абсолютно зависимую от его слова, взгляда, жеста  - дурочку без воли и сил?
Что же  мне делать?Как взять себя в руки.?  Я ведь не знаю, кто со мной рядом сейчас. Тот ли этот Сергей, или уже другой. С другой судьбой, с другим опытом, с другой  жизнью.Да конечно, другой!  И  что же мне-то? Мне-то будет совсем глупо  стать той же дурочкой, готовой на всё, хотя,я на самом деле готова ею быть, Господи! Я ведь снова готова! После восьми лет разлуки, без  единого намека на существование его в этом мире.Без единого ответа на мои попытки разыскать  его и  вернуть, он не только не отозвался ни разу, он  закрылся от меня так ,  что ни в   каком интернете я не смогла найти его след. Совсем. Окончательно и бесповоротно.Может, потому он и не поворачивался ко мне так долго,  что решал для себя, как вести ему  со мной, какую роль играть для меня и как так сделать ему ,  чтобы мне не было снова больно от его равнодушия, кроме которого у него ко  мне уже давно ничего другого и не было?
    Теперь Женя была уверена, он так долго сидел и раздумывал именно поэтому.   Потому и не признал сразу. Надеялся, что она тоже или совсем не признает его, как последняя дура, или как  опытная, сыграет роль вежливой  старой  знакомой.
==="Как мило. Ах-Ах.. Чмоки- чмоки. "Как ты? -"А как ты?" "Всё хорошо?" "И у меня".. "Дадада". "Еще  созвонимся"?, "Конечно, друг  мой",. "И тебе  всего"...      
    Он этого хотел? Вот этот человек,  которого Женя чувствовала как себя и даже лучше,  который  говорил ей о своей жизни то,  что не говорил и себе- вот этот человек сейчас сидел и  тренировался в равнодушии к ней? К той женщине,  которая  могла сжечь его только своим прикосновением? Он сейчас ждал от нее светского никчемного разговора  случайно знакомых людей ? Он ждал от нее этого? Её Сережаааааа?
--Не может быть. Не может. Не может. Я не хочу изображать из себя  полусгоревшую  сигарету, растоптанную  кем -то на асфальте. И не буду. И пусть будет что будет. Я буду молчать, если он не заговорит о прошлом, я сама ни о чем не намекну.  Но если он сам заговорит...
    Ей надо было суметь сохранить себя  сейчас во что бы то ни стало. Потому  что она даже представить не могла до этого момента, что вся ее ломка, все эти сотни  таблеток,  походы по  докторам ,  самовнушения, практики по психологии, и вся прошедшая без него жизнь  с ее умением лечить больно,но  наверняка, - всё это в одночасье оказалось бесполезной тратой  времени и сил. Он смог перечеркнуть всё. Всю ее так старательно  отлаженную без  него жизнь одной  фразой: "ты не изменилась, Женя. Я тебя узнал, как только ты вошла"...
---- Значит, помнил?Значит, думал.Значит...
   ===Да ничего это не значит- закричала она про себя.
Тебе сто лет в обед. Ты это помнить обязана. И у тебя другая жизнь. Там нет его. Он там вообще не нарисован.И тем более, ты не знаешь, кто и где нарисованы в его жизни.И это самое главное. Это  ты поняла? Ты  встретила человека, с которым вам надо просто познакомиться  в пути, чтоб не сидеть молча. И- всё.И всё, Женя.Всё, Женя.Знакомься  с ним сначала.  С нуля.А дальше - жизнь покажет.До Москвы не так и долго ехать. Ну что вы успеете до Москвы-то? Чаю попить. И - спать.Тебе надо выспаться. Надо, Женя.. А там-  по разным веткам, соловьи.

     Так внушала она себе,допивая  чай, и молчала. Сергей молчал тоже. И  что было за его молчанием-  знал только он. А она не разрешала себе даже думать об этом. Ни за  что.
  ==Скорее бы Москва. Он ведь куда-то едет? Дадада. Он ведь куда едет-то?
И вдруг ей  стало плохо. По -настоящему плохо. И страшно. Ведь, похоже, они  едут в один  и тот же город .Судьба играла  козырями и смеялась над своей же  комбинацией  карт. Надо было решиться и подглядеть  в её колоду.
-- Сережа.А ты где живешь  сейчас?  Всё там же?-  тихо спросила она, боясь и желая  его ответа.
=== А ты уже забыла, где я живу?- снова засмеялся он.
Женя и это помнила прекрасно, и первое время удивляло её,  что он  начинал смеяться иногда там, где другой ничего смешного не видел. Она не сразу тогда поняла, что это у него нервное. Вот и сейчас он засмеялся, спросив ее, помнит ли она,где он жил.
== Я помню. Ты жил в Йошкар- Оле.Так ведь?
- Помнишь-усмехнулся он ,как ей показалось, удовлетворенно.
=Я и сейчас живу там же.  В Пятигорске был. На могилки  старые ездил. Редко езжу. Может, больше и не удастся, не знаю. Я тебе рассказывал,  кто там у меня остался, в  Пятигорске.Дед там и бабушка. Их могилки. Самые родные мои. Я виноват перед ними,ты же знаешь. Ты помнишь.   
= Помню,Сережа.Я всё помню.И стих твой о тех временах и о тех людях помню. Он у меня хранится до сих пор.
=Да? - он посмотрел на нее коротким и цепким взглядом.- И стих цел? Зачем сохранила?
_Я много чего храню.Привычка такая.
== Ну если привычка.
Он замолчал, то ли не веря ей,то ли своим каким-то мыслям отдался.
- Кстати, вдруг весело и как-то даже отстраненно спросил он у Жени.
  А ты куда едешь-то? В Москву? Командировка? Дела? -  И это опять резануло ее. Как удар. Только  возникла какая-то теплота между ними- а он вот взял и опять всё свел к ничего не значащей болтовне- кто куда едет.
-  --Нет, не в Москву.Пересадка у меня в Москве.
   Не хотелось после его легкомысленного  вопроса  говорить  о том, что было для нее самым -самым в ее жизни. Не думала,  что спросит. Вообще никогда не думала,  что кто-то когда-то как-то соединит причину со следствием этих ее переездов. Она одна знала, зачем все это случилось. И тут судьба. Он  спросил. Правда,  небрежно, без особого интереса спросил, дежурно как-то. Как спрашивают у случайного попутчика.
Можно  было  дальше  и не отвечать. Куда и зачем - он не спросил. Значит,  не интересно ему. Ну и хорошо. Не будет же она сама навязывать ему свои главные выводы, за которыми все ее карты будут биты. И зачем? Ведь никто не играет с ней на судьбу.
     Они опять помолчали. За окнами была уже ночь.Южные ночи - они  наступают резко, они темны  и богаты на звуки. Только в окно проходящего скорого поезда это не услышишь. Да и закрыли окна давно. И свет приглушили... 
    Женя лежала  и думала:  зачем судьбе была нужна эта встреча, если  всё так банально случилось? Чтобы еще раз сделать больно? И кому? Мне, конечно. Ему-то все равно. Или он тоже сейчас думает: "Зачем все это? Жил - не тужил. Черт дернул,нарисовалась. Теперь как-то выходи из этой ситуации. Ведь любила она меня, как... Как ведьма любила. Так бабы не любят. Страшно любила. Во как. Точно.
 Страшно любила. Небось, и сейчас на  что -то надеется.Ничего, в Москве расстанемся.  А сейчас уснуть бы.=
  Так думал он.Ей казалось ,что думал он так.
             А он думал другое. Он думал,  что судьба  есть. И  мистика - это всегда о нем  и про него. С тех, подростковых времен, когда  он увидел ночью свою Книгу Судьбы. Многие, кому за жизнь рассказывал  об этом, не верили.А она - поверила тогда.Искренне, сразу, всей душой. Еще и советы какие-то пыталась дать,оградить. В церковь сходить просила. Хотя, он и без нее  смолоду  туда ходит. В  старообрядческую церковь,что недалеко от его города построена недавно, по памяти дедов  своих  черниговских, ходит, можно сказать.  И знает он по своей судьбе, что выбрался он из  своего душевного плена, боли и страха благодаря какой-то силе, что любила его и теперь вот  держит в этой жизни. И кажется сейчас ему, что сила эта вошла  сегодня в его дверь снова вот этой  миниатюрной женщиной с огромными грустными глазами, с намешанными в ней кровями разных национальностей,  где ее еврейство органично смешивалось вдруг  с улыбкой и поворотом головы ее деда - казака, то с упрямством  ее сибирских,  тоже староверческих корней отцовской родни. То бабушка-дворянка  выступала в ней на первый план, и всем вокруг виделось,  что в этой маленькой женщине есть порода и стать.
    Он-то это знал давно. Он  и это почуял в ней, как  волк чует добычу и смерть. Это она. И она должна была вернуться. Иначе зачем он видел  в детстве Книгу  Судьбы? Его  мучило сейчас другое.
    Он думал,как  плохо, некрасиво,  пОшло,  глупо они расстались. Как это было  больно  ей, как херово было ему,  как он  хотел вычеркнуть ее отовсюду, чтобы не болело, не цепляло, не вспоминалось. Чтоб не мерещилось в мечтах и во снах,  чтобы  сразу- было  случайностью-  ею и стало опять. Пронеслось. Проехали.Сам же ей сказал,  что пора  рубить все канаты, потому  что нет смысла.И  как она сказала ему: "Я вернусь. Если позовешь".И он  тут же, вычеркнул ее, сразу же.  В ту же ночь. Сидел  долго , до трех часов,  искурил три пачки, чуть не сдох от дыма и кофе, от сумасшествия в голове, от желания набрать ее номер, или просто оставить ей сообщение. Чтобы проснулась утром  и прочла его "прости". Или еще  что-то, типа:"Я тут стих  написал. Оцени" Ну,  чтобы как всегда. Когда  всё - ей. И боль свою. И  радость. Всё ей. Сначала  -ей.. ПисАл и стирал. ПисАл и стирал. До  утра. Потом  устал. И одним движением просто смахнул всё. Всё,  что было. Имя ее. Сообщения её. Все ее слова. Сердце  ее смахнул. А потом  и себя смахнул так же. Ушел, как дверь захлопнул. Чтоб не догнала завтра. Не  окликнула.Не увидеть,  что напишет  что-то вдогонку. А она напишет. Он знал. Потому и боялся ее. Что она умела его  остановить. Вернуть. Согреть. Уложить на колени как  котёнка. Она умела это сделать даже  в интернете. Он ее руки, сжигающие  его дотла,  чувствовал везде. Он  трепет ее тела чувствовал под ладонями даже виртуально. И молчание ее понимал  как дыхание в ухо. Он ее так чувствовал, как чувствуют только  жизнь. Или  смерть. И он сам не понимал,  кто она для него. Был согласен на любую  ее роль. И не выдержал  её высоты. Устал.
      Просто тогда болен был тяжело. Опасно. Похудел за месяц на 22 кг. Сознание терял. А она и туда приходила . И когда чуть пришел в себя,  понял,  что судьбу ей ломает. Она еще не поняла этого. Еще любила и не думала ни о чем. А он  мужик. Он должен. Он обязан. Он  видел  дальше. Что  жить ему немного. И болезнь его - это не  случайная штука. Что выходит он на финишную прямую. И губит он ее, женщину,  которую искал 40 лет . И нашел поздно. Когда хочется забрать ее немедленно и у нелюбимого мужа, и у всех и  сделать ее только своей, и жить остаток жизни с нею и для неё. Когда  понял,  что она торопит эти события,  что нетерпелива, страстна, влюбленна, готова не всё,  понял,  что поступит подло. И если скажет ей  всё - она подумает- врет. И если молча уйдет- подумает- подлец.
      Он  думал до утра.Как лучше уйти? Остаться он уже не  мог. Он  решил - надо уйти. И  ушел молча и навсегда. Найти его она уже не могла. Он заблокировал телефон, потом вообще сменил симку. Убрал все  свои имена из соцсетей. Открыл другие, с другими именами.Он пропал для нее. Она долго ждала его. Он видел. Она   одна  осталась у него  в друзьях в пустом аккаунте,  где  не было уже  пять лет признаков его появления. А она была.Она приходила и ждала . Его сообщений. Его присутствия. А потом она ушла...
     Он тогда  чуть не сдох  опять. Он понял, что ему не нужно ничего- ни эти дурацкие аккаунты в непонятными "френдами", ни их  сообщения. Он как-то верил, что она вдруг  чудом возьмет и найдет его  по выдуманному имени и дурацкой картинке вместо его фото. Вот как-то найдет.Потом немного остыл и успокоился. Искал ее по похожим фоткам и именам Не она. Он понимал с первых слов. Не она.Не она. Опять и опять не она. Жизнь становилась простой рутиной. А она протоптала, невидимая, тропы  в его сердце  вдоль и поперек  и  там жила.  И все сравнения были в её пользу, настолько в ее,  что и через  столько лет он уже даже и не сравнивал никого с ней.Равных так и не нашел. Хотя- искал. Старательно искал, дурак. Самому противно, что искал. Теперь не ищет, потерял все надежды. А она взяла и вошла в его купе. Сама.Одна. Совсем такая , какую помнил, какая снилась . И снится.
    И  что теперь ему делать -он не знал. В Москве она  выйдет  и уедет куда-то по своим  делам. Может, к мужику.  Ну  а что? Еще не старая. Выглядит- отпадно.   Любой  пойдет за такой.А уж  если кто знает,что еще и умна и талантлива, и добра, и чувственна... Бля... Вот чего понесся по кочкам? Куда? Она  утром выйдет и уйдет. Ты  что, за ней побежишь?  Что  ты через столько лет ей скажешь?А сказать надо. Надо,  или ты не мужик.
====Женя. Я хочу  сказать  тебе  важное . Хочешь верь. Хочешь - нет. Но  мне важно это .Ты забудь ,что я тебе тогда сказал.Я был идиот. Неправ  я был. Дурак, дурак. Как хочешь  назови. Я  сам знаю,  что меня ненавидеть надо. Я столько передумал  пережил за это время. Я сам все переломал.И себе , и тебе. Ты же  всё помнишь?
=="НЕТ"...
 
  Она  сказала ему это, чтобы не заорать сейчас от  боли, которая никогда не отпускала ее. Помнит ли она его слова?  Да она ничего так не помнит, как эти слова. Они изменили ее жизнь и ее саму.Они всё поменяли в этом мире. И она поменяла свой мир Из-за этих слов.  У нее не стало жизни.  Но он  не узнал этого...
    Они опять молчали. Поезд приближал их к разлуке. К концу конца. Видимо, судьбе нужен был еще один  финал.
   Судьба любила потешить себя  трагедиями смешных человечков.
Он  всё молчал,  понимая, что ему надо действовать.Что до Москвы надо изменить  их мир навсегда.Что судьба дала шанс, если он его не использует, он  полное старое говно.Пусть она ответит что угодно. Что едет к мужику.Что там семья, работа,  что все давно забыто и забито на всё.Что она вообще  едет  в Шереметьево и летит утренним самолетом   в какой-нибудь Стокгольм на ПМЖ.  И почему в Стокгольм? Наверняка, она едет, чтобы улететь в  Тель- Авив.Ну конечно, куда же еще?
Вот сейчас  спросишь, мудак, и все встанет на свои места. И ты получишь свою жизнь,которую ты  тогда  выменял на танчики вместо жизни рядом  с ней. Общения  с ней.  Ты же сам тогда всё взял и просрал.  А теперь возьми себя за щкирку и всё реши.

--Не спится мне. Ты тоже не спишь, Женя?- тихо спросил он.
По тому, как он спросил, она почувствовала, что  ему важен  ее ответ.

--Мне тоже. Я помню,Сережа, ты никогда почти не спал по ночам.
-- Помнишь?--
===Да..
==== Женя.Ты...Ты из  Москвы  куда едешь? Куда-то летишь дальше?
Вот.Вот отчего он молчал так долго. Он боялся услышать ответ. - Она вдруг ясно поняла это.Просто увидела в сердце эту  его боль.
==Нет,Сережа. Я никуда не лечу.Я еду дальше. В твой город.Теперь уже он и мой давно.Я живу  там.
=== Его молчание было оглушительным. Она чувствовала биение его сердца.Ей хотелось подойти  к нему  и обнять. Чтоб ему не было сейчас так плохо и так хорошо одному. 
Но она не пошевелилась. Она хотела  пройти путь до конца. Он сам этого захотел. Она  не тропила его. Не навязывала ему вопросы и не намекала ни на что.
=== Ты... Ты живешь в Йошкар-Оле?
- Да,Сережа.
 =Давно?
==Три года уже.
-Что ты там делаешь? Почему там ?

Так случилось. Сейчас долго объяснять все причины. Мне надо было уехать. Я уехала.  Она хотела  сказать - "я уехала  к тебе",но это было бы  слишком  театрально и уж сосем откровенно. К откровениям она давно была настороженна. И к своим, и к чужим.
== Где ты сейчас?
==А...Да. Я не сказала. Я работаю переводчиком  в республиканском издательстве. И еще два часа в неделю веду в университете курс. Всё.
==== Живешь где? - отрывисто и затаенно спросили он. Как будто ждал  неприятного для себя ответа. 
==Сначала снимала жилье.Недавно купила квартирку.Потому что решила, что нет смысла ездить. Мне здесь   всё нравится. И работа, и климат, и люди. И город нравится. Тихий, уютный. Я такие люблю.
== А почему ты именно сюда решила?
В его голосе она опять почувствовала надежду .
Хотелось ответить так как есть: я тебя ищу всю жизнь. Ты убежал,а я ищу. Зачем - не знаю сама.Незачем уже, наверное.Просто видеть тебя очень хочу. Просто увидеть, Сережа.За  столько лет случая не было.А я сама не искала специально.  И я  в него уже и верить перестала. Просто люблю твой город,  потому   что верю, что ты тоже тут где-то. 
Но не сказала этого. Решила - не пора еще. Да и будет ли эта пора?Она теперь не верила никому. И уж тем более, кому верить хотелось.
Потому  сказала  весело: 
== Угадай с трех раз, почему именно ваш город.
В ответе были  и простое  кокетство, и глубокий смысл . Пусть решает сам, как ему лучше  понять. Как ему удобнее. .
Он снова  промолчал.  Женя почувствовала,  что он понял всё как надо. Как надо им обоим понять  уже давно.

-Можно у тебя  спросить, есть у тебя  семья?  мужчина? друг?
Явно было,что он пошел  в атаку.Надо было играть честно, но не на  всю игру.Этому Женю  научила жизнь. И  он  тоже  научил крепко.   
==Я одна, Сережа. Если не  считать кота Марка.   У меня покалеченный и очень верный и умный до невозможности кот.  Это  мой смысл. Моя жизнь, моя любовь.  Всё  мое.Только мое.И он не уйдет от меня за другой эстетикой и меланхолией. Ему нравится именно моя.
Сергей  решил пропустить  про меланхолию и эстетство мимо ушей. Он  ведь узнал главное. Мужики не любят, когда им напоминают  про их косяки.
- Где ты живешь? Адрес можешь дать? Телефон?
Ого. Это было уже  другое измерение ее жизни. Хотя, вполне может быть, что в этом вопросе не  было ничего кроме любопытства. Мало ли,  пригодится номерок. Баба-то одинокая и,  вроде, не совсем всё забыла. Женя видела  и эту  сторону вопроса. Скорее ее и видела. И она мешала ей быть сейчас  счастливой. Да и разучилась она счастью.Пугали ее даже самые робкие его приближения. Еще пять часов назад  она  входила в этот вагон никем  и ничьей. К Москве подъезжала совсем другая женщина.И счастье могло быть рядом. Главное - не спугнуть его еще раз.

Они еще поговорили об общих знакомых.
    Потом она неожиданно уснула. Ей так хотелось перед сном  попросить его подержать ее за руку.Просто подержать за руку.Но  Женя  понимала,что эта  история про ничего особенного  может кончиться слишком рано и совершенно другим.И что до этого еще далеко.  И расстояния, и сроки теперь определяла  она сама, а потому не спешила. Она научилась не спешить. У нее было слишком много времени, чтобы этому научиться.
 
     Утром их разбудила Катя - проводница. Принесла чай и две шоколадки. Шоколадки были  непонятным  бонусом за  что-то. Но никто не стал выяснять причину. Катя была женщиной, а потому всё поняла правильно. На перроне они тепло распрощались с Катей, и девушка  успела шепнуть Жене: "А мужик - то классный". Женя обняла ее молча.Сказать "спасибо" было совсем еще не за  что. За доброе слово обняла просто.
   На Казанском вокзале у них было еще три часа. Не хотелось ни в буфет, ни просто погулять. Они нашли укромное местечко за чахлым фикусом  и уселись плотнее друг к другу. Даже говорить не хотелось. О чем говорить,  когда  вдруг вот так сбывается то, о чем и думать уже  нет сил. Сергей обнял ее  и прижал к себе. Лежать на его большом плече было так уютно и сладко,  что Женя  сразу задремала. От руки  его пахло сигаретами и свежим воздухом прохладного московского дня. Ей казалось, что если она заснет, то проснется опять где-нибудь  в Ростове или в одинокой квартирке  в своем новом городе. И рядом опять никого. Она задремывала и сразу  поднимала голову, оглядываясь вокруг. 
-- Что ты? Боишься,  что я убегу с твоей сумкой?- засмеялся Сергей..
=  Нет.Пусть лучше сумка убежит  сама. А ты оставайся, пожалуйста,= тихо и серьезно  ответила она и задремала. 
====Он разбудил ее поцелуем в шею. Как делал всегда раньше. Даже в виртуале он писал ей :"Спокойной ночи. Целую тебя. В шею"..
=== Не  сон, не сон. НЕ СОН!!!= подумала Женя и улыбнулась ему.
=== Ты  сама как ездишь-то вообще? Ты же  спишь как младенец"-  опять засмеялся Сергей.
==Это я только с тобой так уснула. - ответила она.  Ей хотелось добавить,  что она так давно ждала его плечо, что разум не уснул, он просто отключился, как отключается при счастливых и несчастных событиях, оберегая психику.
   Но не сказала. Привычка сдерживать откровенность, наверное, уже не уйдет из нее никогда. А может и правильно это.
    Они взяли хороший вагон- люкс.Чтобы быть вдвоем. Хоть ехать им было не так и долго. Но их счастье  не мерилось ни в каких деньгах, а уж в такой чепухе как стоимость билетов- тем более. Во  всём  вагоне их было трое. Еще один военный чин выглянул в дверь своего купе и тут же  закрылся наглухо.
--Бухает  служивый, - засмеялся Сергей. По глазам вижу- отрывается на славу.Не видит никого в упор. Вот и правильно.
   Это был почти их отдельный вагон. Они заслужили это. Видит Бог.
   Они ехали  вместе.Домой. Два человека, случайно нашедшие друг друга когда-то в сетях, в обшей перепалке  дурацких комментариев.Она рассказала ему, как почувствовала его тогда вдруг, просто по словам. Ничего не зная о нем, не видя,И  оказалось,  что с ним случилось то же.
   =Как будто слова твои жирным шрифтом  бросились мне в глаза-  сказал он.= Я даже не понял, что такое..=
=== Я  тоже. Слова ни о чем, комментарий обычный, а  у меня вдруг  нутро все перевернулось, как будто там какая-то информация важная.- сказала Женя.
  --Матка  всё знала уже,-- добавила она  вполголоса, снова  вспомнив рассказ чукчи.
== Что?-спросил Сергей,  услышав ее бормотанье.
 ==Потом расскажу. Это важно. Но  потом. Ладно?
==Как хочешь.- засмеялся он и снова поцеловал  ее в шею.



     На вокзале в Йошкар- Оле  Сергей посадил ее в такси и отвез  к дому. Он не  говорил,что спешит. Она знала это.Не надо было говорить о том,  что понятно без слов. Он  тоже  когда-то научил ее этому  сам. Она  знала,  что он  позвонит. Надо просто жить  как жила  и не терять себя И  помнить, что встреча эта не была напрасной. А значит, нет повода для  волнений.
  Когда  бурные лобызания с Марком,кормежки, подарки , игрушки и лакомства   закончились, и  он  спал крепким сном на любимой  постельке, а Женя, приняв ванну, наслаждалась тишиной и уютом своей квартирки, попивая  чай с любимым зефиром, раздалcя  звонок.
=== Как там Марк-  насмешливо спросили в трубке.
== Марк  счастлив-  улыбаясь родному забытому голосу, сказала она.
== А ты? -  серьезно уже  и настойчиво прогудел  голос.
== И я. Я счастлива. Очень.
==Тогда отсыпайся  сегодня, поняла?- напористо   сказал голос.
==А ты счастлив? - хотела  спросить она.
Но голос пропал, и телефон  запел отбой.
== Я так и знала- улыбнулась  Женя. Ни единого лишнего  слова.
==Люблю тебя- прошептала она в молчащий телефон.= За это и люблю.
 
Потом она легла калачиком на диван как была- в  домашнем костюме, укрылась пледом, и засыпая, трижды, как молитву,  прошептала  цветаевское: "Бог, не суди. Ты  не был  Женщиной  на Земле"...
    
           ...Всю ночь ей   снились  помидоры,  почему-то вокзальный фикус в кадке и двое чукчей,  рассказывающие ей  про  силу  матки в женском теле...
         
 


Рецензии