Воспоминания всё ещё живут

Воспоминания – это хорошо, но иногда есть моменты, которые лучше забыть. (с)

______

(фото взято из интернета)


Пролог

Я – самый лучший на свете детектив. Ко мне обращаются люди, которым, как кровь из носу необходима моя помощь.

Меня любят, желают здоровья и говорят приятности.  «Вы самый лучший», «Спасибо Вам, что помогли вытащить мою дочь из нарко-мира», «как же хорошо, что есть такой добрый и понимающий человек, как Вы», благодарили ОНИ и делали подарки. Отныне виски «Дениелс» и конфеты «Россия», числятся моими любимыми сластями.

Ненавижу своих клиентов! Не люблю, когда ко мне приходит баба и начинает плакаться: мол, найдите моего мужа, он уехал на встречу и не вернулся, мне кажется, его убили, Вы должны немедленно провести расследование. Когда, кажется  креститься надо, глупая ты женщина. Зачем заводить расследование, если ежу понятно, что  твой муж гуляет от тебя и ублажает девчонок с тонкими фигурками и красивым лицом? По мне, так лучше сидеть дома в ожидании мужа, чтобы потом, когда он вернется с работы, надавать ему по тыкве сковородкой за ночные посиделки с женско-доступным-полом.

Люблю свою работу и сумасшедший коллектив, мужиков, которые сплетничают, отменно шутят и рассказывают о том,  как наш дежурный разговаривает во сне и зовет сатану на помощь, ну и другие интересные истории, которые происходят у нас.

Я – однолюб. Если уж и пришлась по душе чикуля, то это навсегда, «мое, не троньте» и другой мне не надо. А если любят меня, то я избегаю человека или просто боюсь, при любом случае, посмотреть ему в глаза, потому что испытываю неприязнь к этой уродине.

Я – не тонувшее дерьмо, приносящее всем только одни нервы. В основном меня только отец так величает, когда я показываю ему свой характер и говорю о том, что мне плевать на наши общие проблемы. Владелец сети магазинов Петр Ильич Персиков. Никогда не вклинивался в его дела, поэтому не могу сказать, что за магазины и сколько составляет прибыль. Повезло, что я не устроился работать у него, а пошел в детективное агентство по его просьбе. Мол, тебе все ровно некуда идти, да и за учебу надо платить, пойдешь ты сынок туда, куда я тебе скажу.

Раньше, папуля занимался опасным бизнесом, но когда мать убили из-за его долга, то он решил сменить профиль.

Если бы не этот человек с большой буквы, то я бы никогда не стал «лучшим детективом», а только дворником.  Спасибо ему за все, что он сделал и на работу пристроил, и няньку нанял, для сына…

От воспоминания о Викушке у меня сдавило виски, отложив документы в сторону, я поднимаюсь с места, достаю из шкафа любимый виски и начинаю пить с горла большими глотками.

Меня терзает совесть. Совсем недавно, я обидел девушку, которая очень сильно меня любила и хотела, чтобы весь остаток лет мы провели вместе и жили в мире и согласии.

ОНА была божиим созданием с черными, как смоль волосами и выразительными зелеными глазами. Только сейчас, я осознал, какая ОНА красавица. От НЕЁ веяло теплом и заботой. Виктория, какое прекрасное имя, означающее «победа». ОНА чемпионка по жизни, преодолела всю боль, которую я ей причинил и дала себе стимул.

Дура! И зачем ты только втюрилась в меня? Лучше бы на этот подвиг пошел я и не пользовался бы твоей любовью, выражая её фальшивыми чувствами.

Да, дамы и господа. Я не хотел заводить отношения, боялся их и шарахался от того, что видел много поцелуев на улице и в киношках. От этого меня выворачивало наизнанку и хотелось блевать.

Когда Ирина предала меня, в моей жизни наступила пустота, ибо память не сотрешь и все мгновения, которые были связаны с ней – навсегда отпечатались и не дают покоя. Ирине нужны были деньги, дорогие шмотки и всего того чего, не было у других, она не любила меня, не ценила, да и вовсе не хотела, разговаривать со мной, просто напросто делала вид, будто меня нет и она хозяйка дома, а я так… мусор. Вот и я подумал, о Вике тоже самое. Но я ошибся в ней. Девчонка хотела от меня только одного, чтобы мы были вместе навсегда, чтобы я обожал её, как Герасим Му-Му. А я козел, погрузился в свои воспоминания и даже не спустился с небес на землю. Я не хотел делать Вике больно... Ну откуда, я знал, что она любила меня, как личность, у неё же на лбу не было написано! Зато поступки говорили о многом…

Последний раз, я застал тебя в комнате и увидев, как собираешь все свои вещи, грубо всучил в твои руки майку и пожелал счастливой дороги. Тогда я был не в себе и хотел попросить прощение за свой ужасный поступок, но нужно было идти на работу.  Мне стыдно. Правда. Я ещё никогда не ощущал себя идиотом.
 
Стук в дверь оторвал меня от мыслей. Я вздрагиваю и быстро убираю виски в шкаф, достаю с кармана жвачку и кладу две пластинки, как в рекламе в рот. Сев на свое место, я подпираю щеку рукой и отвечаю на автомате:

- Войдите!

Дверь открывается и в кабинете появляется «компьютерный гений» Толян. В руках у него скоросшиватель набитый кучей каких-то листков:

- Время сдавать отчеты! – торжественно заявляет он. – Готов, сегодня отстреляться перед Леней?

- Дай поглазеть, - забираю у него  я папку и начинаю листать. Обнаружив знакомую фамилию, округляю глаза: - Мать твою, а что здесь забыл этот мудак Самоваров? Дело-то еще не раскрыто! Какого фига его сюда втулили?

- Так ты готов или нет? – Анатоль никогда не обращал внимания на мой сленг и пытался, хоть как-то сгладить ситуацию иными словами, чтобы не так грубо звучало. – Что касается Самоварова, так это был твой клиент. Ты же вроде бы вел дело… Должен уже и был закрыть. Значит, сдавайся с потрохами. Хотя, стой, - вгляделся в бумагу он. – Ты прав, дело и вправду не раскрыто, так почему же ты не стал вести поиски? Звезданулся, что ли?

- Не мели ерунды, я просто завел дело.

- Завел дело??? Ты дурак?!

Я киваю.

-  Я тебя не понимаю, - опустился на стул Толик. - Раньше, когда тебя называли добросовестным детективом, ты как-то на это спокойно реагировал и дальше помогал людям. А сейчас, ты стал совсем другим, не таким, как раньше…

- Люди меняются, Толь от этого никуда не денешься! – гордо заявляю я и вытаскиваю из скоросшивателя дело об исчезновении Самоварова.

- Э, ты чего творишь? – опешил парень.

- Все в порядке, можешь не париться и спокойно отнести папку Ленчику, а я тем временем успею все вернуть на свои места, хотя мне кажется, что это дело как бы левое, не из нашей оперы.

- Как это так? – удивился коллега.

- Во-первых, оно лежало у меня на столе. Во-вторых, меньше знаешь – крепче спишь.

- Ведешь злобные делишки за пределами агентства???

- Побойся бога, я бы не за чтобы не рискнул. Просто я не терплю, когда собирают «объедки» с моего стола и распоряжаются. Забирай свои отчеты и иди к Ленчику, а меня оставь наедине с Самоваровым.

- Объясни мне, что происходит??? Может, все-таки расскажешь мне, кто этот Самоваров и зачем ты решился взяться за его поиски?

- Знакомый. Теперь ты доволен? Могу я уже приступить к своим обязанностям или нет? – вне себя спросил я. – Слушай, перестань выносить мне мозг и лезть в мои дела, я итак занят!

Компьютерный гений округляет глаза, потому что для него было шоком увидеть меня в ужасающем настроении. За столько лет совместной работы с ним, я не позволял себе таких разговоров на повышенных тонах, а теперь я не контролирую свои действия и через любую минуту мог бы перегрызть парню глотку из-за его чрезмерного любопытства. Видимо, расставание с Викой, сильно повлияло на меня.

- Иди, Толик. Не отвлекай меня, - уже спокойно попросил его удалиться я.

- Хорошо. Да-да, конечно, - глухо произносит Толик и покидает мой кабинет в полной растерянности.

Не успел я подняться с места, как вдруг зазвонил телефон и на экране высветился номер отца.

- Чего те, батя? – ответил я.

- Время есть? Поговорить надо.

- Для тебя хоть целая вечность. Что случилось-то?

- Вика написала заявление об увольнении.

- Что? –  спрашиваю я и чувствую, как земля уходит из-под ног. - И ты ей подписал?

- Я не хотел, но она упрашивала, плакала, обнимала меня и уговаривала отпустить домой на родину. Там с родственниками что-то случилось. Думал я, что ненадолго девочка уедет, а оказалось навсегда.

Я прикрываю глаза и чувствую, как мне хочется выговориться по поводу того, что во всем, что произошло с ней, виноват только я.

- Кстати, - вывел меня из зоны мыслей голос отца. – Через час Ромка завезет к тебе Витальку, сможешь забрать?

- Да, конечно, почему бы ему не провести время со мной?

- Вот и отлично, жди.

Отключившись, я облокачиваюсь о кресло, закрываю глаза и впадаю в дремоту…


Часть  I
«Я сломался, но продолжал жить дальше»

Глава 1

Выписка прошла на высшем уровне! Сначала мы с батей ждали своего часа, когда зайдет врач, возьмет вещи для ребенка, а потом через несколько минут запустит нас.

Это был самый счастливый и волнительный день в моей жизни! У меня родился сын, а это значит, что у нас в семье появился тот человек, который будет носить популярную фамилию папочки Эдуарда. В нашем полку Персиковых прибыло.

Всегда мечтал о собственных детях. Имя мальчику придумал папа, когда узнал результаты УЗИ. Перед рождением он сказал, что внука нужно назвать Виталей, потому что это имя ассоциируется у него с боксером Кличко. Ужас, правда? Что только старики не придумают от счастья.

Когда у нас все-таки забрали вещи и разрешили войти, то я заволновался ещё сильнее. А когда вынесли маленький завернутый комочек, то я вообще, закусил губу, чтобы сдержать слезы счастья. Ребенок был такой маленький, а главное беззащитный, что хотелось подойти, взять его на руки и не отпускать. В этот момент, я был настолько рад, что мне не верилось в происходящее, словно это сон и вот-вот прозвенит будильник, и я проснусь один, в пустой комнате.

Наша семейная жизнь доставляла мне одно удовольствие, я обожал приходить с работы и смотреть на то, как Ирка носится с малышом. Естественно, на лице у женушки было написано, что такая жизнь её никак не устраивает, да и она мне не раз скандал закатывала. Мол, ты гуляешь, а я с ребенком сижу, если бы ты только знал, как я устала с тобой жить, твой особняк, только тоску наводит. Но мне было поровну. Ты баба и ты должна сидеть с ребенком, а я мужик, так что все по-чесноку.

Ирина отличалась от меня тем, что относилась к сыну, как к обузе, для неё покормить ребенка, это такая мука, что хочется пойти и повеситься лишь бы не слышать его вопль. Девушка не считала себя мамашей, я это неоднократно замечал, но потом она свыклась и поняла, что теперь ей некуда деться. Женился только по доброте, жалко мне было эту дрянь, кто бы её полюбил, как не наша семья. Не женись бы я на ней, в её жизни была бы полная неразбериха, а так хоть под боком. А вот отец терпеть её не мог и пытался скрывать свое раздражение, когда она попадалась ему на глаза.

Вскоре, Витале стукнуло три года и через некоторое время, я поймал Ирку на неверности. Нечего было по телефону в ванной разговаривать, пока мы с папой выгуливали собаку. Сначала я молчал, а потом не выдержал и рассказал о том, что слышал, как она чирикала по телефону со своим новым хахалем. Ирка не осталась в долгу и предложила развестись, чтобы больше не мучить меня своими истериками.

Любовником женушки, оказался богатый француз по имени Жюльен, который подействовал на неё, как гипноз и сделал ей предложение руки и сердца. Барышня согласилась, позабыв о том, что у неё есть ребенок и злой муж, который уже забыл, что такое идеальные отношения, когда жене можно отпустить все грехи и жить с ней и в горе и в радость. Хотя, я не считал себя тряпкой и имел свое мнение.

Конечно, я мог бы ей простить этот поступок, но её влюбленность в другого человека не давала мне покоя. Наша любовь была взаимна, вместе  мы мечтали создать будущее, в котором нас будет трое. Но этому не суждено было сбыться. Розовые очки спали, пора надевать вуаль и скорбеть по своей любви, которая распалась.

Перед тем, как развестись, я все-таки пытался поговорить с мамашей, чтобы она хорошенько подумала, прежде чем, писать заявление и подавать его в ЗАГС, но мне не удалось. Чтобы сказать что-то умное Ирка ляпнула:

- Если хочешь, чтобы я заботилась о сыне, тебе придется подкинуть мне деньжат. Лично я, больше не собираюсь жить в вашей конченой семейке, которая то и делает, что ломится в покер и курит кальян, - и вы думаете, этот  ответ удовлетворил меня? Нет, я ещё больше рассердился и выпустил свой гнев:

 – Все сказала? А теперь закрой свой рот и слушай меня! Я не позволю какой-то там мамаше в кавычках, распоряжаться судьбой ребенка! Ты останешься, и этот вопрос уж никак не обсуждается! Я смотрю, ты самая настоящая шантажистка, то в тюрягу меня чуть не засадила, то денег требуешь за заботу. Я, конечно, понимаю, что у тебя не очень богатая семья и ты доллары никогда в руках не держала. Но я бы попросил тебя, быть чуточку поскромнее и вести себя так, как подобает матерям. Изображай радость, будто ты была неправа и ребенок для тебя всё, просто ты ещё после родов не отошла. Ты считаешь себя особенной? Не как все? Ты хочешь сказать, что бросить ребенка, получив за него деньги – круто? Это твое выделение от общества? Окстись, подруга!

- С каких это пор ты вздумал мной командовать, а? Между прочим, я не собиралась его рожать, вы меня сами заставили! И какого лешего извиняюсь спросить, я должна тут оставаться, если его опекунами являетесь вы? Да, я не отрицаю тот факт, что именно я его родила, но почему ещё и я должна им теперь заниматься? Сейчас сплошь и рядом, полно магазинов, в которых продаются кашки! Эдик, отвали от меня и дай спокойно уйти!

 И,  я дал, открыл перед ней дверь и указал рукой на улицу.

Когда Виталик спрашивал меня: почему мама не с нами, я лишь отвечал, что она собрала вещи и отправилась в далекое плавание под названием: «Новая жизнь». Папа крутил пальцем у виска и быстренько меня поправлял:

- Внучок, твоя мама скоро приедет, просто у неё дела и её отправили в командировку. Не обращай внимания на папу. Он просто очень скучает по маме, поэтому и несет всякий бред.

Поверить не могу, что в мире существует такие девки, которые бросают своих детей. Сколько было таких случаев  по телевизору не пересчитать, а я не верил, что моя баба будет такой бессердечной.

Любовь – это мерзкое чувство. Бабы, которые сохнут из-за денег самые, что ни на есть идиотки. Разве допустимо любить мужика из-за денег, а не по внешности и души? Неужели, я не был для неё идеалом? Ну, почему, я попался на удочку красавице девчонке и сразу же был поджарен, как треска, её нелюбовью и манипулированием?

Глава 2

Сев в машину, я делаю музыку на всю катушку и прибавляю скорость, наплевав на то, что меня может притормозить ГАИ. А если так и случится, то я со всеми сотрудниками правопорядка давно уже на «ты», договорился, взяточку сунул и поехал дальше.

Сегодня утром приходила врачиха, чтобы посмотреть, как поживает мой сыночек и его здоровье. Пришлось остаться дома по просьбе папочки, ибо ему сегодня некогда, срочные дела, видите ли. Ну да, ладно все ровно я помнил, что тетка осмотрит сына и покинет наш дом, а я тем временем прикажу охраннику позаботиться о мальчике, пока я отлучусь. Эта незатейливая мыслишка грела меня и придавала уверенности, в том, что оказывается мир не без добрых людей. Такие холопы, как мои охранники, всегда протягивают мне руку помощи за прибавку к зарплате.

После того, как бабенка осмотрела сына,  вытащила из пакета мед карту ребенка и принялась её заполнять, временами поглядывая в мою сторону, то я уже начал подумывать идти на работу, или остаться с ребенком, но все же я решился и выбрал первое. Мое безразличное лицо никак не могло не задеть медсестру. Как только карточка была полностью заполнена, женщина подняла на меня глаза и каким-то трагичным голосом сообщила о том, что с сыном все в порядке, но я чувствовал недоговоренность в её словах. Баба пытается скрыть от меня правду и ждёт особого случая, чтобы я начал трясти её. Мол, я не верю вам, что мой Виталя здоровый, покажите мне карточку, я хочу посмотреть ваше заключение!

Но увы, я даже не пошевельнулся, сказал ей только одно слово: «замечательно» и дал спокойно уйти, но бабенка была настолько расстроена, что пыталась разжалобить меня и как-то достучаться до моего разума, чтобы я понял, здесь что-то не чисто. К сожалению, она лишь просто попросила открыть дверь и заплатить за приход, что лично я и сделал.

Нет, мой сын, здоровый пацан и я ей верю, но зачем кокетничать со мной таким образом? Не могла, просто подойти и сказать: «Вы отец одиночка? Как же мне жаль, что мать бросила ребенка, я бы вам составила отличную службу. Возьмите меня в жёны! Супруга по профессии медсестры – это идеальная для Вас пара». Ха-ха, мечтай, Эдик. Последнее время женщины сами облизываются, когда видят тебя, потому что ты неотразимый свободный мужчина, у которого имеется ребенок.

Доехав до агентства, я покидаю машину, ставлю её на сигнализацию и направляюсь в офис. Настроение было в говно, так что мне не хотелось портить его коллегам. Чтобы скрыть свой негатив, я улыбнулся, словно в душе у меня летают бабочки.

У меня хороший язык общения и неадекватные друзья, те, которые меня понимают и уважают мои интересы. Эти людишки, не дружат с головой и втягивают в эту «секту» меня. Кстати, мне нравится быть безумным. Если ты никогда не сходил с ума по-настоящему, значит, ты не являешься нормальным человеком. Сумасшедшие, они такие же люди, как  и мы. Они оптимисты и им плевать на людское мнение. Всегда испытывал зависть к таким людям. Хотя зачем, если сам таковым являешься.

- Здравствуй, Эдик, – улыбнулась мне Зина-секретарша.

- Привет, - улыбнувшись, отвечаю я. – Меня кто-нибудь из посетителей спрашивал?

- Нет-нет, пока никто. Отдыхай.

Я подмигнул и вошел в свой кабинет.

Отдыхай… да куда уж там! Работы непочатый край! Взяв первый попавшийся документ, я принялся его изучать. Не прошло и минуты, как ко мне постучались. Ответив свое автоматическое «войдите», я увидел женщину. Лицо её выглядело скорбно, словно у неё кто-то умер, одета она была в черную майку и в синюю юбку – карандаш. Я указываю ей на стул, и она садится, подперев голову руками.

- Вам плохо? – обеспокоенно спрашиваю я.

- Не обращайте внимания, это нервы.

- Может воды?

- Как можно пить воду, когда твой любимый человек пропал без вести! – восклицает она. – Пожалуйста, помогите! Вы самый лучший детектив. Я сама лично Вас по телевизору видела! Мне понравилась ваша фраза: «Я всегда буду помогать людям, потому что их проблемы, это и мои тоже». Боже, помогите мне!

- Как я могу Вам помочь, если совсем не знаю по какому вопросу Вы пришли? Помню, только что Ваш близкий человек пропал…

Женщина достала платок, уткнулась в него и заревела. Я смотрю на неё внимательным взглядом, ожидая момента, когда она выплачется и расскажет свою криминальную историю. Иногда, есть такие события, что без слез просто невозможно рассказать.

Вытерев слезы, посетительница тяжело вздыхает и шмыгает носом:

- Мой муж - Самоваров Дмитрий Константинович, пошел навстречу с поставщиками и не вернулся домой. Я всю ночь его ждала. Звонила ему, но телефон был выключен, а друзья-коллеги сами не знают, что с ним и куда он пропал. Мне кажется, его убили! Вы должны немедленно завести дело и начать расследование!

Я притормаживаю её:

- Погодите, гражданка, давайте не будем спешить с оформлением, а перейдем к делу. Скажите, сколько дней ваш муж не появлялся дома?

- Недели две… Я же вам говорю, что последний раз видела его, когда он собирался навстречу. Боже… помогите мне.

- Поможем. А враги у вашего мужа были? Знаете, то чем ваш муж занимается, а я думаю, что он был по части бизнеса, то у него наверняка могли бы быть конкуренты, которые желали ему только плохое.

- Ага, бизнесменом, как же, - хмыкнула она. – Но Дима был самый почитаемый человек и примером, для всех! Все его коллеги только и делали, что покрывались черной завистью, когда он приезжал на своем новеньком «Порше», сейчас машина не подлежит ремонту, потому что Дима успел угодить в аварию.

- Все это конечно замечательно. Успешный мужчина – всегда будет в центре внимания своих «поклонников» и плевать на мнение окружающих, но все же… Ответьте мне на один вопрос… Вы кого-нибудь подозреваете?

- Конечно, эту дрянь Каролину. Любовницу, моего мужа, которая временно отсутствует в его жизни, ибо я лично разрушила эти идеальные отношения, - посетительница говорит с такой гордостью, будто подвиг совершила. – Я закатила скандал этим голубкам и поставила мужа перед фактом, либо я и наши прожитые вместе годы, либо она красивая и доступная всему народу. Он выбрал меня, а она так и осталась у разбитого корыта.

Мне пришлось сделать вид, будто меня заволновала её судьба, но на самом деле мне было глубоко до фонаря, что с её благоверным. Скажу, как мужчина, он наверняка подговорил всех своих друзей, чтобы они имитировали удивление, когда его жена будет звонить, отключил телефон и умотал к любовнице, так как жизни без неё не представляет.

- Хорошо, – отвечаю я и даю женщине листок. - Сейчас напишите заявление, отнесете в дежурную часть, и я тем временем приступлю к расследованию с завтрашнего дня. Извините, я сейчас не могу переварить всю информацию вместе с вами. Мне нужно время. Оставьте свой номер и адреса тех, кого вы подозреваете.

Когда женщина дописывает заявление и уходит, то я откидываюсь на спинку стула и тяжело вздыхаю.

Глава 3

Выйдя на улицу, я достаю сигарету и чиркаю зажигалкой. Рядом со мной стояли две девчонки и о чем-то мирно беседовали. Одна жаловалась на судьбу и на то, что полиция  обязательно найдёт её сумочку в которой хранились документы и вернут в целости и сохранности. А другая лишь поддерживала её словами. Мол, ты потерпи, подумаешь там ещё и кошелек был, ты же сама мне говорила, что у тебя там только пятьдесят рублей. Боже, какие деньги! У меня в доме и то больше, чем у тебя в крокодиловом кошельке.

Как же я понимаю, девчачью дружбу, не каждая может довериться подруге. Бывают такие девочки-сплетницы, которые сначала слушают, а потом трепутся налево и направо. Вроде, дружите, делитесь впечатлениями и в то же время, обсуждаете друг друга за спиной.

Вернувшись в кабинет, я сажусь на рабочее место и задумываюсь.

Ненавижу то чувство, когда мне излизывают душу бабы, а я тупо слушаю и ничего не могу собой подделать: то ли послать куда подальше, то ли мычать в ответ. Мол, да-да, конечно, как же ты была неправа, но у тебя же есть шанс исправиться, да? Ну, тогда дерзай или же забей на него, этот кобель не стоит твоих переживаний.

Взять бы, к примеру, нашу ранимую Зиночку. Каждый раз ноет за дверью, говоря по рабочему телефону о своих женских проблемах: то, у неё ноготь сломался, то несчастье случилось. Но всё же, какой бы она ни была, все ровно Зина останется для меня хорошей девушкой с отменным чувством юмора и завышенной самооценкой. Просто она слишком сильно любит себя и считает, что поход по магазинам – это всего лишь путь быть красивой и идеальной во всем. Бывает, она приносит коробку конфет и ест в гордом одиночестве, наплевав на свою фигуру.

Зина очень красивая, сильная личность, которая из любой ситуации находит выход. Когда я злюсь, она дарит мне шикарную улыбку, словно чувствует, что я вот-вот сорвусь на неё и продолжает дальше вести со мной беседу, от этого мне потом просто становится легче. Зиночка, светлейший человек, с железным терпением и стальными нервами.

- Эй, мистер-серьезность, - заглянула ко мне Зина. – У меня к тебе очень важный разговор, - последнее слово она выделила хитрой улыбочкой.

- Давай, я весь во внимании.

- Ты в курсе, что завтра у Толика день рождение? – спросила она и села напротив меня.

- Конечно, у меня даже подарок приготовлен для него. Думаю, ему понравится. Кстати, а где мы будем праздновать? Дома или в кафе?

- Ресторан, - поправила меня секретутка. – Только на днях его закрыли и вернули деньги обратно, теперь Толик все время ворчит и говорит, что двадцать пять лет – это не та дата, которую нужно отмечать. Понятно, что планам, коту под хвост. Может быть, ты поможешь? Хоть чем-нибудь, ну не могу я на него грустенького смотреть.

- У меня есть идея.

- И какая?

- А, что если устроить тусу прямо здесь? Скажем, в актовом зале? Я позвоню в ресторан, закажу кучу жрачки и вуаля – и мы на высоте!

Зина от удивления раскрывает рот:

- Шеф этого не допустит.

- Плюнь на него! Кому важно мнение этого старого хрыча? – рассмеялся я. – Значит так, организацию, я беру на себя, можешь не сомневаться в моих способностях, а Толян пусть не страдает понапрасну, сделаем все в лучшем виде! Ровно в семь часов, когда Леня заторопится домой, мы просто останемся на своих местах и будем ждать того момента, когда босс хлопнет дверью и оставит нас в тишине и тогда, мы успеем нарядить актовый зал и приготовиться к вечеринке. Главное, чтобы он свалил вовремя, а то не видать нам праздника, как своих ушей.

- Это конечно замечательно, что ты все легко уладил и взял ответственность на себя но, а о Паше ты подумал? Он же ради повышенной зарплаты готов задницу лизать начальству, чтобы тот сделал все возможное и невозможное. Можешь смело забыть о вечеринке, Паша по-любому разболтает и тогда ты не отмоешься, но есть ещё вариант, только вот не думаю, что у тебя получится его подстроить под себя. Слишком часто вы ссорились. Был случай, когда ты хотел разобраться с ним по поводу отца, просил добавить его контакты в черный список, чтобы он не докучал нашему Паше своими звонками, касающиеся твоей персоны. Если я не ошибаюсь, между вами произошел конфликт. Ты ожидал, что поговоришь с ним по-мужски, а оказалось, что он был прав, так как применил свой боевой характер на деле. Паша сказал, что это его телефон и только хозяин может управлять своими контактами, а не посторонний человек, который заставляет удалить лишний номер, невзирая на то, что лазить в чужом телефоне - не прилично, хоть ты и пальцем к нему не прикасался.

Один раз,  я ушел раньше всех, никого не предупредив и только Пашка, который следит за порядком и принимает звонки, вдруг в первый раз в жизни, поинтересовался, куда я иду. Наврав ему о том, что по делам, я быстро свалил с работы и поехал в сауну, где меня ждали мужики и дорогие проституточки. Естественно, когда я вернулся домой уже подшофе, то папочка остался мной недоволен и с наступлением утра, когда я только хотел восстановить память, родитель налетел на меня и заявил о том, что настоящие сотрудники должны уходить только по окончанию рабочего времени, ежели нарушил - пиши заявление на увольнение.

Отец никогда не доверял мне,  поэтому и оставил свой номер Пашуне, чтобы тот в первую очередь (если я свалю куда-нибудь), позвонил ему  и сообщил: где я и что со мной.

- Пашка видел, как ты сел в машину и уехал хрен знает куда, - орал на меня как потерпевший папаня после очередного звонка дежурного. – Ещё раз услышу, что ты свалил с работы, не предупредив об этом начальство, то я тебе голову откушу!

Поняв, что наш дежурный не такой простак, как кажется на самом деле, я просто поставил игнор и начал обходить его стороной, но только это длилось недолго, вскоре он мне понадобился и я плюнул на гордость.

Если бы Пашка только знал, как я его ненавижу, то он бы начал выяснять со мной отношения. Он такой, вспыльчивый, не может никак свыкнуться с тем, что нужно плевать на общественное мнение, а не вступать в конфликты и быть психопатом в любой ситуации.

- Так это когда было-то? – хмыкнул я. – Теперь-то мы уже в нормальных отношениях, чего ты?

- Я бы так не сказала. Последнее время, ты с ним даже не здороваешься и посылаешь Толика, оформить ключи на твое имя и принести тебе. Походу, тебе страшно с ним связываться, - рассмеялась Зина.

- Еще чего придумала! Я боюсь, этого жирного бугая?! Как бы, не так! Просто, я постоянно опаздываю… не хочется зря беспокоить человека, - промямлил я и посмотрел на Зинку.

- Да-да, конечно, опаздывает он… Ладно, я промолчу, если уж и решил организовать тусу, то все карты тебе. Бери Пашку на себя и упрашивай его сколько хочешь. Не уверенна, что он доверит тебе ключи от конференц зала, но попытка не пытка.

Глава 4

Дома меня ждал очередной скандал, по поводу няни. Папа как мог, пытался отмести мою идею, что иметь няню при наших финансах – это подходящий вариант, но он по-прежнему оставался холоден и отвечал равнодушно:

- Эдик, я не нуждаюсь в няне.

- Но почему?

- Я хочу, чтобы ребенок обожал меня, жизни без меня не представлял, бежал ко мне, а не к няньке, которая бы проводила с ним больше времени, чем родные люди! Нет, я категорически не хочу этого. Надеюсь, мы поняли друг друга и сможем закрыть тему!

- Завтра мне нужно задержаться. В клубе: «Малинки» назначается туса, я пообещал друзьям, что приду, - соврал я. – Не могу же я сказать им прямо, что у меня дома ребенок и за ним некому присмотреть, потому что его дедушка задержался на работе. Это будет смешно от меня слышать. Взрослый мужик и оправдывается перед своими корешами, а все из-за того, что я вовремя не нанял няню и теперь сижу дома, выполняя женскую работу, как смена памерсов и вытирание соплей!

От услышанного батя хватается за сердце и опускается на кресло. Я тоже хорош, сначала радовался тому, что у меня сын родился, а теперь с этим днем рождением совсем с катушек слетел.

Мой характер – это торнадо его никак невозможно побороть, но что поделать, я – мужик, царь, Бог и самый лучший человек во вселенной.

- Поверить не могу, что воспитал идиота, - вздохнул папа. – Нет, ну это же надо так сказануть. Тебя послушаешь, можно сразу сложить мозаику из того, что ребенка ты заделал по чистой случайности и тебе все ровно, что его беспокоит на данный момент. Ты, видите ли, не готов был стать отцом, не нагулялся еще!

- Папа, если ты не в курсе, то не мужское это дело за ребенком приглядывать, уж лучше няньку найти, чем самим возиться с этим.

- Ах, вона как ты заговорил! Мужик он! Ну, давай скажи мне что-нибудь умное, мой дорогой? Поведай мне о своих принципах, по которым ты живешь? Че слабо, папке раскрыться? Давай, скажи мне, что твой лозунг звучит так: «свобода, независимость, деньжищи»! Я прав? Нет, ты скажи: да или нет???  Тебе должно быть стыдно за свои слова! Где твоя совесть, молодой человек?

- Нет её.

- То-то и оно. Так, что держи язык за зубами и слушай, то, что я говорю, - отец привстал: - Воспитывать ребенка – будем вместе и точка! А погулять, мой дорогой, ты всегда успеешь. Завтра считай у тебя последний день, когда ты попробовал пиво и полапал стриптизершу. Больше такого шоу не будет! Ты уже взрослый человек, у которого появился ребенок. Ты отец, Эдик! Твое дело – работать и приносить доход в семью. И не спорь со мной. Я старше и опытней тебя.

Сказав свое последнее слово, отец вздохнул и уже было собирался уйти, но я скрестил недовольно на руки груди и сказал:

- Зачем работать, когда у ребенка нет матери? Разве нас можно назвать полноценной семьей? Так, лишь наполовину…

- Если у ребенка есть кто-то из родителей, то он уже считается не одиноким.

- Давай все-таки поищем няню? Я знаю, иногда ты меняешь свои решения.

Папу передернуло и, подойдя ко мне вплотную, он заявил:

-  Послушай ты… Раньше надо было думать, когда дитя делал. Теперь что? Уговоры найти няньку, которая будет за большие бабки присматривать за Виталием? Эдик, хватит! Включи мозги и осознай то, что ты уже не рубаха-парень, который мог бы себе позволить все и сразу, а отец!

Я опускаюсь на диван, положив, ногу на ногу и вздыхаю. Отец называет меня зажравшимся мажором, постоянно проводит со мной воспитательную работу и капает на мозги, что настоящий мужчина должен думать не только о себе, но и о своих близких.

Раньше, я был унылым говном, считал себя хуже других и пытался быть таким как все пацаны из моего класса. Я пристально наблюдал за ними и копировал их манеру поведения, но вскоре я понял, что похож на дебила и не имею своего места в обществе. И тогда, я решил действовать иначе, завел себе крутых друзей, которые были из моего круга, сделал свою жизнь ярче и красочнее. Наркоманы и беспризорники, мальчики-мажоры, которые посещают крутые вечеринки и позволяют себе то, что не один нормальный человек не может себе позволить, как подняться на сцену, произнести пламенную речь присутствующим и заголосить Лепса «Рюмка водки на столе».

Когда я, подружился с такими людьми и осознал, что лучше колоться, чем тусить со своими одноклассниками, которые встречаются с кем попало, лишь бы девка дала, то понял, что моя жизнь намного круче, чем у других. 

Мне хотелось быть выше, у меня все было по-другому: сауна, дорогие проститутки, наркота и, конечно же рок-н-ролл, который обожали слушать мои друзья. Не жизнь – а сказка, думал я до той поры, пока батя не застукал меня в комнате в тот момент, когда я завернул доллар в трубочку и был уже готов вдохнуть кокаин. Естественно, мой дорогой папа был в шоке и ничего не смог придумать, как набрать номер частной клиники, которая занималась вот такими отбросами, как я.

Там было жутко, меня ломало и хотелось дозы. Противное чувство, когда ты наркоман и тебе хочется поскорее ширануться, чтобы облегчить свою душу. Врач приходил и вкалывал мне лекарство, которое подавляет мои желания и помогает на секунду забыться и почувствовать себя человеком. А ночью, чтобы окончательно не сойти с ума, я вспоминал своих друзей товарищей и то, как же мне было здорово с ними. Именно с этими людьми, я почувствовал кайф и свободу, мне было плевать на все проблемы, общество, отцовские реплики. Я чисто радовался жизни, словно ребенок. Искал приключения на свою задницу и обожал танцевать до упаду.

Когда прошел месяц со дня моего лечения, мне стало намного легче, и я снова ходил в школу, только одноклассники шарахались от меня, как от прокажённого, косились, а иногда даже спрашивали, словно думали, что тема о наркотиках до сих пор считалась для меня наболевшей. Мол, вкусный ли кокс, курил ли я анашу, а спайс он не опасен? Но я лишь махал рукой и с улыбочкой говорил, что наркотики – это отлично, с ними худеешь за шесть или семь дней зависимо от употребления. Девочки слушали меня, открыв рот, ведь я прекрасно знал, что сейчас для современных женщин, является проблема лишнего веса и все хотят быстро сбросить килограммы, чтобы поскорее влезть в джинсы. А ещё, я отвечал одноклассникам, что анаша – это полезная штука и от неё исходит кайф, советовал попробовать и предупреждал о том, что родители рано или поздно могут догадаться о том, что их дитятки слишком часто клянчат у них деньги на завтраки в столовой.  Ответ, конечно, был неуместный, но все, же те довольствовались им и больше не затрагивали при мне тему, касающуюся наркотиков.

Что касается учителей, так им было поровну на мои знания, они лишь ставили тройки за мое присутствие, и только одна нормальная учительница по русскому и литературе относилась ко мне, как нежный родитель.

Как же я понимаю своих учителей, не каждый может поверить в то, что среди всех учащихся есть бывший наркоман, которого давно нужно выгнать, но богатый папочка не допустит этого, потому что деньги – правят миром. Я пользовался папиной заботой, добротой, а временами жалел его в том, что в его семье появился на свет такой отпрыск. После окончания школы, я получил аттестат, в котором было десять троек и две четверки. Да, не густо.

Почему я стал детективом? Да, потому что в этой сфере мне помог пробиться папочка. Нашел одного хмыря, который раньше вел секретные делишки и был готов скоро уйти на пенсию. Только вот он не знал где найти себе замену и можно ли доверять человеку такие «важные дела». И тут, настало время моего папулички! Тот порекомендовал меня, как ответственного человека, которому можно поручить все дела и подогнал приличную сумму. Старик подумал-подумал и пообещал перезвонить. Через некоторое время,  я занял его пост, чему был очень рад.

Глава 5

Я – ходячее зло, эгоистичный человек и обыкновенный самолюб. Я ненавижу людей, не считаюсь с их мнением и живу только по своим правилам. Мне в кайф двигаться вперед и совершать безумные поступки.

Ещё в школе, я хамил своим одноклассникам и называл девчонок дешевыми шлюхами, за что и получал от них по голове. Может для кого–то школьные годы, и были чудесны, но только не для меня! Я вообще мечтал весь день сидеть на диване, плавать в бассейне и загорать на Мальдивах. 

Сколько раз я уговаривал отца забрать документы и перевести меня в элитную школу, где учатся зажравшиеся папины сыночки, но все было без толку! Тот размахивал руками и говорил, что поступлю я туда только через его труп. Он хотел, чтобы я стал лучше, скромнее, не злорадствовал, прислушивался к мнению окружающих и делал выводы. Меня бесила его забота, хотелось свободы и впечатлений, ярких моментов, обрести кусочек счастья и не упускать его никогда.

А музыкальная школа? Боже мой, даже вспоминать не хочется! Вовремя же я тогда собрал волю в кулак и покинул противного учителя, который бил меня указкой по спине, чтобы я сидел ровно за инструментом и не горбился, жестко критиковал, называл идиотом или ещё какими-нибудь неприятными для меня словами. А мне так хотелось играть  на фортепиано не для кого-то, а для себя, исполняя песни в разных жанрах, но такой халявы не было. Могу сказать, что я был хорошим музыкантом, папа гордился мной и говорил, что из меня вырастит великий Моцарт, а я лишь качал головой и надеялся только на то, что следующее занятие, которое состоится ровно в двенадцать по специальности, пройдет отлично, но я ошибся.

Я просил отца, поговорить с учителем, но вместо: «Хорошо, сына. Завтра же пойдем и оторвем ему башку», он ответил:

- У тебя остался последний год, потерпи немного, скоро все закончится. Как же я хочу увидеть свою кровинушку с аттестатом в руках. Кто бы мог подумать, что мой сын очень талантлив в области музыки и имеет грандиозные успехи.

 Папиному восхищению не было предела. Конечно, у меня был шанс закончить музыкалку на отлично, но потом кем бы я стал? Боязливым мальчиком? Нет, я всегда чувствовал себя уверенным человеком, гордым, имеющим свое «Я». Немного подумав, я все-таки решился забрать документы и перевестись туда, где можно ощутить себя в своей тарелке.

До сих пор благодарю одного парня, который был старше меня на пять лет и научил относиться к музыке проще. Мир не без добрых людей. С каждым нашим занятием, я становился все сильнее, увереннее и наконец, быстро погасил свои страхи. Теперь, я играл только для себя любимого и неустанно верил в свои возможности. Ведь музыка – это источник вдохновения, прилив страсти и любви ко всем окружающим.

В этой жизни, я понял, что нужно рассчитывать только на самого себя и плевать на то, что скажут другие.

Припарковавшись возле здания, я посмотрелся в зеркало и улыбнулся. Сегодня замечательный день для того, чтобы устроить грандиозную вечеринку посвященную дню рождения Толяна. Теперь дело осталось за малым, нужно подойти к дежурному и обо всем договориться.

Сделав несколько неуверенных шажков до здания, я вздохнул, открыл дверь и вошел. Будь, что будет.

«Главное – без мордобоя. Подберем нужные слова, чтобы донести их смысл, чтобы ни в коем случае, не задеть ими человека», - пронеслось в голове. – «Важно, убедить Пашку, что все будет хорошо и ничего плохого в том, что мы отметим день рождение в конференц зале – нет».

- Привет, дай ключи от кабинета, - обратился к нему  я, без тени улыбки.

- Хвала небесам! Неужто, Эдуард Петрович пожаловал за своими ключами! А то все Толя, подай, да принеси. Наверное, все потому что у парня день рождение! А именинник, как правило: сегодня должен отдыхать! Что на этот раз тебя заставило подойти ко мне? Не иначе, как семейные проблемы?

- Если ты сейчас же не перестанешь кукарекать, то я запросто дам тебе в башню! Не зли меня, Павлуша!

- Да, подавись, - кинул мне с лязгом ключи дежурный.

- Что с настроением, дорогой? Телка, не дала что ли?

Видимо мужчинка был сегодня не в настроении и не жаждал делиться со мной новостями, но ненормальный все-таки заговорил со мной:

- Плевать я хотел на твоих девочек, мне работа важнее! – и это говорит тот, который по ночам смотрит и читает эротические книги во время дежурства. - Не выспался, я, чего пристал? Тебя бы на мое место! Я лучше застрелюсь, чем снова пойду на уступки этому ублюдку Леониду Константиновичу, который какой раз обещает выплатить мне зарплату, а все задерживает. Говорит, мол, в бухгалтерии проблемы, да плевал я на него и на Славочку-бухгалтера, который часто тормозит и путает иллюзии с реальностью! Козлы.

- Не переживай, сегодня  тебе  представится возможность потискать женщину!

- Не страдай фигней, если бы я был твоим начальником, то уволил бы к чертовой матери, за неуважение к коллегам! И о каких бабах может идти речь? Если твоей зарплаты хватает только на дорогой проездной, чтобы атласно покататься по Москве на халяву!
 
- Зря, ты так думаешь, у меня очень приличная зарплата и её может хватить не только на проездной, но и на глупости, - перебил я его. – Кстати, ты в курсах, что у Толяна день рождение и праздник планируется в конференц зале, м?  И ты, мой дорогой, в списке приглашенных.

- Чокнутый.

- Мне послышалось, или ты обозвал меня неприличным словом?

- Не послышалось. Не доверю я тебе ключи от  зала, да и не положено. И как только в твою голову могла прийти такая дурацкая идея, как организовать здесь праздник?! Чудной ты, в последнее время. Казалось бы, уже не ребенок, а мозг так и остался детским, – открыл журнал Паша и сунул мне под руку. – На, распишись о получке, чего стоишь, как истукан? Время-то идет.

Ненавижу людей, которые не высыпаются. Сначала они поговорят с тобой пару секунд, а ты ходи с поганым настроением и порть его другим. Ненавижу таких, хочется держаться подальше.

- Я не распишусь, пока ты не поддержишь мою идею и не станешь участником мероприятия.

Паша поднимает на меня свои заспанные глаза и его брови сходятся, как у филина:

- Что-то я не понял, это шантаж или розыгрыш какой-то? Эдик, не зли меня, не-то я расскажу Леониду Константиновичу, кто ты на самом деле. Успешный, зажравшийся…

- Можешь не продолжать, - сквозь зубы процедил я и зло посмотрел на него.

- Здравствуйте, мальчишки, - услышав голос босса мы сделали лица попроще и улыбнулись ему:

- Здравствуйте, Леонид Константинович.

Шеф был доволен тем, что впервые за столько лет с ним поздоровались в один голос:

-  Я очень рад, что в нашем коллективе существует дружба и взаимопонимание, ну так вот, я че пришел-то... Ах да, сегодня меня не будет. Очень серьезная встреча с людьми из Барнаула, которые заинтересовались нашим агентством и решили организовать совещание по этому поводу. Кстати, Эдик, спасибо тебе! Если бы не твое интервью, то никто бы и не узнал, что работа детектива – очень востребована в нашем мире.

Я широко улыбнулся и со скромностью ответил:

-  Да? А я об этом даже не подумал. Ну, будем надеяться на лучшее.

Леонид хлопает меня по плечу:

- Старайся, Эдик и помни:  я никогда не перестану верить в твои возможности и силы. Ведь в отличие от некоторых – ты самый ответственный и хороший мужчина, с которым приятно работать, - с этими словами, Ленчик покинул здание, хлопнув входной дверью.

На самом деле, я не считаю, тех кто со мной работает – ленивыми коровами, сам вижу, что люди стараются заработать себе титул, но им до меня ещё, как до Киева пешком.

- Ответственный человек, лучший детектив всея Руси. Может быть, тебе ещё корону напялить и державу в руку дать, чтобы уж наверняка? – проворчал себе под нос Пашок.

- Эй, я все ещё здесь! Неплохая мысль про корону и державу. Сегодня я буду царем, организовавший пир на весь мир. И если ты, гонец, доложишь Леониду о том, что тут произошло, я тебе голову отрублю за плохую весть или же на кол посажу при всем народе, ты понял? Итак, будут поступать вслед за мной, настоящие принцы чистых кровей. В общем, ровно в семь часов, мы начинаем торжество и если ты не придешь, то я скажу Леониду Константиновичу, что наш обожаемый Паша, на которого возлагают все надежды, вдруг неожиданно превращается в трепло и злобного человека, оскорбляет нашего брата, то есть босса и бухгалтера Славу и ждет не дождется зарплаты. И все только потому, что он спит и видит себя на фоне сауны с горячими девочками.

- Стоп! – резко подпрыгнул с места Паша.

- Вот видишь, быть треплом – не очень круто, так что мотай на ус, - ответил я, оставил свой в журнале автограф, взял ключи и отправился в свой кабинет.

Увы, но разговор пошел не так как я хотел, в правильной обстановке, с правильно подобранными и даже искренними словами. Эх, вот беда огорчение. Пашка сам виноват, что не выспался теперь гонит бочку на меня и обвиняет во всех грехах. Кто ему вообще мешал уволиться с работы и зажить новой жизнью?

По пути я столкнулся с Толяном. Моей радости не было предела, пожелав «компьютерному гению» всего самого наилучшего, я улыбнулся и попросил его зайти в мой кабинет, ибо нужно добыть листочек с номерами подозреваемых, которых мне перечислила жена Самоварова, а без Толяна этого сделать никак.

- Я многому наслышан о твоих компьютерных талантах и поэтому обратился к тебе, - шутканул я и пояснил: - Мне нужны адреса, вот номера телефонов. Сможешь пробить?

Толик внимательно изучил листок, кивнул и удалился.

Когда ты относишься к людям со всей душой, они начинают манипулировать тобой. Осознав это, я стал всего лишь изображать человека, с фальшивыми чувствами, который проявляет добросердечность и снисходительность к людям.

Моя прошлая жизнь, научила меня не сдаваться и подставлять подножку тем, кто смог бы меня задеть словом и пожелать кучу гадостей. Очень больно, вспоминать, когда ты был доверчивым идиотом и жил только любовью к одному человеку.

Ирина – самая настоящая сука, которая пользовалась моими деньгами и жила припеваючи. Говорил я себе: нужно искать телку из своих кругов, не фиг на простушек зариться. Нет, блин, забил на всех красивых девушек нашей страны и нашел ту, которая выносила мозг и смотрела свои дурацкие бразильские сериалы, пока я был на работе и спокойно дышал в её отсутствии.

Знакомство с Ириной произошло на стадионе. Молодой, глупый Эдуард, даже представить себе не мог, что в скором времени, ходячий Сталонне в юбке, станет его любовью на всю жизнь. А все началось с того, как во время матча, я открыл алюминиевую банку с пивом и в самый неожиданный момент Аршавин забил гол, резко встал с болельщиками и случайно пролил все содержимое на впереди сидящую девушку. Это было что-то, если бы я только знал, что в наше время, девки увлекаются бодибилдингом и борьбой, то обходил бы их стороной. Так и произошло со мной. Не успел я извиниться, как болельщица с разворота дала мне в нос, а затем извинилась и призналась в том, что не специально и это привычка. Плюс, сказала мне быть немного поаккуратнее и что надо было самого начала тайма покупать банку с пивом, а не после того, как все уселись и началась игра.

А после, наша встреча снова повторилась, только на просторах интернета. Наше общение так затянулось, что я потерял счет времени. Девушка долго рассказывала о себе, а я читал её сообщения с улыбкой на лице. Она не выпендривалась, не стеснялась, а рассказывала мне все, что в данный момент её интересовало, а я проявлял  инициативу и поддерживал разговор.

Вслед за тем пошли гулянки, кино, парк аттракционов, когда я выиграл ей плюшевого мишку и вручил, как премию Оскар и, дешевый ресторан. Просто пришлось-таки воспользоваться версией папы, что обычным людям намного проще, чем богатым, им хоть не приходиться большие деньги пересчитывать, а вот когда они берут кредит в банке, то жизнь становится адом.

Не могу сказать, что девчонка мне сразу понравилась. Самоуверенная, амбициозная и очень конфликтная. Такой тип девушек меня никак не устраивал и все же, я принял её вредный характер, завышенную самооценку, целеустремленность и конечно же душевную пустоту, находящуюся с ней долгие-долгие годы. Мне хотелось, сделать её счастливой и ни в чем не нуждающейся девушкой.

Когда я узнал, что её интересуют, только богатые мужчины, то раскрылся. Вдобавок, мне пришлось взять Ирину с собой на Рублевку и показать домище. Восторгу девушки не было предела.

Любил ли я Ирку? Конечно, причем всем сердцем. Тогда мне было плевать на её запросы и недостатки. Я прощал все её выкрутасы, старался быть мягким и ласковым, уделял внимание и приглашал каждый день в гости.

Отцу Ирка вообще не нравилась, считал сильно мужественной и говорил мне то, что нормальные девушки должны вести себя так, как подобает леди, а не решать свои проблемы кулаками. Но я не слушал реплики отца по поводу Ирины, я лишь радовался тому, что у меня наконец-то появилась та, ради которой можно свернуть горы.

Ну а потом… всё изменилось, не знаю, в какую сторону это было: в худшую или в лучшую, но то что она забеременела, стало шоком не только для неё, но и для меня с отцом. Говорил я ей, давай предохраняться, но Ирка лишь махала рукой и отвечала тем, что так неинтересно. 

О да, действительно это было супер, но тогда на кой черт ты винила меня в том, что я оплодотворил тебя и клянчила деньги на аборт? 

До сих пор бесят меня ТВОИ поступки, которые ТЫ совершала, будучи беременной. До сих пор вспоминаю тот день, когда ТЫ позвонила папе и обвинила меня в изнасиловании и сообщила новость о том, что его бестолковый сын принес ей проблему в виде ребенка.

Ирка обвиняла меня во всех грехах и грозилась папочке, что избавиться от ангельской душки. Дурында, не хотела мне звонить, потому что боялась сказать прямо то, какую лютую ненависть ко мне испытывает.

Сначала, я не понял в чем подвох, но когда папа мне сообщил неприятную новость о том, что я изнасиловал Ирку и она от меня, видите ли, ждет ребенка, то мне стало не по себе. Почему она оклеветала меня и поступила по-скотски? Ведь было же все хорошо, я уделял ей внимания, дарил цветы, даже не с одной телкой не замутил, верность хранил!

Девушка приняла решение, накатать на меня заяву и отправить в колонию строго режима, а с мальчиком пообещала расправиться, но папа назвал её идиоткой и предложил родить за деньги, ну и ещё дело закрыть, которого и вовсе не существовало разве, что в Иркиной голове.

- Ты, что наделал? – кричал на меня отец. – Ты хоть знаешь, что если бы я не вмешался, то тебе бы пришлось отвечать перед законом и мотать срок???

Впервые в жизни, на моих глазах появились слезы, я упал перед отцом на колени и обнял их, как беззащитный ребенок:

- Папа, да не было у нас такого, чтобы я смог напасть на неё, как раненый зверь и изнасиловать. Пойми, что моя девушка гонит пургу. Не знаю, почему она на меня так обиделась, но одно я знаю точно: я бы никогда не сделал с ней того, о чем она чешет тебе по ушам! Мне нравилось её любить, думать о ней и никогда не причинять боли, – лепетал сбивчиво я и вытирал слезы. – Папочка, поверь собственному ребенку, а не его девушке, которая бредит!!! Пузатые же все такие, чего тебе объяснять, если сам видел, как моя мама давила на тебя не за что.  Думаю, Ирина злится на меня. Не знаю почему! Наверно от того, что у неё слишком изощренная фантазия…

- Перестань хныкать и возьми себя в руки! Кто тебе виноват, что вы не предохранялись, а? Кто??? Естественно ты, мальчик мой! - грозно сказал папа и помог мне встать.

- Глупая деваха, которая сама же и захотела обойтись без этих чертовых средств…

- Что? Захотела спать без него, и ты решил пойти у этой мрази на поводу?

- Так и было, но я ничего ей не ответил. Просто пораскинул мозгами, а вдруг баба решила воспользоваться противозачаточными и теперь она тут сидит и загоняет мне всякую ахинею. Папа, я понимаю, что мы взрослые люди и могли бы сами во всем разобраться, но её поступок, для меня остается загадкой.

- Это точно, девка совсем с катушек слетела. Но, а ты-то взрослый парень, мог бы выгнать её из дому за распущенное поведение, ну нет же, нужно же остаться, трахнуть её как следует и плевать, что от этого бывают дети! В твоем возрасте у меня не было подобных мыслей, переспать с девушкой и через некоторое время оставить её на произвол судьбы! Ладно, хватит накручивать себя, будь мужиком. Ни одному мужчине так и не удалось понять женский мир и то, что у них вообще творится  голове в тот момент, когда он и она находятся в плену друг у друга. Могу ответить на этот вопрос кратко: девчонки явно не в куклы с парнями играют и чаи попивают, мозг-то у баб тоже отключается, как и у нас, мужиков! Запомни одну истину, сынок: женщины – очень ранимые существа, могущие выдумывать себе кучу проблем и недостатков, которых в помине нет. Тебе попалась очень озабоченная баба, увлекающаяся подобными темами, как  садомазохизм.

- Чего??? – не понял я и чуть не сел от такой речи на пол. – Я не верю в то, что ты говоришь, Ирка была совсем другой…

- Что слышал, не такая она уж прекрасная, как ты рисовал её в своем изображении.

- Могу сказать, что на основе своих фантазии она сама же и создала себе такую сказку, с не очень-то прекрасным концом.

- Именно, а  возможно, она подумала, что ты переспишь с ней и на следующий день бросишь, и наверно девушка решила отомстить тебе, таким способом. Не знаю. Есть ещё один вывод: ты испортил её планы на будущее, наградив ребенком и сейчас, она разрывается на части от тоски и безысходности. Я же говорю, мужчинам никогда не понять женщин. Мне очень жаль, Эдик, что ты выбрал такую пассию, которой ничего не нужно, кроме как обратить на себя внимания.

- А, как мы поступим с ребенком? Разрешим ей сделать аборт?

- Ни в коем случае. Я этого не допущу, а заставлю тебя заключить с ней брак, а эту родить за деньги. Малыш, должен жить. В этой жизни, твоей козе нечего терять, пусть живет, как у черта за пазухой. Я готов её принять в нашу семью, и забыть о той ситуации, которую она сама создала и заставила поверить меня.

Этого, я ожидал меньше всего на свете. Жениться на нелюбимой, воспитывать вместе с ней ребенка, смотреть влюбленными глазками, делать вид, что мы нормальная семья и у нас все хорошо. Прохожие будут пялиться на нас и мило улыбаться от того, как я держу Ирку за ручку и качу коляску с ребенком. У, какие слюни!

- Мы обойдемся гражданским браком, - сообразил я.

- Дело ваше, - вздохнул отец.

Глава 6

Воспоминания пожирают тебя и ты начинаешь медленно угасать, уходя в запой и депрессию. В последнее время, со мной такое часто происходит, я много курю и выпиваю столько грамм насколько могу себе позволить. Не отдаю отчет своим поступкам и иногда обижаю тех людей, которые хорошо ко мне относились. В том числе и друзья, которые в один прекрасный момент, могли заявиться ко мне домой и поддержать тем, что я не со зла нагнал на них, а все, из-за того, что переживаю нелегкие времена.

Кризисы, которые произошли в нашей жизни ничему меня так и не научили, а только прибавили ненависть ко всему, что окружает. Мне нет покоя. Кажется, что в этом мире дофига предателей. Приходит осознание того, что сейчас чья-то семья распалась из-за ссор и недопонимания, или же сегодня у кого-то родился мальчик или девочка и родители счастливы, но надолго ли? Кто-то женился, хоть сегодня вторник, а свадьбы обычно по выходным. Кто-то захотел съездить в Ниццу, но денег оказалось нема.

Только хотел встать, чтобы отправится на улицу и подышать свежим воздухом, как вдруг дверь моего кабинета открылась и появился довольный Толян. Работа всегда приносила ему удовольствие и именно поэтому улыбка, никогда не сходила с его лица.

«Компьютерный гений» молча вытащил из кармана завернутый напополам листик и протянул его мне. Обычная распечатанная фотка на цветном принтере, где красовалась  очень даже симпатичная куколка. Её длинные волосы были заплетены в косичку, украшенную тремя розами, огромные глаза и великолепная улыбка – придавала ей женственность, поди, снималась для какого-нибудь модного журнала типа «Космополитена».

- Начни расследование с неё. Очень красивая девушка с подчеркнутым лицом и выразительными глазами, такая быстро приводит к разгадкам всех твоих проблем, –  улыбнулся компьютерный гений. – Ты только глянь какого цвета у неё глаза! Голубоглазка, да ещё и улыбка шикарная, само совершенство. Стоит ей только подмигнуть какому-нибудь жиголо и он сразу же подползет к ней, высунув свой язык, как собака. Именем родители не обидели, Каролиной назвали.

- Все это я прекрасно знаю, можешь меня не посвящать, ну а то, что она очень красивая, то ты прав, а вот насчет того, что возле неё могут крутиться одни жиголо – не очень. Типичные альфонсы, никогда не подкатят к такой девушке, заранее зная о том, что она не свободна и имеет своего жениха, который сам прокормит её и оденет во все тренды сезона. По логике вещей, рядом с ней должен находиться не денежный туз, а успешный мужчина, которого кроме её души ничего не интересует. Он сделает все ради того, чтобы его любимая женщина не грустила: оставит в одиночестве, если Каролина, конечно этого захочет, попробует разговорить её, чтобы та чувствовала себя комфортно и наконец - провести с ней вечер, ну там в кино сводить, устранить депрессию так сказать.

Парень поправляет очки, делая умный вид и отвечает:

- Предполагаешь, у неё есть ухажер?

- Разве нет? Такая красивая не должна ходить босиком по мостовой в гордом одиночестве, ей нужен тот, кто принесет сапоги на каблуках, возьмет за руку и не даст упасть, даже если на улице будет гололед и хлопьями пойдет снег.

- Согласен, но кто она? Я имею в виду: преступница или…

- Первая подозреваемая, - прервал я Толю. - По логике жены Самоварова. Не буду посвящать тебя в курс дела, это моя личная тайна, о которой никто не должен знать. Так, а где ещё адреса, или тебя больше всего заинтересовала, Каролина?

Толик поднял палец и вытащил из кармана маленький блокнот, в котором хранились все данные. Посмотрев в него, я кивнул и положил себе в карман.

- Как планируешь день рождение отмечать? Надеюсь, ты подготовился к нему? – спрашиваю я.

- В мои планы входит: поход на работу, приход домой, чай, торт, ночная серия Глухаря и кроватка. Короче, на этот раз день рождение  отменяется, потому что кафе, где должно было происходить торжество – закрылось  навсегда, а я остался на бобах.

- Не расстраивайся, у меня есть оптимальное решение твоей проблемы! Так, что готовься, будем праздновать!

- Ты о чем? Я же отменил тусовку.

- Я говорю: давай сегодня соберемся в семь часов и отметим твой бездник у тебя в кабинете. Нет, ну если не хочешь,  мы можем разъехаться по домам! Мое дело предложить, а твое хорошенько обдумать, или отказать. Но ты всегда помни о том, что Эдуард плохого не посоветует и всегда находит выход из ситуации.

На секунду воцарилось молчание. Дав Толику собраться с мыслями, я ещё раз посмотрел на фотографию девушки и таки решил наведаться к ней. Возможно, пропавший прячется у неё, уж знаю я этих гулящих мужиков.

Помню своего соседа Димку, который всегда вел разгульный образ жизни. У него было много девчонок и лишь одна единственная, которую он называл своей девушкой, сидела дома по его просьбе и не высовывалась. Девчонка была зависима от него, говорила, как его любит, присылала теплые сообщения в виде: люблю, скучаю, жду не дождусь нашей встречи. Когда Димка зачитывал мне эти строки и жаловался мне о том, что её любовь его заколебала, я лишь качал головой и думал о том, что если бы мне присылали сообщения такого рода, то я был бы счастлив, не обращая внимания на то, что первая написала девушка. Тогда, я был ещё одиноким волком и только и делал, что искал свою любовь.

А потом, Димка куда-то исчез. Батя говорит, что он женился на проститутке, поскольку она ему понравилась, переехал жить к ней в квартиру и зажил, как у Христа за пазухой. От папы я узнал, что Димка стал зажравшимся скотом и клянчит деньги у своей супруги.

- Чертов, альфонс! У него было все: богатство, власть, хороший папочка, бизнес, а в итоге? Либо он просто подкалывает её, либо ведет себя, как идиот.

Я не видел Димку уже два года, меня мало интересовала его жизнь. Всегда считал, что если отец мне рассказывает о чужом ребенке, то это значит, что я говно, или божий одуванчик по сравнению с другими детьми.

- Я согласен, - не моргнув глазом, ответил мне Толик.

Я улыбнулся, теперь можно позвонить в ресторанчик и заказать хорошую кухню, которая не оставит Толика равнодушными. День удался!

Договорившись с ним, я проводил его взглядом и как только за парнем захлопнулась дверь, я набрал номер лучшего ресторана Москвы и сделал заказ на семь часов, а затем попросил к часу  ночи привезти стриптизершу. Плевал я на то, что мы работаем в приличном заведении. Мы живем в радужном мире, где всегда царит добро, веселье и сумасшествие.

Через пять минут, я уже стоял возле квартиры подозреваемой и усердно думал о том, что ещё не поздно развернуться назад, выйти из подъезда и расспросить сидящих на лавочке бабушек о любовнице Самоварова. Ну там, чем она занимается, кем работает, или она домохозяйка, ибо мне сегодня было лень что-то делать и к чему-то приступать. Сегодня, мне хотелось обратиться за помощью, но я поздно спохватился. Дверь открылась и передо мной предстала девушка неземной красоты. Да уж, вблизи она намного красивее, чем на фотографии.

- Вам кого? – спросила богиня.

- Привет, ты ведь Каролина, я правильно понял?

- Да это я, а что случилось?

- Я к тебе по очень важному делу. Может, пустишь или так поговорим? Не думаю, что соседям, будет интересно услышать, что ты прячешь у себя…

Мои догадки оказались верны! Девушка и правда прятала мужа Самоваровой, ибо любовник не мог не заволноваться, куда пропала его любимая и покинуть комнату, чтобы посмотреть, кого это черти принесли в такое время. А может, я ошибся? Может, это её муж и мне срочно нужно уносить ноги!?

Когда из-за спины девушки выглянул, мой бывший сосед Димка, то я сделал два шага назад и заморгал. Неужели это и есть муж Самоваровой? Ведь раньше он носил фамилию Бусиков. Боже, как же низко он пал! Бедная женушка вовсю ищет своего мужа, ночами не спит, ждет не дождется моего звонка в надежде на то, что блудный муженек найден и с ним все в порядке, никаких ножевых ранений, синяков и ссадин, а он за бабской спиной прячется!

- Эдик? – глаза соседа чуть не выползают  из орбит, но он быстро берет себя в руки и обращается к Каролине: - Я, конечно, помню имя и отчество твоего мужа. Его тоже зовут Эдик и у него тоже отчество Петрович, но чтобы он был старым болваном, как ты порой при мне его называла,  я в жизни не поверю. Слишком хорош, для старикана! Каролин, почему ты мне сразу не сказала, что твоим мужем, является детектив Эдуард Персиков?

- Дима, ты что? Я его в первый раз вижу!– опешила она. - Это не мой муж! Тут какая-то ошибка!

О, если бы я был мужем такой красивой женщины, то я бы сразу кастрировал её любовника и повесил бы на квартиру амбарный замок, чтобы женушка больше не позволяла себе такой роскоши, как трахаться за спиной любимого Эдуарда!

- Я к вам с серьезной информацией, которую нужно срочно выслушать, понять и переварить в своем мозгу, мои голубчики и если вы пошлете меня куда подальше, то я вам гарантирую - серьезные проблемы! – выпалил я и подошел близко к парочке. – Так, что не шутите со мной, ибо потом не отмоетесь.

Каролина вздрогнула, открыла пошире дверь и пригласила войти.

- Прошу на кухню, - мрачно сказал Димка, как только я перешагнул порог.

- Вот спасибо, - съязвил я и направился в сторону кухни.

Сев на стул, я посмотрел на Каролину, вспомнил, зачем пришел и по теме заговорил:

- Вчера ко мне приходила жена Дмитрия и требовала немедленно заняться его поисками. Сдается ей, что муженька где-то грохнули или он просто забыл путь домой. Видела бы ты, как она рыдала и умоляла меня, поскорее его найти, то сжалилась бы и немедленно отправила нахала домой, чтобы тот больше не делал больно родным людям.

- Что? – ошарашено спросил Дима и опустился на стул.

- Твоя жена волнуется, вот что! – воскликнул я и закурил.

- Эдик, не делай глупостей. Не выдавай меня!

- Как это не выдавай? Ты в своем уме? Я лишь выполняю свою работу, за которую мне платят немалые деньги!

- Ой, ты погляди на него «немалые деньги», как будто я не знаю, под какой маской ты скрываешься! Очнись, наркоша! Успешным ты стал только тогда, когда взялся за ум и начал ценить, то что приобрел.

- Стоило мне тебя только увидеть рядом с Каролиной и резко передумать, чтобы не нанести вред тебе и жене, как ты перешел грань и задел меня! Теперь мне придется немедленно сообщить твоей благоверной, где ты и у кого водишься, пока она бедная-несчастная страдает по тебе. Вижу, что когда хочешь конкретно помочь человеку, то получаешь говно взамен. Зря ты Димочка погорячился, очень зря, - достал телефон я и принялся нажимать  на кнопки, чтобы припугнуть мерзавца тем, что его жена спит рядом с телефоном и ждет не дождётся, когда я позвоню.

- Объясните мне, что тут происходит??? – впала в истерику любовница. – Дима, кто этот человек? Откуда ты  его знаешь? Почему он говорит, что ты без вести пропавший? Ты же сам мне сказал, что поссорился с женой и тебе срочно нужно переконтоваться у меня! Что все это значит? Я не понимаю…

- Так, - спрятал телефон я и украдкой посмотрел на соседа. – А вот с этого момента, пожалуйста, поподробней.

Димка опустил глаза и виновато произнес:

- У меня не было выбора. Мне хотелось жить нормально, а не с той, которая спала за деньги. Конечно, Эдик ты сейчас скажешь, что нужно было подумать, прежде чем делать предложение проститутке, но я сам во всем виноват. Действительно, у меня было очень важное совещание и, я не мог не поехать. А потом я понял, что если вернусь домой, то все будет по-старому: скандалы, упреки, горы битой посуды и ор на всю квартиру и тогда… мне пришла в голову замечательная идея, как довести свою женушку, до психоза. Я купил, новый телефон, поменял симку и подговорил друзей, если женушка вдруг позвонит, ответить тем, что не знают где я и что в последний раз они видели, как я сел в машину и уехал.

Так я и думал, что муж Самоваровой скрывается у любовницы. Моя мужская интуиция никогда не подводит. Хотя, Димку я знаю давно. Даже женившись, он никак не изменился. Как был бабником, так таким и остался.

- Значит, ты не хочешь возвращаться домой!? Но Дима, я же тоже не могу тебя держать здесь вечность. Скоро приедет мой муж и, что я ему скажу?

- Есть ещё вариант: перебраться на Рублевку, - выдохнул я.  – Мать твою, что я делаю!?  Нет, Дима, так не пойдет! Я немедленно звоню твоей жене и говорю правду.

Какой же я все-таки умничка! Позвонив убитой горем женщине и в скором времени закрыв дело, я получу похвалу и ещё один комплимент по поводу того, что я самый лучший детектив всея Руси. Боже, как это здорово быть успешным и чуточку эгоистичным человеком.

- Эдик, не делай этого! – вскипел Димка и выхватил у меня телефон. – Прошу тебя, я не хочу возвращаться к ней, это слишком рискованно для меня.

- Мне плевать. Отдай телефон! Я всего лишь выполняю свою работу!

- Какой ты самоуверенный стал, просто жуть! Тебя так распирает, хочется поумничать, высказать свое мнение и твердить всем о том, что ты прав! А раньше, ты совсем не так говорил, раньше все было совсем иначе. Ты всегда выручал меня. Вспомни, как ты вместо меня пошел на свидание к девушке, с которой я познакомился по интернету, пока я проводил время со своей так называемой любимой.

- Еще бы, - сквозь зубы сказал я. – Копию Кати Пушкаревой, просто невозможно забыть! Я ещё тогда подумал, как ты ещё с такими очкарками можешь общаться и обещать золотые горы! Но это было давно, а  сейчас…

– Скажите его жене, что он умер, ведь должна же быть хоть какая-то справедливость! - заступилась за любимого Каролина.

- Вы случайно не в паре работаете, а? – как бы между прочим, спросил удивленно я.

- Вовсе нет! Диме, проще перебраться на Рублевку, там он будет в безопасности, а что родители скажут, это уже другой вопрос.

Дима кивает в знак согласия. Я округляю глаза:

- Да пошли вы все! Вы, что голубчики, совсем чокнулись??? Я, что похож на человека, который умеет лихо обманывать? Ну вы и сволочи!

Димон встает со своего места, кладет мне руки на плечи и на полном серьезе говорит:

- В конце месяца ты позвонишь Марине и скажешь о том, что меня нашли в лесу с перерезанным горлом. А я постараюсь перебраться на Рублевку и больше никогда не появляться в городе, чтобы не подставлять тебя. По идее, мое дело должны закрыть, ведь я же умер. А ежели не получится, то ты сам уничтожишь его раз и навсегда!

Я хотел возразить, но сосед продолжил и достал из кармана ключи:

- Сектор приз, барабанная дробь и приз в студию! Пообещай мне, что сделаешь так, как я прошу. Поверь, это несложно, к тому же мы почти договорились. Если ты скажешь: «Да, Димочка, я готов тебе помочь», то получишь ключики от квартиры. Я знаю, у тебя была мечта поскорее свалить от папани, уж очень сильно он тебя допекал. Не смотри на меня, как на сумасшедшего, я всегда говорю, как есть и предлагаю немыслимые подарки, о которых ты даже и не мечтал, как о квартирке, где окно ведет, прямо на Красную Площадь. Запомни, только одно правило: ты ищешь меня, чешешь всю территорию, ходишь по хаткам и расспрашиваешь о моей персоне, названиваешь жене и сообщаешь, что пока результата нет, но ты стараешься и кстати, не забудь добавить драматургии. Она у меня очень эмоциональная. Мол, скажи, как тебе её жалко, что как так можно поступить с такой красивой женщиной, бросив её в гордом одиночестве. И самое главное слово, которое заставляет мою жену верить: «Уверен, все будет хорошо. Вот увидите». Это спасет тебя от накопившихся проблем, и она не будет докучать твоему мозгу. Ты меня ищешь, вот и ищи дальше. Ну, так, что мы договорились?

Квартира с видом на Красную Площадь! Мать твою, кто бы мог подумать, что мой сосед горазд на такие трогательные подарки. Да я и вправду даже не мечтал о такой роскоши! Мы с Димкой -сынки олигархов и у нас свои договоренности. Можно и подыграть, но как это скажется на моей репутации? А пофиг, квартирка дороже. На работе, я буду делать вид, что работаю, а для имиджа, буду брать вещи, отчитываться перед дежурным, что я еду по вызову, а сам поеду на квартирку и буду кайфовать. Не жизнь, а море развлечений. И что, я так накинулся на Димку? Нормальный он мужик.

- Петрович, ну так что? Ты так и не ответил на мой вопрос, - отвлек меня от мыслей Димка.

- Я согласен на все, если ты, конечно, переедешь на Рублевку и будешь там скрываться от жены.

- Эдюх, ты чего? Я же сказал, что без подстав.

- С трудом верится, - хмыкнул я. – Ладно, я готов помочь, уступить тебе и поддакнуть в любой ситуации. Но, что ты  ответишь родителям, если они спросят, где ты шлялся все это время и почему так и не соизволил переехать к ним со своей женушкой? А ведь они не в первый раз предлагали.

- Не волнуйся, это уже не твои проблемы. Я найду, нужные слова. Так ты мне ответь, ты согласен или нет? Этот подарок слишком дорогой и я никогда, и никому не предлагал столь шикарной квартиры. Мне бы самому очень хотелось остаться в ней жить, но пойми, у меня жена, которая даже и не догадывается о её существовании и о том, что временами её блудный муж, водил туда свою любимую женщину.

- Что? Дима, ты отдаешь ему наши ключи? Да, как ты можешь? Ты же мне обещал, что как только все разрешится и каждый из нас разведется, то мы переберемся в твоё новое логово, и будем строить новую жизнь! – в истерике выпалила Каролина.

- Цыц, женщина! На этот раз шутки посерьезней. Не бойся, дорогая, я куплю новую квартиру, хотя нет… я познакомлю тебя со своими родителями и мы будем вместе, верь мне, я слов на ветер не бросаю, просто я хочу оказать поддержку старому приятелю, который так любезно согласился прикрыть меня от жены. Эдя, ну, что едем смотреть новую хату?

- Бесит, когда меня так называют! Да, я согласен. Мы квиты, - прошептал я и жадным взглядом уставился на ключи.

Поймав мой взгляд, Димка улыбнулся и попросил подождать его возле синей «Ауди». Я кивнул, попрощался с Каролиной и покинул квартиру.

Чтобы унять нервную дрожь, я вытащил сигарету и закурил. Вот это да! До сих пор не верится, что у меня будет шикарная квартира! Нужно немедленно вернуться домой и собрать вещи, объяснив отцу, что мне нужно ненадолго пожить у друга, ибо моя работа рядом с его домом и до неё так проще добираться. Папка поймет. Хотя, я уже достаточно взрослый, чтобы зависеть от отца. По крайне мере меня ничто не держит, ну кроме Виталика.

- Ну что? Поехали? – положил мне руку на плечо сосед, отчего меня сильно напугал.

- Что уже? Мне вообще-то, между прочим, на работу надо!

-  У тебя, что память короткая? – нахмурился Дима. – Не забывай, что сейчас ты ищешь меня вовсю и расспрашиваешь соседей о моей персоне. Это я к тому говорю, что работа не волк, в лес не убежит.

- Вообще-то, я на своей тачке приехал, если ты не видишь! – в ответ нахмурился я.

- Хорошо, тогда поехали, не будем терять ни минуты, - подмигнул мне Димон и сел в свою «Ауди».

- Дорога скользкая, а ты меня тянешь на такой риск, - буркнул я и уселся в свой автомобиль.

Когда мы выехали на шоссе, то я ощущал себя гонщиком, который пытается перегнать своего конкурента, для того чтобы завоевать первое место. Но жизнь, если посмотреть на неё трезво, тоже игра и каждый выбирает ту роль, которая по душе. Лично я, отношу себя к человеку, который ненавидит этот конченый мир,  готовый перевернуть все вверх дном, чтобы другим стало окончательно плохо. Порой, я позволяю себе такую черту характера, как доброта, но использую её очень редко.

Глава 7

- Добро пожаловать, мой дорогой. Чувствуй себя, как дома! – широко улыбнулся Дима, повернул ключ и открыл дверь.

Когда я переступил порог квартиры и осмотрел её, то у меня не на шутку закружилась голова и подкатил к горлу ком, чтобы не показать свою безмерную радость, я подбежал к окну  и открыл его, но увидев Красную площадь, мои ноги подкосились и я грохнулся на пол.

- Правда, дух захватывает от такой прелести? – рассмеялся Дима и помог мне встать. – А ты ещё хотел сказать моей женушке, что нашел меня. Вот видишь, для чего нужны друзья. Друг в беде не бросит и не даст упасть.

- Мы друзья? – вяло спросил я и шлепнулся на диван.

- Разве? Я думаю, что ты слишком многое для меня сделал, чтобы потом остаться ни с чем. Я очень хорошо отношусь к людям и отвечаю им добром на добро.

- Ну, мы не были такими уж и близкими корешами!

- Эдик, может хватит ворошить прошлое? Да, не отрицаю, что свадьба изменила меня до невозможного, но ты окунись в реальность! Сейчас, ты сидишь на диване и из твоего окна Красная площадь видна, а рядом я – твой самый верный друг и помощник. Эдик, я же вижу, какое чувство ты сейчас испытываешь, глядя на эту квартирку. Так, давай же оставим прошлые отношения и начнем дружить по-настоящему. По-взрослому. И к тому же, мы ещё не только друзья, но и коллеги по несчастью.

- Я все прекрасно понял. Не нужно мне об этом напоминать. А вообще квартирка – просто улет. Кстати, где у вас можно воды попить?

- Идём, я покажу тебе кухоньку, - широко улыбнулся Дима.

Кухня была фантастической! Обои в космическом стиле, синий потолок и светильник, сверкающий синим цветом, но и картина, на которой был изображен единорог, просто радовала душу. Я бы повесил тут портрет Юрия Гагарина, а то неуместно просто. Да и ещё и телевизор огромных размеров, вмонтированный в стенку - радовал глаз. Поверить не могу, что теперь я буду тут жить.

- Предлагаю выпить за новоселье, - сказал Димка, достал рюмки и наполнил их виски. – Настоящий французский виски, который нигде невозможно отыскать. Даже в дорогом супермаркете.

- Для меня найти любой виски - раз плюнуть. Если я захочу,  то могу заказать по интернету.

- Кстати про интернет, не забывай, что теперь у тебя есть халявный вай-фай.

- Мать твою, откуда у тебя такая роскошь?

- Не поверишь. Я её в лотерее выиграл, только пришлось ещё немного денежек добавить, чтобы уж наверняка, это была моя квартирка и ничья больше.

- Разве, такое возможно?

- Я же сказал, что не поверишь! Все невозможное – возможно, мой дорогой. Только вот, я её по чистой случайности выиграл. Нашел билет, думал: «дай попробую!». Сначала предполагал, что лохотрон все это, никакой квартирки не будет, а так пятьдесят рублей на телефон и вдруг, стоило мне только принять участие, как квартирка стала моей. Сам я в неё часто наведывался. Меня не удивляли, стены, Красная площадь видневшееся в окне, я даже особой-то радости не испытывал, ибо у меня есть свой уютный домишко, в котором намного круче, чем здесь. Ты мне лучше расскажи, как у тебя дела. Как жизнь молодая? Что там с Иркой? Как, я полагаю вы вместе живете и воспитываете сына? Хороший мальчишка, папа показывал мне его фотографии. Копия тебя, только глаза унаследовал от матери.

Выпив все до дна, я поднес пустой стакан ко лбу и принялся рассказывать о своей жизни. Про Иркины бесконечные скандалы, когда она носила под сердцем ребенка и не думала о том, что беременным нервничать нельзя. Про, то как она изменила мне, когда сыну исполнилось три года и про то, как я позволил ей уйти. Дима слушал меня внимательно ни разу, не перебив и это доставляло мне только наслаждение. Я рассказал ему, как ненавижу Ирку и готов придушить её, попадись она мне снова на глаза. 

Вздохнув, я налил себе виски и снова принялся рассказывать о том, как мне сейчас тяжело живется с папой:

-  Я вот думаю, может он все-таки одумается и найдет няньку, ведь я же не могу все время сидеть с ребенком.

- Ситуация, конечно небезвыходная, а наоборот очень даже оптимальная. Не знаю, чем твой отец думает, но идея с няней, по-моему шикарная. Обидно то, что твоя Ирка так и не осознала каково это быть женой олигарха.

- Мне бы память стереть и больше не вспоминать о ней,  довольно говорить о её персоне, я устал… пусть живет со своим французом и целует ему ноги за доходы, которые он приносит в дом. Меня лично, все устраивает.

Вытащив из пачки сигарету, я жадно закурил и забарабанил пальцами по столу.

- Ты похож на Шерлока Холмса, если честно. Деловой такой, с сигаретой, только у этого трубка была и преступления он раскрывал дедуктивным методом, так и ты за две минуты найдешь виновного.

- Элементарно, Ватсон! – рассмеялся я и затянулся.

- И угораздило же тебя пойти работать детективом! Вроде умом не отличаешься, а преступления раскрываешь, как газету.

- Вот так и получилось, дорогой. Сам-то я никак не хотел переться в эту конченую профессию, но отец заставил. Пришлось послушаться и работать среди убогих людишек, которые живут от зарплаты до зарплаты. Ты же знаешь, мой папа презирал олигархов, хоть таковым и являлся. Даже на работе никто не знает, что я очень состоятелен, это только в наших богатеньких кругах меня уважали и заваливали подарками. Я тогда ещё маленьким был, а когда подрос, то просто здоровались и интересовались моими делами.

- Могу сказать тебе одно, что наши родители хотели вместе сотрудничать, но не получилось. Конфликт у них произошел. И все из-за фирмы одной, будь она неладна! Если бы не этот случай, то тогда мы бы с тобой пошли по миру, как крутые перцы. Стоило нашим папкам объединиться. Я всегда хотел с тобой дружить, горел желанием прорваться в твой круг, ведь я знал, что твои прошлые кореша были влиятельными типами. С ними тебе было весело. А мама сказала, чтобы я держался от тебя подальше, потому что ты колешься и нюхаешь кокаин. После этого разговора я понял, что лучше быть самому по себе, чем с такими, как вы. А потом, я узнал, что ты лежишь в наркологической клинике. Вся Рублевка обсуждала и стыдила твоего отца, потому что тот не занимался воспитанием своего чада и упустил, не заметив того, что сынок-то уже, как месяца три на игле сидит.

- Это бред! Я не кололся!

- Это ты кому-нибудь другому расскажи. Не могу сказать, что не верю в сплетни, но послушать их из нашего олигархического круга – это значит, что своим собратьям надо верить, ибо тут все друг про друга знают. Не бойся, не только тебя обсуждали, но и меня с Маринкой, что выбрала нелегкий путь, как проституция. Я не виню её. В конце-то концов, каждый выбирает своего человека, и знаешь Эдик, я любил её, был слепым, не обращал внимания на прошлую жизнь любимой. Ведь, когда она вышла за меня замуж то, чуть ли не перед алтарем клялась мне бросить свою работу. Но, как я мог не простить ей этого, ведь кто кроме меня её-то замуж возьмет? Она же потаскуха! Отрезвев, я понял, что сделал ошибку, но разводиться с этой дрянью было выше моих сил.

Услышав рычащую мелодию, которая доносилась из Димкиного кармана, я вздрогнул и посмотрел на соседа. Тот достал телефон, глянул на экран и вышел.

Тяжелая музыка всегда была для меня любимой вместо шансона и попсы. Но только, я никогда не ставил металл на звонок, ибо мог распугать бабулек, сидящих в транспорте. Самым счастливым днем, для меня являлся концерт любимой группы, я мог запросто пробраться за кулисы и, заплатив звезде тысячу баксов, потребовать автограф и совместное фото, ссылку в инстаграм и домашний телефон. Поскольку, я страдал манией величия, то просил звездульку написать на билете наилучшие пожелания и поставить роспись.

А ещё, я отращивал длинные волосы, только потом пришлось обрезать из-за того, что папа настаивал. Мол, нужно устраиваться на работу, а ты дурью маешься, обрежь свои патлы и выходи в свет, а то похож на девчонку, да и ведешь ты себя последнее время, как девка, что тебе не скажи, сразу устраиваешь истерики. Ты ничего не понимал старый пень, тогда носить длинные волосы - было модно! Вернуть бы то время, когда я размахивал своей гривой, подходил к зеркалу и рассматривал себя, напоминая своему отражению о том, что я самый красивый человек во вселенной.

Когда Димон закончил разговор, вошел на кухню и, посмотрев на настенные часы куда-то заторопился, я не смог не поинтересоваться:

- Куда это мы собрались, молодой человек? Неужели Каролинка соскучилась?

- По работе звонили. Заказ пришел. Нужно срочно все организовать, ибо могу остаться без штанов.

- А кем ты работаешь?

Но Дима так и не ответил на мой вопрос, а просто попрощался и пулей выскочил из кухни, а затем, сильно хлопнул входной дверью. Благо штукатурка крепкая, а то я бы удивился тому, что в такой элитной квартирке некрепкий потолок.

Посидев, ещё часика три, я посмотрел на время и вскинул брови. Вот это да, засиделся я. Пора уже ехать, а то через несколько секунд начнется шоу, опоздаю ещё и упущу все самое интересное. Взяв ключ, я налил себе ещё виски, выпил, а затем отправился на улицу греть машину. Холод стоял невыносимый, хоть бы ещё нормально доехать.

Через десять минут, я выехал на шоссе и направился в сторону работы. Конечно, я был уже слегка пьян и если свои унюхают алкоголь мне не поздоровится, ибо нельзя пить в рабочее время. Этот закон создала Россия, да и не только, но ещё и мой закадычный папаня, который жесть, как не любит то, когда его сыночек пьет без повода. Папа считает, что если я буду так сильно злоупотреблять, то превращусь в алкаша и потеряю все что имею, а это: дом на Рублевке, свое значение в этом мире и семью, которой сложно назвать.

Отец всегда напоминает мне о том, что я уже стал отцом. Мудрым человеком, который готов рассказать сыну о сути простых вещей и направить на нужный путь. Все это он, конечно, правильно говорит, но… Это мой ребенок и мне виднее, какую воспитательную работу с ним провести!  Вот, когда моему сыну стукнет годков пятнадцать, то я обязательно расскажу ему о вреде наркотиков, научу держаться стойко и не давать спуску бабе, и выбирать ту, которая согласится быть с тобой и в горе, и в радости. А потом, когда наступит время, расскажу сыну про похотливую мать, которая бросила семью ради французского мачо Жюльена.

Нормальным людям никогда не понять человеческие поступки. Кто-то считает себя правильным, кто-то сомневающимся в себе человеком, который принимает нужные решения, но не всегда готов их осуществить. Это жизнь и её надо упрощать до невозможного. Иногда мы не можем принять людей такими, какие они есть, просто разговариваем с ними и пропускаем их речь мимо ушей, не принимая тот факт, что возможно они хотят выговориться или довериться. В этом и есть наша эгоистичная ошибка, мы потом сами становимся точно такими жертвами и очень сильно расстраиваемся, когда слышим не то, что хотели.

Глава 8

Как прошла тусовка, знаю только я, именинник и коллеги. Это было самое крутое день рождение, организованное мной впервые. Сначала Толик не понял юмора, почему Паша завязал ему глаза и приказал следовать за Зинкой, но все же парню пришлось подчиниться. А я тем временем сидел в конференц-зале и разрабатывал план:

- Как только зайдет Толик, - объяснял я. – Все громко скажут: «С днем рождения!» и захлопают в ладоши.

Все произошло так, как я захотел. Зашел Толик, Зинка сняла с него повязку и все пошло по плану. «Компьютерный гений», был просто в шоке! Еще бы, никто ему не делал таких подарков, как ни сам Эдуард!

Не буду рассказывать, как мы: ели, пили, произносили тосты и просто обсуждали нашу работу и Ленчика, который вечно всем недоволен, лучше начну с того, как меня благодарил Толик, когда все пошли танцевать, а мы сидели за столом, смакуя энергетик из трубочки:

- Персиков, ты сумасшедший! Ты меня скоро в могилу сведешь со своими неожиданными сюрпризами!

- Тебе ли о смерти говорить, парень? – пьяным голосом спросил я. -  Да, не стоит благодарностей, это моя работа помогать людям.

Толик никогда не пил в отличие от меня, так кружку безалкогольного пива, а сейчас он сидит со мной с полной банкой энергетика и потихоньку делает маленькие глоточки. И, что я к нему придираюсь? Человек за ЗОЖ, хотя по нему не видно. Бывает, запирается у меня в кабинете, после рабочего дня и хлещет со мной коньяк, как воду. Мол, говорит, надоело ему тут работать, хочется хоть немного отдохнуть, взять отпуск, в конце-то концов и свалить на море.

Выпив до дна энергетик, я тряхнул головой и кинулся к толпе. Мне было плевать, что подумает народ, глядя на то, как я двигаюсь в такт музыке, дергая во все стороны частями тела. Как же здорово, когда у кого-то праздник и можно развеяться. Папа сказал, что эта последняя вечеринка в моей жизни? Да пошел он на три замечательные буквы! Такие, как мой старый козел не способны понять вкус свободы и независимости.

В моей голове творилась неразбериха, я думал о чем-то своем, мне казалось, что я один и что те люди, которые окружают меня – полное дерьмо, а я цветочек. Я смеялся, толи от того, что осознал, что я один такой неповторимый, толи от того, что день рождение проходит очень весело, принося мне кайф.

Кто-то взял меня за руку и потащил за собой. Обернувшись, я увидел Зинку, которая тут же с хмурым видом посадила меня за стол. Не понимаю, что у бабы с настроением, чего она на меня так недовольно уставилась? Подружка, словно просканировала мои мысли и зло спросила:

- Неужели ты и вправду готов вызвать сюда стриптизершу, лишь бы всем было хорошо?

- А, Пашка проболтался. Ну, да вызвал! – с вызовом ответил я. – А чё такое?

- А то, что это переходит все пределы невозможного! Быстро говори мне номер и я немедленно отменяю заказ пока не поздно! Это уже не шутки, а все очень серьезно, каждая твоя выходка может дурно повлиять на нашу работу! Ты подставишься, шеф попадет в ту же ситуацию. Да он же нас разгонит к чертовой матери, если узнает о том, что за стрип-шоу ты тут устроил, привлекая к своему коварному плану нас!

- Я не помню номера. Он был на бумажке и её использовал в качестве туалетной и смыл в унитаз! - пьяно заржал я, чем и привлек к себе внимание коллег.

Зина ничего не успела ответить, потому что вмешался Пашка, увел её за собой и через несколько минут вернулся один:

-  Все в порядке. Можешь веселиться со спокойной душой, до той поры, пока шеф не узнает о том, что здесь происходило в его отсутствие. Как же так! Эдик, человек которому доверяет наш босс, нахваливает, души не чает, - начал ехидничать он. – Мог его вот так подставить, устроив вечеринку в престижном агентстве. А, что? Нам же все можно, мы ж сегодня в роли царя! Корона-то, не жмет, случайно?

Я оскаливаюсь:

- Ну, допустим, он не узнает об этом если… Кое-кто ради чаепития с ним, не проговориться, а то уж я знаю одного типа, который готов ноги ему целовать, лишь бы тот разрешил воспользоваться своим чайным пакетиком или своей кружкой, которую он только что облизал своими измазанными шоколадным печеньем губами! Кстати, а ещё этот паренек косо на меня посматривает, когда я задерживаюсь в кабинете шефа, рассказываю ему о делах своих и пью вместе с ним чай. По-моему, он гомик раз ведет себя, как ревнивый жених и чуть ли не каждый день загоняет о том, как ему очень не хватает рядом собой, теплой, трудовой руки, нашего многоуважаемого Леонида Константиновича!

Услыхав все это, Паша сжал кулаки, запыхтел и зло уставился на меня, словно понял о ком, я веду речь и попытался возразить, но не успел. Как только, я повернул голову в сторону праздничного стола, на котором стояло много бухла, то потерял над собой контроль. Демонстративно взяв, полную бутылку «Дениелса», я покинул конференц-зал и отправился допивать все содержимое в туалете.

Закрывшись на щеколду, я прислоняюсь спиной к стене и делаю несколько глотков. О, наслаждение, как хорошо пить в гордом одиночестве, когда слышишь, как эхом отдает музыка, и ты чувствуешь себя на седьмом небе от счастья.

Когда бутылка была почти пуста, то в глазах все помутнело. Я ничего не соображал в этот момент, что со мной, где я и почему так шумно и все горланят? И только речь пацанов, из соседнего отдела вернула меня ненадолго к реальности. Они говорили о том, что стриптизерша приехала не одна, а с директором. Я резко открываю дверь и заставляю пацанов вздрогнуть.

- Эдик, что за номера? Сидишь в сортире и хлещешь вискарь, как воду. Это же полное неуважение к нам, мог бы предупредить, мы бы одноразовые стаканчики принесли, раз уж на то пошло.

Я не дал ответа и тихо спросил, почему девушка прибыла в сопровождении директора, а не с официантками. На что мне ответили, что тот слишком сильно за неё боялся, вдруг пьяные клиенты начудят. Мало ли, девушка потом крайней останется, зачем ему все это? Лучше уж сразу подстраховаться.

- Господи, какой детский сад, - фыркнул я и пьяной походкой покинул туалет.

То, что я увидел, не поддается описанию! На сцене стояла девушка и танцевала так грациозно, что у меня перехватило дыхание. В этот момент меня словно, взяли за резинку трусов и резко отпустили, как в американских сериалах, ибо я несся к девице, как сумасшедший, чтобы её полапать. Вместо того чтобы осуществить грандиозный план, я подошел к ней обнял за талию и почувствовал головокружение. Отпустив телку, я оперся о стену руками и схватился за голову.

- Эдик??? – если судить по голосу, то он принадлежит моему бывшему соседу, который женился на прошмандовке, потом променял её на любовницу и прикинулся без вести пропавшим. Ну, или можно подумать, что я допился окончательно и теперь мне повсюду мерещатся Димы.

Спустившись со сцены, я поплелся к столу, плеснул себе ещё вискаря и хотел, уже было опустошить рюмку, но у меня её тут же выхватили. Я поднял голову и обомлел. Передо мной стоял Димка. Точно, не показалось! Это и был он! Весь такой деловой в пиджачке, с галстуком, в кольцах. Забрав у меня рюмку, сосед  осушил её и, вытерев рот, сказал:

- Харе бухать! От тебя итак перегаром разит!

Я потер глаза и проморгал столько раз, сколько хватило сил. Глаза чесались и хотелось спать. Нет, ну у меня точно белочка! Не веря своим глазам, я полушепотом спросил:

- Дима? Неужели это ты или у меня обман зрения? Нет, мне просто показалось. А если нет, то попрошу тебя свалить отсюда, пока я не разбил бутылку об твою безмозглую голову! Хватит меня преследовать, лучше иди к своей любовнице или убитой горем жене. Уйди! – начал размахивать руками я, будто они помогут отогнать прочь негодяя.

- О, я вижу, ты перебрал, - присвистнул сосед.

Этого я меньше всего ожидал увидеть. Этот крендель что, преследует меня? Господи, как он мне надоел, что в юности, что в настоящем времени. Пусть он свалит. Я не хочу его видеть. Он что пришел забрать мою квартирку? Так я и не позволю! Пусть катится своей дорогой.

Что было дальше, я помню туманно, кроме того что чувствовал чьи-то руки, которые толкали меня вперед и грозный голос, приказывающий мне сесть в машину. Вскоре, я отключился.

Глава 9

На следующее утро, я проснулся с ужасной головной болью и откуда-то взявшейся тревогой, во рту было сухо и хотелось встать с кровати и направиться на кухню, но душа требовала похмелиться.

- Проснулся? Вот и прекрасно, я уже думал, что ты никогда не встанешь.  Ну, как ты? Голова не раскалывается? Хотя, чего я спрашиваю! Почетный алкаш, всегда будет мучиться со своей головной болью! На-ка, вот похмелись, авось и легче станет, - сказал Дима и протянул мне бутылку вискаря. – И ещё, хватит дурью маяться. Бухаешь, как не знаю кто, так и спиться недалеко. Ты не только работу потеряешь, но ещё и свое место в обществе. Тебя будут избегать, никто не захочет помочь тебе, ты будешь постоянно ходить с протянутой рукой или же стоять возле церкви, прося милостыню.

- Дурость городишь. Никто меня не будет избегать! - отрезал я и сделал несколько глотков. – Никогда бы не подумал, что ты директор ресторана, наверно тебе за это, хорошо платят, и ты катаешься, как сыр в масле. Вот уж не предполагал, что сын влиятельного типа, может так лохануться.

- А работа директора, это не так уж и плохо, по крайне мере, если сравнить с твоей профессией. Я вот, тоже не думал, что с твоей-то логикой можно в детективы поддаться. Вроде  умом не блещешь, а такие перспективы имеешь в обществе, что тебя аж нахвалить никак не могут. Только и слышно по телеку, какой у нас Эдуардик умничка!

- Меня батя туда пристроил, один бы я не за что не пошел!

- Слушайся папочку, Эдик, кто ж ещё тебя уму разуму научит, как не он? Вот я, например, тоже раньше плевал на мамкины советы, не слушал её, а в итоге: женился на проститутке и стал директором ресторана, а мог бы править миром, как Владимир Путин.

- Скажешь тоже, - усмехнулся я, плюхнулся на кровать и протянул Диме бутылку. – Тебе до Путина, как до Киева пешком.

Неожиданно в кармане завибрировал мобильный и, увидев на дисплее номер отца, мне вдруг стало не по себе и я уставился на Димку, который прожигал меня взглядом, говоря, мол, ответь.

Проглотив в горле ком, я взял себя в руки и на секунду позабыл о том, что ещё окончательно не протрезвел. Голова гудела, виски сдавливало, складывалось ощущение, что сейчас я заговорю с отцом, на языке Виталия Кличко.

- Алё, - осторожно ответил я.

- Привет, сынок, а ты где? Ты на часы смотрел? Уже ровно два часа, какого черта ты не берешь трубку!? Я тебе звонил, звонил, звонил, звонил, а ты не в какую! Что, спишь что ли? Набухался наверно вчера, теперь отсыпаешься, как сурок! Ладно, мне до этого нет никакого дела. Считай, что халява закончилась. Немедленно собирайся и дергай домой. Я все-таки подумал и нашел няню.

- Если ты нашел няню то, мне какое до этого дело, или хочешь, чтобы я оценил её, как человека? Папочка, не нужно напрягаться, мне любая сгодится, лишь бы она за ребенком присматривала.

- Я, что непонятно выразился??? – не на шутку разозлился отец. - Ноги в руки и пошел! И если через пять минут ты не объявишься, то пеняй на себя. Я с тобой сюсюкаться не буду, запру дома и сделаю так, что ты больше никогда не увидишь свою работу, а будешь сидеть с сыном и помогать женщине. Ведь ты же знаешь, какой бы девушка не была - ей всегда будет нужна мужская помощь.

От последних слов, мне стало ещё хуже и, пообещав папе, что поймаю попутку и буду дома, как штык, я отключился и посмотрел на Диму:

 - Отец просит приехать, а такой не кайф, если бы ты знал…

Быстро одевшись, я посмотрел на себя в зеркало. Красные глаза, темные круги и немного набухшее лицо. Положив две пластинки жвачки в рот, я напялил очки, чтобы солидно выглядеть.

- Зима на дворе, а он очки надел, ну не дурак? Сразу видно, что у тебя мозги ещё не атрофировались, - послышался из-за спины голос Димки. – Возможно, я сошел с ума, но раз ты в такой безвыходной ситуации, то я готов тебе помочь. Может предложение тебе покажется глупым, но я все же спрошу… Ты когда-нибудь пользовался косметикой?

От такого вопроса, я опешил:

- Самоваров, ты, хоть думаешь, что говоришь? Какая косметика, я что гей, по-твоему?

Димка не дал ответа и лишь попросил меня отойти от зеркала. Послушав его, я почесал затылок и стал наблюдать за тем, как сосед открывает тумбочку,   достает тональный крем, а затем с милой улыбочкой заставляет меня намазюкаться. Да, что-что, а у Димы всегда были нелады с головой, хотя выбирать не приходится. 

Когда все мои недостатки были замазаны, я снова посмотрел на себя в зеркало и присвистнул, на меня смотрел совсем трезвый Эдуард, который только что проснулся в хорошем расположении духа.

Выйдя на улицу вместе с Димкой, я почувствовал себя неловко. Этот сумасшедший тип предложил мне воспользоваться косметикой. Нет, я конечно понимаю, что мое имя рифмуется не самым приятным для меня словом, но все же, мой сосед полный идиот. Только такие ненормальные, как он способны предложить намазюкаться косметикой и выйти свет. Главное, чтобы папа не заметил, как изменился мой цвет лица. И откуда у него только взялась тоналка? А может быть он из этих… из голубков? Вполне возможно, что тональный крем принадлежал Каролине. Он же водил её сюда.

- Давненько я не был на Рублевке и вот настал тот день, когда тебе захотелось домой. Так что я теперь могу тебя доставить в целости и сохранности, ну что трогаем?

Сев в машину к соседу, я как бы между делом спросил:

- Разве твои родители не навещали тебя? Как же вы тогда общались… ничего не понимаю…

- Почему, не общались? Папка приезжал вместе с мамкой, просто я поставил ультиматум, что не за что не вернусь на Рублевку. А то Маринка так захотела расслабиться, что я вовремя заставил спуститься её с небес на землю. Сказал, что не фиг делать на этой Рублевке, ибо там только зажравшиеся олигархи и ленивые женушки, которым постоянно скучно без своих мужей. Все-таки, нужно развестись с дурехой. Эх, жалко, что я этого не сделал раньше. Теперь приходится притворяться без вести пропавшим. Но ты-то, я надеюсь, зла на меня не держишь?

- Забей, - отмахнулся я и посмотрел на дорогу.

- А тебе идет косметика, ты такой мужественный, - заржал Димка.

- Ещё скажи, что я вылитая Кончита, осталось только бороду вместе с волосами отрастить!

- Ну, это ты загнул, - не переставал смеяться Дима. – Вот ты бесишься, а я между прочим, еле вчера тебя до машины дотащил. Пришлось попросить соседа, чтобы тот помог мне поднять тебя и донести до кровати. Тот мужик при понятиях, не стал засыпать меня вопросами. Стоило мне только деньги большие ему всучить. А так, дурное дело - не хитрое, так что ты мой должник.

- Чего??? Это ты мой должник! Ты усек??? Я прикрываю твою задницу, а не ты мою!  Подумаешь, нажрался, как свинья, так со всеми бывает, кто отдыхает на всю катушку! – не на шутку разозлился я, хотя если  бы голова не так сильно гудела, мог бы и поспокойней ответить соседу. Но этот хмырь вывел меня из себя.

- Эдик, прекрати на меня орать, а то я приму меры и высажу тебя. Тогда ходи, как придурок и лови попутку. Радуйся, что у тебя вообще есть я, а то, как бы ты жил все это время? Естественно с папкой и сыном. А знаешь, что меня удивляет?

- Что?

- Твое наплевательское отношение ко всем! Ты пьешь, куришь и даже не думаешь о том, что твоему ребенку вообще без тебя хреново. Нормальные отцы, приносят деньги, уделяют время своей семье, а ты как осознал, что рублевский паренёк, которому нужна халява и телочки, так вообще голову потерял, забыв о том, что  ребенок – это то, что меняет родительское мировоззрение.

- Сказанул. Витасу некогда скучать, потому что папка, то есть я понакупил ему кучу игрушек и конструкторов, Так что мальчику есть чем заняться в свободное время, пока папки нет дома. Это же ребенок, у него совсем другие интересы. В его возрасте, я вообще любил сидеть у телека и хавать вкусные конфеты. С Виталиком – все просто. Думаю он вырастит хорошим мальчиком. У него будут прекрасные оценочки и возможно, он пойдет на вышку, станет знаменитым юристом, или кем-нибудь ещё, но только не наркоманом.

- Правильно мыслишь, Эдик. Жалко, что дети иногда расплачиваются за ошибки своих родителей. Твой может быть и не таким идеальным, как ты его представляешь. Папка твой тоже наверняка думал, что  ты будешь прилежным учеником, послушным мальчиком, но он ошибся. Мальчик, которому стукнуло пятнадцать лет, отрастил волосы, стал слушать рок, курить анашу и тусить с настоящими бандюганами, которые учили его самому плохому. Твой Виталик, может стать таким, как ты. Генетика, что подделаешь.

- Не суйся в мою жизнь! – процедил сквозь зубы я. – У тебя вообще детей нет, потому что твоя профурсетка никак не могла забеременеть, вот ты и цепляешься ко мне, предъявляя всякие претензий! Закрой свой поганый рот, или же я позвоню твоей жене и сдам с потрохами и тебя, и твою ненаглядную телку. Меня лучше не злить, Димон, я ведь тоже могу дать ответный удар.

- Шантаж! Да ты в своем уме, Эдик? Я тебе правду говорю, которую ты должен был ещё осознать в свои пятнадцать, а ты давай бросаться в крайности. Жене позвонишь, сдашь меня…

- Семнадцать, - поправил я его недовольным тоном. – В семнадцать, я начал баловаться дурью. Ты не слишком хорошо обо мне знаешь. Не стоит затрагивать тему. Это моя жизнь, мои прошлые ошибки и совать тебе свой нос, я категорически не советую.

- Одинокий ты друг мой, девчонку тебе надо, тогда и смысл жизни появится, тогда и пить перестанешь, в люди выйдешь. Любовь, она же тоже наркотик, втянешься, потом ломает без человека. Обретешь свою половинку, будешь дарить цветы и устраивать романтические вечера.

Нахрен мне сдались все эти слюни! Димка, что совсем спятил?

Я громко заржал:

- Какой романтический вечер??? Что за бред ты несешь? Ну, разве, я похож на романтичного человека??? Разве, я готов зажечь свечи и пригласить любимую девушку за стол, чтобы сказать ей пламенную речь, как мне с ней хорошо и что она у меня первая и последняя??? Романтика – это фуфло. Девушки, которых я встречаю на своем пути типичные ТП. Крутятся возле зеркала, красят свои реснички и говорят себе о том, что они лучшие и что рядом с ними должен находиться настоящий мужик, у которого полно бабла и который будет разрешать все, что захочешь! Дима, ведь ты тоже обжегся этой чертовой любовью, теперь, что хорошего? Ты бежишь от своей чики, прячешься за мою спину, а сам… Думаешь, как довести её до психоза. И тебе наплевать на её чувства, потому что на таких, как она люди не женятся. Я тоже думал, что любить девушку увлекающуюся бодибилдингом – это круто, но ошибся… Ты тоже думал, что любить проститутку – это замечательно. Мы ведем себя неправильно, эгоистично… нам стыдно за свои поступки, хотя говорят что у мужиков нет ни стыда, ни совести, что они самоуверенные типы, но это нас отличает. У нас была совесть, и мы чувствовали подвох в ситуации.

- Тебе нужна настоящая девушка, та что может погладить и приготовить вкусную пищу. Пусть Ирка и была твоей ошибкой, но нужно смотреть в настоящее и двигаться, вперед переворачивая свою жизнь вверх дном. Забудь об Ирке. Забудь, что она тебя кинула. Ребенку нужна мать. Вспомни себя, как тебе было плохо без матери? Вот так вот. А если у твоего ребенка будет такое? Ты только подумай, что он испытает на себе…

- Хватит! – не выдержал я. – Моя жизнь – самая замечательная. Моя свобода – это то, что у меня отнять нельзя, и я радуюсь тому, что снова стал частью себя. Я люблю всех одинаково: свое одиночество, семью, но порой ненавижу отца, который вечно учит меня, как жить. А если присмотреться у меня всё хорошо.

- Ты всех баб делишь: на приличных и неприличных, сколько можно?

- Отвали! – отвернулся к окну я.

- Ну, вот мы опять друг друга не поняли. А жаль, очень жаль…

Димка немного помолчал и добавил:

- А может тебе перевезти сына в новую квартиру? Ну, чтобы отец не донимал…

- Папа любит Виталика и не за что не отдаст его мне, - с горечью отзываюсь я. - Он считает, что внуку приятно находиться в большом доме, в котором можно порезвиться, поплавать  в детском бассейне и пообщаться с нашими добрыми охранниками, которые читают ему сказочки и укладывают в кроватку, накрыв теплым одеялом. Правда, проскакивала у меня незатейливая мыслишка забрать сына собой и сделать так, чтобы папа больше не лез на нашу территорию, но… я не смог её осуществить. Но сейчас я на сто процентов уверен в том, что все в моих руках. Сын привык не только к дедушке, но и к маме, которая предала его и вышла замуж за нового папу. Частенько он спрашивает меня о ней и задается вопросом, куда поддевалась его мама, на что я отвечаю, что она временно в командировке. Один раз я не выдержал и сказал ребенку правду.

- Ты спятил?

Я не дал ответа.

- Ты пойми, Виталику тоже сейчас не ахти, ведь он ещё ребенок и ему необходима мать, которая могла бы уделить ему внимание, провести с ним чудесно время и поделиться своей любовью, - сказал Дима. – А ты отказываешься понимать простые вещи.

- Без иронии, Ирка никогда бы так не сделала. Я это прекрасно знаю, - холодно ответил я и ухмыльнулся. - Не любила она Виталика и никогда не пыталась. Не нужен, он ей был вовсе. Не такую жизнь, она себе представляла.

Дима тяжело вздыхает и смотрит на дорогу:

- Я, конечно понимаю, твою боль, переживания по этому поводу, но жизнь-то на этом не закончилась, а стремительно продолжилась. Отбрось мысли по поводу Ирины и отвлекись. Перестань выкуривать всю пачку «Винстона» за день и бухать, как настоящий алкаш. Мужское здоровье – железное и может выдержать все, но поверь, лучше уж курить по одной сигарете, чем вот так как ты… Тебе нужно разнообразие, ты помираешь от скуки и не знаешь, чем себя занять. Ребенок – скукота, дом, о котором мечтают все люди на земле, тоже тебе скучен.  Тебя ничто не радует. Найди себе хобби, в конце концов. Свали в магаз накупи кучу шмоток, самых вкусных деликатесов и тархун. Праздник живота – ограничен.

Я округляю глаза и киваю. Димка прав, я подыхаю от скуки и мне нужно развлечься. Но ведь я все правильно делаю, гуляю до полуночи с корешами. Например, зависаю в элитных клубах Москвы. Вот только для полного счастья не хватает девушки, красивой, интересной. Чтобы от одного её взгляда мое сердце остановилось, а разум отключился. Но, увы, я ненавижу любовь, ненавижу влюбленные парочки, которых я встречаю на площади и ненавижу страстные поцелуи.

Глава 10 

Каждый понимает любовь по-своему. Лично для меня любовь – это когда девушка оказывает тебе интимные услуги за деньги, а ты получаешь от этого кайф, записываешь её телефон и вызываешь снова на дом, когда тебе скучно и хочется незабываемых ощущений. Нет, это сплошная проституция. Боже, походу я ещё не вылечился окончательно. Наркоманские мысли так и лезут в мою голову.

Отец всегда говорил, что без женщины мы сами воспитаем ребенка, поставим его на ноги, будем покупать самые красивые игрушки и сделаем детство Виталика – самым незабываемым. Папка мечтал, чтобы мой сын, отличался от других детей сообразительностью, а я крутил пальцем у виска и говорил, что Виталий итак способен на многое. Например: выносить мой мозг.

Когда машина остановилась возле моего дома, я вздохнул и уставился на ворота:

- Поехали обратно, я не хочу туда идти. Видеть недовольное лицо моего папани, выше моих сил.

- Эдюх, я тоже буду по тебе скучать, - заржал Димка. – Ты давай, не кипишуй. Папка у тебя при понятиях. Не рассекретит, если будешь соблюдать меры предосторожности. И к тому, же от тебя пахнет мятой. Так что повода для паники я не вижу. Иди, давай, мы с тобой обязательно пересечемся, иначе быть не может.

- Дурак ты, Самоваров, - рассмеялся я в ответ и покинул салон.

Как только машина скрылась из виду, я подошел к воротам и сильно надавил на звонок.

- Кто? – спросил меня Рома-охранник.

- Хозяин, кто ж еще, - усмехнулся я и стряхнул с плеча невидимую пылинку.

- Подождите, сейчас…

Щелкнув замком, Рома открыл передо мной дверь и округлил глаза:

- Эдуард Петрович?

- Эдик, - причмокнул я и вошел во двор. - А я вижу,  ты только, что вступил в свою смену?

- Петр Ильич просил провести Вас в зал.

- А я и не сомневался в том, что папка носится со мной, как с маленьким. Охраничков приставляет, словно в нашем городе началась перестрелка и меня срочно нужно эвакуировать. Не боись, я сам знаю, где моя хата! Уйди с дороги, - толкнул я громилу и отправился к папе.

Папка сидел в кресле-качалке и общался с какой-то незнакомой мне бабой, у которой были ножки, как палки и большая грудь. Да уж не густо, для новой няньки.

- Привет, пап. Я приперся, как ты просил, - вел я себя слишком самоуверенно, строя из себя хозяина этого престижного особняка. Рядом с папкой, я чувствую безграничную власть и временами теряю над собой контроль.

Плюхнувшись на диван, я закинул ногу на ногу и посмотрел на худышку, та покраснела и отвела глаза в сторону. Сразу видно, что я смутил её своим присутствием. Ну что ж бейби, это только начало, ягодки будут впереди.

- Я рад, что ты побросал все свои дела и нашел минутку, чтобы познакомиться с новой няней Виталика, - спокойно сказал отец. А сам-то, небось не в себе от моего поведения. Но он держится стойко. Мужик.  – Это Вика. Прошу любить и жаловать.

- Эдуард, - махнул рукой я и взял со стола кисточку винограда. – Расскажи о себе, что ли… Откуда ты, чем занимаешься? Любимая, музыка, кино… Смотри, я любитель побродить по киношкам, если захочешь могу сводить. Сядем на последний ряд, будем жевать попкорн и временами поглядывать друг на друга.

- Эдик, прекрати немедленно! – шикнул на меня папа, а затем повернулся к уже покрасневшей, как помидор Вике и принес свои извинения: - Прости, пожалуйста, просто мой сын хочет показать себя настоящим джентльменом, но видимо теряется и несет всякую чушь. Он у меня такой, веселый.

Девчушка посмотрела на отца:

- Ничего страшного, я все понимаю, - сказала она, а затем перевела взгляд своих красивых зеленых глаз на меня и чтобы окончательно не растеряться, от моей красоты, небось, посмотрела на свои руки: - Я приехала из Иваново.

- Иваново – город невест, - начал подкалывать я. – Город эскорта и дорогих проституток. Теперь понятно, за каким хреном вы в Москву припираетесь. Бордель уехал, проститутки остались? А вообще, мне нравится этот город. Мы с батей часто в него наведывались. У него  там сестра живет. Одинокая женщина, скажу тебе откровенно. Ну так вот, она тоже решила судьбу свою устроить, свалила к нам в Москву и живет теперь, как у Христа за пазухой. А ты видно девонька, решила нянькой устроиться? Это план у тебя такой, да? Заполучить богатого Буратино? Так вот фиг тебе! Ты живешь по принципу: «Из грязи в князи»? Что ж неплохой ход. Ты только знай, что с моим сыном бесполезно тягаться, ему видите ли мамку надо. Не хватает нам её, кукушки.

Девушка похлопала от удивления ресничками и уставилась на меня, открыв рот, но папа быстро сгладил ситуацию:

- Прошу извинить моего недоумка. Приличный возраст, а ведет себя, как дите.

- Да, папочка! Двадцать два года, это совсем цифры! Так давайте же пойдём с моим сыном в песочницу и будем лепить пасочки, а потом обсыпать всех песком и прятаться за угол дома, играя в прятки. Пойдемте, порубимся в денди, посмотрим рейнджеров, человека-паука, черепашек-ниндзя и спокойны ночи вместе с Хрюшей и Степашкой. Кстати, я тут недавно мимо магазинчика проезжал, а там именно они и продавались, хорошенькие такие, прям ми-ми-ми! Жалко, что только Фили не было, а я ведь так хотел преподнести его сыну или же на худой конец себе оставить. Пусть ребенок не заморачивается, я ему нового куплю!

- А ну-ка прекрати немедленно или я тебя сейчас выкину отсюда! – сквозь зубы произнес отец. –  Не обращайте на него внимания. Вы только скажите, согласны ли вы работать в нашем доме? Если, что я всегда смогу вас защитить от моего грубияна, вы только свистните.

- Да-да. Я согласна, Здесь очень уютно, - чуть заикаясь, сказала Вика. - Я могу пройти в свою комнату?

- Конечно деточка, но сначала познакомьтесь с моим внуком. Он такой прелестный. Вы главное не бойтесь. Все в порядке, мне надо тут с сыном перетереть.

Когда Вика удалилась к сыну, то отец подошел ко мне вплотную и влепил пощечину:

- Если бы ты только знал, гнида как я хочу убить тебя, да вот руки не доходят, поскольку у тебя ребенок, который тебе нафиг не нужен! Что ж ты меня перед людьми-то позоришь??? Не лучше было промолчать? Или ты показываешь свой характер заранее??? Мол, я хозяин, а ты холоп, будешь приносить мои тапочки, а я гладить тебя по голове, так!? Правильно, что Ирка от тебя ушла! Я б на её месте, тоже не стал лясы точить, а сразу тряхнул за плечи и привел в чувство. Господи Эдик, какая же ты мразь! Немедленно прекрати себя так вести, а и иначе, я вычеркну тебя из завещания и отправлю жить на улицу!

- Зачеркивай! Как будто ты и раньше мной восторгался и считал любимым сыночком! А на самом-то деле ты терпеть меня не мог и ждал господина случая, чтобы высказать мне в лицо то, что думаешь обо мне, когда мы жили в одном шалаше! – воскликнул я, сплюнул косточки винограда на пол и направился в коридор. – Ноги моей больше не будет в этом доме!

Через пять минут, когда я покинул стены дома, то поймал попутку и назвал свой новый адрес. Перед глазами стоял образ, той растерянной Вики, которая сдерживала слезы от моей грубости и пыталась взять себя в руки. А я дурак, не подумал, что девчонке нужна поддержка, хотя… что сделано-то сделано.

Глава 11

Вернувшись домой, я сполз вниз по стенке и схватился за голову. Не могу поверить, что папа так поступил со мной. Стал распускать руки, орать как резанный, только из-за того, что  я обозвал новую няню Виталика. Подумаешь, высказал свое мнение! Что тут такого, если это правда. Смыть бы с нее всю косметику и посмотреть насколько она привлекательная.

Внутри меня что-то рухнуло. Ощущения после встречи с отцом, были не из приятных. Хотелось бы всю жизнь просидеть на этом полу в коридоре и обдумывать каждое слово, которое произнесли, Вика и папа, а потом говорить себе, мол, надо было вот так ответить. Чего это я тупанул?

«Не предавай мечту, живи и двигайся вперед. Люби и будь одержим», каждый раз я повторял себе такое, после того, как папа говорил, что я дерьмо и у меня ничего не выйдет.

Родители, вечно манипулируют тобой, заставляют плясать под свою дудку и говорят тебе те слова, от которых ты не застрахован.

Жизнь была для меня светом в окошке, а теперь пришел туман, дожди и ночное небо, которое как на Северном полюсе, никогда не светлеет. В моей душе наступила тоска, сердце ныло и хотелось повеситься.

После того, как я уехал, совесть во мне вообще не проснулась, мне не хотелось звонить домой, в ожидании того, что трубку возьмет Вика, и я извинюсь перед ней. Совсем нет. Я просто почувствовал себя освобожденным от родительских оков.

Я закрыл глаза, обнял колени руками и уткнулся в них лбом, тяжело вздохнув, но долго сидеть на полу не пришлось, в дверь позвонили.

- Кого ещё там принесло? -  проворчал я и посмотрел в глазок. Это был Самоваров. – Разве ты не должен был остаться на Рублевке? Проваливай!

- Открой дверь, поговорить надо. Вижу, что ты не в духе, разговор с твоим отцом снова пошел не так? Эдик, я не могу обсуждать это здесь, давай же, не выпендривайся и тяни за ручку.

Пришлось открыть и пустить парня в его хату. Ну что подделать, если наглость для него – второе счастье?

- Проходи, - сказал я и направился на кухню.

Сев на стул, Димка развязал шарф и, запыхаясь проговорил:

- Слушай, налей мне коньячку, а то холод собачий аж трясет.

Ничего не сказав, я молча наполнил рюмку и протянул её покрасневшему, как рак Диме. Облокотившись о мойку, я посмотрел на соседа и закурил.

-  Кстати, я вот зачем пришел сюда! Меня ж отправляют в командировку. Так что можешь полностью радоваться  жизни. Води сюда своих проституток, слушай на всю свой рок, пей мартини, кури кальян. Об одном прошу: только с соседями не ссорься. Уж очень они у меня шумные. Скажешь что-то резкое, ментам сдадут. Будь поосторожней. Если тебя это не устраивает, можешь вообще уехать. Хотя если присмотреться к тебе и твоему кислому лицу, я могу официально заявить, что ты только будешь рад такой перспективе, лишь бы не возвращаться домой.

- Это так. Через неделю, я заберу свои вещи и переберусь сюда. Ну, а пока я могу спокойно и тут обустроиться, раз ты мне разрешаешь.

Улыбнувшись, я  сел напротив соседа, подпер голову руками и тяжело вздохнул. Хотелось снова выговориться Диме. Рассказать про сегодняшний день, но внутренний голос подсказал, что теперь мои проблемы никого не волнуют, кроме меня самого. Чувствую ли я свою вину перед отцом? Ну, конечно же, нет. Плевать на то, сколько я нервов сделал ему и плевать, что он грозился тем, что вычеркнет нелюбимого сыночка из завещания! Больно нужны мне его противные деньжата. Своих заработаю! Мне параллельно на то, что в нашем доме появилась мерзкая девчушка, которая похожа на бывшую проститутку. Увы, но её внешний вид говорил о многом, а во взгляде так и читалась похоть, хоть и строила она из себя скромницу.

Недолго думая, я неожиданно для себя выпалил:

- Поскольку, мы теперь вместе, может махнем в клуб? Развеемся, забудем про все свои болячки и начнем новую жизнь?

Дима зевнул:

- А. Опять нажрешься, как свинья, а мне тебя тащить. Нет уж, увольте!

- Кто сказал, что поход в клуб – это путь к выпивке? Ты меня недооцениваешь.

- Да ладно тебе, что я вчера, не помню что ли, как я тебя еле до дома дотащил? Ты же при виде «Дениелса» контроль над собой теряешь. Любимый вискарь, прости Господи. Одна порция и ты в раю.

- Если и будем пить то, только понемножку. Мы же за рулем.

- Тебя это никогда не останавливало. Хоть за рулем ты, хоть пешочком домой добираешься. Одно другому не мешает. Так сказать смешиваешь приятное с полезным. И… знаю, я твое «понемножку», слышали уже. Помнишь, как на выпускном ты тоже пол стакана минералки и пол бокала шампанского разбавленное энергетиком выпил, ну? Кто потом с унитаза не слизал следующим утром? Угадайте дети, кто???

Я смотрю на него во все глаза.

- Наша Рублевка – это такая же маленькая деревня. Ты всегда был авторитетом для всех пацанов. И не удивляйся тому, что я в курсе событий. Все обсуждали тебя. Ты ж у нас был звездой номер один! Причем, очень скандальной, что даже твой папа выходил из дома в темных очках, чтобы не смотреть в глаза тем, кто был наслышан про его сыночка. Ох, как я завидовал твоему характеру Эдик, как же я хотел быть твоей копией. Но я понял, что нужно быть самим собой. Мама сказала мне, что, такие как ты, которые ведут разгульный образ жизни, быстро спиваются и приходят в негодность. И что таких мальчиков, буду окружать только падшие женщины.

- Ну, так мы едем или нет? – устало спросил я, потому что Димкина зависть ко мне, начинала меня жутко раздражать.

- Чур, только не бухать.

 - Хорошо, договорились.

Глава 12

Доехав до клуба, я потянулся и посмотрел на напряженного Димку.

- Веселенькое местечко, - сказал мрачно сосед и уставился на подвыпившего пацана, которого вытолкнул самым наглым образом на мороз, охранник. – Может в «Марсель»?

- Ты, что смеешься что ли? – заржал я. – Это же самый дешевый клуб!

- Ну, уж извините, его величество, - с ноткой иронии добавил сосед. – Как же я мог забыть, что цари не тусуются в дешевых клубах! Им наркопритоны подавай. А ты хоть знаешь, что мы приехали туда, где царит море алкоголя, кокса и дорогих проституток?

- Нормальный клуб, для таких миллионеров, как мы! Чего тебе не нравится?

- Да ну, как-то не очень. Лучше, правда, давай уедем отсюда? Мне как-то не по себе. Ты видел, этого парня, которого только что выкинули у нас перед глазами? Лично мне, не хочется, быть на его месте.

- Все зависит от тебя. Если нахрюкаешься и устроишь пальбу, то выкинут, а если будешь вести себя, как обычный нетрезвый человек без всяких закидонов, то грош тебе цена, клиентик!  Так ты идешь или нет???

- Иду, - как-то неуверенно сказал Дима. Что-то он зашуганный какой-то.

Димка всегда был неуверенным в себе человеком, брал от общества все и считал себя приличным мальчиком. До сих пор помню, как он выходил из своего особняка в белой рубашке и черных классических брюках, а на шее красовалась черная бабочка. Его мамуля всегда, говорила моему папе, что Димочка у неё умный мальчик, а главное – талантливый. Мол, мой сыночек, такой лапусик, а как он играет на скрипке, аж дух захватывает. Именно поэтому из-за разговора с Димкиной мамкой, папа решил меня записать в музыкалку, благо додумался в класс «фортепиано» отдать, а то я не представляю себя играющим на скрипке. Но судя, по тому, как сильно изменился Димка, великий Поганнини из него так и не вышел.

Не  успел, я открыть дверь машины, как вдруг Димка схватил меня за локоть и испуганным голосом прошелестел:

- Ты только посмотри на эту расфуфыренную тварь! Как всегда купила самые красивые туфли на тонкой шпильке и отправилась на панель, хотя клялась мне что больше никогда не пойдет в свой «притон», обещала посвятить себя мне и нашим детям. Я даже поверил в то, что у девки есть шанс вылечиться от бесплодия. Эх, Маринка, как же я в тебе ошибся. Все вы бабы – лгуньи!

Обратив свой взгляд на эффектную девицу среди двух накрашенных шалав, которая была одета в короткую юбчонку, тонкую кожаную куртку и колготки сеточки, я округлил глаза и уставился на Диму. По его лицу было видно, мужчинка явно недоволен тем, что женушка снова вернулась на панель. Ну что подделать, если бабе захотелось, снова потрахаться? Ведь муж-то любимый пропал без вести,  а как же без супружеского долга? Вот и приходиться ей снова раскручивать мужиков на деньги, хоть удовольствие ей не гарантировано. Зуб даю, что Димка в постели ничто, по сравнению с её любовником. Возможно, я не прав у проституток нет любовников, у них одни жирдяи, да не русские.

- Может, свалим отсюда? – глухо спросил я.

- Эдик, ты должен поговорить с ней! Пусть она краснеет, путь она бледнеет, но ты должен узнать,  что она тут делает и чем занимается! Прикинься дураком, у тебя это, кстати здорово получается.

- С кем не бывает. На её месте любая бывшая проститутка поступила бы также. Наверное, Марине захотелось общения, ведь дома так скучно, не с кем поговорить, некому пожаловаться. Сплошной комнатный мрак наводит тоску и хочется безудержного веселья. Женщины считают, что семейная жизнь им в тягость. Вот работа – это самое то, поэтому, дорогой не удивляйся, что твоя женушка променяла родной дом на публичный, - услышав просьбу Димы, я делаю паузу и возмущаюсь: - Идиот, что я могу спросить у женщины, которая занимается проституцией? Сколько в час?

Глаза Димона налились кровью и, не рассчитав своих сил, он ударил меня в бок так, что мне пришлось зажмуриться от боли и сдержать стон.

- Я не позволю тебе так скверно отзываться о моей жене! Даже если она и продажная сволочь и зарабатывает деньги своим передком, то это не дает тебе повода пользоваться этим! И ещё раз повторюсь: ты должен с ней поговорить!

- Да, о чем??? – выдохнул я. – Дима, у тебя шок, тебе срочно нужно домой! Сейчас я надавлю на газ, и мы тронемся, а в клубе мы ещё успеем потусить. То, о чем ты меня сейчас просишь – полнейшее безумие. Настоящий мужик никогда не попросит друга поговорить с его девушкой о том, как она относится к нему! – оторопело сказал я. – Тебе не кажется, что это уже вход в  личное пространство???

- Эдик, прошу тебя. Ну, хоть не об этом, так о другом поговори! Я же для неё без вести пропавший. Я бы с большим удовольствием свернул бы ей шею, посетив я такое заведение.

- Я никуда не собираюсь идти, это уже твои проблемы и я не собираюсь в них участвовать, - ответил я и гордо задрал нос. – Делай, что хочешь, но ты все ровно не заставишь меня подняться и сделать так, как хочется тебе!

Дима ничего не сказал, натянул капюшон по самые глаза, вышел из машины, и осознав, что он собирается только что сделать, я заблокировал двери. 

- Мы ведем себя, как малые дети! Самоваров, опомнись! – опустил стекло я.

- Эдик, ты – детектив, самый справедливый в этом мире, для тебя нет ничего сложного, как разузнать, что тут делает моя жена.

- По-моему, я был бы идиотом, если бы задал ей подобный вопрос. Дима, садись в машину и отчаливаем, пока твоя мымра не увидела нас.

- Ещё раз назовешь её подобным словом, я разукрашу тебе репу! Откинь свое  самовыражение и вали в клуб!

- Никуда я не пойду!

- Открой дверь.

- Чего еще изволите, мой господин? – съязвил я.

- Открой, я сказал!

Показав ему фак, я закрыл стекло и положил ногу на педаль газа. Когда Дима понял, что я не шучу, он опустил руки и попросил меня разблокировать двери.

Две минуты мы сидели, молча и тупо смотрели на выходящих из клуба людей. Недолго думая, я открыл дверь и покинул салон. Следом за мной вышел испуганный Дима. Чтобы придать парню уверенность, я сказал, что все-таки решился на разговор с его женой, хоть и не видел в этом смысла. Зато у меня есть полное право выпить и покурить кальян, пока мой соседушка будет сидеть в машине и переживать.

В клубе было все по-старому: громкая музыка, дорогие шлюхи и кокаин. Конечно, я бы мог ширануться напоследок, перед тем, как поговорить с Димкиной телкой, но отец отбил у меня эту привычку шесть лет тому назад. Встретившись лицом к лицу с администраторшей Маргошей, я показал ей карточку постоянного клиента и подошел к барной стойке заказать коктейль.

- Какие люди в Голливуде! – подошла ко мне радостная Маргарита. – И надолго ли Вы к нам, Эдуард Петрович?

- Пока все деньги не растрачу и не испробую ваших грандиозных девочек, то не за что не уеду, - рассмеялся я.

- Значит Вы по адресу. К нам, как раз таки вчера новую партию девочек привезли. Запуганные такие, неуверенные. Но, замечу не все. Есть одна особа, по имени Марина, которая вчера так ловко отделала клиента, что тот сразу потерял над собой контроль и набросился на неё со звериным рыком, а после подошел ко мне и попросил записать его на ещё один вечер. Девчонка не промах, хорошие деньги делает, да и сексуальная фантазия у нее дай бог каждому. В постели такие вещи вытворяет, поговаривают её коллеги, что просто зависть душит.

- Какие интересные вещи ты мне говоришь, - ответил я и отпил коктейль. – Раз такое дело, то я не прочь уединиться с ней в одной комнате и посмотреть на её способности. Надеюсь, ты мне поможешь? – спросил я и достал из кармана несколько тысяч евро. Админ взяла деньги, аккуратно их сложила и положила в карман, подмигнув мне. – Ах, да и ещё… Пусть в комнате горят ароматизированные свечки. Я их люблю. Они настраивают на нужный лад.

Марго кивнула и покинула меня. Постояв минут двадцать, я допил свой коктейль и подсел к Лидке-проститутке. С этой глупышкой, я был ещё знаком, когда только впервые попал в этот притон. Наивная, подумала, что я запал на неё и подсела ко мне, предлагая свои услуги, а потом… незабываемая ночь и Эдуард осуществил её мечты, стал на время её парнем. Господи, аж самому противно вспоминать. Все-таки мы с Димкой два сапога пара.

- Зашибенное местечко, нужно тут почаще тусить! Тебе, как я погляжу, по кайфу тут работать? – с ноткой сарказма спросил я.

-  Побудь на моем месте, я бы посмотрела на тебя измученного и на голову больного человека. Ты разве не знаешь? Нас заставляют колоться, перед встречей с клиентом, чтобы не чувствовать боли и меньше ненавидеть свою профессию. 

- А Марина тоже употребляет наркоту?

- Нет, эта сучка за справедливость и за здоровый образ жизни. Не знаю, как она, но лично меня бесит моя профессия.

- А, что ж тогда пошла?

- Сестра тяжело болеет, нужны большие деньги на операцию.

- Могу посодействовать.

- Эдик, прекрати. Неужели ты думаешь, что я шучу? Конечно же, нет! Моя сестра в реале нуждается в помощи и кроме меня ей некому помочь. Так, что иди со своими бабками, знаешь куда??? – рассвирепела Лидка.

- Помниться, ты на коленях ползала передо мной, чтобы я заплатил тебе ещё больше, тогда я не скупился и добавил тебе ещё.

- Вспомнил, - хмыкнула шлюха и закурила. – Я уже с тобой не сплю и больше никогда не рискну. Хоть под дулом пистолета, все ровно не полезу с тобой в одну постель. Ты слишком жесток к женскому полу.

- А разве с вами, можно по-другому? По-моему тут все ясно, как дважды два - шалавы не достойны того, чтобы с ними обращались, как с любимыми девушками.

- Сволочь! – взорвалась она и влепила мне пощечину. Может, хватит меня лупасить? Задолбали. Что Дима, что папа, что эта. Господи, избавь меня от этих мерзких людишек.  – Ты же говорил, что любишь меня, а сам… использовал мою любовь!

- Другая бы на твоем месте, давно уже просекла, что не чисто, а ты так увлеклась мной, что даже не подумала о том, что я приплачиваю деньги не для того, чтобы вы суки баловали себя дорогими шмотками, а за проведенную со мной ночь.  Слышала, что Маринка замужем?

Лида замолчала и не сказала больше ни слова. Оно и понятно обиделась. Но разве правда бывает во вред?

- Слышала, - мрачно добавила она. – Только муж у неё пропал. Сбежал, наверное, от такой-то невесты. Проститутки же нынче не в моде.

- Эдуард, - положила мне свою руку на плечо Марго. – Красавица готова, можешь идти.

- Спасибо Маргош, ты настоящий друг, - встал я и похлопал по плечу админа.

Комната была освещена оранжевым светильником, на полках горели ароматизированные, как по моему заказу свечки и играла спокойная музыка. По-моему, это была «Лунная соната» Бетховена. Марины еще не было и от нечего делать, пришлось опуститься на кровать и ждать, когда женушка Димки попадет ко мне в сеть. О чем нам предстоит с ней поговорить? Фиг его знает.

На меня напала злоба. Ненавижу доступных девчонок, которые портят свою жизнь, зарабатывая на панели. Я не знаю жену Димки так близко, но мне уже хочется её придушить.  Так, спокойно! Она всего лишь твоя клиентка, хотя кто из нас играет роль клиента, сложный вопрос, можно сказать, что в данный момент именно я заплатил большие деньги Марго, чтобы якобы потрахаться с Мариной.

Дверь открывается и появляется Марина. Увидев меня, девушка теряет дар речи, а я тут же вскакиваю, хватаю её за руку, резким движением валю на кровать и придавливаю  всем своим дистрофическим телом.

- Эдуард Петрович, что Вы тут делаете?

- То же самое, что и ты – удовлетворяю свои потребности. Ну, что зараза сделаешь мне хорошо или ты искательница острых ощущений??? Любительница сексуальных игрушек или дрянная девчонка??? Ответь на все мои элементарные вопросы и я окуну тебя в бездну. Я так хочу о тебе побольше узнать, ведь тебя так расхваливают, так позволь же мне тебя попробовать, ну же... Даю слово, что не причиню тебе вреда, а только доставлю удовольствие, от которого у тебя снесет крышу, - все же у меня не получилось держать себя в руках. Проститутки навсегда останутся для меня падшими женщинами, над которыми можно поиздеваться.

Девушка вырывалась, как могла, крутилась, пыталась сбросить меня с себя, но все её попытки были четны, я был неуловим и не давал ей ни единого шанса, даже поднять голову. Мне нравилось её лежачее положение. Так она казалась спокойней.

- Что Вы делаете? Отстаньте от меня, выбросите свои извращенные мысли из головы, спуститесь с небес на землю и приглядитесь. Это же я – Марина, та самая что приходила к Вам по поводу мужа. Неужели Вы меня не помните? Я еще Вам свой номер оставляла, на случай важной информации.

- Я не страдаю склерозом и пока еще при памяти, я очень хорошо тебя помню. Но то, что у тебя есть проблемы в личной жизни – это никогда не забудется. Конечно, кто бы мутил с проституткой? Наверное, твой муж был больной, раз решил жениться на тебе, а потом сбежал, как трус! Выкладывай, давай, какого черта прикинулась невинной овцой, если прекрасно знала, что рано или поздно останешься совершенно одна и волей неволей вернешься в свой «притон»?

Марина сглотнула и все-таки ей удалось освободиться от меня:

- Вам-то какая разница, - потерла она шею. - Захотелось мне. А про мужа моего не надо наговаривать и предугадывать, почему он ушел от меня, Ваше дело было искать его, так как же идут поиски?

- Никак.

- Что это значит?

- Ничего!

- Что значит «ничего»?

- Слушай, ты достала меня! Ничего, означает то, что пока нет никаких результатов, но сейчас во мне появилась полная уверенность того, что мне не составит большого труда найти Диму намного раньше, чем ты успеешь заразиться СПИДОМ.

Встав с кровати, я схватил девку за волосы и притянул к себе, та вскрикнула. На минуту мне показалось, что Марина не виновата в том, что стала такой, просто жизнь заставила, тупое одиночество. А ещё мне показалось, что я делаю, что-то не так. Чем, я  могу ей помочь? Найти её мужика, который сидит в моей машине и ждет, когда я сообщу ему о том, как прошел разговор?

Я расслабляю хватку и смотрю на то, как девушка вытирает тыльной стороной ладони слезы, а затем, одаривает меня злобным взглядом и сквозь зубы произносит:

- Я накатаю на Вас заяву, за изнасилование!!!

- О чем ты говоришь, подруга? Да возле меня столько серьезных людей вертится, что тебе будет сложно что-то доказать, – засмеялся я и на глазах Марины появляются слезы. – Отпираться бесполезно, милая. Даже если ты и напишешь заявление, то кто тебе поверит? Тебя посадят за клевету, за то, что ты оскорбила человека, который знает весь район и ценит за добропорядочность, а клевета -  это очень большой срок. Ну и еще прибавят, за то, что ты шлюха. Мне поровну на то, что именно ты приходила ко мне и писала заявление о том, чтобы я нашел твоего загулявшегося мужа. Мне поровну, на твои угрозы и на то кто ты по жизни. Для меня все проститутки одинаковы. Если бы ты только знала, как я отношусь к ним… Да, как к последним тварям! Настоящая баба, должна дома сидеть и борщи варить, детей растить, в конце-то концов.

- Верните мои деньги! – в истерике закричала Марина.

Подойдя к ней вплотную,  я поднимаю лицо девушки и целую по-французски с такой силой, что из её нижней губы потекла кровь.

- Подавись, - отстраняюсь я и кидаю Марине в лицо её же деньги. – Расследование не завершено. Помни, если подашь заявление на меня, то сделаешь хуже только себе. И ещё, давай соблюдать дистанцию, здесь я клиент, а ты проститутка. За пределами клуба, ты все та же одинокая девушка, которая скучает по своему мужу и ждет не дождется результатов, самого лучшего детектива, - прошептал я, взлохматил волосы, расстегнул ворот рубашки и послав воздушный поцелуй, удалился из комнаты.

Глава 13

Заказав ещё один коктейль, я метнул взгляд, на выходящую из комнаты в растерянности Марину и повернулся к бармену.

- Ваша Марина - настоящая шалунья, выжила из меня все соки! Просто жуть, какая она у вас ненасытная, все ей мало!

- Неужели понравилась? – вмешалась в мой откровенный разговор с барменом Марго.

- Не то слово! – с поддельным восторгом сказал я, допил свой коктейль и посмотрел на часы. – Ладно, Маргош, спасибо тебе за чудесную девочку, но мне пора. Завтра нужно переться на работу, а то без меня не могут люди.

- Тяжело наверно тебе приходится?

- Привычно, - улыбнулся я, попрощался с Марго и покинул клуб.

Сев в машину, я плотно закрыл дверь и потрепал за ухо спящего Димку:

- Вставай.

- Персиков, не мешай доброму человеку спать, - отмахнулся Дима. – Что надо?

- Отлично, сам послал меня к своей женушке еще и глупые вопросы задает!

- Правда? – потер заспанные глаза Дима. – И что она сказала?

Я надавил на газ и выехал на шоссе:

- Скучает по тебе, сил нет, через каждые полчаса ноет волком от того, что не уберегла своего кавалера, -  с ноткой сарказма сказал я. – Шучу, не принимай все близко к сердцу. В общем, сказала, что проституцией от делать не фиг занялась. Достойного ответа, я так и не ожидал. Чего ты добиваешься, Дим? Того, что она разоткровенничается со мной, типа что она замужем, а муж не в курсе? Да весь клуб только и говорит, что у Маринки муженек пропал! Мол, проститутки нынче не в моде, - перекопировал я фразу Лиды.  – Ах, да, забыл сказать. Администратор этого клуба, так нахваливает твою женушку. Говорит, мол, доход хороший приносит, в постели – тигрица, все клиенты к ней ломятся. Талант не пропьешь, Димон. Соскучилась твоя леди по любименькой работе. Ну, вот зачем ты ей свободу-то ограничил? Ведь она же рождена, для панели.

- Думаешь, мне приятно слышать всё это??? – крикнул на меня Дима. – Думаешь, мне нравится, что моя жена спит со всеми подряд??? Самая настоящая ошибка, которую я совершил, так это женился на ней, а мог бы, вообще этого не делать. Мы живем в век пошлых девственниц, о каких проститутках может идти речь?

- Ты главное не нервничай. Сейчас приедем домой, махнем по коньячку, а завтра ты отправишься с ночевкой до Каролины. Я прав?

- Конечно, ждет она меня вдвойне со своим хахалем!

- Ой, да ладно тебе, как-будто он  был для тебя проблемой номер один!

- И не говори. Подумаешь, он когда-то нашел мои носки под кроватью. Подумаешь, Каролине досталось от того, что я не забрал собой пачку презиков! Ха, да я на него плюну и сам получу плевок в ответ. Подумаешь, ещё и подерусь за честь любимой, все это такие пустяки, ведь этот старпер для меня никто! – стал парировать Дима.

- Хочешь сказать, что сейчас у тебя нет времени навестить Каролину?

- Пока нет, но думаю, что скоро нам не придется мотаться друг к другу, чтобы кто-нибудь из наших половинок не заподозрил нас в измене. А знаешь, Эдик порой мне нравится иметь любовницу на стороне, чем какую-то проститутку…

…Доехав до дома, я открываю банку пива и протягиваю  её Диме, а затем сажусь напротив него и достаю сигарету.

Наши разговоры о жизни были бессмыслицей. Димка постоянно рассказывал о своей жене, про свое первое знакомство с ней и про то, как наплевав на то, где она вертится, сделал  по глупости предложение.  Он просил то водки, для успокоения, то вискарь, для того, чтобы на секунду забыться, то вообще открыть окно, чтобы сигануть. Я смотрел на него во все глаза и пытался хоть как-то образумить его:

- Да что ты нашел в этой прошмандовке? Думаешь, она скучает по тебе, переживает? Да черта-с два это не так! Хватит страдать фигней и иди на поиски той, которая не ревнует и не закатывает скандалы по пустякам.

Этот тип начинал меня жестко доставать своим нытьем. Разве мужики на такое способны? Да, если бы моя жена была проституткой, я бы придушил её собственными руками и выкинул на улицу абсолютно голой.

- Ненавижу эту дрянь! – вскочил со своего места Дима. – Паскуда, мразь! Девушка, которая испоганила всю мою жизнь, обзывала меня альфонсом и требовала немедленно переехать на Рублевку и забрать родительские деньги, ибо они были для неё наградой за то, что она пережила. Да, признаюсь, мы ссорились, причем очень жестко, было дело, когда я применял силу и могу с гордостью сказать, что эта тварь заслуживала хороший удар под дых.

- Ты бил её??? – испугался я, так как Димкино состояние – оставляло желать  лучшего.

- Она не смогла забеременеть. Она ничего не смогла кроме как поспать, пожрать, раздвинуть ноги и снова лечь спать. Она не моя жена… Нет, жены слишком порядочны, для того чтобы спать с кем попало, - продолжал гнать на своей волне сосед, не обращая внимания, на мое удивленное лицо. - Я остался один на один со своим одиночеством, а она вновь вернулась на свою работу. Может быть, я правильно сделал, что ушел от неё вот таким несправедливым путем? Если бы я вживую предложил ей расстаться, то она  бы сделала все возможное, для того чтобы удержать меня. Я знаю её штучки, причем очень давно. Она хорошая актриса. Иной раз могла выдумать болезнь. А один раз, когда мы жестко поссорились и я хлопнул дверью, Марина наглоталась таблеток, еле с того света достали. Женщины всегда обвиняют мужиков во всех своих грехах. Мол, я такая злая, потому что ты меня сделал такой, итак с каждой второй.

- Надеюсь, теперь тебе от этого легче? Ты успел осознать свои ошибки и пожалеть о том дне, что связался с ней? Или ты хочешь сигануть из окна от безысходности? Ну давай, рискуй, могу сразу же предоставить тебе такую возможность. Только я потом не буду перед полицией оправдываться, а расскажу, как есть. Посмотрим тогда, кто из нас сошел с ума: я, который помог тебе покончить со своими проблемами, или ты – униженный и оскорбленный, неуверенный в себе мужик!

Дима опустился на стул, подпер голову руками и тяжело вздохнул:

- Ничего мне от тебя не нужно, Персиков. Я вообще теперь не знаю, чего сам хочу: либо нажраться, либо сдохнуть по-настоящему и тогда ты точно закроешь дело, а не спалишь его на костре.

«Лучше бы ты исчез из моей жизни, как в прошлый раз, - промелькнуло в голове. – Ещё и мужик называется! Ведет себя, как баба, которая выдумала себе проблему. Господи, а ведь раньше ты был маменькин сыночек. Носил парадный костюм и играл на скрипке и что теперь я вижу? Обычный человек, который мог бы достигнуть высот – пьет в моей квартире и рассказывает о том, что лучше бы отправиться на тот свет, чем вспоминать свою фиговую жизнь с проституткой».

- Ладно, Эдик, забыли. В конце-то концов, ты не виноват в том, что произошло. Марина сама приперлась к тебе  и попросила заняться моими поисками. Чего греха таить, я сам во всем виноват. Нет мне прощения, за то что обманул свою женщину и дал ей право поставить на уши местные органы.

Да я бы сам грохнул эту Марину, да вот совесть не позволила. Зато, я хорошенько её встряхнул, хоть она у меня и сексуальный голод отбила, а так хотелось бы перетереться с ней, посмотреть на что она способна, а то не верю я людям, которые только и говорят, что человек может все. Для меня важно посмотреть со стороны на него, а уже потом делать из людского мнения выводы.

Дима потирает глаза и широко зевает, мне ничего не остается делать, как не предложить ему поспать, а то, когда спишь, вся дурь за ночь прочно выветривается из головы. Посчитав эту идею заманчивой, парень разворачивается на сто восемьдесят градусов и направляется в сторону зала. М-да уж, походка у него точно не лунная. Все ясно, одна рюмка коньяка, сделала свое дело.

Когда Дима отправился спать, я тем временем обдумывал свой смысл жизни и понял, что нужно собирать вещи и переезжать в новую квартиру насовсем, так как с папой мне все ровно терять нечего. У моего сына появилась нянька и ему есть с кем поиграть и провести время.

Глава 14

Неделю спустя…

Налив себе чай, я подошел к окну и открыл штору. Мать твою, какой же прекрасный видок! Человек, который получил от жизни все, что имел – достоин самого лучшего! Мне кажется, что все, что надо было, я уже получил: свободу, одиночество, гармонию с собой, хотя раньше сталкивался с внутренними конфликтами, которые пожирали меня изнутри и делали беспомощным.

На секунду, я представил себя в роли унылого говна, которое зависит от общества и живет по стереотипам, которые навязывают родители и учителя. Брр, бред какой-то, аж волосы от таких мыслей дыбом встают.

Моя бывшая всегда добивалась того, чтобы быть совершенной во всем, считала себя эдакой, независимой от общества девушкой, которая слушает критику, но не принимает её всерьез. Ирка часто плакала в подушку, называла себя толстой, часами бродила по магазинам и выбирала те вещи, которые ей совсем не шли, но я молчал, пока мог… Закомплексованная Ира, сделала мне столько нервов своим фитнесом. Мол, я хочу быть, как модель, жалко что абонемент закончился, придется  продлевать.  Постоянно бесила тем, что она уродина, мол, нос у неё не такой, сама она жирная и некрасивая, а я слушал и думал: «да, что же я в ней такого нашел? Раз она так себя недолюбливает?».

Когда девушка  говорит парню о том, что она некрасивая, то тот сразу же меняет свое мнение о ней.

И если честно, когда Ирка была беременной сыном, я готовился к тому, что после родов дурилка опять заведет свою старую пластинку по поводу фигуры, но этого не произошло, возможно так на неё повлияла совесть.

Вздохнув, я поднес зажигалку к сигарете и закурил. Курить, наверное, круто, раз я выкуриваю пачку «Винстона» в день, а ещё мне кажется, что с каждым днем мое здоровье опускается ниже плинтуса. Ужасный кашель, простуда, ангина, головные боли, хочется взять и сигануть из окна, от всех этих болячек, которые навалились на меня.

Иногда, я вспоминаю  тот день, когда заявил отцу о том, что хочу быть свободным человеком, жить для себя, ценить каждый прожитый день, не слушать окружающих и плевать на них с высокой колокольни. Я доказывал ему теорему о том, что человек не является ничьей собственностью и остается только должным пред самим собой. Папа посмеялся мне в лицо и сам же удивлялся тому, какого придурковатого сына воспитал.

- Твое место в психушке, сынок, - говорил он каждый раз, когда я совершал безумные поступки и был счастлив во всем. Он постоянно меня учил тому, чтобы я говорил людям приятные вещи, а я всего лишь махал рукой и отвечал тем, что те люди, которые меня окружают – не являются моими друзьями или по духу близкими.

Папа выдвинул свою гипотезу в том, что мои мысли – это мысли шизофреника. В шутку он называл меня юным Достоевским, совой, а сам утверждал мне, что именно люди способны придать нам уверенности в себе, но никак не наши мозги, которые порой делают нас беспомощными. Уж у кого у кого, а вот у папки моего точно мысли шизофреника, а ещё меня обзывал!

Пока не убедишься на собственном опыте, что хорошо, а что плохо – никому верить нельзя, только сам, только своими мозгами и поступками. Я считаю, что мои проблемы, это мои проблемы, моя жизнь – мои правила. Я считаю, что люди – это грязь, которая пачкает словесно. Если же в твоей жизни встретился человек, который принимает тебя таким, какой ты есть, то это не просто человек, а что-то большее.

А атеизм? Сколько раз папа к этому придирался и обзывал меня самыми постыдными словами, которые услышишь не от каждого родителя.  Наши отношения были совсем не идеальны, между нами постоянно были конфликты и разногласия, не то восприятие мира и совсем не та жизненная философия.  Да и сейчас, у нас не все в шоколаде. Старичок и по сей день бесит меня и вызывает раздражение, как же хочется ему нахамить так, чтобы он и вовсе забыл о моем существовании. Как же сделать так, чтобы опекуном сына стали не мы вдвоем, а я – самый лучший отец, который сделает из ребенка человека.

Когда рождаются свои дети, хочется воспитать их не так, как твои родители, а совсем по-другому, чтобы они не были зашуганным, не боялись человечества и радовались новому дню. Когда Виталик вырастит, я обязательно буду рассказывать ему о том, как же трудно живется в нашем мире, а особенно о дедушке, которого папка ненавидит больше всего на свете. Я настрою его против отца  и у меня получится, потому что дети привязаны к своим родителям и готовы их во всем слушаться.

А ещё, я скучаю по маме, которая любила меня больше жизни и не обращала внимания на реплики отца, который говорил ей не тискаться со мной. Мол, потом бабьем Эдуардик вырастит.

Мамина смерть нанесла страшный удар нашей семье. Папа был сам не свой, орал на меня не за что и винил во всех грехах и ошибках.

Это было ужасно, до сих пор вспоминаю с замиранием сердца, когда мы гуляли по парку и к маме подошел мужчина, сообщивший ей новость о том, что её муж в больнице и он умирает. Естественно она поверила, схватила меня и направилась за незнакомцем, но кто знал, что её наивность приведет к смерти?

В машине было двое, один за рулем другой рядом, нас посадили на заднее сидение и дали газу. Была паника. Мама не понимала суть происходящего и просила немедленно объяснить, что происходит. Ведь мужики обезьяньей внешности - это вам не хухры-мухры. Когда мы выехали за город, мама поняла, что нас похитили, и набросилась  на бандита с кулаками, но тот схватил её за руки и приказал своему напарнику притормозить. Вокруг был лес. Бандит выволок маму из машины и потащил вглубь. Тогда я еще не знал, что видел её в последний раз живой. Сердце бешено колотилось и готово было выпрыгнуть из груди. Вскоре, бандит вернулся один. Стало совсем не по себе, и я начал с беспокойством спрашивать, где моя мама, но бандиты не ответили на мой вопрос и тронулись с места.

Дальше, началось самое страшное…

Мне завязали глаза, руки, приказали заткнуться и сидеть смирно, потом привезли в какое-то место и заперли в сырой комнате. Было очень страшно, и я не знал, что со мной будет дальше. Я просидел несколько часов без еды и воды, потом послышался какой-то шум, грохнула дверь, кто-то взял меня на руки, освободил от веревок и развязал глаза. От яркого света, я зажмурился и теснее прижался к тому, кто только, что спас мне жизнь. И это был мой папа. Я сразу его по голосу узнал:

- Солнце мое. Слава богу, что с тобой всё в порядке!

Хоть мне и было всего-то пять лет, но я все очень хорошо помню. 

До сих пор я не знаю подробностей моего освобождения. Слишком тяжело говорить с отцом на эту тему.

Посмотрев на сигарету, я положил её в пепельницу и вернулся за стол. Чай уже остыл.

- Ты на работу сегодня собираешься или как?  Ведь у тебя ещё так много дел, - ехидно заметил Дима.

- Не до работы мне сегодня. Нужно домой сгонять, шмотки забрать. Я все-таки решил перебраться сюда.

- Уверен, что тебе тут будет действительно лучше, чем с отцом? А как же Виталька?

- С сыном, я разберусь позже.

- Дело твое. А может, подумаешь? Вдруг все образуется, вы помиритесь. Любой семейный конфликт, рано или поздно угасает и приходит дружба и понимание. Вы же родня. Папка простит тебя, что ему ещё остается сделать. Ваша ссора не будет длиться вечно, надо же когда-нибудь остановиться.

- Вечно и длятся. Случись, какая ситуация, Эдик всегда остается крайним. Ладно, я уже не в том возрасте, чтобы жаловаться на жизнь, - мрачно ответил я, встал из-за стола и направился в коридор. Дмитрий увязался за мной:

- Я с тобой.

- А ты-то куда? – хмыкнул я, надевая пальто.

Дима хмурится:    

- Вот тебе все расскажи! Дела у меня. Не один же ты у нас такой занятой.

- Да мне как-то по-барабану, куда ты. Просто я немного удивлен, - сказал я, попросил Димку на выход и принялся закрывать двери.

На улице стояла жуткая холодина, чтобы не замерзнуть окончательно, я запрыгнул в машину и включил печку.

Мне вновь вспомнилась мама. Её красивые глаза, голос, облик, который приходит ко мне во сне. Эта святая женщина заботилась обо мне, покупала самые лучшие игрушки, а ночью накрывала теплым одеялом, читала сказки и произносила теплые слова в мой адрес, от которых в душе становилось тепло и хотелось, чтобы мама жила вечно. Я клялся маме в том, что порву любого, кто обидит её, тогда я был ещё маленький и совсем не понимал этого слова. Просто слышал, как папа разговаривал по телефону:

- Я порву его на кусочки, если он не подпишет контракт! 

Мама смеялась, называла глупеньким и отвечала тем, что это задача нашего папы, ну уж никак не моя. Что-то я не заметил, когда мать убили, а старикан палец о палец не ударил, чтобы засадить тех гадов за решетку, что так жестоко расправились с его женой.

Помню мамины похороны, как плакал и спрашивал у папы:

- А может мама уснула? Может разбудить её?

- Ваня, - так звали раньше нашего охранника. -  Уведи его. Посидите в машине, пока я не вернусь. Мальчику не место на кладбище.

 Папа был такой мрачный. Я впервые видел его в таком состоянии. Слишком грустное лицо, потухшие глаза и еле слышная речь. Он всегда учил меня тому, что мужчина должен держаться стойко, защищать свою семью и даже если твою любимую женщину обидят, ты должен набить обидчику морду так, чтобы он оказался в реанимации. Ну это он так в шутку, чтобы я не воспринял информацию близко в к сердцу. Отец утверждал, что настоящий мужчина, никогда не пустит слезу, потому что это некрасиво будет выглядеть со стороны.

Меня затолкали в машину, посадили рядом охранника и заблокировали двери, чтобы я не дай бог не сбежал. Тогда пришлось докучать охранника своими вопросами. Больше всего на свете, мне хотелось верить в то, что мама в реале уснула. С самого детства мама твердила мне, что на вере строится наша жизнь.

- Мама спит? Скажите папе, чтобы он разбудил её! Просто я есть хочу. А мама всегда чувствовала мое состояние. Вот, например, когда у меня урчал живот, мама качала головой, брала меня за руку и мы шли на кухню готовить борщ. Я смотрел, как она мелко режет овощи и жарит их потом на сковородке, заливая томатным соусом. Очень вкусно, да и вы сами знаете, что у мамочки золотые руки. Помните, как вы нахваливали её еду? А ещё нужно позвонить папочке и сказать, чтобы он немедленно разбудил мамочку и снял этот черный костюм. Мама ненавидела его и готова была сжечь, потому что для неё черный цвет наводил тоску и вынуждал к депрессии, - от моего словарного запаса охранник округлил глаза и закусил губу. Ответа он так и не дал, а лишь снова посмотрел на меня. От его взгляда, я съежился, а потом так тихо, как-будто хочу выдать ему самую сокровенную тайну, спросил:

- Мама умерла, да? Она уже больше не проснется? Именно поэтому, мы все оделись в черное? – Охранник снова молчал. - Вы знаете, мама всегда говорила, что черное предназначено, для похорон, но никак не для повседневной жизни. Мама всегда мне рассказывала о том, что люди не вечны и что наступает такой момент, когда человеку совсем дурно и ему хочется уйти из этого мира в совсем другой не в тот, в котором мы живем. Однажды она задала мне вопрос, который заставил меня заплакать: «А если я умру, то как же ты будешь без меня?». Я тогда обнял её и сказал, что не отдам её никому, потому что она моя и точка!

Хотелось выговориться, чтобы охранник принял участие в разговоре, но он так и не пошевельнулся, достал телефон, набрал папу и предложил отвести меня домой. Естественно убитый горем отец одобрил его идею и попросил сразу же, как только приедем уложить меня спать.

Да, добрый дяденька сделал, как велел ему отец: уложил меня спать, накрыл теплым одеялом и приказал не высовываться из своей комнаты, пока хозяин не припрется.

Со дня похорон, папа сам мне лично объяснил, что случилось с мамой. Я до последнего не верил, что это правда все твердил, что мама просто заблудилась в лесу, от бессилия легла на травку и заснула. Только поговорив с ним наедине, я узнал страшную вещь, которая оборвала мою жизнь и подорвала мою психику. Мама умерла, и я не смог с этим смириться. Хотелось топать ногами и протестовать, но тогда я просто вздохнул, развернулся и пошел в свою комнату.

Глава 15

Выехав на шоссе, я сбавил скорость и уставился на дорогу. Слава богу этот сопляк Димон покинул мои просторы и дал вздохнуть спокойно. Теперь, когда в моей жизни произошла ещё одна положительная перемена - пришла пора водить домой шлюх и платить им немалые деньги.

Папуля бы мне такой кайф, не простил, сразу бы башку оторвал и надавил на жалость тем, что мой ребенок в моем возрасте сможет повторить тот же трюк, что и когда-то его похотливый папочка, который издевается  над бедными девочками и отправляет их с подбитыми частями тела к сутенеру. 

Взять бы Димкину Марьку, вроде посмотришь – нормальная женщина, а образ жизни не соответствует статусу.

Если мужик женился на профурсетке – это значит, что у обоих есть общие интересы. По-другому просто и быть не может. Все любящие пары сходятся только в том случае, если у них одинаковый взгляд на мир и музыкальный вкус.

Лично у меня с Иркой было то же самое. Она любила гулять под дождем, так же как и я и еще много чего между нами совпадало. Только чем потом эта любовь кончилась? Эта сучка, предала меня, нашла себе француза и умотала с ним в Париж. Обидно, но терпимо. Небось, Ирка сейчас сидит в шикарном ресторане и хавает лягушачьи лапки. Да чтоб они у неё в горле застряли! Чтоб ни одна лечебка не помогла и она сдохла на операционном столе!.. Ладно, не будем о плохом, пусть живет, рожает своему благоверному детишек и сидит дома. Зачем портить себе настроение гнусными мыслями, а то приеду, начну наезжать на охранника, затем на Вику…

Опа-на! Я даже имя-то её помню! Ну и память у меня. С таким количеством баб, которые были у меня при жизни, моя мемори должна была дать команду «отбой», но видимо нянькино имя отпечаталось так, что невозможно забыть.  А внешность? Да не спорю Вика прекрасна, но… на роль няньки она не подходит, ей бы в борделе сидеть, да клиентов охмурять.

Я останавливаюсь на красный свет. А может Дима прав в том, что всех приличных баб я делю: на слишком вульгарных и доступных, не замечая того, что все женщины прекрасны, а красоту им придает любовь мужчин?  Что в каждой девушке живет шальная мысль, которую она превращает в её действие, только с тем, кого очень любит? Может именно поэтому они так красятся, чтобы привлечь внимание к себе?

Ну, естественно! Если бы я не проводил время в борделях и столичных клубах, то мог бы найти такую: красивую, успешную и уверенную в себе девушку, которая ещё ни разу не с кем не трахалась. Только таких приличных и верных – единицы. Сейчас кругом только те, которые выносят мозги и требуют роскошный особняк с видом на море. Идеальных девушек нет, есть только: истерички, ноющие о своих придуманных проблемах дуры.

Через полчаса, я был уже дома и собирал свои вещи. Папа был на работе,  а Виталик гулял с Викой в парке. Это хорошо, малышу полезен свежий воздух. Пусть веселиться, а не смотрит на то, как его отец всеми силами, пытается съехать из дому, чтобы больше не видеть наглую физиономию дедушки Пети.

Попросив Ромчика помочь мне перегрузить чемодан в багажник, я принялся одеваться и временами поглядывать в окно, а то не дай бог, сынок приедет и начнет капризничать. Мол, папуля не уходи, мне без тебя плохо, останься, давай поиграем и тому подобное.

Прежде чем уехать мне пришлось задать пару вопросов Ромчику типа, как поживает мой сын и как дела у моего нелюбимого папани. Ромка лишь ответил, что все в порядке, но это меня никак не удовлетворило:

- Ну надо же, как у вас все хорошо! А я думал, что все по мне скучали, а оно вот как получилось. Значит это уже неважно жил, я тут или нет, главное что…

- Нет, что Вы! – опешил мужчинка и испуганно посмотрел на меня: - Что касается Вашего сына, то ему правда очень не хватает Вас. Постоянно спрашивает у меня, у Вики, у Петра Ильича, когда вы приедете и начнете с ним возиться.

- Обращайся ко мне на «ты». Мы с тобой на равных, к сожалению. А про Вику можешь ничего не говорить, я не хочу больше слышать об этой ненормальной.

- Хорошо, - согласился со мной Роман и повторил себе под нос: - Когда мужчина обзывает женщину – это значит, что он к ней неровно дышит.

- Вот и отлично. Только перестань философствовать, придурок и  открой, пожалуйста ворота, а то мне ехать надо!

Рома сразу понял, что сморозил глупость, поспешил извиниться и отворил мне ворота.

Покинув навсегда когда-то родные стены, я почувствовал себя снова вольною птицей. Мне захотелось прыгать от счастья, напиться в стельку и любить всех людей, которые меня окружают. Включив на все катушку «Twisted Sister», я улыбнулся во все тридцать два, добавил скорость и выехал на дорогу. Но через несколько минут, когда в мою машину чуть не влетел черный «Опель», то улыбка быстро исчезла.  На меня накатила такая злоба, что я покинул автомобиль и налетел на вышедшую девушку, которая стала причиной моего ужасного настроения, трехэтажным матом.

- Меньше рок свой слушай, мудило! – крикнула на меня шизанутая, резко развернувшись.

Скинув с себя капюшон, который явно ей мешал, девушка уставилась на меня испуганным взглядом и прикусила нижнюю губу от стыда. Мне тоже стало не по себе, когда я увидел перед собой няньку моего сына. Две минуты мы стояли, молча, каждый из нас пытался отойти от шока и только Вика, которая наверняка быстро взяла себя в руки,  выпалила:

- Эдуард Петрович?.. Извините, я… Откуда Вы?..

Глава 16

Повезло, что на шоссе, не было ни одной машины, а то бы пришлось отъехать в сторону. Обычно у нас слишком много олигархов торопится на открытие какого-нибудь акционерного общества, или на вечеринку, но сегодня кроме меня и Вики, никого не было.

Схватив няньку за плечи, я оскалился:

- Где ребенок?

- С ним все в порядке, он спит, - чуть заикаясь, ответила она и посмотрела поверх моего плеча.

- Будем надеяться, что он не переломал себе все конечности и жив, здоров!

Глаза девушки увлажнились, и по её растерянному виду все было ясно. Попала в неприятную ситуацию, из которой срочно нужно найти выход или же неожиданная встреча с хозяйским сыном на дороге.

- А если бы он хоть на секунду открыл глаза и увидел бы все это, то чтобы с ним произошло? – продолжал наезжать на девушку я. - Шок, апатия, психологическая травма, заикание, да что угодно! Потому что его безмозглая нянька, была так увлечена своей внешностью, что на секунду забыла о том, что на заднем сидении тихо-мирно лежит чадо! Детка, ты хоть понимаешь, что сейчас сотворила? Ты хоть своими куриными мозгами догадываешься, что я не просто так на тебя кричу и пытаюсь привести в чувства, после того, что сейчас произошло? А, если бы за рулем сидел не я, а другой, что выше и жирнее меня, а? То, что было бы? Расправа, уголовная ответственность и повинная, ну и срок, конечно же.  Хотя кто его знает!

Вика только открывает рот, но я тут же резко её перебиваю:

- Нужно позвонить отцу и рассказать о том, что стряслось. Пусть увольняет. Нет, не такую няньку я хотел для сына, не такую, - эта коза настолько меня взбесила, что мне ничего не оставалось делать, как  подойти к своей машине и открыть двери, чтобы достать из бардачка телефон. Сам-то я отцу не собирался звонить, слишком много злобы на него скопилось, но припугнуть надо было.

- Подождите, - окликнула она меня и, вытерев тыльной стороной ладони слезы, подбежала ко мне: - Не нужно, не звоните, дайте мне шанс! Я исправлюсь. Клянусь, что больше такого не повторится. Я буду лучше смотреть за дорогой и к тому же, мне просто негде остановиться. Ваш дом – это единственное место, которое я обрела на сегодняшний день. Ваш папа сам позволил мне остаться у него, пока я не пройду испытательный срок, а дальше он посмотрит.

- Испытательный срок, говоришь, чувиха, - задумчиво говорю я и опираюсь на автомобиль, скрестив руки на груди. - Хм, скажу ему, что ты обломалась. А ты, в следующий раз, будь аккуратней на поворотах, смотри на дорогу, а не крась свои пухлые губы, яркой помадой, ты итак хороша, - достал из кармана влажные салфетки я и протянул ей, так как у девки реально была размазана помада.

Вика взяла у меня принадлежности и вытерла лицо.

- Так-то лучше, хоть на человека стала похожа, - хмыкнул я и достал телефон.

Но в девушку, словно бес вселился и из бедной и несчастной, она превратилась в дерзкую, самоуверенную бабу:

- Лучше Вам не рисковать!

- Чего? – не понял я и посмотрел на неё.

- Положите телефон,  - холодным голосом приказала мне Вика. Видимо, моя забота, прибавила ей уверенности. – Можно же просто все решить словами, никому не звоня.

- Еще чего не хватало, расскажу, все как есть, милочка.  Можешь и не сомневаться в этом.

- Я сказала, положить телефон на место! – разозлилась она, выхватила у меня трубку и, заметив мой шок, сделала неуверенно два шага назад: – Это всего лишь несчастный случай. Даю клятву, что попрошу хозяина, больше не давать мне свои ключи от машины, а то вдруг что-нибудь случится и у меня правда начнутся проблемы. Ваш отец сам попросил меня прогуляться с ребенком. Только я сначала не поняла, почему он хочет, чтобы Виталик общался с простыми детьми, а не с теми, что живут напротив. Простите, я не могу промолчать, эта мысль не дает мне покоя.

- Отдай мой телефон и немедленно закрой свой рот! Мой отец знает, что лучше для моего сына, и я его во всем этом поддерживаю! А ты, моя дорогая, постарайся контролировать свои мысли и не произносить их вслух, потому что мой папочка очень эмоциональный! Сразу может за дверь выкинуть, - я прекрасно понимал, что девушка, безусловно, права, насчет того что ребенку лучше общаться с богатенькими детьми, но как бы то ни было,  я должен был соблюдать дистанцию и изображать задетого её речью папенькиного сынка. – Так я жду, - показал я взглядом на телефон.

- Я отдам только в том случае, если Вы ничего не расскажете хозяину, - злобно прищурилась Викуля. Я не понял, в девку, что дьявол вселился или ей мое настроение передалось, что  она решила возомнить себя королевой?

Я разозлился и налетел на неё:

- Ты, что решила меня шантажом взять??? Держи карман шире, у тебя ничего не получится! - делаю решительный шаг вперед я, заставив при этом подпрыгнуть девку. – Боишься меня? Вот и хорошо, не нужно лезть на рожон и припугивать человека, который намного старше тебя. Не играй с огнем, лучше сделай то, о чем я тебя прошу. Ты же не хочешь, чтобы я позвонил папе, верно?

 На секунду Вика замолчала, проглотила слюну, протянула мне телефон и тихо ответила:

- Нет.

- Вот и отлично - забираю у неё мобилку я. – Видишь, я иду тебе на уступки, ты мне идешь. Взаимопонимание, оно всегда существовало в нашем мире, только его редко кто использо…

- Но Вы ведь тоже виноваты, - вырвалось у неё.

- А у тебя, дорогая я сморю, голос прорезался! Что, взрослой себя без пяти минут почувствовала??? Кого ты из себя возомнила, сучка? Кто ты такая вообще? А я скажу тебе кто ты - обычная баба, приехавшая с одинокого  города в поисках своего олигарха. Какой к черту я, если ты не справилась с управлением!? Решила, свалить свою вину на другого? Ловко! Особенно для такой тупоголовой овцы, выдающей себя за опытного водилу и прекрасную няньку!

- Ты еще ответишь за свои слова и они ещё ни раз к тебе вернутся, - пробубнила себе под нос девушка, развернулась на сто восемьдесят градусов и отправилась к ещё не пострадавшей тачке.

Не успела Викушка подойти к двери, как я тут же подбежал к ней, схватил за плечи и развернул к себе, прислонив худышку к машине:

- Держи язык за зубами, куколка! Ещё раз ляпнешь что-нибудь в мой адрес, пожалеешь о том, что вообще на свет родилась! Не сомневайся в моих способностях. Уж я-то поставлю тебя на место!

Что-то кольнуло внутри и я остановился, не в силах больше слышать себя. Я никогда не позволял себе, так разговаривать с вполне адекватной девушкой. Хоть она и накосячила, но все ровно нужно было сдержать себя. Выслушать её, простить. Но я, наверное, был потрясен тем, что в машине находился мой сын. Не было бы его, я бы спокойно с ней поговорил.  А так… Что сделано, то сделано. Жалеть не о чем.

Я прикусил язык, пожалев о том, что наговорил и посмотрел на Вику. В её глазах читалась злость и ненависть ко мне, а потом вдруг появилась некая жалость. Убрав мои руки со своих плеч, девушка склоняет голову набок и тяжело вздыхает:

- Пожалуйста, простите меня. Но мне пора, - и с этими словами, она садится в машину, жмет на газ и оставляет меня одного.

Посмотрев отъезжающей машине вслед, я сел в свою и поехал дальше. Думать о конфликте и дружбе, которая разгорелась между мной и Викой, я не мог. Однако мне просто было необходимо развернуться и поехать следом за ней, чтобы хоть одним глазком увидеть Виталика. Проехав несколько километров, я останавливаюсь. Нет, как-нибудь в другой раз.   

Включив на все радио, я откидываюсь на спинку сидения и хмуро смотрю на дорогу.

Мне снова вспомнилась Ирка, её непростой характер и черствая душа. Сколько себя помню, то после рождения сына, я ни разу не баловал Ирину миллионами алых роз и дорогими фуськами, а так покупал скромные подарки, по папиному совету. Знал, что Иркины мечты направлены совсем в другое русло. Ведь кто как ни женщина, вышедшая замуж за богатого – начинает строить себе иллюзии о том, что будет жить в роскоши и ходить в дорогих украшениях. Папа разбивал её надежды, как мог. Ему доставляло удовольствие любоваться на расстроенную гримасу моей женушки в те моменты, когда я в очередной раз дарил ей одну розу и духи из «фикс прайса». За это она готова была прибить меня за такие жесткие приколы.

Свернув на аллею, я неожиданно вспомнил о Коляне, который работает официантом в суши-баре «Бонзай». Типчик, который пролил на клиентку саке и был занесен в книгу жалоб.

Наши с Коленькой судьбы совсем разные, но общими интересами и характерами, бог не обидел. Он ненавидел телок и никогда не делал первый шаг. Не писал первый в интернете и не видел смысла подходить к ним. Так что грех с таким не подружиться. Хамовитый официант, которому давно пора перебраться в другое место  и любимчик менеджера Сергея Львовича, который покрывает все его косяки.

Помнится, зашел я как-то к нему на порцию сушинки и увидел вот такую картину: Колян кидает девчонке счет, а потом направляется к следующей и предъявляет претензии:

- Курение не решает твои проблемы, а прибавляет новые, дорогая. Бросай сигарету, пока она не сломала тебя. И еще, у нас не курят, или тебе закон прочитать, который недавно выпустили о запрещении табакокурения  в приличных заведениях, а???

Вспомнив тот случай, произошедший недели две назад, я рассмеялся и отметил про себя, что парню явно везет, особенно в тот момент, когда девушка приходит совершенно одна или с подругой. С мужиками он не рискует, а то мало ли, на драку спровоцирует.

Интересно, а как проходят у него дела, и почему он так и не позвонил мне, когда приехал из Египта, загоревший и посвежевший? Непорядок. Надо навестить.

Часть II
«Мы полюбили друг друга и в этом наш минус»

«Девушку влечет именно к тому мужчине, о котором идёт дурная слава. Ей сразу же приходит в голову, что её любовь исправит его»
Агата Кристи (с)
Глава 1
Виктория

Наглый самоуверенный тип и как его только земля носит? Ещё в моей жизни не встречались такие обозленные на жизнь парни. Конечно, я была не права, обратившись к Эдуарду Петровичу на «ты», но мне от этого не холодно и не жарко. Мы ровесники, поэтому не нужно себя в этом прямо сейчас винить. Что было, то прошло. Мы разъехались по разные стороны баррикады, а это значит, что встретимся мы не очень скоро. Глаза бы мои не видели его, если честно!

Быть бабой - очень трудно, вечно накручиваешь себя, создаешь невидимые только тебе комплексы и постоянно задумываешься над смыслом жизни, жалуешься на фигуру и сидишь на диетах, не замечая того, что это всего лишь ожидание того, что похудев у тебя будет фигура, как у модели. У нас меняется настроение, мы не можем жить проще. Нам не хватает мужества. Мы слабый пол.

В моей жизни не было ни одного мужчины. Да и не нужны они мне вовсе! Встретив Эдуарда, я навсегда внушила себе: «что нормальных мужиков, в этом мире нет».

Я – добрая девочка с ангельским характером и дьявольской истерикой. Мне нравится погружаться в книжный мир и не выходить из него, пока книга не закончится. Иногда у меня бывают слезы на глазах от того, что самые интересные истории, которые происходят с героями -  заканчиваются плачевно. Я рыдала, над Онегиным, над бедной Джульеттой, над Алешенькой из повести Достоевского о «Братьях Карамазовых» и других.

Эмоциональность не украшает меня, также как и депрессия. Люблю посидеть на подоконнике и смотреть на ночной город. Хотя Иваново мне сложно назвать «городом». Это село одиноких женщин. Наверное, там я почувствовала себя свободной и независимой от мужчин.

Какое впечатление на меня произвел Эдуард Петрович впервые, не описать в двух словах. Нужен листик и бумага, чтобы я смогла изложить об этом человеке свое мнение или же лучшая подруга, которой бы я смогла выпустить пар и облегченно вздохнуть. Богатый папочка любил своего единственного сыночка, баловал его игрушками и в итоге вырастил эгоиста.

Остановив машину, я разбудила ребенка, взяла его на руки и захлопнула дверцу. Охранник был тут, как тут и, освободив меня от тяжелого мальчика, дал мне возможность заблокировать машину.

- Викачка, как я рад тебя видеть! – вышел из дома Петр Ильич. – Ну, как погуляли? Виталик хорошо себя вел?

- Все нормально, мы бы ещё повеселились, если бы Ваш внук не устал.

Зайдя в дом, Петр Ильич помог мне снять шубу и провел на кухню, там меня ожидала большая работа. Взявшись за рыбу, я принялась очищать её  острым ножом, но вспомнив сегодняшний случай с Эдуардом,  вздрогнула и порезала палец.

- Да, оставь ты её! Лучше подойди ко мне, - окликнул меня шеф.

Покинув свое «Золушкино место» и вытерев руки, я подошла к хозяину, присев рядом с ним на диван. Петр Ильич был такой довольный, улыбка не сходила с его лица, чем и заразила меня.

- Всю неделю, я не мог свести с тебя глаз, в смысле того, как ты ответственно относишься к своей работе. Я ценил то, когда твои глаза слипались, и ты хотела спать, но все ровно упорно продолжала готовить. Такой подход к работе, я ещё не видел ни у одной служанки, которая работала в нашем доме. Могу торжественно заявить, что у тебя все получилось, ты большая умница и можешь  сегодня отдыхать и никаких возражений. Кстати, Эдик случайно не появлялся?

От этого имени, я крепко сжала кулаки и посмотрела на хозяина:

- Так, я же это… гуляла с Вашим внуком, может быть, Рома видел?

- Хм, возможно и видел, - подозвав к себе охранника, Петр  Ильич спросил: - Мой сын случайно сегодня не появлялся?

Рома кивает и отвечает тем, что Эдик заезжал за вещами, а потом погрузил все содержимое в багажник и уехал, а куда не сказал.

- Можешь быть свободен, - выдохнул Петр Ильич и закурил. – И в кого  он такой пошел? Мать у него нормальная женщина была, даже характером наградила, а он в честь её памяти все изгадил, даже себя погубил. Ирка его таким сделала, помяни мое слово.

- Ирка – его бывшая жена? – проявила интерес я.

- В точку. Самая поганая баба на земле, вертихвостка и кукушка. Раньше, мой сын был такой нежный, такой хороший человек, когда женился и стал воспитывать ребенка, а сейчас… «Я свободный человек, имею право на свое мнение, ты мне никто!», - передразнил Эдуарда его отец. – Дозвониться бы мне ему, да сказать пару ласковых. Лучше бы, у меня не было сына. Лучше бы его другая женщина родила, но не моя! Лучше бы он жил в детском доме, чем со мной… Но кто же знал, что моя отцовская любовь ему будет до одного места! Жена моя, Александра, очень сильно его любила и никому в обиду не давала. А я… весь в работе. Никакого свободного времени, кругом одни проблемы, бумаги, переговоры, вечная спешка куда-то. Да и после её смерти, я мало проводил время с ним. Теперь он живет для себя, и никто ему не нужен. Только сможет ли он справиться? Я думаю, да.  Эдик же у нас такой правильный! Знает, что делает!

- Не корите себя, Вы же наверняка оставляли сына няне!

- Оставлял, до той поры, пока мальчику не стукнуло двенадцать и я лично стал заниматься его воспитанием. Только толку… в семнадцать лет наркотиками увлекся, благо я успел его закодировать. Оскорблял девчонок, бухать начал, курить, как паровоз, растрачивать мои деньги, напоминая мне о том, что с такими деньгами, любой мудила будет завидовать. Я особо не тратился, брал деньги из сейфа, для нужд, вложения в капитал, а он… любил жить в кайф. Это моя вина… я не доглядел. Была бы жива Сашка, парень был бы уже совсем, как шелковый.

Петр Ильич подпрыгнул на месте и снова вызвал Ромку. Тот был тут как тут, словно охранник стоял за дверью и подслушивал наш разговор.

- Немедленно прочеши всю улицу! Заглядывай во все места, клубы, подворотни, но чтобы мой сын был дома и больше никуда не выходил без моего ведома, только на работу! И то под твоей ответственностью! Будешь возить его туда и обратно! Плевать я хотел, что ему двадцать два, и я поступаю неправильно, но у меня нет больше выбора терпеть его закидоны! Я сделаю из него человека, а также любящего отца. Пусть мне это будет стоить жизни и крепких нервов, пусть! Зато потом он мне скажет «спасибо», за все, что я сделал для него в этой жизни. Ты понял, что сейчас надо делать??? 

- Понял! – как солдат отозвался Рома.

- Иди! Чем раньше ты его найдешь, тем лучше будет для всех, – сел на свое место Петр Ильич. – «Семья должна быть полноценной, а не состоять из одного человека», как говорил мой идиот. Это всего лишь слова, а на действиях подтвердить их очень сложно.

Я тяжело вздыхаю, поднимаюсь с дивана и иду чистить рыбу. Шеф испытывает стресс, нужно накормить старичка, пока его кондратий не стукнул из-за избалованного сыночка.

Эдуард

На этот раз Коля вел себя нормально. Не хамил, не посылал куда подальше и даже не швырялся менюшками и счетами, но только одна баба своим характером испортила парню всю малину, за что он наорал на неё и стал нагнетать тем, что сюда приходят только пожрать, а не поворковать с друзьями.

- Ещё раз повторюсь: меня зовут Вера Николаевна Грачевская! Я - директор спортивного магазина «Уикенд» и не надо мне через каждые пять минут приходить с менюшкой и уговаривать сделать заказ, да ещё в таком тоне! Поувольняла бы я вас всех нафиг! Развели тут беспредел! – запротестовала бабища. – Полнейшее неуважение к посетителям.

- Тоже мне нашла, чем гордиться! Ногти блин, наклеила и ходишь тут пальцы веером! Бери меню и делай заказ, не то менеджера позову, и придется тебя, дорогуша выгнать отсюда взашей! Уголовники, хамьё… Да я ни разу на зоне не сидел! Что ты вообще обо мне можешь знать, дура неотесанная? Я ж не ты. По блату не работаю!- сказал своё последнее слово Коля и развернулся на сто восемьдесят градусов.

Я снимаю капюшон и подмигиваю недовольному Коле. Тот разворачивается:

- О,  Господи, Эдик! Как же я давно тебя не видел! Сколько лет прошло, а ты не меняешься.

- Лет? – удивился я. – По-моему, меня не было тут всего лишь каких-то жалких три недели. Ты ж в Египет свалил.  Я вообще думал, что тебя давно выгнали за такое невежественное поведение. Кстати, ну и как там, в Египте? – спросил я, перекопировав фразу из третьей части про Гарри Поттера.

- Шикарно! Море, солнце пляж, крутые чики, алкоголь, кальян. Боже! Он у них намного круче, чем в Российском ресторане. Особенно меня поразили достопримечательности. Красота. Надо тебе, как-нибудь фотки показать. Вдруг ещё захочешь.

Коля положил мне руку на плечо и предложил занять свободный столик. Клиентки, которым надо было уже уходить, просили его принести счет, но тот как всегда грубо их послал и ответил тем, что к нему пришел самый лучший друг, с которым нужно срочно обсудить сегодняшние дела. Конечно, без менеджера и книги жалоб тут не обошлось, но Сережа, как всегда прикрыл любимого Коленьку своей спиной, не забыв поприветствовать меня.

Когда конфликт был исчерпан, я спокойно занял с Колей свободный столик и неожиданно вспомнил папкины слова:

«Смысл жизни не в сигаретах, а в человеке, который находится рядом с тобой. Его чувства, искренность, доброта, намного сильнее, чем твоя тяга к сигаретам. Не думай, что побухав и покурив, ты станешь уверенным человеком. Нет, все совсем по-другому. Просто будь собой, люби, ищи свою половинку, а если найдешь – оберегай, никому не отдавай. Покажи всему миру, что это твоя собственность. Будь мужиком!».

К чему бы это? Не знаю, наверно это намек на то, что пора бросать курить и поговорить с другом, которого давно не видел.

- Жалко, только одно, что в нашем городе нет  таких красивых девушек, как в Египте. Те культурно воспитаны…

- Носят паранджу, - добавил пятьдесят копеек я. - Ошибаешься, Колясик, есть. И даже круче, чем в Египте, те хоть зимой рот шарфом закрывают, чтобы не простудиться, а там – полное фуфло. Я видел красивых девушек и поверь, они намного лучше.

- Перечисли, хоть одну красивую девушку, кроме Лидки-проституки, которую ты чпокал, каждый день и задаривал подарками?

- Лидка - это вообще другая история. Я даже вспоминать не хочу, как играл роль её парня. Хотя эта дура сама выдумала, что у нас якобы мутки, но что было то, прошло. В общем, есть одна особа, которая проживает в моем доме и приглядывает за сыном.  Глаза цвета зелени, зовут Викторией. Работает няней и Виталик по-моему, очень к ней привык, - я не стал посвящать друга о том, когда к нам явилась Вика. Ему это знать не обязательно. Да и потом, даже если я и расскажу, то в жизни парня ничего не изменится. Только появятся лишние вопросы, которые я ой, как не люблю. - Сама из себя скромная, приветливая. Идеальная девушка.

- Но-но, ты преувеличиваешь. Не такая уж она и идеальная, а эмоциональная баба, которая выносит мужикам мозг и капает на жалость. Женщины – самоуверенные существа, считающие себя лучше других. Женщины, ждущие власти и похоти. Женщины, которые усложняют себе жизнь и выдумывают кучу проблем, которых в помине нет. Ведут себя, как дети и радуются мелочам. Любят тепло и объятия, обожают, когда им делают комплименты и не критикуют. Твоя Вика может с самого начала показаться такой чистенькой и наивненькой, но на самом деле, она такая, как все остальные. Природа женщин, не меняется, а дает им то, что они заслуживают. В каждой возможно и существует талант: сдерживать себя, отказывать в чем-то и просто уступать своему кавалеру, даря ему свободу действий, но не каждой это под силу. Возможно Виктория одна из них. Но, сам посуди, вы же не так близко знакомы, чтобы ты мог официально говорить мне, что она твой идеал.

- Я не говорил, что она мой идеал, я просто сказал, что она слишком хороша, для таких, как я, - я вздохнул и посмотрел куда-то в сторону. - Со мной сложно.

- Тебя уже начинают распирать комплексы, и ты сам начинаешь уже выдумывать, что ты не достоин её! Наоборот, ты – мечта любой девушки. Поверь мне, я же вижу, как клиентки моего суши-бара смотрят в  твою сторону и не могут оторвать взгляда.

- Хочешь сказать, что по ночам, Вика тоже обо мне думает?

- Вот этого я не знаю! Может и думает. Шут поймет этих женщин. Сначала помечтают, составят свое положительное мнение о парне, а потом и вовсе начнут стесняться с ним заводить знакомство, или совсем начнут игнорировать и разговаривать не в том тоне в каком хотелось бы слышать мужчине.

 - В Виктории есть что-то такое, что заставляет меня тянуться к ней. Наверно это притяжение.

- Это называется – дурью маяться, а не притяжением, - хмыкнул Коля. – Нонсенс. Невозможно узнать человека за пять минут. Нужно время. Уйма времени, чтобы пролезть в его душу и увидеть, что там творится. Все бабы красивые и каждая вторая истеричка. Ты думаешь, что девушка приличная? Брось, они все такие. Может, она по-натуре кокетка? А, что среди них много таких. Берут же с нас мужиков пример. Много чешут по ушам.

- Ты хоть раз видел её? А как она смеется? Я уже представляю, как она берет пульт, переключает на ТНТ, где идет «Комеди Клаб» и смеется. Шикарный смех. Мне кажется, что Вика не страдает депрессией, нет. Она наоборот, хочет быть жизнерадостной, но она очень одинока, хоть и не нуждается в парне и принимает жизнь такой, какая она есть. Но все же, ей очень хочется банального тепла и ласковых слов на ушко, - сказав все это вслух, я слегка удивился. Да уж, мой мозг шокирует меня самого.

- Че? С каких это пор ты стал так мыслить? Что-то на тебя это не похоже. Может быть, ты бухнул,  чего? А то я знаю твою фруктовую породу, нажрешься потом и давай философствовать.

- Ты, что мне не веришь?

- Вера есть в каждом человеке. И я верю в то, что твоя крыша совсем поехала, ты несешь бред и тебе срочно нужно прийти в себя! Эдик, выкинь её из головы. В конце-то концов, она всего лишь девушка, пришедшая по объявлению. Тебе кстати, как в прошлый раз: роллы и саке?

- Да, пожалуй, - вздохнул я и потушил сигарету об пепельницу.

Когда Коля ушел, оставив меня одного, то я встряхнул головой и пожалел о том, что позволил себе подумать о Вике. На самом деле, все бабы фальшивые и их слова, поступки, чувства. Ничего они не умеют, кроме, как готовить, да книжки читать. Любительницы женских романов. 

Если нет своего настоящего мужчины, то почему бы не прочесть книжечку о волнительных чувствах, от которых захватывает дыхание от эпизода, где парень признается девушке в любви до посинения, целует руки, дарит цветы и комплименты?

Глава 2
Эдуард

Через несколько минут, Коля был тут как тут, поставил передо мной заказ и сел напротив меня:

- Кончай со своей влюбленностью и живи, как раньше. Вспомни свою Ирку? Веселую, иногда задумчивую, но чертовски привлекательную и в то же время, больной на всю голову. Вроде бы с виду нормальная деваха, а как чет не понравится, так сразу в кулаки. Дерзкая была очень. Вечно манипулировала тобой и зажиралась за твой счет. И чем же тебя зацепила эта Вика? По мне обычная баба, поди приехала с другого города и демонстрирует тут холостым москвичам свое хорошее поведение.

- Вообще-то, да, - отвлекся от еды я.

- Оно и понятно. Москва сделает потом из неё монстра.

- Нет, не сделает!

- Эдик, мать твою! – ударил кулаком по столу Коля, что и привлек внимание посетительниц. – Сколько можно???

- Молчу-молчу, - рассмеялся я и принялся дальше поглощать роллы.

- Узнай её получше, а уж потом делай выводы… Ладно, я покину тебя ненадолго. Клиентки приперлись.

Когда Коля оставил меня одного, то я перевел взгляд на директоршу спортивного магазина. Женщина сидела с мужчинкой и о чем-то оживленно болтала. Я навострил уши, взял китайские палочки и сделал вид, будто пожираю роллы. Знаю, что подслушивать нехорошо, но все же мне кажется, что эта парочка не просто так сегодня собралась.

- Что с Самоваровым? Почему он так и не появлялся с того дня, когда мой день рождение потерпел крах!? Этот козел, обещал мне расплатиться за все, что натворили его девицы и глупые бармены! Где он? Отвечай! Я знаю, вы хорошо с ним общались, поэтому мне больше не к кому было обратиться, как к тебе! – мужчина был в реале на грани нервного срыва.

Услыхав, знакомую фамилию, я отвлекся от еды и прислушался.

- Не знаю я, он мне самой нужен и где он только шляется!? - устало протянула женщина. – И именно поэтому ты оторвал меня от важных дел, чтобы поговорить о волнующем тебя вопросе?

- А как же? Ты ведь с ним была хорошо знакома. Помогала ему, вела общие делишки…

- Но-но, я не вела с ним общие делишки. Мы были по разные стороны профессии. И вообще, я со всеми хорошо общаюсь не только с Димой. Его жена была моей лучшей подругой. Мы гуляли, тусили вместе, но в один прекрасный день я просто порвала с ней отношения, ибо в мои планы не входило состоять в друзьях с девицами легкого поведения. Хм, странно, куда они оба поддевались?..

- Вот и я хочу спросить: куда? Ладно, эта, хрен с ней, разберусь. А вот этот крендель, который пообещал мне расплатиться за тот вопиющий случай в кафе, так и не появился. Испугался, наверно. Господи, мне нужно с ним срочно поговорить и если он этого не захочет, то я прикончу его жену. Шлюхам, когда-нибудь приходиться отправляться на земное дно и я это ей устрою!

- Да, погоди ты! - отдернула его Вера. – Ещё неизвестно, где она работает, а ты уже готовишь план похищения.

- Мне это сделать не трудно. Я знаю, где работает Марина, и каким успехом пользуется у своего клуба. К ней толпами мужики ходят с набитыми кошельками, а она ублажает. И так это делает ловко, что хочется ходить ещё и ещё, так не останавливай меня на достигнутом!  Зло должно быть наказано. Ладно, я пошел, расплатишься за меня, а то у меня не шиша нет в кошельке?

Женщина удивленно посмотрела на него и подарила в ответ лишь молчание.

Я никогда не был альфонсом, потому что имел свои рубли в кармане и если бы я попросил девушку расплатиться за меня, то мне было бы стыдно. Не по-мужски это. Настоящий мужик должен, хоть как-то отдавать себе отчет в том, что это неприемлемо. Жалко, что мало тех,  кто может это осознать. Остается только смотреть и тяжело вздыхать.

Директорша не ожидала такого поворота событий, вроде бы перед ней сидит нормальный мужчина, а оказалось – мальчик попрошайка, который сам же, как я понял, назначил встречу и сам же попросил расплатиться за него.

Поймав мой взгляд, женщина немного улыбнулась и раскрыла кошелек с вопросом:

- Что ты дальше планируешь делать, когда уйдешь?

- Покину стены «суши-бара», затем поеду домой, обдумаю план действий. Ты права, нужно все рассчитать, а уж потом ко всему готовиться. Как только я додумаюсь, то Маринка будет в моей власти. Дима не узнает об этом, но все же когда вернется, будет метать из стороны в сторону с одним единственным вопросом: «Где моя Маринка?».

- Ты не боишься, что угодишь в тюрьму?

- Брось, кто меня посадит, я сделаю все по-тихому.

Этот мужчина заставил меня вернуться обратно в прошедший день, когда я схватил Маринку за волосы, а она грозилась тем, что засадит меня за решетку. Тогда я посмеялся и ответил ей, что шансов у бабы ноль, ибо это будет клеветой шалавы на приличного человека, которого уважает общество и ценит. Но… мне стало сейчас искренне жаль  девчонку. Она не должна быть виновной в Димкиных косяках и её срочно нужно спасать.

Пока баба продолжала доставать парня своими недоумениями, я быстренько смылся, не забыв попрощаться с Колей.

- А посуду, значит, я убирай! – недовольно упер руки в боки парень.

- Хм. Это твоя работа, - улыбнулся и выбежал из бара, как ошпаренный.

Дав по газам, я направился в ночной клуб. Сердце бешено стучало, а в голове так и не выходил диалог директорши «Уикенда» и альфонса. Боже мой, а если Димка не только решил надурить свою жену своей пропажей, но и того мужика, которому был должен? Что-то тут несостыковочка какая-то. Дима говорил мне только о своей жене, которая жуть его как достала. Но он ни разу не упомянул о том, что в его кафешке произошла ситуация, в которой без бабла никак! Ничего не понимаю.

Да и будет он мне рассказывать вот тут, о своих проблемах, долгах. Он же меня только об одном попросил: прикрыть его задницу. Так зачем же я гружу голову лишней информацией? Дурак, потому что! Но Маринку, нужно срочно выгребать из этого дерьма.

Когда я был уже на месте, покинул машину и поставил её на сигнализацию, то быстрыми шагами дошел до клуба. Там как всегда было весело и Маргоша чирикала с богатенькими дяденьками. Увидев меня, она подбежала ко мне и обняла:

- Эдик, слава богу, ты пришел!

- Я тоже очень-очень рад тебя видеть, - сбивчиво проговорил я. – Где Марина? Только не говори мне, что клиентов обслуживает.

- С Лидкой в курилку пошла, а что?

- Выход черный есть?

- Где, в курилке? – не поняла меня Марго.

- Вообще!

- Есть, конечно, на кухне. Ой, прости, пожалуйста, я оставлю тебя ненадолго, а то клиент пришел, надо же спросить, что да как. А ты иди пока расслабляйся. Я чуть позже подойду.

Обернувшись, я увидел того чувака. Ловко он все обдумал. Небось, по пути в клубешник придумывал, как похитить шлюху так, чтобы никто не заметил. Спросив у бармена, где курилка, я быстро направился туда и пересекся с девочками. Те были приятно удивлены, особенно, когда за моей спиной показалась Марго и потребовала Марину на облуживание. Новый клиент подоспел.

- Да-да, сейчас, подождите немного, - растеряно отчеканила Марья, а когда админша ушла, грязно выругалась: - Сука, как она меня… - дальше пошел трехэтажный мат.

Лидка покивала ей. Мол, да подруга ты права, времена нынче не те и, оставила нас вдвоем.

- У нас мало времени. Валим отсюда! Я прошу тебя,  доверься мне! – сказал я и взял её за руку.

- И это после всего, что ты мне наговорил?  Перестань, я никогда не предамся тебе не за какие шиши и чего ты вообще приперся сюда, чтобы снова меня помучить??? Хватит, мне и без того хватает горечи! С меня довольно! – резко отдернула  она мою руку.

- Признаюсь, что был неправ и полностью с тобой согласен. Но сейчас, у нас нет времени выяснять отношения. Через несколько минут тебя может грохнуть тот тип, который ожидает тебя в комнате. Тогда, будет поздно кричать о помощи.

- Ты, что выпил, что ли или у тебя совсем крыша поехала? Что за бред ты несешь???

- Так, Эдик, спокойно, - пробубнил себе под нос я и кратко рассказал историю о том, за каким чертом я сюда приперся и в какую передрягу попал её муж. Марина слушала меня внимательно, временами поглядывая на дверь, затем затянулась сигаретой и выпустила мне дым прямо в лицо:

- Тю, а я-то тут вообще причем? Если мой муж и вляпался, то я не собираюсь решать его проблемы через постель!

- Ты, что совсем не понимаешь? Придурок, который пришел сейчас в клубешник, прикинулся твоим клиентом и ждет тебя, чтобы расправиться с тобой. Не мудрено, что он поступит так же, как я с тобой в прошлый раз. Только похлещи. Прихлопнет и все, закопает на кладбище и поставит крест, а Димочка твой далеко. Директор ресторана, хренов. Ладно, если не хочешь мне верить, то иди и спокойно работай, а то Маргоша будет вне себя, если узнает, что ты не явилась вовремя, - сказал я, развернулся и уже было хотел открыть дверь, но Марина остановила меня.

- Не уходи! Мне уже страшно становится… Я вдруг подумала, что сейчас на волоске от жизни и смерти и  если вдруг мне придется ослушаться тебя и сделать все по-своему, то будет поздно.  Не хочу так. Эдик, ты правда говоришь, что я в большой опасности?

Я подошел к ней, положил руки на плечи и тихо произнес:

- Этот придурок считает, что ты у Димки самое дорогое, что у него есть и если ты пропадешь, то он будет рвать на себе волосы в поисках тебя, а ты в то время будешь разлагаться и разрываться между адом и раем, твоя душа будет плутать…

«Так, Эдик, стопэ, это уже что-то из библий пошло. Лучше перейди сразу к делу, и уматывайте отсюда», - пронеслось в голове.

- Бежим, короче, - сказал я, схватил её за руку и мы направились в сторону кухни. Повезло, что в клубе есть небольшой коридорчик. – Пойдем туда, там есть черный вход, а потом я отвезу тебя к себе.

Марина останавливается:

- Нет, мы так не договаривались!

- Тебе жизнь дороже или смерть? Ты же обещала мне доверять, как же так!? Ну и подыхай! Адьё, моя прелесть, - с артистизмом сказал я и отпустил её руку, но голос Марго насторожил девушку,  она сглотнула слюну и посмотрела на меня взглядом котейки из Шрека. Было понятно, оставаться нет смысла и нужно спасаться пока не поздно.

Через пять минут, Марина уже сидела в моей машине и тяжело дышала:

- Фуф, кто бы мог подумать, что меня ожидала смерть, - выдохнула она и закурила.

- Скорее похищение, убили бы они тебя потом. Ну да ладно чего темнить, дело уже сделано, осталось тебя доставить до дома в целости и сохранности. Но сначала ко мне.

Марина посмотрела на меня непонимающим взглядом, но не сказала больше ни слова. Пока мы ехали, она слишком много курила и смотрела в сторону, уходящего поезда, о чем-то усердно думая.

Глава 3

- Понять не могу, почему именно я? -  удивленно спросила меня Марина, как только я открыл дверь ключом и пропустил её вперед себя. – И ещё один странный и довольно интимный вопрос: какого черта ты меня привел в свою берлогу?

- В твоем доме, могут запросто появиться те люди, которые сотрудничали с твоим мужем, ежели ты сбежала из клуба. Не факт, что вернувшись домой, ты будешь чувствовать себя в своей тарелке. Ан нет, как только ты переступишь порог дома, на тебя налетят два амбала, скрутят по рукам и ногам и отправят прямым путем в лес  или же на кладбище. Этот человек, очень опасен и играет в злые игры.

- Хорошо, я подписываюсь под каждое твое слово, но… зачем ты мне помогаешь?

- Как же! Я ж детектив, это моя работа. Проходи, чего стоишь? Всё в твоем распоряжении, можешь  даже ванну принять.

- Нет, я, пожалуй, воздержусь. Да уж детектив, только по телеку улыбаешься и желаешь  всем здоровья, а на самом деле ты такой же козел, как и все мужики. Блин, что же мне делать? Меня же на следующий день могут уволить, - схватилась за голову Марина и спустилась вниз по стенке.

- Найдешь новую работу. Как будто в нашем городе борделей мало.

- Очень смешно! – подняла лицо девушка, встала и направилась в зал. – Шикарно живешь! Из окна, Площадь Красная видна. Красота!

Знала бы ты, красотка, что эта квартирка принадлежит твоему хахалю, то заставила бы меня покинуть её и отдать тебе в распоряжение, а то, что же это… мужа нет, а скрываться от борыг где-то надо.

Мы прошли на кухню, Марина опускается на стул и подпирает щеку рукой томно, вздыхая.

- Все в порядке? – спросил я и сел напротив неё.

- Димка, вспомнился, - выдохнула она и попросила меня плеснуть ей вискаря. Сделав доброе дело, я принялся дальше слушать «бабские страдания»: - В последнее время, мы часто ссорились, жестко ругались, расходились по разные стороны баррикады, а потом кто-то из нас не выдерживал и возвращался. Такая любовь. Семейная жизнь, которая не бывает без кризисов. Я всегда ждала его дома, хоть иногда бывала на работе. Ты прости меня, что я сразу с тобой в клубе перешла на «ты», я не хотела… Оно само, так получилось.

- Ничего страшного, продолжай.

- Мне было плохо без него. Я страдала, а потом поняла, что зря… У моего мальчика появилась Каролина, с которой он как год был в отношениях, а я ведь дура, думала, что я у него одна единственная! Прости, мне не нужно… сейчас, - вытерла поступающие слезы Марина. – Нет, я не могу, - и поднялась с места. – Отвези меня домой, уже поздно… Уверена, что мужики очистили территорию и я могу жить спокойно. Кстати, ты узнал, что с моим мужем?

- Никуда ты не пойдешь, - перегородил ей дорогу я. – А Каролиночка твоя, даже не в курсе, что с твоим мужем случилось. Сама его ищет, переживает сейчас не легкие времена. Ей бы мужское сильное плечо, да в теплой постельке с любимым мужчиной поваляться. Скучно бабе, муж уехал, а без Димки дома, как-то пусто стало.

- Это её проблемы. Дима – мой и мне плевать, на её чувства, которые она к нему испытывает и страдает от того, что его нет. Прошу тебя только об одном: не останавливай поиски, ищи его, вынюхивай, а как найдешь, номерочек-то у тебя есть. Я уже устала разговаривать о своем муже, как о потерянном человеке, мне больно! Хочется поскорее его найти и забыть тебя, как страшный сон! Ты очень опасный человек, Эдик. Не приходи больше в наш клуб, умоляю тебя. С Марго, я как-нибудь попробую рассчитаться за то, что убежала, средь рабочего дня. Ты итак мне помог распутаться во всемирной паутине моего не шикарного настоящего, чему я очень благодарна тебе, но теперь позволь мне уйти.

Стоило Марине поднять руку, чтобы меня оттолкнуть, как я молниеносно схватил её и завернул за спину, прижав к себе девушку, да так, что наши губы находились на миллиметр друг от друга. Та тяжело задышала:

- Да ты что задумал, Эдик???

В этот момент, я впился в её губы, и мы слились в страстном поцелуе. Как же брезно целоваться с проституткой! Чтобы не нанести себе вреда, я проделал тот же самый прием, что и делал всегда с неприятными мне бабами - прикусил её губу так, что просочилась кровь. Марина отстраняется и смотрит на меня испуганным взглядом.

- Если бы ты знала, как я вас продажных баб-то ненавижу! Ненавижу-ненавижу!!! – чуть ли не плача сказал я и повалил девушку на стол.

Та вела себя, как тухлое мясо. Ни единой попытки, чтобы схватить меня за волосы или же впасть в истерику, пустив в ход кулаки.

Помню наш первый раз с Иркой. Мы тогда были вдвоем. Папа свалил на работу, ибо у него появилась масса дел, которые надо было немедленно закончить и потом заскочить в харчевню, чтобы подкрепиться и вернуться домой, сытым и довольным. Было тихо, только мой лабрадорчик Буля за окном лаял. Я смотрел на неё пожирающим взглядом и был готов наброситься на неё, но я лишь взял её за подбородок, коснулся губами и начал их жадно целовать. Ирке это нравилось и она не хотела останавливать процесс, но когда я одной рукой попытался нащупать застежку от лифчика, потому что мне уже было невтерпеж, баба, словно с цепи сорвалась, начала колотить меня кулаками в грудь и кричать на весь дом, что ненавидит меня.

Тогда, я очень сильно переживал из-за этого случая. Когда у нас все-таки получилось перепихнуться, то я почувствовал себя свободно, никаких мук совести, только красивая жизнь и отличное будущее.

Марина, была расслаблена, закрыла глаза от наслаждения и чуть ближе притянула меня к себе. Я чувствовал привкус крови, которая стекала с её губ, чувствовал, как её тонкие пальчики расстегивают пуговицы на моей рубашке и язык, который касался моего неба. Хотелось прервать, все это, но Марина была настойчивой и требовала продолжения… и я сдался.

Нет, этого не может быть! Я целуюсь с проституткой, кто-нибудь остановите этот беспредел! Надо было не стоять на её пути, надо было отпустить её домой! «Лети птичка, лети», а не целоваться с ней. Черт, папа был прав, когда двое находятся наедине - их мозг не на шутку дает отбой. Мне вдруг неожиданно захотелось домой, обнять Вику извиниться перед ней. Я вдруг осознал, что она та идеальная девушка из моих представлений, хорошая, покладистая, воспитанная, принцесска, одним словом.

Не хочу вспоминать, что было этой ночью, но когда я проснулся в своей кровати, да ещё с этой потаскушкой, то быстро взял себя в руки и начал её будить. Мать твою, что же я наделал! Соблазнил чужую жену, да и не только, а ещё и свою клиентку!

- Немедленно проснись, или иначе я за себя не ручаюсь! – выкрикнул я и  столкнул её с кровати. Марина подпрыгнула, собрала всю простыню и прикрыла свою обнаженную грудь, посмотрев на меня выпученными глазами. Да я и сам был не в восторге от того с кем проснулся. – Собирайся, через час выезжаем и… переоденься.

Встав с кровати, я схватил все свои шмотки и направился в ванну.

- Я переспал с девушкой Димы… Я переспал. О нет-нет-нет, - пискнул я.

Пелена страха накрыла меня и я застыл, тупо смотря на свое отражение в зеркале. Захотелось сейчас же отправиться на кухню и выпить вискарь, чтобы хоть немного принести себе облегчение и избавиться от мук совести.

– Я никого не провоцировал. Все само собой получилось. И ничего страшного, она же шлюха, да и Димка не узнает об этом, чего мне бояться? Тю, тоже мне мальчик-пессимист нашелся. Все будет хорошо, мне понравилось? Нет, конечно! Никого удовольствия, никого кайфа… а ещё Маргоша её нахваливала. Мол, в постели, такие вещи вытворяет, да ни фига! – продолжал вести диалог с собой я. - Давай посмотрим на жизнь трезво, пойдем и выпьем валерьяночки, а не «Дениелс», все-таки вести ЗОЖ намного лучше, правда? Господи, - заскулил я и опустился на пол.

- Эдик, - тоненьким голосочком обратилась через дверь ко мне Марина. – Ты скоро? А то мне самой в ванну нужно.

Встав, я поправил волосы и открыл дверь ванны. Марина стояла в одних джинсах, майке алкоголичке  и с синей кофтой в руках. Наверное, свое через чур короткое платье она положила в сумку и переоделась в домашнюю одежду. Она опускает глаза, и я вижу, как её щеки начинают приобретать пунцовый оттенок. Видимо, девушка тоже испытывает неловкость и чтобы от неё избавиться, я ощутив свою вину, обнимаю её за плечи. Та не осталась равнодушной, обхватила руками меня за талию и всхлипнула:

- Ты сказал, что ненавидишь меня. Ты рассказывал мне, что относишься к проституткам брезгливо. И я тебя прекрасно понимаю. Мне даже стыдно стало за то, что позволила Диме влюбиться в себя. Надо было покончить с собой ещё до нашей свадьбы, а я дура не додумалась.

- Прекрати! Я не горю желанием это слышать!

- Нет, ты послушай меня. Все было так романтично. Мы пришли в кафе, нам подали бокалы шампанского, я выпила и на дне бокала нашла кольцо. Красивое такое, о котором я когда-то мечтала и бриллиантик. Маленький, настоящий, дорогой. Дима улыбнулся, поднялся с места и сказал при посетителях: «Мариш, выходи за меня!». Все зааплодировали, а я была настолько счастлива, что быстро согласилась и кинулась к нему в объятия. Мой муж, был такой романтичный, он столько для меня сделал и ему было плевать на то, кто я… Он говорил, что проститутка тоже женщина. Понимаешь? Он видел в этой профессии свои плюсы! Мой муж – это единственный человек, который не отвернулся от меня и принял со всеми недостатками и криминальным прошлым. Он просил меня бросить работу и окунуться с головой в семью, но… увы, я так и не смогла подарить ему ребенка, ибо сделала неудачный аборт в юности. Но я так любила его, больше жизни и готова была принять жизнь со всеми её неурядицами, лишь бы Дима был рядом, лишь бы не бросал… У меня была замечательная жизнь, он дарил мне цветы, без повода, а однажды на день рождения, подарил девяносто девять роз! Ты представляешь? Мои любимые красные, означающие страсть.

- Он знал, что ты работала проституткой? – отстранился я.

- Знал. Именно он выкупил меня у сутенера. Мы были, ни разлей вода, нас с Димой невозможно было разлучить. Он все время навещал меня и спрашивал, как я себя чувствую и обещал, что в скором времени  мы будем вместе. Зря он не послушался своих коллег, которые просили его одуматься. Мог бы уже давно мутить с какой-нибудь кралей. Но увы он был упрям и стоял на своем, потому что я ему очень понравилась. Любовь, всегда делает людей рабами судьбы и мой муж не исключение. Если бы он прислушался, то послал бы меня на трассу… Я стала наказанием, для него. Всё время корила себя за то, что заставила человека жить со мной, с грязной шлюхой! - резко оттолкнула меня от себя Марина и вытерла слезы. – Девушка, обожающая секс, ненавидящая толстых бугаев и своих коллег, который могли бы начать нормальную жизнь. Я придираюсь к проституткам, не замечая того, что сама такая. Мне стыдно признаться, что я работаю за деньги и что вышла замуж. Мой муж ломал стереотипы, как мог, но… он не выдержал и нашел себе любовницу. Ту же шлюху, которая просто кувыркается с ним, а на утро отпускает домой! В то же время, я понимаю своего мужа и очень сильно ему сочувствую. Он просто сломался со мной. Наверное, мысль о том, что я шлюха так и не покидала его. Порой он закрывался на балконе и курил сигарету за сигаретой. Мне хотелось открыть дверь балкона, спросить, что его беспокоит, но умом понимала, что лучше не вмешиваться, ибо если мужчина подолгу молчит и тупо смотрит в одну точку, значит, он ведет  внутренний разговор с собой. Я бы заглянула в его мысли, прочла их, но у меня нет дара ясновидения, а есть женское чутье.

- Надо было раньше думать, когда ввязалась в эту секту. Теперь чего сопли на кулак наматываешь? Ценила бы свою жизнь, бросила проституцию нахрен! Так нет же, ради своего Димочки, могла бы сама уйти, плюнув на то, что ты всем должна и денег и секса. Вот тогда бы Димка точно бы стал искать тебя в то время, пока ты сидишь, дома и пытаешься смыть всю грязь, что приелась к тебе, - вздохнул я, дал ей возможность зайти в ванну, а сам отправился на кухню.

Достав из пачки сигарету, я закурил. Каждый из нас сейчас испытывает неудобства. Марина считает себя неидеальной женой, во всем винит себя и вспоминает свою сладкую жизнь проведенную с Димой. Жалко, что соседушка так и не умудрился рассказать мне все хорошее, а только плохое, что связывало его с ней. Хотя, когда мужики находят своей бабе замену покрасивее, старая уже надоедает и любовь превращается в пепел и поэтому хочется говорить о ней в прошедшем времени или же не вспоминать вообще, чтобы не загаживать себе память.

Выйдя из ванны, девушка подходит ко мне и кладет свои руки на мои плечи:

- Я пыталась бросить свою профессию, но ничего из этого не вышло. Меня находили, били и возвращали обратно на место. Но, с Димкой я потихоньку начала забывать про свой кошмар. Ладно, Эдюш, - обратилась она ко мне ласково. – Поехали домой. Думаю, что бугаи покинули мой дом, а если нет, то мне повезет. Хоть умру и заберу с собой все муки страдания и свое бесстыдство в могилу.

Я тушу сигарету и смотрю на неё холодным взглядом. Женщины, согрешившие однажды, никогда не смогут себе этого простить. Им либо захочется покончить жизнь самоубийством, либо жить с этим фактом до скончания веков. Только неуверен, что они выдержат, наоборот будут стирать себе память с помощью алкоголя и тяжелых наркотиков, чтобы забыться и почувствовать себя одержимым человеком.

- Но сначала, давай заедем к Марго, мне нужно отчитаться перед ней за свой проступок, - продолжила Марина.

- Может вместе, пойдем? Я ей объясню, что да, как и она поможет тебе. Вызовет полицию и парней арестуют. Ну, давай же, соглашайся!

- Нет, Эдик, на этот раз я попробую сама во всем разобраться, не хочу тебя впутывать ты итак мне помог сбежать, я хочу теперь сделать так, как велит мне сердце.

Не став с ней спорить, я налил ей чай, оставил ключи, чтобы она закрыла дверь, когда будет уходить, а сам пошел прогревать машину.

Совесть все ещё грызла меня, даже сигарета никак не успокоила  и хотелось просто взять и заныть, но я же мужик в конце-то концов, должен справляться со своей депрессией. В этот момент, зазвонил телефон и, вытащив его из куртки, я увидел высветившейся на экране номер Димки. Не поздоровавшись со мной, он сразу перешел к делу:

- Ну как там проходят поиски? Все ещё рыщешь меня? А зря. Я сейчас лежу на золотом песочке и попиваю коктейль! Жалко, что тебя рядом нет, а то так хочется поделиться с кем-то своей радостью. Как там Мариночка моя, все ещё трахается за деньги?

Мне хотелось сказать ему грубость, но я понимал, что не вправе этого делать. Руки не на шутку затряслись, толи от холода, толи от волнения, что сейчас я разговариваю с Димкой.

- Должен тебе напомнить о том, что вчера вечером, когда я сидел в суше-баре и наслаждался японской музыкой, то уловил голос человека, который любезно расспрашивал у директорши спортивного магазина, где ты и куда пропал. Я не смог ни с кем твою фамилию спутать он точно сказал: «Если Самоваров не вернет мне долг, то я прикончу его жену раз и навсегда».

- Игореша??? – мне кажется, что Дима поперхнулся коктейлем. – Да он гонит! Я ему все отдал, до копеечки. Какого черта ему надо от моей жены?

- Я не знаю, как его зовут, но вчера он тусил с директоршей. Думаю, тебе не надо объяснять, кто эта тетя и почему она начала болтать с этим милым дяденькой? Возможно, ты сам все знаешь, в отличие от меня.

- С твоими печальными новостями, мое настроение сошло на «нет» и я не желаю тебе сейчас раскрываться. Но могу сказать, что я знаю эту грымзу. Подружку моей супруги, которая играла из себя притворушку. Все Мариночка, да Мариночка, тебе идет это платье, а где ты его взяла, а за спиной одни козни строила. Знаю, что она была знакома с Игорем и тесно с ним вела дела. По-моему, они были любовниками. Он часто к ней захаживал на чай, - усмехнулся Дима. – А что если она все это подстроила??? Ну, гадина, обещала же разобраться с ним и сделать так, чтобы он вообще забыл о моём существовании на этой земле.

- Кажется, у неё это неплохо вышло. Только он слишком долго с ней вел беседу о тебе. Видимо, твои поступки не выходили из его головы. Может, все-таки подробно расскажешь, что стряслось?

Я пытался, говорить спокойно, будто ничего не произошло и моя жизнь идет своим чередом, я веду поиски, а это самое главное, Дима жив и греется на солнышке, но все же, на душе погано.

Впервые в жизни мне стало стыдно за то, что я чпокнул чужую девушку, да что там… жену своего друга!

- Игорь бегал за моей бабой, до того, пока я не женился на ней. Он поставил мне условие, что если я откажусь от Марины,  то оставит меня и мое заведение в покое и простит мне тот выпиющий случай, что я натворил на банкете. Сейчас расскажу про него. Прошло два года, я был счастлив с Мариной, она со мной и мы ни в чем не нуждались. Я, как всегда ходил на работу, принимал заказы и следил за своим персоналом, как работают, как ведут себя и тому подобное. Но однажды к нам поступил заказ от некого Игоря Ларионова. Услыхав его фамилию, я пришел в ярость и немедленно приказал сделать все в лучшем виде. Но сначала, я подошел к бармену и попросил зафигачить самый вкусный коктейль, для виновника торжества, потому как у него день рождение и его окончательным решением было  отпраздновать у нас. Коктейль, который сделал для меня бармен – оказался очень даже ничего и я попросил его сделать ещё таких два и подать к столу. Не прошло и полчаса, как все собрались и стали отмечать,  а я тем временем, когда Игорь пошел танцевать, подсыпал незаметно слабительное, у парня началось расстройство и он весь вечер просидел в мужском туалете. И получилось так, что из вечеринки вышел настоящий сыр-бор. Я был доволен своей работой и приказал бармену и официантам подать алкогольные напитки. Ну и тут мои труды даром не прошли. Я разбавлял всё водой, отчего мои сотрудники косо на меня поглядывали. Мне было всё ровно, я потом объяснил причину. После того момента, когда все кончилось очень печально, виновник явился в наш ресторан и стал требовать главного, то есть меня. Уж потом-то, когда ему удалось пройти в мой кабинет, то он и поставил мне условие. Сказал, мол, за мной должок, нужно было вернуть ему все деньги, которые он пустил на свой пьяный день рождение, а если я ослушаюсь, то придется возмещать из собственного кошелька. Но и тут-то я не сдался! Послал его в эротическое путешествие и попросил охранников вывести негодяя. Только потом, он снова пришел, не один, а со своими собратьями. Пришлось за все платить, даже со своего кошелька, потому как Игореша слов на ветер не бросает. А теперь я, пожалуй, задамся вопросом, раз я все возместил: какого черта ему сейчас от меня надо?

- Остается только Марина. Через тебя он и пытается до неё докопаться, ведь ты у него отбил её. А такое не прощается, как похищение сердца любимой, которое принадлежит только ему и никому другому. Значит, ему не нужны твои деньги, раз ты расплатился. Ему нужна лишь твоя женщина, которая по сути дела, никакого отношения не имеет к нему. Я рассказал Марине, о случившемся и о том, что на неё готовится покушение, как ни странно она мне поверила, мы поддались в бега, я отвез её к вам домой и уехал. Но я сомневался в том, что дома никого нет. Мне казалось, там был кто-то из людей твоего Игоря. Значит, ты отомстил так Игорю? Отравил всех гостей и потом показал ещё свой характер, ну и свинья же ты!

- А что мне ещё было делать, когда моя женщина плакала навздрыв и просила только об одном – защитить? По-моему это нормальный поступок с моей стороны – отомстить за слезы любимой. Этот козел любил её, а я не давал ему прохода. Могу заверить тебя в том, что он не собирается её убивать, потому как до сих пор жизни не представляет. Ты видел её? Она же красотка у меня, не смотря на то, что работает проституткой. Моя девушка всегда ухаживала за собой и не видела в себе маленьких изъянов, которые видит в себе каждая вторая женщина. Марина была слишком хороша, и даже дорога, как и в работе, так и в жизни. Я сам себе завидовал, что лишил возможности Игорька испробовать её на вкус. Нравилась очень, не хотел, чтобы какой-то хмырь сломал мою жизнь своей симпатией к ней. Игорь, был главой притона, в котором работала Марина и по каким-то причинам, он запал на неё, да только поздно спохватился! В это время, я к ней захаживал. Когда-нибудь, я обязательно с ним встречусь и продам ему свою Маринку, раз он так жаждет с ней мутить.

- Ты что совсем сдурел??? Она же ценит тебя, как хорошего человека, который не оставил в беде и спас жизнь от назойливого поклонника.

- Я не пятый айфон, чтобы меня ценили и берегли, я всего лишь мужик, который перетерпел и перегорел. Ладно, Эдик бывай, здоров, а то у тебя деньги скоро закончатся болтать со мной без умолку. С наступающим тебя и всего самого наилучшего.

- В смысле?

- С добрым утром. Сегодня же в каждой стране празднуют Новый год! Ты чего опять похмелился с утра? Жалко, что меня рядом нет, а то бы остановил тебя. Была б моя воля, я бы навсегда отбил у тебя тягу хвататься за бутылку.

Только хотел ответить, как вдруг увидел Марину и отключился, не дав сказать Димке последнего слова. Да и вправду пора заканчивать весь этот воспитательный разговор. Кто он мне такой, чтобы переживать за мое здоровье?

Марина улыбнулась мне искренней улыбкой и протянула ключи:

- Надеюсь, я не заставила тебя долго ждать, просто не могла справиться с замком.

- Пустяки, - забираю ключи я. – Садись в машину, - и открываю ей дверь.

Всю дорогу мы ехали, молча, Марина то охала, то ахала, а то и вообще ко мне обращалась со словами:

- Какая красивая ёлка! Да и вообще город сияет новогодним настроением!

- Да, согласен, - хмуро отвечал ей я, не переставая смотреть на дорогу.

Марина каждый раз поглядывала на свои руки и этим она напоминала мне скромную Викторию, которая до сих пор работает в нашем доме и следит за сыном. Боже, у неё такие шикарные глаза, а волосы, как шелк, если бы я мог к ним прикоснуться. Чисто случайно. То тогда бы почувствовал насколько они гладкие и ровные.

Её улыбка – это визитная карточка на красную дорожку в Голливуде. Такая талантливая девица и сидит в нашем городке, хотя могла бы иметь хорошие перспективы. Москва поможет любому, если тот будет прикладывать все усилия. Так, что у неё все шансы в кармане, да и ей есть чем пробиться, с такой внешностью и фигурой, можно метить в модели. Я бы ей помог в этом деле, уж слишком много у меня таких друзей, которые работают в модельном бизнесе и пользуются большим успехом в этой области.

Я встряхиваю головой.
 
«Так не думать о Вике, не думать, лучше подумай, где отмечать Новый год и с кем».

Не в силах больше подчиняться своим мыслям, которые итак без конца терзали мою совесть, я быстренько перешел к Маринкиной персоне:

- Слушай, а ты реально не знаешь того типа, который собирался покушаться на тебя? Может быть, тебе имя  его покажется знакомым, но сегодня мне ночью звонил, мой программист и сообщил, что тот человек, который пожаловал в твой клуб, имеет большие перспективы и славится в нашем городе, как некий Игорь... Эм, не, помню отчества.

- Игорь Ларионов??? Мой бывший сутенер??? Как такое возможно? Он же обещал оставить меня в покое! Вот, урод! - выдохнула она. – Ненавижу его! Всю жизнь мне нервы трепал. Постоянно разыгрывал спектакли в нашем борделе.

- И какие? Сутенерам же не дано строить из себя актёришек. Они очень серьезные люди.

- Один раз, я иду по лестнице, а он следом за мной. Останавливает меня, значит и начинает в любви признаваться. Мол, я люблю тебя, что у тебя с Димкой, ты скажи, я устраню его. Я смотрела на него каменным взглядом и не могла произнести и слова. Уж такой он был, высокомерный! Стремился к чему хотел и не получал ничего взамен. Вскоре, его признательные речи, начали конкретно меня доставать и тогда, я ответила ему: «Не суйся в мою жизнь. Трогай других, но не меня, андестенд?». Я кричала на него, а он продолжал издеваться, ржал, как конь, чем и привлек внимание всех шалав. Они собрались и давай снимать на телефон, как я ору на него и посылаю ко всем чертям, а он одно и тоже загоняет, люблю-люблю. Я знала, что он был клоуном и альфонсом, но не хотела верить ему на слово. Он может каждому сказать, что был без ума от меня, но… это бред конченого наркомана. Мне повезло, что в тот вечер, я сбежала от него вместе с Димой, потому как не хотела больше оставаться в этом притоне. Мне показалось, что моя жизнь началась с чистого листа. Постепенно, я пыталась забыть этого психа, который не давал мне прохода и  называл меня своей собственностью. Времена прошли и я поняла, что предо мной стоит мой настоящий, любимый и неповторимый муж, а не Игореша Ларионов.

- Надо было Димке морду набить, чего не рискнул? Он ведь твой муж.

- Тебе легко говорить, а за этим человеком сотни бугаев стояли. Обидь ты Игоря или кинь ему стрелку, то сразу же попадешь на кладбище или будешь зверски побит. Это нереальный человек, который принимал нацвай. Только я была его мишенью, больше он ни к кому не подкатывал. Только ко мне. Люди Игоря убили моего брата, - на глазах Марины появились слезы. – Единственного, кто хотел поучить этого придурка уму разуму. Игорь, был слишком самоуверенный и считал себя царем нашего притона… Я больше не хочу иметь с ним дела! Сегодня же пойду и уволюсь с клуба! Соберу вещи и свалю из этого города! Когда, я слышу это имя, мне становится нехорошо…

- А как же Дима? Ты ведь дождешься, когда я его найду?

- У меня в голове проскакивает незатейливая мыслишка о том, что ты нашел Диму у его любовницы, а он подкинул тебе денег и попросил тебя делать вид, будто вовсю ищешь. Он уже не хочет быть со мной, он… ненавидит меня...

- Это не так! – опешил я, так как Маринины догадки меня сразили наповал.  – Я не знаю твоего мужа и ни разу не видел его в лицо!

- Может ты успел глянуть на их совместную фотку с Каролиной??? – рассвирепела Марина. –  У него же частенько командировки бывали! Авось, путешествовали вместе, фотографировались, да стеночку своими любовными фотографиями завешивали!

- Хватит нести бред! Я ничего у неё не видел, а сидел на кухне, переваривая информацию о том, куда мог пропасть Дима. Чего ты скандал закатываешь?

- Ничего! – крикнула она и закрыла лицо руками: - Как же я устала. Как же мне все надоело… Эта жизнь, эти гребаные секретики, мой муж, который променял меня на шлюху. Я больше не знаю о чем думать. Меня часто посещают мысли, что он обдурил меня и уехал, а ведь обещал хранить верность и быть рядом. У нас могли бы родиться дети…

Ага, держи карман шире, так тебе счастье и прилетит! На глазах Марины появились слезы, отвернувшись к окну, она заревела:

-  Я бесплодна… Но это не приговор… Есть множества врачей, детских домов, суррогатных матерей, готовых прийти на помощь бездетным семьям. Я могла бы оформить опеку над ребенком из детского дома и быть для него мамой.

- Не факт, что тебе дадут это сделать. Нужно, чтобы была целая семья, а не один человек.

- Мне без разницы, я хочу быть другой… А, останови. Мы уже приехали.

Глава 4
Эдуард

Подъехав к клубу, я взял Марину за руку и глухо произнес:

- Я пойду с тобой, так будет лучше.

- Нет, Эдик, ты не посмеешь, я могу сама.

- Исключено, - прервал её я и вышел из машины.

Маргоша, конечно была возмущена поведением Марины, которая сбежала во время рабочего дня. Ну что поделать, если бывший ухажер никак не может угомониться и приходится податься в бега?

- Понимаете, - пыталась оправдать себя девушка, но Марго прикрикнула:

- И слушать ничего не хочу! С этого дня, ты уволена. Можешь смело идти и писать заявление о своем уходе! Счастливого Нового года, малышка и не чхай!

- Риточка, я все объясню, ты только выслушай меня, - сказал я, взял её под руку и повел в курилку. – Марина не виновата в том, что в её жизнь ворвался мужчина, грозивший избавиться от неё раз и навсегда. К тому же, тебе его лицо не показалось знакомым?

Достав сигарету, Рита закурила:

- Я не понимаю, о чем ты говоришь. У этой заразы много клиентов и все они разные. И ещё, я не понимаю, почему ты её огораживаешь? Что, втюрился?

- Живешь по стереотипам, моя дорогая. Суть не в том, что я защищаю её, только потому что она мне нравится, нет… дело-то совсем в другом…

- И в чем же?

-  Последний клиент, который хотел испробовать её услуги, был некий Игореша Ларионов. Я не знаю, кто он, но я думаю, что вы когда-то встречались с ним.

- Игорь, Игорь, - задумчиво проговаривает Рита. – Да, ладно! – видимо вспомнила. – Ларионов был в моем притоне??? Но я его даже совсем не узнала, он же вроде бы должен был свалить из этого города и никогда не приезжать. Странно, зачем ему понадобились Маринины услуги… Стоп, ты сказал, что этот тип решил грохнуть её? Но зачем?

 - Затем, чтобы отомстить мужу, за то, что тот когда-то отбил её у него.

- Ничего не понимаю. Игорь любил её? Бог мой, да он курнул!

- Вовсе нет.  Он был её бывшим сутенером и не давал ей проходу. А потом, когда в его, как ты выражаешься «притон», пожаловал Дима и захаживал к Маринке каждый день, то Игореша тихо ревновал и доставал её тем, зачем она связалась с этим типом, когда есть он!

- Не может быть! Поверить не могу, что просчиталась! Я знала Игоря и вела с ним очень важные дела. Он помог мне организовать «притон, для малолеток».  Тогда я так раскрутилась, что Игорь сам пообещал частенько захаживать ко мне на пробу кокаина, но я тогда не думала, что у меня будет успешная карьера, а тот останется на бобах.

- Я спас Марине жизнь и помог ей бежать, ведь я не думал, что все так плохо. Мужчина не собирался её убивать то-то и всего.

- Кто знает, что у него в голове! Возможно, он бы и убил её, ведь Марина растоптала его любовь! Да, знаю я, что этот придурок нацваевый, когда примет начинает нести всякий бред. Я даже порой удивляюсь его самоуверенному поведению.

- А, что если он сделал пластическую операцию? Это, я к тому говорю, что вчера ты его вообще не узнала.

-  У него бы лицо по швам пошло, от такого большого количества операций. Слишком много он любил ложиться под нож хирурга, а потом страдать от того, что половина человечества не узнает своего гения страны, - усмехнулась Рита и стряхнула пепел. – Хотя знаешь, я погорячилась с девочкой. Пускай работает. Мне она не мешает. А вот Игоря… я бы могла добавить в черный список, только одно останавливает…

- Что? – поднял глаза я.

- Без него, я была бы никто…

- Поверь, если ты забудешь о том, кто тебе помогал, то жить-то тебе будет намного легче. Ведь из-за Игоря пострадал Маришкин брат.

Услышав шорох, который доносился из-за двери, я напрягся:

- Кто там?

Черт подери, нас кто-то подслушивал! Покинув курилку, мы дошли до угла коридора и столкнулись с барменом. Марго стала придираться к нему и возмущаться по поводу того, что подслушивать чужие разговоры - не хорошо и что если бы ему было невтерпеж затянуться, то мог бы выйти на улицу. Парень смотрел на неё выпученными глазами:

- Я не курю, Маргарит Львовна. Это Маринка что-то там искала. Только выбежала, как кипятком ошпаренная. Если она Вам нужна, то ищите её в зале за столиком.

Когда мы подошли к рыдающей Марине, то я не остался равнодушным и положил свою руку ей на плечо. Марго же села напротив неё, и потрепала за руку. Девушка посмотрела на нас и снова спрятала лицо в ладони.

- Мариш, все хорошо. Не переживай, Эдик все уладил и теперь ты снова можешь работать. Я слишком погорячилась, насчет того, что не захотела слушать твои оправдания, я думала ты опять врешь, а оказалось… все дело в Игоре…

- Не произносите больше его имени! – резко подняла голову Марина. -  Я ненавижу этого человека. Боюсь его. Боюсь воспоминаний, которые связывали меня с ним, а ещё…  Он убил моего брата и мне даже не хочется верить в то, что это сделали люди Игоря! Этот жестокий человек, никогда не остановится на достигнутом. Каждый человек: любовник, лучший друг, хороший родственник, который находится рядом со мной - будет мертв. Этот человек, сделает все что угодно, чтобы сделать меня несчастной и одинокой женщиной. Я всегда выходила улыбчивая рядом с Димой, у меня было прекрасное настроение, но в тот момент, когда появлялся Игорь, внутри меня все сжималось! Он мог меня ударить, считая это нормальным. Мне был неприятен этот тип, который всеми силами пытался мной овладеть. Один раз, он хотел изнасиловать меня, но я толкнула его так, что он влетел в стенку и ударился затылком. Тогда, я была зверски избита и выкинута на мороз в легком платье. Я стояла на коленях, стирала с губы кровь и плакала навзрыд, проклиная ту жизнь, которая меня во все это ввязала. Мимо проезжала тонированная иномарка и когда она остановилась, то из неё вышел Дима и помог мне подняться. Я рассказала ему почему здесь и почему мне так плохо. Парень забрал меня к себе, потому что был не в силах слушать то, что вытворяет со своими рабынями Игорь. Под утро у меня болело все тело, появилась ангина и Дима начал заботиться обо мне, как о ребенке. Это было наше первое знакомство, оставившее хороший отпечаток в моем сердце. До этого я не знала о парне ничегошеньки. Видела, только пару разочков, да и то мельком. Сначала он не вызывал ко мне интерес. Ну человек, как человек, а потом… Мой будущий муж стал мне симпатичен. У меня вдруг появилась мечта – связать с ним свою жизнь и избавиться от оков проститутки. Дима был обычным парнем. Этим он и зацепил меня.  Девочки считали Игоря особенным. Что он не такой, как все сутенеры, что он понимающий. Выделяли его отменное чувство юмора и то, что он хороший собутыльник. Я постоянно видела их в компании. Игорь делился с ними секретами великого мастерства, как правильно припадать себя, чтобы от клиентов не было отбоя.

Теперь понятно, почему девушка пользовалась большим успехом. Она подслушивала разговоры своего сутенера, а в её памяти отпечатывались обрывки из его уроков. Наверное, девочка сама не понимала, откуда у неё такое ремесло и почему к ней тянутся клиенты и просят продлить с ней вечер. Видимо, на неё так влиял именно тот, кого считали царем борделя, ведь с кем поведешься от того и наберешься.

Марина не поддерживала с Игорем отношений, всячески избегала и как могла, боролась с его издевательствами, только потом получала слишком много. Человек, не хотел, чтобы девушка сдавалась. Он добивал её дальше…

- Однажды, - продолжала выговариваться Марина. – Пока все спали, я оделась в приличную одежду и убежала. Мне хотелось найти Диму, спрятаться у него и укрыться подальше от накопившихся проблем, но… стоило мне только проехать две остановки на автобусе и выйти, как вдруг я увидела Игоря, возвращающегося из магазина. Я накинула капюшон в надежде, что он не заметит меня. Проскользнула мимо него и почувствовав чьи-то грубые руки, схватившие мой капюшон, я поняла, что попалась и теперь никогда не окажусь у Димы и не получу от него жизненного совета. Мое сердце чуть не вылетело из груди, когда он развернул меня к себе и потащил в свою хату. Когда мы пришли, то он приковал мою руку наручниками к батарее, а сам пошел в ванну, а я от бессилия наклонила голову и всхлипнула. Мне казалось, что это конец и что легче застрелиться и тут... неподалеку от меня лежал ключ. С трудом мне удалось дотянуться до него каблуком и освободить себя. Окно, под которым находилась батарея, было немного приоткрыто и, пока Игорь парился в своей ванне, я выпрыгнула, зацепилась за дерево и отпустила ветку. Шлепнулась я конечно, не слабо. Но силы были, чтобы добежать до ближайшей остановки и остановить автобус. Тогда мне снова повезло с тем, что…

- Мимо проезжал знакомый джип? - продолжила Маргоша, улыбнувшись.

- Да, так все и было, - ответила Марина и вытерла слезы. - Дима пообещал навещать меня каждый день и знаете… я влюбилась в него. Наши встречи были долгими и мне не хотелось расставаться с этим человеком. Каждый божий день, когда мы пересекались, а это было случайно, мое сердце падало в пятки, а внутри все расцветало, я возвращалась все время с улыбкой на лице. Это так здорово, когда человек обманывает твоего хозяина, дабы провести с тобой ночь. Но на самом деле ему хотелось узнать обо мне побольше. Он хотел, чтобы я открылась ему и поделилась о наболевшем. Между нами ничего не было. Мы просто могли подолгу сидеть и разговаривать. С ним я потихоньку стала забывать, что я женщина легкого поведения. Но вскоре Игорь стал подозревать что-то неладное, он стал пристально следить за Димкой и заваливать его вопросами по поводу меня. Ему казалось, будто Дима пичкает меня наркотой, потому что я все время улыбалась и вела беседу с Игорем в положительном ключе. Для него это было странно, когда я запросто могла с ним заговорить, не смотря на то какое брезгливое отношение к нему испытываю. Вскоре настал момент, когда мы спалились вместе с Димой. Он тогда обратился в наше логово и попросил, чтобы Игорь выслал меня, потому как я очень хорошая девочка, которая не задет лишних вопросов и приступает сразу к делу. Сначала он послушался Диму и сделал так, как он просил, а потом… Через полчаса Игорь уже был в сауне тут как тут. Ему было все ровно, что Дима заказал меня на одну ночь. Ему захотелось только убедиться, что все в порядке и спросил его друзей, где нас найти, чтобы отправиться на свои поиски. То, что он увидел, вызвало у него недоумение! Я сижу на краюшке бассейна и потягиваю виски, а Дима крутит в руках сигару и просит меня рассказать что-нибудь ещё о своей жизни... После этого Игорь запретил мне встречи с Димой. Но все ровно парень  был настойчив и продолжал мне звонить. Отчего я была на вершине счастья.

Марина помотала головой  и снова продолжила:

- Я могу часами говорить, об Игоре, но забыть его у меня никак не получается. Есть такие люди, которые врезаются в память и не хотят из неё выходить – это и добрые, и злые. На таких, даже внимания обращать не хочется. Не понимаю, почему я все время думала о нем? Я не спала ночами, просыпалась с болью в животе и слезами на глазах, мои мысли были полны мести, хотелось убить этого человека, пойти к гадалке, наслать на него проклятье или просто молиться чертям, чтобы он сдох раньше времени. Я боялась пересказать свои мысли и ненависть к своему сутенёру Диме, ведь я понимала, что он покрутит пальцем у виска и скажет, что такое даже вслух стыдно произносить. Он всегда меня учил тому, что нужно держать свои мысли при себе и, я старалась… но порой не замечала этого и очень стыдилась. Один раз, я не смогла больше собой бороться, закрылась ванной и зарыдала. Дима не остался равнодушным и просил немедленно открыть дверь или иначе он снесет её. Когда он произнес эту фразу, я сразу же поняла, что могу довериться этому человеку, что ему не безразлична моя судьба. Он стал моим мужем и его до сих пор интересуют мои дела и душевные муки. Он послушал меня, ни разу не перебив, но когда я подняла на него свои заплаканные глаза, то муж предложил съездить на курорт, чтобы помочь мне ненадолго забыться.

- И как отдых, впечатлил? – пыталась хоть как-то приободрить страдающую воспоминаниями девушку Маргарита.

- Ещё бы! Я никогда не забуду тот день, когда мы снова пересеклись с Ларионовым и его якобы новыми девушками, с которыми я раньше работала и была не очень-то в дружеских отношениях. После увиденного, я старалась делать вид, будто не знаю этого человека и он такой же отдыхающий, как и я. Но все мои попытки растаяли в один миг… Он заметил меня, оставил своих крошек и подошел ко мне, но благо вмешался Дима. На этот раз, Игорь успел сделать пластическую операцию и забабахать новую прическу, но все ровно, я чувствовала, что это он. Просто скрывался. Сколько бы человек не менялся, душа остается с ним навсегда. Дима не узнал его и спросил, можем ли мы ему чем-нибудь помочь? Тот посмотрел на него испуганным взглядом и помотал головой, бубня себе под нос, что обознался. Тогда, я с облегчением вздохнула и стала дальше наслаждаться отдыхом, но не думала же я, что он снова ворвется в мою жизнь! Это произошло на вечеринке, которую организовали в честь дня рождения отеля. Изначально, я не хотела туда идти, ибо знала, что тут остановился Игореша. Но Дима уговорил меня, сказав о том, что нельзя сидеть в четырех стенах и ждать завтрашнего дня, когда мы пойдем на пляж, чтобы позагорать. Если бы, я только знала, чем закончится эта тусовка, то сбежала бы от позора сразу, чем вот так вот сидела и ждала, пока Дима принесет коктейли и покурит с милыми барышнями Игоря. А Игорь, тем временем стал подкатывать ко мне и предлагать уединиться в спальне. Я отталкивала его, делая акцент на том, что пришла не одна, а с мужем.  Игорь ничего не хотел слушать и сказал, что очень хорошо заплатит. Я смотрела на него, как на придурка и молилась о том, чтобы Дима вовремя вернулся и забрал меня отсюда. Но этого не произошло. Тогда я решила взять инициативу в свои руки и действовать сама. Я кивнула головой, взяла бокал, поднесла его к губам и резким движением плеснула негодяю в лицо. Он не заставил себя ждать и сразу накинулся  на меня, скрутив руки за спину.  Бокал разбился вдребезги, а каждый был занят своим и не обращал внимания на, то что происходит в данный момент между мной и Игорем. Всем было глубоко до фонаря и никто не хотел вмешиваться. Подумали наверно, что парочка пьяна. Не хочу вести беседу о том, что произошло дальше, но все же скажу… этот подонок, повел меня в свой номер и жестоко надругался надо мной. Я не плакала, нет. Я просто ничего не осознавала и не хотела понимать, что со мной делают. Как мне показалось, алкоголь ударил в голову и мозг дал команду «отбой».

Марина, немного подумала и продолжила рассказывать дальше. Я бы рад все это послушать, но не могу, по  одной простой причине, что мужику не стоит участвовать в бабских разговорах. Ну и, как мне показалось, девушка на секундочку забыла, что за её спиной, положив свои руки на девичьи плечи, стоит Эдик и выслушивает все её беспокоящие проблемы от корки до корки.

Я покидаю «притон» и сажусь в машину с мыслью о том, что только слабый мужик, так может манипулировать бабой, используя её страхи и потрясение, которые она когда-либо переживала.

У всех все плохо, то жизнь не сложилась, то забот накопилось выше крыши, а у меня все отлично! Пью дорогой виски, курю сигареты одну за другой и наслаждаюсь той жизнью, которую мне подарила мама. Жалко, что нет такого человека, который бы мог упрощать жизнь и придумывать свои правила. Мне кажется, что в этой сфере я особенный.

Марина говорила мне, что Дима выкупил её у своего знакомого, а Игорь тем временем наврал директорше, что знает о девушке только понаслышке. Зачем же врать? Хотя, я же незнакомый человек и если мне что-то объяснить, то я вряд ли, что-нибудь пойму. Парочка сама не хотела никого посвящать в свои тщательно скрывавшие личные тайны, которые они хранили в себе. Только в жизни у них было все по-другому. Игорь хотел снова заполучить Марину и помучить её, а та решила вычеркнуть его из своей жизни и больше не вспоминать, потому что хотелось покоя и родить ребенка, чтобы хоть как-то утешить себя, но и тут её попытки улетучились. Девушка оказалась бесплодной.

«Смотри Эдик и учись. Не бери пример с Игоря и не будь таким жестоким по отношению к девушкам, - пронеслось в голове. – А то этим все может плохо закончится».

Я очень виноват перед собой и Димой, за то, что так обошелся с его женой, переспав с ней в одной постели. К черту, что она была проститутка! Это не оправдывает мой поступок. Мариной всегда обходились, как вещью, а ей лишь хотелось счастья, любви, быть такой как все остальные девушки. Но клетка, в которую её загнали, оказалась - прочно заперта, колючие проволоки, злой хозяин и противные сокамерники. И чтобы спастись от этих оков, нужно было зарабатывать, пока не постареешь.
 
И кто сказал, что секс – это удовольствие? Наоборот – это ощущение пустоты, осознания того, что тебя используют, как тряпку и на утро бросят, не объяснив причины. Каждый раз, когда я сталкивался с этой проблемой,  то чувствовал, что ничего не хочется, разве только покурить, поесть и уйти, кинув деньги проститутке. Ещё ни одна не сделала меня счастливым, потому что мне это было не нужно. Я любил одиночество, жил для себя и получал кайф. Только уплывешь ли на этом одиночестве, когда вокруг тебя столько интересных людей? Свое одиночество, я скрашивал девицами легкого поведения, алкоголем и лабрадором Булей. Когда, я выходил в свет со своей собакой, друзья хлопали меня по плечу и говорили:

- Прогулка сильного и независимого мужчины, верно?

Парни знали, как я устал от проституток и хотел уже найти ту, которая бы скрашивала мои одинокие вечера и поддерживала в трудную минуту. Кстати, Коля тоже подписывался под каждое мое слово и говорил, что какой бы жизнь не была, времена стали совсем не такие, как были при Брежневе и Сталине. Я смотрел на него и улыбался, а сам думал, что дружище прав. Пора выбросить эту мысль из головы о нормальной девушке и жить, как раньше.

Но все ровно, годы идут, погода меняется, а жизнь она не вечна, но чертовски прекрасна и хотелось бы все-таки разукрасить её красками: любви и понимания. Не сидеть же в четырех стенах, бегать по клубам и заказывать проституток, у которых отражена усталость на лице и потухшие глаза? Мне хотелось видеть перед собой жизнерадостную девушку, слабую, беззащитную, нуждающуюся в мужской заботе, ту которая любила бы только меня и хранила верность.

Девушки легкого поведения, всегда будут для меня падшими женщинами. Я ненавижу их, презираю и хочу поскорее оставить те кошмары в прошлом году. Вот пробьют куранты, тогда я вздохну спокойно и начну новую жизнь.

Разбегайтесь шлюхи, вы свободны!

Зайдя в магазин, я захватил собой бутылку шампанского и коробку дорогих конфет. Думаю, сойдет. Не каждый же день едешь на кладбище, чтобы поздравить маму с наступающим праздником. Хоть её уже нет в живых, все ровно эта святая женщина будет рядом  со мной, где бы я ни был. Мне не хочется признавать, тот факт, что давно не маменькин сынок, наоборот мне очень сильно не хватает её заботы и совета, как правильно жить и где нужно искать выход из сложных ситуаций.

Бабушка всегда говорила, что женщина она намного сильнее и смелее мужчины, на ней лежат все обязанности, которые нужно выполнять. Женщинам намного труднее. Они желают найти успешного и не пьющего мужчину, на которого можно положиться. Только где таких найдешь?

После того, как мамы не стало, бабушка раскрыла мне страшный секрет. Мне тогда стукнуло тринадцать, когда я узнал, что мой отец жил на две семьи и финансово помогал девочке, которая приходилась мне сводной сестрой. Я не хотел в это верить и пытался поговорить с ним об этом. Но мы поссорились, когда я получил ответ на свой важный вопрос:

- Твоя мама, была против этого и уговаривала меня прекратить помогать девочке, но разве я мог пойти против закона и делать так, как хочется ей!

- Ты помогал во всем этой женщине, а мама всё это видела и терпела? Ну, не скотина же ты?

Мне не хотелось его оскорблять, но слово само вылетело, так что жалеть было уже бесполезно.

Сейчас девочка живёт в другом городе вместе со своей мамочкой и спокойно наслаждается жизнью. Папочка вернулся ко мне и начал меня воспитывать. Хотя никогда не забывал про своё любимое чадо, которое шлялось по закоулкам и курило с местными хулиганами.

Частенько меня посещала мысль о том, что папа любил свою внебрачную дочь намного больше, чем меня. Но люди из папиного общества часто шептались о том, что он заделал ребенка на стороне, ни разу его не видел, а тупо переводил деньги на счет бывшей любовнице.  Я был в курсе всех событий, потому что иногда мне приходилось посещать с папаней открытия и презентации, а там слишком много злых языков. Элита обсирала не только его, но и ещё мою персону, а когда я разворачивался, то сразу дарили свои фальшивые улыбки и приветливо махали ручкой. Но я не обращал на это никакого внимания. Пусть пищат мыши.

Глава 5
Виктория

- Мой сын, с семнадцати лет, начал увлекаться дурью, - сказал Петр Ильич и налил мне чаю. – Я даже тогда и подумать не мог, что мой мальчик принимает эту дрянь, пока я вкалываю на работе, как проклятый. Я знал, что Эдику не интересно со мной общаться, да он и не горел желанием, делиться тем, что у него на душе. Вечно мне охранники докладывали: «Ваш сын дома смотрит боевик и все такое», но когда я увидел его за употреблением кокаина, то забил тревогу и позвонил в клинику, чтобы немедленно вылечить моего мальчика, пока не стало поздно. Врач сказал, что стаж ещё небольшой, и я вовремя привез сына. Если бы я только знал, что с ним творится, засадил бы того, кто давал эту дрянь за решетку! Как оказалось, соседские ребятишки его возраста, тоже принимали сильные наркотики и дурели из-за них. Засадить-то засадил, только с сыном все ровно нелады были. Истощал на своих наркотиках, да и само у него телосложение было, как у модели. Сам худой, бабушке его, царство небесное, было больно на него смотреть. Хотела откормить мальчика, но не получалось. Не толстел он у меня. А вот после наркотиков так вообще, ребра торчком, вены посиневшие, а Эдика все устраивало, говорил, мол, не сдохну итак жить можно. В школе на него косо посматривали, а ему хоть бы хны. Говорил я ему: «Эдик, прислушивайся к одноклассникам, поговори с ними. Учишься с ними девять лет, а так и не проявил интерес кто, чем занимается. Если бы ты не обзывался и не показывал свое «Я», то мог бы обзавестись верными друзьями, которые бы тебя поддерживали». А ему-то от моих слов не холодно и ни жарко. Не понимали мы друг друга, да и сейчас враждуем. Он мне смерть матери никак не может простить! Да, что я виноват, что ли, в том, что её убили??? Я откуда знал, что бандиты возьмут мою семью в заложники??? После того, как сына выписали, я решил его разговорить и узнать, откуда у него возникла такая потребность к наркотикам. Он ответил, что насточертела его жизнь в обычной школе, хотел мол, быть как все остальные дети олигархов, а не таким, как те мальчики, которые быстро хотят связать свои отношения с девочками, потому что это так не обходимо. Одноклассники считали Эдика геем, потому что у него не было девчонки, с которой можно один раз переспать, а на следующее утро бросить. Видишь ли, он любил, жить в кайф, ему не нравилось то общество, в которое я его вписал, а мне  лишь хотелось, чтобы он посмотрел, как живут нормальные люди. Что плохого в том, что он учился среди небогатых  детей? Да ничего. Людей все устраивает и их маленькая зарплата, и семейная жизнь бесконфликтная. А сын говорил, что я просто экономлю свои деньги и не трачу их на дорогие подарки. Один раз Эдик сказал мне, что если мне хочется жить среди нормальных людей и лакомиться их подачками, то я могу собрать свои вещи и жить, так как они, а дом оставить ему во владение. Я тогда разозлился на него и сильно ударил. Мол, кто такие вещи отцу говорит! Так потом он снова сбежал из дома, как тогда в тринадцать лет, когда узнал, что я жил на две семьи. И сейчас, этот мальчик никак не повзрослеет. Всё те же поступки вытворяет. Не хочет жить со мной, видеть меня не хочет, а сам-то и живет среди тех, кого презирал. Только на моих-то деньгах, которые он спер из сейфа - далеко не уйдешь. Нужно же и самому зарабатывать.

Из разговора  с хозяином, я лишь поняла, что Эдик мечтал быть совсем другим ребенком, не таким, как его одноклассники, а как его знакомые из богатых семей, но папа разбил его планы и  именно поэтому мальчик и подсел на наркоту, чтобы быть круче других. Казаться взрослым в глазах окружающих и собственного отца. Доказать всему миру, что он добился чего хотел и он счастлив от того, что живет и творит то, что ему приказывает сердце.

В эту минуту появился Рома.

- Ну, что там? – встрепенулся Петр Ильич.

- Везде искал и не нашел… На работу даже ходил, спрашивал. Ничего нового. Дежурный сказал, что последний раз его видел на торжестве, устроенное им в конференц-зале. Пока не было начальника, Эдик заказал программисту стриптизершу и в конце вечера странным образом исчез с директором ресторана, который увел его из агентства под руки.

- Значит так, без Эдика можешь не возвращаться! Ты хорошо меня понял???

Петр Ильич мог бы и наорать на Рому, за то, что тот донёс плохую новость о его сыне, но не смог. На сегодня силы покинули его, также как  я быстро сиганув из кухни в комнату Виталика. Мальчик на удивление сегодня был спокоен, играл себе в игрушки никого, не замечая и тут я образовалась в дверном проеме. На что тот взглянул на меня и мило улыбнулся.

- Все хорошо. Тебе что-нибудь принести? – спрашиваю я, но он отрицательно качает головой. – Ну хорошо,  я чуть позже подойду.

Слава богу, с Виталиком все в порядке, а то может опять истерить и бегать по дому, в поисках папы. Ох, ну и жалко мне пацана.

И тут вновь накатило воспоминание об Эдике. О его тщеславии и неисчерпаемом словарном запасе: «Иваново – город невест, эскорта и дорогих проституток».

Недолго думая, я делаю решительный шаг и направляюсь в комнату Эдика. Страшно, конечно до жути, но выбирать не приходиться. А вдруг кто-нибудь зайдет и застанет меня тут, копающуюся в вещах? Тогда мне несдобровать. Попрут с работы, вот и всё. Скажут еще, что самозванка рылась в одежде парня, дабы найти там для себя заначку на чёрный день. Да ну бред какой-то! Ну, раз, я так подумала, то ладно так уж и быть. Пусть мне, будет стыдно перед хозяином, за то, что я так нагло вторглась в личное пространство его кровинушки, зато хоть узнала много интересного о нем.

Я давно уже простила парня за то, что он обозвал меня «путаной», хоть злоба и распирала. Я бы хотела ему искренне помочь во всем разобраться. В себе, в проблемах, в жизни, да и вообще!

Эдик не виноват в том, что стал таким эгоистичным человеком. Совсем нет. Он просто ищет себя в обществе и выживает, как может, но со мной он может стать самим собой, если я повлияю на него с положительной стороны, но для этого надо постараться.

- Вика! – окликнул меня хозяин и я быстро спустилась по лестнице.

- Я тут, - запыхавшись, ответила я.

- Мне нужно срочно уехать. Оставайся за старшую, я скоро.

-Хорошо, - кивнула я и направилась обратно в комнату Эдика.

Все, что мне нужно, так это узнать чем он увлекался, умел ли рисовать или писать стихи. Присмотревшись к снимкам, которые лежали на полке, я опустилась на кровать и стала пересматривать фотографии. Лондон, Париж, Прага, Милан – это те места, в которых успел побывать мальчишка. На обратной стороне одной из фотографии была надпись: «Я не забуду те прекрасные моменты, связанные с тобой. Я еще приеду к тебе мой Лондон. Пятое октября. Москва. Две тысячи второй год».

Надо же ещё мальчишкой, он увлекался фотографиями и любил путешествовать с родителями!  Это так забавно, видеть его улыбающимся на фото с шариком в руках и плюшевым медведем. Всегда мечтала побывать в разных уголках мира и приобрести для себя хоть сувенирчик на память, но, увы, из моего окна была видна грязная улица Иваново.

Обследовав всю комнату и не найдя ничего нужного, я хотела было уже уйти, но мой взгляд остановился на мусорной корзине, в которой лежали разорванные бумаги. Прикасаться к ним я не видела необходимости. Но любопытство все же взяло надо мной вверх и, схватив корзину, я вывалила из неё все содержимое и стала разбирать: дело об убийстве и копия свидетельства о браке.

Не мое это дело, конечно в чужую семью лезть, но все же меня интересует, что здесь происходило, пока я не работала тут и почему Виталика воспитывает дедушка. Одна девушка среди мужчин – это же нонсенс, кому расскажешь, не поверят.

Вчитавшись в текст, я узнала только имя жены Эдуарда. Что ж Ирина Александровна, будем считать, что ты заинтересовала меня, как женщина. Думаю, хозяин много про тебя расскажет, или Эдик, хотя как-то Рома мне говорил, что прожила-то ты всего, вроде бы три года.

Покинув комнату, я отправилась в зал, села напротив камина и задумалась. Если меня так сильно заинтересовала судьба Эдуарда и я презираю его жену и чуть ли не хочу выпытать про неё информацию, то может быть я влюбилась? Чушь! Но он такой… лапочка, особенно на детских фото. Мне только вчера Петр Ильич показывал семейный фотоальбом. Его сынуля любил слушать рок, а длинные волосы, они так ему идут! Жалко, что он постригся, но и сейчас он ничего, вылитый неформал. А глаза… это просто фантастика! Зеленые, как у меня. Чистые, полны нежности. Не люблю, когда он скалится и матерится, не идет это ему, красивому парню. Мне даже всплакнуть хочется от его ужасного поведения.

«Ты работаешь тут всего ничего! Какая любовь? Одумайся! - пронеслось в голове. – Ты же только недавно злилась на него, ненавидела, теперь что? От любви до ненависти – один шаг, получается? Вика, прекрати немедленно, он не достоин тебя! Лучше найди себе покрасивее и подобрее, что ли… но не зажравшегося папиного сыночка».

Не могу свыкнуться с этими мыслями, хоть убей, не могу! Ну, бывает же такое, что за несколько минут, человек может стать родным и его уже будет трудно назвать другом, потому что это слово не идет ему. Я уверена, Эдика можно исправить. Надо только повлиять на него с хорошей стороны и тогда все станет на свои места.

Ирина, сделала ему больно. Ушла к другому человеку и даже забыла о том, что есть ещё и ребенок, который в ней нуждается. Что ему может дать отец? Станет ли он сюсюкаться с ним и перед сном читать сказки? Нет, конечно! Папе самому бы лечь в постель и ждать, когда о нем позаботятся! Какой там ребенок, если все мужчины по натуре эгоисты! Заботиться о детях, это бабские обязанности. Но почему в этом мире нет такого мужчины, который бы смог просто посидеть с ребенком, помочь тебе? Нет, в этом мире нужно справляться самой, не на кого не рассчитывая и я смогу!

Самостоятельность нынче ценится в нашем мире. Кому нужен человек – жертва, который пытается подстроиться под мнение окружающих и бросить все на произвол судьбы? Самостоятельных людей любят и доверяют очень важные дела, а потом через некоторое время, успех приходит быстро, популярность растет и все тянутся к такому человеку, веря в то, что у него доброе сердце и с ним можно договориться. Самостоятельными мы становимся, только от жизненного опыта или если прислушиваемся к мудрому учителю, готовый передать нам все что он знает.

Моя учительница по математике всегда говорила: «Ну невозможно, чтобы ученик знал намного больше учителя, это же чепуха!» и она отстаивала свою теорию, как могла, заваливала умных учеников на экзамене, задавала слишком много трудных примеров, которые просто невозможно решить и найти ответ и тогда, делала первую ставку на тройке из-за чего наши самоуверенные отличники покидали кабинет со слезами на глазах. Я же, никогда с ней не препиралась и старалась казаться в её глазах нормальным человеком, без всяких подколов.

Недолго думая, я поднимаюсь с места и меряю шагами комнату в раздумьях, где бы я смогла добыть информацию, связанную с жизнью Эдуарда и его супруги.  Неожиданно, мне вспомнился Иван. Охранник, который служил у Петра Ильича и был другом семьи. Мне про него Ромка рассказывал. Сказал, что мужчины до сих пор поддерживают отношения и ходят, друг другу в гости. Только вот перевелся Иван на другую работу.  А может пойти к нему и…

Нет! Только время зря потеряю, да ещё и к Новому году надо готовиться, оливье-мулевье всякое делать, а так не хочется. Но радует только одно, что Петр Ильич предложил отпраздновать вместе с его семьей. Конечно, я не вписываюсь туда, но как няня я должна присутствовать. И пить с охранником и хозяином шампанское за одним столом и есть вкусные деликатесы? Не слишком ли жирно, для меня? В самый раз! Это будет самый незабываемый уходящий год, из всех предыдущих новогодних праздников.

Раньше, у меня не было новогоднего настроения. Подарки, деньги, конфеты, голубые огоньки по телевизору – даже не радовали. Хотелось по старой привычке лечь в кроватку и укрыться одеялом, чтобы немного вздремнуть, пока не покажут поздравления президента. А сейчас, что-то изменилось, например я свалила из Иваново и попала в Москву. Мне сразу повезло, хозяйка квартиры принесла  газету, в которой были разные вакансии, так как я решила поделиться с ней тем, что нуждаюсь в работе и хотелось бы не ходить вокруг, да около. Найдя объявление, в котором указывалось, что в дом нужна няня и горничная, я решила остановиться именно на нём. Набрала номер и была приглашена на должность с испытательным сроком. Только вот хозяин захотел познакомить меня с отцом Виталика, чтобы я знала, кому лучше обращаться, если что-то пойдет не так. Плюс, предложил работать горничной, если мне не трудно будет, на что я ответила, что трудности меня закаляют и делают уверенной.

Не за что не забуду походку Эдика, его язвительную речь о том, что побросав, все на свете он прибыл на Рублевку, для того чтобы полюбоваться мной и то, что Иваново и вправду одинокий город.

После того, как Эдик уехал, хозяин попросил прощение за недостойное поведение своего сына. Именно от него я и узнала, что его сын – самый настоящий подонок и что ему не место на этой земле. Была у него воля убить его, но хозяин вовремя останавливал себя.

- Эдик никогда не изменится и не поменяет своё отношение к жизни, - говорил он мне. – Он слишком циничен, самолюбив и горд собой. Творческие личности, все такие. Уж помню я его тяжелые времена, как он трясся за оценку, как ему было плохо находиться в музыкалке и как хотел, избавиться от учителя, который был не искренен с ним. Да и сейчас случись, что-то не так мой сын сразу теряет человеческий облик и начинает хандрить, накручивать себя, думать о том, что у него все не получится, а я… даже не поддерживал его… Мне было просто обидно за мужской пол, ведь истинные мужики так не должны себя вести. Я учил его быть уверенным во всем. Может где-то он и воспользовался моей теорией и применял её на практике. Он нашел Ирку и стал встречаться с ней, не смотря на то, что она настоящая стерва, которая в скором времени разбила ему сердце и бросила с ребенком. Истинная сумасбродка. Ну и наделала она ему нервов-то, даже после рождения Виталика. Так потом мне вообще было страшно на него смотреть. Я даже не замечал, счастлив он ли был с этой женщиной? Я вот, думал, что бермудский треугольник: работа, деньги, семья – приносит ему усталость. Оказалось, он был счастлив. Вначале, я пытался его образумить, говорил, мол, добаловался сынок, теперь видишь, что с тобою стало? Понимаю, дети это счастье, но когда рядом с таким солнышком такая никудышная мать, это по-твоему, нормально? Но Эдик в ответ лишь улыбался и говорил, что его все устраивает и ему больше ничего от этой жизни не нужно, все итак есть. И я перестал касаться темы Ирины.

Сейчас Эдик свободен, ему нравится жить, для себя, для сына, но он никак не может скрасить свое одиночество и именно поэтому, он тогда завел речь о проститутках. Он проводит с ними время и видит теперь во мне, ту самую вульгарную особу, а не приличную девушку.

Кто тебе виноват, что ты сам выбрал себе такую жизнь и предпочел именно падших женщин, кто? Конечно же, ты, мой дорогой Эдуард, если бы ты пережил разлуку с Иркой, то никогда бы не посмел назвать, нормальную девочку, которую совсем не близко знаешь – проституткой.

Я хочу, чтобы со мной ОН почувствовал себя в своей тарелке. Осознал, насколько это круто быть не таким, как все. Держал меня за руку, когда гололед, чтобы опереться о мое плечо и не споткнуться. Сидеть со мной в укромном местечке и рассказывать о жизни. Раскрыться, пофилософствовать, вот почему меня к НЕМУ так тянет. Вот почему, я выбрала ЕГО такого злого и порою слабого среди миллионов человек. ТЫ стал центром моей жизни, целью моей, мечтой, всем-всем! Благодарю ТЕБЯ, за то, что появился. Так пусть же у меня с тобой сложатся отношения, и я СТАНУ для ТЕБЯ  тем, кого ты так давно искал и идеализировал в подсознании.

Глава 6
Эдуард

Кладбище всегда наводило на меня тоску, ощущение того, что в скором времени ты сам окажешься среди мертвых и будешь гнить, пока не останутся от тебя одни косточки.

Положив цветы и конфеты на могилу, я сел напротив неё и грустным взглядом посмотрел на фотографию. На меня смотрела жизнерадостная женщина, которая когда-то была счастлива со своим мужем и растила сыночка, но в один прекрасный день, её не стало. Мерзкие бандиты вытолкнули ее из машины и пристрелили, как собаку.

- Привет, мам, - сказал я и закурил. – Надеюсь, у тебя все хорошо и ты чувствуешь себя спокойнее, чем твой сын, который разрывается  между реальностью и мечтами? Знаешь, мам, мне сейчас  так хреново от того, что вчера я допустил самую большую ошибку из-за осознания, которой хочется провалиться сквозь землю. Боюсь признаться себе,  а если и попробую, то скорее всего сгорю от стыда. Мам, со мной раньше никогда такого не было, чтобы терзала совесть и происходила внутренняя борьба с самим собой. После твоей смерти, я задался целью, что буду жить только для себя, как только покину своего папашу. Ты наверное, видела сверху, как я веду себя и готова была изо всех сил остановить меня, но у тебя не получалось. Хоть, я и не верю в загробную жизнь, но мне порою кажется, будто ты все ещё жива и твоя душа бродит по нашему городу. Мне кажется, будто ты заглядываешь в мое окно, едешь со мной в одной машине, пока я добираюсь до работы, смотришь на мое поведение и то, как я нахожу выход из разных ситуаций. А ещё, мне кажется, что мы с тобой похожи, не только внешне, но и внутренне. Я помню папа рассказывал мне, что вы поссорились из-за того, что он жил на две семьи и ты все время плакала, а вскоре смирилась. Но в принципе вы померились и стали жить, как раньше. Только вот обида у тебя на него сохранилась, а у меня просто злоба. Я ненавижу его и всегда ненавидел. Он называл меня маменькиным сыночком, размазней, соплёй, ну никак не мужиком или парнем. А, зачем мне тебе все это объяснять! Ты и сама-то знаешь. Я уже не в первый раз с тобой делюсь этим, но сейчас, я начал новую жизнь. Я все-таки переехал от отца в новую квартиру, я все-таки перестал пользоваться услугами проституток, но… так и не встретил ту, которую давно искал. Только с тобой, я сейчас так откровенен. С отцом мы почти не разговариваем, ему бы я не за что не признался в том, о чем мечтаю, ведь знаю, что не по своей воле стал детективом. Хотя у меня была заветная мечта стать музыкантом, да вот не судьба. Папа не пользовался своим положением и не помог мне материально осуществить мечту. Сам я потом уже понял, что её на за какие деньги не купишь, только если по блату в какую-нибудь забегаловку, где все будут жрать, а я играть. Нет, я такой перспективы не хотел! Есть еще одна новость, в нашем доме поселилась домработница и няня по совместительству – Виктория. Девушка зеленоглазка, приятная, хорошая и скромная, только вот я… повел себя с ней не очень… Оскорбил её, а потом из-за этого поругался с папой и ушел. Папа говорил мне, что мое поведение, оскверняет твою память, ведь ты меня такому не учила, а я пропускал мимо ушей. Постоянно ко мне приходила мысль извиниться перед Викой. Вскоре, наша встреча снова повторилась и всё, о чем я думал, быстро улетучилось и я наехал на неё. Тогда она чуть не расплакалась. Да, конечно, как тут не накричать, когда твой ребенок мог пострадать, только по той причине, что его никудышная нянька не справилась с управлением автомобиля. Ладно, не скрою, я тоже виноват и не уследил за дорогой, но я вовремя увернулся и воспользовался случаем выйти и сказать ей пару ласковых. Тогда я ещё не знал, что за рулем сидела Вика. Сначала, когда я с возмущённым видом подошел к ней, чтобы разобраться, то не знал, что это именно она. Стоило ей только развернуться. Мне тогда так стало стыдно! Боже… Но, через одно мгновение, я снова принял свой ужасный тон и заговорил с ней не так, как подобает мужчинам. Но это уже неважно. Важно было то, что мы спокойно разошлись. Мне часто приходит в голову мысль, что Вика запала на меня, но Коля сказал, что я несу чепуху и пора прекратить думать о том, чего не существует.

Вздохнув, я откупорил бутылку вина, поздравил маму с наступающим Новым годом и отпил вино большим глотком. Во рту сразу почувствовался кислый вкус. Ух, ненавижу сухое. Надо было лучше на этикетки смотреть, а то торопился.

- Ответь мне, мама. Почему, когда у меня прекрасное настроение, то его вечно портит папа, своей воспитательной теорией и тем, что нужно быть попроще? Из-за всего этого мы часто ссорились, недослушивали друг друга до конца, спорили и порою могли поцапаться. В основном, это он на меня руку поднимает, потому что довожу. Папа говорил, что трудности закаляют, что если я тупо лежу на диване, то я гоняю балду! А что если, я устал и мне захотелось прилечь? Что мне специально для папы достать ноутбук и начать вводить туда данные о подозреваемых? Мам, ну ведь он монстр, согласись со мной! Понимаю, он всегда был для тебя хорошим человеком, только на одних мыслях никуда не уйдешь, нужно ещё и наблюдать. Ты ещё прекрасно знаешь мою никчемную подростковую жизнь, когда я кололся и совсем забыл, зачем живу. А вот если бы ты была рядом, то я бы никогда не попробовал ширануться! Веришь, нет? Я ведь, был бы совсем не таким и мог остаться собой, если бы ты помогала мне, плевала на папины доводы о том, что я мужчина и если ты каждый раз будешь подтирать мне сопли, то я запросто стану размазней. Он ошибся! Мам, ну посмотри на меня, я уже не тот мальчик, который боялся папиного ремня. Я - взрослый, ответственный человек и это говорит о многом! Иногда бы я сомневался в тебе и в том, что если бы ты была жива и стала на папину сторону, то я бы наверное тоже сбежал от вас двоих. Но нет, ты была слишком доброй, чтобы позволить мне так себя вести. Твоя добросердечность могла бы запросто сделать из меня человека. Я был бы искренним, не допускал жизненные ошибки. Сколько тебя помню, ты всегда была под папиным крылом и даже боялась возразить ему и жила, как шахидка ей-богу. Почитать мужа, уважать его… да, это бредни, ты просто наверно, вспоминала свою молодость и как круто стала его женой, - сказал я и отпил вино из бутылки. – Мама, я снова буду проще, как раньше. Прикидываться равнодушным, подыгрывать людям, а сам буду на волне удовольствий. Я уже забуду о любви, которой никогда не суждено появиться. Сколько я видел девушек и ни одна не походила на тебя, а ведь я искал именно ту, которая так схожа с тобой.  Мне не нужна любовь. Ей страдают только неуверенные мужики, а я полюблю свое одиночество и пофиг, что будут думать обо мне окружающие. Я уже давно разобрался в людях и увидел их сущность насквозь и поверь, мне теперь лучше знать, кому доверять и с кем ходить на ночные прогулки. Ты наверно, хочешь со мной вступить в спор, а может быть и поддержала бы меня, кто знает? Конечно, я могу прийти к выводу, что с возрастом, ребенок и родитель – не могут найти общий язык, но все же… ты бы похвалила меня и сказала бы, что я – кузнец своего счастья и главный актер своего жизненного сценария. Я может быть, слишком погорячился и приписал тебе папкины качества, ты уж прости меня, просто добродушных людей в жизни не встречалось, - произнес я, сделав глоток вина.

Сложив руки, как первоклассник, я уткнулся в них и тяжело вздохнул. Мне вдруг показалось, что радостные дни, в которых я пребывал все время, вмиг улетучились и наступила печаль. Даже ветер, как-то неодобрительно подул в мою сторону, окутав холодом.

В своей жизни, я потерял самого близкого мне человека, которого уже не вернешь. Хотя, в моей памяти мама будет все ещё жить и ходить по этой земле, смотреть на меня, ужасаться моим поступкам и просто опустит голову от того, как ей горько смотреть на то во что превратился её сынок.

Наверно, только на кладбище, я могу быть сентиментальным, но это так больно, когда перед тобой могила, а не живой человек. С фотографии мама улыбалась мне и я почувствовал себя увереннее. Мол, сыночек, папа простит тебя, ты же знаешь, как он в тебе души не чает, ведь ты же у него один единственный. Ну и плевать на то, что ты потрепал ему нервы. Это не показатель того, что ты плохой. Наш папа слишком эмоциональный и человек-накрутка.

- Лучше бы меня застрелили, а не тебя! Лучше бы мы вообще не ходили гулять и сидели дома, теперь-то что? Уже ничего не вернешь! – выпалил я, сдерживая слезы.

Чтобы унять дрожь, я снова хлебнул вина и закурил, как вдруг:

- Эдик? Господи Иисусе, наконец-то я тебя нашел!

Я оборачиваюсь:

- Ромчик? – на моем лице появляется удивление. Ну, уж никак не ожидал его тут увидеть. – Чего тебе?

- Твой отец, приказал мне найти тебя и если в течение дня, я не привезу тебя домой, то придется мне ночевать с бомжами и справлять с ними Новый год!

- Хм, а мне то, что с этого? Справляй, если не брезгуешь. Мне дома делать нечего. Я сам планирую отмечать Новый год, - сказал я, встал с лавочки и направился к выходу. Рома увязался за мной:

- Да пойми же ты, наконец, что твой отец переживал за тебя, ночами не спал, а ты гуляешь по Москве и даже в ус не дуешь, как ему тяжело! Не ходишь на работу, бухаешь все время, проводишь дни напролет в своих клубешниках. Хозяин в курсе того, что произошло у тебя на работе. Вы отмечали день рождения Толика и поднабрались в хлам!

- Тебя это не должно волновать хожу я на работу или нет! А вот то, что папка знает о моем проступке, то мне пофиг! - сказал я и пошел дальше.

- Эдик, стой! – крикнул мне вслед охранник.

Зажмурив двумя пальцами глаза, на которых образовались слезы, я закусил губу и тяжело вздохнул:

- Какого, черта, ты преследуешь меня? Отвали! Я итак уже натерпелся от отца, а тут еще и ты по его приказу! Черт бы вас, ублюдков всех побрал! – с этими словами, я выбросил пустую бутылку от вина на землю и снова продолжил свой путь.

Охранник, шокированный моим поступком, снова пошел за мной, читая мораль, что на кладбище мусорить – это грех. Только на этот раз, я не обратил на это внимание.

Боже мой, какие мы душещипательные, ты посмотри на него, из-за одной бутылки всех ворон разогнал! И что теперь прикажете с ним делать?

Мерзкий папик, что он опять задумал? Живем, как в старые добрые времена. Сын свалил – так давайте же поднимем на уши весь район и местную полицию, дабы доставить сосунка домой.

- Во имя всего святого, остановись! – крикнул мне вслед Роман, но я как всегда проигнорировал его и принялся дальше обходить оградки.

 В этот печальный момент, я больше не мог сделать ни шагу, потому что слизняк громко крикнул: «Ай» и заставил меня обернуться. Рома сидел на скамейке, схватившись за ногу и тихо постанывал от боли.

- Все в порядке? – обеспокоенно спрашиваю я и подсаживаюсь к нему.

- Да, только мышцу потянул.

- Может тебе все-таки вернуться домой? Скажешь, что я пообещал поскорее управиться со своими делами и в скором времени приехать?

- Не приедешь. Зачем ты меня сейчас обманываешь? Я же сказал, твой отец не пустит меня без тебя. Какого черта, ты тут комедию ломаешь? Иди в машину и не спорь со мной. А вообще делай, что хочешь. Я не собираюсь лезть в  чужую жизнь, чтобы вот так вот проходить несчастливым, а твой отец… а, что с ним будет! Пожалеет и перестанет, как будто у него дел других нет, как искать сына. Все зависит от твоего решения. Ты уже взрослый парень и тягаться с тобой бесполезно. Не знаю, почему твой отец никак не может успокоиться. Наверно потому что ему не плевать на тебя и его постоянно может терзать мысль, что ты снова ввязался в страшную компанию и начал принимать наркотики. Знаешь, что, ты тут подумай хорошенько, а я поеду к твоему отцу, сознаюсь во всем и попрошу уволить за никчемную работу.

- Если ты скажешь папе, что больше так не можешь и тебе срочно нужно уволиться - ты просто проявишь слабость, он разочаруется в тебе или же все ровно заставит искать. Хотя не имеет право. Ты же тоже человек. Я не подставлю тебя, можешь не беспокоиться, - с этими словами я поднимаюсь с лавочки.

Рома убирает руки от лица и сомнительно смотрит на меня. В ответ, только молчание, одни вороны на кладбище каркают и вызывают у меня раздражение, а по моему телу бегут мурашки от того, что куда не повернешься - везде каменные плиты и кресты.  От всего этого, мне было скверно.

Сев машину, я повернул ключ зажигания и уставился на Рому, который тут же обернулся и кивнул мне в знак того, что пора ехать.

Мама, я чувствую, что ты рядом. Я чувствую, как резко меняю свое отношение к людям. Мама, я сделал правильно, что захотел вернуться домой, потому что мог бы подставить Рому. Мама, мне кажется, мой жесткий характер превращается в пушистое облако, которое спокойно плывет по небу и никого не трогает. Мама, спасибо…

Пока мы добирались домой, дорога была ужасно скользкая и приходилось сбавлять скорость и пристально наблюдать за Ромкиной машиной, я вдруг забеспокоился о том, что могу упустить его из виду или отстать.

Пробка, в которую мы попали, испоганила мне все настроение и чтобы хоть как-то расслабиться и отдалиться от реальности, я включил группу «In this moment» и принялся слушать. Все-таки непросто мне будет дома. Отец, его упреки, поучения, а может быть, он изменился? Например, научился закрывать свой рот, когда нужно? Угу, мечтай! Этому никогда не суждено сбыться. Отец всегда будет во всем попрекать и указывать на недостатки, чтобы сделать ещё больнее.

Вскоре, пробка рассосалась, и я мог дальше двигаться в своем направлении, только вот одного мне хотелось больше всего: свернуть направо и поехать в сторону своей квартиры, но так как  я был слишком далеко от неё,  у меня не было шансов.  И потом Ромка мог бы запросто догнать меня и рассекретить. Тут совсем непросто, как кажется. Хотя ему все ровно буду я вовремя дома или нет, это уже мои проблемы. Но, если придержаться версии о том, что Ромка чисто меня развел, как лоха, изображая из себя пофигиста, то можно прийти к выводу, что у него могут иметься и свои хитрости жизни, которыми он может воспользоваться.

Позвонив Ромке, я попросил его остановиться возле ближайшего кафе. Жрать хотелось невыносимо. Он не отклонил моего предложения и с радостью согласился поужинать, да и кто посмеет барскому сыну отказать? Это может плохо сказаться на зарплате паренька.
 
В кафе играла скучная музыка, а еда, которую нам принесли, оказалась вообще безвкусной. Кинув вилку в тарелку, я закурил.

- Классная кухня! Никогда ещё не пробовал ничего вкуснее, как соус «Балоньезе». А ты чего не ешь? – спрашивает меня охранник с набитым ртом.

- Дрянь это все! Не хочу. Ты посиди тут, а мне за сигами надо сгонять, хорошо? Я туда и обратно.

- Зачем бегать? Возьми у меня, - полез за пачкой Рома.

- Нет, уж я как-нибудь сам. Со своим самоваром, - ответил я, потушил сигарету и покинул кафе.

Повезло, что я припарковался на соседней улице, а не рядом с кафешкой, как это сделал Роман, а то бы пришлось не сладко, если бы он поймал меня на бегстве. А я и не собираюсь сматываться, вовсе нет, просто хочу быстренько  наведаться в квартиру и забрать вещи. Хотя, если вспомнить, то в моем рублевском гардеробе достаточно много добра и  хватит на первое время, а там уже можно и в магазин сходить за новой обновкой, если старая надоест.

Я хлопаю дверью и облокачиваюсь о машину. Ну и дела, может все-таки глупая идея? Рома потом снова подумает, что я его надул и перестанет вообще мне доверять, расскажет папе, что я подставил его, хоть и обещал следовать за ним всю дорогу и тут на тебе скрылся из виду, стоило ему только в пробке задержаться. Папа сразу поймет, что к чему и уволит парня, за то что тот не выполнял свои обязанности, как следует. Нет, я так не хочу. Лучше вернуться пока все хорошо и нет поводов для паники. А ну поди разбери этого Рому, который вечно за мной следит, где бы я ни был…

Вернувшись обратно в кафе, я сел напротив него, задрал высоко голову, вздохнул и снова посмотрел на Рому:

- А ты знаешь… кури, сейчас сигареты подорожали, так что у меня пока нет желания сидеть и дымить в помещении.

- Признайся честно, ты ведь не собирался за сигаретами, верно? Ты ведь хотел обвести меня вокруг пальца и потихоньку свалить, пока я доедаю десерт, да? Про еду,  наврал мне, что она не вкусная… Эдик, - откладывает вилку в сторону парень, сложив руки в замок: - Я не хуже тебя – успешного детектива, знаю, зачем ты покинул меня и какую цель преследовал. Ты не хотел, есть, потому что обдумывал план побега. Конечно, о какой еде может идти речь, когда нужно первым делом избавиться от охранника и уехать восвояси.

- Да, господи, ты боже мой, что ты несешь!?

- Эдик, посмотри на меня.

Я посмотрел на него усталым взглядом и тут же опустил глазки в пол, потому что его квадратная рожа, постоянно наводила на меня страх. Ладно, чего уж греха таить, я всегда с опаской смотрел на Ромку. Когда папа впервые нанял его на работу, то надо мной началась жесткая опека. Он ездил со мной, то по магазинам, то ещё куда-нибудь. Это длилось недолго, вскоре мне все это надоело и я пожаловался папе на то, какое чувство испытываю, когда нахожусь в примерочной и мне  все время кажется, что сквозь штору на меня смотрят грозные глаза бугая. Ну, тогда папочка, конечно, пошел мне навстречу и отстранил парня от такого дела.

- Ты мне нагло врешь! – зло выпалил Ромка, а я почувствовал, как внутри все сжалось. – Твой отец… если бы он только знал, что ты собирался свалить от меня, мигом бы выслал подмогу ОМОНА как раз из-за того, что я все-таки не смог тебя отправить домой.

- Нам пора, - резко отвечаю я и встаю со своего места. – Я не видел смысла сваливать отсюда, я просто пошел за сигаретами, которых не было в продаже! И вообще, я не собираюсь перед тобой отчитываться. Поехали домой, а то тут целый час до речи президента проторчим, а мне ещё кучу дел надо сделать.

- И каких?

- Прикупить подарки, например, - холодно ответил я.

Глава 7
Виктория

Через два часа, я услышала, как открылась дверь и, выскочив в коридор, увидела ЕГО. Боже мой, Роман какой же ты все-таки молодец! Моему счастью не было предела и как только, Эдик повесил куртку и посмотрел в мою сторону, то я не выдержала, подбежала к нему, произнесся его имя и крепко обняла. Глядя на этого человека, я не могу поверить в то, что он когда-то кололся и вел разгульный образ жизни. В моих глазах он выглядит заботливым отцом и самым лучшим мужем на планете. Парень не остается равнодушным и отвечает взаимностью. Я отстраняюсь, мило улыбаюсь и поворачиваю голову в сторону Виталика, который со всех ног бежал к Эдику и кричал на весь дом, что папа вернулся.

Мои мысли постепенно начинают угасать, и я забываю обо всем на свете, когда рядом ТЫ. Моя душа, готова открыться для ТЕБЯ, если ты пообещаешь не плевать в неё и спокойно меня выслушать. Моя улыбка, никогда не исчезнет с моего лица, если конечно она будет приятна ТЕБЕ и не станет смущать, когда мы останемся наедине. Я готова опуститься в ТВОЙ омут и погладить всех твоих чертиков. Я готова на все, лишь бы ТЫ был счастлив, лишь бы не отдалился, ни на секунду…

А может, я все это придумала? Мы же бабы такие - питаем иллюзии. Например, когда человек, который безумно тебе нравится, вдруг здоровается с тобой первый, а ты уже строишь планы о том, что у вас будет семья, много детей и большие перспективы. А это все такие мелочи…

В один прекрасный момент, Рома покидает нас, и взгляд Эдика сразу перемещается на меня. Я застенчиво улыбаюсь, а внутри все сжимается. Не могу взять себя в руки. Не могу, быть такой какой была раньше. Не могу отбросить ту мысль, что он всего лишь хозяйский сын, который наверняка думает, что я сюда пришла чисто из-за денег. Ну а для чего ж ещё-то?

- Прошу, - глухо сказала я, прошла на кухню и принялась дальше готовить.

Эдик присаживается на диван, не отпуская из рук ребенка, и тяжело вздыхает.

- Папочка, ты теперь больше никуда не уйдешь?  - спросил Виталик.

- Конечно, нет,  мальчик мой, - ласково сказал Эдуард и обнял сына. Мне лишь оставалось только умиляться этой картине.

С детьми, ты всегда себя чувствуешь настоящим, когда они рядом – это счастье, но для Эдика, это было всего лишь мгновением. Покинув дом из-за своего отца, он просто напросто забыл, что у него есть сын, которого нужно забрать собой, если бы можно было рискнуть.

В период разлуки с ним, Эдик был сам не свой… Хотя, откуда мне знать… Ах, если бы я смогла пробраться в его душу и увидеть, что там творится, то не раздумывая начала бы ему помогать, внимательно слушать и просить рассказать о себе ещё и ещё. Может… это скоро случится, и мои мысли станут реальностью, в которой я буду чувствовать себя комфортно? Нет, это не моя жизнь, не мой человек – надо остановиться и готовить дальше.

Стоило мне, только отвернуться на пять секунд, как Эдика уже и след простыл. На кухне пахло вином. Успел наверное, хряпнуть, а за окном капал дождь. Да уж, веселый Новый год будет.

Поставив курицу в духовку, я направляюсь наверх, прохожу мимо комнаты Виталика и услышав его разговор с отцом, прижимаюсь спиной к стенке и прислушиваюсь:

- Так она, и впрямь хорошая, как ты говоришь? - спросил Эдик и потрепал сына по волосам.

- Да, очень, - ответил Виталик и посмотрел на него. – Она рассказывает мне сказки, рисует, напоминает о том, что пора чистить зубки и ложиться спать, смотрит со мной мультики, а однажды…

Виталик затих и что-то прошептал. Видимо это был секрет и мальчик боялся, что его могут услышать, поэтому и доверился папе.

- Ага, - отвечает он. – Значит, спрашивает? А что именно?

- Много.

- То есть ты хочешь сказать, что Вика интересуется мной?

- Да, - улыбнулся Виталик.

- А тебе не кажется, что ты ещё слишком мал, для таких понятий?

- Нет, я уже большой и всё понимаю.

- Ух, ты какой умный! – рассмеялся Эдик и начал щекотать ребенка, который заливался громким смехом.

Ничего лучшего не придумав, я обхватываю себя руками и прохожу мимо детской.

 - Вика? – то ли это было удивление, что я тут, то ли пареньку пришла на ум мысль, что все это время я тупо стояла и подслушивала мужской разговор.

Я обернулась:

- Да? – мягко отвечаю я.

- Есть что поесть? А то я голодный, как волк.

 - Конечно, - сглатываю я и показываю большим пальцем в никуда: - Там, - и быстрыми шагами иду в свою комнату.

Эдуард

Странная Вика, однако, баба. Скромная, застенчивая, улыбчивая, хотя на неё это похоже.

Наложив себе ещё салата, я принялся есть так, будто меня выпустили из колонии строго режима, где подавались только одни макароны. Вроде, ничего есть можно, хотя если присмотреться, я почти весь холодильник выжрал, даже оливье и ту самую курицу, которая стояла в духовке и которую я успел быстро отключить, потому что чувствовал, что она может вот-вот сгореть.

На кухне появляется Вика и судя по её выражению лица, она была приятно удивлена, когда увидела пустую салатницу,  целую тарелку костей и недоеденное пюре Виталиком. Надо же мне хоть как-то позаботиться  о рационе питания ребенка.

- Вы тут уже два часа сидите и как в Вас столько влезает? – улыбается она  и садится напротив меня. По телеку уже вовсю шел концерт.

- Не знаю, мне норм, - пожал плечами я и принялся все убирать. Девушка резко встает и забирает у меня тарелки из рук:

- Простите, это моя работа, ну уж никак не Ваша, - она говорит со мной с уважением, не смотря на то, что я сделал. Что-то на неё это не похоже в прошлый раз она успела продемонстрировать свой характер. Как оказалось, девушка может быть разной: злой и доброй, а иногда и бессердечной.

- Ты уверена, что тебе не нужна помощь?

- Абсолютно, - ответила Вика и отправилась мыть посуду.

На часах уже было одиннадцать, а папа так и не приехал. Круто, зато Новый год пройдет без происшествий и нам не надо будет ругаться.

Достав «Дениелс» из шкафа, я наполнил рюмку и залпом выпил. Облегчение. Наконец-то мы снова вместе! Как же мне тебя не хватало, старина! Особенно, в новогоднюю ночь. Вика тоже подсела ко мне и принялась есть шоколадный торт. Я офигел, ну и в кого же из нас сегодня влезет?

- Не тяжело? – спросил я. – Может воды или сока?

- Нет-нет, все нормально, я не хочу, - ответила Вика и тяжело вздохнула, посмотрев на телевизор.

- И все же, я налью, - откупорил бутылку с виски я и наполнил рюмку.

- Не надо, - нервно дергает плечом она и убирает за ухо упавшую прядь волос. – Я не хочу…

Я бы попробовал поговорить с ней о чем угодно, но она всего лишь кивнет  и продолжит поедать свой торт. Невероятная женщина!

Девушка томно вздыхает и смотрит на меня уставшим взглядом. Мне нравятся её глаза, такие чистые, зеленые, а ей наверное не нравится в себе ничего. Или я ошибаюсь в том, что хорошо её знаю, хотя бы по той простой причине, что сейчас сижу с ней и никак не могу завести конкретный разговор, а только мелю ерунду.

- Мне бы хотелось, - замялся я. Ну же Эдик думай, чего бы тебе хотелось. Раз ты завел первый пластинку, так звучи дальше.

- Что? – спросила Вика, чуть взволнованно.

- Поблагодарить тебя за… То что, решила позаботиться о моем сыне, пока никого нет дома. Он ведь ещё маленький, да? Вот… а ты же знаешь, что сейчас в наше время, дети без взрослых – беззащитны, правда? – придурковато улыбнулся я.

- Не знаю,  Вам видней, - её голос немного задумчив, но я бы даже выразился не так, озадачен, нет… Эдик прекращай пить, а то в глазах людей ты кажешься, человеком из другой планеты.

Когда человек пребывает в состоянии безбашенности, то его тянет на приключения. Хочется поговорить с тем, кто близко знаком и поэтому его воображение включает свое. Начинается придумывание положительных диалогов, а потом, когда подходишь к своему объекту и пытаешься с ним хоть как-то заговорить, то он пытается быстро от тебя избавиться или же косо смотрит и удивляется твоей активности. Так и сейчас, я сижу напротив  Вики и несу чепуху, от которой ей хочется либо спрятаться за свои длинные волосы, либо придумать отмазку. Но пока что она лопает торт.

- Это так глупо, - и снова моя кривая улыбка.

- Что, глупо? - непонимающе спрашивает меня девушка. – Нанимать няню, чтобы она сидела с ребенком или что?

- Мне кажется, что ты тот самый идеал, который искал мой папа.

- Не понимаю, о чем Вы?

- Ну, вот смотри. Раньше, папа не хотел, чтобы за Виталиком кто-то присматривал, он был категорически против, хоть я и пытался донести до его сведения, что из-за работы мы не успеваем уделить время ребенку, разве что только ночью, чтобы прочитать сказку и уложить спать. А вот теперь все изменилось, я нашел тебя…  Вернее, папа хорошенько подумал и… решил принять тебя на работу… В смысле, ты только искала работу… то есть… как бы… тебе повезло, что ты попала в нашу семью...

- Мое появление здесь совсем не из-за вашего отца, хотя возможно именно он дал объявление в газету. Когда я приехала в Москву и сняла квартиру, то первым делом рассказала хозяйке кто я и что за птица. Рассказала о том, что  я очень нуждаюсь в работе, для того чтобы не оказаться на улице без денег и мне подкинули  газетенку. Увидев, что богатому бизнесмену, нужна няня,  я, не раздумывая, быстро набрала номер и согласилась пройти испытание.

«Богатому бизнесмену»? Воу, папа, как ты низко пал, какое вранье! Ты же не так богат. После смерти мамы твои дела пошли не так хорошо, как раньше. Или ты имел в виду меня? Ведь я так рвался на твое место, сказал, что детективом работать скучно и что от этой профессии мне нелегче.

- Таксист был слегка удивлен, - продолжала Вика. – И спрашивал, уверенна ли я в том, что еду именно поэтому адресу, на что я ответила свое «да». Наверное, он посчитал меня богатенькой дамой, хотя я была одета совсем не как подобает светским львицам, а очень даже скромно.

Вика продолжала рассказывать дальше, но когда она дошла до того, как появилась в нашем доме, я не удержался и остановил её на полуслове одним касанием руки, ведь знал же, что дойдет до того момента, когда мы с  ней в первый раз познакомились. Девушка вздрагивает и закусывает от неожиданности губу. Мы смотрим, друг на друга, не в силах произнести ни слова, только президентская речь заставляет нас повернуться лицом к экрану. Я доливаю себе виски и залпом выпиваю рюмку, не успев дождаться курантов. Виталик спустился со стула и опустился на пол напротив телевизора.

Когда президент произносит свою скучную речь, а я допиваю до дна весь вискарь и иду за новой бутылкой в то время, как Вика уже через силу пытается доесть торт – бьют куранты и Виталик резко поднимается с пола и кричит:

- С Новым годом!

- И тебя, зайка, - хором отвечаем мы с Викой и переглядываемся.

- С Новым, тебя, - шепчу я и чокаюсь с ней. Это так смешно, когда тебе подставляют не бокал, а вымазанную тортом ложку. – Пусть у тебя все сложится удачно и чтобы ты ни в чем не нуждалась, - с этими словами я делаю внушительный глоток «Дениелса».

- И вам… всего наилучшего, - шепотом отвечает Вика и облизывает ложку. – Виталь, пора спать.

- Не хочу. Жизнь только начинается.

Мы смеемся. Мой сын такой маленький, а начинает разговаривать моими словами, все-таки здорово, когда дети копируют мудрых родителей.

- Эй, нет, парень мы так не договаривались, - улыбается Вика и садится перед ним на корточки. – Помнишь наш уговор о том, что после одиннадцати мы сразу идем спать?

- Ну, Вика, ну можно ещё чуть-чуть, - прохныкал Виталик.

- Вика права, уже поздно для посиделок. Все дети давно уже спят, так почему же нам не выполнить свою миссию? Может быть, ты и дал клятву Вике, что вовремя ляжешь спать, но увы такое бывает, когда мы забываем обо всем на свете, потому что день подарил много ярких красок и хочется веселиться. Но знаешь, в то же время глаза все ровно слипаются и хочется уже пойти в комнату и упасть без сил на кровать. Хочешь, я пойду с тобой и помогу тебе приготовиться ко сну, хочешь?

Виталик лучезарно улыбается и крепко меня обнимает  и от этого мне становится легче. Вика вздыхает и в знак благодарности - дарит мне свою улыбку, словно я избавил её от такой муки, как мой сын.

- Ты сам зубы почистишь, или тебе помочь? – спросил я, как только прошел с сыном ванную.

- Давай ты.

- А сам не можешь? Ты же вроде бы взрослый. Все же не должны с тобой носиться. Нужно уже как-то самому все делать.

- А я делаю, но у тебя это ловко, получается, - отвечает сын и протягивает мне намазанную пастой щетку.

Я вздыхаю:

- Горе ты мое. Хорошо, но это будет в последний раз. Дальше ты уж как-нибудь сам, дорогой. Стыдно уже в таком возрасте просить взрослых помочь тебе.

- Ну, ты же сам предложил?

- Я ожидал, что ты с полной серьезностью скажешь мне, что справишься без меня, но я ошибся.

- Больше такого не будет, обещаю. Пап, а ты мне подарок приготовил?

- Конечно, - улыбаюсь я. – Открывай ротик, сейчас мы будем выполнять важную миссию Мойдодыра.

- Пап, – с полным ртом пастой обратился ко мне сын.

- Ну чего тебе? – усмехнулся я. – Думаю все, так что выплевывай и беги в кровать.

Когда Виталик был уже в кровати и стал потихоньку прикрывать глаза, то я понял, что пора уходить и не беспокоить сына. Не успел, я сделать и шагу, как вдруг, Виталик резко поднимается с кровати и подбегает ко мне:

- Пап, так ты мне покажешь подарок? Ты же обещал, я специально притворился спящим, чтобы спросить тебя об этом.

- Хитрый лис, - рассмеялся я и взъерошил его волосы. – Покажу-покажу, только вернись в кровать и не забудь закрыть глаза.

- Это ещё зачем?

- Так принято, когда хотят показать сюрприз, - ответил я и как только сын закрывает глаза, выхожу из комнаты, направляясь в свою и забираю пакет.

- Можно уже открывать?

- Да, - улыбаюсь я и достаю из пакета черную майку с надписью «The Beatles». – Это тебе, носи на здоровье.

 - А что тут написано?

- Это, мой дорогой, великие шестидесятые, в то время группа была очень популярна, да и сейчас их песни вечны, не смотря на те обстоятельства, которые произошли в коллективе. Еще твой прадед был жив, когда группу «Битлз» по телику крутили. Самая шикарнейшая группа, за всю мировую историю и я уверен, что очень скоро, она придется тебе по вкусу и твоя комната будет полна постеров любимых кумиров рок-н-ролла. У меня точно такая же майка, только белого цвета, я подумал, что было бы здорово надевать её в гости или на ужин. Я надеюсь, ты поддержишь мою идею.

- Здорово, - не преставая улыбаться, сказал Виталик. – Спасибо тебе, - и встал на кровать, обняв меня за шею.

- Всегда, пожалуйста, - тихо отвечаю я, глажу его по спине и отстраняюсь. – А теперь спать. Утром поговорим.

Если когда-нибудь ваш ребенок не будет слушаться, то не стоит принимать меры и кричать на него. Виталик умоляюще смотрит на меня и просит, чтобы я не уходил и посидел с ним ещё немного, хоть у меня у самого слипаются глаза.

- Виталь, ну мы же ещё завтра можем увидеться, чего ты? – улыбнулся я.

- А вдруг, я завтра проснусь, а тебя не будет. Вдруг ты уйдешь.

- С чего бы это?

- Ты всегда так делал, - с обидой в голосе ответил сын, что и насторожило меня:

- Ну что ты, это же совсем не так, мой мальчик. На самом деле, я уезжал не просто так, а по магазинам, чтобы выбрать тебе подарок на Новый год, - решил разрулить ситуацию я. – Только я не думал, что этот процесс будет очень долгим…

- Правда? – поднимает свою голову сын и смотрит на меня влажными от слез глазами. – Ты так долго не появлялся из-за того, что не смог найти для меня подарок?

- Да, - улыбаюсь я и кладу его на подушку. – И пожалуйста, пообещай мне изо всех сил больше не плакать, хорошо?

Виталик кивнул и шмыгнул носом.

- Договорились, а теперь. Спокойной ночи, - с этими словами, я встал с кровати и покинул комнату, в которой мирно посапывал мой сынок.

Спустившись по лестнице, я убрал назад непослушную челку и отправился на кухню. Вика все также сидела за столом, подперев руками подбородок.

- Не спится? – спросил я и прислонился к косяку.

- Нет, - помотала  она головой. – Я наверно, никогда не усну.

- Почему?

- Виталика, часто мучила бессонница и мне приходилось с ним подолгу сидеть. Это продолжалось каждый божий день, пока хозяин не нашел доктора, который не прописал ему средство «Сонник», поэтому у меня теперь нет тяги ко сну. Я слишком часто сидела с ним по ночам и пыталась хоть как-то уложить его спать, но все мои попытки были четны. Мальчик был непреклонен. Кстати, спасибо, что помогли мне уложить его спать.

- Не за что. Ребенку лучше тогда,  когда  рядом с ним есть родители. Это же очевидно.

- Я знаю, просто, - запнулась Вика и потупила глаза. – Вы… совершенно правы. Я всего лишь выполняла свою работу, от меня большего не требовалось.

Я подошел к девушке ближе и взял её руки в свои:

- Наверное, это от того, что меня не было рядом. Скажи, а мой отец рассказывал ему о том, что я слишком циничен и эгоистичен, что я плохой и никчемный папаня, который шастает по подворотням и совсем не думает о других?

- Не говорите так, Вы замечательный. Вы ошибаетесь в том, что считаете отца монстром! И в том, что он рассказывает своему внуку Ваши худшие стороны. Наоборот, он говорит о Вас, только хорошее. Разве, любящие родители способны на такие поступки? Ну, только в том случае, если бы Вы с женой бросили его на попечительство дедушке и не вернулись домой… Но мне кажется, он бы мог соврать, что вы погибли, но чтобы заявить ребенку, что его родители неблагодарные сволочи и их нужно расстрелять за такой фокус, то это пожалуй перебор. Ваш, отец, не такой, каким Вы его себе сейчас воображаете. Он любит Вас по-прежнему, просто не показывает этого, - кончиками пальцев она касается моей щеки. Язык, словно прилип к небу, а внутри все сжалось.

Для меня всегда было неожиданностью, когда девушка начинала со мной общаться, с помощью прикосновений… Я улыбаюсь, убираю наглую прядку волос, которая прилипла к Викиной губе и провожу по ней большим пальцем. На секунду Вика закрывает глаза и чуть приоткрывает рот, рассчитывая на то, что я поцелую её.

- Я не могу, - отстраняюсь я и покидаю кухню.

Глава 8
Виктория

Открыв на всю окно, я тяжело вздыхаю и снова плюхаюсь на кровать. Ненавижу этот день. Теперь будет стыдно смотреть Эдуарду в глаза от того, что я вчера попыталась намекнуть ему на поцелуй. Мне так хотелось хоть раз почувствовать, что это, когда чьи-то губы касаются твоих и у тебя переворачивается все вокруг и ты начинаешь смотреть на мир другими глазами. Мне девки так рассказывали, что от любви меняется душевное состояние и хочется танцевать и петь. Моя поддержка, мои соблазны, которые, я попыталась донести до парня – никак не сработали.

«Я не могу», фраза, которая заставила его смутиться и сбежать от меня, оставив одну. Говорят, после боя курантов, жизнь должна идти к лучшему, но я лишь осознала только одно, что начала приспосабливаться к депрессии, страданиям и полной опустошенности. Теперь, когда Эдик решил остаться дома насовсем, в моей голове поселилась незатейливая мыслишка:

- «Казаться равнодушной, делать  вид, что все хорошо и ты полна энергии. Не зацикливаться на случившемся и жить настоящим – похоже, это то, что нужно человеку, который испытывает дискомфорт».

Я улыбаюсь новому дню и потягиваюсь. Ход мыслей мне нравится, но что будет дальше? А может, все-таки закрыться в своей комнате, прикинуться  спящей и поставить перед собой цель, как проснуться в восемь вечера, сделав перед хозяином вид, что не заметила, как быстро пробежало время и что после спиртного я стала соней??? Да я вроде и не пила, Эдик может сразу подтвердить это. Кусаю губу и потираю глаза. Нет, если я так и буду сидеть в своей коморке, то Эдик подумает, что я струсила или… безответственная нянька, которая спит с утра до вечера и не думает о том, что нужно готовить и следить за ребенком. Но для этого есть отец! Гора с плеч полностью слетела и теперь мне будет легче работать, не надо каждые полчаса бегать и смотреть, чем занимается Виталик, пока я хлопочу на кухне.

Через несколько минут, я стояла возле плиты, переворачивая лопаткой блинчики. Удалось же все-таки заставить себя подняться с кровати и идти делать добрые дела.

- Пахнет, жутко вкусно. Я так понимаю, новогодний ужин не отменяется! А я-то думал, что ты совсем забыла о том, что вчера Петр Ильич не ночевал дома. Зато сегодня, подшофе привез целую коробку игрушек и конфеты, для замечательной женщины! – улыбнулся Рома и передал мне  коробку в руки. – Дорогущие, с коньячком, так что теперь ты можешь кайфовать и лакомиться. Горькие конфеты, для дерзких баб.

- Ты, как всегда, мил,  - выдавила улыбку я и тяжело вздохнула. – А где хозяин? Он что, правда, еще не протрезвел?

- Не говори ерунды, с ним все в порядке и трезв он как стеклышко, ну почти… Мне его поступки, кажутся непонятными и… по-моему, он поднялся в комнату Эдика. Как мне показалось, он на седьмом небе от счастья из-за того, что я приволок его сына домой.

- Конечно, он же отец… переживал. Чего тебя так удивляет? По-моему это обычные чувства любящего родителя.

- Да ничего, просто…

- Просто ты не понимаешь элементарных вещей, - перебила его я и выключила газ, уперев правую руку в бок. – Хватит лицемерить про его сына! Неужели ты не видишь в нем человека?

- У них дурная семейка и лучше тебе держаться от них подальше! Мало ли что. Петр Ильич – сумасшедший старикан, который считает себя опытным и мудрым, играл в опасные игры, потерял жену и окончательно тронулся умом! А этот… яблонька, та еще наливная, только и прикидывается добропорядочным человеком, а на самом деле, настоящее дерьмо.

Я снова тяжело вздыхаю и перевожу свой взгляд на Рому.

- Я не понял, ты что влюбилась в него? Почему ты его защищаешь? – удивленно приподнимает бровь парень.

- Кого его? – устало спрашиваю я.

 - Эдика. Интересуешься его жизнью, шаришься в его комнате, рассматриваешь фотки. Что, так сильно зацепил?

Щеки не на шутку запылали. Откуда он знает, что я делала в его комнате? Рома, словно просканировал мои мысли:

- Не прячь глазки, я сам все видел, как ты пробралась в его покои. Да и ещё, с самого начала заметил, как ты неравнодушна к нему. Взахлеб слушала биографию Ильинского сына, рассматривала вместе с ним альбом и мило улыбалась.  Сразу было видно, понравился очень. И не, потому что там были детские фото, а просто человек, к которому ты прикипела.

- Я проводила генеральную уборку! – опешила я. – А про биографию замечу, Петр Ильич мне сам захотел рассказать, так что я не горела желанием, о мальчике расспрашивать. Мне итак было все известно.

- А, - протягивает Рома. – Значит, у тебя на парня есть серьезные намерения? А не многого ли ты хочешь, девочка? Не смотри на меня так, я же не виноват в том, что Эдик поссорился с отцом и ушел из дома, а меня сделали ищейкой, чтобы следить за ним. Ты еще хлебнешь тут горя, если свяжешься с Эдиком! Он сделает тебя несчастной, ты будешь убиваться по нему. Поверь, Ирка не просто так от него сбежала и нашла ему замену, она не выдержала его дурного характера и Витальку, который не давал ей покоя. Не отрицай того, что хочешь завязать с ним дружбу и делиться всеми своими секретами, поддерживать его увлечения и пытаться хоть как-то вникнуть в его глобальные проблемы, я же прекрасно вижу, как ты становишься уже не той спокойной Викой, которая была раньше, а более эмоциональной. Только мужчина, в которого влюблена женщина, может так на неё повлиять.  Но с Эдиком… я тебе ещё раз говорю, лучше не заводить шашни. Как бы ты не пыталась прибрать его к своим рукам, он никогда не станет твоим. Сколько бы ты не целовала его и не обнимала, он все ровно оттолкнет тебя и будет топтать твои чувства. Не такой он, каким ты его себе воображаешь.

Рома говорит с такой уверенностью в голосе, что становится по-настоящему страшно, а в мою голову невольно закрадываются мысли о том, что зря я все это затеяла по поводу Эдика и его «личного пространства».

Я дарю парню холодный взгляд и кусаю губу. Было неприятно все это слышать и к тому же, я знала, что Ромку невозможно провести, он хорошо разбирается в людях, знает о чем они думают, что хотят совершить, читает по их глазам: страх, неуверенность, плакал ли человек всю ночь или нет. Он может  точно описать твои действия и отругать за то, что ты где-то накосячила и не успела замести за собой следы. Он может сказать тебе то, что ты никогда в себе не находила к примеру: красивый голос, супер-способности и тому подобное, что нам дает природа, а мы это не хотим использовать.

Из глаз невольно потекли слезы и вытерев их тыльной стороной ладони, я закрываю лицо волосами. Каждый раз, когда мне приходилось сталкиваться с Ромой и говорить с ним о чем-либо, то внутри меня происходила паника. Я боюсь его взгляда, меня настораживает его манера общения, грубость, скользящая в его голосе, сразу складывается впечатление, что Рома не тот за кого себя выдает, не добрый охранник, а настоящий псих, который вот-вот может сорваться и наброситься на тебя.

- Вика? – трясет меня за плечо Рома. – С тобой все в порядке? Ты меня слышишь? – его голос немного беспокоен, но я не придаю этому значения и дергаю резко головой:

- Я очень устала. У меня слипаются глаза и хочется спать, я пожалуй, пойду, - и неуверенными шагами отправиляюсь наверх в спальню.

Хлопнув дверью, я сползаю вниз по стенке и обнимаю колени. Внутри сплошная пустота, взгляд в одну точку и временное отключение мозга. Такое ощущение, что меня выжали, как лимон, добавив в свой чай немного сока со вкусом моего терпения и веры в себя. Слезы стали для меня утешением и смывали все мои горести и обиды. Хотелось улыбаться вопреки всему, рассмеяться своим проблемам в лицо.

Да, много злых людей, не отрицаю. Много тех, кто не способен придать уверенности, хоть на долю секунды и сказать теплые слова в твой адрес. Много тех, кто может поддержать в трудную минуту и сказать тебе: «держись». Но Рома он… Никогда такого не скажет, а лишь просканирует твои и мысли и начнет управлять тобой, как марионеткой. Мне стало обидно, за себя, за то, что осталась и продолжала выслушивать бред по поводу Эдика, который нес Роман. Поверила ли я тогда ему на слово или просто оскорбилась? И то и другое, ведь теперь я чувствую себя ущербной, несчастливой и не нужной тому человеку, которого сильно полюбила.

- Полюбила? – переспрашиваю себя я и быстро осознаю то, что из-за Ромки начала потихоньку сходить с ума, ведя диалог собой. – Возможно и не совсем, - чуть шепотом продолжаю философствовать, потому что испугалась того, что мимо может проходить хозяин и прийти к выводу, что я ненормальная. – Но разве я могу спокойно реагировать на то, что он одиночка, что ему плохо без женской ласки, что ему невыносимо с отцом? Как я могу забить на Эдика и  заниматься своими делами, когда человек нуждается в поддержке и чтобы рядом с ним был надежный друг и верный помощник: человек, который радуется мелочам, улыбается, когда на душе погано и… становится собой, когда рядом с ним его ребенок.

«Вот видишь, ты сама нашла ответ на свой вопрос. Эдик становится совсем другим, когда рядом с ним Виталька. Элементарная математика жизни, ты этого не находишь? Думаю, тебе пора заканчивать с этим! Не ставь Рому в угол и не гони прочь, вдруг он прав? Вдруг Эдику не нужна твоя помощь? Вдруг у тебя правда ничего не выйдет? Можно теперь спокойно заниматься своими делами и не морочить себе голову», – пронеслось в голове.

Нет, нет, нет! Закрываю руками уши, так как мне казалось, что разум говорит со мной вслух и его слышу не только я, но и все жители этого дома и резко встав с пола, я подбегаю к кровати и плюхаюсь на неё, шмыгнув носом.

Я плакала, утыкалась в подушку и снова продолжала тихонько, чтобы никого не разбудить, исполнять арию задетую словами мордоворота женщину, которая не нашла в себе силы, заткнуть ему рот и не послать негодяя куда подальше, чтобы он больше не совал свой нос в чужие дела.

- Рома? – за дверью слышится вопросительный голос хозяина. Я отрываю голову от подушки, сажусь на кровать, подтянув колени к животу, и вытираю слезы. – Разве ты не должен был уехать?

- Эм, я… передумал и решил остаться, если Вы конечно, не возражаете.

Что? Остаться? Мне не послышалось?

 - Да, нет. А что так? Какие-то проблемы с родными?

- Нет, что Вы? Мне просто показалось, что вы нуждаетесь еще в моей помощи. Алик же уехал, остался только я один.

- Это очень приятная новость. Только вот я одного не могу понять, что ты забыл на втором этаже и где ты должен сейчас находиться, молодой человек? Разве не в своей коморке, где ты обычно сидишь и смотришь за домом?

- Так я же это… Вику ищу, - парень запинается.

- Зачем её искать, если комната рядом, но я бы попросил тебя не беспокоить её, а пойти и покурить со  своим шефом.

- Вы же не курите.

- Надо же когда-нибудь начинать. Пойдем-пойдем,  – с этими словами мужчины покинули место встречи. Фух, пронесло. Вовремя же дед появился и нашел дело засранцу.

Облегченно вздыхаю и снова падаю на кровать, раскинув во все стороны волосы. Настоящая ведьма, хотя, по сути, так я выгляжу со стороны намного красивее.

Я больше не собираюсь выслушивать Ромкины домыслы по поводу личности Эдика. Пусть говорит, что хочет, пусть ведет себя, как последняя тварь, мне до этого никакого дела не будет, это уже будут его жизненные позиции и большие проблемы, в которых я не имею малейшего права участвовать.

Может быть, Рома страдает комплексом неполноценности? Эдика же кто-то полюбил, а его нет! Казалось бы, парень ничем не отличается от остальных мужчин и подходит под все параметры любой женщины, которая мечтает о начитанном мужчине с хорошим складом ума и высшим образованием. Только найдется ли такая, готовая вытерпеть его характер? Думаю, ей будет непросто смириться с тем, что её бойфрендом стал, настырный и наглый тип, работающий охранником на Рублевке за большие бабки.

Я  решила немного поспать, потому что для меня это казалось выходом, чтобы выкинуть никчемные мысли из головы и проснуться совсем новой – это было бы для меня успокоением. И потом, когда я спустилась на кухню и обнаружила там хозяина и Ромку, сидящих за столом с рюмками в руках, то немного расстроилась.

- Доброе утро, Вика, ну как тебе спалось? – спрашивает первый Ромка, как только замечает меня на кухне.

Хозяин оборачивается.

- Нормально, - сглатываю я и направляюсь на свое рабочее место.

- Кстати, блины получились очень вкусные, - хвалит мою стряпню Петр Ильич и обращается к Роме: - Может, все-таки поешь?

- Нет, спасибо.

- Вот и замечательно, теперь можно заняться своими делами и на этой счастливой ноте, я пойду и навещу Эдика, - встав со своего места, хозяин отдает мне грязную тарелку и покидает кухню.

Рома дарит мне холодный взгляд и направляется ко мне. На  его лице появляется еле заметная улыбка. Я расправляю плечи и с моих губ срывается тихий вздох.

- Ну, что ж, жребий брошен, посмотрим, кто под кого ляжет – ты, или Эдик под твои женские чары. Но  я сомневаюсь в том, что ты выиграешь. Наоборот твоя наивность погубит тебя, - хмыкает Рома и убирает прядку моих волос за ухо.

- Я думаю, пора кончать весь этот разговор, к тому же ты сказал все, что посчитал нужным. Это было твое мнение о человеке, которого ты не так близко знаешь. Не мне с тобой спорить…

- А ты, думаешь, что у тебя все выйдет? Да он тебя помнет и бросит. Помяни мое слово, ты еще прибежишь ко мне, потому что не найдется собеседника получше, чем я. Хозяину ты навряд ли попробуешь рассказать, потому что почувствуешь себя неловко. Ну как же, хозяйский сын, который трахал одних проституток, вдруг решил испробовать няньку Виталика, надо же приплатить и как-то отблагодарить за все, что она сделала.

Я кусаю губу и мысленно ставлю стенку, чтобы не оскорбиться ещё раз, как сегодня утром. Беру себя в руки и добавляю:

- Слушай, а чего это ты так встревожен? Тебе какая разница хочу я с ним дружить или нет? Я ведь вроде не говорила тебе об этом, а ты сразу решил, меня предупредить. Тебе не кажется это странным, что ты ведешь себя как баба, выдумывающую себе иллюзии на пару с проблемами, а? Я слишком жизнерадостный и доверчивый человек и горжусь этим. Ты до сих пор не можешь пережить вчерашний случай, когда я обняла Эдика? Ну так вот поясняю, я сделала это из добрых побуждений. Только и всего.

- Только и всего? Ненормальная, что ли? Но тогда какого черта ты обижалась на него за «проститутку», раз он такой замечательный?

- Наверное, это от того что, я умею быстро прощать и забывать все самое плохое, видя прекрасное в человеке, - отвечаю я.

Не знаю, что хочет мне сказать еще Роман по поводу Эдика, но его взгляд, который жаждет от меня правды, не дает мне покоя. Жаждущий взгляд, который будет каждый день меня прожигать и заставлять повиноваться ему, рассказывая все свои секреты, как на духу.

-  Как давно ушла от него Ирина? – спрашиваю я.

- Буду краток: теперь уже в ноябре прошлого года.

- И он до сих пор любит её?

Рома пожимает плечами и  я понимаю, что наш разговор постепенно сходит на «нет».

- Понятно, - сникла я.

Значит, у него остались к девушке какие-то чувства? Может быть, я ошибаюсь, но если это так, то придется мне оставить мачо в покое, потому что разлука – это очень долгая мука, от которой невозможно отойти, а предательство ещё хуже.

Эдуард
Каждый день я просыпаюсь от одной мысли, что в этой кровати, когда-то МЫ спали вместе, ТЫ не смыкала глаз и все время смотрела в потолок о чем-то думая, наверное о том, какое я чмо и что рядом с тобой, должен был находиться другой мужчина. Каждый день, ты мне снишься со своим жирным французом, который приносит тебе завтрак в постель, а ты млеешь под его теплым взглядом и от этого мне становиться дурно и начинает тошнить.

Ты не выходишь из моей головы, наверное, это шизофрения. Ну, почему я выбрал именно тебя? Почему ты оказалась такой доброй и весьма эгоистичной? Ты поступала со мной, как могла, а я улыбался тебе и прощал все, а мог бы развернуться и уйти, но ребенок… он держал меня в спокойствии того, что этот мрак будет продолжаться недолго. И вот ты ушла и возможно закрыла передо мной все двери доверия и долговечной любви. Мне надоело тратить свою никчемную жизнь на воспоминания, которые будут жить во мне вечно.

Где бы я ни был, в мыслях постоянно проносятся фрагменты, где мы юные еще не обзаведенные ребенком, гуляем и держимся за руки, нам было так хорошо, что я даже и не думал, что в скором времени наша жизнь станет в тягость и наступит конец отношениям.

Я становлюсь совсем другим, все меня ненавидят и не понимают, почему я такой. Все пытаются меня излечить, водят в клубы, предлагают конфеты, а я болею мыслью о тебе и всякий раз, когда я остаюсь дома, то перечитываю наши бессмысленные сообщения, которые были для меня так важны. Ты не верила мне на слово и жаждала поступков, я понимал прекрасно ту гипотезу о том, что не человека красят слова, а прежде всего его поступки. Ты ждала, что я пойду на подвиг, но я сидел и тупо пялился на экран телефона, выходил из интернета и размышлял о прочитанном. Потом снова заходил и писал сообщение, наобещав кучу всего, потому что любил и не хотел терять, я прекрасно понимал, что своим враньем пытаюсь успокоить тебя и стирал сообщение, так и не отправив его. Ты говорила, что любишь меня таким, какой я есть, а сама по-тихому пыталась флиртовать с Самоваровым, который давно уже был женат на проститутке, но я делал вид, что не в курсе, потому что не хотел с тобой снова ссориться. Я смотрел, как ты ведешь себя с другими парнями и убеждал себя в том, что все женщины любят пофлиртовать, все время спасал себя от ужасных выводов, которые не давали мне покоя, что ты совсем не такая, какую я себе представлял.
 
Помню, как радовался тому, что судьба мне послала такого человека, как ты. Помню, радовался каждой нашей встречи, особенно, когда я мчался к тебе с распростертыми объятиями, а ты мне нож в спину, из-за этого мне не хотелось жить и хотелось стучать кулаками в стенку. За что ты так со мной, если говорила, что при любой встрече будешь рада меня видеть?  Я болел тобой и сейчас не могу вылечиться.

Даже, когда я занимаюсь делами и в хорошем настроении возвращаюсь домой, передо мной снова встаешь ТЫ, словно напоминаешь мне: «Неужели тебе хорошо без меня? Ну, подожди, я обреку тебя на вечные страдания, пока ты не ляжешь спать и у тебя это все не всплывет из памяти, а на следующий день я обязательно вернусь, и мы продолжим «обряд мучений». Тебя даже твой алкоголь не спасет и курево, которое ты не выпускаешь из своих рук, когда тебе плохо». Вот и сейчас от этих мыслей меня начинает выворачивать. Нет, только не здесь, пожалуйста!

Стиснув зубы, я сжимаю руками простынку и подаюсь телом вперед, словно хочу сделать мостик. Мне казалось, что в мое тело вселились черви и начинают пожирать внутри. Но быстро выдохнув, я понимаю, что начинаю вести себя, как конченный псих и достаю из тумбочки «Глицин». Мне наверно, нужно выпить горсть таких таблеток, чтобы окончательно забыть тебя и не мучить себя понапрасну. Почему это со мной происходит? Почему я полюбил один раз и не могу отпустить человека, который предал меня? Я веду себя, как наивная баба, которой вешают все лапшу на уши, а она начинает во все верить, раскрыв рот. Положив таблетку под язык, я поворачиваюсь на левый бок и прикрываю на секунду глаза.

Я псих, мне надо лечиться, но в то же время, я нормальный человек, не контуженный и очень хороший парень, который может нравиться всем остальным людям. Зависимость от людей – это хуже наркотика.

Об твою доброту вытирают ноги и ты волей неволей становишься выжатым лимоном и не знаешь теперь, как обращаться с людьми, потому что обжегся однажды и больше не намерен повторять своих поступков.

В комнату кто-то входит, но я не придаю этому значения, не оборачиваюсь, ничего, а спокойно дышу. Только открыв глаза, я вижу перед собой отца такого важного и в то же время совсем не такого, каким я его видел раньше, а это злым и несносным стариком. Сейчас он мне кажется в другом обличии. Все ясно от него пахнет «Мартини». Что ж решил приблизиться ко мне на пьяную голову? Ловко!

- Привет, - глухо здоровается со мной он.

- Привет, - бросаю я и опираюсь о локоть.

- Вика успела постелить новые простыни по случаю твоего возвращения вот и…

- То-то, я думаю, почему так лавандой пахнет, оказалось все просто: Вика, - перебил отца я, усмехнувшись.

- Да, Вика, - смущенно улыбается он, чешет затылок и садится на кровать. – Эдик, не держи на меня зла, в конце-то концов, я понимаю какого это потерять близкого человека и остаться тем, кто тебя игнорирует и ненавидит всей душой. Это совсем не так, я очень сильно тебя любил, гордился тем, что у меня есть такой замечательный сын, который радовал меня своими взлетами и падениями. Твоя мать была хорошим человеком и мне очень не хватает ее. Все это время мне было ужасно наблюдать за тем, как ты растешь не очень порядочным человеком. Ты до сих пор винишь меня во всем, что случилось тем роковым утром, когда не стало твоей матери, причем с двенадцати лет  ты уже показывал мне свою настырность и пытался поставить меня на место, но у тебя не получалось. Выигрывал в этой борьбе я, и ты ходил бедный и несчастный. С этих пор ты прекрасно знал, что со мной лучше не шутить. А уже потом лет так, в семнадцать, ты начал перегибать палку в наших взаимоотношениях и уходить из дома, строя свои грандиозные жизненные планы, но потом снова терпел поражения. Связавшись с наркоманами, ты обрек себя на вечную зависимость и страдания, ты не хотел возвращаться домой и сбегал от охранников, которые хотели вернуть тебя обратно. Так, что мы с тобой, как играли в эти кошки мышки, так и никак не остановились. Я не смогу тебе заменить мать, но я попытаюсь стать чутким родителем. Мужики, ты же знаешь, не относятся к своим детям так, как их матери. Нежно и добродушно. Но судя по тому, как ты трясешься за Виталика, могу забрать свои слова обратно. С наступающим тебя, сынок, - он кладет руку на мое плечо и через мгновение она скользит по моей майке и опускается на кровать.

- И тебя, - выдыхаю я и крепко обнимаю своего старого и такого родного человека, который осознал свои ошибки и пообещал мне измениться в лучшую сторону.

- Прости меня, - шепчет он, и я ещё сильнее сжимаю его в своих объятиях. Мне стало спокойнее, намного. Исчезло все, тяжелые воспоминания, негативные мысли и то, что сейчас происходило со мной, когда я залечивал свою боль таблеткой.

- Пустяки, пап, пустяки…

Отец отстраняется:

- Тогда, хватит дрыхнуть. Вставай с кровати, приводи себя в порядок и спускайся вниз, я не хочу видеть растрепу за своим столом.

- Хорошо, пап, - улыбнулся я и проводил его взглядом.

Плюхнувшись на кровать, я облегченно вздыхаю. Наступил момент, когда человек признает свои ошибки и чувствует свою вину перед другими. Именно поэтому, я зауважал отца и простил ему все, что накопилось за весь период моей маленькой никчемной жизни.

Спустившись вниз, я заглядываю на кухню и вижу скучающую Вику, которая о чем-то усердно думала, подперев руками подбородок.

- Привет, - улыбаюсь я и открываю дверь.

Вика оживляется и убирает руки с подбородка:

- Привет, - роняет она и снова уходит в себя.

Позже, когда я умылся и почистил зубы, то уже сидел за столом вместе с отцом и слушал его истории о том, какие страны он повидал и где ещё ни был. Вика ставит передо мной стакан с соком и садится рядом, убрав назад волосы. Они явно ей мешали.

- Я видел, много достопримечательностей и был лично знаком с президентом Австралии, который предложил мне переехать и развиваться дальше, но я отказался, потому что считал, что предам свою родину, если стану жить за границей, - продолжал отец. – Меня даже звали на королевский ужин с Елизаветой, в то время, когда мне надо было уезжать домой. Но Англия – это что-то! Она настолько впечатлила меня, что не хотелось уезжать. Помнишь, Эдюх, как ты плакал и просил поменять билет на другой день?

- Прекрасно помню, - улыбаюсь я, захватываю макаронину вилкой и поворачиваюсь к Вике: - Как-нибудь потом я покажу тебе свои фотографии, сделанные в Лондоне до отъезда.

- Хорошо, - закивала Вика и широко распахнула глаза. Хотелось бы знать, что её так напугало. – Я посмотрю, - нервно дергает плечом она и откидывает волосы назад.

- Помочь? – спрашиваю я, поднимаюсь с места, снимаю с руки девушки резинку и завязываю ей конский хвост. Держится - идеально. – Не знаю, откуда у меня такая мания делать прически, но так тебе действительно лучше.

- Спасибо, - в Викином голосе слышится смущение.

- Твоя мама очень любила, когда ты играл с её волосами и делал разные прически, - сказал папа и посмотрел на меня.

- Да? – удивленно поднял бровь я, опустился на место и нахмурился. – А я и не знал.

- Не хмурься, тебе было тогда три года, ты мало, что можешь помнить, - сказал отец.

Обратив свой взгляд на Вику, которая смотрела на меня обеспокоенным взглядом  и поджимала губы, наверное, чтобы не разрыдаться  от моего жалкого вида, я сказал:

- Это было давно. Дети не удерживают в памяти, какие-либо моменты и какими они были в малом возрасте и только с каждым годом, когда они становятся взрослее их родители обязательно рассказывают им о том, какими чудесными детьми они были, ласковыми, добрыми, как любили рисовать свою семью и вешать рисунки на холодильник. Но время проходит незаметно… Всё меняется, дети становятся старше, грубыми, агрессивными, но в то же время неспокойными, депрессивными, взволнованными и сомневающимися в себе людьми. И этот факт, заставил меня призадуматься. Ненадолго. Те самые светлые моменты, что были связанны с мамой, улетучились в один миг, потому что…  у меня ничего не отпечаталось в памяти, только тот роковой день, - шепотом добавил я. – Когда её убили… На смену пришла скорбь, гнетущие мысли о том, что мамы больше нет в живых и что больше мы никогда с ней не встретимся и у меня больше не будет возможности обнять того, кто так сильно заботился обо мне.

Девушка ничего не отвечает, кладет свою руку поверх моей и смотрит на меня влажными глазами. Судя по тому, как она с облегчением вздохнула, то можно сказать, что мой ответ окончательно удовлетворил её и дал откинуть печальные мысли. Повернувшись к отцу и заметив улыбку на его лице, я опешил:

- Что?

- Да так ничего особенного, не считая того, что нужно перетащить небольшой коробок с игрушками в комнату Виталика и разложить их. Сможешь помочь? – не переставал улыбаться он.

- Конечно, без проблем, - пожимаю плечами я. - Где он?

- На веранде. Примерно там его мог оставить Роман перед тем, как выйти покурить.

- Пойдем, поможешь мне, - взял девушку за руку я и повел за собой.

Все самое необходимое и впрямь находилось на веранде и узнать коробку было совсем легко по красному бантику, который повязал отец в качестве подарка сыну, ну кто мог знать, что она окажется такой тяжелой. Для дистрофиков даже поднимание гири в один килограмм будет настоящей пыткой. Это так забавно, когда на тебя смотрит девушка и не перестает тихо смеяться от твоей растерянности и тому, как ты убого выглядишь с этой полной, всякой плюшевой деребдени коробкой. Действительно, пора кончать с ней, а то чувствую, как мои руки скоро отвалятся от такого груза.

Я поднимался наверх, чертыхаясь, мне стоило больших усилий, чтобы не споткнуться и не повредить себе конечности. Как только мы доходим до детской, я облегченно вздыхаю, кладу коробку на пол и опускаюсь на колени от усталости:

- Не понимаю, зачем моему сыну столько барахла? Батя, что «детский мир» успел ограбить или у него случилось временное помешательство от  своих больших денег? Он же не любит их тратить на что попало, а бережно хранит в своем сейфе на какие-нибудь нужды.

Вика опускается на пол напротив меня и трогает бантик на коробке:

- Красивая… У меня в детстве тоже была огромная коробка с игрушками, только… когда я подросла мама отдала её в детский дом. Сказала, что сиротам она нужнее.

- Мама дело говорит, - выдыхаю я, убираю назад челку и смотрю на неё. – Ну, может быть, я поступлю также как и она. Проявлю снисходительность. Так у тебя была такая же коробка? Здорово.

- Да. Я могла целый час просидеть в своей комнате, выбирая нужные игрушки и складывая их на место. От коробки был толк, да и уборка делалась проще – нужная вещь, - усмехается Вика.

- Вик, я…

- Что? – поднимает на меня свои зеленые глаза она.

- Хочу попросить тебя кое, о чем…

- И о чем же? – кажется, я немного загадочен для неё.

- В общем… Покорми, пожалуйста, собаку, а то мне некогда, - засмеялся я.

- Ах, да. Конечно…

Как только девушка покинула комнату сына, оставив меня наедине с коробкой, я быстро развязал  бантик и осмотрел её содержимое. Куча плюшевых игрушек, которые когда-то я рекомендовал своему отцу купить ребенку, но тот категорически отказывался и говорил, что маленьким мальчикам такое не нравится. Оказалось, все наоборот, Виталик без ума от них и сколько бы мы не ходили по детским магазинам, мои руки всегда были заняты всем плюшевым. Ведь через каждые пять минут, он брал с полки игрушку и подбегал ко мне, уговаривал меня купить и я это делал, потому что для любимого ребенка ничего не жалко. Но, папе это не нравилось, и он тайком выбросил все игрушки на помойку.

Папа объяснял свой поступок тем, что у Виталика бесконечный бардак и если его попросить убраться, то мальчик начинал баловаться и пинать игрушки, как футбольный мяч. Это была последняя капля отцовского терпения и он решил, что будет проще наказать  ребенка за непослушание. Но и тут у него ничего не получилось, Виталик подумал, что дедушка играет с ним и кинулся в бега. Так как он еще не умеет спускаться по ступенькам, мальчик добежал до моей комнаты и спрятался под кроватью, чтобы дедушка не смог его достать.

И вот теперь, я вижу, как отец меняется на моих глазах, становясь все лучше и лучше.

Неожиданно меня кто-то обнял со спины и, обернувшись, я увидел заспанного Виталика, который потирал глаза и улыбался мне своей детской наивной улыбкой.

- Привет, - обнимаю, его я и сильно прижимаю к себе. Скучать по человеку, который действительно тебе дорог, особенно если это ребенок, который ждал тебя всю вечность – это реально того стоит, чтобы в одну минуту оказаться счастливым.

Я не уехал, как и обещал, но что же произошло вчера ночью? Его обида на меня, никак не могла ни задеть. И сколько бы Вика не выгораживала моего отца тем, что ничего такого между ним и Виталиком не происходило, все ровно я чувствовал что-то неладное. Внушение, страх того, что я больше не вернусь или скорее Виталик сам начал догадываться о том, что мы никогда  не увидимся.

Отстранившись, Виталик подходит к коробке, вынимает оттуда розового пони, берет меня за руку и тянет за собой.

- Это кто такой? – поднимаюсь я и выхожу вместе с ним в коридор.

- Ты, что никогда не смотрел мультики? Это же Пинки Пай!

- Такие не смотрел. А где же Брейн?

- Его там нет, там только пони.

- А, ну тогда понятно, - задумчиво протянул я и помог спуститься сыну по лестнице.

Уже ощущаю себя старым. Что будет через пятнадцать лет, сложно будет представить! Появится новый стиль, новый слэнг, другие правила, а ты должен к ним привыкнуть, чтобы хоть как-то выглядеть лучше в глазах своего ребенка. Сначала, я не понимаю, что за мультфильм выпускает наша страна, а потом что «новая мода»? Например, в школе разрешат курить, носить шорты, сланцы, майку-алкоголичку и приходить когда вздумается? Отменят ГОСЫ, поставят незаслуженно пятерки, чтобы было слишком много высокообразованных лодырей, которым будет легко поступить в институт ни без усилий и проблем? Девочкам разрешат носить короткие юбки, вульгарно краситься и материться на всеобщее обозрения, считая это нормами.

- Ты погляди, кто у  нас проснулся! – улыбнулся отец.

- Деда! – подбежал к нему радостный Виталик и угодил в объятия.

- Моя помощь, я так понимаю, уже не нужна. Может быть, убраться? Я имею в виду в доме, – застенчиво обратилась ко мне Вика.

- Отдыхай. Тут итак всё вполне прекрасно! Прогуляйся, где-нибудь, а главное, с кем-нибудь, - подмигнул мне отец и удалился с сыном на кухню.

Я смешно надуваю щеки и выдыхаю, затем, перевожу взгляд на Вику. Та слегка мне улыбается и даже не думает что-то сказать в ответ. Видимо, ей по боку папины слова и это только меня радует.

«Ух, папа! Прекрати меня позорить! Это уже не смешно! - пронеслось в голове. – Когда уже, наконец-таки до тебя дойдет, что я не понимаю ни твои шуточки, ни твои намеки?».

- Я пойду, - тихо проговорила она.

- Стой! Куда?

Вика пожимает плечами и смотрит на меня вопросительным взглядом:

- Есть идеи?

- Ну не то чтобы… Может, правда прогуляемся?  Я как раз хотел свозить куда-нибудь Виталика и показать ему город. Составишь компанию, как… няня?

«Скорее, как любимая жена, девушка и любовница. По меркам папы», - снова пронеслось в голове.

-  Раз уж на то пошло, то конечно, - кивает девушка и поднимается наверх.

Зайдя на кухню, я открываю холодильник, беру оттуда бутылку холодной воды и сажусь рядом с сыном.

- Вкусно? – спрашиваю я, наблюдая за тем, как Виталик уплетает отбивную.

- Ага.

- Тебе идет эта майка, не думал, что тебе она будет слишком велика, но ничего, для пижамы сойдет, - улыбаюсь я и делаю внушительный глоток воды. Сухость во рту со вчерашнего дня, дала о себе знать.  – Пс, папа можно тебя на секундочку?

Отец кивает и поднимается с места. Я отвожу его в угол, чтобы сын не услышал и тихонько спрашиваю:

- Кто такой Пинки Пай? Ты знаешь, что эта за непонятная лошадь с розовой гривой и звездой на заднице?

- Лучше тебе не знать. Я полтора года пытаюсь понять этот мульт и никакого интереса, смотрю с внуком и все. А вот то, что я еле-еле Вупсеня от Пупсеня отличил так это вообще мрак! Я ж кроме «Ну, погоди» и советских мультиков ничего не смотрел! А тут… Свинки Пепы, Лунтики, Фиксики и другая ересь, которую я вообще понять не могу. Вот ты знаешь, как зовут желтую губку, проживающую на дне океана в ананасе?

Я с удивлением смотрю на него.

- Вот, у меня тоже был такой взгляд, когда я увидел, что смотрит мой внук!

- Спанч Боб, папа, Спанч Боб. Любитель всех миллионов и даже «покоритель» моего сердца.

- Я не понял. Тебе, что тоже нравится это чудовище?

- Ой, пап, - фыркнул я. – Не начинай.

Глава 9
Виктория

После длительной прогулки по Москве, мы решили заглянуть в «Рис» для того, чтобы сделать заказ и немного перекусить.

Все это время пока мы гуляли по парку, Эдик рассказывал мне о себе слишком многого и интересного, что мне не хотелось его прерывать, боясь что-то упустить, а все слушать и слушать. Парень учится заочно в институте криминалистики и совмещает учебу с работой детектива. Сам он не считает себя студентом, но ему одновременно льстит это, потому что не каждому дано такое призвание, некоторые вообще из неблагополучной семьи идут сразу работать. Он утверждает, что обстоятельства всегда бывают сильными и одерживают над человеком вверх, прогибая его под себя и с этим ничего не подделать.

Он философствовал, рассказывал о сыне и что сейчас, мальчик для него стал главным смыслом в жизни и веры в себя. Веры в то, что папа ему сильно нужен и что без него он начинает скучать, сидя у окошка, в ожидании того, что подъедет машина и из неё выйдет он с подарками. Парень не останавливался, все говорил и говорил, а я понимала его с полуслова.

Вскоре мальчику надоело носиться по парку и разговор пришлось прервать, потому что он сильно замерз и требовал перекуса. Это и поспособствовало пойти в ресторан, чтобы согреться.

Когда принесли мой заказ, я отвлеклась от мыслей и ответила:

- Спасибо большое, - и поднесла чай к губам.

- О чем задумалась? – проявил интерес Эдик.

- Да, так о своем, - отмахнулась я и посмотрела на то, как парень дает сыну ложку и просит его, аккуратно есть суп, чтобы тот не запачкался. Взяв салфетку, я неуверенно постелила ее мальчику на колени. Эдик поднимает бровь:

- Волнуешься?

- Немного…

- Это плохо. Если ты не прекратишь, так себя вести, я тебя поколочу.

- За что? – насторожилась я.

- Вик, почему ты вся зажата? Стеснено себя чувствуешь? Расслабься!

- А как я должна себя чувствовать, когда малознакомый человек, сын моего шефа зовет меня гулять с ребенком?

«К тому же наши встречи были не из приятных», - продолжила про себя я.

Эдик, словно прочитал мои мысли и напрягся, видимо ему самому было неприятно вспоминать все то, что между нами произошло на дороге. Первое наше неудачное знакомство, я бы даже сказала «неприятное» и то… как я впервые попыталась его поцеловать этой ночью на кухне. От этого, у меня пробежали по телу мурашки.

- Как я еще должна себя вести? – потерянным голосом спросила я.

Эдик подсаживается ближе ко мне и кладет свою руку поверх моей:

- Все что у меня, когда-то было и осталось, так это сын, - оборачивается он в сторону Виталика, который облизывает ложку и продолжает поглощать, сей вкусное лакомство, и шепчет: - Ира бросила нас в прошлом году и поэтому я стал неуправляемым. Прости меня, если причинил тебе боль.

- Ваша жена… Она была не как все? Именно это Вас в ней и привлекло?

- Поначалу думал, что да – не такая, а как увидел её недостатки, то сразу поменял о ней свое мнение. Такое бывает с теми, кто начинает жить вместе и воспитывать ребенка. Ира была моей гражданской женой и мне было легко понять, что её может взбесить или вывести из равновесия. Вскоре, она вышла замуж за француза и забыла про меня и Виталика, но я все ровно не сдался и продолжал воспитывать сына. Отец помогал, конечно, но разве я мог…. Все это время не думать об Ирке?.. Конечно, мог, - парень закрывает глаза и тяжело вздыхает, затем смотрит на меня и просит рассказать о себе. – Ты ведь из Иваново, верно?

- Да. Приехала в Москву покорять своими талантами, -  пошутила я. – Это все потому что я решила пробиться на большую сцену, где мне пообещали, помочь, пока там разбираются… Никаких звонков, никаких новостей, так я и думала, что меня тупо на… На, - не хочу материться. Но какое слово подобрать, чтобы стало понятно и мне, и собеседнику, я не могу.

- Надурили?

- Точно, - улыбнулась я. – Вот… решила, немного поработать у вас пока все не решится, но я сомневаюсь в том, что у меня что-нибудь  получится. Мама говорила, что ничего не выйдет,  и не отпускала в другой город, но все ровно, через упреки и скандалы, я вышла победителем. После этого, наши отношения с мамой стали… Натянутые. В общем, как у Вас с отцом.

- Ты пыталась, хоть раз ей позвонить? Узнать, как дела?

- Нет. Я думаю, она меня и слушать не захочет, - встав с места, потому что для меня эта тема была наболевшей и продолжать её  у меня не было ни желания, ни возможности, я предупреждаю парня о том, что скоро вернусь.

Знаю, Эдик потерял мать и для него это непонятное явление, почему дочка, так поступила, ну у меня не было другого выхода!  У нас с ней было разное мировосприятие, и мы мало друг друга понимали… Она не слушала меня, говорила, чтобы я не страдала фигней и бралась за ум, что мои блатные друзья-музыканты, мне не помогут, им бы самим денег собрать, а я… Созвонилась с подругой и попросила ее помочь мне, она согласилась и предложила переехать в Москву, только ненадолго и вот… Её телефон до сих пор молчит и из-за этого, я постепенно начинаю разочаровываться в людях.

Бабушка говорила, что не рождена я для сцены, если бы только пошла обучаться музыке лет эдак в шесть, как моя сестра, а не в двенадцать, то тогда бы меня точно ждали такие же перспективы, как её. Но в настоящее время, она сейчас ноет от того, что не знает, куда идти работать, после окончания музыкального колледжа. Шутит, что бутылки пойдет сдавать и мести дворы.

Все родственники знали о моих мечтах, стремлениях и все перегораживали путь словесно. И вот я в Москве, готовая столько ждать от подруги вестей, сколько потребуется. Только… Ощущение того, что я проживаю в чужом доме, да еще и на Рублевке, выпавшей мне судьбоносной картой, вызывают во мне неловкость. Петр Ильич добр ко мне, но это не дает мне право там засиживаться и сидеть на шее, но разве что… ребенок, за которым надо было присматривать и спрашивать, что болит.

Эмоции выплеснули наружу. Закрывшись в туалете, я включаю кран и тихонько плачу, чтобы никто не услышал и не спросил: «девушка с Вами все в порядке? Может скорую?». Ненавижу, хочу жить по новому, выйти замуж за Эдика и неважно каким он будет мужем, я все ровно буду его любить и ценить, как человека, который сделал для меня очень много. Пожалел меня, в конце-то концов!

Господи! За ту секунду, долю минуты, я еще больше успела ЕГО полюбить и… довериться. Он сейчас такой искренний, совсем другой, не тот уж рубаха-парень.

Выплакавшись, я умываюсь и смотрю на себя в зеркало. Вытаскиваю из кармана джинс капли для глаз и капаю. Уж сильно они покраснели у меня от слез. Все, можно идти, я готова.

- Не скучали? – спросила я, села на свое место и «залпом» выпила весь чай. К тому времени, он уже успел остыть.

- Может, мы обратимся к тому, кто обещал тебе жизнь в шоколаде, а сам  исчез в неизвестном направлении?  - проявил свой интерес Эдик.

- Нет, спасибо. Не надо. Не всё так может за один миг стать реальностью, для этого нужно немного времени, чтобы все нормализовалось и… Это подруга… Девочка, которую я так давно знаю с самых пеленок, взялась за это дело по моей просьбе…

- Как зовут?

- Вы, что серьезно?

- А почему нет? Хорошему человеку, всегда надо помогать. В крайнем случае, я бы наплевал на тебя и твои проблемы. Я не верю, что она могла обвести тебя вокруг пальца, тут замешано кое-что другое.

Я напряглась:

- И что именно? Плохие вести о том, что ничего не вышло и мне срочно надо возвращаться обратно в Иваново?

- Возможно. Но надо позвонить. У тебя есть её телефон?

- Да, конечно, но я не буду этого делать! – испугалась я.

- Почему?

- Я разочаровалась и даже засомневалась в ней, немного… Лучше пусть сама позвонит и расскажет, что почем. Я уверена, все будет хорошо и моя мечта исполнится.

- А ты целеустремленная, как я погляжу, через сомнения идешь, как все нормальные люди, которые хотят добиться успеха и это радует, - улыбнулся Эдик. От его сияющей улыбки у меня в животе запорхали бабочки.

- Есть такое.

- Ну вот, а то все стеснялась, стеснялась… Видишь, как все здорово складывается! Только, пожалуйста, еще к тебе одна маленькая просьба: называй меня на «ты», а то я старым себя в свои годы ощущаю. Вроде бы не дедушка.

- Хорошо, - покраснела я и низко опустила голову.

- Может тогда домой? А то видишь, мой сынок, что-то засыпает.

Рассчитавшись, он берет ребенка на руки и мы покидаем ресторан. Виталик, уже явно был близок ко сну.

…Мы возвращаемся домой. Эдик относит мальчика в спальню, а я  прохожу в гостиную и опускаюсь на диван. Неожиданно в кармане завибрировал телефон и на экране высветился номер подружки.

- Ланка! – выпалила я, как только нажала кнопку «принять».

- О, котик, меня все преследовала паранойя, что ты засомневалась во мне и затаила обиду, но я уверена, что теперь нет повода для паники, потому что у тебя все прекрасно, как и должно быть. Милая, я очень-очень стараюсь приложить все усилия, ради твоего будущего и жизни под солнцем, разговаривая с нужными людьми, которые охотно согласились поработать с твоей анкетой и увидеть тебя, но пока вестей не дают. Ты не думай, что это им просто так сойдет с рук, я на них так надавлю, что они у меня попляшут под «Вальс Цветов» Чайковского, если не доведут дело до конца. Девочка моя, прости за то, что иногда не звоню тебе, чтобы узнать как дела, но это не говорит о том, что ты мне безразлична, наоборот я в тебе души не чаю. Из-за своего так сказать эгоизма, я чувствую себя виноватой и ненавижу себя за то, что так и не удосужилась тебя набрать, прости меня.

- Ничего, я тебя понимаю, ты же у меня такая деловая, - радостно говорю я.

Когда я разговариваю с Ланой, то её шутки, оптимизм, поддержка, поднимают мне настроение и позволяют забыть все плохое.

- Хоть я такая, ссекая, ты все ровно меня не перестаешь любить и ждать хороших новостей, и я это ценю, котик. Ты только не отчаивайся там… Работа в Москве очень трудно дается, сейчас сплошь и рядом безграмотные существа, которые по блату попадают на место директора и губит наш народ, ты только скажи мне сумму, которую надо оплатить хозяйке за квартиру и я перешлю тебе на карточку, - предложила мне Лана.

- Спасибо, за помощь, но я там уже не живу, потому что уже нашла работу и… ты не поверишь! Я работаю у Эдуарда Персикова, который предложил мне присматривать за своим сыном, пока он на работе. Представляешь?

Слышу, как что-то тяжелое падает на пол. Видимо, надо было предупредить подругу, чтобы присела.

- Ну и ну, - присвистнула она. – Так значит ты теперь няня? Вот это здорово! Не пугайся из-за стука, это у меня челюсть отвисла от того, что за грандиозные планы я увидела в твоей жизни, а там ты была настолько счастлива с этим человеком, что твоей радости можно было только позавидовать. Так, что же это получается, что в ближайшие полгода ты можешь стать для Виталика мамой, а для Эдика самой любимой супругой?!

- Ну да, по-моему, я ему понравилась и он мне кажется тоже…

- Вот, ведь черт, как же меня распирает желание увидеть вас вдвоем и порадоваться за вас! Может, к черту эту карьеру? Семья ж важнее и должна всегда стоять на первом месте! Ты только пока не спеши, дай ему хорошенько наглядеться на тебя и тогда, все пойдет по плану и ты обязательно родишь ему наследницу. Главное – верить, - тараторила Лана.

Я улыбнулась, потому что Ланины слова, положительно на меня влияли:

- Перестань, это совсем не то, о чем я думаю в ближайшее время. Мне нужна самостоятельность, а без неё я никак не могу. Пока, что я не думаю, заводить семью. Мне бы работу хорошую найти. Поэтому,  я и хочу, чтобы ты помогла мне осуществить мою мечту и названиваю тебе без конца.

- Ну, ты же знаешь, котик, я в любом случае тебе помогу. Но я бы на твоем месте держала Эдуарда на коротком поводке и глаз не спускала, чтобы никакие бабы не зарились на него, а то знаю я их как никто другой. Что в нашем городе никто не тащится по нему? Еще, как и замуж хотят! Но им не за что не достанется, потому что мальчишка выбрал именно тебя, среди массы серых мышек, ты же у меня, такая светлая и хорошая девочка, твою особенность невозможно не заметить. Ты мне лучше расскажи, какой он в жизни, без этих телекамер и папарацци?

- Обычный молодой человек, который любит умиротворение и покой…

«Пьет без остановки, курит кальян, ведет разгульный образ жизни, короче не парень, а мудак и настоящий алкаш, Ланюш, - пронеслась в голове шуточная мысль. – Видела бы ты его моими глазами, не за что бы, не позволила себе влюбиться».

- Обожает прогулки с ребенком, - продолжила я, игнорируя свои тупые шуточки в голове. – И очень общительный.

Кто-то кладет мне руку на плечо и я вздрагиваю. Обернувшись, вижу Романа, который улыбается мне своей «обворожительной» улыбкой на миллион долларов и человек, от которого хочется бежать и пересечь моря и океаны лишь бы держаться подальше от такого неблагодарного дерьма.

Руки не на шутку задрожали, а сердце упало в пятки, воздуха категорически не хватало, а моя внутренняя маленькая баба-паникерша начала метаться из стороны в сторону с криками: «хоть бы он ушел, хоть бы ушел». Беру себя в руки и коротко на полушепоте отвечаю Лане:

- Я не могу сейчас говорить. Позже перезвоню. Ты мне только скажи, у тебя все хорошо?

- Теперь, когда я услышала твой голос, то да.  Ладно, отбой, жду продолжения и смотри: «не упускай своего счастья», он твой человек. Всё, люблю, - отвечает она и вешает трубку.

Я тяжело вздыхаю и откладываю телефон в сторону.

- Привет, - промурлыкал Рома. – Ну, как прошла прогулочка?

- Не твоего ума дело! – резко бросаю я и дергаю плечом.

- Ах, ну раз так, значит, - взяв меня за волосы, мужчинка тянет меня к себе, заставляя посмотреть ему в глаза, и зло шипит: - Значит, так ты у нас заговорила??? О’кей, хорошо, пусть всё  будет по-твоему!

- Пусти мне больно! – пищу я, пытаясь ослабить хватку цепких рук, держащие мои волосы.

- Больно??? А мне, думаешь приятно, когда ты вот так грубо со мной разговариваешь и показываешь свой характер, как девушка высоких принципов? Думаешь, мне приятен твой тон??? Я к тебе по-дружески, спокойненько так, без задирок, а ты… мразь! Не рановато ли ты вздумала со мной  базарить так, нет??? Бывает, конечно  многие ситуации, когда женщина может себя так повести. И то, если она повышена в должности и имеет кучу завистников, которые так и норовят сделать ей какую-нибудь гадость: нахамить, неудачно пошутить, переходя на её личность, сказать что-нибудь саркастическое и громко указать на недостатки и тому подобное. Только ты пытаешься, показать мне, что тебе глубоко до фонаря чужое мнение. Но мне это абсолютно не надо! Это я к тому говорю, чтобы ты не путалась в пространстве между двух миров и престала разговаривать со мной в таком тоне! Ты усекла? Кивни, если хорошо меня понимаешь? – еще сильнее он тянет за волосы, обвивая их вокруг своей руки.

- Я буду кричать, если ты сию минуту не прекратишь надо мной издеваться! Я не хочу остаться лысой, только потому что ты не знаешь, как остудить свой пыл!

Услышав чьи-то шаги, Рома отпускает мои волосы и дарит лучезарную улыбку Эдику и его маленькому сынишке. Тот смотрит на меня, а затем кивает охране:

- Привет, - холодно отзывается он и спрашивает: - Где папа?

- Может, вышел? Я не знаю, последний раз я его видел утром.

- А, понятно. Виталь, иди к Вике, я сейчас вернусь, - обращается к сыну Эдик и покидает на пять минут кухню.

- Разговор еще не окончен, с нетерпением буду ждать продолжения, - шепчет мне ненормальный и направляется на улицу.

Виталик, словно предчувствует, что со мной творится что-то не ладное и крепко обнимает, от этого мне становится, немного легче…

«Все хорошо, мой мальчик. Няня Вика постепенно приходит в норму. Спасибо, что сейчас рядом. Какой же ты все-таки хороший и ласковый», - пронеслось в голове.

Вернувшись в зал, Эдик сел рядом со мной и усадил к себе на колени Виталика:

- Иди сюда, малыш. Пусть девочка отдохнет.  У тебя все хорошо? Что-то ты какая-то бледная? – отвлек меня от мыслей парень.

- Я??? Нет, всё в порядке. Просто устала… Мне тут, сейчас подруга звонила…

- Да? Ну и как есть новости?

- Сказала, что все продвигается успешно, что уже появились люди, заинтересовавшиеся моей персоной и то, что в скором времени они обещали позвонить.

- Ты в этом так уверена, что готова рискнуть?

Я киваю, беру за руку ребенка и сжимаю ее от волнения.

- Тогда будь осторожна и береги себя, а то занесет куда-нибудь не туда и будешь мучиться вместе со своей подругой, - предостерегает меня Эдик.

- Что? Она очень хорошо знает этих людей и полностью им доверяет.

- Иногда доверие дарит нож в спину и это кончено здорово, что тебя окружают те, кто способен оценить тебя по достоинству и сделать твой внутренний мир ярче, но не факт, что и твоя верная подруга может не пострадать от злоумышленников, которые оба будут манипулировать вами и подчинять себе. Все они замечательные, до первого раза, а потом черт его знает, что случится…

Я сжимаю губы, чтобы не расплакаться, ведь прекрасно понимала суть того, что этот умный человек, говорит те краткие факты, которые я слышала от разных людей.

- Ну-ну, не надо унывать, - поднимает меня за подбородок Эдик. – Если ты веришь, что все будет хорошо, то пусть эта вера и останется с тобой, слышишь? Я просто предупредил, как оно может быть.

На этот раз, я его не поддержала. Права была Ланка, что только мужчина способен подбодрить женщину, когда ей плохо и подставить свое плечо.

- Я понимаю, - вздохнула я и обратилась к Виталику: - А ты чего не спишь?

 - Не хочу пропустить «Свинку Пеппу».

- О, Господи, - прыснул со смеху Эдуард и на секунду отвернулся.

- Папа её еще не смотрел, но я думаю, ему понравится. Дедушка сказал, что он любит «Спанч Боба». Значит и Пеппу полюбит тоже!

Оптимист. Я поднимаю бровь, вопрошая его взглядом: «Это правда?», но круглые животные прервали наш «немой диалог» как их там… Ах, да мои любимые «Смешарики», как я могла про них забыть. Виталик, уже успел включить телевизор и когда мы с его отцом при виде этих наркоманских животных -  уставились на экран, а потом обернулись с выпученными глазами, то тут же впали в дикий смех:

- Видела бы ты сейчас себя в зеркало. Личико, достойное фильма ужасов.

Да уж «Смешарики» не такие уж худенькие. Успокаивает мысль, что по сравнению с ними, я – тростинка.

- А сам видел себя? Взгляд такой пожирающий! – не могла успокоиться я.

Мир двоим не понять никому, особенно Виталику, который пожал плечами и продолжил смотреть телевизор. Между нами как-будто воцарилась гармония, забылись все обиды, недосказанные слова и, конечно же, дружба, которую я хотела и за один день смогла заполучить. Ну, что ж нужно продвигаться дальше, если справлюсь с ним, значит и по своей карьерной лестнице резко поднимусь вверх.

Глава 10
Эдуард

Всё шло своим ходом, я помогал Вике, разговаривал с ней о чем угодно и наслаждался тем, что между нами промелькнула искра симпатий. Мы могли болтать часами, что ночью, что днем, но в основном, это Вика не унималась и подходила ко мне с важными темами, которые бы она хотела обсудить со мной. Всегда удивлялся тому, какие смелые бывают девушки и делают шаг первыми, в отличие от мужиков. Вика, как я считаю, не придавала этому значение и просто тянулась ко мне, как к хорошему человеку.

Что касается моих отношений с отцом, всё было хорошо, так как я и хотел. Мы тоже могли разговаривать, о том о сем и, конечно же, мне удивительно то, что он прокрался в мою душу и сказал, чтобы я не терзал себя лишними мыслями об Ирке. А однажды буквально с утреца, когда я сидел во дворе, наблюдая за тем, как Вика возится с Виталиком, отец подошел ко мне со свежей газетой и протянул мне её со словами:

- У неё теперь своя жизнь, а у тебя своя и достаточно счастливая. Вы разошлись по разные стороны и не надо больше вспоминать о ней, как о хорошей девушке, которая вторглась в твою жизнь и изменила мировосприятие. Теперь всё стало совсем по-другому.

На заголовке было крупно написано, что в международной борьбе за титул «Лучший боксер» победила Ирина Де Бернар. Увлечение боксом? Что-то не слышал, чтобы бывшая мне когда-нибудь говорила, что мечтает выступать на ринге. На фотографии была запечатлена и сама победительница со своим мужем Жюльеном Де Бернар. Милый скромненький шатен был чем-то похож на меня, только в строгом костюме и шикарной белой улыбкой. В интервью он отметил, что он очень горд своей женой, хоть и был против её увлечений боксом, но если любишь, надо принимать человека таким, какой он есть, особенно если он любимый. Отдав отцу газету, я затянулся сигаретой и выпустил ровные колечки дыма:

- Это мне не о чем не говорит! Он, поди, сам заплатил, чтобы девушка выиграла соревнование. Сейчас без бабла никак.

Настроение резко упало и захотелось снова пойти выпить хорошего вискаря, чтобы вообще все было на отлично, как всю прошедшую неделю, чтобы воспоминания об Ирке очень редко всплывали в голове и делали из меня слабака.

Отец обнимает меня за плечо и тяжело вздыхает:

- И муж у неё чем-то на тебя похож. Такой же шатен и такие же зеленые глаза. Просто она увидела в нем – своего человека, ты понимаешь?

- Отказываюсь понимать, - холодно ответил я, забрал у него статью и хорошенько всмотрелся.

- Эдик, я не хотел тебя обидеть…

- С чего бы? Мне не на что обижаться, по крайне мере ты терпеть её не мог и хотел, чтобы она ушла. Не знаю, что там происходит в семье этого худощавого француза, но я думаю, что его семье Ирка понравилась.

- Может ты и прав, но ты видишь, как с этим не русским вы похожи. Две капли воды. Приглядись.

Я пригляделся и нашел некоторые сходства:

- Она до сих пор любит меня, то есть… Она… в общем, специально хотела связать свою жизнь с тем, кто хоть чем-то на меня похож, потому что такие люди, как я… в общем, - голос предательски задрожал. – Будь-то блондин, брюнет или шатен, она бы все ровно выбрала любого, кто бы пришел по вкусу и обеспечил шикарную жизнь, как в сказке. То, что у неё такой муж, это всего лишь совпадение, не думаю.

- Она специально выбрала того, что побогаче и поопытней, поэтому и приняла его предложение руки и сердца. Плюнь на неё и разотри!

Когда ты болеешь человеком, вряд ли кто-нибудь тебя сможет утешить, пока ты сам не поймешь, что совершил большую ошибку своей жизни, за то, что посвятил свое время страданиям и вечным депрессиям из-за одной только мысли, что больше ты не нужен важному человеку и вам вряд ли суждено встретиться.

Отец покидает меня, а я долго смотрю на статью и перечитываю её миллион раз, делая себе ещё больнее. Представляю, что чувствует мой ребенок, а может быть, его боль живет во мне? Родитель же все-таки.

«Я  счастлива с этим человеком, потому что он мне дал все, что нужно обыкновенной женщине: тепло, ласку, доброту, любовь, искренность, дал побыть немного слабой. Но, теперь-то, когда я стала преобладателем кубка, какая тут слабость, если только мотивация и движение вперед? Я очень люблю своего мужа и благодарна ему за поддержку, которая меня преследовала в тот момент, когда я билась сама, зная, зачем и за какой целью», - рассказывает «Новая звезда» свежей прессе.

Это была такая невыносимая боль, когда я перечитывал каждую буковку и переваривал её в своем мозгу, осознавая тот факт, что нафиг мне сдалась, эта женщина, которая променяла сына на нового мужа и большие перспективы. Её последний ответ на вопрос журналиста: «Вы собираетесь объездить весь мир, чтобы забить свой шкафчик наградами?», заставил меня резко подняться и ещё раз прочитать последнюю строчку:

- Да, конечно. Уже объявлен первый тур. Мы посетим города России, и первый курс мы возьмем на столицу нашей необъятной родины, где сразимся с русской чемпионкой по боксу.

- Что ты читаешь?  – заинтересованно протянула Вика.

- Новости экономики, - засмеялся я и резко закрыл газету. – Скукота и как мой отец может такое читать? Это же утомляет. Биржи, доллары, евро.

- А ты разве не знаешь, что он вернулся на прежнее ремесло?

- В смысле?

- Ну, тебе виднее кем он работал до того, как стать владельцем сети магазинов.

- Ты хочешь сказать, что он…

- Я не знаю, я думала ты в курсе.

Вернувшись домой, я снимаю себя пальто, вешаю его на крючок и прохожу на кухню. Бросаю перед отцом газету на стол и с возмущением спрашиваю:

- Ты почему мне не сказал, что снова вернулся обратно в свой опасный бизнес, а? Неужели, это какая-то тайна, которую нельзя знать мне???

- Сынок, не кричи, - спокойно отвечает отец и берет кружку с чаем. – Я просто не хотел пока сообщать тебе об этом, мне показалось, что ты будешь против того, чтобы я вернулся к прежнему бизнесу. Давненько, я так не радовался своему возвращению. Ведь столько лет прошло…

- Надо же! А раньше говорил, что лучше заниматься любимым делом, чем возвращаться к прежнему ремеслу, - съязвил я и сел напротив него. – Слышал, что Ирка скоро прилетит в Москву?

- Слышал, конечно, но не стал тебе говорить…

- Опять???

- Что опять? Эдик, перестань меня драконить...

- Ты вечно мне что-то недоговариваешь! Я не могу так! – я был вне себя от злости и был готов придушить отца собственными руками. Опыт прошлого его никак не научил ценить тех, кого можно в любую минуту потерять. - А если ты опять будешь кому-то что-то должен, то что? На этот раз грохнут меня??? – поднимаю голову я. – Или может быть твоего обожаемого внука???

Отец сжался, сделал нервный глоток чая и закурил:

- Все будет хорошо. Я в этом точно уверен, возьму инициативу в свои руки и…

- Ну, молодец, - похлопал я в ладоши. – Аплодирую стоя! Мало того, что из-за тебя маму убили так…

- Тише, - положил свою руку поверх моей отец. – Не хочу обсуждать эту тему. Не хочу, чтобы мы снова возвращались в прошлое… Ох, ты не знаешь ничего, что связано с этой историей… Те придурки появились не случайно…

- Конечно, они появляются только, тогда, когда срок возврата бабла приближается.

Отец не обратил внимания на мои слова и продолжил:

- Человек, который работал со мной и метил на мое место, был моим партнером по бизнесу. Его бесило то, что я везде успеваю и выхожу победителем на переговорах с иностранными компаньонами, имея за своей спиной влиятельных людей. Только потом, когда он связался с преступной группировкой для того, чтобы они похитили тебя вместе с мамой и потребовали с меня выкуп, то я понял, что нужно действовать и набрать номер своего завистника, чтобы услышать ваш голос и убедиться в том, что вы в порядке. Но телефон был вне зоны доступа. Я до сих пор не могу себе простить того, что я не успел спасти твою маму. Из-за произошедшего, я не смог продолжать дальше. На то, чтобы наладить новый бизнес, ушли годы, зато теперь я владелец сети магазинов.

- Подожди, подожди, - остановил я отца. – Тогда это он убил маму и кинул меня в сырой подвал, для того чтобы занять твоё место? Он связался с бандой, заплатил им деньги и все получилось, как в остросюжетном сериале?.. А может, мама жива? Может это все…

- Как ты мог такое подумать, что твоя мать жива??? Я сам видел её тело в гробу и поверь мне, это ужасное зрелище! Считай, что своей смертью твоя мама сохранила тебе жизнь и не дала на растерзание бандитским рукам.

Я поджал губы, как когда-то в девстве, когда узнал страшную правду, что мамы больше нет. Все это время мы не заводили о ней тему и вот… Снова-здорово, если бы я не затронул тему первым, то отец бы сейчас не сообщил мне еще одну страшную новость за двадцать лет. Когда в твоей голове что-то всплывает, то начинаешь естественно себя мучить и негативные мысли становятся гадкой привычкой. Хочется забыть это и больше никогда не вспоминать.

- Этот гад теперь мотает срок по полной программе и никогда не выйдет из тюрьмы. За мной стояли, и будут стоять очень влиятельные люди, которые мне помогут. Но это все в прошлом, маму уже не вернешь, сынок, - встает со своего места отец и покидает кухню.

Сложив руки, как первоклассник, я утыкаюсь в них и горько плачу, вспоминая свою прошлую жизнь: маленького мальчика, который твердит, что мама жива, паренька, который смотрит на себя в зеркало, причесывает свои длинные волосы, включает на всю рок, пританцовывает, поднесся к губам свою расческу вместо микрофона и подпевает песне. Наркомана, который тусуется с кучей подростков и совершает безумные поступки под кайфом, обессиленного, жалкого овоща, который сидел в стенах клиники и выл от того, что нет дозы. Шикарную блондинку с темно-карими глазами, которая орала на него, мол, фига ты опаздываешь? Только девушки имеют право на опоздание, а мужчины терпеть это все. Первую близость и искреннее спасибо и я тебя люблю. Беременную, кричащую, что будет делать аборт, но через несколько минут при виде денег, согласную родить. Комочек, не дающий никому спать. Счастливые года, рядом с близкими. Ссоры из-за мелочей и измена любимого человека. Скандальный развод. Боль, переполняющая всю душу и пустота.

Кто-то обнял меня и, развернувшись, я увидел своего маленького мальчика, который как две капли воды похож на меня. Я взял его на руки и усадил к себе на колени. От того, что он был рядом, мне стало легче. Как же я тогда был рад его рождению и забыл про все то, что связывало меня с его матерью. Не хочу, чтобы кто-то видел мои слезы. Не хочу, не хочу… Свободной рукой, я вытираю их и тяжело вздыхаю.

Так жить нельзя, нужно отпустить человека и не держать его в своей памяти, потому что не останется места для хороших моментов, которые не смогут когда-то повториться.

- Будем смотреть мультик про Пеппу? – спрашиваю я.

- Нет. Не хочу. Хочу с тобой посидеть, - еще теснее прижался ко мне Виталик.

- Хорошо, - киваю я и успокаиваюсь.

- А почему ты плакал? Тебя кто-то обидел?

- Да нет. Вспомнилось что-то грустное. Не обращай внимания, это мелочи.

- Не грусти. Я тебя так сильно люблю!

- Спасибо, мой хороший, - провожу рукой по волосам Виталика я и прикасаюсь губами к его макушке. – Ну, может все-таки, посмотрим мультик?

Виталик снова отрицательно качает головой и тянется  к газете. Ему не надо знать, что там напечатана мама с новым хахалем. Это будет ударом для него. Резко хлопаю рукой по газете, заставив ребенка вздрогнуть и смягчаюсь:

- Не надо трогать дедушкины вещи, а то он ругается, когда они не на месте. Ты же не хочешь, чтобы он огорчился?

- Не, но там так интересно. Картинки всякие, буковки…

- Ты же ещё не умеешь читать. Подожди, научишься и обязательно прочтешь.

- Почему? Я умею. Меня Вика учила.

- Здорово, - улыбнулся я и, увидев Вику, отдал ей ребенка.

Месяц пролетел незаметно и все стало на свои места. Папа все свое время проводил на фирме и возвращался с довольным лицом и набитым кошельком. Вика, все продолжала у нас работать, но её певческая карьера никак не складывалась и это вызывало у меня худшие подозрения. Я говорил ей вовремя одуматься и отказаться от помощи подруги. Мол, вдруг она аферистка, а ты веришь каждому её слову, а так нельзя. Но девушка лишь мотала головой и защищала её.

Пришлось зайти в Викин телефон, найти номер девчонки,  назначить встречу и выяснить, что же у них все-таки происходит.

Какую я могу вызвать реакцию у девушек, которые видят меня в толпе? Естественно, шокирующую или  вопящую на всю Москву, что это тот самый успешный детектив Эдуард Персиков. Но Викина подруга была не из тех, кто хочет сделать со мной селфи или чтобы я поставил автограф. Красавица была настроена решительно и не показывала виду, что её смущает мое общество, наоборот она улыбнулась, как бы невзначай и посмотрела хитрым взглядом.

- Лана, я так понимаю? Или ты по паспорту Света?  - быстро взял себя в руки я.

- Нет, по паспорту я и есть Лана. Вы звонили мне, что-то случилось? Откуда у Вас мой номер? Хотя, чего я спрашиваю, Вика…

- Нет-нет, дело совсем не в ней, я сам нашел твой номер. Нам надо поговорить.

- Я даже догадываюсь о чем… о будущем Вики? – ехидно улыбнулась девушка, и я понял, что она имела в виду совсем другое.

- Именно о нем. Я бы хотел знать, все ли у вас хорошо и  как проходит подготовка к тому, чтобы воздвигнуть Вику на вершину шоу-бизнеса!

Лана прячет взгляд. Вижу, что она неуверенна в своих действиях и в том, что старается сделать для Вики все возможное и невозможное, но сама, не знает правильно ли делает.

- Помогите ей, - шепотом просит она.

- Что?

- Ей нужна Ваша помощь.

-  Не нравится мне твой тон, девочка!  Говори, в чем дело!

Лана с минуту молчит, а затем закрывает лицо руками и театрально всхлипывает. Бабские уловки, я их знаю!

- Мы одинокие бабы, вечно хотим строить свою судьбу сами, обращаться через своих подруг и знакомых, не понимая того, что можем вляпаться по самое «не хочу». Нужен мужчина, - поднимает она голову и испепеляет меня взглядом: - Сильный мужчина, у которого хватит духа, разобраться во всех этих делах. Мужчина, у которого полно закадычных друзей и тот, что готов разбиться вдребезги, ради своей любимой.

- То есть, ты перекладываешь ваши общие проблемы, на мои плечи?

- Только незамужняя женщина, может переспать с человеком, который готов оплачивать её гастроли и проживание в гостинице, - отвечает Лана с намеком на то, чтобы я немедленно стал Викиным бой-френдом, для галочки.

Мне кажется, девушка несет чепуху и не хочет признаваться в том, что терпит поражение, но в её словах была правда, которую я боялся больше всего, что Вика может попасть в такую передрягу, что будет сложно выйти из неё победителем.

- У меня остались только знакомые из музыкального круга. Я, как уже год забросила вокал и решила издавать свои стихи. А Вике я уже обо всем сообщила, мол,  ничего не вышло, ну ты не печалься, все будет хорошо и тому подобное. Тогда она ответила, что все, что не делается всё к лучшему. Отныне, мы больше не затрагивали эту наболевшую для нас тему. Я очень сильно пожалела о том, что обещала ей помочь, а сама так и не справилась с этим. Теперь получается, что Вика Вам ничего не рассказывает, а Вы все пытаетесь узнать у неё, что случилось и докопаться до истины. Вы выпытываете информацию всеми правдами и неправдами, сразу видно, что от такого человека, ничего не скроешь. Так нельзя, девушка тоже имеет право где-то промолчать. Наверное, поэтому Вы решили обратиться ко мне, чтобы я Вам все рассказала, как есть, потому что для Вики эта страничка перевернута, - закончила Лана, сложила руки и посмотрела на меня, как она выразилась на: «сильного мужчину, у которого полно закадычных знакомых, которые помогут Викачке в этом деле». – Но я Вас убедительно прошу, не затрагивать с ней эту тему. Ей будет неприятно все это опять размусоливать и искать моему поступку оправдания.

После этого разговора, я долго не мог прийти в себя и смотрел на жизнерадостную Викторию, которая вела себя так, будто ничего не происходит, но… Нельзя в себе держать все, что накопилось. Хотелось, чтобы девушка выговорилась мне, сняла душевный груз и рассказала только правду, насчет её карьеры. Предупреждения Ланы, на меня никак не повлияли.

- Почему ты меня об этом спрашиваешь? – искренне улыбается мне Вика.

- Я же чувствую, что с тобой творится что-то не то…

- У меня все хорошо… Все хорошо… Все, - не успевает она договорить и утыкается (по меркам Ланы) в моё «сильное мужское плечо». И с чего подруженька взяла, что я смогу ей чем-то помочь, хотя:

- Вик, не надо плакать, на этом же жизнь не останавливается, а идет вперед, пожалуйста, вытри слезы и скажи мне, в чем дело? Неужели не срослось? Неужели, подруга подвела?

 Подняв заплаканное лицо, Вика прижалась ко мне, словно мои объятия могли  снять её душевную боль.

- Нет, что ты? Она очень-очень хорошая и мне помогала, хотя бы, потому что обратилась к своим друзьям за помощью. Ну, а те бы рады, только нужно много бабок, которых у меня нет!

Понятно, девушка не хочет говорить о том, что если нет денег, то придется спать, но я её в этом не виню, её можно понять. Не каждой приятно признаваться сильному мужику в том, что есть на самом деле.

- Ладно, - вытираю её слезы своими руками я. – Хорошо. Живи пока у нас, а дальше… давай не будем загадывать, что будет дальше.

Но беда не приходит одна, мои зимние каникулы подошли к концу, и наступил рабочий день. Это конечно радовало меня, тем, что я снова приступлю к любимым делам, но то, что каждый раз мне снова придется сталкиваться с этими жалкими рожами своих коллег - не очень-то радовало. Особенно, если это касалось нашего дежурного, уж его-то невозможно забыть. С Зинкой, вроде помирился и даже в знак своей вины купил конфеты, чтобы она больше не дулась на меня, а вот недавний звонок Димы, вывел меня из ступора и заставил нервничать.

- Привет, я только что вернулся из длительной командировки, теперь в Анапу отправляют. Думаю,  там будет намного веселее и люди будут покладистей, не то, что эти гордые сочинские, которые отказались со мной сотрудничать. Но о моих несостоявшихся делах позже, сейчас я тебе такую новость скажу, что ты очумеешь, до сих пор в себя прийти не могу! В общем, дело обстояло так: решил, я заглянуть к своему активному коллективу в кафешку, узнать, как без меня ведутся дела и сообщил им, что вечером самолет. Предупредил, что пока не могу вернуться в Москву и надо еще кое-кого навестить, чтобы уж наверняка дела пошли в гору.  А я даже не заметил, что наш Лешка-бармен куда-то запропастился, а он оказывается, обслуживал клиентов и вышел ненадолго покурить. Так вот подходит он ко мне и поздравляет с пополнением. Я сначала не понял, юмора, а потом он объяснил, что видел мою Маринку в магазине и узнал о её беременности. Ты представляешь?  – шокировано выпалил он. – Я чуть со стула не упал, когда узнал об этом!

От этой новости мне стало не хорошо. Да еще и Колян по второй линии звонил, что ему надо я не знаю, но сейчас мне явно не до него.

- Как… Как это произошло? – в таком же тоне спрашиваю я.

- Не знаю, ничего не понимаю, это же нонсенс… Она же бесплодная, екарный-бабай! Это ж надо такому случиться! Моя женщина в положении, да еще и неизвестно от кого!

«Неизвестно от кого? Димочка, я тебе открою страшный секрет, что последний раз, а я верю, что это был последний раз, Мариночка спала со мной, а я как идиот забыл об осторожности. Ты ж знаешь, что с Иркой у меня произошла точно такая же история и теперь ты можешь дать мне в репу, а лучше… тебе вообще ничего не знать! - пронеслось в голове. - Пока ты парился в Сочи, я солгал тебе, что отвез девушку домой, а на самом деле, повернул не туда и она, чисто случайно оказалась, у меня дома. Проплакалась, пожаловалась мне на жизнь и уже захотела было уйти, но тут началось все самое интересное, я набросился на неё и… Черт, черт, черт, черт!».

- Я бы зашел к ней, да не могу, дела…

- Ох, какие мы правильные, принимаем мудрые решения… ты только посмотри, любящий и переживающий муж, сейчас прям заплачу от такой заботы! А ничего, что я все еще покрываю тебя перед женой и говорю, что поиски продолжаются, не? – устало спрашиваю я, а внутри разгоралась такая паника, что хотелось кричать.

- Успокойся. Возьми себя в руки, я не собираюсь ничего пока делать. Она, наверное, сейчас дома сидит, ждет не дождётся рождения ребеночка. Радуется, обливается слезами, поет, прыгает на кровати, названивает своим подружкам и делится новостями. Мол, девки у меня все замечательно, прикиньте, я забеременела! Вот бы Димку обрадовать, где же этот кобель шляется и травмирует мою душеньку своим отсутствием. Да, это же херня, Эдик! Я не верю в это и не хочу принимать всерьез! Она его нагуляла или просто врет всем, что беременна, ну не может же быть такого! Не может!

- Знаю, - вздыхаю я и задумываюсь.

Фух, немного успокоил тем, что Марина может врать, а то знаю я этих баб, что выдумывают счастье и хотят быть, как все нормальные люди. Но сомнения по поводу её залета все еще остались. Хотелось бы спросить у Марго или у самой девчонки, а правда ли это?

- Слушай, может встретимся, пока у меня время есть и я не уехал? – отвлек меня от мыслей Дима.

- Нет-нет, - растеряно проговорил я. – Я сегодня не могу. У меня помимо твоих поисков еще есть куча работы… Езжай, еще увидимся. Ты же туда ненадолго…

- М, - грустно протянул он. – Жалко. Ну ладно, до скорого.

- Угу, - отключился я и перезвонил Коле: - Чего звонил? Прости, что не отвечал, я с человеком разговаривал… Что-то случилось?

- Да, нет, только вот ты куда-то исчез, как последний раз с Новым годом поздравил, так тебя и след простыл, не звонил, не писал. Что, с родными время проводил или со своими пташечками?

- Какими «пташечками», о чем ты? – улыбнулся я. – С ними давно покончено.  У меня уже своя канарейка появилась.

- Да? Ты все-таки добился своего? Уважаю, что ж значит, у меня есть повод пригласить вас двоих на пати-шоу? Но для начала пошли вместе в спортклуб на бои без правил. Там говорят, Иринка твоя привалила. Слышал, она же в Москву собиралась?

- Слышал, слышал... Только зря ты мне об этом напомнил, я не хочу с ней пересекаться. Столько всего между нами приключилось… Нет, не хочу. А вот на тусовку отправиться с Викой я не против.

- О’кей, выбирайте день и звоните. Отожжём у нашей Маргаритки!

- О, даже так, - присвистнул я, а сам мысленно поблагодарил Колю за то, что прибыл со своей идеей, как раз вовремя. Мне необходимо увидеться с Мариной, если она конечно, еще там работает. – Хорошо, только дай мне и ей время.

- По рукам! А вот на бой, я бы тебя попросил все-таки сходить со мной. Так, за компанию.

- Не хочу лицезреть то, как бабы за первое место дерутся. Не мое это. Смотреть на этот мазохизм со стороны. Я люблю добрых и покладистых девушек, а не тех, что подражают первоклассникам, кидающим друг другу стрелку после уроков. Баба должна родиться бабой и жить, как подобает бабе, а все остальное мужикам!

- Правильно мыслишь, Эдюх. Вижу, что Вика твоя показала свой бабский стержень, что ты так заговорил, - прыснул со смеху Коля.

- Ой, вы посмотрите на него! У кого-то вообще бабы нет.

- Зато есть кошка! – с довольным видом ответил Коля, не переставая смеяться. – Ты думай, Эдик, думай, а как надумаешь, звони. Может, посмотришь в бесстыжие глаза чемпионки, которая так обошлась с тобой и ребенком. А, кстати, правда у неё муж красавчик? Ара, так на тебя похож, от души говорю. Все-таки было в тебе что-то такое, что заставило Ирку выбрать француза! Может и у меня за границей есть брат-близнец… какой-нибудь Цзян или Хуан…

- Полно тебе, закругляйся! Это ты загнул, конечно! Уж в Китае, нет твоих собратьев, так что можешь не беспокоиться. Ты обычный русский человек, живущий по своим законам, а не по лунному календарю и гороскопу или во что там верят китайцы…

- В небо, я читал в Википедии, - шутканул Коля.

Виктория

Наши встречи с Ланой, проходили очень редко. То у неё куча дел, то у меня, а сейчас, мы будто отдалились друг от друга, благо она вышла на связь и стала уговаривать меня встретиться.  А то последний раз мы разговаривали с ней на Новый год. Но я все чаще сомневалась в том, что эти моменты будут длиться долго. Рано или поздно, все снова будет, как раньше. Подруга исчезнет, перестанет отвечать на мои звонки, сообщения и мы забудем друг друга. Но все-таки нам удалось увидеться у неё дома.

Я сидела напротив Ланы и смотрела в её большие многообещающие искренне-голубые глаза, холодным взглядом. Мы совершенно разных миров и нам, наверное, уже не о чем говорить. У каждой началась своя жизнь и обстоятельства разлучили двух девушек, которые считали себя сестрами. Но я все продолжала верить в то, что для тех, кому дорого общение с человеком, обстоятельства не пытка, а всего лишь… Мука ада, от которой я плачу целыми днями и считаю себя самой несчастной.

- Ты знаешь… Мне нравится работать у Эдика. Я бы, наверное, все отдала, чтобы меня собственный ребенок встречал с распростертыми объятиями, когда я усталая возвращаюсь с работы, обнимал, говорил, что скучал, вел в свою комнату и рассказывал, как у него проходили дела. А еще кричал на весь дом, что я пришла, - на моих глазах появляются слёзы, но я быстро беру себя в руки. - Судьба уже давно распорядилась за меня и показала, где мое место. Я больше не буду бороться за свое будущее, мне кажется оно уже наступило, осталось только дополнить один момент, для закрепления… Выйти замуж за Эдика, чтобы обрести семью…

Зря, я открыла рот, очень зря. Запуталась между двух миров и больше не знаю, на чье плечо положить голову то ли на Эдика, то ли на подружкино. Сомнения взяли надо мной вверх.

– О, котик. Семья – это действительно святое, карьера не за что не нальет тебе чая и не поговорит с тобой по душам, а так, ты у меня большая молодец, что решила поменять свое решение. Слова, произнесённые тобой однажды, станут заглавными строками в жизни и будут сопровождать тебя долгие годы.

Киваю, а затем делаю приличный глоток чая. Надо было не отпрашиваться у Петра Ильича и остаться дома с Виталиком, но повезло, что сегодня его отпустили пораньше и он разрешил мне съездить к подруге, которая не переставала звонить и спрашивать: «Ну, когда ты уже придешь? Что старый полкан не отпускает тебя или ты решила задержаться с молодым?».

Лана трясет меня за плечо и подсаживается поближе:

- А почему ты говоришь с таким сомнением в голосе, тебя что-то беспокоит? И почему ты плачешь?

Я вздыхаю. Сказать, не сказать, все, что со мной происходит на данный момент, или отбросить все на потом, когда переживу и переболею?

- Нет, что ты? Это от волнения…

- Но все же? Вика, посмотри на меня! – прикрикнула на меня подруга и взяла меня за подбородок. – О, господи, милая, пожалуйста, успокойся.

- Я не могу свыкнуться с тем, что рано или поздно я больше не понадоблюсь Виталику и Эдик откажется от моих услуг. Но меня интересует другое…

- И что же?

- Почему мы так долго не виделись с тобой, не общались вот так вот, как раньше в детстве, в подростковом возрасте, помнишь? Даже если я и пыталась найти с тобой встречи, то почему ты не отвечала на мои звонки и сообщения? Что, опять  страдала депрессией и не хотела делиться своей болью?

- Да ты что, разве я не делилась? - слегка обижается Лана. – Я наоборот не хотела портить тебе настроение, ведь ты у меня настолько жизнерадостный человек…

- Своим игнором, ты только усугубила ситуацию, но я на тебя зла не держу.

Подруга обнимает меня и успокаивающе произносит:

- Глупенькая, как ты могла такое про меня подумать-то? Как ты могла засомневаться в нашей дружбе?

- Не знаю… Но мне очень не хватает этого, хотя ты единственная, кто остался со мной в трудные минуты в Москве.

- Что ты такое говоришь? Все нормально. С хорошими людьми всегда так. Неродные близко, а родные – далеко, далеко.

«Выгляжу сейчас настоящей эгоисткой, требующей к себе внимания. А чего темнить, мамочка меня избаловала, вот теперь и тянусь к тем, кто добродушно ко мне относится», - подумала я.

- Эдюша очень обеспокоен твоей карьерой, по-моему ты ему не безразлична и он тоже питает к тебе чувства. Мы недавно пересекались в кафе, - улыбнулась Ланка. – В общем, я ему во всем призналась и… попросила помочь тебе. Сказала, мол, мы женщины совершаем ошибки, чтобы найти себя в толпе, не понимая того, что нас может подстерегать опасность и только сильный мужчина способен ей подставить свое мужское плечо, чтобы оказать поддержку в трудной ситуации. Видишь, как я стараюсь для тебя, дурочка моя, - целует меня в щеку она.

- Как виделась? – опешила я.

- Ну да было такое. А ты разве об этом не знала? Это ж и замечательно, лишняя информация – лишние вопросы. Боже мой, как же тебе повезло! Такой красивый неординарный парень, прям глаз не оторвать! Весь такой серьезный, галантный, умный, худенький, как модель, - мечтательно закатывает глаза Лана. -  Нет, не как модель, это точно, но все же он такой, прям я не знаю… классный, обворожительный. Никогда бы не подумала, что ты у него работаешь. Вот, правда!

- Вы, что говорили обо мне? – напряглась я.

- Конечно о тебе дорогая, а о ком же еще? Ты же главная героиня его жизни, за которую он так трясется. Котик, ты не волнуйся, потребовалась уйма времени, чтобы его убедить в том, что тебе необходима его поддержка. Остается только ждать и смотреть насколько сильный и выносливый этот настоящий мужик, готовый разбиться в лепешку, ради твоего карьерного роста.

- Вот уж не знала, что ты рискнешь ему такое сказануть, - рассмеялась я. – Даже не знаю, что на это ответить…

- А благодарить пока что не за что, - махнула рукой Лана. – Вот как придет к тебе с кольцом и цветами, позвонишь мне – забухаем.

- Смешная ты, Ланка, так он и сделает мне предложение руки и сердца, если сам сомневается в любви.

- Так ты дари ему, от всего сердца, души, делись теплом, покажи ему всю себя во всей своей красе и тогда он точно будет твой, начнет ценить тебя, как  хорошего человека, а если не сделает этого, то придется мне поработать над этим. Хотя, мы уже, наверное не пересечемся с ним, как тогда, но все же… нужно бороться, сжимая кулаки и сквозь слезы, но лучше обойтись и без них, а то еще подумает, что ты жалостливая и вообще потеряет к тебе всякий интерес.

- Спасибо тебе, - обняла я свою драгоценную девочку. – Обязательно буду следовать твоему совету. И… чтобы я без тебя делала.

- Нет, что я бы без тебя делала, не попадись ты на моем пути! Ты кстати, все еще дуешься на меня по поводу того, что я редко пишу тебе?

- Это все такие пустяки, - успокаиваю я себя и Ланку. – Что же мы… Все время должны проводить время друг с дружкой? У каждого же есть и свои дела.

- Но у меня их было так много, еще и эти чертовы обстоятельства, которые тоже заставляют меня напрячься тем, что из-за них, мы перестанем общаться.

- Если человеком движет дикое желание, то он способен на все, не видя никаких границ, - сказала я.

- Дело говоришь, Вика. Только желания-то у меня есть, но не каждый раз получается поговорить…

- Что ты имеешь в виду?

- То, что я бы рада всю свою жизнь провести с тобой, но некоторые ситуации не позволяют, этого сделать… Гребут меня под свою гребенку и я не могу выпутаться… Прошу меня простить, что в моменты, когда ты нуждаешься в чьем-то плече меня нет рядом, но я очень дорожу тобой, даже если нас разделяют две остановки, парковки, супермаркеты, таможни и заблокированные номера.

Я грустно улыбнулась:

- Есть еще кое-какие новости, которые я боюсь тебе рассказывать.

- Какие? Говори, котенок, не тяни, ты ж пойми, мы с тобой не так часто видимся. А в мире столько всего происходит страшного и интересного, что очень хочется поделиться этим. Открой мне душу и тебе станет легче. Помнишь, ты всегда так делала?

- Но не в этот раз, - поднялась с места я, не зная, зачем это сделала.

- Вика, сядь! – отдернула меня Лана. – Я не выпущу тебя отсюда, пока  не узнаю, что случилось!

- Хорошо, - выдохнула я и продолжила: - Слышала, что Ирина Де Бернар приезжает в Москву или ты вообще не знаешь кто это?

- Знаю, кончено, чуть ли не самая известная драчунья. А то, что она приезжает, так об этом все радиостанции вещали, но как бы  эта француженка не старалась, я все ровно буду верить в наших чемпионов.

- Так вот, это и есть бывшая жена Эдика и мать мальчика. Как представлю, что они пересекутся с ним, так и жить не хочется!

- Но-но, из-за какой-то сучки, не надо идти на крайности. Может быть, не стоит так переживать? У неё есть уже муж! Да и к тому же у твоего Эдика чувств к ней не осталось. Так, что сильно переживать тебе, вероятно не стоит. Нашла из-за чего раскисать!

- Так-то оно так! Но как я узнаю, получится ли у них пересечься или нет??? У меня предчувствие нехорошее…

Вот тут-то Лана отложила свою пачку с сигаретами в сторону и серьезно задумалась.

Эту болезненную информацию, я узнала, только тогда, когда закончила уборку и решила почитать газету, забытую на столе Эдиком, да и сама я видела, как он перечитывал её миллион раз и тоже заинтересовалась: «Что же там за информация такая, что смогла зацепить его?». Оказывается, все очень просто статейка об Иркином приезде, меня ничуть не обрадовала, у меня сразу сложилось опасение. Пара может встретиться  и это будет неслучайно, как-будто в сговоре, не знаю, но мне было дурно. Болела голова, сжималось сердце, тряслись руки, а когда я видела Эдика дома, хотелось упасть в обморок. Почему? Не понятно. Наверное, от нервов.

- Знаешь, что, - задумчиво протянула Лана и все же закурила. – Я думаю, что тут нужна сила воли, терпение и уверенность в себе. И если твои опасения подтвердятся, то ты будешь уже готова принять поражение.

- Что ты имеешь в виду? Ты намекаешь на то, чтобы я пошла на этот бой связала её соперницу и  вышла на ринг? – усмехаюсь я.

- Стоп! Я кажется, придумала! Вика, ты гений! Не надо никого связывать. Мы знаешь, что сейчас сделаем… Купим, эти чертовы билеты и отправимся туда! Уж я-то знаю, вернее слышала, что Коля тоже собирался идти, причем он планировал позвать с собой Эдика… Вот тут-то мы и проследим за ними. Главное, чтобы твой жених перешагнул через своё прошлое и согласился пойти на бой.

- Кто такой Коля? И откуда ты знаешь, что он друг Эдика?

- Один мой хороший знакомый. Говорят, Москва большая… Да ну, я вас умоляю! Если вы живете, на одной улице, питаетесь вегетарианскими  роллами в суше-баре, даёте грубоватому официанту по щам, а потом снова пересекаетесь с ним в магазине «Магнит» и получаете от него тысячу извинений и комплимент, что вы сегодня сногсшибательно выглядите, то поверьте мне, что Москва – всего лишь небольшой городок. Я никогда не общалась с Эдиком, но я жутко завидовала Коле в том, что он дружит со звездой.

Я прикусила губу. Ну, Ланка вообще мочит! Подраться с мужиком в суше-баре? Да еще и с официантом, а она многому у меня научилась!

- Чего застыла? Что, думаешь, я все время дома сижу, да по делам бегаю? Э, нет подруга, все как раз таки  совсем иначе, - отвлекает меня от мыслей она.

- По щам? – переспросила я. – Помнится, Эдик мне тоже как-то рассказывал, про свое знакомство с Иркой на стадионе, тогда они жутко поцапались и разбежались в разные стороны,  - сглотнула я.

- Нет, что ты я его словесно облила грязью с ног до головы, а кулаками я бы никогда не стала размахивать! Ты, что? Я же приличная девочка! А у этих парней есть что-то общее ты не находишь, а? Может быть мне тоже замутить с Колей, чтобы потом наши дети дружили, а?

- Сама говорила, что феминистка.

- Эй, это совсем не так! На самом деле, я очень люблю порядочных мужчин, но их остается все меньше и меньше.

- Но все ровно, это нечестно жить с нелюбимым, только для того чтобы породниться со мной, - прыснула со смеху я.

- А как же иначе? В жизни так бывает! Коленька, может человек хороший, но скрывает это,  а меня дуру, так тянет на плохих мальчиков.

 - В этом мы с тобой похожи, - улыбаюсь я и кладу голову на плечо подруги.

В этот момент мне позвонил Эдик и резким движением, я беру телефон со стола так, будто этот звонок был очень важный и мог спасти чью-то жизнь. Например, мою несчастную.

- А-а-а, женишок, звонит, - улыбнулась Лана и поднялась со своего места. – Ладно, не буду вам мешать ворковать, голубчики. Я, если что в ванную пойду, там акустика хорошая, каждое слово слышно.

- Иди уже, - шутливо толкаю я её и подношу телефон к уху: - Слушаю… Оу, привет… Нет, я не дома Петр Ильич остался с мальчиком, а меня отпустил к подружке… Что? А, хорошо… Лан, назови свой адрес! – кричу я своей «любопытной Варваре», которая для пущей убедительности включила на всю воду и что-то там тихонько напевала толи «Николай, Николай, Коля» или «Дабу-ди Дабу-дай».

- На деревню к дедушке! – прыснула со смеху она. – А если серьезно, то на улицу Клары Цеткин сорок один и пусть заходит, не стесняется, я хочу поближе познакомиться с женихом моей обожаемой Вики!

Последнему слову, я не придала значения, а всего лишь продиктовала адрес, мысленно молясь о том, чтобы парень не расслышал, то, что сказала эта озабоченная моей судьбой девка.

- Спасибо тебе, - шепчу в трубку я. – Как доберешься, дай мне знать… Все, пока.

Лана выходит модельной походкой из ванны и убирает назад волосы:

- И чего это мы так шептались? Неужто договаривались о «серьезном дне»?

- Ты о чем?

- Как о чем? Секретничала с ним, поди, наобещал кучу всего вот и летит к тебе на своей крутой тачке.

- Нет, сказала ему спасибо за то, что он собрался за мной заехать после трудового рабочего дня. Одна бы я в потёмках заблудилась, а так…

- Рядом любимый, все знает, каждую улочку, дорожку, деревце, тротуарик, - закончила предложение Лана.

- Язва, - бросаю ей колкий взгляд я.

- Еще какая!

- Замолкни, - шутливо сказала я и запустила в неё кухонным полотенцем. – А всё в ванной Николай, да Николай, да Коля.

- Это песня такая, ничего ты не понимаешь!

- Да, знаю я твои песни. Не встретила бы ты этого человека, никогда бы так не запела. Сначала я не поняла, что ты там напеваешь, а потом уже дошло.

- Свои любимые песни. Николай, Николай. Коля, дабу-ди, дабу дай.

- Так я и думала, что обе в одном репертуаре. Лана без ума от Коляна, кто бы мог подумать… Лана хочет за него замуж, а сама не хочет верить своему сердцу.

- Потому что, не люблю, - промурлыкала Лана. – Что, по-вашему, любовь? Так слюни, одни…

- И не говори! Любовь – это искренние чувства и преданность своей половинке.

- Цветочки, конфеты, игрушки, мазня всякая!

Я вздыхаю:

- Да, я тоже терпеть не могу, когда мне дарят цветы, вообще…

- Погоди-ка? Я не ослышалась? Ты не любитель всего… этого?

- А что? Они все ровно долго не продержатся.

- Кому-то просто не делали такие скромненькие подарочки. Вот, я настолько тебя любила, что… дарила духи из «Фикс-прайса», а что? Тебе же нравилось.

- Дурочка, главное – внимание, а какая цена на ассортимент, уже  неважно.

Лана кивает и достает из кухонного шкафа вино, а затем два бокала, я округляю глаза.

- Выпьем за любовь, а, родненький? – подмигивает она мне и широко улыбается.

- Нет, давай в другой раз… за мной же… приедут…

- Выпьем, за любовь, - запела Лана песню Николаева. - Помнишь, мы же переписывались с тобой на эту тему, так вот, я только сейчас вспомнила, что нужно осуществить нашу заветную мечту… а то мы так долго откладывали это… А разговоров-то было, о!

- Понимаю, но… ты слишком поздно спохватилась… Я… в общем, Эдик может учуять запах алкоголя и тогда он мне не доверит больше следить за ребенком.

Лана слегка надула губки:

- Ну вот, опять во всем мужики остаются виноватыми! А между прочим, они и есть доходы нашей любви, так что пьем и не жалеем.

- Хорошо, уговорила!

- За любовь? – восторженно спрашивает меня Лана и наполняет мой бокал. – Изысканный напиток, ты не находишь? Так бы и пила его, не жалея здоровья, - доливает она в свой бокал вино и чокается со мной: - Итак, короче,  до дна! Фух.

Выпив все содержимое бокала, я почувствовала такой легкий дурман и уверенность в себе, что не раздумывая попросила плеснуть ещё. Лана не отказалась и придумала новый тост:

- Однако же, накатим и  за блестящие от любви глаза?

- Да! – киваю я и снова опрокидываю в себя, затем закусываю печеньем. – Блин, Лана давай закругляться, еще немного и я точно опьянею.

Подруга прыскает со смеху, допивает свою порцию и прячет винишко в свой потайной шкафчик.  Еще никогда нам не было так весело, как сейчас. В такие минуты сразу начинаешь  ценить тех, кто рядом и день, который может больше не повториться. Трудно конечно, поддерживать отношения именно так, как у нас с Ланной, но все  же, мне так хотелось спросить, ценит ли она меня, как хорошего друга? Но видимо ей незачем задавать такие глупые вопросы, потому что прекрасно видно, что девушка не врет и говорит только правду.

Лана была той девушкой, которая уходит в себя и иногда забывает о том, что есть люди, которые по-настоящему её любят и готовы вытащить из состояния меланхолии.

Через несколько минут мне позвонил Эдик и сказал, что уже подъехал, я отвечаю, что скоро выйду. Лана посмотрела на меня с грустью:

- Ну, пока, подруга!

- Не забудь позвонить в кассу, ладно?

- Всё же не от нас зависит, а от того согласится ли твой жених или нет.

И снова «жених»! Ну почему ей нравится так надо мной издеваться? Я закатываю глаза:

- Надеюсь, что не откажется.  Ну, ты если, что позвони Коле и как бы, между прочим, спроси, собираются ли они на бой и я тогда, если что узнаю от Эдика. Будь на связи и бери трубку, ненормальная, - улыбаюсь я, целую подругу в щеку и крепко обнимаю: - Береги себя и старайся много не хулиганить, чтобы проблем не нахапать.

- Иди уже, - смеется Лана и передает Эдику пламенный привет.

Выйдя из подъезда, я закидываю сумку на плечо и приглядываюсь, нет ли поблизости машины Эдика. Оборачиваюсь в сторону Ланкиного  окна и вижу, как она  выглядывает и посылает мне воздушный поцелуй. Я улыбаюсь и чувствую себя немного легче и свободнее. Вот она крепкая дружба!

- Вика! – окликает меня Эдик. – Боже мой, как ты вырядилась?! На дворе же не май месяц, - вздыхает он и трет руками мои плечи. – Пойдем, ты, наверное, замерзла, пока меня ждала.

Я киваю, снова поворачиваю голову в сторону окна и вижу, как Лана показывает мне большой палец  и подмигивает.

- Куда ты все время смотришь? – спрашивает меня Эдик и открывает дверцу машины: - Садись.

Парень немного не в настроении и кажется холодным по отношению ко мне, хоть я и ожидала, что он сейчас скажет что-нибудь ободряющее в мой адрес и заставит улыбнуться. Но увы, все было не так как хотелось мне.

Повернув ключ зажигания, Эдик выезжает на шоссе и набирает скорость:

- Вся дрожишь… Ну и чего ты надумала надеть кожаную куртку, когда на улице мороз под сорок? Возьми на заднем сидении свитер Коляна, думаю он не обидится, если узнает, что мы у него изъяли, а то не дай бог заболеешь еще, тогда  на кого я буду оставлять сына?

Взяв свитер, я надеваю его поверх куртки:

- Я вчера погоду смотрела, сказали, что сегодня будет солнечно.

- Но не настолько же солнечно, что можно так одеваться! Ты бы еще сланцы и топик напялила, вдруг еще жару объявят, а ты уже в курсах! – сказал Эдик и посмотрел на дорогу.

Я улыбаюсь, ну вот и снова шутки. Неожиданно у парня вибрирует телефон и, достав его из заднего кармана, он сбавляет скорость и отвечает на звонок:

- Да, Коль… Че? Ты с ума сошел, что ли? Я еще не успел прийти к правильному решению, а ты уже на кассе стоишь… Ничего… Ладно, хорошо пусть будет по-твоему, - поворачивает он в голову в мою сторону и строит недовольную гримасу. – Я сдаюсь… Это в смысле «да», - и отключается.

Отвернувшись к окну, я набираю Ланке сообщение о том, что Эдик дал свое согласие Коляну сходить на бокс по одной простой причине, что парень опередил его раньше времени и приобрел билеты на кассе. На, что она ответила:

«Отлично! Сейчас Колька уедет и я приобрету билеты, чтобы не было у парня подозрений. Спасибо, малышка за информацию. Я уже собираюсь ехать. Жди от меня новостей».

Прячу телефон в карман и смотрю на задумчивого Эдика.

- У тебя все нормально? – нарушаю тишину я.

- Более чем, не смотря на то, что из-за друга мне придется бросить все дела и идти вместе с ним смотреть бокс. Видите ли, билеты раскупают один за другим и их скоро совсем не останется. Вот он и решил уже все за меня и взял на двоих. А мое мнение, его уже не волнует! Змей! Но сейчас, я прекрасно понимаю, что это единственный выход, чтобы немного отдохнуть и развлечься, как следует.

- Так не иди, если не хочешь. Можешь позвонить ему и сказать, что сына не с кем оставить дома. Мол, няня уехала ненадолго к родителям, а папа задержится на совещании. Я думаю, он не бессердечный, поймет, - спокойно предложила я, а сама только что пожалела о том, что посоветовала и мысленно помолилась за то, чтобы парень не придал моим словам значения. А то из-за своей неосторожности сорву нам с Ланкой весь куш.

- Нет, надо, Вик… Да к тому же я и сам уже захотел, чего тут отмазываться, - оправдывается передо мной Эдик. Меня не обманешь. Я прекрасно вижу, как ему с трудом удается сдержать волнение в голосе. Не каждый раз увидишь свою бывшую жену на ринге.
               
-Ты любишь смотреть на то, когда друг другу набивают морды?

- Ну, как тебе сказать, - выдыхает он и снова набирает в легкие воздуха. – Не  совсем. Это зрелище не для слабонервных, - и замолкает, погружаясь в себя.

Я слегка улыбаюсь и больше не произношу ни слова, а ну вдруг парню хочется побыть наедине со своими мыслями и прийти к правильному выводу, а тут я со своими скучными разговорами! Но как только он останавливается на красный свет и нервно барабанит пальцами по коленке то, я не выдерживаю и накрываю его холодную руку своей теплой ладонью. Такого поворота событий Эдик никак не ожидал и одним резким движением отдергивает руку и сильно сжимает руль:

- Видимо на следующем перекрестке ожидается пробка, только этого мне не хватало, - лепечет он, достает сигарету и закуривает. – Забыл спросить: ты куришь?

Чтобы окончательно привлечь его внимание, я театрально качаю головой, прячу глаза, затем стыдливо киваю, зная о том, что это сработает. Хотя вообще я никогда в своей жизни не курила.

- Понятно, - отвечает Эдик и показывает мне кулак. Хочется заржать, серьезно. – А по губам не хочешь получить?

- Нет, - ехидно улыбаюсь я, кажется, мне уже начинает нравиться эта игра. Сейчас точно поцелует, чтобы отучить от вредной привычки. Зуб даю.

- Что даже передо мной не стыдишься?

- Ни капельки, - вдруг осмелела я.

- Вика, Вика, как же так, - качает Эдик головой и так же, как я театрально ухмыляется и протягивает мне пачку с вытянутой сигаретой. Он, что правда хочет, чтобы я покурила вместе с ним? А как же поцелуй?.. Я уже было протянула руку, чтобы взять, но парень закрывает пачку и кидает её в бардачок. – А вот хрен тебе, а не «Мальборо», ишь чего удумала, девка! Дымить в моей машине и вонять, как пепельница. Предупреждаю, если вдруг попадешься мне на глаза с сигаретой в руках – уволю к чертям, а если сейчас вздумаешь полезть в бардачок – подпалю кончики, ты уяснила?

Я перепугалась и захлопала от удивления ресницами. Нет, только не это…

«Неудачная попытка, неудачная шутка, черт возьми, только не увольняй! Кончики-то ладно переживу, но вот только, пожалуйста, не гони прочь из дома!», - начала мысленно паниковать я.

- Не напрягайся. Я пошутил, - уловил мое состояние Эдик. – Ну и ты-то прекращай курить. Не будь плохой девочкой.

- Ладно, - машу я рукой и откидываюсь на спинку сидения.

Закрыв глаза, я погружаюсь в сон. Через некоторое время, меня кто-то трясет за плечи и заставляет проснуться.

- Давай вставай, мы уже приехали, - будит меня Эдик и выходит из машины.

Открыв глаза, я снимаю через голову свитер и дергаю за ручку, для того чтобы покинуть салон, не дожидаясь помощи Эдика.

В доме было совсем тихо и это навевало мысль о том, что все спят, но нет. Когда мы повесили свои куртки, то услышали какой-то шум, будто что-то падает или кто-то скребется в зале. Парень чувствует что-то неладное и быстрыми шагами направляется туда, откуда исходил звук. Мне ничего не остается делать, как следовать за ним.

- Виталик, слезь оттуда! – в шоке крикнул Эдик, а  я от увиденного закрыла рот ладонью. Мальчик залез на полку и пытался там что-то нащупать, свалив при своем поиске, некоторые вещи на пол.

Эдик берет Виталика на руки, ставит его на пол и хорошенько осматривает со всех сторон. Мол, ты цел, сынок, нигде не болит? Не поцарапался, все в порядке? Еще немного и мальчик бы упал и свернул себе шею, если бы мы вовремя не вернулись домой.

- Я тебе разве не объяснял, если тебе что-то нужно, то позови взрослого, нет? – спрашивает у него Эдик, никак не придя в себя.

Виталик испуганно кивает и опускает голову.

- Тогда почему ты не дождался пока придет дедушка и не поможет тебе? Кстати, где он и почему не приглядывает за тобой??? А если бы с тобой, что случилось? Ну, нельзя же так, - вздыхает Эдик и смотрит на сына. – Ну, долго я буду ждать ответа?

- Дедушке кто-то позвонил и он попросил Рому присмотреть за мной, а сам ушел, - всхлипывая, отвечает мальчик.

- Отлично! Ну и где он?

- Ушел.

- Куда? По срочным делам, что ли?

В эту минуту меня кто-то щипает  за бок и, дав локтем, кому-то в живот я оглядываюсь. Это был Рома. Хитро прищурив на меня свои карие глазенки, он причмокнул и показал свое превосходство. Скользкий тип. Ненавижу его.

- Ах, вот ты где, сволочь такая! Отлипни от моей подруженьки и подойди ко мне! – зло крикнул Эдик и поманил к себе пальцем охранника. Подруженьки… Все-таки ревнует Романа ко мне и не хочет, чтобы тот причинял мне боль. Боже, как же льстит такое отношение.

Рома подходит к нему и разминает шею:

- Что-то случилось?

- Он еще спрашивает! Да, случилось. Какого черта ты не уследил за моим сыном? Тебе, за что бабки платят, я не понял? Или ты у нас из тех: «делай, что хочешь, только ко мне не лезь»?

- Да, что случилось, я не пойму! Эдик, ты можешь мне нормально объяснить???

- Хорошо. Я попытаюсь. Только дай мне время прийти в себя от увиденного.

Закурив, Эдик делает несколько жадных затяжек и тяжело вздыхает. Виталик продолжает смотреть на действия папы и только потом подбегает ко мне и просится на руки, дрожав, как осенний лист. Перепугался, наверное, от такого наезда.

- Мой сын… Мой сын… Да, господи ты боже мой! Мой сын за каким-то лесом забрался на полку и начал там что-то искать, в то время пока ты, где-то шлялся! Ну, что доволен ответом??? – взорвался Эдик.

- Вполне. Виталик, ну зачем ты туда полез? Я ведь сказал тебе никуда не уходить и сидеть смирно пока я не вернусь, ты зачем меня ослушался? – спрашивает у мальчика Рома.

Виталик не дает ответа,  а только сильно обнимает меня за шею. Эдик, замечает состояние своего сына, но не принимает попытки сделать Роману замечание, насчет того, что помыкать ребёнком – не в его принципах. Сказали присматривать – значит присматривай, а нет – тогда до свидания!

- Я тебя в последний раз спрашиваю, малец: зачем ты полез на полку? – приблизился к нему Роман. – Ну, Виталик, я жду.

- Там была желтая коробка и мне захотелось посмотреть на неё, - понуро отвечает мальчик.

Рома был готов уже возразить, но Эдик перебил его:

- Свободен! – и убрал назад непослушную челку.

Как только Рома ушел, парень подошел к полке, взял оттуда небольшую желтую коробку и открыл её содержимое, вытащив таблетки:

- Она?

Виталик кивает, освобождается из моих рук и подбегает к нему.

- Это дедушкины прибамбасы и тебе они абсолютно ни к чему, ты понял меня, сынок? – последнее слово он выделил с такой негативной окраской, что мне самой захотелось подойти и влепить ему пощечину.

- Да, - невинно кивает Виталик.

- Ну, вот и славно! Зря столько шума наделал из-за одной дурацкой коробки. Эй, ты чего? – парень никак не ожидал, что его ребенок расплачется и побежит ко мне. Я качаю головой, беру его на руки и нежным голосочком спрашиваю:

- Все в порядке? Ничего не болит?

Виталик отрицательно качает головой, а Эдик меняется в лице и смотрит на меня смягчающим взглядом:

- Ты сейчас так похожа на мою мать…

- Надо же! А я и не думала, что ты будешь разговаривать с ребенком, как твой отец! Ты же вроде не хотел следовать его примеру, а иметь свои методы воспитания, - вырвалось у меня. Блин, зачем я сказала?

Эдик вопросительно вскидывает брови, подходит ко мне, забирает у меня ребенка из рук и просит у него прощение, ссылаясь на то, что не хотел на него накричать и целует в макушку.

Опустив Виталика на пол, Эдик гладит его по голове и искренне улыбается, а затем приближается ко мне и убирает назад мои волосы. Я вздыхаю и от волнения покусываю губу. Несколько минут мы стоим молча, глядя друг другу в глаза, только Виталик прерывает нашу идиллию и обнимает нас двоих.

Знаю, о чем сейчас думает Эдик. О той ситуации, которая произошла с его сыном и о то, что мы вдвоем напоминаем его родителей в молодости. Все это, конечно замечательно, но я бы не хотела повторить историю его матери, а все-таки прожить достойную жизнь, в которой не будет ссор и упреков, а только счастье, добро, поддержка, вера в себя и чистая любовь.  Даже если мои мечты исполнятся и мне подфартит выйти замуж за Эдика, то я приложу все усилия, чтобы добиться желаемого и создать с ним ту семью, что называется особенной.

Глава 11
Эдуард

Что-то щелкнуло внутри и захотелось посмотреть на мир и ситуацию с другой стороны. Опустившись на диван, я складываю руки в замок и смотрю на Викторию:

- Мне бы хотелось знать, о чем вы разговаривали отцом, пока меня не было. Общались ли вы свободно? Или так: «здрасте», «до свидания»? Ну ты понимаешь о чем, я хочу тебя спросить.

Вика ничего не отвечает, только просит Виталика включить телевизор и посмотреть мультики, так как  знала, что мальчика нелегко отправить в его комнату. После того, как он поскользнулся о ступеньку то, в его душу прокрался страх и поэтому, мне приходиться держать его за руку и  напоминать о том, что нужно взяться за перила, но результатов пока не наблюдается.

Взяв меня за руку, Вика ничего не отвечает, тащит в свою комнату и плотно закрывает двери:

- Я не хочу, чтобы Виталик слышал, о чем мы разговариваем, вот.  А с Петром Ильичом мне редко удавалось общаться, он был весь делах.

- Не темни. Ты же прекрасно знаешь, что меня сложно обмануть и я не уйду пока не дойду до истины. Лучше скажи мне, - надвил я на неё. – Мне бы не хотелось тратить время на твое молчание и на то, чтобы вытягивать из тебя каждую буковку.

- Прости меня, я была не в себе. Каюсь, я не хотела тебя задеть. На самом деле, я ничегошеньки про тебя не знаю. Так, к языку приелось.

- Вика! – прикрикнул я. – Говори же, мать твою! Достала уже уклоняться от разговора. Ты только ответь мне: «да» или «нет».

Девушка сглатывает:

- Да…

- Очень хорошо! Прям, зашибись, ты обо мне всё знаешь! Класс! Ну, что ж владей информацией. Дави на меня тем, что я наркоман и мне трудно с этим смириться, обзывай меня мажором и смейся. Смейся, сколько твоей душе угодно,  учи меня жизни, говори какой я лох и неудачник. Давай налетай, клюй меня, плюй! Осуждай! – в отчаянии крикнул я и тяжело задышал. – Поверить не могу, что отец раскрыл тебе все мои несчастные карты, а ничего хорошего так и не успел сказать…

Я был вне себя от злости. Хотелось рушить все на своем пути. Как мой папа, позволил себе выговориться ей? Той, что  пришла  в этот дом, чтобы присматривать за ребенком. Понимаю у Вики красивая внешность, доброе сердце, но разве можно так?.. Жаловаться ей на меня…

Вика посмотрела на меня растерянным взглядом и хоть как-то пыталась успокоить:

- Эдик, прошу тебя, не нервничай. Все уже давно в прошлом. Ты же изменился, да? У меня тоже есть глаза и своя точка зрения и я никогда не смела подумать о тебе плохо, - выдохнула она и  погладила меня по волосам.

Последние слова, я плохо расслышал и со злобой в голосе накричал:

- Какого черта ты меня трогаешь, берешь за руки, когда мы с тобой разговариваем? Чуть ли не выдавливаешь из себя слезы, чтобы расторгать меня, а? Может быть мне тоже начать тебя лапать, а? Ну чего ты? Давай, это так весело, даже приятно, черт подери!  - начал трогать её я и случайно коснулся груди.

Девушка распсиховалась:

- Да ты больной! Иди, полечись! – оттолкнула меня она и выбежала, как кипятком ошпаренная из своей комнаты.

Мне было настолько паршиво, что я на секунду забыл, как хорошо относился к этой девушке и пребывал в настоящем счастье, что рядом со мной именно она в эти нелегкие для меня времена. А теперь, что? Уже поздно жалеть о сделанном… Все улетучилось в один миг и, как мне показалось, мой дьявольский облик снова ко мне вернулся. Девушка увидела все мои дрянные черты характера и была уже не в силах это терпеть. Как жаль…

Что же меня так беспокоит? Волнения насчет Ирины? Звонок Коляна? Что?

Выйдя из Викиной комнаты, я закрылся в своей спальне, схватился за голову и сильно зажмурил глаза, чтобы утихомирить поедающую меня изнутри боль.

Ира… Как же я ненавижу эту тварь, как хочу убить, заставить упасть перед моим сыном на колени и рассказать ему всю правду, где она была и что никакой командировки не существовало. Мысль  о том, что нам надо пересечься – заставляет меня еще больше трястись, вести себя, как ублюдок, кусать губы до крови… не хочу её видеть, не хочу… А понурое лицо своего мальчика тем более.

Плюхнувшись на кровать, я на секунду вспомнил, как недавно гулял с Виталиком во дворе, и он задал мне вопрос:

- Папа, если Вика заботится обо мне, то это значит, что она моя вторая мама, да? Такое бывает?

- Чушь какая-то. Если бы Вика не любила детей, а тупо приглядывала за тобой, ради денег, то это было бы очень странно. Ты не находишь?

- Ну, ты же когда-то говорил, что обо мне никто так не позаботится, как мама, помнишь?

- Не знаю, я много чего могу сказать… Ну, раз такое было, то значит это так.

- Но у меня уже есть мама, и она любит меня… Пап, а она скоро вернется домой? Я уже соскучился за ней…

- Это трудный вопрос и его нужно задать маме, а она… даже трубку не берет.

- Значит, мы ей не нужны и она нас бросила? Нашла нового папу, а ты ей больше стал не нужен, да? – спрашивает меня сын со слезами на глазах.

Боже мой, я тогда чуть  не умер, когда увидел его расстроенным и быстро понял, что лучше было бы просто промолчать и не говорить мальчику о том, что вернется ли мама или нет, это вопрос времени… Да, знаю, папа выгораживал меня и исправлял ситуацию тем, что мама звонила и сказала, что все еще в командировке и скоро обещала приехать. Мол, она любит тебя, внучок, но злой начальник не хочет ее отпускать.

Когда человека подолгу нет в твоей жизни, начинаешь уже сомневаться в нем и приходишь к выводу, что зря на него потратил всю свою жизнь.

В эту минуту мне позвонил Коля и ответив на его звонок, я улыбнулся:

- Привет, есть новости?

- Как воду глядишь, экстрасенс, мать его, - пробубнил он. – Да есть новости, черт тебя подери! Откуда ты все знаешь? Была бы моя воля, вообще промолчал.

- Ну и что там? – рассмеялся я.

- А то, что завтра вечером в спортклубе начинается «мочилово». Вход всем обязателен, особенно тому, кто выразит мне слова благодарности после шоу.

- Я итак тебе благодарен, за то, что ты не поинтересовался моим решением! Подожди… Как уже, завтра? – резко  поднялся с кровати. Оптимальная зарядка, для качания пресса. Коленька пугай меня своими «нежданчиками» почаще, глядишь и в форме буду. – Ты мне ничего не говорил…

 - Сюрприз хотел сделать, но видимо с опозданием.

- Не переживай, я  все ровно хочу выразить тебе огромное спасибо, хоть потом буду должен за билет.

- Что? Персиков, не смеши меня, я сделал это от чистого сердца и ради твоего будущего. Так, что оставь свои финансовые вопросы и смотри смело вперед. Ведь завтра кому-то предстоит встретиться со своей бывшей женой.

- Она мне не жена, Коля и никогда ей не была, - сквозь зубы произнес я и бросил взгляд на часы. Времени было без пяти минут восемь, а вот резко-тормознувшая машина за окном, заставила меня быстро попрощаться: - Ладно, мне пора. Спасибо тебе. До завтра.

- В моем сушике. Ты же заедешь за мной?

- Да, в твой сушик, - повторил за ним я, отключился и отправился на первый этаж.

Папа был уже тут как тут:

- Привет, мой дорогой. Тысяча извинений насчет того, что не предупредил тебя о своем отсутствии. Мне позвонили из фирмы и сказали, что возникли кое-какие проблемы и надо срочно приехать и во всем разобраться, а тут еще и Вика собиралась ненадолго к подружке, что-то серьезное у них там произошло, а Виталика было не с кем оставить. Хорошо, что Рома был на месте и посидел с ребенком, а то я так волновался! Вот оно счастье, когда есть тот на кого, можно положиться!

Бросив колкий взгляд на Рому, я не дал ответа и прошел на кухню. Очень удачное счастье, прям, быть не может! Мой сын, чуть не  грохнулся с полки, а охраннику все пофигу. Мол, ничего не знаю, ваше дите – вот с ним и разбирайтесь, а ко мне не лезьте. Вика болтала по телефону и даже не думала взглянуть в мою сторону, а жаль… может быть я извиниться хотел, но нет обиженные женщины не сразу могут простить. Поссорились мы кончено зря… Скорее не вовремя, у меня итак куча проблем, теперь еще и эта!

Отключившись, девушка вздохнула и уже была готова покинуть кухню, но мой голодный папаня появился вовремя:

- Привет, моя ласточка, ты куда-то спешишь? Может, найдешь пару минуточек накормить голодного старика и его уставшего с работы сына?

- Да, конечно, - пробормотала она и открыла холодильник.

- Ну-с, как у моего младшенького Персика дела? – спрашивает отец и садится рядом с Виталиком. – Ты хорошо себя вел?

- Ага, - кивает он и улыбается. Хорошо, что не ответил: «А вот дядя Рома не очень. Кажется, его пора выкинуть с работы, дедуль, а то он совсем с катушек слетел».

- Вот и славно,  - похлопал его по спине отец. – Ну, что, Вик все готово?

- Да, можете, садиться, - ответила Вика, взяла поднос с едой и стала все раскладывать. Но стоило мне только сесть, как рука девушки нечаянно дрогнула и весь чай, что был в моей кружке, пролился на мою майку. – Господи, простите меня, я не хотела! – перепугалась она.

- Пустяки, - поднимаюсь я, снимаю с себя одёжку и протягиваю ей. – Возьмешь и застираешь. Дел всего-то на две секунды.

Девушка смущенно берёт её и выбегает из кухни.

- Ты заметил, как дрожали её руки? Кажется, её кто-то чем-то обидел, - задумчиво сказал отец.

- Когда кажется - креститься надо. Некогда мне было смотреть в её сторону, я был занят более важным делом!

- Мог бы с ней поговорить, да узнать что да как. Вдруг, она с подругой, что не поделила, а может кто-то из нас её успел обидеть.

- Нас четверо, - усмехнулся я. – Делай ставки. Но мой сын тут абсолютно не причем, чем он может её расстроить? Своим избалованным характером? Рома? О, я тебя умоляю, он даже мизинца её не стоит. Ты? Ну не знаю… разве, тем что не вовремя выплатил зарплату.

- А может быть ты во всем виноват, а? Я-то к ней всегда хорошо относился, - папа прожег меня таким взглядом, словно чувствовал, что между нами что-то произошло. – Девушки всегда ведут себя неловко, когда сталкиваются лицом к лицу с обидчиком. У них учащенно бьется сердце, голос неуверен, а внутри все разрывается. Уверен, что именно поэтому, Вике сделалось нехорошо, когда ты появился за столом.

Я сморщился:

 - Да, ну пап, не говори ерунды. Наверное, она устала. Вот и валится у неё все из рук. У неё такое частенько бывает, особенно сейчас… Она же долгое время не виделась со своей лучшей подругой. Переживает, бедная и до сих пор никак не может прийти в себя, вот, - отмазался я, воспользовавшись наболевшей проблемой Вики. – К утру, все пройдет.

- Вот уж не мог подумать, что ты про неё так много знаешь. Так что же это получается… у них с подругой все очень сложно?

Я киваю.

- Понятно. Надо её почаще отпускать на прогулки, а я дурак того не замечая, как ей плохо без общения с близкой подругой, загружаю работой. Правда, бедная девочка. Старается держаться молодцом и никого не посвящать в свои дела, кроме… тебя,  мой дорогой. И что же это получается, что ваши отношения настолько серьёзные и вы можете друг другу доверять? Нет, ты не думай ничего плохого, я тебя дурным словом не обижу, пойму, как есть… Это же  здорово найти свою половинку и начать жизнь с нуля! Виталику сейчас, очень нужна материнская ласка, а Вика то, что надо! Она образована, скромна, у неё есть все шансы, чтобы стать моей второй дочерью!

- Папа, я…

- Не перебивай, когда говорит старший! Так вот… Вырасти среди мужчин – это тоже хорошо и показатель того, что в будущем мальчик будет совершать благородные поступки, ведь мы старшие учим его тому, что знаем сами и готовы дать пару уроков выживания в этой нелегкой жизни. Но… В какой-то мере, мальчику  надоедает такая компания и что же потом с ним станется?.. Он вырастит и будет немного жестким парнем, а если бы была рядом мама, то кто как не она научит его быть нежным, как зефир. Рядом с такой женщиной, которая будет любить его больше жизни - мой внук будет чувствовать себя в безопасности. Ты же не хочешь, чтобы твой сын повторил твою судьбу? Плакал в подушку, что никому не нужен, кололся, вел себя безобразно и высокомерно, да? Молчишь? Это значит, ты согласен с каждым моим словом. А сейчас я хочу поговорить об этом с Виталиком, - подозвал к себе сына отец.

Мальчик послушно кивает и забирается на стул.

- Что ты думаешь о Вике? Она хороший человек?

- Да. А мама, скоро вернется?

- Конечно! Можно даже завтра её увидеть! - выпалил я и поднялся с места, убрав непослушную челку назад.

- О, смотри, Свинка твоя началась. Беги, давай, а то скоро закончится, а там глядишь, и спокойной ночи, - подмигнул Виталику отец и помог ему слезть со стула, а затем повернулся ко мне: - Эдик, следи за своим языком! Ты, что не видишь это же наивный ребенок! Я итак не знаю, под какой стол прятаться, когда он задаёт мне такой вопрос, а ты только подливаешь масло в огонь. Не надо так.

- Я серьезно. Завтра со своими бойцовскими навыками, приезжает Ирка и это не шуточки, папочка!

- Господи помилуй, так это правда? Только не езжай к ней, слышишь? Обещаешь мне?

 Я обнимаю его за плечи и тихо говорю:

- Нет, пап на этот раз я точно не промахнусь и сделаю так, как посчитаю нужным. Прости меня, но я должен… все поставить на свои места. Мне больно, понимаешь, а за Виталика вдвойне…

- Эдик, послушай меня, эта сучка не станет с тобой выяснять отношения, а выгонит взашей.

- Но я попытаюсь все наладить, верь в меня!

- Не хочу и не буду. Эдик, это слишком рискованно…

- Пожалуйста, папа, я больше не вижу другого выхода! – отстраняюсь я.

Отец отрицательно качает головой и я понимаю, что он снова взялся за старое. Он никогда не поддерживал моих решений и умолял вовремя остановиться, но я твердо верил, что если что-то и делаю, то скорее всего правильно.

- Ты никогда не увидишь эту мразь и я не допущу, чтобы эта тварь переступила порог моего дома, ясно тебе??? Я куплю самых лучших собак, понаставлю кучу охраны, чтобы она побоялась сделать хоть резкое движение в нашу сторону! – взорвался он, чем и напугал моего сына. Виталик подбегает ко мне и в испуге обнимает за ногу.

- Все в порядке, - успокаиваю его я, а внутри от папиного ответа все сжалось.

- Я хочу спать. Отведи меня, пожалуйста, в комнату, - попросил меня мальчик.

-  Хорошо, - взял его на руки я и посмотрел на папу: - Спокойных ночей тебе.

- И тебе, - вздохнул он и начал собирать посуду, ворча себе под нос: - Опять мало жрешь, потом булимия нападет или в обморок будешь падать…  Деточки…

Покинув кухню, я направился вместе с Виталиком в его комнату и помог переодеться.

- Ну, вот и все, - выдохнул я. – Ты уверен, что хочешь спать или тебя дедушка напугал?

- Немного. Он такой злой.

- Не обращай внимания. Побесится, и перестанет, ты же его не первый раз знаешь. Наверное, у него на работе что-то не сложилось, вот он и орет на всех, - улыбнулся я и укрыл ребенка одеялом.

- А мама, правда, приедет ко мне?

- Виталь, больше не задавай мне этих вопросов, ладно? Я откуда знаю?

- Но она придет?

- Должна прийти. У неё нет других родственников, кроме нас, - быстро ответил я  и вышел из комнаты.

На следующее утро, мне захотелось наведаться на свою новую хату и проверить, как обстоят у неё дела. Небось, пылью заросла в мое-то отсутствие. Непорядок, надо бы убраться. И как только, я поднимаю свой тощий зад с кровати, то в комнату входит Вика и осторожно вешает мою майку на спинку стула.

- Чего крадешься? Не видишь, я не сплю? – ответил я, потянулся и подошел к шкафу.

- Прости, пожалуйста. Я вот… принесла твою майку, которую вчера случайно запачкала. Надеюсь, ты не сердишься на меня?

- Нет, что ты? Спасибо тебе. Теперь можешь быть  свободна, мне нужно переодеться. А хотя нет, задержись на секундочку, мне надо тебе кое-что сказать.

- И что же? – скрестила руки на груди девушка, как бы намекая мне на то, что знает все мои уловки и если, я скажу ей что-то резкое, пустив в ход свои шаловливые ручки, то у меня не будет шанса дотронуться до неё. – Я тебя внимательно слушаю.

- Я бы хотел оставить всё на своих местах, чтобы ты была обычной няней, как и положено, а я сыном твоего начальника, который не имеет малейшего права разговаривать с прислугой по душам. Но только насчет зарплаты, конечно. Нам необходимо соблюдать дистанцию, ты понимаешь? Нам пора прекратить эти дружеские отношения и вести себя, как нормальные люди. Вик, послушай, ты хорошая девочка, собеседник и с тобой прикольно, но пойми я… начал дорожить тобой, как няней, человеком, который присматривает за моим сыном. Ты очень нравишься ему и я даю тебе полное право и свое разрешение на то, чтобы ты брала его на свои прогулки с подружкой. Я  в этом ничего плохого не вижу, а наоборот могу верить в то, что ты ответственная и добросовестная девочка и тебе можно всё доверить и не сомневаться в этом. Работай, радуйся жизни, получай удовольствие, этого у тебя никто не отнимет. Есть ещё одно маленькое «но». Между мужчиной и женщиной никогда не бывает дружбы, они созданы для того, чтобы любить друг друга, спать друг с другом, заводить семьи. И как бы ты себя не успокаивала тем, что первая любовь начинается с дружбы, то можешь не заморачиваться! Пожалуйста, держись подальше от меня. Я никогда не впущу в свою душу такую хрупкую девчушку, как бы прискорбно это не звучало! Вика, я прекрасно видел, что ты хотела подружиться со мной и старался разделять это. Но, тем не менее, я хотел от тебя совсем другого. Прости.

Вика сглатывает и не произносит ни слова, а потом через некоторое время глухо выговаривает:

- Что ж, если ты так о себе думаешь… То, я… не могу поверить тебе на слово! – нахмурилась она. – Для меня ты замечательный человек, но то, что с тобой происходит на данный момент, знаешь только ты сам.

- Это я тебе и пытаюсь объяснить, потому что только  я могу разобраться в себе, как никто другой. Ты многого обо мне не знаешь, девочка, а только тупо идеализируешь в своей голове. Лучше бы тебе узнать какой я есть прямо сейчас, чем потом рыдать на лестнице, от того, какую глупость ты совершила, когда запрыгнула ко мне в койку. Пусть всё, что между нами было - останется хорошим воспоминанием. Я не хочу портить тебе жизнь. Просто знай, что я редкостная сволочь и обходи меня стороной! Я не собираюсь загаживать твою репутацию и прошу отнестись с пониманием! Все, разговор окончен! Пожалуйста, покинь мою комнату

Когда Вика уходит, я тяжело вздыхаю и корю себя за все, что сейчас ей наговорил. Можно же было решить конфликт одним словом: «прости меня, детка, я не знаю, что со мной происходит, правда! Не обращай внимания на то, что я психую. Это всё нервное, пройдёт. Ты только не подходи ко мне, пока я не приду в себя. Занимайся своими делами, а я если что обязательно к тебе подойду и принесу свои извинения, за то, обидел». А вместо этого я понес всякую ерунду и сделал всё наперекосяк…

Быстро одевшись, я спускаюсь вниз и надеваю пальто.

- А ты куда? – спрашивает меня Виталик и подбегает ко мне.

- С работы звонили, сказали нужно срочно приехать, - опускаюсь перед ним на корточки я.

- И когда же мы увидимся?

- Даже не знаю… Постараюсь, конечно долго не задерживаться, но если что не скучай.

- Если тебя не устраивает работа, брось её и гуляй со мной, - спокойно советует сын.

- Если я сделаю, так как ты меня просишь, то на что мы жить-то будем, не подскажешь? – рассмеялся я.

- На дедушкины деньги! –  невозмутимо отвечает он.

- Ох, ты ж как заговорил! – улыбнулся я. – Ты-то может и будешь, пока маленький, а вот я уже взрослый и должен иметь хоть свою копейку в кармане, а потом если вдруг у меня не будет хватать денег, то я смогу попросить у дедушки взаймы.

- А что это такое?

- Пф, лучше тебе не знать. Вырастишь-поймешь, а так ты прав, мы с тобой правда, зависим от дедушкиных денег. Он же у нас глава семьи и на нем все держится, не только его фабрики и заводы, а мы и наше благополучие! Ладно, мне пора,  - крепко обнимаю Виталика я и отстраняюсь. – По полкам не лазай, обезьянка моя и слушайся старших, хорошо?

Мальчик одобрительно кивает.

- Славный - малый, - причмокиваю я. – Ну давай, пока!

Во дворе меня уже поджидал Роман и с нетерпеливым видом, наблюдал за тем, как я включаю печку и готовлюсь выехать за пределы дома. Через несколько минут, я смотрел на дорогу и усердно думал о сегодняшнем дне. Что я скажу Ирине, когда с ней пересекусь? Как пройдет наша встреча? Станет ли она слушать меня или отправит лесом? Может быть, нам так удастся увидеться, но все же попытаться-то стоит. Нет, так дело не пойдет, либо все будет так, как я хочу либо я сам доберусь до этой дряни и сделаю все возможное, чтобы заставить её поговорить с сыном. Пусть она только попробует отказаться, я ей этого так не оставлю!

Иркин приезд, реально действует мне на нервы и заставляет еще больше волноваться и делать ужасные поступки, теряя тех людей, которые добродушны ко мне. Например, я оттолкнул от себя Викторию. Эта девчонка, всегда меня слушала, давала дельные советы, с ней было так легко общаться, а я поступил с ней, как последняя тварь. Сейчас мне бы хотелось чуть позже обсудить с ней все вопросы и расставить все точки над «i».А пока я должен разобраться со своей бывшей женой.

Сунув ключ в замочную скважину, я открываю дверь и захожу в квартиру. Дома и стены лечат. Господи, как я хочу их расцеловать, обнять, они даже и представить себе не могут, какое облегчение я сейчас испытываю, находясь рядом с  ними. Хочется порхать, как бабочка, слушать тишину и рев автомобилей, стоять на балконе и курить сигарету одну за другой, растягивая удовольствие, любоваться Красной Площадью и довольствоваться тем, что есть. А это: еда, покой, музыка по телику и умиротворение. Сняв пальто, я бросаю его  на диван,  выхожу на балкон и достаю из пачки сигарету. Как же холодно, черт подери, но пофиг, главное, что я остался наедине собой и готов немного отдохнуть от домашней суеты. Затянувшись, я выпускаю ровные колечки дыма и ухожу в себя.

Захотелось вдруг чего-то нового и необычного, например: сделать тату, проколоть правое ухо или спрыгнуть с парашюта, но уж лучше остановиться на двух вариантах, а то высоты очень боюсь.

Не знаю, сколько я любовался Москвой и курил сигареты, но мне было действительно хорошо и через несколько минут, я покинул балкон, подошел к зеркалу и достал из бардачка, цыганскую иголку.

Вспомнились папины слова по поводу самостоятельного прокалывания ушей. Мол, можно задеть отвечающие за органы нервы и навредить себе. Но я-то знал, куда колоть и поэтому, чтобы с полной уверенностью добиться своего успеха, я прошел на кухню, взяв из вазочки яблоко. Вау, еще свеженькое. Интересно, кто это так обо мне позаботился? Увидев записку на столе, я понял, что она от Самоварова и отложил её на потом.

Когда дело с прокалывание было завершено, я достал из кармана приобретенную раньше, сережку и продел её в ухо, наплевав на то, как отнесется к этому папа. Причем, это было мое мудрое решение что-то в себе поменять. Если мой сын и последует моему примеру, то я буду за него очень рад и дальше поддерживать мальчишеские интересы.

Зайдя на кухню, я раскрыл письмецо и вчитался:

«Отлично отдыхаешь, Персиков! Твоей неубранной квартире и наполовину пустому холодильнику, в котором стоит недопитое пиво и ломтики просроченной колбасы – может позавидовать любой холостяк. Благо, еще вещи не раскидал по всей комнате, а то бы я не выдержал и заполучил сердечный приступ! Но сейчас не до шуток, родной, отныне ты должен узнать у моей женушки от кого она успела залететь. Уж, не от меня ли? Бесплодна ли она на самом деле или просто водила меня за нос, притворяясь тем, что не может иметь детей, потому что кинула на меня обиду из-за Каролины и не хотела, чтобы когда-то у неё была семья с мужем-кобелем?  Знаю, что между нами были некоторые разногласия. Мол, ты покрываешь мою задницу и докладываешь Маринэ, что поиски идут. Но я тебя настоятельно прошу, помочь мне и если что звонить  хоть иногда, как появятся новости. Если вдруг ты читаешь это, то знай – я рассчитываю на тебя, как никто другой».

- Дурдом какой-то, - прошептал я и скомкал листок.

Виктория

Очень сложно воспринимать всё всерьёз, когда ты дружил с человеком и знал о нём совсем немного, чем хотелось бы… А теперь, когда все ясно, можно спокойно вздохнуть. Нет,  проще зареветь из-за всех сил, бить кулаками стеночки, кричать от безысходности и винить во всем себя и свое глупое поведение.

Вытерев тыльной стороной ладони слезы, я убираю до конца весь дом и начинаю потихоньку одеваться. Скоро, я увижу эту соплячку и навсегда изменю о ней свое мнение.

Когда я была уже готова, то посмотрела на себя в зеркало и увидела перед собой зареванную девочку. Боже, какое же противное настроение. Набрав номер подруженьки, я подношу телефон к уху и задумываюсь.

Хочется отрицать каждое слово, произнесенное Эдиком, убеждать его в том, что он не прав и специально наговаривает на себя, чтобы заслужить мою жалость. Но я не собираюсь верить в то, что он такая редкостная сволочь. Может все дело в Иркином приезде и от этого парню час от часу нелегче? Все-таки такая неприятная персона заглянула в кой-то веки в Москву.

- Я тут, - отозвался голос Ланы на том конце провода. - Прости, что долго не брала. А ты, я вижу любишь слушать мои песенки вместо гудка. Ну, что, любовь моя, за тобой заехать?

- Нет, наверное, я сама доеду как-нибудь…

- Что все это значит??? Нет, так дело не пойдет, либо вместе, либо все ровно вместе, - пошутила она. - Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Ты хорошо слышишь меня, солнце?

- Да, я…

Увидев, что ко мне подошел Роман и предложил подвезти, я кивнула и сказала Лане, что обращусь к личному водителю шефа, так что пускай она ждет меня около входа в клуб.

- Спасибо, - глухо отвечаю охраннику я, после того, как поговорила с Ланой. Руки предательски задрожали.

- Не благодари. Идем, - схватив меня за руку Рома, встречается лицом к лицу с шефом и ослабляет хватку.

- И куда это вы собрались на ночь, глядя? – упирает руки в боки он. – Вы на время смотрели?

- Как, раз хотела вам сказать, что сегодня я решила вернуться к подружке и переночевать у неё, а завтра в восемь быть на работе, как штык,  - улыбнулась я. – А, Рома, он…

- Предложил свои услуги личного водителя, - добавил парень.

- Надеюсь, Вы не против?

- Это конечно замечательно, девочка, что ты решила именно сегодня навестить свою подружку, но я тебя  настоятельно прошу не делать глупостей, потому что сама знаешь, как опасно находиться ночью на улице. Это я на тот случай говорю, если вы вдруг надумаете  прогуляться. А так, я спокоен, можешь идти. Кстати, Эдик не появлялся? – спрашивает Петр Ильич.

- Никак нет, - как солдат отзывается Рома и смеется. – Ну, мы пойдем?

- Да, - махнул рукой хозяин и отправился наверх.

Пока мы добирались до спортклуба, Ромка не соизволил хоть на пару секунд заткнуться. Он все говорил и говорил, а я только отмалчивалась и не хотела отвечать на его вопросы.

- Какое замечательное место этот подпольный спортклуб, да к тому же и со спортивными сдвигами. И чем же вы там с подругой собираетесь заняться? Уж не фитнесом? Да, нет. Куда тебе худеть? Итак, как палка! – заржал водила.

- Может, ты перестанешь болтать и уставишься на дорогу? Слушать противно!

Рома резко притормаживает и смотрит на меня озлобленным взглядом:

- Когда я с кем-то разговариваю, то мне должны отвечать! Так, что не повышай на меня голос, идиотка, а то я научу тебя хорошим манерам! Вы, поглядите на неё выискалась копия Эдуарда Персикова: переговариваешься, пофигически относишься ко всем, отстаиваешь свою точку зрения и слишком много на себя берешь! Но у тебя ничего не выйдет, сладенькая ты моя, потому что я больше не допущу такого пренебрежительного отношения ко мне! Я обязательно расскажу Эдику о том, где ты была все это время и почему тебя так потянуло в спортклуб. Думаю, ему будет интересно услышать про то, как одна довольно милая девочка, обманула его папаню, сказав, что едет к подружке, а на самом деле поехала в клуб и сидела за соседним столиком, временами поглядывая: то на драчунью Ирку, то на предмет своего воздыхания. Как ты считаешь, мне Эдику сразу рассказать, что ты следила за ним или позже?

Я вжалась в кресло. Откуда он все знает, ну откуда?

- Я не собиралась следить за ним. У меня там назначается встреча. Так, что впредь будь аккуратен со своими догадками, - выдыхаю я. – Не задерживай меня. У меня мало времени, чтобы выяснять с тобой отношения.

- Хорошо, милая, ну раз ты у меня такой хороший слушатель, то говорю тебе следующее: Эдик знает, что ты рылась в его вещах и рассматривала фотки из Лондона. Только он не придал этому особое значение, пожал плечами и сказал: «Пускай делает, что хочет. Захотела посмотреть? Пожалуйста, я не против. У меня там нет ничего непристойного, что заставило бы её краснеть». Как же ты ему безразлична, детка, - парирует Рома и поворачивает ключ зажигания. – А мог бы устроить допрос и накинуться на тебя, как это делают все мужчины. Баба не должна ничего вынюхивать, а знать свое место. Надо будет - мужик сам расскажет о своей проблеме. Не стоит бежать впереди паровоза. Но Персик – он особенный. Ему, как было на тебя пофиг, так и впредь он станет импровизировать.

- Сплетник ты… Если человек, знает что, в его комнате нет ничего существенного, то ему незачем париться.

- Как же тут не быть сплетником, когда рядом с такой безмозглой девочкой, вертится такой козёл! Вика, ты даже представить себе не можешь, как я переживаю за тебя, места себе не нахожу, все думаю, что станется с тобой, когда ваши дружеские отношения закончатся и начнутся твои страдания!

- Рома, пожалуйста, не перегибай палку. Веди машину и ни о чем не думай. У меня всё хорошо..

- Пойми же ты, наконец, что я не просто так говорю! Я же люблю тебя и беспокоюсь!

- Ты нормальный?

- Вик, я серьезно.

- Мы, кажется, приехали, - холодно отозвалась я, игнорируя его слова.

- Сука! Ты еще об этом пожалеешь! Век, будешь отмываться от своих проблем. А я тебе их гарантирую.

- Да, пошел ты!

Не успела я выйти из машины, как Рома схватил меня за руку и приблизил свои губы. Резко оттолкнув его, я покинула салон. Настроение было итак паршивое, а тут еще этот влюбленный придурок.

Ланка, как всегда встречает меня с распростертыми объятиями:

- Наконец-то настал этот день, когда мы снова можем куда-нибудь выбраться! Я так счастлива! А вот та Годзилла, которая тебя подвозила, заставила меня жутко волноваться. Он, что там клеился к тебе? Ух, я бы ему треснула, чтобы он знал свое место. Ишь, чего удумал за чужой невестой приударивать!

- Лана, успокойся, – еще сильнее обняла её я и попыталась сдержать слезы.

- Я бы ему сказала, что свою девочку  никому в обиду не дам, сама задавлю его своим красным кабриолетом, если вдруг надумает дотронуться до неё хоть пальцем! Он мне тогда сразу не понравился еще с того дня, когда ты приехала на его машине ко мне в гости. Помнишь тот день? Мы еще за любовь пили… А потом, тебе позвонил твой любимый и забрал на обратном пути. Я тогда была так рада за вас. Хоть увидела, какая вы красивая пара со стороны.

- Еще бы! Разве такое можно забыть? Ну, ты тогда вообще отожгла, воздушные поцелуйчики в окне, большие пальцы.  Ну, что идем?

- Конечно, - улыбается подруга, берет меня за руку и ведет за собой.

Зайдя в клуб, мы сдали свои вещи в гардероб и заняли столики. Сначала, было весело и довольно интересно послушать живое выступление рок-группы, которая открывала поединок  с песней про «бой», а потом началось самое волнительное. Буквально за несколько минут появилась Ирина Де Бернар и еще одна девушка. Мне стало не по себе, особенно в тот момент, когда соперницы начали драться. На моих глазах появляются слёзы, но я не придаю этому значение и продолжаю смотреть, кусая губы. Лана курила сигарету, растягивая удовольствие и смаковала коктейль, а мне даже соку не захотелось глотнуть!

Сколько ненависти, дикости, разве девочки могут так себя вести? Мне вдруг показалось, что именно я, та самая русская спортсменка, которая сражается за свое счастье с этой кралей, которая возомнила из себя, хрен знает что! Оглядевшись по сторонам, в поисках Эдика, я нахожу его за дальним столом и быстренько отворачиваюсь.

Эдуард

- Вот это удар! Я понимаю, – хлопает в ладоши Коля и отхлебывает пиво. – Эх, не перевелись еще те женщины, что решают свои проблемы не словами, а кулаками. Взять, например одну девчонку, которая приходила в мой сушик в поисках вдохновения. Сама тихоня тихоней, а как вступила со мной в конфликт, так я потом еле ноги унес, а на следующее утро почувствовал себя пораженным и жалел о том, что наговорил такой милашке кучу гадостей. Она была из тех, кто словесно мог поставить человека на место и заставить задуматься:  «правильно ли Вы поступили, когда налетели на меня, как ворона? Или Вы понтуетесь?».

- Надо же, какая история, - отвлекся на секунду я. – Ты же у нас был профилем по устранению капризных женщин! А сейчас, что годы уже не те? И кто же эта героиня?

- Обычная девочка по имени Лана. Она подарила мне сборник своих стихов с автографом, чтобы я учился хорошим манерам и правильному тону.

- Лана? Подожди, а как она выглядела?

Коля задумался:

- У неё великолепные глаза и роскошные волосы. Прям, как у моей мамки! Последний раз мы пересекались с ней в «Магните» и в моем сушике. Но я запомнил, каждое её движение, взгляд, походку. Они отпечатались в моей памяти.

Все понятно, мой друг запал на Викину подружку и если мне не изменяет память, то мужчины всегда ищут женщин чем-то похожих на свою мать.

И я, кажется, не выпадаю из этого числа, потому что на моем пути появилась ОНА. Чем-то похожая  на ту женщину, которую я  люблю и всегда любил…

Виктория

Мои силы уже на исходе. Нет, больше не могу это терпеть. Всё!

- Что такое, Викуль? Тебе плохо? – обеспокоенно спрашивает меня Лана и тушит сигарету о пепельницу.

- Я больше не могу тут находиться. Мне надо воздуха… Воздуха! – выпалила я и, схватив сумочку, побежала к выходу.

Эдуард

- Ты смотри, какие-то девки не выдержали и дали деру! – заметил Колян. – Ох, эти женщины… и чего им дома не сидится? Вечно приключения на свою задницу ищут! Вроде не в стриптиз-бар пришли, а на настоящее мочилово! Ранимая женская душа… Можно было бы дома посидеть, да борщ сварганить, нет же... потянуло!

Обратив внимание на девушку в белой майке, которая просила охранника открыть дверь, я переключился на неё и стал наблюдать за происшедшим. Парень в чёрном костюме, стоял, как бревно, перегородив путь девушке. Хотелось мне вмешаться, но вскоре он сжалился и выпустил настойчивую из зала. Кажется, девица в белом мне показалась, знакома, только где я её видел, припомнить не могу. А вот та длинноволосая, что стояла рядом с ней была чем-то похожа на подругу Вики. Может быть, это были они? Две подружки-болтушки? Нет, у меня точно крыша поехала! Мало того, что в клубе было темно и свет отбрасывали диско-огни, так еще у меня совесть не вовремя  проснулась и теперь все мерещится.

Я вздыхаю и перевожу взгляд на свою бывшую. Как же мне непривычно видеть её в таком животном состоянии. Складывается впечатление, что она выбежала из психушки и готова всех убить, лишь бы ей было хорошо.

Виктория

Выйдя на улицу, я обхватываю себя руками и сдерживаю слезы.

- Вик, ну что была за необходимость покидать шоу в самой горячей развязке? Мы так и не узнаем, кто победитель, если не уйдём! – слегка возмутилась Лана и завязала пояс на пальто.

Опустившись на корточки, я закрываю лицо руками и горько плачу.

- Господи, милая, успокойся! - подняла меня подруга и посмотрела в мои заплаканные глаза. – Поехали домой, отдохнешь, придешь в себя, а то ты у меня совсем что-то побледнела.

- А можно к тебе? – шмыгнула носом я.

- Не можно, а нужно! – крепко обнимает меня она и ведет к машине. – Что же с тобой происходит, девочка моя?..

Эдуард

Когда все практически подошло концу, я потушил сигарету  и заметил, что выкурил не только свою пачку, но и Колину. Посмотрев на меня недовольным взглядом, дружбанчик качает головой и забирает пустую пачку:

- Господи, бедные твои легкие. Надеюсь, что твои анализы показывают, что они в порядке, иначе бы я не пережил, если бы с ними что-нибудь случилось. Ладно. Пошли, будем твою кралю поджидать.

Ира выиграла бой и ушла с довольным лицом, только я места в себе не находил и кусал от волнения губы.

Выйдя на улицу, я сел в машину вместе с Колей и начал обсуждать план действий:

- Ну и что мы теперь будем делать? Наверняка, у неё за спиной будет охрана.

- Подожди ты, не буксуй! Слушайся меня и все будет хорошо. В общем, дави на газ, я знаю откуда выходят звезды. Если не подловим тут, поедем в гостиницу и представимся родственниками. Все же знают, что девушка родилась в Москве!

Когда мы подъехали к выходу, то увидели Иру. Мое сердце упало в пятки. В жизни она намного симпатичнее, чем в боксерских перчатках.

- Вас проводить? – спрашивает  её телохранитель.

- Пожалуй, нет. Я хочу немного прогуляться по Москве. Давно её не видела. Вы не волнуйтесь за меня. Передайте моему мужу, чтобы не переживал понапрасну. Я скоро вернусь.

Бугай кивнул и удалился прочь. Ирка с облегчением вздыхает, закидывает сумку на плечо, натягивает капюшон по самые глаза и направляется прямо.

- Поехали за ней, я кажется, знаю, что делать! – выпалил Колька, а я повернул ключ горения.

Долго же мы за ней следили. У меня уже было желание, выйти и как бы организовать случайную встречу, но дружбан, словно учуял мое состояние и велел притормозить. Вскоре, все началось, как в настоящем фильме на канале НТВ. Коля подбегает сзади к девушке и закрывает рот ладонью. Хорошо, что людей не было, а то бы вызвали полицию. Ирка, конечно, хотела применить свои бойцовские навыки, но какой бы женщина сильной не была, мужчина все ровно будет на высоте.

Открыв окно, я услышал, как Коля напрямую угрожает ей:

- Заткни свой рот и не рыпайся! Сделаешь одно резкое движение и я пырну тебя ножом, поняла?

Ира растерянно закивала.

- А теперь, иди за мной и без глупостей!

Точно, как в настоящем остросюжетном сериале! Коленьке надо было идти сниматься на НТВ, чем в официанты идти, деньжищ-то много ему заплатили за роль опасного преступника. Он у меня прирожденный актер.

Когда Коля затолкал Ирку на заднее сидение машины, я дождался, пока он сядет рядом со мной и заблокировал двери.

- Объясните мне, что все это значит???  - наконец-таки заговорила она.

- Привет! – развернулся я и широко улыбнулся во все свои тридцать два зуба.

- Эдик???

- А ты кого другого ожидала увидеть? Поди, скучала, по мне и по Виталику, любовь моя, правда? Сейчас мы Коленьку, до дома довезем и поговорим, хорошо? Не обещаю, что разговор будет короткий, но нам многое надо обсудить и взвесить всё «за» и «против». Сама понимаешь, как все запущено.

Ира никак не могла успокоиться, все смотрела в окно и о чем-то усердно думала, а когда Коленька был доставлен на пункт назначения, я разблокировал двери (кроме Иркиных, конечно, вдруг еще сбежит тварь), вынул ключи и вышел из машины.

- Спасибо тебе, Коль, ты даже не представляешь, как меня выручил, - обнял я его.

- Это еще что, я еще и не такое проделывал. Весь сезон «Бандитского Петербурга» пересмотрел и ни одного прокола на практике. Так, что не благодари. Что дальше с ней намереваешься делать?

- Я не знаю. Всё довольно-таки сложно…

- Скажи ей всё, что накопилось, пока она нежилась под французским солнышком и смотрела на Эйфелеву Башню, вместо того, чтобы позвонить и узнать как дела у сына.

- Ты видел её испуганные глаза? Мне кажется, ей сейчас будет дурно…

- Не защищай её! Что заслужила-то и заслужила. А, как её должны были ждать? С аплодисментами, что ли?

- В этом ты прав. Ладно, иди. Спасибо за помощь, - попрощался я, сел в машину и дал по газам.

- Куда мы едем? – спросила Ирка.

- Как куда? В твою гостиницу, но сначала, - завернув на аллею, я притормозил возле ближайшего супермаркета и перелез к Ирке. – Я хочу поговорить с тобой.

- О чем? – дрожащим голосом спросила она.

- Сама не догадываешься?

Девушка отводит глаза в сторону, еще немного и она заплачет. Слабачка, а раньше, когда мы жили, так высокопарно о себе заявляла, что хотелось дать чем-то тяжелым по голове.

- Купи мне воды, пожалуйста, я пить хочу. В горле что-то пересохло, - просит меня об «одолжении» Ирка.

- Иди на улицу снега поешь. Во, как помогает, - показываю большой палец я. – Никуда я не пойду и за нос меня водить не надо! Сейчас, я уйду и ты сиганешь отсюда. Что я не знаю твои уловки!?

- Эдик, ну пожалуйста!

- Пожалуйста, говоришь… Что-то я не слышал от тебя таких слов, очень давно. Наверно я их слышал очень часто от себя, когда просил тебя одуматься и не оставлять ребенка одного, потому что ему нужна была мать! А ты хоть знаешь, как поживает наш маленький принц, нет? Я тебе расскажу… Он очень скучает по тебе, спрашивает все, где мама, где мама, а я не знаю, что ответить! Говорю мол, в командировке, а он мне не верит. Врать не буду, но бывало, что и прокатывал такой вариант и мальчик не трогал меня весь месяц. Знаешь, что еще самое страшное приключилось в его жизни? Его безмозглый папа, так сломался после потери непутевой женщины, что моментально потерял человеческий облик и стал ходить по проституткам,  и бухать, как лось, чтобы хоть как-то успокоиться и стереть себе память. А ребенок - это так, мелочь о нем и дедушка может позаботиться. Какой же я был дурак, когда вспомнил о Виталике, только тогда, когда папин охранник нашел меня на кладбище и притащил домой. Боже… Как мальчишка был мне рад, я бы наказал себя за все свои необдуманные поступки, которые совершал, когда болел тобой… Ах, да я забыл… Ты терпеть не можешь, когда мужики ноют. Прости, я должен казаться сильным, чем есть на самом деле, никому не нужны мои проблемы… Ты, по-моему, еще не догоняешь, что у тебя есть сын, которого ты родила за деньги и игнорировала, когда он лежал в кроватке и плакал! Зато у тебя было все, как у нормальной богатой женщины!

Ирка вздыхает и резко поворачивает голову в мою сторону:

- Ты хочешь меня разжалобить, урод? Я ушла от тебя, только потому что надоело притворяться! Твой отец давил на меня, заставил стать твоей женой. Тогда ты отмазал меня перед ним и сказал, что можно обойтись гражданским браком. Вот я и воспользовалась этим… А еще, могла бы сделать аборт, да только папочка твой вмешался! Я ушла от тебя не из-за того, что луна повернулась не в ту сторону, а от того, что все наши проблемы решал твой отец, вместо того чтобы тебе самому поменять свою судьбу, ты прятался за его спиной. Разве, это описывает твой мужской поступок? Всю свою жизнь, я прожила с тобой в одном доме по принуждению твоего отца, зависела от его мнения и бесилась, спала с тобой в одной кровати и не хотела, как мужчину, выносила этого мальчишку и потом страдала от недосыпания и плакала в подушку от того, что жизнь – нечестная штука. Довольствовалась малым и ждала, чтобы когда-нибудь, я собрала вещи и укатила далеко и надолго с тем мужчиной, с которым познакомилась в кафе. И ты еще от меня чего-то требуешь, когда все уже давно закончилось и больше никогда не повториться? Я вычеркнула тебя из своей жизни, еще до того, когда приехала во Францию и начала новую жизнь.

Как она может такое говорить, когда мы с отцом, как говорил кот Матроскин: «На помойке нашли, обмыли,  вычистили», а она ещё тут разглагольствует!? Как можно быть такой неблагодарной? Как? Боже мой, мне и слушать всю эту гадость в свой адрес не хочется, не то, что обдумывать часами, пытаясь прийти к выводу, что Ирка  самая настоящая дрянь. Да, где-то были и мои косяки, не спорю, все мы не идеальны, но ощущать свою вину было не в моих принципах. Возможно, папа и хотел образумить эту гадину, но ему самому уже было невтерпеж выгнать её из дома и покончить с этим. Мы оба не знали, что с ней делать,  сидели часами и говорили о женушке, даже стены пропитались её именем и эхом отзывались, когда я находился в своей комнате или в ванной. 

- Требую, чтобы ты немедленно рассказала сыну всю правду. Только, пожалуйста, постарайся быть искренней с ним, - спокойно объяснил я. – Большего от тебя не потребуется.

- Это и все? Тебе не кажется, что ты похож на родителя из программы «Пусть говорят», которые приходят в студию и просят о помощи? Ты же тупо унижаешься передо мной, когда заикаешься об этом!

- Какое же тут унижение, когда ребенка мы воспитывали вместе!? Хотя, я не хочу говорить, что это было так, на самом деле ты ничегошеньки не сделала, чтобы называть себя матерью-героиней. Но все ровно, какой бы ты стервой не была, мой сын тебя любит и ждет возвращения. Ладно, я, мне самого начала было на тебя плевать, но мальчик… Он же ни в чем не виноват!

- Да, что ты??? Вероятно, виноват в том, что родился на свет, а не был удален из материнского утроба, как помеха!

- Что ты сказала??? – оскалился я и схватил её за челюсть.

- Ничего, - отдергивает мою руку бывшая. – А всего лишь малейшую правду. Теперь ты решил ребенком  меня удерживать? Ловко!

- Ты больная или притворяешься? Причем тут это? Я тебя не о многом прошу, просто поговори с ним  вот и все.

- Я не могу, - честно призналась Ира. – Я не знаю, что ему ответить…

- Побыла в моей шкуре??? Вот и хорошо! А я знал? Как думаешь, я знал??? Сука, продажная! Позарилась на миллионы богатенького француза и теперь не знаешь, что ребенку говорить!!! Я, милая, для этого и пришел посмотреть на тебя и убедиться в том, что ты не только можешь быть победительницей на ринге, но и в жизни быстро находить выход из разных ситуаций! Запомни, малышка: «Сколько бы ты не бегала от судьбы, а обиженные на тебя люди все ровно не отвалят!».

- Хорошо, я задержусь в городе, для того, чтобы поговорить с Виталиком. Кстати, как у него дела? Все в порядке?

- Когда не думает о тебе, то у конечно него на душе порхают бабочки, - съязвил я.

- Может, хватит???

- Может,  представишь себя в три годика без мамы, а?

Ирка замолчала и тяжело вздохнула:

- Трудно представить…

- А ему наивному ребенку, тем более…

- Знаю, Эдик. Так ты мне не купишь воды?

- Ох, как же ты быстро перескочила с темы на другую! Нет, не куплю. В отеле своем попьешь, не жарко на улице, чтобы водой злоупотреблять! Можешь не стараться, я все твои уловки вижу насквозь, не пытайся сбежать, - твёрдо ответил я.

- Я с тобой пойду!

Немного подумав, я вышел из машины, забрав все самое необходимое, что способствовало побегу, заблокировал полностью тачку и отправился в магазин.

В благодарность тому, что Ира решила остаться в Москве, я вместо воды покупаю ненормальной «Фанту» и, вернувшись обратно, кидаю ей.

- Молодец, девочка, послушная, слово держишь, а я тебе не верил. Вот тебе за это бутылочка воды и Чупа-Чупс. Заслужила, - с издевкой ответил я и сел за руль.

- Она же сладкая! Я же просила обычную воду!

- Опять твои дамские капризы! Как же я по ним скучал… Ну ладно, диктуй адрес гостиницы, психопатка, а то муж не на шутку разволнуется и уволит всех охранников к чертям, за то что они не сберегли его сокровище.

- Давай без иронии, - устало ответила Ира и назвала адрес.

Глава 12
Виктория

Сделав пару чайных глоточков, я обнимаю себя за плечи и прислоняюсь лбом к стенке. Лана смотрит на меня в упор и спрашивает:

- Может ты, мне все-таки расскажешь, что случилось и почему мы резко ушли из клуба, так и не досмотрев все до конца? Оставалось же всего-то, каких-то жалких полтора часа!

- А тебе было интересно наблюдать за тем, как девки друг друга мочат? По мне так тошнотворное зрелище! - сверкнула на подругу глазами я. – Жалко ту девушку, что вызвалась сражаться с Иркой на честный поединок до крови из носа.

- И поэтому ты сидела и рыдала? Да тебе всех жалко, то Муму, то бедных Каппулети и Монтеки!

- Лана, что ты на меня орешь??? Могла не идти за мной, а сидеть и досматривать весь этот ужас.

- Я не кричу на тебя, а хочу понять, почему ты так резко ушла?

- Потому что… Я не знаю, - шмыгнула носом я и подпёрла голову руками.

Отмалчиваться не было смысла, а держать в себе - было еще хуже. Посмотрев на подружку, я  вспомнила, наше первое знакомство, общение на равных, свои страхи, что девушка поймет какая я дура и прекратит поддерживать отношения, критику по поводу своих необдуманных поступков, боязнь обидеть её лишним словом и беспокоящая мысль о том, что из-за своей неадекватности, я могу навсегда потерять хорошего человека.  Но этого не последовало… Лане, было комфортно со мной.

И почему мне сейчас пришло это в голову? Понятие не имею, наверное, интересно посмотреть, сможет ли подруга выслушать меня и принять мою боль, как свою.

- Ну, что? – трясёт меня за плечо она.

- Лан, я поссорилась с Эдиком и теперь не знаю, как восстановить наши отношение и будет ли он вообще со мной их поддерживать, - всхлипнула я и поведала подруге историю о том, как быстро начала разваливаться моя дружба с мужчинкой. Она слушала, как я изливала душу, и менялась в лице, будто сама все переживала это, потом неспешно обдумывала и, снова принималась дослушивать все до конца. – Он стал каким-то злым и бесчувственным. Все время говорит про себя гадости и втирает мне, что за его дружеские услуги, я должна с ним переспать. Это уму непостижимо.

- Боже, это правда? – не могла поверить своим ушам Лана.

- Да, но есть еще хуже…

- Куда уж еще, - фыркнула она.

- Он сказал, чтобы я знала свое место и оставалась все такой же рабочей лошадью, как-будто не было тех времен, когда мы с Эдиком дружили и делились своими проблемами. А оказывается, ему мои траблы были до фонаря.

- Как это так? Он же назначал мне встречу и просил все рассказать, как налаживается карьера… Тогда я подумала, что он правда хочет тебе помочь!

- Видишь ли, не все так просто, как кажется. Может, он и был тогда искренним, а сейчас с приездом Ирки… Думаю её появление в Москве заставило его нервничать…

- Нет, уж подруга, не хочу тебя расстраивать, но тогда он ходил в розовых очках и забыл, что богатые парни, не должны мутить с няньками, а выбирать такую же девочку из богатых семей, как он сам. Это закон у них такой: как женишься, так и разбогатеешь…

- Но Ирка же была не такой!

- Вот именно! Он понимаешь, заметил, что её  не волнует: ни его душа, ни положение в обществе, ни ребенок, а только деньги. Понятно, что парень обжегся и решил, что ты такая же копия этой высокомерной  сучки. Он может и растаял от твоей красоты и доброго сердца, но мы-то обе хорошо знаем какая ты чистая и невинная девушка, которую не волнуют богатства…

- Котенок мой, а ведь я люблю его, хочу находиться рядом с этим человеком в любую минуту, когда ему плохо, а не когда вздумается. Хочу идеальные отношения, чтобы он, я и наша дружная семья.

Лана на секунду замолчала и вытерла поступающие слезы:

- Прости. Мне тогда не стоило было делать глупости и просить его материально помочь тебе  с карьерой… Если бы я только знала, что ты влюбилась в Персикова, то я бы никогда не воспользовалась его положением и не намекала ему об этом! Я думала, что он у тебя на крючке и решила поучаствовать в твоей афере и раскрутить Эдика на бабки, а ты в то время бы строила ему глазки, пока бы я дальше раздумывала план действий! Как же я была слепа, Вика прости меня, еще раз! Ты хотела завести с ним семью, плюнуть на карьеру и окунуться с головой в заботы. Но увидев Ирину,  ты немного расстроилась и почувствовала себя опустошенной. Богатые пареньки, они ж такие им ничего не жалко, живут себе в удовольствие.

- Как ты могла обо мне такое подумать? – испугалась я и погладила её по плечам. – Милая, ты же знаешь, что мне от него ничего не нужно. Вот зачем ты так… Я лишь только хотела войти к нему в доверие. Это  было для меня единственным выходом, чтобы потом, через какое-то время стать его невестой, а теперь я не знаю, что делать и как быть!

- А ты брось ему вызов и покажи, что если твоё место на кухне и рядом с ребенком, то пускай все будет, как он хочет. Бог ему судья. Не иди против его воли, а задумайся о себе! Я ж ведь, дура не знала, что у тебя с ним все серьезно и ты пытаешься его охмурить!

Я улыбаюсь:

- Серьезно – это когда спят вместе и заводят семьи, - перефразировала я цитату Эдика. - А у нас так… сопли.

- Неправда, у вас это было похоже с виду на любовь!

- Тебе виднее, - вздыхаю я и утыкаюсь в Ланкино плечо.

- Особенно было заметно то, какой же он все-таки гад! – поднимается с места она и берет бутылку с виски. – Наговорить такую чушь про себя, это же нереально! Была бы моя воля, я бы его придушила, за те слова, которые он произнес в твой адрес. Неужели он не видел, как ты чувствуешь себя защищенной рядом с ним? Зачем менять о себе мнение так, чтобы потом от тебя все отвернулись?

- Похоже, он видел в этом потребность себе признаться, что он не такой, каким может казаться. Или же заметив мои чувства, вздумал отыграться на них по полной. А что сейчас век такой, хочешь быть рядом со мной - переспи. Для тебя это дело пятиминутное. Ты же девушка.

- Да нет, ты что-то путаешь, - наливает в свой стакан виски подруга и делает внушительный глоток. – Сейчас это делают только, когда встречаются. Какой же секс без любви? Это только у меня в школе было такое, когда девушка тащилась по мальчику, а он не воспринимал её всерьез и поэтому видя, как ей без него плохо предлагал где-нибудь уединиться, чтобы потом у них была настоящая любовь. Парни, которые так делали, были просто озабоченными в свои четырнадцать и хотели строить из себя настоящих взрослых. Сплошные понты. Кстати, ты пить-то будешь?

- Да. Не отказалась бы, - вздохнула я, взяла стакан с содержимым и сделала пару глоточков.

- Котик, - подсаживается ко мне Лана. – Я понимаю, как тебе сейчас трудно смириться с тем, что пало на твою судьбу, но это не повод для расстройства! Надо действовать и не поддаваться на провокации этому выскочке. Пусть будет по его велению, пусть говорит, что хочет все ровно, потом перезагрузится и начнет к тебе дальше подкатывать. Этого нужно только дождаться и это произойдет очень скоро, если ты прислушаешься к себе и сделаешь так, как подсказывает тебе разум. Об одном лишь прошу: береги себя. Ты помнишь, что я советовала тебе насчет няни?

- Конечно. Раз мое место на кухне, то пусть будет, так как он хочет, бог ему судья, - прыснула со смеху я, повторив произнесенные минутой ранее Ланины слова, и немного погрустнела. – Знаешь, мне тут сейчас один случай вспомнился в Ивановской больнице, как я стояла возле регистратуры и ждала своей очереди, а рядом со мной скромненький паренек, главное личико такое невинное, в кольцах весь. Я даже сначала подумала, что он женат, но сразу откинула эти мысли. Самое ужасное началось потом, когда я спросила у него, мол, ты тоже любишь носить кольца на безымянном пальце? На что он ответил, что у него есть жена и ребенок. Я тогда так растерлась, что побоялась глянуть в его сторону и желание флиртовать с кем-нибудь еще - отпало само собой. А, ведь  кольцо-то было не похоже на обручальное! – в конце пошутила я.

- Кто его знает, малыш, может и придумал отмазку, потому что испугался твоего чарующего взгляда и был не готов к тому, чтобы заговорить с тобой нормально. Сейчас молодые парни похожи на мальчишек и фиг догадаешься, что они обременены узами брака. Я сама-то знаю, как выглядят женатые мужчины. У них лицо несчастное! – покатилась со смеху подруга. – В Иваново не было никогда настоящих мужиков, а если и были, то единицы, которых давно уже разобрали. Сколько я тебя помню, ты всегда была в поиске и искала парней глазами. Вечно на них пялилась на остановках, в кафе-барах. А теперь, когда уже нашла своего человека, другие стали не нужны и это понятно.

-  А ты уверенна, что Эдик – мой человек? Может быть, я это сама придумала, а? Свадьба, кольца, бесконечное счастье? Нафиг мне оно!? А вообще, дорогая, я бы хотела напиться. Так сказать, уничтожить все свои воспоминания, ложные мечты и излечить свою боль с помощью алкоголя, как мой Эдик. Блин, все-таки есть у нас что-то общее, да?

Лана качает головой и смотрит, как я доливаю в наши стаканы виски и полностью опустошаю свой стакан, затем меняется в лице и произносит:

- Нет, ну я так не могу! Что это за номера? Моя девочка будет пить в одиночестве, а я тупо на это смотреть? Нет. Так дело не пойдет! – чокается со мной она и делает внушительный глоток, закусив лимоном. – Вик, а ты знаешь, что у меня есть мечта?

- Да? – заинтересованно протягиваю я. – И какая же?

- Купить красный кабриолет, чтобы скорость была дрейфовая, чтобы московские девки, от зависти слюной давились, чтобы парни внимание обращали и свистели вслед, когда видели меня на моей ласточке и… Ветер, раздувающий во все стороны мои волосы! Черт, как же это выглядит со стороны сексуально! Я – в фиолетовом платье с рюшечками, в больших очках и модной сумочкой, в которой сидит чиа-хуа – колесит по городу и слушает громко музыку. Красивая девушка просто обязана жить роскошно. Все будут знать, что на красном кабриолете разъезжает по Кремлю – великая поэтесса Лана Зельцова! Фанатки моего творчества, будут долго гнать велосипед, ради того, чтобы заполучить мой сборник с автографом и наилучшими пожеланиями. И я еще подумаю! Доставить им эту радость!

Подруга была слегка пьяна, но мне все ровно было приятно слышать, что у неё есть заветная мечта. Да, без бутылки, мы никогда не будем так глубоко откровенны, как сейчас.

- Почему ты мне раньше не говорила, что хочешь приобрести такую машину? - спрашиваю я и смотрю на неё хитрым взглядом.

- Думала, что ты скажешь о том, что у меня не хватит средств её купить. Она же миллион рублей, наверное, стоит, а таких денег у меня пока нет и не будет. Сколько может издать своих сборников поэт, чтобы хватило на кусок хлеба?

Я пожимаю плечами, достаю из сумки маленькую красную машинку кабриолет и ставлю перед Ланой:

- Дарю.

- Это мне? Боже, она такая маленькая, как я туда помещусь? – растерянно мотает она головой и прыскает со смеху.- Положи обратно, а то Эдик подумает, что ты сперла у мальчика его игрушку. Кстати, откуда она у тебя?

- Виталик подбросил, - улыбнулась я и спрятала в сумку. – Как чувствовал, что я поеду навстречу к девушке, которая мечтает о кабриолете! Ну, почему твоей зарплаты должно хватить только на хлеб? Можно и не тратить её на дорогие напитки, а сэкономить для покупки своей мечты. Все же шансы хороши.

- Без изысканных напитков, моя жизнь не кажется жизнью. Я черпаю вдохновение.

- Хочешь сказать, что алкоголь помогает тебе и от него стихи становятся красочнее и лучше? Легко читаются и не режут слух?

- Нет. Я ни разу в своей жизни, не сочиняла стихов на пьяную голову.  Просто, прилив не наступил и я не могу взяться за перо!

- Вдохновение – тонкая штука и оно не приходит само по себе, а только тогда, когда его совсем не ждут. Но его можно найти.

- И где? – в отчаянии спрашивает Лана и опускает голову на сложившиеся руки.

- Сходи в галерею, прочитай интересную книгу, или возьми сборник стихов Пушкина, чтобы окончательно поверить в себя и написать чудесный стих, посмотри фильм и  тогда все пойдет на «Ура!».

- Ты действительно так считаешь?

- Да, по крайне мере я не пишу стихов, но я прекрасно знаю, где черпают вдохновение.

- Точно! Эврика! Солнце мое, оно уже пришло и мой следующий стих будет посвящен тебе!

- Мне? – слегка удивилась я. – Что, про мою несчастную любовь напишешь?

- Глупая! Если и буду писать о тебе, то только хорошее, а что именно, я еще не придумала! Идейка вот, только-только родилась в моей голове! Точно! Ты же теперь стала для меня королевой вдохновения, плечом, опорой, поддержкой, всем-всем!  Я так счастлива! – захлопала в ладоши Лана и крепко меня обняла. – Как же я люблю тебя, Виктория Персиковая, ты даже представить себе не можешь, как я дорожу тобой! Ты мне только, что подарила крылья!

- Персиковая? – рассмеялась я. – Ну и ну…

- Это же всё нежности. Не хочу, чтобы твоя фамилия была, как у всех замужних дам, а хочу, чтобы в ней чувствовался сладкий вкус! – заплетающимся языком сказала она и выпила всё содержимое в стакане.

Подбодрить-то, подруга подбодрила, но влюбленный в меня Роман, так и не выходил из головы. Что он опять задумал? Решил, отбить меня у Эдика и сделать своей рабыней судьбы?

Мотнув головой, я наполняю свой стакан вискарем и залпом выпиваю. Стало немного легче, наступил дурман и тревожные мысли забылись, как страшный сон.

- Вик, о чем ты думаешь? – пьяно спрашивает меня Лана.

- О той, Годзилле, что сегодня подвозила меня до клуба. Мерзкий типчик этот Роман, как же он меня бесит, когда я его вижу в доме Эдика и то, когда он стоит рядом с ним и разговаривает! – не знаю, почему я так разоткровенничалась, но видимо алкоголь дает о себе знать. – Так бы и сказала ему в лицо пару ласковых, чтобы не трогал то, что принадлежит мне!

- Это говорит в тебе ревность, - улыбается она и заметно меняется в лице: - Что? Ты про того придурка? Фу, как его можно вообще любить? Он же кусок дерьма! Руки накачанные, рыльце в пушку, дурацкая прическа и характер не крем-брюле. Фу! Срам, какой!

- Да ты его мельком-то видела, вспомни!

- Неправда! Еще и  сегодня в машине. Он вместе с тобой, тогда в клуб приехал. Я за углом стояла и курила, ты просто меня не увидела. Ох, и домогался же он к тебе, а ты не позволила ему чмокнуть себя в щеку и оттолкнула! Жди теперь от этого урода беды!

- Лана, опомнись! Какая беда?

- Карие глаза бывают только у бандитов, я знаю,  о чем говорю. У него немало за спиной грехов содеянных. Лучше бы держаться от него подальше. А в твоем случае не хамить ему и не лезть на рожон, а то потом хуже будет.

- Откуда ты знаешь, какой он, если ни разу не была с ним знакома?

- Человека и в толпе можно прочесть, как книгу, независимо от того видел ты его раньше или нет. Ты всегда так делала, не помнишь? И еще меня этому научила. Сказала, мол, нужно просто посмотреть на него и просканировать «от» и «до». И поверь, стоило мне только глянуть на этого слизняка, как я сразу поняла, что он циничный, очень злой и никого не любит, даже себя.

Лана говорила о Роме так, будто знала его всю свою жизнь, но информация, которую она мне сообщила о нем, ничуть меня не удивила. Я всегда знала, что у парня черная душа.

На следующее утро, я проснулась с ужасной головной болью и сухостью во рту. Да. Ну и насиделись мы с Ланкой, вчера. Плюс, еще ночью не спали и перемывали косточки Эдуарду и его охраннику. Но больше меня поразило, то, что подруга все гневалась на своего Николая, орала, что он не звонит и забыл её, обзывала его упырем и бабником. Сразу видно, не её тип мужчин. Лана любит тех, кто держит свое слово.

Поднявшись с кровати, я посмотрела на время и улыбнулась. Было пять утра. Так, что на работу мне еще рано. Моя одежда была вся помятая, волосы не расчесаны, а глаза красные-прекрасные. Все-таки успела я вдоволь наплакаться, пока подружка посапывала под боком. Хорошо, что она не видела этого, а то бы начала запевать свою песнь о том, какой же Эдик подлец.

Валюсь с ног. Надо выпить кофе. Зайдя на кухню, я увидела готовящую Лану, которая поддерживала плечом телефон и о чем-то чирикала:

- Да, конечно, я все помню, в семь быть на Вернисаже. Спасибо, огромное. До скорой встречи, - отключившись, она поворачивается ко мне и широко улыбается: - С добрым утром, котенок. Садись, будем завтракать. Кстати, мы с тобой, плюхнулись спать в одной одежде, вот что значит пьяные посиделки.

- Это точно! Мне бы погладить. Где у тебя гладильная доска?

- Так в зале за диваном стоит, - сдувает непослушную прядь волос Лана и продолжает готовку.

Когда, дело с моей одеждой было закончено, я накинула на себя халат и вернулась на кухню.

- Я отвезу тебя на работу пораньше, если ты не против, - ставит передо мной тарелку подруга и начинает в спешке есть. – Мне нужно кое-куда заехать.

- Хорошо, - кивнула я и принялась уплетать Ланкину стряпню.

В машине мы не могли наговориться, подруженька все рассказывала, куда собирается поехать и поблагодарила меня за то, что я посоветовала ей вдохновиться картинами, чтобы написать шикарный стих. От беседы с ней мне снова полегчало. Утро удалось! Можно теперь быть уверенной во всем и ничего не бояться. А еще, я так рада, что мы с Ланой снова объединились. Я даже представить не могла, что мне придется остаться у неё с ночевкой, ведь мы так давно мечтали провести время вместе в своей женской компании, чтобы ничего не беспокоило. И все же всему положен конец, мы должны разойтись.

- Ну, вот мы приехали, - с грустью сказала я и посмотрела на застывшее лицо Ланы. – Ты чего?

- Офигеть, какой домище! Вик, а ты меня когда-нибудь туда приведешь?

- Всему своё время, - чмокаю её в щеку я.

- Скорее прибирай парнишку к своим рукам и зови меня в гости на чай. Полно, уже ко мне ездить, чего ты там не видела? Обыкновенная квартирка, а тут… Мне уже не терпится на него посмотреть изнутри. Там, как… красиво? Стены в золоте и дорогая мебель?

- А ты как думаешь? – улыбнулась я. – Не дом, а сказка.

- Вик, я тебе  завидую… Ты покидаешь такую роскошь и идешь спать ко мне… Чёрт, чёрт, Вика, пожалуйста, уговори Эдика, чтобы он разрешил мне сюда заезжать.  Я верю, он не откажет тебе, он же любит тебя… Боже, боже, я сейчас отправлюсь вместе с тобой!

- Не надо, - притормаживаю я Лану, достаю из кошелька несколько купюр и кладу на бардачок. – Возьми на мечту  и никуда не растрачивай. Копи потихонечку и всё обязательно исполнится.

- Милая, ну зачем??? – никак не могла успокоиться подруга и с грустью добавила: - Я же тебе ничем тогда не помогла, а ты…

- Забудем прошлое. Поэт тоже должен жить роскошно, иначе фанатки не за что не поедут вслед за ним на своем велосипеде. Ладно. Не буду тебя задерживать. Удачного дня, - сказала я и покинула машину.

- Спасибо, котик. 

Помахав подруге рукой, я вздыхаю  и открываю своим ключом калитку. Собака встречает меня радостным лаем. 

- Привет, – улыбаюсь я и глажу лабрадора по голове.

Зайдя в дом, я снимаю с себя пуховик и слышу доносящийся разговор из зала:

- Ты виделся с этой тварью? – голос принадлежал хозяину.

- Нет, я все это время сидел на работе. Так, что Коля поехал вместо меня и рассказал, как круто Ирка отлупасила девчонку на ринге, - ну, а это уже был мой предмет воздыхания.

- Здравствуйте, - появляюсь я и мило улыбаюсь Петру Ильичу.

- О, Вика, а ты чего так рано? Время шесть утра.

- Да, вот решила пораньше приехать. Я сейчас, переоденусь и что-нибудь приготовлю.

- Не надо, пока. Ты вот, что… присядь.

- Хорошо, - отвечаю я и сажусь рядом с шефом.

Эдик внимательно наблюдает за мной исподлобья  и усмехается.

- Я сегодня остаюсь дома, так что тебе надо только убраться и приготовить. С внуком, я и сам могу посидеть, - предупредил меня Петр Ильич.

- Да-да. Хорошо. Я Вас поняла, - растерянно закивала я и спрятала взгляд.

- Деточка, а что у тебя с глазами? Ты не выспалась?

- Я просто не накрашена, - пошутила я и посмотрела на хозяина.

- Пойди, закапай, а то похожа на наркоманку, - вставил свои пятьдесят копеек Эдик.

- Эдик, ну зачем ты такое говоришь-то? – слегка удивился Петр Ильич. – Никакая она не наркоманка, а очень даже хорошая девочка.

- В этом я не могу не усомниться, - зло смотрит на меня он и от этого взгляда мне становится не по себе. Ну, за, что он так со мной? Еще немного и я сейчас всплакну при этой семейке. Нет, только не здесь!

Встав с места, я направляюсь в свою комнату, переодеваюсь и спускаюсь в коридор. Эдик уже куда-то собирался и временами поглядывал на наручные часы. Какой же он все-таки красивый и деловой, так бы смотрела на него часами, сидя на ступеньке. 

- Вы уже уходите? – растерянно спрашиваю я.

- Кто это «Вы»? Если я не ошибаюсь, тут никого поблизости нет, кроме нас конечно! Да, ухожу! В отличие от некоторых, я не страдаю фигнёй и не пытаюсь заигрывать с кем не попадя, а работаю.

Я подхожу к нему поближе, упираю руки в бока и хмурю брови.

- Что ты на меня так пялишься, как-будто я не прав? Или ты жаждешь, чтобы я поцеловал тебя на прощание и пообещал в скором времени вернуться домой? – спрашивает Эдик и поднимает меня за подбородок. – Не плач, я скоро буду, и ты снова насладишься моим обществом, как раньше.

«Козёл! Влепи ему, как следует, чтобы больше не говорил тебе таких мерзких слов!», - пронеслось в голове.

Ничего не ответив, я резко убираю его руку и ухожу на кухню. Видела бы сейчас меня моя мама, то сказала бы, что её дочь тряпка и терпеливо выносит оскорбления мажора.

На самом деле, мама никогда не уважала мои вкусы, не хотела слушать о моих душевных переживаниях и говорила, что в депрессию я впала из-за лени и недосыпания, заставляла учить уроки и ругала за четверки, потому что считала, что эти оценки испортят мою успеваемость и я никогда не окончу школу с золотой медалью, как этого хотела она. Мне казалось, что этот ужас никогда не закончится, и считала дни до самоубийства. Но увы, мое терпение лопнуло и  я решил разрушить ее планы и закончить не одиннадцать классов, а девять и поступить в технарь. Мама тогда ничего не ответила, а только закрыла глаза. Тогда, она меня пилила жестко, заставляла все учить, пересказывать ей и всегда отвечать на уроках, если спрашивают. Вынос мозга, был нереальный и с этим я получила свой заслуженный красный диплом. Мама гордилась мной и говорила, что толк от меня всё же есть. Психанув, я завалила экзамены в экономический институт, с которым маменька вела тесное сотрудничество. Женщина, которая меня вот так вот воспитала, была не в восторге и хотела вправить мозги, но было поздно, я уже выросла и у меня была своя философия жизни.

- Как ты могла вообще так поступить со мной??? Опозорить меня и отца своим невежеством! Вика, опомнись, чья ты дочь! – кричала на меня маман.

Я не придавала значения её словам и прекрасно понимала, что от слова «твой папа - мэр» ещё никто не умирал. От отчаяния, я набрала номер Ланы и пожаловалась ей на то, что происходит у меня в семье и как я от этого устала и хочу свалить в Москву, чтобы почувствовать себя счастливой.  С недавних пор, подружка переехала жить в этот замечательный город  и начала жить самостоятельно. Ну и я не хотела отставать и быть поближе к ней. Все-таки мы с ней через многое прошли. Пора было уже остановить время, что разлучало нас.

- Отличный вариант, родненький! Если ты вдруг надумаешь поехать, то помни, что я с нетерпением буду ждать тебя. Знаешь, мне в Иваново было нечего терять. Одни упыри, скучновато. Так, что скорее решайся и дуй  ко мне! - ответила в конце она и положила трубку.

Услышав, наш разговор, папа подошел ко мне и предложил свою помощь. Я офигела:

«Что? Мой папа – мэр города Иваново? Человек, который никак не мог найти со мной общий язык, вдруг решил оказать мне поддержку в этой нелегкой жизни? Я не ослышалась или это были шутки у него такие? – в тот момент думала я. – Его же кроме моей учебы ничего не интересовало, как же так…».

Когда мама узнала о том, что задумал мой отец, то ворвалась в мою комнату и начала скандалить:

- Ты всегда выбивала из отца деньги, считала дойной коровой и улыбалась ему в глаза, а потом гуляла с подружками и лицемерила за его спиной. Ты выставляла папу, как лоха и говорила про него гадости! А они слушали тебя и удивлялись тому, как может дочь мэра так рассуждать? Ведь она самая счастливая! Пора бы понять, что тебе все завидовали.  А твоё небрежное отношение к деньгам, которые папа с трудом зарабатывал, ты помнишь? Помнишь, как тысячу рублей могла потратить за один день и ни о чем не пожалеть, а? Думаешь, это нормально так тратиться, если этой купюры могло хватить на всю неделю? Как можно быть такой неблагодарной дочерью! А теперь, что? Подросла и поняла, что папины деньги тебе не нужны и потребовала от него большего??? Не выйдет! Я запрещаю тебе предпринимать какие-либо попытки, чтобы сбежать из города и это не обсуждается! И еще я все-таки поговорю с деканом, чтобы дал тебе второй шанс пересдать экзамен и зачислить в институт.

Мама считала, меня настоящей транжирой, говорила, что своего отца я обесценила и трясу из него деньги, но это было не так. Он сам виноват, что не разговаривал со мной, как друг и оставлял на столе купюры.

Иногда маман могла подолгу сидеть в своей комнате и проклинать судьбу, за то, что послала ей таких дочерей. Одна, никак не может понять, что Москва – для дураков, которые рассчитывают на перспективное будущее. Вторая, вообще страх потеряла, стала самоуверенной, начала курить и заявляется домой под утро. Радует то, что определилась, куда пойдет учиться после девятого класса и поступила в музыкальный колледж по классу «фортепиано», с успехом. Отличилась от старшенькой. Третья дочка, ещё пока школьница и о дальнейшей жизни, ей пока рано думать.

Папа успокаивал маму и говорил, что все хорошо и нужно просто уволиться с работы и быть домохозяйкой. Мол, отдохни дорогая, зачем тебе столько нервов, дома и стены лечат. Но маме были по боку его слова, она  ничего не хотела слышать и послала его куда подальше.

Но сколько бы мы не подчинялись мамкиному настроению, папе удалось меня вывезти из Иваново и снять квартиру в Москве. Напоследок, он сказал, что если мне что-то понадобится, набрать его и попросить перевести на карточку денег. Я тогда лишь кивнула, а когда он уехал, сменила номер телефона и начала новую жизнь. В конце-то концов, мне удалось найти работу и заработать столько денег, сколько у меня еще никогда не было. Папина тысяча, это так… капля в море, а то, что у меня сейчас лежит в кошельке, когда я его открываю – это поистине настоящее счастье.

Последний раз, когда я виделась с мамой, перед отъездом, то жутко поссорилась с ней. Говорила, что устала от её бабского нытья, упреков, выдуманных проблем и мне хочется свободы. На что она мне ответила:

- Ой, гляньте-ка на неё! Мужик выискался! Ну и вали в свою Москву, где тебя будут любить и принимать такой какая ты есть. Не забудь, что без высшего образования – ты никто и с тобой не за что не будут тягаться. Выкинут взашей и будут правы. Кому нужна безмозглая провинциалка, как ты! Там таких правильных, знаешь сколько??? Господи, ну где же я так нагрешила? Ведь росла же послушной девочкой…

Сейчас я стараюсь не портить себе настроение своими семейными проблемами, но, черт возьми, мне так и хочется кому-нибудь выговориться, чтобы очистить душу и получить дельный совет.

- Вика! – отвлек меня от мыслей Петр Ильич. – Ты же вчера протирала окна. Неужели, ты это будешь делать каждый день?

Посмотрев на свои руки, в которых я держала средство для стёкл и газетку, то растерялась и помотала головой:

- Простите, что-то я вообще ничего не соображаю, - улыбаюсь я, ставлю все на место и выключаю сковородку. Уже двенадцать часов. Черт, как же быстро пролетело время, а я даже не заметила, что начала работать. Наверное, погрузилась в себя и забыла обо всем на свете. Кажется, только сейчас Эдик ушел на работу, а я приступила к своим обязанностям.

- Вик, тебе нездоровиться?

- Да. То есть, нет… Я…

- Пойди, отдохни.   Только скажи через, сколько минут отключать сковородку.

- Я уже отключила. Спасибо.

- Ты уверена, что у тебя все хорошо?

- Ну, я…

- Иди, - улыбается мне хозяин и достает из шкафа тарелки. – Виталика я сам покормлю.

Схватившись за голову, я выхожу из кухни, вздрагиваю от настойчивого звонка, подхожу к двери и кладу руку на дверную ручку. Сердце учащенно забилось и стало по-настоящему страшно! От растерянности, я не спросила кто сюда пожаловал и открыв дверь увидела на пороге ЕЁ.

Светлые волосы, темно-карие глаза, фальшивая улыбка, кожаная юбка и шуба из настоящего песца, являлась показателем материального положения девицы. Такая могла позволить  себе все и сразу.

Я остолбенела и не могла произнести ни слова.

- Привет, - бросает мне Ирка и смотрит на меня дерзким взглядом. – Мне нужен мой свекор Петр Ильич. Он дома?

С минуту молчу и пытаюсь привести себя в чувства. Но не получается шок взял надо мной верх.

- Э, ты чего молчишь? Язык, что ли проглотила? Где мой свекор?

- На кухне, - сглатываю я. – Пойдемте, я Вас отведу.

- Нет уж, девушка, я сама! На своих двоих, - дергает плечом Ира и проходит на кухню. – Здравствуйте!

Петр Ильич меняется в лице и налетает на спортсменку:

- Как ты посмела сюда прийти, грязная шлюха??? Кто тебя сюда впустил???

В эту минуту вбегает Роман и трет голову:

- Виноват, шеф, что не уследил за девкой! Но она так ловко дала мне под дых и треснула по голове, что я чуть сознание не потерял. Благо спиной о забор успел прислониться! 

- Ты должен был её остановить и вывести отсюда! Глупый охранник! Я, за что тебе бабки плачу, чтобы ты игнорировал мои инструкции и пропускал в дом всяких истеричек???

- Шеф, но она не слушалась меня. Я ей раз сказал, не положено, два, тогда она поставила мне ультиматум, что не уйдет отсюда, пока не встретится с Вами. Пришлось выйти, объяснить ей, что к чему, как вдруг, страшный удар по голове, у меня словно искры из глаз блеснули… Я даже опомниться не успел, как она сочканула во двор.

- Этот человек умер для меня! Выведи эту тварь отсюда, пока ребенок её не увидел.

- Именно к нему я и пришла! – вырвалась из цепких рук Ирина.

- Что? – не своим голосом спрашивает Петр Ильич.

- Мама? – неожиданно  появляется на кухне Виталик и подбегает к Ирке. – Ты вернулась! Дедушка, ты видел? Она тут, она снова рядом. Мамочка!

- Виталик, отойди от неё!  - крикнул на него хозяин.

Мальчик, хотел было уже обнять её, но дедушка грубо хватает его за майку и оттаскивает назад:

- Что за непослушный ребенок??? Ты когда-нибудь, будешь, меня слушаться или нет??? Если я сказал, отойди от неё подальше - значит, взял и сделал! А нет, тогда шуруй в свою комнату и жди, когда я тебя позову, понял??? Вик, уведи его отсюда, я не хочу, чтобы он слушал, как дедушка разговаривает с мамой.

Взяв Виталика на руки, я отношу его в комнату и укладываю спать. Было трудно конечно, мальчик капризничал и просился к маме, но я как могла, успокаивала его тем, что мама обязательно к нему подойдет, но только попозже и сначала нужно хорошенько выспаться.

Эдуард

Рабочий день близился к концу и я даже не успел заметить, как быстро пролетело время.

Уткнувшись в монитор компьютера, я стал вбивать данные бумаг, которые мне подогнал шеф и вникать в процесс. Дверь  моего кабинета открывается и влетает Ирина. Дура, тебя стучаться не учили?

Делаю вид, что её нет, но как назло, девушка садится напротив меня, разводит руками и просит минуточку внимания. Я холоден, как никогда.

- Мне не дали возможности поговорить с твоим сыном! Его дед выпроводил меня!

Я усмехаюсь и снова смотрю в монитор. Любящий дедушка – всегда будет мстить тому, кто однажды посмел обидеть его внука. Так, где я остановился? Ах, вот…

- Эдик, ты меня слышишь? Или я со стенкой разговариваю? – поднимается со стула девушка, подходит к моему столу и садится на него.

- Э! Ты чё офигела? Слезь отсюда и вернись на прежнее место, бабьё,  – оживляюсь я и отгоняю ненормальную.

- Неужели непонятно, что твой отец против этого общения? Вот зачем ты послал меня домой, если прекрасно знал, что из этого ничего хорошего не выйдет? Ответь, мне, Эдик… Чего ты добьешься, когда увидишь расстроенного ребенка, узнавшего правду? Что он побежит к тебе и станет благодарить за то, что ты привел мамочку? Да, он тебя возненавидит! А еще, я больше не собираюсь тратить время на пустые разговоры с тобой! Ты мерзкий тип, которого я знаю, приносящий одну только боль. Ты жалкий, бессердечный, эгоистичный мажор! Ты никого и никогда так сильно не любил, кроме  меня! Я права? – с кокетством улыбнулась Ирина и поцеловала меня. - Признайся, что тебе не хватало меня и ты нарочно стал встречаться с готичкой, чтобы поскорее забыть меня и скрасить свое одиночество!

Я сглатываю, пытаясь подобрать слова:

- Ты с дуба рухнула? Как я могу тебя любить, если ты бросила нашего ребенка? Ты хоть думай, что говоришь! И, о какой готке идет речь?

- О той, чернухе, которая живет в твоем доме. Кажется, ей тут не по себе. Она такая растерянная, запутанная в себе. Ты бы спросил невесту, что её беспокоит. Может ей тоже в тягость жить под прицелом твоего папаши!

- Ты смешная, - улыбнулся я и потянулся. – Никакая она мне не невеста, а обычная няня. Папа мой, замечу, никаких претензий к этой барышне не имеет и относится к ней, как родной дочери. Что касается вашей с ним встречи, то скажу откровенно: после всего, что ты натворила, он не вправе тебя прощать. Всему есть предел.

- Это да, - съязвила Ира. – Как же ещё-то…

- Милая, ты же прекрасно знаешь, что твое оправдание насчет того, что тебя выперли из дому, как собаку – не даст никакой пользы. Я не отпущу тебя на родину, до тех пор, пока ты не поговоришь с Виталиком. Имей в виду, я не шучу и прекрасно вижу, в какую нелепую ситуацию ты попала. Но так уж и быть, утри слёзки, я тебе помогу. Мы вместе поедем на Рублевку и ты увидишься с сыном.  Хорошо, мамаша? Или хочешь отказаться от этой затеи? Если «да», то придется тебе самой искать с мальчиком встречу. Выслеживать его, ждать, когда кто-нибудь из взрослых уйдет и найдется возможность с ним поговорить.  Это унизительно, конечно, но что только не сделаешь ради билета в родной Париж.

- Вот уж нет! Спасибо! Для полного счастья, мне еще этого не хватало! Следить за ребенком… Господи, ты как что скажешь, так хоть стой, хоть соглашайся на все твои условия!

- Я тебя не заставляю, идти у меня на поводу, а просто предупреждаю, что рано или поздно, ты все ровно захочешь повидаться с ребенком, поговорить с ним, узнать, чем он дышит и как живет. К тому времени, Виталик уже будет подростком и кто знает, как обернется его судьба. Но одно я знаю точно, его мнение о тебе навсегда поменяется. И я даже знаю в чём, оно будет заключаться. Лучше сейчас воспользуйся попыткой, пока мальчик мал и наивен.

– Хорошо, я согласна и готова прямо сейчас ехать, чтобы потом не унижаться перед сыном, когда ему минет шестнадцать. Только отвали от меня со своими нравоучениями! Мне итак не по себе от того, что я снова увижу грозную рожу Романа и твоего отца. Раньше, ваш охранник и рта боялся открыть, а теперь гляньте-ка на него! Понесся. Шпарит, как гуманитарное общество! Черти, что развели. А разве Алик не уволился?

- Он здесь. Просто к родственникам обещал заехать. Ты забыла сказать о Виталике, - наигранно погрустнел я и выключил компьютер.

- А что мне про него говорить? Русоволосый, худой и внешне похож на своего папочку?!

- Ну, а как же иначе? – улыбаюсь я. - Ты даже мужу не соизволила признаться, что у тебя есть ребенок. Это же надо быть такой бессердечной и дышать полной грудью, когда о твоём поступке не знает тот, кого ты любишь! У меня бы сердце разорвалось на части, если бы я променял своего кроху, на фифу с пятым размером груди и классной задницей! Ладно, не буду тебе заливать. Пойдем. Мне надо кабинет закрывать.

Попрощавшись со всеми, я взял за запястье свою бывшую пассию и потащил за собой. В машине, мы вели себя тихо, только Ира нервно постукивала пальцами по коленке и сверлила меня недовольным взглядом. Я не выдержал:

- Что?

- Да, ничего. Просто удивительный ты человек, Эдик. Нравишься всем бабам, живешь в свое удовольствие и даже не замечаешь, что каждая вторая девушка, мечтает о таком мужчине как ты. Вон секретарша твоя заикается, когда разговаривает с тобой… Это не с бухты-барахты у неё и не психологическая травма вовсе, она явно испытывает к тебе чувства.

- Все молодые девушки, попадающие впервые на работу немного неуверенны в себе и в своих действиях. Жалко, что тебе этого никогда не понять. Ты же всё время сидела дома!

- Предположим, что это так. Но, а Вика твоя! По-моему она по уши влюблена в тебя, раз возится с твоим сыном, чтобы показать тебе свой статус добропорядочной матери! Она как бы намекает, чтобы ты взял её в жёны.

- Что ты несешь, родная? Не попуталась ли ты часом? А может быть, в тебе заиграла ревность?

Ирка громко смеется и вытирает пальцем слезу:

- Ох, ты уморил, фруктовый мой! Ещё никто так меня не смешил, как ты! Шуточки дурацкие. Конечно, нет. У меня есть муж, которого я могу прижучить. А ревновать тебя к кому-то – это дело последнее. Мне не по карману.

- Это верно. Ты слишком самоуверенна в своем мнении. Впредь, держи язык за зубами. И не называй мою фамилию фруктовой, а то меня раздражает.

- Хорошо, не буду, - улыбается Ира.

В такие тупые моменты, приходиться молчать и слушать только тишину. Когда человек не знает, как дальше начать с тобой конкретный разговор, он мелит ерунду, которая приходит ему в голову или если  он шутканет над тобой, то все будет - зашибись и вы найдете общий язык. Нет.  Я жесть, как ненавижу, когда меня называют «персиком» и злоупотребляют этим, думая, что мне это нравится. Оскорбительно как-то и даже улыбаться не хочется.

Слишком много парируешь, Ирочка, пора бы тебе остыть и задуматься над тем, что ты будешь говорить сыну!

Конечно, между нами когда-то были недопонимания, но это не повод садиться мне на шею и использовать мою доброту, чтобы потом вытереть об меня ноги. Это всего лишь помощь, не более.

Женщина, которую я так любил – возвысилась, прыгнула выше головы и стала настоящим дерьмом. Так и хочется резким движением сбросить её корону с головы и посмотреть на неё другую.

Жду не дождусь того времени, чтобы стерва поскорее исчезла из моей жизни и больше не появлялась в ней никогда!

… Мой отец был изначально против того, чтобы Ирка разговаривала с ребёнком и просил меня вывести её отсюда или же он вызовет охрану. Но я стоял на своём и твердил о том, что мальчику необходимо увидеться с матерью. Папа смотрел на меня в упор, затем махнул рукой и повел ненормальную в зал.

Ирка садится рядом с Виталиком и видит, как он счастлив от того, что мама, наконец, вернулась, теперь она расскажет, почему ее так долгого не было. Некоторое время Ира молчит и смотрит на довольного мальчика, затем берёт его на руки и крепко обнимает:

- Я должна сказать тебе кое-что важное, мой дорогой. Мы с папой очень любим тебя и гордимся тем, что ты такой уже большой мальчик и понимаешь многие вещи, но как видишь, меня долгое время не было дома и я не могла с этим ничего подделать. Прости меня, за то, что не смогла позаботиться о тебе, когда тебе это действительно было нужно, но я хочу сказать тебе одно, - запнулась она и взяла себя в руки: - Мы с твоим папой больше не можем быть вместе. Наши пути разошлись и больше никогда не пересекутся, поэтому мама выбрала другой город и исчезла, никому нечего, не сказав. Но ты не печалься, все будет хорошо, - улыбнулась она, как ни в чём небывало и встала с места. – Но я обещаю, что буду тебя навещать.

- Мамочка, стой! Мамочка, ты куда? Не уходи, - вцепился в её руку сын.

- Мне надо идти, - на глазах Ирины появляются слезы. Ну, надо же всё-таки у неё есть сердце! Как же я её недооценивал.

- Мамочка! – выпаливает малой и крепко её обнимает. Та не остается равнодушной и отвечает взаимностью, продолжая давиться от горя слезами.

Какое счастье! Ты посмотри на неё! А сама-то: «Ой, не буду с ним общаться! Глупая затея у тебя, Эдик. Лучше бы я тогда сделала аборт, чем рожала его на свет».

- Обычный спектакль! – машет  рукой отец. – Прекращай придуриваться, а то…

- Тихо, - толкаю его в бок я и наблюдаю за картиной, как моя Ирочка вытирает своё личико и отстраняется от сына со словами:

- Мне пора… Прости.

Мальчик зарыдал во весь голос и побежал вслед за ней, но я вовремя успел схватить ребенка и передать его деду, а затем, вывел бывшую из дома и прижал ее к стенке:

- Как ты могла ляпнуть, что будешь приезжать к нему и посвящать все свое время? Ты в своём уме, а? Не могла нормально всё объяснить? Обязательно надо было сказать так, как тебе нравится, да? Что, не смогла вытянуть из себя правду, да? Струсила?

- Почему это сразу-то «струсила»? Нет, дорогой. Это совсем не так, - вытирает слезу Ирка и тяжело вздыхает. - Просто не хотела говорить, что вышла замуж и начала новую жизнь. Тот-то и всего. По-моему это было правильное решение сказать мальчику только то, что пришло на ум. Мне не о чем жалеть. Что сделано – того не вернёшь. И лучше от тебя услышать, что я сука и не благодарная мать, чем смотреть на то, как мучается Виталик! – отталкивает меня девушка и просит Романа открыть ворота.

Тяжело задышав, я постарался взять себя в руки и вытащил из пачки сигарету.

- Эдик, - отвлекает меня от «важного занятия» Алик. О, он все-таки приехал! – Там тебя шеф зовёт. Ты бы не мог зайти к нему?

- Да-да, хорошо, - киваю я и бросаю незажженную сигарету на землю.

Виталик сидел на коленях у отца и тихо плакал, тот пытался хоть как-то его успокоить, но мальчик, либо не слышал, либо не хотел обращать внимания.

- О, а вот и наш папа пришёл! Легок, как на помине. Персиков, где тебя черти носили? Я уже не знаю, что с ним делать! И Вика, как назло куда-то пропала! Говорил ей, чтобы меньше общалась с Аликом и занималась больше делами, чем язык свой чесала с кем попало. Так нет же! Ну, лентяйка! Найду – придушу, - фыркнул батя и удалился в свой кабинет.

Прижав к себе Виталика, я погладил его по голове и прошептал:

- Пожалуйста, не плач, пожалуйста, - чуть ли не слезно умолял его я, так как самому было не по себе от  всей этой ситуации.

В зале появляется Вика, убирает назад волосы и тут же вздрагивает при виде меня:

- Напугали… Я могу Вам чем-нибудь помочь?

- Уже не надо. Иди, - киваю я, давая ей понять, что сам справлюсь.

- Вы так считаете?

- Господи, да свали ты уже! – не выдержал я и тут же прикусил язык.

Ревность это или нет, но когда отец сказал, что девушка успела познакомиться с нашим старым охранником, мне вдруг стало ещё хуже. Мало того, что я за сына переживал, так теперь еще и эта… Кокетливая натура, которая ещё не знает, к чему может привести флирт с мужиками бандитской внешности! Рома, тот еще мерзавец, а Алик вообще не русский и может воспользоваться красавицей, как проституткой. А мне не нужны такие проблемы! Или может быть, мне так кажется, что она подкатывает ко всем, а на самом-то деле пытается проявить дружелюбие?

Вика ничего не отвечает, покидает зал и оставляет меня наедине с сыном. Тот всё продолжал плакать и искать маму. Мне нечего не оставалось делать, как подойти к окну, отдернуть штору и отвлечь его:

- Смотри, Буля, а вон дядя Алик вернулся! Помаши ему, - пытался приободрить его я, но мальчик никак не отреагировал и уткнулся в мое плечо. Не хочет любоваться, на сей курящего охранника, который в упор не видел нас или тупо не хотел оборачиваться.

Опустившись на диван, я обнимаю Виталика и начинаю качать. Вскоре, мои мучения были закончены. Он уснул. Положив мальчика на подушку, я с облегчением вздыхаю и сдуваю непослушную чёлку.

- Ты уверен, что это было правильно с твоей стороны пригласить сюда Ирину? – неожиданно спрашивает меня Виктория и садится напротив меня.

Я невольно мог услышать, как отец ругал её за то, что она не соблюдает нормы рабочего времени. Ходит, где попало и тратит время на болтовню. Только какой в этом толк, если девочка резко изменилась и перестала быть скромницей, какой была раньше? Уже ничего не изменишь.  Наше тесное общение сделало её сильней, уверенней и дало почувствовать себя раскрепощенной.

Хорошо конечно, когда тебе дают подзатыльник и заставляют что-то делать, но срываться каждый день на человека и принуждать его к чему-то, приводя его в отчаяние – тоже нехорошо.

Вика была спокойна, но я-то видел, что ей не по себе и девушка нервничала. Конечно, как же тут не быть собой, если пять минут назад тебя послал Эдик, а за ним еще и папка подхватил и отсчитал бедняжку.

Мне хотелось быть с ней немного искренним, излечить ту душевную боль, что связала меня по рукам и ногам, посоветоваться с ней и получить совет. Её мнение вдруг, стало для меня очень важным, и я открылся:

- Не совсем… Но у меня не было другого выхода. Я хотел, чтобы мальчик узнал правду и больше никогда не спрашивал меня о своей маме.

Вика, будто не придает моим словам особого значения, а только спрашивает:

- Можно я заберу ребенка?

- Не стоит. Он только-только уснул. Разбудишь ещё. А мне это стоило большого труда уложить его спать.

- Хорошо…

- Вик? – появляется в зале отец. – Почему ты не выполняешь свои обязанности? Мы же только, что об этом говорили! Какого чёрта ты продолжаешь дальше чесать свой язык и гонять балду? Я тебе, что сейчас сказал сделать?

- Но Ваш сын ответил, что не стоит будить ма…

- Здесь даю указания я, а не мой сын! Быстро уложила парнишку спать и приступила к следующей работе. Давай, время не ждёт! Не точи лясы! – бросает ей папа, а затем, когда Вика забирает Виталика, то обращается ко мне: - Ну, что доволен? Хорошо, когда другие плачут, а тебе спокойно?

- Я не понимаю о чем ты? – устало спрашиваю я.

- Не понимаешь? А я напомню! – хватает меня за ворот рубашки он и притягивает к себе так, что мои глаза встречаются с его голубыми. - Я тебе говорил не встречаться с этой тварью??? Говорил или нет???

- Говорил, - сглатываю я.

- Тогда какого черта ты не послушался меня и отнесся так неуважительно к своему мальчику? Он же маленький, за мамкой скучает, ждет не дождется дуру. А ты вместо того, чтобы развлечь его привел, эту курву сюда и устроил здесь трагическое шоу! Решил, что так будет лучше, да? Что Виталику жизненно необходимо узнать кто такая его мать? Было же множество способов, как помочь ему забыться. Ну почему ты не спросил у меня? Мы бы вместе все могли исправить, а теперь, - отпускает меня отец и садится рядом. - Уже поздно что-то предпринимать.

- Ничего бы не изменилось, если бы ты придумал новую для Виталика отмазку. Он бы по-прежнему звал маму и плакал за ней! А ты понимаешь, как мне всё это надоело слышать, как он ищет её, расспрашивает постоянно: «А мама придет?», «Где мама?» и от этого хочется скорее бежать. Впрочем, ты и сам был таким же. Боялся спугнуть ребенка, рыкнуть в его сторону, потому что, правда, было тяжело смотреть, как он страдает.

- А ты знаешь, почему он так долго не беспокоил тебя этими вопросами? Потому что я всё время обсуждал с ним эту тему! Мальчику после этого, как-то становилось спокойней и он ходил с улыбкой на лице.  Я знал, что он ждал Ирку. Но я бы был последней скотиной, если бы сказал ему, что его мама - гулёна!

- Пойми, что твои душевные разговоры с ним - были каплей в море. Сколько ребенку не говори про мать, он всё ровно будет верить, что она придёт к нему, и они будут играть. Я знал, на, что шёл и понимал, что если Виталик поговорит с Ирой и узнает, почему она с ним так поступила, то это будет не очень приятно. Я не мог поступить иначе. Ну, когда до тебя это дойдёт?  - в отчаянии спрашиваю я и удаляюсь из зала.

Проходя мимо комнаты сына, я услышал убаюкивающий  голос Вики и покрылся мурашками. У меня такое бывает, когда песня действительно офигенна. Сколько нежности. Я прямо сейчас готов закрыть глаза и наслаждаться необычным чарующим звучанием.

Если бы у меня получилось помочь девушке осуществить её мечту по поводу вокала то, как бы она отреагировала?  Поблагодарила бы меня  или же выразилась бы, как мой папаня: «Я тебе говорила, что тема шоу-бизнеса для меня закрыта? Говорила или нет???».

Я улыбаюсь, иду в свою комнату, растираю руки, будто замерз и плюхаюсь на кровать.

Заснуть никак не получалось. Бесконечный поток обвиняющих мыслей не давал мне спать. Критика, нравоучение и полное осознание того, каким же я был дураком, когда нёс про себя чепуху Виктории. Мол, это неправильно, когда богатый парень общается с нянькой, делится своими переживаниями, секретничает. Каждый должен знать своё место и помнить кто он в этом доме. Но из-за всего, что произошло, я себя ещё больше возненавидел и стал думать, как наладить  отношения с барышней, чтобы снова вернуться в тот круг, в котором мы чувствовали себя людьми. Как вовремя заткнуть себя, чтобы не наделать глупостей и окончательно не потерять брюнеточку из зоны своих лучших подружек? Женщину легко обидеть, но попросить прощение – гораздо сложнее. Гордыня, же.

Как же я любил, когда девушка убирала назад свои пышные волосы и смущенно улыбалась. А макияж? Для меня он был великолепен. Но груды косметики и злоупотребление тоналкой, подталкивало меня взять салфетку и стереть  её стопроцентную «красоту». Папа терпеть не мог Викин мэйкап и говорил, что он слишком вульгарен, для молодой особы. К тому же, Викулькина подружка такая же любительница поэкспериментировать с внешностью. Уж помню я её длиннющие ресницы.

Что ни говори, но с кем поведешься, от того и наберёшься. Может быть девочкам виднее и им кажется, что  такой макияж выделяет их из толпы? Если честно люблю неординарных со своей философией.

Виктория

Следующее утро выдалось нелегко. Виталик всё время цеплялся к Эдику и не хотел его никуда отпускать, только потом я еле оторвала мальчика и объяснила ему, что папе нужно работать. Чуть позже, когда он уже успокоился, я сидела рядом и смотрела мультик про Пеппу. Да, конечно он мне понравился, но то, что явился Роман и начал хвастаться тем, что его повысили и назначили телохранителем шефа – меня никак не удивило.

- Алик, так и остался охранником. Неудачник! Меньше надо было к своей родне мотаться, может быть и ему бы удача улыбнулась, - вскидывает голову мужчинка и покидает зал. Слава богу, хоть мультик досмотрю.

Когда, я поняла, что с Виталиком всё хорошо и повода для слёз больше не осталось, то решила немного убраться в доме. Шеф итак спокойно отнесся к тому, что я рядом с ним, но не стоит забывать о своих обязанностях. Лана права, если Эдик, называет тебя нянкой, то будь ей.

Не знаю, сколько прошло времени, пока я драила дом, но войдя в зал, потому что он был последним на сегодня, я начала вытирать пыль. Увидев меня, Виталик встал с дивана и подошел ко мне. Мальчик явно хочет мне что-то рассказать, но не решается.

- Что такое, солнышко? Мультики уже прошли? Так, давай я другие поставлю! – улыбнулась я и потянулась к дискам.

- Пойдём наверх.

- Но мне сейчас некогда. Ты подожди немного, я быстро управлюсь и мы пойдём играть. Хорошо?

- Хочу к папе.

- Он скоро придёт. Вот увидишь! – мягко отвечаю я и провожу тряпочкой по полке.

Виталик обнимает меня за ногу и шмыгает носом. Я вздыхаю, опускаюсь перед ним на корточки и поднимаю за подбородок:

- Не бойся. Расскажи мне всё, как есть. Я готова тебя услышать.

- Меня мама бросила! - громко расплакался мальчик и сильно обнял меня.

- О, боже! - только и смогла сказать  я и обняла его в ответ. – Ну, ты не волнуйся, у тебя же ещё есть папа, который всегда рядом.

- Где он? Почему его так долго нет?

- Я не знаю, - в растерянности отвечаю я.

Виталик отстраняется и смотрит на меня распахнутыми глазами:

- Мне плохо.

- Вероятно, температура, - с улыбкой отвечаю я и трогаю его лоб.

- Так,  шутки, шутками, а дело серьёзное! – выпалил Петр Ильич, чем и напугал меня. - Вот, что, девочка моя, давай-ка переодевай его и жди меня в детской. Я скоро подойду. А ты, Рома, машину мне, быстро! – впопыхах кричит он и уходит.

Новый телохранитель только ухмыляется и направляется вместе с шефом на улицу, чтобы подышать свежим воздухом.

- Пойдем, Виталь, - поднимаюсь я и беру мальчишку за руку.

- А ты позвонишь папе?

- Конечно.

- Скажешь ему, что я ухожу и чтобы он ждал меня.

- Обязательно.

Поднявшись в комнату, я переодеваю ребёнка, как приказал  мне шеф и провожу расчёской по его волосам.

- А куда мы поедем с дедушкой? – спрашивает меня Виталик.

- Не знаю, - пожимаю плечами я. – Наверное, к папе.

- Он заберёт его с работы, да? И  мы вместе с ним поедем домой?

Я киваю и обнимаю мальчика.

- Всё готово? – спрашивает меня хозяин и заходит в комнату. – Так, Виталик, прекращай ныть! Каждый день видишь  этого папу и ничего, живёшь, ведь! А, как его нет, так сразу в слёзы! Свихнуться можно! Это, что ж за рёва-корова у нас поселилась, а?! Ни минуты покоя! У тебя, что больше родственников нет, кроме папы, а? Пошли, не то опоздаем.

- Я хочу с Викой!

- Так, угомонись! – берет Виталика на руки хозяин. – Вика остается дома и завершает все свои дела, пока мы с тобой будем прохлаждаться у Галины Сергеевны. Как знал, что эта стерва что-то недоговаривала по поводу твоего здоровья и водила меня за нос. Необразованная докторишка! Я ей ещё покажу… Значит так, - обращается он ко мне. – Мы в больницу,  а ты сиди здесь и жди Эдика. И только попробуй сказать ему, что случилось с мальчиком. Уволю нафиг, и будешь знать, как своим языком трепать.

Я ничего не ответила. Серьезно. Мой поганый рот, должен молчать, а мои слуховые аппараты воспринимать информацию всерьёз и доносить её к мозговому каналу.

После того, как хозяин покинул вместе с Виталиком дом, я проходила в забытье: листала журналы, помешивала еду, со скучающим видом, переключала каналы и вспоминала ту тварь, что вчера довела ребёнка до истерики. А как на неё смотрел Персиков? Этот взгляд ненависти, призрения. Так бы и треснула ненормальной по мордасам, случись у меня подобное. Как можно было привести эту шмарь в дом и вмешать в свои проблемы ребенка, чтобы помирить его с маман? Точнее, устроить черти что? Эдик, как был наркоманом, так и остался. Адекватному человеку не пришла бы в голову непонятная затея.

Сходить к Алику или дождаться хозяина? Вопрос не простой, но как только я поднялась с места, то столкнулась с Эдиком. Вот ведь черт, я даже не услышала, как он хлопнул дверью и звонко расстегнул молнию на куртке.

- Привет, а где все? – осторожно спросил он у меня.

«Держи свой поганый рот закрытым, Вика!», - предупреждает меня подсознание. Я сглатываю:

- Ох, не знаю. Сейчас придут.

Это был растерянный тон. Тысяча дохлых кошек, Эдик поднимает бровь, теперь уж точно не избежать наказания… Ну вот,  хозяин убьёт меня, если я проболтаюсь. Виталик нездоров и это видно невооруженным глазом. В любом случае, папочка не должен знать, что происходило с мальчиком во время его отсутствия.

Я делаю шаг вперёд и Эдик хватает меня за локоть. Отпусти, баран! Ты не имеешь никакого права прикасаться ко мне!

- Ну, я жду объяснений, – снова эта приподнятая бровь, голос, который наводит меня на откровенный рассказ по поводу мальчика.

 О, да, Эдик у нас всё прекрасно. Лучше и быть не может. Твоему сыну нужна помощь, но я как истинный партизан не скажу тебе ни слова. Блин, где же хозяин?

- Мы дома! – послышался голос того, о котором я сейчас так усердно думала и молила бога, чтобы этот человек, поскорее разрулил ситуацию и спас меня от напористого сыночка.

«Хвала небесам, вы приехали! Полдня ни прошло, а вы уже здесь!», - мысленно захлопала я в ладоши и вырвала свою руку из лап Эдика, который в первую очередь хотел сказать мне тоже что-то очень важное. Например, что он погорячился с тем, что наговорил мне сегодня утром.

- Папочка! - оторвал меня от мыслей радостный голос Виталика.

- Привет, - улыбается ему в ответ Эдик и берёт на руки.

- О, вернулся! Какая прелесть! А я уже думал, что ты как всегда свалил восвояси, никого не предупредив. А ребеночек, так тосковал по тебе, так тосковал, что хотелось побросать все к едрени-фени, чтобы угодить капризам маленького принца и забрать тебя с работы, - съязвил хозяин и обратился ко мне: - Так, девочка, - но не успел. Зазвонил телефон. – Да!.. Хорошо, я подъеду… Я всё понял… Эрмитаж? Какого черта?.. Лана Зельцова?.. – резко меняется он в лице. Эдик в упор смотрит на меня и поднимает брови. – А кто это?.. Понятно, еще одна талантливо-языкатая девочка, которая ждет славы. Ладно, встретимся на месте и всё обсудим. Это не телефонный разговор… Я вас понял... До скорого.

Отключившись, Петр Ильич посмотрел на Рому и приказал оставаться дома, а навстречу он и сам может съездить. Недалеко же. Тот кивнул и удалился.

- Мы еще не закончили, - нахмурился на сына шеф и развернулся ко мне: - Ты всё сделала, как я просил?

- Да, - растерянно кивнула я и сглотнула. Его встреча с Ланкой заставила меня сильно нервничать. – Да…

- «Да, да», словно попугай повторяешь одно и то же! Достаточно только одного ответа, чтобы человек все понял. Второго раза не должно быть, - начал поучать меня он. – Не обижайся на меня, девочка. Я твой начальник и мне совсем небезразлично то, как ты работаешь. Так, что будь, пожалуйста, терпелива. Ты же в этом деле впервые. Только после технаря,  стала пробивать свой путь к самостоятельной жизни и я это хвалю и даю тебе возможность найти себя в моём доме. Чао! – махнул он мне рукой и ушел.

Я долго смотрела на то место, где стоял хозяин и не могла прийти в себя. Лана… боже мой! Теперь у неё есть все шансы преуспеть в этом мире! Или же девчушка умудрилась  напортачить и сказать что-то резкое в адрес человека, который был тесно связан с моим шефом.

- Вот уж не думал, что твоя подруга сможет запросто раскрутить моего папаню на бабки! – нарушил молчание Эдик и теснее прижал к себе ребёнка. – Что же вы делаете, дамочки? Хоть бы одумались с самого начала, прежде чем вступать в какое-либо дело.

Я подняла на него глаза и не произнесла ни слова. Защищать свою подругу перед человеком, который считал себя умнее – было для меня унижением. Оправдание – это смех, да и только.  Начнешь что-то говорить существенное про человека, которого ты хорошо знаешь, как тут же разгорается спор и все твои потрепанные нервы пропадут пропадом. Только удовольствие доставят собеседнику. Каждый доказывает свою точку зрения, а ты должен молчать и слушать всё это, мысленно ставить стенку, чтобы не оскорбиться, не принять всё близко к сердцу,  тупо стоять и все переваривать, кусая губы и глазками в пол. 

Эдик ушел наверх, оставив меня одну с моими мыслями, о Лане, о том, какая я дура, что вязалась во все это: познакомилась с ним, втюрилась и стала мечтать о совместной жизни.

…Поковыряв вилкой в тарелке, я поднялась из-за стола и кинула посуду в раковину. Больше мне ничего не хотелось. Я была подавлена и морально, и физически. Хотелось заплакать, обнять того, кого люблю, пожаловаться на разрывающую боль внутри и, конечно же - успокоиться нежным поцелуем. Да только поздно об этом думать! Всё давно уже разбито на миллион осколков. Будущее, замечательные планы, семья и дети. Осталась только пустота и разочарование.

На кухне появляется Роман и с высокомерием дарит мне улыбку. Сукин, ты сын, что тебе надо?

- Я пришёл к тебе, чтобы поговорить, - наклоняется он ближе ко мне и убирает назад мои непослушные волосы, я отстраняюсь.

- Мне кажется, мы всё обсудили, - холодно отвечаю я и делаю шаг вперед, чтобы уйти.

- Разве? – огораживает мне путь бугай и берет меня за плечи. - А мне кажется, что нет. Как ты думаешь, ты бы смогла любить человека, которому на тебя наплевать? Я бы не смог. Убил бы его, нахрен раздавил, как букашку за произнесенные в мой адрес оскорбления и сделал бы из него котлету по-киевски, чтобы он держал язык за зубами и не лаял! Глупая девчонка, как ты позволяешь ему так разговаривать с тобой? Неужели, ты позволила вытирать о себя ноги? Тупая шлюха, как можно быть такой? Настоящая девушка, должна уважать себя и обороняться от мудаков. А ты? Нет! Всё перевернула верх на голову. Сделала все возможное, чтобы на тебя дальше выплескивали зло. Наверное, тебе это нравится и хочется, чтобы так длилось вечно!? Но запомни, милая: Эдику ничего от тебя не нужно. Всё, что надо от тебя, он уже получил. Теперь и моя очередь занять его место и почувствовать, хоть на долю секунды, как это здорово, когда ты имеешь такую девку!

- Отпусти меня! – выпалила я и попыталась вырваться, но всё было безуспешно. Рома был сильнее.

Притянув меня к себе, придурок стал скользить пальцами по телу,водить губами по шее, не обращая внимание на мои крики о помощи. Никто меня не слышал и от этого становилось горько и гадко. В ушах гудело, сердце бешено колотилось, а слёзы непроизвольно брызнули из глаз. Я не знала, что со мной происходит, только страх закрался глубоко в душу и в горле образовался комок.

- Пожалуйста! Не надо, прошу! - взмолилась я.

- Брось! Мне уже давно известно, что ты неприличная девочка, а только прикидывалась целкой.

- Отвали от неё! – зло крикнул Эдик и грубо оттолкнул от меня Романа. – Только тронь ее и я за себя не ручаюсь. Быстро расскажу отцу о том, что произошло и будешь ты у меня бедный. Не вынуждай меня идти на крайние меры, щенок! Вали, пока не поздно, а то передумаю!

Рома ничего не ответил, потер подбородок и удалился. Проводив ненормального взглядом, Эдик разворачивается ко мне и крепко обнимает. Я ещё теснее прижимаюсь к нему и даю волю слезам. Стало как-то тепло рядом с ним, уютно.

- Тише, - ласково шепчет он и гладит меня по волосам. – Всё закончилось. Не плач.

Я отстраняюсь, вытираю слёзы тыльной стороной ладони и понимаю, что мне хорошо с этим человеком. Ему небезразлично, что со мной происходит, с ним я чувствую себя слабенькой, появляется  желание, уткнуться в его грудь и проплакать все свои никчемные восемнадцать лет жизни, которые я потратила в пустую, ради того, чтобы потом  обрести счастье!

Эдик вытирает своими руками мои слёзы и поднимает за подбородок:

-  А теперь расскажи мне, что случилось? – озабоченно спрашивает он. – Ты меня так напугала, что мне пришлось оставить ребенка и помчаться к тебе со всех ног!

- Прости. Я не хотела доставлять тебе лишних хлопот, - вздыхаю я и убираю непослушную прядь волос. – Всё так молниеносно произошло, что я даже не успела пикнуть, как эта мразь…

- Именно о Роме я и хочу поговорить. Он, что неровно дышит к тебе или ему доставляет удовольствие глумиться над тобой?

- Я не знаю, как ответить на этот вопрос! – в панике выкрикиваю я.

- И тем не менее.  Мне очень интересно, почему он пытался стянуть с тебя одежду, когда ты льешь слёзы и отбиваешься от него, моля о помощи? Может все дело в тебе? И в том, ты еще не разобралась в себе? Так увлеклась своим кокетством, что даже и не заметила, как стала доступной!  Вика, - с дрожью в голосе отвечает Эдик и прижимает меня к себе: - Нельзя ж, заигрывать с каждым мужиком! Иначе потом всё «этим» и заканчивается!  Ладно, я! Чего уж там говорить! Но Рома!.. Что в нём красивого?

- Ничего, - улыбаюсь я и поднимаю голову.

- Глаза красные... Ты давно высыпалась?

- Не совсем.

- Тогда почему молчишь? Сказала бы, что тебе срочно нужен отдых и попросила бы изменить график рабочего времени. Нельзя же так себя изводить!

- Это слёзы.

- Не ври мне! Я и без тебя прекрасно знаю, что ты страдаешь бессонницей и расхаживаешь ночами по дому в поисках приключений. То на кухне посидишь, то в зале, а иной раз на улицу выйдешь, чисто свежим воздухом подышать! Так, что я во всём в курсе и настоятельно рекомендую тебе принять душ и ложиться в кровать.

- Но сейчас же только девять! – поразилась я смекалистости этого чудного паренька, который работает детективом и всё вынюхивает.

- И что? Какая разница? Это не повод не ложиться в кровать. Идем, - берет меня за руку он и ведет наверх. – Думаю, ты сама можешь справиться. Бери вещи и бегом в ванну. Давай.

Взяв свои вещи, я с удивлением посмотрела на парня и спросила:

- А ты, что будешь поджидать меня у двери?

- С ума сошла? – улыбается он. – Не в коем разе! Просто хочу проконтролировать ситуацию.  Вдруг Рома где-то скрылся и ждет не дождется момента, чтобы  снова вцепиться в тебя.

- Очень смешно. Меня до сих пор колбасит, - понуро ответила я и вошла в ванну.

Вода успокаивала меня и постепенно смывала этот чертов день, который оставил не самый лучший отпечаток в моей памяти. Мне было плохо. Эдик немного взбодрил меня, но все ровно казалось, что мучения еще не закончились и Рома придумал новую игру, чтобы постебаться надо мной. Для этого человека, я стала шлюхой, обузой,  не той девочкой, которую можно было бы пожалеть и предложить невинные отношения. Еще и наивно полагает, что Эдик переспал со мной. Какой он глупый!

 В отчаянии, я закрываю лицо руками и даю волю слезам.  Мне стало стыдно за то, что Эдик застукал меня и Рому. За то, что я чуть ли не заставила парней драться, но благо этого не произошло и новый водитель Петра Ильича понял, что здесь ему не забегаловка.

Выйдя из ванны, я с облегчением вздохнула и направилась в комнату Виталика. Эдик сидел рядом с ним и о чем-то оживленно беседовал. Я не стала встревать и захотела уйти, но парень заметил меня:

- О, ты всё! Ну и замечательно, - поднимается с кровати он, желает ребенку, спокойной ночи и удаляется вместе со мной в мою комнату.

- Я сама, лягу спать, - улыбаюсь я. – Не надо за мной присматривать. Я же не маленькая, - и опускаюсь на кровать. Эдик садится рядом со мной и обнимает за плечо:

- Бедная, ты вся дрожишь. Этот крейтин здорово тебя напугал!

Я не даю ответа, поднимаю голову и смотрю на Эдика. Его глаза такие потрясающие, честные, озорные! Если бы я только могла прикоснуться к нему, поцеловать в знак благодарности, то, наверное, бы всё изменилось.

Поняв мои намерения, парень опешил:

- Вик, не надо, -  убирает руку с моего плеча он.

- Почему? Тебе не нравится? – шепчу я.

- Я не хочу об этом говорить.

- Ну, прошу тебя! Пару вопросов и я отстану!

- Хорошо. Задавай, - вздыхает Эдик.

- Почему ты убегаешь от человеческих чувств и скрываешься за оболочкой? Это же совсем не правильно! Любить кого-то – это же замечательно!

- Я пока не готов дать на это точные ответы. Ложись спать, - поднимается с кровати Эдик, но я хватаю его за руку. - Вика, перестань! Тебе, не имёться что ли?!

Я мотаю головой:

- Пожалуйста. Скажи.

- Ты хочешь узнать, почему я такой закрытый человек и ждешь, от меня правды?

- Хотелось бы.

- Я бы не хотел это обсуждать. Ни сегодня, ни завтра  и вообще никогда!

- Эдик! – выкрикиваю я и тут же делаю поспешный вывод: - Это всё  разочарование в женщинах? Ты думаешь, что никто тебя больше так не полюбит, как твоя жена?

- Причем тут она? – резко выпускает свою руку из моей он.

- А кто же? Если не она твоя первая женщина!

- Да. Она была моей первой любовью и далеко не последней. У нас было всё, только характеры всё чаще отдаляли нас друг от друга. Всё! Больше я тебе ничего не скажу! – выпаливает Эдик и покидает комнату со словами: – Прости, но это правда, моё сугубо личное дело и я не готов просвещать в него кого-либо ещё. Спокойной ночи!

Я понимаю, что слишком поторопилась с тем, что выбрала его своей половинкой среди тысячи красивых московских мужчин. Хотя могла бы присмотреться, но чего уж там, когда именно этот бросился мне в глаза со своими понтами и жизненными принципами.

Мальчику нужно остыть и не трогать его какое-то время. Быть может, он сам найдет минуту и раскроется. А пока, что пусть попытается отвлечься и найти какое-нибудь новое для себя занятие. Общение со мной, только поможет ему спастись от дурных воспоминаний и оставит тёплый след.

Кажется, я простила Эдика. После всего, что произошло, я просто обязана выключить гордость и относиться к нему, как раньше, без сожалений и обид.   

Немного полежав в кровати, я почувствовала сухость во рту и решила спуститься на кухню, но не успела, я выйти на лестничную площадку, как вдруг услышала голос шефа и прижалась спиной к стенке.

- Пап, ты в порядке? – с беспокойством спрашивает Эдик.

- Помнишь, ту девочку, которой я платил алименты? А потом её мать переехала вместе с ней  в другой город, ты помнишь? Мы еще с тобой ругались из-за неё.

- Ну?

- Лана Зельцова, моя родная дочь. Та самая юная  поэтесса, к которой я ездил навстречу.

- Что???

Зажав рот ладонью, я сползаю вниз по стенке со словами: «Вот это да!» и опомнившись, что меня может кто-то застать в таком перепуганном виде, быстренько встаю с пола и убегаю в комнату.

Глава 13
Эдуард

Я сразу вспомнил, как когда-то пробрался в папин кабинет и открыл ящик, где он хранил письма. Среди них были очень давние, написанные фиг знает когда и, открыв одно из них, я прочитал. Это было послание от ненормальной любовницы. Там были требования о том, чтобы батя материально помогал ей в воспитании дочери. Тогда я отложил листок в сторону и вспомнил ссору между мамой и папой. Скандальная речь о том, что лучше бы он выбрал себе в жёны свою жрицу любви, чем её. Сколько же нервов, потрепала девчонка моей  семье, не передать словами. Я смутно все это конечно помню, но дебош был это точно. Я тогда недоумевал, о чем взрослые спорят и кто такая эта родившиеся на свет девочка? И почему она хотела развести моих родителей?  Можно сказать, наша семья не распалась, мама сильно любила отца и простила измену, а тот от счастья сдался и всё-таки решил помогать девочке. О неурядицах в нашей семье мне уже подробно рассказывал папа, когда я был уже довольно-таки постарше.  А потом уже бабушка. Было конечно неприятно и обидно, ну что сделать, если мой отец вёл разгульный образ жизни и изменял моей маме с левой бабой?

После, девчонка испарилась вместе со своей мамой, а на прощание та, сказала моему отцу, что не нуждается в его подачках, пусть мол, себе оставит. Уехали они куда-то, а вот куда не сообщили. Теперь я только один знаю, где всё это время жила Лана. В Иваново. А на самом-то деле девушка коренная Москвичка.

Перевернувшись набок, я вспомнил разговор с отцом по поводу девочки:

- И что? Она тебя узнала? – меня до сих пор колбасило и дрожащими руками, я вытащил из пачки сигарету.

- Не совсем, - последовал моему примеру он и прошел на кухню, а я следом за ним. – Понимаешь дело-то совсем в другом. В общем, девочка не помнит своего родного отца.

- Как так?

- Ну, мать ей ничего о нём не рассказывала и девчонка всю свою жизнь прожила с отчимом.

- И ты разговаривал с ней об этом?

- Она сама мне обо всем сказала, когда я затронул тему её семьи. Мол, какие хорошие стихи, ваши родители будут вами гордиться, когда увидят их в прилавках книжных магазинов. Лана немного погрустнела и сказала, что у неё давно уже другая семья. Родного папу она не видела. Мама все приплетала отчима и оправдывала его тем, что он сбежал, когда узнал о беременности, а потом понял какую женщину потерял и вернулся в семью. Этот дибил ей подыгрывал. А из братьев и сестёр только младшая, да и то уже в третий класс пошла, - затянулся папа и выпустил изо рта ровные колечки дыма. - Очень сложно жить с мыслью, что твой ребенок никогда не догадается, что твой родной отец стоит перед тобой и поддерживает тебя.

С тех пор, как я повзрослел, то стал смотреть на многие вещи совсем иначе. Я видел, как папе было муторно и предложил пригласить девочку к нам. Он с сомнением посмотрел на меня и спросил:

- Ты уверен, что она согласится?

И я ответил, что «да», потому что он самый уважаемый человек в олигархическом круге и любая бы захотела познакомиться с таким поближе и выпить кофейку. А ещё, меня успокаивала та мысль, что девушка может встретиться с Викой и у папы появится возможность узнать побольше много нового и необычного, через подругу своей дочери.

На следующий день, отец позвонил Лане и попросил её приехать, а вот Вика, услыхав знакомое имя, заметно занервничала и стала быстро куда-то собираться. Но папа остановил её:

- Вика, девочка, а ты куда?

- В магазин, - быстро ответила она, не посмотрев в папину сторону.

- Спасибо, но ты вчера ходила.

- Да? Ну, ладно, хорошо.

- Останься, пожалуйста. К нам должна одна девушка приехать, а без твоей помощи никак.

Вика кивнула и не произнесла больше ни слова. И чтобы хоть как-то украсть время до приезда Ланы, я покинул дом и отправился в цветочный магазин. Если и хочешь окончательно помириться с бабой, сделай ей приятный подарок, и она точно забудет про твои косяки. Так я и поступил.

Быстро вернувшись, домой, я застал Викулю сидящей на ступеньке и положил цветы ей на колени, девушка была приятно удивлена, а когда я извинился, то встала и крепко обняла меня со словами:

- Какой же ты, глупый, я давно тебя простила!

- Серьезно? – отстраняюсь я.

- Еще вчера. Но это было не так давно, - смущенно улыбается Вика. Кажется, ей стало легче.

- Раз уж все закончилось, то можно тебе кое-что сказать?

- Ну, давай.

- Скорее это предложение.

Глаза Вики округлились, но я быстренько исправил ситуацию:

- Коля приглашает нас с тобой в клуб. Составишь мне компанию?

- Оу. Я даже не знаю, - задумчиво говорит Вика. – Если приглашает, то почему бы и нет. Я согласна!

- Отлично! Ты не представляешь, как это для меня важно! – радостно отвечаю я и снова обнимаю её.

…Лана неуверенно кладет ногу на ногу и подносит к губам кружку чая. Папа выглядит немного обеспокоенным, но продолжает вести разговор в деловом тоне:

- Я уже как обещал, позвонил издателю и договорился о начальной цене. Твои книги со стихами разлетятся разом в тираж. Люди обязательно должны прочитать твои стихи и осознать весь смысл жизни, который скрывается в твоих строках. Такую талантливую девочку, вообще должен знать весь мир! У тебя, правда есть писательский дар и я говорю полнейшую правду. Не знаю, что тогда  говорила твоя мама, но я полностью уверен, что она коснулась того, что богатые помогают только тем, у кого нет мозгов! Но это совершенно не так. Я очень даже рад, что мне позвонили и заявили о тебе.

- Спасибо, - искренне улыбнулась она  и глотнула чай. – Я Вам очень благодарна.

- Не стоит благодарностей.

Повертев кружку в руках, Вика откладывает её в сторону и поднимается с места, чтобы убрать лишнюю посуду. По моей просьбе, папа разрешил девушке присутствовать на встрече с Ланой. Но судя по тому, что Вика не желает знать, кто это такая или тупо делает вид, что не знакома со своей подругой - заставляет меня беспокоиться.

- Виталик проснулся. Я сейчас, - только и успела сказать она и выпорхнула из зала, как бабочка.

- Ваша невестка – замечательная женщина! - выразила своё мнение Лана, а я чуть не подавился чаем. Засранка, даже не постеснялась того, что я тут сижу! Вот она дружба навеки, поддержка, мечты и понимание.

- Ох, нет, дорогая Ланочка, - рассмеялся отец. – Вика совсем не моя невестка, а помощница. Присматривает за ребенком, готовит еду и убирает. Не представляю, что было бы, если бы вместо неё на работу пришла какая-нибудь другая девочка, которая ничего не соображает.

Появившись в зале, Вика отдает мне ребенка и подходит к раковине.

- Ой, простите меня, пожалуйста, я ведь не знала! – виновато произнесла Лана и посмотрела на Вику. Та лишь сделала вид, будто моет посуду.

- Ничего страшного, дорогая. Если так получится, то возможно девушка и станет моей невесткой! – воскликнул отец и, вытащив из кармана телефон, посмотрел на дисплей. -  Я покину вас ненадолго. Срочный звонок. Не скучайте, - произнес он и удалился.

В отчаянии, Вика подходит к нам и опускается на стул:

- О, Лана. Как же ты умудрилась?

- Вик, - улыбается она и подсаживается поближе к подруге, обняв её за плечо. -  Я так счастлива, что встретила тебя здесь!

Мне хотелось уйти, но в эту минуту зашел папа и не на шутку обалдел:

- Девочки, вы знакомы?

Тот коронный номер, который я ожидал полтора часа! Ну наконец-то Вика раскроется ему и скажет, что: «Да, Петр Ильич, Лана - моя близкая подруга!», но вместо этого она промолчала и покачала головой, бубня себе под нос то, что девушка искала туалет и спросила у нее, где его найти. Вика уже хотела было уйти, но я остановил её:

- Вик, скажи ему, что знаешь её! Жила в одном городе и до сих пор поддерживаешь отношения и ездишь к ней в гости! – не выдержал я. - Это же несложно объявить на всю страну, что вы лучшие подруги!

От моей речи, девушки раскрыли рты и даже не знали, что и ответить. Один папа – мужик, спокойно ко всему отнесся и подошел к девочкам, положив им руки на плечи:

- Так это правда?

Вика посмотрела на меня молящими глазами. Мол, не выдавай меня. Но я не придал этому значения и выпалил:

- Да это так. Уж, кому, как ни мне  знать о том, куда она все время отлучалась, когда выдавалось свободное время.

- Почему ты мне сразу об этом не сказала? – искреннее спросил папа.

- Боялась, - выдохнула Вика.

- Чего же?

- Что меня не так поймут.

- Глупости, какие! Наоборот это же здорово иметь такую потрясающую подругу! Да еще и талантливую! Что же ты мне раньше про неё не рассказывала, а? Ах, Вика. Мой ребенок знает  о тебе намного больше, чем твой шеф. Оно и ясно, что ты скрытный человек и начальник не должен знать о своих подчиненных все. Но об этой девушке…

- Впредь, буду все рассказывать, - быстро ответила Вика и улыбнулась подруге. Та не осталась равнодушной и ответила той же улыбкой, кивнув.

- Припозорила меня, так припозорила! Девочка туалет искала! О, боже, Вика! – рассмеялась Лана.  – А всё на самом деле оказалось простым решением, ты не находишь?

Вика не дала ответа, а посмотрела на меня так, как смотрят на человека, который выдал сокровенную тайну.

- Ну, что же ты опять молчишь? – не унималась подруга. – Все же хорошо вышло.

- Да, - выдохнула она. – Я знаю.

После этого дня, папа все чаще стал вызывать в свой кабинет Викторию и задерживать на целый час, чтобы девушка побольше рассказывала о Лане. Та лишь отмахивалась и говорила как-то неуверенно, на подобии: «она очень хороший человек, с ней легко» и тому подобное. Но моего отца интересовало совсем другое, как же девушка смогла прожить все эти годы без него и трудно ли они ей дались? Тогда у Вики возник вопрос, но она не стала его задавать папе, а обратилась ко мне:

- Зачем он спрашивает меня об этом? Я, что должна раскрыть ему все тайны жизни своей подруги? А если я не могу это сделать только потому, что Лана – это тот человек, про которого невозможно знать все! Ну, точнее абсолютно все! Я даже не знаю с чего начать… Почему он сам не может поговорить с ней об этом? Им же работать вместе. А тут еще ты! Не скажи ты о том, что мы дружим, ничего бы такого не случилось! Я специально не хотела разглагольствовать, что знаю эту барышню. Теперь мне приходится все вспоминать и говорить начистоту!

- Понимаешь, не все так просто. Когда-то твоя подруга, чуть не разрушила мою семью своим появлением и папа крутился между моей мамой и своей любовницей, как белка в колесе. Одной бабки преподнесет, с другой будет разделять все свои горести, и воспитывать сына. А дочь, рожденная по ошибке – станет костью в горле счастливой семьи и принесет множество несчастий, - ответил я.

- Не поняла, - подняла бровь Вика и опустилась на кресло. – Что ты хочешь этим сказать?

- Что Лана – родная дочь моего отца. Он не видел её, но прекрасно знал о том, что у него появился на свет еще один ребенок, - голос мой предательски дрогнул. Мне было очень больно об этом говорить, но если я обсужу это с Викой, то может быть с моей души упадет камень. – Теперь ты понимаешь, зачем он вызывает тебя в свой кабинет и грузит вопросами о ней?

Я подробно изложил факты про мою жизнь. Как все начиналось, что было между моей мамой и папой, когда мне было четыре и я впервые узнал о своей младшей сестре, через ругань родителей. О том, как мой батя докатился до такой жизни, что ему пришлось  заводить роман на стороне. Про бабушку и папу, которые поделились со мной этой скандальной информацией, когда мне стукнуло тринадцать и я хоть что-то начал соображать. Маленький же тогда был, ничего не понимал. Чего родители ссорятся? И про какого ребенка они ведут речь? И чего это мама назвала её «папиной дочкой»?  Ну и в заключении добавил про то, что в скором времени Лана покинула со своей мамой родную Москву и уехала жить восвояси. Вика слушала меня внимательно, осмысливая каждое слово из моего рассказа, а потом и вовсе убрала назад волосы, закрыла лицо руками и тяжело вздохнула. Кажется, она была готова расплакаться. Потому что в такое нереально поверить.

- Бабушка говорила, что отец не любил мою мать и после её смерти стал ценить то, что потерял, - закончил я и достал сигарету. – Не люблю вспоминать все это, но твоя подруга ни в чем не виновата. Только отец. И то я уже давно простил, за то, что он так поступил с моей мамой и равнодушно относился ко мне. Он любил Лану. Скучал по ней, тосковал. Ее мамка же не давала ему видеться с ней, получала свои денежки от него и дышала себе спокойно. Как-то бывало, охранников своих посылал, чтобы втихомолку фото доченьки делали и то ему, потом становилось хуже и человек был неуправляемым в своих эмоциях. А он мужик такой, если настроение в говно, то всем его испортит. Это уже потом, когда девчушка уехала, он переключился на меня. Мы много раз дрались с ним, я уходил из дома, но меня все ровно возвращали и так продолжалось всю свою вечность, пока я не понял, что я сам отец и какой пример подаю ребенку, играя с его дедом в такие игры.

- Нет! Нет! Лана! Не могу в это поверить! – чуть ли не в истерике выпалила Вика.

- Тише, ты! – схватил её за руку я. – Никто не должен знать,  о чём мы говорили! И только попробуй заикнуться об этом своей подруге! Перестану вообще делиться с тобой какой-либо информацией. Это дело меня и моего отца, но тебе, как лучшему другу, члену нашей семьи и человеку, который хорошо знает Лану Зельцову, я просто обязан сообщить эту новость. Думаю, ты меня поймешь и оставишь эту тайну за собой.  Вика, я тебя очень прошу, не надо. Ты только усугубишь всё.

- А как же она тогда узнает, что её отец - богатый бизнесмен?

- Никогда, - закрываю глаза я и делаю глубокую затяжку. – Папа сам разберется, говорить ей или нет.  Но судя по тому, сколько девочка прошла дорог, ей уже не интересно, кто её настоящий отец.

- Почему ты за неё все решаешь? Может быть, мне виднее интересно ей было или нет??? Ты забыл, что я связана с ней единым целым???

- Не нервничай. Я все прекрасно помню, ну и?

- Ей тяжело, жить с той мыслью, что у неё никогда не было родного отца, а только отчим, которому она выносила мозг и раздражала!

- И что? Я не вижу аргументов её желания, – усмехнулся я. – Где акцент на том, что она хочет найти папу? Где? Хоть что-то она упоминала, как: «Кто мой отец?», «Почему моя мама не смогла о нем рассказать?», «Где он сейчас?», «Нужна ли я ему?», «Почему он бросил меня?» и так далее.

- Её уже давно мучает мысль об отце, но мама молчит, как партизан и не говорит о нем ни слова. Мама Ланы, была добропорядочным человеком, я даже и не думала, что она вела разгульный образ жизни и уводила чужих мужиков из семьи.

- Иногда родители, не хотят рассказывать детям о своих косяках. Они хотят быть для них примером и стараются не взболтнуть лишнего. Ситуация, сложная и к ней нужно искать определенный подход. Папа нашел её, так пусть же предпринимает попытки, хотя бы отнестись к ней, как к дочери, чтобы она почувствовала родное тепло. А уже потом, когда их отношения приобретут красочный оттенок и они смогут друг другу доверять. Вот тогда…

Услышав папины шаги, я поставил палец к губам, потушил сигарету, взял первую попавшеюся книгу и сделал вид, будто бы читаю.

- Вик? – обращается он к девушке.

- Да? – поднимает голову она. – Чем могу помочь?

- Если вдруг ты надумаешь поехать к своей подруге, в свободное время то не надо тратить кучу денег на такси. Пусть приезжает сюда. Буду рад её видеть, - улыбается он и по-отцовски кладет ей свою руку на плечо.

- Спасибо, я передам.

- Ну, вот и отлично!

- А ты куда собрался? – отвлекаюсь  от книги я.

- На встречу с очень важными людьми. Кстати, Вик сваргань что-нибудь до моего приезда, а то чувствую там меня, так сытно не накормят, как дома.

- А почему с моим сыном? Он, что там главный козырь в твоей игре? – кивнул я в сторону Виталика, который держался за папину руку и не хотел отходить от него ни на шаг.

- Очень остроумно, дружок. Нет, с ним будет Роман.

- Папа, нет! Ни в коем случае. Ты же знаешь, какой он ненормальный человек! А если мой сын случайно повернет ключ горения, пока этот типчик выйдет из машины чисто покурить? Поверь, я не наговариваю на своего ребенка. Я просто его очень хорошо знаю. Почему бы ему сегодня не остаться бы дома? Ты все ровно занят. А Роме…

- А Роме, я плачу бабки, - перебил меня отец. – Мальчику нужен воздух и к тому же, я слишком много времени уделяю работе. Так почему же мне не совместить приятное с полезным и не провести время с внуком после работы? По-моему гениальная идея. Ладно, пошли мы!

Я слегка улыбаюсь, машу своему младшему Персику и откладываю в сторону книгу. Как только за отцом хлопает дверь, я не выдерживаю:

- В последнее время мне не очень нравится состояние моего сына. Он какой-то бледный  и у него вид болезненный. С ним что-то стряслось?

- Нет, - быстро отвечает Вика и поднимается с места. –  С ним всё в порядке. Тебе показалось. Так погода на него действует. Зима, дождь, холод…

- Ты пытаешься уйти от разговора, - резко встал я и пригородил ей путь.

- Эдик!

- Ну,  так что? Я понимаю, как тебе трудно объяснить сей ситуацию, но мне-то можно рассказать, что случилось? Я  же не посторонний человек в этом доме.

- Я не могу сейчас точно сказать об этом, но я уверенна, что всё будет хорошо.

- Да мне не надо этих обещаний и успокоений! Я хочу правды!

Вика сглотнула и скрестила на груди руки:

- Ваш сын, он…

- Стоп! Ты обращаешься ко мне на «Вы»? Ты боишься мне сообщить что-то плохое и поэтому теряешься? С Виталиком явно возникли проблемы? Не молчи!

- Вы сами обо всем скоро узнаете. Потерпите.

- Перестань мне выкать! – рявкнул я на неё, чем и напугал девушку. – Прости, я не хотел, - и, почувствовав свою вину перед ней, нежно обнял.

- Хорошо, я скажу тебе, но только то, что мне известно! – отстранилась она и села в кресло. Я следую её примеру и опускаюсь на диван, скрестив руки на груди. – Недавно, произошло нечто неожиданное. После того, как Ира уехала, Виталик стал ходить за мной попятам. Ну, ты знаешь… Он еще и к тебе тянулся, не хотел, чтобы уходил. Так вот, он подошел ко мне и сказал, что ему нехорошо. Я не знаю, как это объяснить, но твой отец, когда услышал об этом, забил тревогу и повез мальчика в больницу. Дальше, мы пересеклись с тобой и ты начал меня допрашивать, где твой сын. Но я промолчала, потому что твой отец настрого запретил мне говорить об этом!

- Не переживай. Любой наш разговор, будет только между нами и о нём никто, никогда не узнает. Ты поняла?

Вика растерянно закивала и положила свою руку поверх моей. Я почувствовал облегчение и отправился наверх.

С моим сыном проблемы. Вот тебе на! И что же мне теперь делать, если пообещал девушке молчать в тряпочку? Нужно, срочно проводить с ним побольше времени, потому что я отец, который несет ответственность за этого крохотного малыша. Работа забрала у меня столько сил и энергии, что у меня не было даже желания подойти и поговорить с ребёнком. Все время он спал или гулял с дедушкой. Но, когда Вика заподозрила, то что из-за приезда жены, с Виталиком стало худо, я понял, что сам во всем виноват и надо было слушать папу и никуда не ехать. Плюнуть на Иру и сказать на Колькино предложение «нет».

Виктория

Я даже не знаю, как объяснить моё состояние, но мне, правда было искренне жаль Эдика. В конце-то концов, рано или поздно парень узнал бы правду, хоть не от меня, а от кого-нибудь другого. Того самого болтливого Виталика, например.

На следующий день, я собиралась поехать к Лане, но увы, быстро передумала, потому что знала, что подружка наверняка занята и готовит свой новый стих, который будет посвящен мне. Боже, если она покажет их шефу, то мне несдобровать! Не хочу, чтобы все знали, что этот стих обо мне. Лучше уж сразу позвонить и предупредить, чтобы он не оказался в списке «самых-самых».

- Вика? – кто-то положил руку на мое плечо, подняв взгляд, я увидела перед собой Эдика. – Ты собираешься сегодня поехать со мной в клуб или ты передумала?

- Собираюсь.

- Ну вот и отлично! Мне нужно отъехать ненадолго. Прогуляться с ребенком. Ты пока готовься, если что.

- Хорошо.

- Всё нормально?

- Да, вполне, - улыбнулась я. – Можешь идти, я всё поняла.

Когда парень скрылся из виду, я достала телефон и набрала номер Ланы. Трубку взяли моментально:

- Вика? Боже мой, где ты пропадала? У меня столько новостей для тебя! Ты, как сегодня свободна?

- Увы, нет. Сегодня я иду вместе с Эдиком в клуб. Коля пригласил.  Так, что я пока не могу к тебе приехать. Лучше ты как-нибудь приезжай. Шеф разрешил такую возможность.

- Ничего себе! Даже Коля? Наверное, он думает, что вы встречаетесь, раз пригласил.

- Понятие не имею. Но знаю, что парню будет скучно без меня, если не составлю ему компанию. А мне лишний раз повеселиться хочется. Устала я немного.

- Ну, правильно, котенок! Чего тебе сидеть! Разомнись. А  я к тебе обязательно приеду. Петр Ильич такой классный, относится ко мне, как к родной дочери! Я еще ни разу не встречала таких людей, как он!

На моих глазах образовались слёзы, чтобы взять себя в руки, я налила воды и сделала пару глотков. Лана, чувствует отцовскую любовь. Когда-нибудь и она узнает всю правду, но только позже.

- Я так рада за тебя, - сквозь слёзы произнесла я. – Ты большая молодец. Как тебе это удалось, до сих пор не могу понять.

- Знакомые. Всё знакомые. Ты же знаешь, что до этого, я работала во дворце культуры и никому не нужны были мои стишки. Я всего лишь вела театральный кружок. Ты же помнишь, когда я хотела тебе помочь и обратилась к тому парню, что был тесно связан с шоу-бизнесом? Конечно, он работал вместе со мной. Но потом уволился,  потому что ему уже было чуждо работать с детьми. Вот тогда, когда между нами связь была еще не потеряна, я попросила его, разузнать все о шоу-бизнесе и заявить о тебе. А теперь видишь, как всё вышло. Он бы рад всё сделать иначе, но это несправедливая жизнь.

- Именно он познакомил тебя с Петром?

- Не совсем. Там был другой парень.

- Видишь, сколько мужчин спешит к тебе на помощь, а ты их стороной обходишь. Не хочешь ни с кем из них встречаться. Они же по-любому сохнут по тебе.

Лана рассмеялась:

- О, нет. Они все какие-то не мои. Но как собеседники, очень даже ничего.

- Понятно. Значит, ты еще не решила закрыть свое одиночество?

- Нет. Но одной быть классно.

- Это ты сейчас так говоришь, а придет время и ты поймешь, что человек, попавшейся на твоем пути – судьба. Ладно, мне пора, приезжай, как будет время!

- С удовольствием, родная. Пока! – попрощалась со мной Лана и положила трубку.

Ближе к вечеру, я была уже готова и спокойно спускалась вниз по лестнице, как вдруг столкнулась с Ромой. Его злой взгляд не предвещал ничего хорошего. Этого парня даже не смущает тот факт, что когда-то ему пришлось подраться с сыном моего шефа. А чего ему пофигисту остается делать, как не смотреть на меня теми же пожирающими глазами, как раньше? Любит и любит. Пусть подавится своей невзаимной любовью! Мне до этого нет никакого дела.

Увидев меня, Эдик улыбнулся и сделал комплимент по поводу моего внешнего вида. Миленькое вечернее белое платьице, меня ничуть не радовало, хотя бы, потому что оно было одно единственное в моем чемодане. Откуда же я знала, что когда-нибудь буду тусоваться в клубе с отличными парнями? Никто ж не предупреждал, что мне повезет с работой и я окажусь в раю.

- Какого черта с нами едет Рома, па? – возмутился Эдик.

- Рома поедет с вами и это не подлежит обсуждению! Вдруг вы напьетесь, а кто вас до дома тащить будет? Уж не вы ли сами? Вика, дороги не знает, у тебя отберут права, потому что ты пьяный. Остается только одно – навязать вам моего личного водителя. Так, что будьте паиньками и не хулиганьте! – улыбнулся шеф.

Делать было нечего. Ну, ничего страшного. Петр Ильич прав и знает, чем всё может обернуться, если мы напьемся. А Рома доставит нас в целости и сохранности и к тому же,  Эдик знатная фигура в обществе и без охранника ему никак нельзя.

- Этот мерзкий тип, никак не дает мне покоя! – вспылил Эдик, как только мы вышли на улицу.

- Да ладно тебе! Он же не будет участвовать в наших танцульках.

- Пусть только попробует и я с позором покину этот клуб и больше никогда в него не вернусь! Найду место получше.

- Твой отец думает, что ты опять напьешься, вот и навязал тебе амбала, - улыбнулась я и подошла к машине.

- Садись. Чего ты стоишь? Места на всех хватит. Ромочка у нас, как всегда будет крутить баранку и пристально наблюдать за нами. Ревнивый жених.

- Ты ему до сих пор не можешь простить то, как он со мной обошелся? Так, все уже прошло, - пытаюсь успокоить парня я и сажусь вместе с ним в машину. – Не бери в голову.

-  Если он снова… Только посмеет к тебе притронутся, то я…

- Тише, - перебила я его. – Он идет.

- И что? Вик, меня пугает твое спокойствие. В прошлый раз ты вела себя абсолютно напугано. Сейчас что?

- Я поняла, что рядом с тобой в безопасности, - прижалась к нему я и на миг закрыла глаза. Эдик обнимает меня за плечо и целует в макушку.

В клубе было достаточно громко. Шумные компании, курящие кальян, девушки легкого поведения. Такая атмосфера приводила меня в недоумение. Слава богу, к Эдику подошел какой-то типчик и предложил заказать коктейли. Наверное, это и есть Коля. Симпатичный. Ланке подфартило.

Рома находился рядом с нами и сквозь музыку, я услышала, как он прошептал мне на ухо: «Этот парень частенько заказывал здесь шлюх». Хотелось спросить, какой парень, Коля или Эдик? Но Ромашка воздержался от нашей компании и решил остаться в сторонке. За соседним столиком, конечно. Не стоять же ему, остолопу.

Только когда мы подошли к барной стойке и взяли коктейли, Эдик заметил нафуфыренную девку и подошел к ней. Я напряглась:

- Кто это?

- Маринка,  - ответил Коля. – Классная проститутка! Но, увы, она бывает здесь только, чтобы расслабиться, ибо беременна она.

- Да? – округлила глаза я. – Вот  это новости… Разве такое возможно?

- В её случае, возможно.  А чего тут удивляться, если профессия позволяет. Шли слухи, что она вообще не могла иметь детей, а тут на тебе - сюрприз! Ах, да, кстати, чуть не забыл!  - поднимает палец Коля и достает оттуда сложенный листик. – Тут тебе Лана просила передать.

- Спасибо, - забираю листик я и прячу его в сумку.

- Слушай, пошли, потанцуем, - предложил мне Коля.

- А,  давай! – махнула рукой я и пустилась в пляс.

Эдик все не преставал разговаривать с потаскушкой и это наводило на меня большие страхи. Потом они оба скрылись из виду. Может, у них было что общего? Встречались там. Но вскоре, Эдик к нам присоединился и прошептал что-то на ухо своему другу, тот улыбнулся. Потом парень снова исчез и я уже была не в силах все это терпеть:

- Куда он на этот раз пропал? Что встретил очередную девушку легкого поведения?

- Я и сам не знаю, - задумчиво проговорил Коля. – А ну идем.

Мы обшарпали весь танцопол, но Эдика там не было, потом прошли вдоль и попрек и опять тоже самое. Стоило мне только отстать от Коляна и пойти своим путем, как вдруг, я остановилась и увидела Эдика в компании малознакомых мне мужчин. Они мирно сидели за столом, оживленно беседовали и, казалось бы, ничего не предвещало беды, если бы один из них, не прочертил белую дорожку кокаина перед парнем! Сами они были уже обдолбаны. Меня охватила паника! Я понеслась со всех ног к Эдику и крикнула:

- Эдик, нет! Не делай этого!

На мой крик прибежал не только Коля, но ещё и Рома. Увидев все это, бугай оттолкнул меня:

- Отойди!

Коля обнимает меня за плечи и уводит:

- Пойдём. Пойдём-пойдём-пойдём.

Дойдя до бара, Коля заказал еще коктейлей и протянул мне. Слёзы застилали глаза. О боже! Я имела еще способность плакать на людях и ловить их жалостливые взгляды?

- Ты разве не знала, что он когда-то употреблял? – спросил у меня парень и отпил коктейль.

- Знала. Но думала, что бросил, - шмыгнула носом я.

- Да, - протягивает Коля и опирается о барную стойку. – Его отец долго мучился с лечением. Такие бабки втюхал, лишь бы с сыном все было в порядке. Ведь, по сути, он считай спас его, как только застукал с кокаином. Стаж был еще небольшой и парня вылечили. Но то, что я сейчас увидел… Просто в голове не укладывается.

- Кто эти люди? Ты их знаешь?

- Должно быть те, с которыми он был раньше в дружеских отношениях.

- И ты продолжаешь с ним общаться? После всего, что у него было?

- Неважно сколько грехов было за спиной у человека. Важно, какой он сейчас. Познакомься, бы  я с Эдиком раньше, то отвернулся бы от него,  а если бы я дорожил нашей дружбой, то наверное бы втянулся вместе с ним. Ой, что за ужасные вещи я говорю! – рассмеялся Коля. –  Ты уж прости меня, но я с ним познакомился, после того, как он отсел.

Меня перекосило. Стоит мне только представить, как игла вонзается в вену, то все сжимается внутри и становится не по себе. С самого детства  мама мне внушала о вреде наркотиках, но если Эдик мог еще и колоться… Нет! Отдав Коле коктейль, я взяла сумочку и отправилась в дамскую комнату. Мне настолько было фигово, что захотелось открыть послание от Ланы.

Это был стих. Тот самый, что она пообещала мне посвятить. Как же я сразу-то не догадалась! Прочитав его от корки до корки, я еще больше заревела и сползла вниз по стенке. Каждая буковка, каждое слово, было написано так искренне, что растрогало меня. Я еще больше заскучала по этому человеку, захотела его увидеть, рассказать, что своими глазами, я лично видела, как Эдик собирался принять дозу кокаина и как своими криками обратила внимание весь зал и Коляна с Романом. Как круто повеселилась, но в то же время, не получила никакого удовольствия, потому что Эдик всё время уходил из поля зрения и разговаривал с одной никудышной беременной шлюхой.  И еще, добавила бы про Колю и его чрезмерную доброту.

«И мы с тобой, как два звена и будем вместе мы всегда. Ты мой дом, спасение, надежная рука. Я люблю тебя. Я люблю тебя», - пронеслись в голове строчки из стихотворения Ланы.

Сначала, я не хотела вникать в смысл стихотворения, настроение было не то, а теперь каждая буковка отзывалась во мне, словно молитва. Покинув дамскую комнату, я снова вернулась к Коле, только он был уже не один. С ним стояла какая-то баба.

- Хорошо, Маргош, я понял, - ответил он и развернулся ко мне.

- А это кто? – спросила я, когда девица ушла.

- Админ этого притона. У тебя все хорошо?

- Да, вполне, - кивнула я и взяла свой коктейль.

В этот момент к нам присоединился Эдик. Я отвернулась, или тупо сделала вид, что его не существует.

- Нам пора домой. Ты, как с нами? – запыхавшись, спросил у друга он.

- А что случилось? – взволнованно ответил тот.

- Да, ничего. Пустяки.

- Эдик, ты опять принимаешь дурь?

- Не здесь и только не сегодня. Вик, ты идешь?

- А? – отвлекаюсь я от напитка. – Что уже так быстро?

- Времени нет.

- Тогда, конечно, если срочно надо, - поддержала я и отправилась вместе с парнями на выход.

- Что у тебя в руке? – спросил Эдик, когда мы вышли на улицу.

- Да так, - махнула рукой я и спрятала в сумку листик. – Список покупок за прошлую неделю.

- А, - протянул он. – Ну, тогда садись, - и открывает мне дверцу машины, а сам начинает разговаривать с Колей.

Я напряглась, потому что за рулем сидел Роман. Но, увы, мы не обменялись ни словом. Может, оно и к лучшему. Я снова достала листик Ланы и перечитала стих. Когда Эдик появился в машине, Рома дал по газам и мы тронулись с места.

- И давно этот штырь на тебя руку поднимает? – тихо спросил он, чтобы водила не услышал.

- Я не понимаю, о чем ты?

- Я прекрасно видел, как он оттолкнул тебя. Значит, случай на кухне и в клубе, не единичный? Он до сих пор глумится над тобой?

- Никто не над кем, не глумится! Это не так, - ответила я и прикусила губу, чтобы не расплакаться.

- Вика? – заметив мое состояние, Эдик взял меня за руку. – Почему ты мне врешь?

- А почему ты мне? – вырвалось у меня. – Ты же сказал, что завязал с наркотой. Уже давно. Какого черта, ты перешагнул через себя и снова взялся за старое?

- О, боже! – испуганно прошептал он, обнял меня за плечо и прижал к себе.

Я дала волю чувствам и расплакалась на его плече. Мне было так обидно, больно, за то, что я застукала его за принятием кокаина. Этот козел даже представить себе не может, как сильно я переживала за него.

- Ты до сих пор принимаешь? – подняла голову я.

- Нет. Это получилось, внезапно.

- Эти люди, они сами тебе предложили?

- Они и без меня уже знали, что я захочу. Мы с ними давно были знакомы. Тусовались как-то раньше в подростковом возрасте. Ты испугалась?

- Да, очень. Я еще никогда тебя таким не видела.

- Рад, что растормошила, - рассмеялся Эдик. – Я бы не знал, что было со мной дальше, если бы ты не крикнула.

- Вмазался и откинул копыта, - усмехаюсь я и отстраняюсь. – Я спасла тебе жизнь. Теперь ты мне по гроб жизни обязан.

- И чем же я тебе обязан, а? – хитро улыбнулся Эдик.

- Пообещай мне одно, что больше никогда не прикоснешься к наркотикам. А еще, что обязательно мне расскажешь о себе подробно… Хоть чуточку, немножечко…

- Теперь я начинаю догадываться, о чем ты хочешь со мной поговорить. О моей совместной жизни с бывшей женой? Это исключено. Я давно уже все забыл и стал жить по-новому. С Ирой покончено.

- Мне бы о чувствах… Я хочу, чтобы ты раскрыл мне свою душу…

- Этого никогда не произойдет, - поднимает он меня за подбородок и смотрит в глаза. – Но наркотиками, я уже баловаться – никогда не буду. Так, что не беспокойся. Это пройденный этап. И такой же, этап, как и с моей женой.

- Но хоть, если тебя будет что-то серьезное беспокоить. Расскажешь мне?

- Зачем? Ведь я мужчина и сам должен разгребать свои проблемы, никого в это не завлекая. Живи спокойно, Вика. Мы друзья.

На моих глазах образовались слёзы. А я так рассчитывала, что мы будем вместе, что у нас хоть что-то получится. А он…

- Вик, успокойся, - прижал меня к себе Эдик и погладил по спине. – Ты не виновата, в том, что тебе хочется любви, как всем нормальным девчонкам.  Не так ли? Но я сейчас не могу дать тебе этого. Цени пока то, что я рядом. Это ведь счастье, правда?  Ты рада меня видеть, зовешь гулять, болтаешь, приносишь книги, готовишь еду. Это же приятные мелочи, да? Ну, ответь мне?

- Да… Мне хорошо с тобой, - отстранилась я и крепко сжала его руку.

Вернувшись домой, мы поднялись наверх. Конечно с моим замком на платье, я не смогла справиться, пришлось попросить Эдика помочь и пригласить к себе в комнату. Когда он коснулся моих плеч своими руками, по моему телу пробежали мурашки и сердце забилось с учащенной скоростью. Я убираю назад волосы и понимаю, что парень долго возится с молнией. Как же я её ненавижу! Старое платье, а все думают, что новое. Какого черта!? Эдик резким движением справляется с молнией и быстро подхватывает платье, которое бы вот-вот пристыдило меня, обнажив мое тело. Почувствовав его руки, на своей груди, я вздрогнула, развернулась, прижала к себе немного спущенное платье и посмотрела на него глазами полными ужаса.

- Там с молнией были неполадки. Надеюсь, что после моих движений, она не разошлась и платью не пришел, конец. Как ты вообще смогла его надеть? Это же мука! – улыбнулся он и поймал мой взгляд. – Вик, что с тобой?

Я помотала головой и глухо произнесла:

- С-с-пасибо, - голос мой предательски дрогнул. – Спокойной ночи.

Мне хотелось поскорее со всем этим закончить и закрыть дверь перед носом Эдика, лечь в кровать и забыть этот эпизод, как страшный сон. Значит, я ни на что не намекаю! Все само собой назревает. Отношения, чувства, любовь! Какая же я дура, что захотела все по мгновению волшебной палочки!

Эдик кивает и без моей помощи покидает комнату, не забыв при этом закрыть дверь. Я снимаю с себя, это ужасное платье и смотрю на молнию. Парень явно её сломал и о починке не может быть и речи! Да… Помню, это платье мы с Ланой купили, когда мне было всего шестнадцать, а оно так долго на мне держалось и даже не потеряло цвет. Обычно, белые вещи со временем становятся желтыми.  Видно, не судьба этому платью жить вечно и пора его выбросить, и купить новое. От «Версаче», например.

Глава 14
Эдуард

Марина не беременна от меня! Боже, милостивый, ты уберег меня от этой участи!

- Отец моего ребенка – Дима! Ну, уж никак не ты! – в шоке выпалила она, когда мы стояли в курилке и пыхтели, как паровозы.

- Ты врала своему мужу, что бесплодна?

- Нет. Это правда. Его я никогда не обманывала и была с ним предельно откровенна.

- А с чего ты взяла, что он Димкин, если еще неизвестно с кем ты трахалась???

- А уж это не твое дело, детективчик! Я просила тебя помогать мне, а не лезть в мою личную жизнь и разузнавать там больше, чем о моем муже! Да и вообще, какое значение, может иметь этот ребенок?

- Прямое. Если я найду твоего мужа и он узнает об этом, то он вряд ли тебе поверит. А уж о том, когда выясниться на кого будет похож родившейся малыш, мужчинка явно не будет в восторге от того, что всю жизнь воспитывал не своего сына или дочь!

Марина вздохнула и затянулась сигаретой:

- Мне всё ровно. Но я точно уверена, что это наш ребенок.

- Ты мне мозги не пудри, у тебя это итак хорошо получается! Ты убеждаешь меня в этом, а сама боишься признаться в том, что нагуляла.

- Тебе ли знать???

- Ты хочешь, чтобы я тебе верил, - продолжил я. – Успокоился и не придавал уже значения твоему благополучию, но ты ошибаешься… Это еще больше усложнит мне дело.

- В каком смысле?

- А в том, что я должен был не только контролировать поиски, но и еще и тебя! Тогда кто, приходится отцом твоего ребенка?  Ты знаешь?

- Последнее время, я не работала в притоне. И всё что я помню, так это то что, я находилась там, после Нового года. Потом, я проработала всего немного, потому что меня вечно тошнило и клонило в сон, хотелось жрать, много жрать и после этого, Маргоша предложила мне обследоваться у врача. Я была в шоке, когда узнала результаты анализов. Хотелось уволиться, но начальница просила не торопиться и сказала, чтобы каждый месяц я приходила в притон и получала свою зарплату. Я числилась здесь, как шлюха, но клиентам обо мне уже не рассказывали.

- Всё совпадает. Ты беременна от меня!

- Глупости! Ты не один мужчинка, который меня лапал.

Я посмотрел на нее с презрением и понял, если я так и дальше буду добиваться от неё правды, ничего из этого хорошего, не выйдет. Успокаивает лишь, то что к ребенку я не причастен. У Марьки есть оправдание – куча мужиков. Но там же вроде, меры безопасности и все такое… Неужели, был один дебил, который решил воспользоваться без презервативов? Я валяюсь!

- Тогда зачем ты говоришь, что беременна от Димы?

- Господи! Да, отстань ты от меня уже! – не выдержала она и собралась уже покинуть курилку, но я схватил её за руку:

- Значит всё? Больше, не сотрудничаем? Я не буду искать твоего Диму. Пусть он сам возвращается! А может он и правда больше не вернется? Ты используешь Диму в своих оправданиях, как мужа, а если бы он не женился на тебе, то ты бы точно не отмазалась. Тебя бы оскорбляли, называли постыдными словами, и ты бы не вынесла всего этого позора и застрелилась на следующий день! Теперь, ты легко живешь. Тебе нечего маскироваться. Хочешь смотреться в моих глазах порядочной? Так была бы ей, если бы не пошла на трассу!

Марина секунду помолчала и шмыгнула носом:

- Да, я замужем! Да, мне повезло! Да, я хотела верить, что у нас Димой могли бы быть дети! Да, признаю, что было бы трудно одной, не имей рядом собой любимого человека! Да, я бы сдохла, если бы со мной случилось подобное, как ты говоришь! Но сейчас, когда я узнала, что беременна, то не могу не лгать собственному мужу и всем! У меня просто нет выхода! – отдернула мою руку она и выбежала из курилки. 

…В эту секунду мне позвонил Дима и своим звонком заставил меня отвлечься от мыслей. Вот же! Вспомнишь заразу - появится сразу! И чего ему не спится? Нехотя, я взял трубку и был готов уже к тому, что парень спит и видит то, как я выполняю его просьбу.

- Эдик, привет! Как же я рад тому, что снова слышу твой голос! – на радостях воскликнул он. - Ну, как у тебя дела? Всё ещё мучаешься с моим делом или всё стало на круги своя?

- Извини, не могу тебе сказать, что я безумно счастлив с тобой разговаривать, но... кое-какие новости у меня все же есть для тебя! Прошу принять мои поздравления, ты действительно станешь папой!

- Ложь!

- Вечно мы мужики не хотим верить в то, что стали отцами и пытаемся убежать от судьбы. Дима, очнись, это твой ребенок.

- Эдик, не зли меня! Я не поверю в эту чепуху!

- Ну, хорошо. Будем надеяться, что она его нагуляла, но все ровно воспитывать-то будешь ты! – рассмеялся я. – Нечего было на шлюхе жениться. Больше проку было и легче бы тебе дышалось.

- Я разведусь с ней, как только решу все свои дела!

- Разве? По-моему это ранит её сердце. А ей нельзя нервничать. Это может плохо сказаться на ребёнке.

- Наплевать! Я все ровно выясню, чей это ребёнок!

- Скорей бы ты уже вернулся и все выяснил. Так же жить нельзя! – продолжал стебаться над Димкой дальше я.

- А я пока ещё и не думаю погружаться в омут своих проблем.

- Раскрепощу тебя, милый мой, потому что одна проституточка мне на ушко нашептала, что твоя не опровергает того, что кроме тебя её могли ещё лапать тысячу мужиков. Профессия же позволяет. Но это же тупые бабские сплетни! Одна обсирает другую.

- Я согласен с ней! Да и Маринка не дура, чтобы спокойно жить с непрошеными мыслями. Соображает, гадина, что натворила и как ей стыдно.

- Мне кажется, она пытается обмануть не только других тем, что ты отец её ребёнка, но и себя в том числе!

- А как же? Ведь я её муж и это была моя обязанность создать с ней потомство. Но она же меня до сих пор любит и хочет верить, что мы добились своего. А она была правда бесплодна или прикидывалась?

- Конечно, нет. Она сама понять не может, как это получилось. Говорит, что это чудо!

Димка громко смеётся:

- Из чудес!  Какая же она наивная.

- Дим, никто не может понять, как это произошло! Возможно, есть предположение, что девушка вылечилась.

- Не было у неё такой цели! Как сказала, что без детей проживем, так и сдержала свое слово.

- А вдруг она сделала это без твоего ведома?

- Если бы у неё было желание, то она бы обо всем мне рассказала или кому-нибудь. Маринка – слишком откровенная. Но в плане ребенка, она протрещала мне и своим подружкам все уши. Те, старались поддерживать её, но в скором времени, девка поняла, что ребенок ей не нужен. Лишь бы я рядом был.

- А ты когда-нибудь хотел завести с ней детей?

- Это было исключением из моего правила. В ту пору, я стал недолюбливать её. И роди она от меня, я бы не смог любить малыша.

- Почему?

- Не от любимой женщины он.

Я ничего не ответил, положил трубку и задумался. Что же будет дальше с парочкой, если Марина каждому втирает, что беременна от Димы? Он же не вернется к ней! И что же теперь девушка будет делать? Воспитывать сама? Нет. Проституция – это наркотик. Если она сорвалась тогда, то и после рождения ребенка, пустится восвояси.

Дима перезвонил мне и я снова ответил на звонок.

- Эдик, что со связью?

- Я не знаю, - как-то потерянно ответил я.

- Так на чем же мы остановились?

- Маринка… Она ведь, уйдет в проститутки, а ребенок будет никому не нужен, ты понимаешь это??? Если не ты, то кто позаботится о нём??? Родной матери будет чхать на него, а ты? Что ты намерен делать?

- Я уйду. Вместе с ним, - Дима пытался говорить уверенно, но было слышно, с каким трудом ему удается выговаривать эти слова. – И не дам погибнуть в руках жестокой матери.

- И ты будешь любить его? – осторожно спросил я.

- Да. Мне теперь будет неважно от кого он, - коротко ответил он и сглотнул.  – Эдик? У тебя появилось сердце?

- Оно у меня всегда было. Что ты за пургу несешь? Какой же я человек, если у меня нет важного органа? – усмехнулся я.

- Да, я не об этом! Ты научился переживать. Раньше, за тобой такого не наблюдалось. Ты всегда был сам по себе, а сейчас такие речи ведешь! Что с тобой произошло? Не влюбился ли? Или может быть, уже в твоей жизни появилась любовь? Ты скажи, я – могила!

- У меня никогда никого не было, - четко проговорил я каждое слово. - Такой ответ тебя устраивает?

- Зря ты, Эдик! Мы ж друзья.

- Друзья, - прыснул со смеху я. – Не заблуждайся. Я просто-напросто до сих пор тебе помогаю. Скоро это закончится и я надеюсь, что мы больше никогда с тобой не пересечемся. А пока, прощай! – положил телефонную трубку я и плюхнулся на кровать.

Мне казалось, что это никогда не закончится и Дима надолго задержится в Сочи. Найдет себе новую фифу, а про любовницу и жену совсем забудет. И тогда будет весело мне... буду оправдываться перед Маринкой, что теперь парень проживает совсем в другом городе, а когда приедет, фиг его знает, или же сам психану, поеду вслед за Димой и привезу сюда. Работа есть работа, но парень слишком долго на ней торчит и решает свои проблемы с важными персонами. И это меня напрягает.

Перевернувшись набок, я прикрываю глаза и переношусь туда, где мы стояли с Колей и оживленно беседовали о Вике. Его слова отпечатались в моей памяти. Кажется на всю жизнь:

- Она любит тебя. Береги ее и не давай в обиду, чтобы между вами сейчас не происходило, пообещай мне, что сделаешь все так, как я говорю?

Я ошеломленно киваю и уже собираюсь садиться в машину, но Коля останавливает меня:

- Твоя попытка с кокаином, не дает ей покоя. Пожалуйста, успокой. Ты ей нужен, как никто другой. Я же вижу, как она за тебя переживает и не находит  в себе места. Если я не смог её поддержать в данной ситуации и обсудить кое-какие беспокоящие её неурядицы, то давай это будешь ты?

Мне стало дурно. Коля хочет помочь мне снова научиться любить и проявлять к женщинам чувства. Хотя, сам неоднократно повторял мне, что все, что требуют от нас женщины – это подарки и деньги. А теперь, он говорит совсем иначе, будто влюбленный мужчина. Оно и понятно. Ланкин приход в сушик изменил его мировоззрение.

Коля, словно уловил мои мысли:

- Если бы рядом со мной находилась Лана, то  я бы незамедлительно выразил ей все свои чувства и был бы самым счастливым человеком. Но этого никогда не произойдет.  Те, кого мы любим, маловероятно, что станут любимыми. Пока Вика здесь, не упускай момент. Не будь мной! Слишком поздно, я думал о бабах плохо и не хотел, чтобы со мной оказалась блудница. Слишком поздно, я осознал, что есть хорошие девушки. Слишком поздно.

- Ты говоришь, как умирающий старик. С чего ты взял, что больше никогда не увидишь свою Лану? Я знаю, где она живет и могу даже адрес дать!

- Зачем? Она же меня не ждет совсем! Да и будет приятно возмущена тем, что Вика проболталась. Зачем девочкам проблемы и мне? Я же ей противен.

- Странно, когда со мной Вика, я о чувствах  не задумываюсь и не накручиваю себя.

- Потому что ты её не любишь. А я люблю. Вот и нервничаю. Вот и говорю так.

- Кто меня знает. Может, я тоже без Вики жить не могу. Может, где-то глубоко в душе, я её люблю, но не найду смелости признаться себе в этом, - ответил я и закурил. – Мы с тобой обсуждали её. Говорили какие-то непонятные вещи. Сравнивали её с другими бабами и говорили, что она такая же, как они. Вспомни!

- Не зная человека, можно ляпнуть все.

- Но мы же по опыту говорили.

Коля вздыхает и облокачивается спиной о стенку, выпуская из легких сигаретный дым:

- Кто знал, что есть на свете женщины идеальней других… Я наверное, тоже, как и ты… Никогда не найду смелости признаться себе в том, что люблю и могу любить. Но Лану… Её невозможно не ненавидеть. Она больше никогда не появится в моем сушике. Она больше никогда не позвонит и она больше никогда не ответит на мои сообщения. Потому что она такой человек.

- До неё даже Вика смогла еле достучаться. Она рассказывала мне, что этот человек дает сам о себе знать, когда выкинешь его совсем из головы. Но у неё не получалось. Судьба твою Лану очень жестоко наказала и лишила отца, - прикусил губу я и затянулся. – Такая неплохая Санта-Барбара вышла. Ее будущий отец встречался с её мамой, имея при этом свою семью, а женщина числилась у него в любовницах. Он был очень богатый человек и уважаемый в своем обществе. А та, была обычной женщиной, которая мечтала о деньгах и роскоши, но у них не вышло. Она залетела от него, а будущий папаша, как говорится «свалил». И пришлось бабе самой все делать. Звонить ему, писать письма и требовать финансовой помощи или иначе об этом узнает его жена. Ха! А жена итак знала и грозилась ему развестись, но только вот муж её сильно любил и принес свои извинения. Помогать-то любовнице помогал, до тех пор, пока ребенок не вырос и не переехал с мамкой восвояси.

- Откуда ты все знаешь??? Это, тебе Вика, что ли рассказала?

- Нет, - причмокнув, ответил я. – Лана, моя сестра.

- Что??? – от удивления у Коли выпадает сигарета.

- Родная и неповторимая. Вот, что ты в ней нашел. Сходства между нами. Поэтому  и тянешься к ней. Я виделся с ней и знакомые черты лица были мне заметны. Я конечно, не копия отца, но что-то есть, а она вылитая! Те же голубые глаза, нос, губы, амбиции. Все это папино, - вздохнул я и посмотрел на друга. – Мне просто повезло, что я встретил Вику и познакомился с её друзьями. Ха! Лана вечно, как папа. Редко появляется.

- А Вика хотя бы знает об этом?

- Знает, но по моей огромной просьбе молчит. И я тебя прошу не трепать языком. Папа сам хочет во всем этом разобраться. Не надо нам вмешиваться в его жизнь.

- Папа??? Так он знал???

- Естественно! Ему же не всё время торчать на работе. У него же переговоры, встречи, вот и нашел свою кровинушку в «Вернисаже». Теперь помогает ей оформлять стихи и разбрасывать по всему миру в киоски. 

На этом мы и попрощались. Когда я вернулся в машину, Вика сидела совершенно спокойно и держала в руках какой-то листик. Что там было написано, я так и не понял. Ну уж не точно список покупок. Вика смотрела на меня печальным взглядом и от этого мне становилось тяжелее. И я попробовал поговорить с ней. Начиная с того, какого черта Рома до сих пор поднимает на неё руки? Но она лишь покачала головой и сказала, что все в порядке и мне просто показалось. Но я-то знал, что Ромка просто так не отстанет. Он любит её. Ревнует ко мне и хочет всячески завоевать. Способ, который он придумал, не очень оптимальный и я не допущу, чтобы этот отпрыск мучил бедную девушку и делал все, что ему придет на ум.

Следующим утром, я пересекся с Викой на лестнице. Увидев меня, она растерялась и попыталась проскользнуть мимо, но я загородил ей путь:

- Резинка.

- Что, резинка? – потухшим голосом спросила она.

- Ты опять разбрасываешь волосы по всей вселенной. Собери их, а то они тебе мешают, - улыбаюсь я, снимаю с её руки резинку и быстро завязываю хвост. – Вот так.

- Спасибо...

Отправившись вместе с Викой на кухню, я застаю не только отца со своим сыном, но и Ромку. Когда оба обернулись, то первый кто мне обрадовался, был Виталька. Аж, настроение поднялось! Никто, так не встретит тебя с распростертыми объятиями, как ни твой ребенок. Взяв его на руки, я подхожу к отцу, который мило беседовал с Романом и заявляю:

- Пап, ну что тебе Ромка там рассказывает? Я тоже хочу знать, как вчера было здорово, – зря я так начал, ибо уже заранее знал, что папка может быть в курсе того, как я попытался вмазаться. Но он вроде не догнал:

- Эдик, о чем ты? Во-первых: доброе утро! А во-вторых: правда, что за шум ты поднимаешь с утра пораньше?

- А разве вы с Ромочкой не о тусе вчерашней болтаете? – опускаю ребенка я и в упор смотрю на Годзиллу, который посмел тронуть беззащитную девочку.

- Нет. Совсем не об этом, - как-то сбивчиво отвечает батя. – Кстати, как все прошло? А то Вика умалчивает и только и делает, что размахивает руками, вторя о том, что все хорошо и ей понравилось.

- Конечно! Станет она выгораживать того идиота, который вчера оттолкнул её! Лучше уж сразу дать краткий ответ и хранить всё себе, чем потом получать от водителя. Да, Рома???

- Не понял??? – возмутился отец, а Вика тут же встрепенулась и увела ребенка.

- Да, папочка. Вчера Ромочка наглым образом толкнул Вику. Но буду выражаться, только так, потому что мне жалко человека от такой престижной работы избавлять.

- Рома, как это понимать???

- Было еще кое-что. Помимо вчерашнего инцидента, - хитро улыбнулся я и положил свою руку на плечо бугаю.

- И что же ещё?

- Ну, Рома? Сам раскаешься или мне помочь? Ты, давно за Викой приудариваешь и пытаешься залезть ей под юбку при первой возможности? Я же помню, как на этом месте ты пытался совратить ее.

- Что??? – возмущению отца не было предела и я, как мог, пытался, только усугубить ситуацию и сделать так, чтобы Ромы тут вообще не было, но Вика, как назло вмешалась.

- Да не было этого, Эдик! Что ты несешь???

- Как же, - ухмыляюсь я. – Ты верещала на весь дом и просила о помощи. Что я не помню что ли?

- Это было не то, о чем ты подумал!

- Да? Вот, как интересно… Ставлю все свои деньги, что ты выгораживаешь его, потому что напугана и боишься, что этот кусок дерьма прибьет тебя, за то что ты трепло!

Отец массирует виски и озлобленным взглядом смотрит на Рому:

- С этого дня ты уволен!

- Пожалуйста, – взмолилась Вика, взяв папу за локоть. – Не делайте этого.

- Девочка, тебе нужно проконсультироваться с психологом. Избавиться от всех своих страхов и быть самой собой. Ты же видишь, что этот человек ненормальный и только манипулирует тобой, – по-отечески спрятал её выпавшую прядь волос за ухо отец. – Ты слишком сильно зависима от него. Но ничего. Больше ты его никогда не увидишь. Рома, ты все слышал, что я тебе сказал?

- Нет! – выкрикнула она. – Пусть работает.

- Да, ты чокнулась! – взбесился я и притянул её к себе. – Ты настолько тряпка, что хочешь позволить ему вытирать об себя ноги?

- Пусть только извинится. Я не о большем прошу. Только, прощение.

- Понял? – злобно усмехнулся отец. – Считай, что этим ты откупился.

- Почему ты так решила? – тихо спросил я, но Вика не дала ответа, а только подошла поближе к Роме.

- Извини. Я был, идиот. Но то, что говорит Эдик – полная чушь. Вик, я запугивал тебя? Нет. Это просто его злоба распирает, вот он и бесится. Ведь мы же оба знаем, что он слишком эмоционален и любит приукрашивать.  Я просто любил тебя, а ты нет. Вот я и вел себя, как последняя сволочь, но обещаю, что больше этого не будет. Прости меня, - виноватым голосом отвечает он и обнимает ее.

Папа смотрит на меня недоверчивым взглядом и затягивается сигаретой. Отныне, он никогда не будет верить ни единому моему слову после всего, что сейчас узнал. По глазам так и читалось: «Ты и меня обсираешь за спиной?».

– Подстилка, - шепчет придурок и от этого слова меня бросило в бешенство. Набросившись на Рому, я хватаю его за горло и начинаю душить:

- Сука! Да, как ты посмел???

- Эдик, прекрати! – отцепил меня от него папа. – Будь мужиком! И решай свои проблемы словесно, а не кулаками! А ты, мой дорогой пройдешь со мной. Будем думать, что с тобой дальше делать!

Когда эти двое ушли, Вика подошла ко мне и положила руку на плечо:

- Я просто хотела помочь ему. Я не тот человек, который долго держит обиды в себе. Мне не хотелось, чтобы парня увольняли. Ведь с его бычьим характером, любой конкурент Петра Ильича будет устранен. Без Ромы твоему папе, будет никак нельзя.

- И что с этого? Ты какую-то пользу извлекла от этого? Ты с ним по-человечески, а он? Обозвал тебя «подстилкой», а ты взяла и проглотила это??? Нет, Вика. Я от тебя не в восторге, если честно.

- Но ты же тоже в первый день нашего знакомства обозвал меня, не помнишь? Если бы я все еще хранила свою злость в себе, то никогда бы тебя не простила, - отвечает она и обнимает меня.

На Викиных глазах появляются слезы. Прижав её к себе еще теснее, я с облегчением вздыхаю и смотрю куда-то в сторону. Сколько добра не делай людям, а они так и будут плевать тебе в душу, ничего не требуя взамен. Вика поплатилась этим сполна.

Отстранив девушку от себя, я смотрю ей в глаза и вытираю слезы своими руками:

- Вика, послушай больше никогда не допускай таких глупостей. Мало ли в жизни тебе попадутся люди, похожие характером с Ромой. Ты же не будешь всю свою жизнь лизать им лапы?

Вика убирает назад волосы:

- Нет. Я никогда этого не сделаю. Должна же гордость быть! Но твой характер отличался от Ромкиного. Ты понимаешь меня?

«Вика, давай не будем о романтике, пожалуйста!», - пронеслась в голове, паникующая мысль.

- Мне пора на работу, - холодно ответил я и отправился в коридор. – Я слишком много времени потратил на то, чтобы папа выгнал из дома этого сорванца, а ты…

Девушка не на шутку пугается и закрывает рот ладонью.

- Извини, извини, - подхожу я к ней. – Я не то хотел сказать. Просто в голове не укладывается твоё окончательное решение оставить Рому. Вообще-то в этом доме только отец распоряжается всеми судьбами своих подчиненных, а не ты.  Так, что зря ты вклинилась в разговор.  Папа не любит очередные конфликты. Они его выводят из состояния равновесия.  Сейчас он будет неуправляемым и при первой возможности станет наезжать на тебя. Бесит его, когда в доме правы все, а не он один, - предупредил я и скрылся за дверью.

Виктория

«Твой отец никогда не пискнет на меня, потому что я тесно связана с Ланой», - хотелось мне сказать на прощание, но я промолчала.

Дверь кабинета моего шефа открывается и оттуда выходит бледный, как смерть Роман. Для меня это было удивлением. Лицо в печали, глаза пусты и больше не видно этих дешевых понтов, которые он кидал каждый день, самоуверенности и мании величия. Сразу заметно, что шеф приложил к этому усилия и выбил всю эту дурь из головы, превратив Романа в порядочного человека.

- Прошу за мной, - улыбается мне Петр Ильич, обнимает меня за плечо и ведет в свой кабинет. Меня охватывает паника, а руки предательски дрожат.

Сев напротив него, я кладу руки на колени и сжимаю их. Шеф садится:

- Так, что же получается, девочка. Вы с Ромой не любили друг друга на кухне?

Я качаю головой.

- Вот, как! Пожалуй, ничего глупее, я в своем доме ещё не наблюдал! Но это! Случай, который приключился с тобой и Романом, заставляет меня взять и посмеяться над тем, как вы друг друга выгораживаете. Он мне объяснил, что между вами ничего не было, как говорит Эдик. И кому же верить? Тебе или мальчикам? Может быть, мне вас двоих уволить, чтобы не морочить себе голову насчет того, кто прав, а кто виноват? Что за детский сад??? – привстал он, а я подпрыгиваю.

- Давайте забудем это. Не заморачивайтесь. Рома, же… не станет дальше… То есть…

- Продолжай, продолжай. Я не отпущу тебя, пока ты мне все не договоришь.

- Вы оставили его и не выгнали взашей. Значит, дали сложнейшую работу и приказ не появляться на моей территории. Ведь так? Чтобы каждый занимался своим делом, а не чаи гонял.

- А ты не такая глупая, как я думал, - хитро улыбается шеф. – Да. Я ему сказал, что если увижу рядом с тобой – нахрен уволю, потому что мой внук не должен все это видеть и копить в своей голове на ближайшее будущее! Вы, что совсем охренели, когда собирались устроить черте, что на моей кухне??? Если бы Эдик, не успел остановить разврат, то я бы не знал, что стало бы с внуком, будь он на папином месте!

«Вы»? Почему еще и я оказываюсь виноватой? Что Рома успел ему наговорить?

- Я думал, ты порядочная девушка, а в итоге: выставила себя в непристойном свете! Ты сама спровоцировала Романа, на то, чтобы он набросился на тебя. Мужчины падки на красивых женщин и им уже всё ровно. Перестань вести себя, как шлюха и люди к тебе потянутся.

От этих слов,  я пошатнулась и готова была разрыдаться. Знаю, что Рома мог приврать, но я никогда к нему не приставала или еще хуже, кокетничала с ним, задирая юбку.

Эту войну устроил Эдик. Я знаю, что теперь пойдут сплетни. Не буду в них участвовать, сама выйду победителем.

- Петр Ильич, простите меня. Мне так неловко, - запинаясь, ответила я.

- Естественно, сначала ты разбиваешь сердце влюбленному охраннику, потом переключаешься на моего сына! Пудришь ему мозги и наговариваешь на Ромочку, что он такой, сякой, только и делает, что смотрит на тебя! Ты столкнула двух мужиков лбами! Прикидывалась девочкой-пай и пыталась разнять мальчиков. Определись сначала, кого ты любишь, а потом уже решай с кем быть. Ты девочка красивая, но в этом-то счастье? Нет. Счастье в том, чтобы любить, быть любимым, а не ходить по клубам и притягивать к себе миллионы мужских взглядов, кайфуя! От этого и проблема, Вика. То, что Рома оттолкнул тебя, когда вы были в клубе, уже не может быть оправдано. Ты сама во всем виновата. Рома никогда бы не позволил себе надругаться над девушкой. Он всегда был честным и порядочным. Но есть одна загвоздка, Эдик, был когда-то прав, ты очень похожа на путану. Ты слишком вульгарна со своим макияжем и манерой общения. Но, как я вижу, сын в тебе души не чает. Видимо ты, правда, похожа на мою жену и напоминаешь его мать. Хм, бывшая брюнеточка. Вела себя, как девочка… Никакой взрослости, сплошные радости и щенячий восторг. Рассуждения у неё были, как у измученной в жизни женщины. Вечно создавала какие-то правила и действовала по ним. Любила надевать платья, которые подчеркивали все ее достоинства. Никогда не сидела подолгу дома и гуляла с моим мальчиком. А потом раз и нет ее! Все ее хотели, желали из моего круга! Красота всё погубила, красота. Выделение от общества. Выделение… «Не такая, как все». Да что вы понимаете, под этим термином??? «Не такая, как все», потому что вышла замуж за богатого человека в отличие от других девушек? «Не такая, как все», потому что у меня все, а других нечего? «Не такая, как все», потому что у меня есть одаренный ребенок, а другие годами занимаются со своими детьми, в надежде на то, что их чадо станет гораздо умнее моего? Что??? Что ты этим скажешь??? – взорвался Петр Ильич, а я поджимаю губы, чтобы не разрыдаться.

«Вам была неприятна Эдика мать и поэтому вы переключились на Ланкину?», - хотелось спросить, но я сдержалась.

Мне хотелось бежать отсюда, как можно скорей, но через полчаса, наш разговор подошел к концу. Я постаралась взять себя в руки и набрала Эдика. Рассказала ему, что произошло и получила успокаивающий ответ: «Не бойся. Это он на эмоциях. Сам, через пять минут прибежит и извинится». Но шеф и носом не повел, взял собой все самое необходимое и ушел, сказав мне о том, что у него очень важные переговоры.

Через несколько минут ко мне подходит Виталик. Я конечно не сразу сообразила, что к чему и почему он спустился с лестницы самостоятельно, если сильно боялся это делать. Кажется, малыш перешагнул через свои страхи.

- Вика, мне плохо! – кричит он.

И тут меня охватила паника. Я не знала, что делать, ибо малыш бледнел на моих глазах и был готов выть волком от боли. Положив его на диван, я стала быстро набирать номер шефа. Но он не брал трубку. Тогда пришлось звонить Эдику, но он тоже где-то шлялся. А может оно и к лучшему, что он не узнает о случившемся? Бегу к Алику, но тот только пожимает плечами и говорит о том, что Петр Ильич дал наказание не покидать свое рабочее место.

- Ты больной? Какая работа, если его внуку хреново??? – взорвалась я. – Я, что, по-твоему, врач? И смогу его осмотреть?

- Тогда иди и звони врачу! Поищи в кабинете у шефа справочник и наткнись на номер Галин Сергеевны.

- Это еще кто такая?

- Личный доктор Виталика. Скажу тебе по секрету, она жесть, как боится нашего шефа.

- Но. Я не смогу пробраться в его кабинет. Он заперт!

- Тогда, я не знаю, чем тебе помочь, - пожимает плечами Алик и продолжает дальше ломиться в «Косынку».

- Ну, спасибо тебе, ара! – сквозь зубы произношу я и выбегаю из охранной будки.

Виталик все еще лежал на диване и спокойно дышал.

- Сейчас, сейчас, мой маленький. Вика, что-нибудь придумает, - хватаюсь за голову я и в эту же минуту принимаю звонок от шефа. Перезвонил-таки, гад.

- Вика, что случилось??? Говори быстрее у меня очень важный человек.

- Петр Ильич! Виталику совсем плохо, - расплакалась я. – Я не знаю, что делать. Приезжайте! – и бросила трубку.

Сев рядом с мальчиком, я вытерла поступающие слезы и стала его успокаивать тем, что скоро приедет дедушка. Если еще оклемается и бросит все свои дела. Эдику, лучше было бы не звонить. Ну, ладно! Сама виновата.

- Может тебе кто таблетки какие дает? Ты скажи мне, я найду! – в отчаянии произношу я.

- Нет. Только витамины.

- О, боже! – скулю я и облокачиваюсь о спинку дивана. – Ну, где все??? Почему мне никто не может помочь?

Мои молитвы, словно были услышаны. Петр Ильич был тут, как тут и подбежал к своему маленькому мальчику:

- Что с ним?

- Не знаю. Сказал, что плохо. Вижу, совсем.

- Так, ладно, хорошо, - спокойно говорит шеф и берет его на руки. – Я отвезу его в больницу.

- Может доктора сюда позвать? Я уверена, что так будет надежней.

- Не умничай, барышня! Я сам знаю, что делать! Доедем со скоростью ветра и всё будет хорошо. Ты главное Эдику не звони, - предупреждает меня он и уходит с ребенком.

Я киваю. Хорошо, Петр Ильич. Да, я Вас поняла, Петр Ильич. Нет! Я ни фига Вас не поняла, потому что успела накосячить и наворотить кучу дел. Нет, что вы, мой дорогой начальник, не смейте сомневаться, Ваш сын не успел взять трубку, а если надумает перезвонить, то я отвечу ему, что случайно попала. И поверьте, все будет так, как пожелаете Вы. Я помню уговор, молчать в тряпочку о здоровье Виталика, но о предосторожности своего языка, что-то подзабыла.

В эту минуту мне звонит Эдик и я быстро сбрасываю. Но парень настойчив и не собирается отходить от своей цели – снова мне перезванивает. Только тогда, я принимаю звонок и оправдываюсь тем, что хотела позвонить Лане, а попала к нему.

- А! Ладно. Я скоро приеду, - говорит он и отключается.

Виталика все еще не было. Хотя шеф не собирался торопиться. Что-то же у них все-таки произошло, раз у него такой панический страх за внука? Алик сказал, что лечащий врач Виталика сильно встревожен и боится в чем-то признаться этой семейке. Чтобы все подробно узнать, я отправилась к охраннику, но тот лишь пожал плечами и сказал, что врачиха приходила сюда, только тогда, когда нужно было Петру Ильичу.

- После того, как Эдик ушел из дома. Мальчику все часто становилось плохо и шеф не знал, что с ним происходит. Но врачиха молчала. Говорила, что это обычная температура и легкая усталость, и ничего в этом страшного нет. Просто нужно почаще бывать на воздухе и принимать витамины. Ну, там апельсины, «Пиковиты», всякие там. Мальчик еще болеет часто, но это же дети!  А теперь, когда появилась его мать, пацаненку, что-то совсем хреновенько стало, - продолжил Алик.

- За сердце хватается, - внесла свою лепту я.

- Да ну? Ты преувеличиваешь. Он совершенно здоров. Тебе показалось, девочка.

Услышав, звук подъезжающей машины мы с Аликом вышли на улицу и увидели Эдика.

- Что случилось? Ты говорила таким потерянным голосом. С тобой все в порядке? – подошел ко мне он, обнял за плечо и повел в дом. – Пошли внутрь, а то Виталик тебя потеряет.

- А он уехал с твоим отцом. Тебе приказано тут ждать.  Может чаю?

- Нет, спасибо. А куда они уехали?

- На прогулку, – глупо улыбаюсь я и протягиваю ему вискарь. Парню сейчас не мешало бы похмелиться.

- Извини, но пить я тоже не хочу. Что-то не лезет.  Прогулка??? Странно, а ведь у отца сегодня  разгрузочный день. Конференции, встречи с партнерами. Неужели, он на все плюнул, ради того, чтобы побыть с внуком?

- Ну, зачем ты так? – с грустью спросила я. – Он же его любит.

- Поцелует, к черту пошлет… Знаю, я его не в первый раз. А у тебя, кстати, что с ним произошло? Ты мне так все подробно рассказала про то, что он о тебе думает, что я не мог обсудить это на работе.

- Твой отец считает меня шлюхой. Роман пытается выставить меня таковой.

- Не думаю, что мой папа такой глупый и способен верить каждому мужчине, - сделал аргумент Эдик и сел на диван. – Тут что-то другое…

- А ты поверь. Мужская солидарность, чего уж там, - хмыкнула я и села рядом с ним. – Рома ни перед чем не остановится и будет упорно добиваться того, чтобы испортить мне жизнь и к тому же он обещал мне серьезные проблемы, если я поступлю с ним, как с последней скотиной. Вот, тебе и пожалуйста! Дождалась. Но не думала же я, что все будет так плохо!

- О чем ты говоришь?

- На позапрошлой неделе, Рома признался, что без ума от меня. Я тогда не поверила ему и посмеялась над чувствами, но мужчинка был серьезен и грозился отомстить, если я поступлю с ним некорректно, - усмехнулась я.

- Рома хотел заполучить тебя любой ценой. Ему это было под силу. Причем под такую силу, что и врагу не пожелаешь так завоевывать девушку.

-  Вот именно! Теперь уже не знаю, под какой стол прятаться, от такого позора. Разве, что уволиться…

- Нет. Не надо, - хватает меня за руку Эдик. – Ты мне нужна…

- Что?

- Молчи! – обрывает меня он и касается моих губ, но нашу идиллию прерывает громкий хлопок двери. Мы отстраняемся.

Я не знаю, что мне делать. Меня охватывает водоворот событий, начинается волнение. Черт подери! Он хотел поцеловать меня? Боже мой, неужели?

В зал входит Петр Ильич и просит меня оставить с сыном наедине. Я подчиняюсь, беру Виталика за руку и ухожу с ним наверх.

Эдуард

Отец выглядит озлобленным. Хотя чего говорить, если каждый день видишь его с таким лицом.

- Пап, что случилось? – поднимаюсь с дивана я и подхожу к нему. - Где вы были? Вика сказала, что...

Не успел я договорить, как папа схватил меня за ворот футболки и резким движением толкнул в стену, так что я сильно ударился головой.  Боль была невыносимая. Захотелось кричать, но я сдержался.

«Папа, что ты творишь? Прекрати!», - пронеслось в голове.

Он подходит ко мне вплотную, его взгляд становится совсем свирепым:

- Это все из-за тебя, мальчик мой! Это ты виноват в том, что с твоим ребенком произошло! Ты! Раньше у него хоть обычная температура была и её можно было сбить, а сейчас пошли осложнения! Сука, где ж ты был, когда он нуждался в тебе, а? Эта гребаная врачиха, совсем умалчивала о том, что происходит с Виталиком.

- Что??? Ты считаешь, что мой сын заболел психологически? Но такого не бывает…

- От переживаний, любая болезнь может выскочить и ты тому пример. Мамку его привел и после развода, сам исчез. Знаешь, что мой дорогой. Вали-ка ты отсюда и чтобы больше, я тебя здесь не видел!

- Папа, как ты можешь? Ты же все усложнишь!

- Не беспокойся. О Виталике позаботится его лечащий врач. А ты, можешь идти на все четыре стороны. От тебя толку все равно никакого нет.

- И, что я больше никогда не увижу своего сына?

- Время покажет. А пока, что иди, - сказал отец и ответил на звонок: - Я скоро буду, - и отключился. – Ты все понял? Как ты будешь жить, мне без разницы. Хоть у своего Коленьки, но пока, не появляйся больше здесь.

С этими словами, он покинул дом, а я в отчаянии побежал наверх, чтобы попрощаться с сыном. Когда все закончилось и мальчик лег спать, я попросил Вику помочь мне собрать свои вещи. Рассказав ей, о том, что произошло, я почувствовал себя намного легче.

- И куда теперь? – с волнением спросила она.

Я написал ей адрес своей новой квартиры, которую мне подарил Самоваров и протянул ей листок:

- Ищи меня по этому адресу и только никому не показывай. Обещаешь, что не сдашь меня отцу?

- Нет. Я буду хранить это в секрете и не стану увольняться, а все стерплю, ради того, чтобы тайком приводить к тебе Виталика. Как только он поправится, я сразу тебя найду.

- Вика, - с облегчением говорю я и в знак благодарности обнимаю ее. – Спасибо большое. Ты, если что не знаешь, обращайся к моей сестре, то есть к Лане. Уверен, что она знает Москву, как свои пять пальцев.

- И повод будет, снова объединить дружбу, - улыбается Вика.

- Да, конечно, - вздыхаю я. – Ну, что пошли?

Выйдя из дома, я целую девушку в макушку:

- Дальше не иди. Я сам справлюсь. Спасибо, что подарила мне шикарный месяц беззаботного веселья. С тобой, у меня получилось обрести себя.

- Не за что, - смущенно улыбается она. – Еще увидимся, - и закрывает дверь.

Алик помогает мне загрузить вещи в багажник и с грустью добавляет:

- Это что же получается, что отец собственного ребенка выгоняет?

- Он уже привычный. Уходить из дома – это наше обычное дело. И неважно, кто из нас сделает первый шаг, я или он. Я – известное дело, просто так, а папочка, по работе. А скоро и еще годков в пятнадцать Виталик, - прыскаю со смеху я и сажусь в машину. – Ну, что? Бывай здоров? Или, как у Вас там, в Армении говорят?

Алик улыбается и прощается со мной на своем родном языке. Я поворачиваю ключ горения и покидаю свой дом. В Димкиной хате, я теперь точно заживу, как король или как он там выражался: «Истинный холостяк».

Глава 15
Виктория

Каждый день, я сижу с Виталиком и встречаю доктора. Каждый день, я покупаю эти гребаные лекарства, чтобы сбить ребенку температуру. Каждый день, я терплю выговоры своего шефа и выхожу из его кабинета с грустным лицом. Каждый день, я готовлю еду и провожаю Петра Ильича на работу. Каждый день, я звоню Лане и получаю игнор. Она снова не берет трубку и не удосуживается перезвонить и так всё время. Хочется, разбить телефон, уткнуться в колени и зареветь. Каждый день, Рома нарушает правила своего начальника и подходит ко мне, чтобы поговорить, а я убегаю наверх или делаю вид, что спешу и сильно занята. Он верит. А потом и вовсе перестает лезть ко мне. Алик успел сдать его Петру. От этого Ромочке дали отпуск и сказали, пока что не приходить. Теперь шеф ездит на работу сам без помощи своего личного водителя и телохранителя.

На следующий день, мне – таки перезвонила Лана и предложила съездить к Коле. Оказывается, парень раздобыл её адрес и наведался к ней, чтобы пригласить нас обоих на порцию суши. Мысль о том, что наверняка там будет Эдик, грела мою душу. Наконец-то, я его увижу.

- Ты представляешь! – кричала в трубку она. – Он. Сам. Лично. Сделал нам предложение. Вот, умора! Еще интересно, как он меня нашел?

- Наверняка, Эдик адрес дал, - сухо ответила я.

- А может он там? Не зря же он и тебя позвал.

- Может и может, - резко бросила я.

- Вик, что за тон? – подруга слегка обиделась.

- Не обращай внимания, я ж не каждый день звоню тебе, чтобы узнать, как дела!

- А! Так ты об этом? Ну, милая, ну не обижайся, я не специально оставила телефон на работе. Вот только сегодня обнаружила твои двадцать пропущенных вызовов.

- Это еще полбеды. Могло быть и девяносто!

- Вик, ну не злись. Поехали, пожрем!

- Поехали, - выдохнула я и отпросилась у шефа. Услыхав, знакомое имя, он улыбнулся и с радостью отпустил.

…Мы встретились с подругой на нейтральной территории. Сделали все ее незавершенные дела и отправились в сушик. Лана не умолкала о Петре Ильиче и все билась в догадках, почему он так нежен с ней:

- Может, он хочет затащить меня в постель? Или на худой конец жениться? А что? Сейчас модно за молоденьких замуж выходить.

- Не говори глупостей! Ты для него, как дочь! – пыталась убедить её я.

- Правда? Ты так думаешь?

- Естественно! У него и ко мне такое отношение… Было!

- Почему «было»?

- Потому что из-за Ромы, я стала для него  отбросом и теперь его отношение ко мне навсегда поменялось. Он считал, что я общаюсь с Эдиком, ради того, чтобы помучить Рому. Был там один случай в клубе, но это долгая история…

- А ты мне её когда-нибудь расскажешь?

- Как только наберусь смелости, - улыбаюсь я.

Зайдя в сушик, я убрала назад волосы и осмотрелась. Эдика поблизости не было, зато радостный Коля подбежал к Лане, словно преданный пес и сильно обнял её:

- Ланка! Наконец-то ты пришла! Я уже начал сомневаться.

- Ну, ты же знаешь, я – хозяин своего слова. Кстати, я привела Вику, - представила меня подруга.

Я улыбнулась и поздоровалась:

- Привет. А Эдик здесь?

Коля замешкался и опустил глаза:

- Присаживайтесь. Я сейчас «меню» принесу, - и удалился.

Сев за стол, я засуетилась:

- Что это с ним?

- Не знаю. Он какой-то странный сегодня. Всплеск эмоциональности… Хм, что-то на него это не похоже. Обычно перед собой я вижу настоящего хама, а тут на тебе «мужчинка»!

- Может, это ты на него так повлияла и он поспешил измениться?

- Это меня и пугает в нем.

Протянув нам «меню»,  Лана уткнулась в книжку, а я подняла голову и посмотрела на Коляна вымаливающими глазами:

- Где он?

- Вышел, через запасной выход, - как-то грустно добавил он. – Пойдем, покажу.

- Эй, вы куда???

- Скоро вернемся, - успокоила подругу я и пошла за ним.

То, что я увидела, не поддается никакому описанию! Эдик сидел на корточках и пил из горла водку, что-то себе, бурча под нос.

- Удачи, - сказал Коля и закрыл дверь.

Я бросилась к парню и стала трясти его за плечи:

- Эдик! Очнись! Это я – Вика.

- Вика? – тихо спросил он и посмотрел на меня затуманенными глазами.

- Да. Да, это я! – чуть ли плача сказала я. – Откуда ты здесь?

- Ну, как… Шел мимо и зашел. Хреново мне, Вика ты не представляешь, как!

- Я понимаю. Ты можешь идти?

- Зачем? Мне и тут хорошо! Устрою, здесь ночлег и заночую.

- Хватит глупости говорить, поехали домой!

- Дом? Что? Дом??? Нет, я не хочу… Меня там не ждут! Таких, как я, увы, не любят. Таких как я, увы, не ждут. Вот! – сказал Эдик и рассмеялся. – Вспомнил!

Я забираю у него пустую бутылку и откладываю в сторону:

- Пожалуйста, - чувствую, как по моей щеке стекает слеза.

Эдик смягчается и притягивает меня к себе:

- Ладно, детка! Уговорила! Готовь машину, я в пути!   

- Ланка довезет нас.

- Что? Ланка? Эта чокнутая? Моя сестра, которая испоганила мне всю жизнь и настроила отца против меня? Ну, я ей сейчас, - привстал Эдик.

- Нет! Угомонись! Не говори ничего лишнего! Жди тут, я сейчас! – сказала  я и побежала вовнутрь здания.

Увидев Лану, которая уплетала роллы и оживленно беседовала с Николаем, я резко передумала и решила сама во всем разобраться. Не стоит впутывать её в свои проблемы. Пусть личную жизнь налаживает. Но не успела, я уйти, как парочка заметила меня и подозвала к себе. Поняв, что мне не отвертеться, я вздохнула и подошла к ним:

- Лана, мы должны идти.

- Как, уже? Но я ведь ещё даже не поела!

- Потом поешь! Я закажу тебе точно такие же!

- Но, Вика! – возмутилась она.

- Иди, Лан, иди, - кивнул Коля.

- Нет. Я  никуда не пойду, пока не съем этот злосчастный ролл! Вика, что происходит? Почему ты себя так странно ведешь?

Для меня слово «странно ведешь», стало как пощечина.  Уж от кого от кого, а вот от лучшей подруги я не ожидала такого услышать! Я взорвалась:

- Слушай, - подняла её из-за стола я. – Мне обидно, за то, что когда я реально нуждаюсь в тебе, ты все время куда-то исчезаешь. Пришла пора отрабатывать свои косяки. Мне очень жаль, что между нами столько всего происходило, а я молчала и не хотела рушить наши дружеские отношения, но сейчас, мне очень нужна твоя помощь! Дело в том, что Эдик… Он…

- Нажрался, как свинья и ничего не соображает, - продолжил за меня Коля.

- Да, спасибо. Это так. Поэтому, я бы хотела, чтобы ты помогла мне довезти его до дома. Вот адрес, - положила ей в руку листок я. – Довези его. А Коля если что займется твоей машиной и припаркует ее возле твоего дома. Тебе ведь не трудно отказать подруге, да?

Лана смотрела на меня во все глаза и не могла произнести ни слова. Достав сигарету, она чиркнула по ней зажигалкой и глухо спросила:

- Где его машина?

- Я проведу, - встал со своего места Коля и взял Лану за руку. – Счет можешь не предоставлять. Оплатишь, когда Вика закажет.

- Дибил, - отмахнулась от него подруга и засунула ему купюру в карман. – Живи и радуйся!

Когда за ними закрылась дверь, я прошла через черный ход и повела Эдика к его машине. Парень не сопротивлялся.

- Ну и ну, - покачала головой Лана и затянулась. – Парень, где ж ты так нажрался? Что, Колька опять паленное саке преподнес?

Эдик посмотрел на неё озлобленным взглядом и зашипел.

- Перестань! – отдернула я его и попросила разблокировать машину, но дрожащими руками у парня ничего не получилось и ключи упали на землю.

- Недотепа! – разозлилась подружбайка и подобрала ключи. – Вечно маешься с этими мужиками. Какая мерзость видеть их пьяными и неуклюжими в такие моменты.

Сев в машину, я прижала к себе Эдика и стала успокаивать тем, что скоро мы приедем на его новый адрес. Подруга слушала все это и только и делала, что ухмылялась:

- Никогда бы не подумала, что он может так напиться! И какая всему причина? Верно, её и не надо искать. Можно, просто так купить бутылку и облегчить душу.

- Причина есть! – крикнул Эдик.

- Тихо, ты! – шикнула я, но мне не удалось. Парень был упрям:

- Сестреночка, моя родная. Лана Петровна или как тебя там? Ах, да, я ж забыл… Твоя мама поставила прочерк в свидетельстве о рождении в графе «отец» и ты теперь у нас другая! Не Петровна!

- О чем это он? – не догнала подруга.

- Не слушай его! Он пьян.

- Даже если и пьян то, что мне уже нельзя сказать, что Лана на самом деле, папина дочка!?

- Что??? – резко притормозила она.

- Сука! Ненавижу тебя! Ты испортила мне всю жизнь. А теперь, когда сошлась с моим отцом, то осчастливила его в конец. Ну, надо же! Дочка вернулась! Прям, программа «Жди меня»!

Лана качает головой и не может поверить в реальность происходящего:

- Не может быть… Так это правда?

- Да, кому ты веришь! – не выдержала я. – Сама ж сказала, что он нажрался.

- Что у пьяного в голове, то у трезвого на языке! Вика, ты знала?

- Что знала? Это? Конечно, нет! Откуда?

- Ты работаешь в этом доме! Рыщешь по всем углам и навостряешь уши, когда слышишь чей-то разговор! Неужели, на этот раз у тебя ничего не вышло?

- Отвези его, - сдалась я. – Я тебе сама все расскажу.

- Да, уж постарайся, подруга, - ответила Лана. – Хотя, мне хочется услышать это больше от него, но я сомневаюсь, что он расколется. Приврет, где-нибудь или приукрасит. А если ты мне об этом расскажешь, то мне будет спокойней жить. Ты не такая, как он. Всегда правду говоришь и стараешься быть искренней. В отличие от него, мужика!

Приехав по адресу, я присвистнула и вытащила Эдика из машины:

- Вот ведь, черт какая красота!

- И не говори! Квартира с виду на Красную Площадь, это тебе не хухры-мухры, - сказала Лана, заблокировала машину и посмотрела на листок. – Так, теперь ищем подъезд и квартиру. Нам налево. Идем!

Когда мы пришли на место назначения, то парень вырвался из моих цепких рук и достал ключи из кармана.

- Бог мой! У него такая большая связка ключей! Он хоть знает, где какой? – ахнула подруга.

- Еще бы, дорогая! - оскалился он. – Я тут каждый замок знаю, не то, что ты.

- Я ему сейчас тресну!

- Не надо, - притормозила я девушку. – Это только усугубит все.

Как только мы зашли, то Эдик первым делом снял куртку и вложил её мне в руки, так, что я слегка  пошатнулась.

- День выдался тяжелый и я хочу спать. Надеюсь, дамочки вы не против, если я засну, так и не поговорив с вами?

- Нет, конечно. Иди, - с ноткой сарказма добавила Лана. – Тебе же надо протрезветь.

- Лана! Как ты можешь!?

- А он? Вик, ты посмотри на него. Он же невменяемый. Господи, и ты решила связать свою жизнь с алкашом и высокомерным ублюдком? – в шоке спросила она, когда Эдик оставил нас одних.

- Пошли на кухню, - проигнорировала её вопрос я и поставила чайник.

Лана садится за стол и прикуривает сигарету:

- Да, квартирка ничего. Прям, бы всю вечность сидела на окне и разглядывала Красную Площадь. Эх, мечта! И от кого же извиняюсь, спросить ему досталась такая роскошь, а? От Петра Ильича? От папочки моего? – всхлипнула она и потушила сигарету.

- Лана, Ланочка, ну не плач. Чего ты? – сжалилась я и подсела к ней.

- Расскажи мне, как так получилось-то? Почему я узнаю об этом через восемнадцать лет?

-  Я не знаю. Это сложно объяснить, - ответила я и нервно стала сжимать пальцы. – Я сама была в шоке и не хотела никому рассказывать. Ну, раз ты хочешь, я готова тебя посвятить в историю.

Лана слушала меня внимательно, вытирая тыльной стороной ладони, стекающиеся слезы и закуривала одну сигарету за другой, потом потянулась к графину виски и стала опустошать всю бутылку, но я не дала ей этого сделать и лишила её прелести, поставив на подоконник. Девушка долго приходила в себя, а потом выпалила:

- Когда-то я пошла по маминым стопам и переспала с парнем, у которого была девушка.  Но он любил меня, всем сердцем и обещал, что уйдет от неё ко мне. Первое время, мы были счастливы, тогда они еще были в ссоре и хотели расстаться, но после  того, что между нами произошло, я сбежала и не хотела его видеть, тоже, как и он. А через некоторое время, я узнала, что он сошелся со своей бывшей и продолжал с ней встречаться. Неужели, я повторила мамину ошибку? Вик, ну почему она мне об этом не сказала? Я бы не стала делать глупости, которые совершала она!

- Кому такое можно говорить? Ты что? Ей же было стыдно и она как-то пыталась забыть все это. Не зря же, тогда она переехала с тобой в Иваново. Наверняка твоя мама не хотела, чтобы ты видела, что она вытворяет и как по-хамски себя ведёт, требуя деньги от бывшего любовника. Может, в этом вся и загадка. Новый город – новые перспективы. Жизнь, в конце концов. Ей хотелось уже самой зарабатывать вдвое больше, а не просить  дополнения к своей мизерной зарплате. Ей не хотелось, чтобы ты, будучи взрослой, тоже так себя вела. Поэтому и решила все скрыть. Хотела казаться, этакой добропорядочной мамой.

- Что касается денег, то ты права. Мама любила их. Тратила без меры, отдавала мне большую долю, которую могло хватить на два месяца и никакие дешевые завтраки в столовой, тут не прокатили бы. Любимым местом я считала «Киевси» и питалась там без меры. А просить материальной помощи у моего отца – это дело благородное. Кто знает, может она просто хотела обеспечить меня до трех лет, а потом уже махнуть за отцовские деньги куда-нибудь. Господи, как же я жалею о том, что переспала с тем парнем! Господи, - прошептала подруга  и расплакалась. Я погладила её по плечам:

- Никто не застрахован от своих ошибок, Ланочка. Никто. Ты, видимо и не подозревала о том, что все так получится. Это же была любовь. А он, просто знал, что если ты распущенно себя ведешь, значит, поможешь ему забыться. Но ты не была такой. Ты просто хотела выделиться. Это он, не то подумал. Дело не в тебе, а в нём.

- Тебе легко говорить. Тебе не стыдно жить во грехе, потому что сама ни разу… Ни с кем…

- Мне это вовсе и не нужно было. Мне и не нужен был парень. Я не видела в нем необходимости. Жила по схеме: «Нет парня – нет проблем». А самой так и хотелось, чтобы кто-нибудь поцеловал меня и сказал, что я самая лучшая и тот самый идеал, который можно искать всю свою жизнь.

- Получается, что ты… Притворялась хладнокровной девочкой, а в душе хранила розовые мечты? Так? Вика, я знала, что ты такая же мечтательница, как все девки!

Я улыбнулась сквозь слезы и сильно обняла подругу:

- Успокойся. Все прошло. Я уверена, что тебя полюбят не за то, что ты с кем-то перепихнулась, а за то, что ты просто есть. Когда-нибудь, в твоей жизни появится тот мужчина, который поймет всю суть этой проблемы. Мол, странные мальчики пошли, хотят чистую и верную, а сами портят. Он будет у тебя, самый начитанный и мудрый. Я же не презираю тебя за это, а все прекрасно понимаю.

- Ты девушка и тебе всегда все просто. Ты не смотришь на это серьезным взглядом, а другие девочки, хотят держаться подальше. У них в голове, только одно:  если перепихнулась, значит – шлюха. Думаешь, мне приятно все это вспоминать? Да мне хочется наглотаться пилюлей и больше никогда не проснуться. Стыд, грязь, полнейшее опустошение. Все это ваш секс!

-  Я знаю. Эдик как-то говорил мне об этом. Тогда у него все кипело на душе и я не смогла его остановить. Мне хотелось слушать и слушать, а потом заметив мою реакцию он поспешил извиниться. Хотя нормальная у меня реакция была, просто понимала, что секс приятен тогда, когда рядом любимый человек. Видимо с проститутками, удовольствия никакого не получаешь. Все было для развлечения, - смутилась я и спрятала взгляд.

- Ну и ну. Вы говорили об этом?

- Бывало, что и подшофе мог рассказать, но я все молчала и на следующее утро делала вид, будто ничего о нем не знаю. А он приносил извинения. Такое у него часто бывало, когда отец на работе, сын спит, а парень без спиртного не может. Все богатые мужики выпивают и это не исключение. Дорогие виски, сигареты, все это то, что Эдику было нужно. Только счастья, он в этом не видел. Я всегда поражалась тому, что он тянулся ко мне. Не понимаю за что? Вроде не горел любовью, но предпочитал общаться на нейтральные темы. Он считал меня своим другом, а я хотела, чтобы все переросло во что-то большее и красивое. Но этому никогда не суждено было сбыться. Я искала причину и поняла, что после своей жены у него нет тяги к чувствам. Он боится прикоснуться, сказать что-то  успокаивающее, отчего бы потом захотелось жить, а вот поддержать меня ему было не трудно.  А когда мы ссорились, он не находил в себе места и тщательно это скрывал от меня. Срывался на мне, а потом уходил с печальным лицом. Говорил гадости, а потом закрывал рот ладонью. Вел себя высокомерно при мне, а потом жалел, что проявил свой царский нрав. Я помню, как он привел в дом Ирину, а потом решил мне раскрыться в том, что посчитал это правильным, но тогда я проигнорировала это, потому что все еще держала на него зло и ничем не смогла помочь. А так хотелось сказать, что он все сделал правильно, только не знал, как это может всё плачевно произойти.  Всё ровно рано или поздно, пришла бы пора сказать ребенку правду. А она не всегда бывает приятной. Он бы успокоился и не ходил чернее туч, а сейчас видишь, что вышло… Виталику окончательно стало хреново, поднялась температура и появился жар. Но благо, все нормально, парень идет на поправку. Только Эдику от этого ни холодно и не жарко. Ты не виновата в том, что разрушила его семью и он нашел успокоение в алкоголе. Как он тебе сказал, что ты всему причина. Нет. Это все из-за того, что в очередной раз отец повел себя, как свинья и выгнал его из дома. Как мне сообщил охранник, что на прощание Эдик сказал, что это их обычное дело. И не важно, кто первый сделает шаг из дому и не вернется, - я сама не заметила, как разоткровенничалась и выключила чайник. – Тебе налить?

- Да, пожалуй, - сдула  непослушную прядь волос Лана. – Когда люди друг к другу тянутся, это уже попахивает любовью. Так, что же получается… Он запал на тебя?

- Лана, о чем ты говоришь! Это всего лишь был единичный случай. Больше он мне не доверяет. Ну, как доверяет, но не сильно, - ответила я и поставила перед ней чашку.

- Ну, подруга, ты даешь. Сама же отказываешься от моих догадок, либо вообще не хочешь верить в это. А я тебе скажу, что ты для него с какой-то минуты стала всей вселенной. Поверь мне на слово.

Я улыбнулась и снова вернулась на свое место:

- Кстати, замечательный был стих. Мне еще никто таких трогательных строк не посвящал.

- Ты достойна самых лучших стихов и это не обсуждается! Каждая девушка, хоть когда-то должна почувствовать счастье в поэзии и уже неважно, кто кому посвятил. Мужчина женщине, или женщина женщине. Моя бабушка говорила, что такими вещами должны заниматься наши мачо. Но где такого взять, чтобы стоял под окнами и читал Пушкина? Это все бред! Вик, я остаюсь. Честно, я бы хотела поговорить с Эдиком. Один на один. Мне бы хотелось, чтобы он объяснил мне все, что знает.

- Но я же тебе сказала!

- Понимаешь, ты только по его словам все уяснила. А мне бы хотелось знать все подробно.

- Его не выведешь на чистую воду. Когда допытываются, парень становится невменяемым.

- А я его мучить не собираюсь. Так, припомню все, о чем он мне в машине говорил и как сильно обидел.

- Что ж, дело твое!

- Оказывается, у меня еще есть замечательный племянник. Вот уж не думала, что стану настолько счастливой!

- Мальчик, правда хороший и скоро ты в этом убедишься.

- Наверняка только в своих мечтах.

- Почему?

- Ты же знаешь, Петр Ильич мне никогда не раскроется. Не станет он ворошить прошлое. Будет вести себя, совсем иначе. Я, наверное, никогда не пойму, что такое дружная семья и как здорово, что есть тот, для кого ты самый важный человек. Я не хочу заблуждаться, но я знаю, что если вернусь к отцу, то меня примут, как чужую. Мама не за что не расскажет мне о своей ошибке молодости, как бы я не старалась её расспросить. Да и потом скажет, что это все слухи и неправда, что она всегда любила моего отчима. Когда-то она сказала мне, что он и был моим отцом, просто сбежал, когда узнал, что моя мать беременна. Я сомневалась в этом. Но отцом я его никогда не называла. Не чувствовала, ты понимаешь?

- Да, - кивнула я и уставилась в чашку.

- Мы жили в Москве, потом переехали и она встретила свою вторую половинку и начала жить заново. А я так и осталась в стороне, хоть мне и уделяли больше внимания. Но мне это было не нужно. В пятнадцать лет, кому нужны эти «сю-си-пуси»? Я хотела казаться взрослой и именно поэтому, моя  мама не стала со мной спорить, а решила, что будет лучше, если я возьму на себя ответственность за младшую сестру и буду за ней приглядывать. Я любила свою принцессу, не спорю, но было трудно, поверь. Мама взвалила на мои плечи такой груз, что я была не в состоянии справиться. Но все же, я не показывала виду, что мне это все надоело и нам с мамкой надо срочно поменяться ролями, наоборот делала вид, будто мне в удовольствие сидеть с малой. Так, я познала тайну взросления. Это было жестко.

Отложив чашку в сторону, я сложила руки в замок и посмотрела на подругу:

- Да, сколько было неурядиц. Из-за сестры, я слишком редко тебя видела и мне не удавалось с тобой пересечься, - говоря все это, я чувствовала горечь в голосе, но я ни в чем не хотела упрекать Лану. Скорее высказаться.

Все это время меня что-то мучило, пожирало изнутри и я не могла понять, что происходит. Я все время надеялась, что с каждым годом, неделями и днями, моя боль будет все утихать, но что-то не отпускало. Я помню, что когда видела свою подругу, мне становилось тепло на душе. Тогда я узнала, что всему виной была разлука и я долгое время не могла видеть человека.

Когда-то я рассказала маме о Лане, о том, что мы редко с ней общаемся. Я пыталась оправдать её поступки, прикрепляла к диалогу то, что всему виной обстоятельства. Я думала, мама меня поймет и поможет, а она лишь махала рукой и говорила:

- Твоя Лана сама во всем виновата. Не прогуливала бы пары, то возможно бы и не сидела с ребенком. А то, что она с тобой долгое время не общается, то это понятно, что больше не о чем. Прогоняла бы ты эти мысли прочь, Викачка и не привязывалась бы к людям сильно! Ты должна быть независимой и не держаться за человека, как за соломинку! Запомни мои слова и вообще не подходи ко мне по всяким пустякам! Будь умной и обращайся только тогда, когда у тебя безвыходная ситуация. Тут, как чем смогу помогу.

Но мама не понимала, как был дорог мне этот человек и как сильно, нам не хватало нашего общения. Лана никогда не пропускала занятия. Ненавидеть учебу, было привычным делом, а вот прогуливать, так нет. Все хотели, чтобы отметки ставили, только за присутствие. Мы учились с подругой в параллельных группах. Нам не всегда удавалось встретиться. Обычно, она оставалась в аудитории и досыпала последние минуты до того, как зазвенит звонок. Уж очень сильно она переутомлялась со своей сестрой. А вообще, мы с детства вместе, только в школах разных учились. И вскоре, поступили в один и тот же технарь.  Бывало в моей жизни и такое совпадение.

- Прости, - поспешила извиниться я, встала с места и убрала чашку в раковину. – Я просто вспомнила былые времена и вот… Но сейчас меня все устраивает. Все же хорошо? Вроде.

Лана поднимается из-за стола и подходит ко мне:

- Да, ладно, Вик, забыли! Препятствия, они ж всегда такие коварные. Не знаешь, что и произойдет-то в жизни. А так, мне бы хотелось, чтобы все прекрасное длилось вечно и не останавливалось на достигнутом. Ладно, спокойной ночи, - улыбнулась она, взлохматила мои волосы и удалилась из кухни. Мне оставалось только опереться о раковину и закрыть лицо руками.

Эдуард

На следующее утро, я просыпаюсь с головной болью и полным осознанием того, что не стоило вчера нажираться, так сильно, чтобы потом… Боже мой, Вика! Ты в порядке? Девушка лежала на кресле, которое наверняка не разбирается, и тихо посапывала. Её руки были опущены почти до пола, а лицо закрыли волосы. Встав с кровати, я осторожно подхожу к ней и трогаю за руку.

Вика проснись, пожалуйста! Расскажи мне, что со мной было и как ты тут оказалась? Девушка, словно почувствовала мое присутствие и открыла глаза:

- Эдик? – сонно пробормотала она. – Ты в порядке?

- Вполне. Что ты здесь делаешь?

- Ты вчера был пьян и мы с Ланой довезли тебя до дома. Ты неплохо напился, кстати.

- Подожди. Лана здесь?

- Да,- улыбается Вика и встает с кресла. Я поднимаюсь с колен. – И ей бы хотелось знать, что произошло на самом деле в ее жизни.

- Чего? Ты ей всё рассказала? – сдавленным голосом спросил я.

- Я держала язык за зубами, в отличие от тебя. Алкаша.

Вероятно, девушка хотела меня обидеть или пошутить, но слово «алкаш», меня никак не удовлетворяет. Хотя чего там! Что правда, то правда. Мне стало не по себе. Внутри все сжалось, руки затряслись и я отправился на кухню, чтобы унять дрожь с помощью глотка виски. Стало легче. Отпустило. Нет, я буду разговаривать с Ланой! Делаю еще глоток. Встревает Вика и отбирает у меня бутылку:

- Хватит убиваться по фигне.  Тут уже ничем не исправишь ситуацию. Остается признаться и рассказать все, как есть.

- Ты нормальная? Что я ей скажу?

- Все, что знал, - спокойно отвечает она и улыбается. – О! А вот и Лана. Привет!

- Привет. Вик, выйди, пожалуйста, нам надо поговорить.

Девушка кивает и удаляется, оставив нас наедине. Сев на стул, я достаю сигарету и закуриваю.

- Курить на голодный желудок – вредно! Лучше сделай себе бутерброд, - бросает мне Лана.

- Лан, я очень сильно сожалею о том, что вчера наговорил. Я обознался. За базаром не уследил. Не контролировал себя. Пьяный был, - стал оправдываться я. – Молол херню. Прости меня, а?

- Ты реально хочешь выставить меня лохушкой или тебе нравится стебаться надо мной? – прищурилась она.  – Давай выкладывай все, партизан. 

- Тут сразу все не и расскажешь.

- А ты постарайся.

Встав с места, я все-таки закурил и облокотился о подоконник. Пришлось вернуться в свое прошлое.  И чем больше я раскрывался девушке, тем сильнее сжималось мое сердце, а на глазах появлялись слезы. Чтобы скрыть нарастающее волнение, я глубоко затянулся и выпустил ровные колечки дыма. Мне тяжело вспоминать все это. Мне тяжело говорить об этом. Эта была моя боль, которую я нес на протяжении всех лет и боялся, кому-либо об этом рассказать. Чего еще говорить-то? Я был несчастный ребенок, у меня было несчастное детство. Я рано лишился матери и слишком часто получал от отца, который в первую очередь тосковал по своей дочери, ибо любовница расставила все точки над «i» и сделала так, чтобы бывший любовник ни за что и никогда не увидел свою кровинку. Злоба у неё была на папу. Ведь у них же была любовь.

Лана слушала меня внимательно и вытирала слезы. Потом подняла голову, остановила меня и подошла чуть ближе:

- Можешь дальше не рассказывать. Я все знаю. Вика всё доложила. Просто хотелось услышать эту историю от тебя и послушать, как ты откровенничаешь со мной. Но, чтобы так подробно… и всегда у тебя это так? Неважно. Я даже не знаю, что на это и ответить. Так, значит, получается, что ты мой родной брат?  Как мне с этим жить? И что делать с Петром Ильичом?

Я тушу сигарету:

- Делай, что хочешь! Мне все ровно. Это твоё дело. Но сестрой, ты мне никогда не будешь. Тварь! – оттолкнул девушку я.

- Эдик, - со слезами на глазах обратилась ко мне она.

- Отойди, Лан. Я прошу тебя, - сдерживал себя я, чтобы не разрыдаться вместе с ней. – Не подходи ко мне.

В этот момент, я не выдержал и от отчаяния сильно обнял её.

Боль, которая разрывала меня на части. Вдруг исчезла. Растворилась. Отпустила меня, только тогда, когда я смог найти в себе силы разделить её вместе с Ланой.  Раньше, я ни с кем не смел, обсуждать свое прошлое. Это было мое сугубо личное пространство и никто не должен был знать, что происходило со мной. Я не видел необходимости всем плакаться. Не видел смысла и не получил бы никакого совета. Мне хотелось казаться для всех обычным мальчиком, у которого все идеально в семье.

Отстранившись, я глажу девчонку по волосам и закуриваю очередную сигарету:

- Не надо расставлять все по своим местам. Все давно уже прошло. Отец помнит тебя, но никогда не посмеет сказать правды. Ему было тяжело в тот период, когда ты уехала со своей мамой. Теперь он – другой. Строгий, серьезный, деловой. Ему наплевать уже на чувства. Он стал, как камень. Хотя, когда вы пересеклись, тебе удалось растопить в нем лед и осчастливить в конец, подав надежду на то, что можно все исправить. Но нет, я так не думаю. Ты должна понять, что теперь он - человек, который во всем тебе помогает и реализовывает твои мечты. Не беги быстрее паровоза, чтобы первой сделать шаг навстречу. Все ровно у тебя ничего не выйдет. Возможно, он сотрудничает с тобой, только потому что хочет искупить свою вину за восемнадцать лет. Радуйся, хотя бы тому, что он относится к тебе, как к дочери.

- Нет, дорогой, я не собираюсь делать вид, что все прекрасно. Нет. Я не смогу находиться рядом с человеком, о котором узнала абсолютно все! – выкрикнула она.

- Что стряслось?  - вбежала на кухню Вика.

- Мы все еще разговариваем. Иди, - улыбнулся я, но девушка даже не пошевельнулась.

Лана берет подругу за руку и начинает изливать душу:

- Я была права. Петр Ильич никогда не признается мне в том, что я его родная дочь! Он будет помогать мне, только для того, чтобы искупить свою вину. Я как чувствовала, что все будет складываться именно так. Как знала… Что же мне делать-то теперь?

Вика, наверное, хотела ответить ей, что не знает, как помочь, потому что в подобной ситуации никогда не была, но вместо этого она нахмурила брови и зло посмотрела на меня:

- Кто тебе дал право, решать все за свое отца? Почему ты вдруг решил, что он не сознается Лане во всем? С чего такая уверенность, что у него ничего не получится? Потому что ты считаешь, что если все встанет на свои места, про тебя все забудут? Или ты считаешь, что у папеньки ты один единственный, потому что ревность и злость на девочку взяла над тобой вверх, да? Ответь мне!

- Милая, остановись! – притормаживает её Лана, но Вика не собирается отступать:

- И ты думаешь, что если так случится, то будет лучше всем? А может твой отец наконец-таки будет счастлив! Ведь, столько лет прошло. А он всего лишь, когда-то хотел посмотреть на свою девочку, но не получалось. Поэтому он был сам не свой и испытывал к тебе холодное отношение, как тебе казалось. Но ты не понял одного, что мальчиков любят совсем иначе, чем девочек! Он любил тебя. Только ты переводил, все на ненависть!

Вика, как всегда пробралась вглубь моей души и ударила по самому больному. Я ничего не отвечаю. Молча, выхожу из кухни, оставив девочек одних, и иду на балкон. Пусть обсуждают, что хотят и думают над проблемой. 

Посмотрев на Красную Площадь, я закрыл глаза и стал наслаждаться городским шумом. Через пять минут ко мне подошла Вика и положила руки на плечи:

- Прости, я не хотела тебя обидеть. Просто ты сам должен понять, что Лане сейчас особо тяжелее, чем тебе.

 Я нервно дергаю плечом и сбрасываю её руку:

- Отстань, Вика. Мне ничего от них не нужно. Пусть сами разбираются. Но я хотел, как лучше. Предупредить, чтобы она не строила обманутых надежд. Я знаю своего отца, и он никогда не посмеет выдать то, что его тревожит.

- А может он сможет. Почему ты так в нем усомнился?

- Я не хочу никого видеть и слышать, ни про него, ни про неё! Пожалуйста, пусть она убирается отсюда.

- Как ты можешь, такое говорить? Особенно о моей подруге?

- Пусть убирается, как девочка, принесшая мне несчастья, а как подруга, пусть остается.

- Тогда, отвези её домой. Как мою подругу. У нее просто с машиной не все в порядке, - прикусила нижнюю губу Вика.

- Оке’й, как скажешь, - ответил я и покинул вместе с девушкой балкон.

Лана сидела за столом и уплетала огромный бутерброд.

- О, боже! – рассмеялась Вика. – Ты настолько голодная?

- У меня депрессия. Называется: «мне никогда не повезет в жизни», - с полным ртом ответила она.

- Ну-ну, не надо так отчаиваться.

- Кстати, мне нужно домой. Отвезешь меня? – обратилась ко мне Лана.

Я киваю.

- Вик, ты как со мной?

- Я не знаю, Лан. Наверное, - неуверенно произнесла Вика.

- Останься. Мне еще нужно с тобой поговорить, - попросил девушку я. – Ты, кстати, как работаешь?

- Так сегодня же мне разрешили провести неделю с Ланой. Шеф сказал, что моя помощь, пока не нужна и будет Виталиком заниматься доктор.

- Вот и отлично. Лан, наверное, все-таки есть что-то оптимальное с твоим появлением на свет. Мой отец теперь разрешает халявничать Вике, только тогда, когда ты рядом, - неудачно пошутил я, за что и получил от Вики несильный подзатыльник. Лана со спокойным видом пережевывает бутерброд и ничего не отвечает. Ей видимо уже пофиг. Проплакала все на свете и успокоилась. А что? Жизнь продолжается.

- Не смей больше так выражаться, а то передумаю и поеду вместе с ней! – вспылила  Вика.

- Да, ладно тебе, - хмыкнула подруга. – Нормально все. Я сама об этом стала чаще задумываться.

- О том, что мой отец разрешает ходить Вике к тебе? – переспросил её я.

- Нет. Дело совсем в другом, - хитрая улыбка не сползала с лица подружки. Да я итак понял, к чему вела речь девушка. Просто не хотелось все воспринимать всерьез.

…Сидя в машине, я часто прокручивал в голове сегодняшний разговор. Нет, Лана никогда не будет моей сестрой. Ни под каким предлогом. Я могу относиться к ней хорошо, только потому что она является подругой Вики. Лишние мысли мне ни к чему.

Я никогда не привыкну к тому, что в скором времени, папа расскажет девушке все, и она поселиться у нас в доме. Ну и пожалуйста! Только дай тогда мне забрать сына и я буду жить со спокойной душой, а твоя доченька будет носить тебе стакан с водой.

Лана сидела молча, выпуская ровные колечки дыма изо рта. Прекрасно! Так она еще и курит! Вот папа обрадуется. Или как там у них у поэтов... Курение является эпатажем?

Выбросив недокуренную сигарету в окно, девушка поворачивается ко мне и пытается заговорить. Но я, делаю вид, что не слышу её. Лана мела, какую-то белиберду, связанную с моим отцом и с тем, что она полностью уверенна в том, что он раскроется ей. Я не выдержал и сказал фразу Вилли Вонки:

- Что ж ты уверена в себе, а это – важно!

- Почему ты не хочешь признавать тот факт, что в скором времени нам придется привыкать друг другу?

- Замолчи! Я больше не хочу обсуждать это с тобой! Все, поговорили, поплакали, отдышались и пошли дальше.

- Но, я бы хотела, чтобы все было по-другому. Эдик, ты только делаешь вид, что тебе наплевать на меня, но на самом деле, эта история с моей жизнью, растопило твое сердце. Ты не такой каким хочешь казаться. Вика, все-таки увидела в тебе человека. Так, почему же я не могу сказать, что ты нормальный? Просто тебе нравится кидаться на девушек. Я знаю, что при первом знакомстве с моей подругой у вас произошли нелады. Но она нашла в себе силы охарактеризовать тебя, как личность и добропорядочного человека. Тебе не приходило в голову, что она до сих пор живет с той мыслью, что ты хороший человек? Это спасает её от реальности. Девушка старается убежать от неё и раскрасить все в свои цвета. Подумай об этом.  Оправдай её мысли. Покажи себя!

- Мы говорим совсем о разных вещах. Причем тут Вика и ты?

- Притом, что я ей верила. А она оказывается, все выдумала. Ты ненормальный, выпиваешь и пытаешься при первой попытки окунуть человечество в грязь. Так же и меня презираешь.

- Хорошо. Давай пофилософствуем. Например: почему воспоминания остаются с нами на всю жизнь и мучают нашу совесть, не давая спокойно спать, есть? Почему, когда возвращаешься в прошлое, видишь там, одни страдания? Теперь ты понимаешь, почему я зол на тебя? Почему, когда ты сидишь в одиночестве, сразу вспоминаешь свою сестру, которая принесла столько горя твоей семье. А еще своего непутевого отца. Ты всегда была для меня никем. Еще в детстве, я не воспринимал информацию всерьез о твоем появлении на свет, не то, что уже в подростковом возрасте. Просто, я чувствовал, что один и всегда им буду. А папины дети, это так… его проблемы. Я не был причастен в этом. Ты своим отсутствием подарила мне свободу. Отныне батя не контролировал меня, а думал о тебе, в то время, когда я делал что хотел.

- Ты наркоманил тогда, когда мой отец пытался связаться со мной, но у него ничего не получалось?

- Вот откуда ты все знаешь, а? Небось, Викачка все рассказала?

- Нет. Были люди…

- Которые без ума от тебя? Я угадал? Колька, паршивец! – рассмеялся я. – Больше не буду ему ничего рассказывать про себя. А то он от любви голову теряет и чешет языком. Колька, тоже далеко не принц, имей в виду.

- Я знаю, что он слишком грубый, впрочем, как и ты. Но я не придаю всему значение. Так же и тому, что ты еще злишься на меня. В чем я виновата? В том, что твой отец плевал на тебя и думал обо мне? Так это совсем разные вещи. Если бы я была рядом, то в тебе бы взыграла ревность, что папочка занимается мной больше, чем тобой. Вот тогда бы у тебя был повод, для обиды. А так, мы были совсем далеко друг от друга. Ты просто еще не разобрался в себе, - сказала Лана и попросила остановиться. – Мы уже приехали.

Я киваю и не говорю ни слова. Девушка какое-то время смотрит на меня, в ожидании ответа, а потом открывает дверцу и выходит со словами: «Еще увидимся». Она верит, что я хорошенько обдумаю её слова и изменю к ней свое отношение, а у меня даже настроения не было все взвешивать «за» или «против».

Лана пытается обмануть себя тем, что может быть когда-нибудь, я приму ее за сестру. Бабы всегда питают иллюзии и ложные надежды, но то, что она сказала по поводу Вики, я даже и представить себе не мог, что она настолько в меня втюрилась, что примеряла на меня все прекрасные черты, которые хотела бы видеть во мне.

Вернувшись домой, я застал Вику над приготовлением какой-то ерунды. Девушка в доме – это замечательно. Всегда есть, что пожрать. Открываешь холодильник, а там все для тебя.

- Что ты делаешь? – спросил у неё я.

- Ой! Ты уже вернулся? Да, так решила развлечь себя. Скучно мне. А я привыкла от скуки чем-нибудь заниматься. Это у меня молниеносно получается. Работа в твоем доме чему-то меня научила. Ну, как там с Ланой?

Я сажусь на стул и закуриваю:

- Полный порядок. Подбросил до дома в целости и сохранности. Вик, присядь, пожалуйста.

- Да, конечно, - отвлеклась от еды Вика и села напротив меня. – Я тебя внимательно слушаю.

- Мне, наверное, никогда не оправдать твоих надежд. Я слишком сложный человек и ни одна девушка со мной не выдерживает. Уходит, оставляет совершенно одного, бежит от меня, потому что я тиран и деспот. Я понимаю, что ты хочешь мне во всем помочь и ценю это. Но… Я не знаю, ты слишком сильно привязалась ко мне. Не боишься ли ты, что когда-нибудь я сделаю так, что ты вообще не захочешь больше меня видеть?

- Я как-то не задумывалась об этом, - замялась Вика. – Ты хочешь, чтобы я ушла?

- Нет. Этого я хочу меньше всего.

- Тогда не стоит на себя наговаривать! Девушка… Да, разве твоя бывшая – это девушка? Скорее, она сама не поняла от какого хорошего парня ушла! Каждому человеку, было предначертано судьбой - встретиться! Твоя жена была просто, как тебе сказать… ну, вот взять подростковый возраст, когда встречаешься с парнем, а потом время проходит и ты встречаешь другого. Все по-разному. Ира возможно и была твоей первой девушкой, но она ведь этого не чувствовала. Может, до тебя у неё было много парней. Хотя, не «может», а точно! Ты же видел, как она себя вела? Признайся, что после долгих лет совместной жизни ты ошибся и выбрал не ту девушку. Если бы не ребенок, то ты бы мог найти получше. Я не знаю. Но Ира точно тебя не заслуживала! – с этими словами девушка всхлипнула и убежала в зал.  Мне ничего не оставалось делать, как потушить сигарету, тяжело вздохнуть и последовать за ней.

Подойдя к расстроенной Вике, я обнимаю её за плечи и прижимаю к себе.

- Когда Рома рассказал мне о твоей жене и о том, какой ты плохой, мне было нестерпимо больно. А когда я увидела её вживую, то стало еще хуже. Она была такая высокомерная, такая жесткая, что мне показалось, что ты был окончательно в неё влюблен и не заметил того, что она гниль. Зато, после того, как вы расстались, ты прибрал её характер себе, не смотря на то, что ты совсем другой: милый, ласковый и добрый, а она нет, сучка та еще, какой свет не видывал. Каждый рождается индивидуальным со своими тараканами в голове. Но нет, - разворачивается ко мне она.  – Ты потерял себя и забылся. Ушел в себя и превратился в черт знает что. Жить одним и тем же – это как копать себе могилу. А ты жил… Не замечая, того что рядом были люди, которым ты сильно нужен. Мне нечем хвататься. У меня нет прошлого. Нет, грешков. Я обычная. Чем, я могу похвастаться? Разве, что тем, что в своей жизни никогда не встречалась с мужчинами, потому что не видела в этом смысла? Следила за девочками, как они обжигаются об эту любовь и страдают. Я не хотела себе вредить и жила, в свое удовольствие. Только с родными не ладила. Папа! Мэр города! Мне все девки завидовали, а хотя чему! Мэр, он не такой богатый, как президент, но на безбедную жизнь хватало. Мама! Бывший учитель младших классов и директор холдинга! Прекрасно! Сестра! Ха, сука та еще. Обращалась ко мне, когда ей что-то нужно было, а раньше не отрывалась от меня, ни на шаг. Пианистка, ветреная баба, которая встречалась с мальчиками, а потом философствовала, как дура. Брала меня на прогулки, а сама целовалась со своим парнем у меня на глазах. Жуть, аж тошнит! Я уходила, потому что было неприятно на все это смотреть. Есть еще и самая младшая сестра. Ей тринадцать и она нежеланный ребенок. Так получилось, что отец хотел, чтобы последним в нашей женской команде, появился мальчик, чтобы передать ему свое место и сделать главой города. Но этому не суждено было сбыться. Когда его надежды не оправдались, он возненавидел эту кроху и стал всячески игнорить. Девочку назвали Лиля. Родители любили младшую по-своему, но отец не воспринимал её всерьез и вечно во всем отказывал и ссылался на то, что денег пока нет. Но вскоре, обеспечил ей хорошее будущее и отправил в художественную школу. Он всегда считал, что творчество живет в каждой из нас. У меня никого не было, кто смог бы меня поддержать. В какое-то время, мне хотелось переступить через себя и найти свою любовь, но я видела не парней, а сплошных неандертальцев. Тогда я поняла, что мне не нужен никто. Я очень рада, что на моем пути попалась Лана. Тонкая, необычная, ранимая девушка со своими понятиями на жизнь, с ней я чувствовала себя на своей волне. А сейчас… Ты! Я хочу, чтобы ты обнял меня и сказал, что все будет хорошо. Сказал, как сильно любишь, что искал меня всю свою жизнь. Но, увы, я наверное, никогда не дождусь твоих слов, хотя бы потому что, мы не созданы друг для друга. Я верю в гороскопы, в их совместимость. В любовь с первого взгляда, но уж точно не в себя и ни в свои возможности. Я не смогу сделать все,  как когда-то мечтала. Чего только не наблюдаешь в своей жизни, но когда рушатся твои мечты, это становится гораздо заметнее, чем грядущие перемены… Я люблю тебя, но это наверняка, не те слова, которые бы ты хотел услышать от меня.

Подняв девушку за подбородок, я поцеловал её так, как не целовал никого другого. Так нежно, с душой… В эти минуты, я почувствовал себя, словно очищенным. Ушли все проблемы, а прошлое оставило в покое. Отстранившись, я сильно обнимаю её и напоминаю о том, что все будет хорошо и мы справимся. В эту секунду мне захотелось сказать ей столько ласковых слов, которые могла бы заслужить каждая девушка.

У Вики не было мужчины. Как такое возможно? Почему не нашелся тот, кто хотя бы попытался завоевать её сердце? Почему в её городе бродили нерешительные парни? Или может быть, она была для них недосягаема?

Вика прижимается ко мне и вытирает поступившиеся слезы:

- Я люблю тебя…

Глава 16
Виктория

Поначалу я думала, что все! Теперь мы вдвоём, а это значит, что парень затащит меня в постель. Но этого не произошло. Он хотел насладиться мгновениями.

Когда я слышала фразу: «Я живу с парнем», мне казалось, что со стороны, это слышится совсем по-другому, как: «У меня с ним было. А что тут такого?». В этом и скрывается смысл гражданского брака, что называется в наше время. Но с Эдиком, у меня такого не было. Мы спали с ним в одной постели и рядом с ним, я чувствовала себя самой счастливой.

Я подолгу лежала в кровати и прислушивалась к шуму города. Я чувствовала, как Эдик обнимает меня во сне и понимала, что это то, ради чего стоит жить. Также, я была поражена тому, что он называл меня девочкой, причем так ласково так нежно, что не хотелось ему отвечать: «Ты меня уже достал! Прекрати», как обычно я делала, когда кто-то из знакомых называл меня не по имени, а именно так. Мне было приятно. Я и была похожа на девочку: невинные глазки, стеснение, скромность, слабость. Девочка, которая нуждается в защите.

Я не жалею о том, что призналась Эдику в своих чувствах. Все вышло само собой. Просто заговорилась с ним и поняла, что если и скажу, то сделаю все правильно и в этом нет ничего плохого, если я закончу диалог со счастливым концом. Книжки о любви, научили меня многому. В них я и вычерпнула для себя, все самое лучшее.

Я считала себя умной, мудрой девочкой, которая умеет читать и правильно мыслить. А еще мне казалось, что я тот самый идеальный вариант, который разыскивают миллионы парней.

«Сожительство» - слово, которое бы выпалила моя мама, узнай она о том, что я поселилась в квартире парня. Но я не хочу думать о том, что слово относится именно к нам.

Иногда я покидала Эдика со слезами на глазах, потому что не хотела прерывать мгновения, но я до последнего верила, что наша встреча не последняя и скоро повторится.

На следующий день, я взяла с собой Виталика и отправилась на прогулку в парк. Неподалеку, я увидела Колю и Эдика. Парни оживленно беседовали и затягивались сигаретой. Слепив снежок, я подошла чуть ближе к ним и запустила в Эдика.

- Что за? – обернулся он. – Вика?

- Привет, - улыбнулась я и подошла к мальчикам. – У меня для тебя сюрприз.

- По-моему на сегодня их достаточно. Твое неожиданное появление, внезапным способом – это уже сюрприз.

- Разве? А ты уверен? – поднимаю бровь я и подзываю к себе Виталика.

Радости Эдика не было предела, да и Колиного тоже. Он так мило улыбался этой картине, когда отец и сын встретили друг друга, что чуть не расплакался.

- Папочка, - прошептал Виталик и теснее прижался к Эдику.

 - Откуда вы? – обратился ко мне он.

- Из дому. Решила прогуляться с ним по московским улицам.

- Привет, - искренне улыбнулся ему Коля и пожал ему руку. – Ты помнишь меня?

- Он помнит каждого, кто дарит ему Чупа-Чупсы, - рассмеялся Эдик.

- Коля, - улыбнулся малыш.

- Все-таки не забыл.  Так это же я ему их всё время дарил, а что был кто-то ещё???

- Шутка. Не принимай, всё близко к сердцу. Ну, что поехали, мои дорогие? Раз уж пересеклись, я вас троих никуда не отпущу.

- Нет. Я в сушик. Ты же знаешь.

- Когда ты уже купишь собственную машину, царь? – рассмеялся Эдик и похлопал друга по плечу. – А то мне надоело тебя подвозить.

- Там немного осталось накопить. Всего восемь тысяч. Потерпи.

Сев в машину, я вдруг вспомнила о своей семье. Как же мне было некомфортно с ними. Смотреть на страдания маленькой Лили, во времена, когда девочка только-только стала познавать взрослую жизнь. Воровать косметику у старших сестер и становиться на шпильки, как настоящая дама. Лиля спешила взрослеть, чтобы стать независимой. Хотя в её возрасте, все девочки что-то пробовали.

- Ты для меня пример, Вика, - говорила она, надевая мою очередную кофточку.

Чему я могла научить её? Так это тому, как не воспринимать родительскую критику всерьез. После рождения Лили, мама замкнулась в себе, стала какой-то озлобленной, хотя она всегда была такой, но третья беременность подорвала её психически. Рита говорила, что она и вовсе не хотела потакать желаниям отца. Ей было достаточно в доме двое детей, а он настаивал, мол, хочу сына и точка. Папа рассчитывал на маму. Но от неё ли зависел пол ребенка? Все эти девять месяцев были мучительные. Вечные крики, недовольства. Рита, как-то сказала, что мама подумывала об аборте, да только поздно спохватилась. Теперь Лиля мечется, где хочет, то ночевки у подружек, то дома.

- Я, наверное, должна радоваться тому, что мама не интересуется моей жизнью, да? – спрашивала меня малая.

- Конечно! – поддерживала разговор Рита, закуривая очередную сигарету. – Никто не выносит тебе мозг и ничего не запрещает. Полный кайф и отсутствие лишних нервов. Это вон, Вика пытается доказать свое предназначение в жизни.

Лиля цеплялась за нас с сестрой, как утопающий за соломинку. Считала нас мудрее всех и обращалась к нам, на самые деликатные темы. Маме, она просто напросто боялась сказать. Я бы, наверное, отдала все, лишь бы забрать с собой малую в Москву, но пока дождешься её пятнадцатилетия, то пройдет полжизни, чтобы обеспечить ей все хорошее. Иногда я созваниваюсь с ней и прошу никому не говорить, о том, что я жива, здорова. Особенно, языкатой Ритке.

Лиля сказала, что в моей семье – все по-старому. Мамка ворчит, Ритка успевает совмещать учебу и любовь, и неплохо справляется, кстати! Узнаю, свою сеструху. Но, когда я узнала, что малая попробовала курить, потому что захотела соответствовать Ритке, то запретила ей вообще притрагиваться к сигаретам:

- Мало ли, что эта дура может вытворять. Ты же умнее. Подумай о своем будущем.

Больше, я не звонила своей малышке, потому что была слишком сильно занята. На разговоры не было как-то и времени.

- Весь спрос на Вику! – как-то сказала Ритка и всплеснула руками. – Мамка вечно к ней придирается и не дает ступить и шагу. Всё пилит и пилит, а Викуха, между прочим психанула и на зло всем мамкиным планам завалила экзамены в институт. Так, что радуйся, Лиль, что ты не старшая сестра.

Что-то, а тут сестра оказалась права. Мама всегда возлагала на меня большие надежды. Вечно учила жизни и заставляла плясать под свою дудку. Ей казалось, что старшие сестры умнее, младших и всему могу подать пример. Мама верила, что я сделаю все так, как она хочет и не пойду наперекор её мнению:

- Ты же знаешь, - говорила она. – На папу нам уже незачем рассчитывать. Он человек - занятой, деньги все ровно приносит, а толку тебе от них мало. Пошла бы ты, девочка сама зарабатывать, но чтобы это сделать - нужно получить диплом о высшем образовании. Не зря же, я такие бабки заплатила за вступительные экзамены, чтобы тебе поставили пять. Ты тупая была, Вика. Давай смотреть правде в глаза. Ты бы не справилась ни с одним заданием, но зато в техникуме имела огромный успех, до тех пор пока не связалась с этой Ланой. Девочка, она вроде неплохая, да только подорвала твое душевное состояние малеха. Заставила скучать, а сама даже и весточки не прислала. Вот, что… Тебе надо с головой погрузиться в учебу и я уже договорилась в институте экономики, чтобы тебя взяли. Но там все по-честному и придется тебе, дорогая сдавать экзамены.

- А то, что я получила красный диплом, это не катит, чтобы устроиться на работу?

- Ничего не хочу слышать! Ты вечно упрощаешь жизнь, ленивая корова! Немедленно становись на ноги и продолжай свой путь! Пересдай экзамены и смело получай вышку. 

- Почему именно я, а не Ритка, например? Ей бы тоже не помешал нравоучительный разговор с тобой!

- У Ритки-то? – усмехнулась мама и затянулась сигаретой. –  Толку от твоей Ритки никакого. Брынькать на фортепьяно я тоже умела в её возрасте. Чего этой девке объяснять, если она все время витает в облаках и вечно ноет о том, кем она станет, когда закончит колледж? Чем я могу ей помочь? Разве, что сопли утереть? Нет. Настоящая девушка, не должна сидеть рыдать и жалеть себя. Она должна трезво оценивать ситуацию, не вгоняя выдуманные проблемы в свою дурную башку!

- А Лиля?

Тут мама промолчала, затянулась поглубже сигаретой и перевела разговор снова о моем будущем:

- В общем, ты меня поняла. Сдавай экзамены и готовься к учебе. Это будет трудное время. Но я буду во всем финансово тебе помогать.

- Оплачивать зачеты – это нечестно!

- Милая моя, в такое время, только деньги правят миром.

Мама, как же ты была глупа! Со своими деньгами, ты свихнулась в конец и только и делала, что пользовалась ими и вечно подсчитывала, копила, складывала в определенную коробку и хранила где угодно.

Помню, Рита воровала деньги у матери, а потом быстро подменивала, когда удавалось:

- У неё их столько! Что она даже и не заметит того, что тысячного рубля не хватает! – оправдывала свой поступок сестра. – От неё дождешься денег! Зажмет и фиг, что даст. А так, Все нормально.

Как-то мама заметила пропажу. Ритка так увлеклась подменой и воровством, что даже не заметила того, что забыла замести за собой следы. Однако мама ничего не ответила, а только потом повела Ритку к наркологу. Ей, казалось, что её дочка по уши влипла в наркотический мир. Но та, лишь отмахивалась и выбегала из больницы со словами, что мама сошла с ума. Вскоре, на защиту средней сестры встала Лиля и призналась в том, что это её вина. Девочка, заранее знала, что мама ей не причинит боли. Однако она ошиблась и получила выговор. Также в курсе был и отец, который до сих пор жил одной и той же мыслью, что вместо сына у него родилась дочь. Папа отреагировал совсем иначе. Вздохнул и обратился к моей маме:

- Маш, дай ей денег. Не жадничай.

Вспоминая все это, мне хочется закрыть глаза, провалиться в глубокий сон и проснуться совершенно новой. Моя семья – не из идеальных, поэтому я так стремлюсь поменять свою жизнь совсем по-другому. Да и какая сейчас в нашем мире может нормальная семья? Сколько живу, столько и наблюдаю несчастий. В некоторых семьях существует вечное дружелюбие и взаимопонимание, но это всего лишь единицы. Там царит настоящая гармония.

Я вздыхаю, убираю назад непослушные волосы и смотрю на жизнерадостного Виталика. Вика, ты молодец! Свела отца и сына втихаря, не испугавшись того, что мальчик сможет проболтаться дедушке. Ну и что? Благо Эдик с ним договорился и попросил ни о чем не рассказывать отцу. Мальчик согласился.

Приехав домой, мы оставили Виталика в зале в куче интересных игрушек и прошли на кухню.

- Как здорово, ты это придумала! – улыбается Эдик и закуривает. – Теперь, я буду каждый день видеть своего маленького мальчика. Ведь так? Ты тут до скольки сегодня будешь?

Я приближаюсь поближе к нему и кокетливо обнимаю за шею:

- Ну не знаю. Твой отец сегодня допоздна. Но привезти ребенка домой и снова укатить к тебе, мне это начинает нравиться.

- Так, Вика, - смущенно улыбается он и убирает мои руки. – А если серьезно?

- А если серьезно, то где-то полчаса на болтовню у вас есть. Но и на меня тоже.

- Вика, Вика, что же ты со мной делаешь? На тебя времени останется, только до следующего дня.

- Так долго?

- Всего-то… Посчитай.

- Не хочу, а то еще больше огорчусь! – наигранно обиделась я.

Эдик гладит меня по волосам и крепко обнимает:

- Ничего страшного. Тебя это не так сильно и пугает.

- Я могу, правда, вернуться к тебе после того, как уложу ребенка спать.

- Папа будет подозревать тебя в том, что ты слишком часто гостишь у его дочери.

- По-моему, он так сильно занят своей работой, что ему и дела-то до меня никакого нет. Вчера даже не попросил меня принести соль. Съел на ходу и пошел спать, а я между прочим, забыла посолить картошку.

- Хоть сырое мясо ему подсунь, все ровно съест. А когда я был маленький, то добавил в его суп вместо сухарей собачий корм. Так, он даже ничего и не заметил, зато потом из ванны не вылезал. Подумал, что тошнота возникла на нервной почве, - смеется Эдик и с нежностью целует меня в щеку. – Я хочу есть. Не позаботишься?

- С  удовольствием! – улыбаюсь я и провожу рукой по его волосам. – Виталик с тобой?

- Ну, а как же!

Через несколько минут, я стала понимать, что пора собираться и валить домой к шефу, но прерывать эту семейную идиллию между отцом и сыном – мне не хотелось. Дав им еще целый час, я просто села и стала наблюдать за ними. Улыбка не сходила с моего лица. Я была безумно рада за Эдика, но чем больше мой взгляд падал на часы, тем тревожней становилось.

- Нам пора, - не выдержала я и все-таки нашла в себе силы оторвать свой зад от кресла.

- Как, уже? – удивился Эдик, а Виталик еще теснее к нему прижался, словно не хотел разлучаться.

- Прости, малыш, - обращаюсь я к мальчику. – Но нас ждет дедушка. Я пообещала ему ближе к вечеру привезти тебя.

- Ты же сказала, что папа может вернуться ночью!

- Мало ли, что я могла сказать. Ты же его не первый день знаешь.

- Тогда, я подброшу тебя до дома. Надеюсь, Рома не в курсе твоих похождений и не выполняет приказы моего отца? Ах, ну да! Как я мог забыть, он же теперь с ним в одной команде.

- Ему дали временный отпуск.

- Лучше уж больничный! К психиатру ему бы не помешало сходить! – съязвил Эдик.

- Очень смешно, - серьезно ответила я и взяла Виталика на руки. – Можешь подвезти. Я разрешаю. Все ровно Алику до меня никакого дела нет.

- Ты все еще общаешься с ним? Ну и как он? Хороший собеседник?

- Нормальный,- вздохнула я и принялась одевать мальчика.

- А то, что он армянин тебя ничуть не смущает? – с какой-то ревностью в голосе спросил Эдик.

- Немного побаиваюсь. Ну, так и что, он же тоже человек и у него есть своя семья. Так, что если вдруг решишь приревновать меня к кому-то, то не пытайся этого сделать, - рассмеялась я и взлохматила его волосы. – Ревновать попусту – бессмысленно.  Если бы я с ним целовалась и обнималась, то тогда…

- Я тебе голову оторву!

- Вот! Вот это уже ревность. Видишь, как все просто! – улыбнулась я. -   А так… Это всего лишь твои опасения насчет того, что я могу наворотить глупостей.

- Ох, и договоришься ты, Вика, - в ответ смеется Эдик.

- Ничего страшного. По крайней мере, он отличается воспитанностью, от ненормального Ромы и не будет распускать руки. У армяней, совсем другая этика.

Вскоре, Виталик был уже дома, а я сидела в машине, накручивая прядь волос на палец.

- Малыш, правда, спит? – обеспокоенно спросил у меня Эдик.

- Да. Сразу отключился, как только я уложила его в кровать.

- А Алик?  Ты его предупредила куда идешь?

- Сказала, что завтра вернусь. Ты долго будешь скрываться в зарослях? Мне, между прочим, как-то не по себе бегать по потемкам. Вдруг маньяк схватит!

- Да, я же недалеко припарковался, а до дома всего три шага. Какие маньяки, Вика? Господи! Успокойся. Ты парочку шмоток с собой прихватила или опять в мой гардероб полезешь?

- Да, - киваю я и прижимаю к себе сумку. – Вроде все нужное на месте. Ничего не забыла.

- А папа? Что он-то ответил?

- Ничего. Ему все ровно. Что-то с Ланкой у них там не заладилось.

- Да, ты что! Откуда такая информация?

- Я слышала его беседу по телефону. Ну и он меня попросил с ней поговорить, потому что если девочка так будет себя вести, то весь куш, о котором она так давно мечтала, может сорваться! Кажется, Лана игнорирует его звонки или отвечает, но молчит в трубку. Боже, хоть где-то она может ко всему серьезно относиться? Ну, что за детский сад! Ладно, я-то, вытерплю, но шефа…

- Так позвони ей и узнай, - предложил мне Эдик и дал по газам.

Достав из сумки телефон, я набрала номер подруги. Та ответила сразу же:

- Вика… Я не знаю, что случилось со мной, но меня как-будто подменили! Ты можешь приехать? Пожалуйста. Прости, что сразу не поздоровалась. Но меня кроет не по-детски. Это не телефонный разговор. Приезжай. Я знаю, что ты давно не ночуешь дома, а у Эдика. Так, что пожалуйста… Если я с тобой или с вами не поговорю, то могу наворотить глупостей. Пожалуйста. Жду! – и сразу отключилась.

- Что, не взяла?

- Она просит приехать. По-моему у нее истерика. Сказала, что хочет видеть нас обоих.

- А я-то тут причем? Я ей сразу дал понять, что братом ей не являюсь!

- Ну, хотя бы ради меня, - взмолилась я. – Мы всего лишь должны её выслушать.

- Но, что я могу для неё сделать? Послушать бабские скандалы, а потом налить вискарь, чтобы та угомонилась и пошла спать?

- Какой же ты деспот! Споить девушку, для вас мужиков – это на первом месте. Знаю, как ты её ненавидишь и не могу за это не презирать. Разбирайтесь оба в своей проблеме, Бог с вами! Я не собираюсь встревать между вами. Но ты сам сказал, что нормально относишься к ней, как к моей подруге.

Эдик вздохнул и свернул в сторону центра:

- Да, согласен. Но вот какого хрена, нам надо переться именно  ночью? У твоей подруги, что вдохновение в такое время наступает? Или в такое время суток, мысли становятся яснее  и четче. Не боись, я её и без переводчика пойму.

Я ничего не отвечаю, качаю головой и закатываю от досады глаза. Он когда-нибудь может хоть чуточку быть искренним, без своих подколов?

Эдуард

Смешно наблюдать над своей «сестричкой» из-под ресниц, глубоко усмехаясь.

- Лан, я тебе еще раз говорю, что ты должна объявиться и сделать все так, как вы запланировали с папой. Прости, с моим шефом! – пыталась образумить совсем обнаглевшую подругу, Вика. – Если ты этого не сделаешь, у тебя все пойдет крахом и ты останешься с голой задницей. Опомнись, дура!

- Когда я вижу его номер на дисплее, меня пробирает  дрожь, хочется собрать все вещи и укатить на Марс! Я до сих пор не могу поверить, что мой отец – богатый бизнесмен.

Мне хотелось спать. Слипались глаза, а кружка крепкого кофе так и осталась стоять недопитая на столе. У меня не было уже сил, чтобы дотронуться до этого божественного напитка и почувствовать его вкус и аромат. И, в конце концов – взбодриться.

- На Марс, это ты здорово придумала, - внес свою лепту я. – Зато всем мозг не будешь выносить и делать все так, как тебе хочется. Поверь мне, что отец не станет с тобой тягаться. А лучше, знаешь, что родная, коли на то пошло признайся ему, что знаешь правду! Я не знаю, как ты это будешь делать, но оправдать свой поступок, почему ты не берешь трубку - не мешало бы! Войди уже в роль дочери, а не сиди в шоковом состоянии! Ты же говорила, что будешь делать вид, что работаешь с ним, а сама что – в кусты, да?

- Это не так-то просто, понимаешь? – пыталась выкрутиться Лана.

- Извинись перед ним и скажи, что впопыхах забыла телефон дома. Собиралась с ним навстречу, а сама заблудилась, поэтому ты не смогла попасть, - предложила свой вариант Вика.

- А ее молчаливость в трубке, ты как оправдаешь? – взбесился я.

Девушка роняет голову на руки и заливается громкими рыданиями. Этого мне еще не хватало!

- Лан, ну успокойся. Мы все тебя прекрасно понимаем…

- Да, ну не фига! Твоя подруга, любит выпендриваться и кидает самых серьезных людей! Что ты ее жалеешь, а? Нужно отвечать за то, что делаешь, а не слезы лить. Лан, ты уже взрослый человек. Ну, зачем  ты так с отцом? Ты, что хуже своей матери, что ли? Папа к тебе со всей душой, да та же самая Вика бежала к тебе с распростертыми объятиями, а ты всем что? Нож в спину, да? Ты охреневшая, не побоюсь даже этого слова!

- Эдик! – встала Вика и посмотрела на меня погрустневшим взглядом.

- Защищаешь её, так ведь?

- Я прошу, тебя, возьми себя в руки, а ты Лан, - села она обратно к неугомонной: - Скажи, что были неполадки со связью, и ты не смогла дозвониться.

- Ага, что настолько сильно заплутала, что попала на деревню к дедушке и не смогла поймать связь? – съязвил я.

Лана резко поднимается с места и выбегает из зала в ванную. Что же её так задело в моих словах? То, что она такая, какая есть или то, что совсем страх потеряла? Совесть, видимо в девочке проснулась. Что-то поздновато на сегодняшний день.

- Эдик, что ты творишь? – резко поднялась с места Вика и подсела ко мне. – Ты не понимаешь, как ей сейчас плохо? Ну, зачем ты так?

- А разве, я где-то соврал? Вик, не прикрывай её. В конце концов, девочка должна сама решать свои проблемы, а не бегать от них каждый раз. Если ты не заметила, ей всерьез плевать на моего отца. Лишь бы поплакаться и ждать, от людей жалости. Так зачем же нам попусту тратить время и выслушивать это нытье, если можно собраться с духом и поехать домой? Между прочим, я ради тебя сюда поперся, а мог бы отоспаться в машине. Зачем мне присутствовать здесь? Давай, я уйду, а ты мне звякнешь и скажешь, что уже закончила разговор или остаешься ночевать, идет?

- Нет, я уйду с тобой.

- Тогда пошли.

- Может, подождем её немного?

Я сдался и терпеливо кивнул.  Однако, рядом с Викулей, я был спокоен на все сто. Не хотелось нервничать. Хотелось, взять все-таки этот божественный кофе и осушить до дна, но выпить с ее подругой мне бы не помешало. Но, увы, я за рулем.

Через несколько минут вышла Лана и села на свое место.

- Ну? Надумала? – нарушаю тишину я. – Освежила голову? Что намерена дальше делать? Звонить отцу или все-таки игнорить его?

- Я поговорю с ним, - ответила она и протянула руку, чтобы набрать папин номер. И как только девушка подносит телефон к уху, то меняется в лице. – Идиотка, как можно позвонить  в ночное время дня?

- А ты звони. Он и по ночам может бросить все свои дела и примчаться к тебе.

Девушка снова набирает номер и бегло заговаривает с отцом. Просит извинения, оправдывается перед ним, как школьница, а потом кивает и говорит, что на все согласна. Затем кладет трубку и расцветает в улыбке:

- Он простил меня. Значит, дело осталось, только признаться ему?

- Ни в коем случае! Решай сама, - как-то нелогично ответил я.

- Ну, если, я…

- Лан, - поднимаюсь с места я и кладу ей руку на плечо. – Прислушайся к себе и найди правильное решение. Все зависит только от тебя.

На секунду Лана закрывает глаза и с облегчением вздыхает:

- После выпуска моих стихов…

- Что после выпуска? – не понял я.

- Я поговорю с ним наедине. Все ровно он закатит шикарную вечеринку в честь выхода сборника в свет.

Это было правильным решением, потому что иного пути нет. Я не представляю, какова будет реакция моего отца, но все же, это должно было случиться.

Покинув квартиру Ланы, мы сели в машину и отправились домой.

Ночью мы с Викой не могли уснуть и проговорили о жизни до самого утра. Будильник меня конкретно задолбал, скоро психану и выброшу телефон в окно. Выключив его, я обратил внимание на спящую Вику и погладил её по волосам. Та вздрогнула.

- Давно не спишь?

- Только закрыла глаза, - сонно пробормотала она. – Не знала, что с тобой мне будет безумно интересно, чем с кем либо. Никогда бы не подумала, что буду разговаривать со своим новым парнем, лежа в кровати о чем угодно. А ты философ. Не знала, что у тебя такие глубокие познания о жизни.

- Да, бывают заскоки. Обрати внимание, я разговаривал с тобой на трезвую голову.

- С тобой классно. Ты веселый. Когда остаешься с человеком наедине, он становится совершенно нормальным. После разговора с тобой, в моей голове крутятся миллионы вопросов, которые бы мне хотелось задать тебе и получить ответ.

- Ну, колись тогда.

- Скажи, а как отреагирует твой сын на то, что в скором времени мы можем пожениться, я стану его мачехой и у нас будут свои дети?

- Вика! – такого вопросика я явно, не ожидал от неё услышать. – Но я пока не собираюсь….

- Я знаю. Поэтому и спрашиваю. Ребенок, как, по сути, собственник и если в семье новый родитель, то его кроет бешенство. Мне просто интересно, смогла бы я найти с Виталиком общий язык, будучи твоей женой?

- Смогла бы, я думаю. По крайней мере, у вас итак с ним все хорошо. Ты занималась им. А мой сын тянется к тем, кто уделяет ему больше внимания. Дети они такие. А ты что переживаешь за то, что он может возненавидеть тебя? Брось, пока он еще ребенок. А как вырастит – души в тебе не будет чаять. Ты же наладила с ним контакт. А тема брата и сестры, для него вечная. Хотя в его возрасте, мне их не очень-то и хотелось. Все само собой разрешилось. Без моих просьб.

- Ты развеял мои страхи, - улыбается Вика и обнимает меня за плечи. – А что? Он как-то просил у твоей бывшей жены родить кого-нибудь ещё?

- У дедушки своего он спрашивал об этом,  - рассмеялся я. – Так батя крестился и говорил: «Не приведи Господь! Хватает и тебя». Виталик, тогда не понял ничего, но папа на досуге рассказал об этом мне и я от души повеселился. Такой он чудной. Весь в меня!

Вика улыбается.

- И ещё раз повторюсь по поводу твоей подруги. Вика, бросай её нахрен. Видишь что человек по-настоящему такое говно, не идеализируй его, пожалуйста. Вспомни, как ты искала с ней встреч, а она вечно от тебя убегала. Ты же знаешь, что она не просто так тебе лгала, а все, потому что видела во всем причину. Я даже невольно замечаю, что она звонит тебе, когда ты ей и вправду нужна, ибо больше не к кому обратится. Подумай об этом.

Девушка ничего не отвечает, встает с места и направляется на кухню. Я иду  следом за ней и притягиваю к себе:

- Ну, прости меня, ладно. Сморозил глупость и теперь подстраиваю тебя под свое мнение и настроение. Ты же знаешь, как я себя чувствую, когда вижу Лану и, как ко мне приходит осознание, что она моя сестра. Я кишу злостью, меня это бесит. Я просто пригляделся к ней и понял, какой она человек.

- Она напоминает мою сестру Риту. Та такая же. Но я прощала ей и не придавала значения. Рита бы не смогла прекратить со мной общение, хотя она не раз это пыталась делать. Мы были одной семьей, поэтому у девочки не было шансов меня игнорировать. Зато, папа мой часто удивлялся тому, почему мы с сестрой так редко общаемся, а только перебрасываемся парой словечек. Рита – активная. Меня раздражало, когда она подходила и называла меня на американском акценте сестрой, прям в рожу хотелось дать. Ненавижу ее! Вечно, философствовала и шутила так, что впору было затыкать уши, лишь бы не слышать ее.

- А ты не пыталась позвонить своей семье и узнать, как у них дела?

- И не думала! Пусть без меня будут счастливы!

Вика кратко изложила мне историю своего появления в Москве. Честно сказать, я был немного в шоке. Поддерживать разговор только с младшей сестрой, да еще и сменить номер – это реально рискованно, поэтому я не стал учить ее уму-разуму. Это ни к чему. Человек, сам знает, что делает и свои мозги ему невозможно вставить.

Взяв Викторию за руку, я потащил её в комнату, усадил на диван и протянул свой телефон:

- Позвони маме. Я тебя прошу.

- Зачем мне это делать? Ты что с ума сошел?

- Позвони, - настаивал я. – Я очень рано лишился мамы и ты даже представить себе не можешь какого это, когда нет рядом близкого человека. И пока твоя мама жива, попробуй сделать хоть один звонок, чтобы услышать её голос.

- Да, он у меня в голове отзывается этот голос и поверь, меня уже от него тошнит! – взорвалась Вика и я смог её утихомирить поцелуем. Девушка, расслабилась. – Эдик, я все понимаю. Мне ясна твоя ситуация. Но поверь, что твоя мама, не единственная добрая душа на планете. Существуют еще и мегеры. Когда ты слышишь, что мы с мамой не можем найти общий язык, к тебе приходит недопонимание. Ты удивляешься, почему так? А я тебе скажу, почему. Потому что никто не идеален. Твоя мама осталась в твоей памяти очень хорошим человеком. Моя тоже была такой… Хотя нет, не была. Строгость, тактичность, агрессия – это в ее духе. Кто знает, что было бы с тобой, когда бы ты достиг подросткового возраста. Твоя мама, думаю, тоже бы была требовательной к тебе.

- Я не часто задавался этим вопросом, но нет. Моя мама навсегда бы осталась самой собой. Доброй и хорошей. Она любила упрощать жизнь… Как ты! – на секунду замолчал я и внимательно посмотрел на Вику.

Черные волосы, зеленые глаза и чертовски привлекательная внешность, она бы могла заменить мне ту женщину, что я любил все эти годы и не отходил ни на шаг. Я носил в своей голове мамин образ и мечтал встретить ту самую, что похожа на нее. То, что я сейчас перед собой вижу, не подается описанию. Погладив девушку по волосам, я прошептал:

- Вика, ты похожа на нее, - в этот момент я не выдерживаю и целую её. Та не сопротивляется и обнимает меня за шею.

Я вспомнил сразу свою никчемную жизнь, разговоры с Колей, со своим дневником. Строчки, которые писал: «хочу видеть перед собой ту, что хранила верность и ни с кем не спала» и вот я вижу, что мои поиски подошли к концу и я правда счастлив, как ребенок.

Я отстраняюсь и кладу телефон девушке в руку:

- Позвони ей, пожалуйста.

Вика смотрит на свою руку, затем сжимает ладонь в кулак и направляется на кухню. Мне остается только верить в то, что у нее получится наладить контакт со своей мамой.

Глава 17

Виктория

Ради всего святого, я не собираюсь тебе звонить! Кто ты такая, чтобы я набирала тебя и спрашивала: «Как дела?». Ты не сделала мне ничего такого, чтобы я смогла поговорить с тобой. Знаю, что ты мать и ты всегда все делаешь правильно. Мудрая женщина. Да про тебя ли это???

Я еще долго кручу в руках телефон и не решаюсь набрать мамин номер. По сути, она ничего плохого мне не сделала. Разве, что хотела, чтобы я отбросила шкуру своей особенности и мании величия и не делила людей на странников, не обижалась на их мнение, а только прислушивалась.

- Ты не королева, милая! И не надо гнобить людей тем, что они не делают так, как ты хочешь! – кричала она на меня.

- Тогда пусть отвалят от меня, а не считают своей подругой и хорошим человеком! Бесит, аж не могу! Почему? Почему именно я-то? Зачем мне знать, что творится у них в душе, если мне это вообще не интересно?!

- Дура ты, Вика! Они ищут в тебе поддержки!

- Понимаю, но не надо мне садиться на шею и говорить про свои любовные отношения!

- Да, у тебя самой их не было! Лучше за других порадуйся и послушай, как это бывает.

- А мне и не надо! – кричала, что есть мочи я, как бы пытаясь вдолбить матери в голову, что мне абсолютно на все плевать.

Вспомнив все это, я разревелась и не стала никому звонить. Подойдя к Эдику, я протянула ему телефон и сказала, что никто не берет трубку. Но он мне не поверил, так как стал проверять журнал звонков. Мне ничего не оставалось делать, как не снова вернуться на кухню и задуматься.

Ты говорила, что меня ждет прекрасное будущее. Ты говорила, чтобы я перестала думать о фигне. Ты говорила мне с намеком, что у Ритки есть парень, а у меня нет. Ты говорила, что я лучшее, что могло бы появиться в твоей жизни, но ты… всю жизнь помыкала этим и делала из меня непонятно что. Теперь я понимаю, почему всю жизнь хотела, чтобы все потакали моим капризам. Твой конченый характер сделал свое дело.

Набрав домашний телефон, я заволновалась еще сильнее и когда услыхала мамин  голос: грубый, серьезный, настроенный решительно, то чуть не выронила трубку. Это так на нее похоже. Ничего умного не придумав, я попросила позвать к телефону Риту, но мама якобы не собиралась этого делать и стала допрашивать кто я. А потом выдала такое, что мне реально захотелось выкинуть телефон в окно:

- Вика, это ты???

- Нет. Вы ошиблись. Меня зовут…

 Эм, ну и как меня зовут? Думай, Вика, думай, кто у твоей сестры в лучших подружках числится… Да, нет у нее только одни знакомые из хорошей компании. Ах, да вспомнила!

- Люда. Я ее соседка по парте. Долго болела, вот… А домашнее задание решила у Ритки узнать. Можно?  - меня, правда, трясло.

Мама вроде бы поверила, передала трубку Рите и объяснила кто это.

- Люда? Да она вроде и не болела… Странно, - произнесла сестра и поднесла телефон к уху. – Я тебя слушаю.

- Сука! Ненавижу тебя! – выпалила я и отключилась. Затем, закрыла лицо руками и побежала к Эдику. Мне казалось, что сейчас его мужское плечо, как весьма кстати.

- Вика! – поднимается он и сильно обнимает меня. Я заливаюсь слезами и чуть всхлипывая, кричу:

- Ненавижу! Ненавижу их всех! Ненавижу! Ненавижу!

- Ты поговорила с мамой? Что она тебе ответила? – отстранился он и начал трясти меня за плечи.

- Ничего хорошего. Как всегда прочитала мне мораль и обвинила в том, что я, не выйдя за тебя замуж, перебралась к тебе в койку и живу со спокойной душой! – да, именно так бы мать и сказала, узнай она про мое постоянное гостеприимство у Эдика.

- Что? Но это же вранье! Я ни разу тебя не…

От этих слов у меня пробежали мурашки. Как же я мечтала от него такое услышать. Да, блин, каждое его слово, для меня, как глоток чистой воды и неважно, какое. Кроме матерного, конечно.

- Ну, ты же знаешь, как сейчас все сложно. Мы ломаем эти принципы и живем по своему собственному сценарию, а люди думают…

- Да к черту, что они думают! – вырвалось у Эдика. – Жизнь себе дороже. Ладно, давай сюда телефон, мне надо собираться. Кстати и тебе тоже. Будем держаться на одном кофе, чтобы окончательно не заснуть.

На работе, я была тише воды, ниже травы, только и делала, что проводила время с Виталиком и кормила его тем, что мы обязательно еще съездим к папе.

- Ты больше никому не говоришь, что бывал у него? – взволнованно спрашиваю я у мальчика. – А то смотри, папе это может, не понравится. Ты же не хочешь, чтобы он из-за нервов потерял работу?

- Нет, - с серьезным лицом отвечает он. – Я никому не рассказываю.

- Правильно и делаешь, потому что у нас могут начаться неприятности и Вике придется искать новую работу.

Через пять минут из кабинета выходит рассерженный шеф. Кажется, сегодня сделка по поводу Ланы идет крахом. Кафе, в котором должна состояться вечеринка арендовали под свадебное торжество.

- А я тебе еще раз говорю, что нужно отменить заказ и я не знаю, как ты будешь это делать, но чтобы сегодня все было в ажуре!.. Пожелай мне удачи, я еду к ней! Сегодня моя любимая поэтесса едет на презентацию своего нового сборника, вышедшего в свет! Хоть бы у неё все получилось и все полюбили ее стихи, как Ахматовой, - отключившись, он подходит ко мне и дарит лучезарную улыбку. – Ну, что, Вика, я тебя поздравляю! Твоя подруга станет сегодня на одну ступеньку выше своей карьеры! Её полюбят миллионы, потому что ее стихи – самые замечательные. Я еще ни разу не читал более трогательных строк, как у Ланки. Столько искренности, душевности, в них. Не оторвешься ни на минуту.

- Да, это так. У Ланы превосходная фантазия, - отвечаю я и прячу взгляд.

Сегодня Лана попытается поговорить со своим отцом. Сегодня случится нечто невероятное. И сегодня чья-то жизнь кардинально поменяется и пустит новый луч надежды. Моя подруга, наконец-таки станет счастливее всех миллиардов людей.

Мои мысли прерывает звонок телефона, извинившись перед шефом, я ухожу в другую комнату и подношу его к уху. Это была Лиля:

- Вика, привет! Ты не представляешь, что у нас происходит. Родители в шоке, Рита тоже не может отойти. Они утверждают, что сегодня утром звонила ты!

- А что случилось?

- Ритке звонила какая-то Люда и требовала её к телефону, а потом… Моя сестра поменялась в лице и еще долго не могла прийти в себя. Вика, она утверждает, что это была ты!

- Бред, какой-то. Я никому не звонила, - безразлично ответила я. – Ритке срочно нужно бросать бухать иначе ей не то может померещиться.

- И не ей одной! Мама с самого начала догадывалась, что это была ты. Теперь они без тени сомнений утверждают это в один голос. Вика, зачем?

- Я не знаю, - как-то потерянно ответила я и готова была разрыдаться навзрыд. – Мне захотелось.

- Ты не понимаешь, что сейчас натворила? Папа и мама до сих пор не могут поверить в то, что ты жива, здорова. И, кажется, они пошли в центр, чтобы сделать распечатку звонков и если они узнают откуда ты звонила, то начнут докапываться! Ты же знаешь нашу маму. Она не хуже ФСБ и собаки ищейки. Быстро все вынюхает.

- Что же мне теперь делать?  Это же не мой номер!

- Еще лучше. Тогда найди человека, которому принадлежит этот номер и немедленно попроси закинуть наш телефон в черный список. Ты же говорила, что не хочешь даже знать о том, что у тебя есть мать и никудышная сестра. Ты же говорила…

- Да, мало ли, что я могла сказать! Может, я забавы ради, набрала ваш номер, потому что ничего не соображала.

- Твоя забава обернется для тебя, постоянными звонками. Вика, они хотят убедиться, что это была ты, потому что Рита встречалась с этой Людой! Та сказала, что вообще сегодня не совершала никаких звонков. Теперь ты понимаешь, что будет? Нет, мама начнет  требовать тебя к телефону и станет допытываться, где ты и что с тобой, а потом кинет деньги на карточку, чтобы ты купила билет и перестала маяться дурью. Она заставит тебя сдать все экзамены, пристыдит насчет того, что с дипломом о среднем образовании тебе будет не кайф, а вышка лучшее, что может быть. Я не могу понять, чего ты хочешь добиться? Может, мама права?

- Конечно, она всегда права, Лиль. Можешь спокойно подписываться под каждым ее словом и гневаться на меня. Мол, такая ссекая, Вика, бросила все ради Москвы. А ничего, что я уже устала от всего этого??? – взорвалась я. – Ты даже в упор видишь, как мама к тебе относиться, а все ровно пытаешься где-то ее оправдать. Ей плевать на всех, ты понимаешь? Я не хочу находиться под ее давлением ежедневно. С меня было достаточно!

- Вик, не надо нервничать. Я всего лишь хотела предупредить тебя, - грустно ответила Лиля. – А то, что мама такая, так никто ей не виноват. Могла бы найти себе другого человека. Но, видимо возраст поджимал и надо было скорее выйти замуж. А папа, он замечательный человек и дает мне немного денег, так как мама перестала вообще обо мне заботиться. Мать как, придет с собрания спокойно расскажет суть ситуации, мол, в школе сказали, сделать там что-то вот, ты молодец, продолжай учиться дальше, а мы с папой будем думать, куда тебя пристроить, но мне кажется, что ты уже определилась, кем станешь. Мол, дизайнер – это тоже хорошо. Более востребованная профессия. 

- Она похожа на женщину, которая прошла горький опыт с двумя детьми, а с третьей легко. Даже намного проще. Ее судьбу теперь можно спокойно определить и не нервничать по всякому поводу. Мы девочки – полное отражение ее состояния души. Она даже не хотела и знать, что ты у нее есть. О чем говорить с женщиной, которая заботится о двух дочерях и плюет на третью?  Правильно, ни о чем. Я так понимаю, у тебя все по-старому? Вот и отлично! Радуйся, этому и ищи свой путь. Ты девочка недурная, тебя любят. Просто знай это. Есть еще в твоей жизни люди, которым ты небезразлична, - всхлипнула я и положила трубку. Говорить с ней об этом, это выше моих сил.

Эдик не собирался брать трубку, да и не видел в этом необходимости. Каждый раз его линия была то занята, то абонент был вне доступа. От этого, я сильно нервничала и мерила шагами зал.

Что же теперь будет? Меня охватывала паника! Теперь, он узнает, что я никуда не звонила, точнее, звонила, но потом сбросила и наврала в три короба про маму Эдуардику. Боже, пожалуйста, пусть это звонил Коля или кто-нибудь еще, но не моя семья!

Опустившись на диван, я наливаю себе виски и делаю внушительный глоток. Никогда не пила, но он такой вкусный. Кола перемешанная с водкой. Что это за изысканный напиток? Смотрю этикетку «Дениелс». Шикарно! Он сейчас мне ох, как сильно не обходим! Стоп! Я же на работе! Ай, черт! Разбавив напиток Кока-колой, я сделала еще глоток и закусила виноградинкой. Стало немного спокойней, но руки все ровно предательски дрожали, побежав к Виталику, чтобы немного отвлечься от тревожных мыслей, я успокоилась. Всё хорошо. Дети приносят радость. С ними ты становишься совсем другим. Боже, ну почему я не Виталик? Была бы ребенком, никогда бы не знала горя этой конченой взрослой жизни.

Эдуард

Что за женщина и почему она спрашивает у меня про Вику? А, это мама! Ну, я даже не знаю, что и ответить. Хоть и говорил, что занят и пусть перезвонит позже, но она такая доставучая, что я не мог ни выключить телефон и не заняться работой. Толик опять принес какую-то дребень.

«Вика, мне нужна Вика!», до сих пор вспоминается ее голос. Неужели, женщина действительно соскучилась по своей дочери? Да, ну? Вика ее так описала, что у меня у самого пропало желание с ней общаться и доказывать то, что ее дочка чиста и невинна, а мы с ней просто дружим.

После окончания рабочего дня, я все-таки включил телефон, чтобы проверить список звонков. Это было что-то! Мне звонили всего пятьдесят раз. Я в шоке. Сколько пользуюсь телефоном, ни разу не замечал такое количество звонков. Так настырно мог, только Коленька звонить, да и то у него хватало совести оставить меня в покое и дождаться, пока я перезвоню. А тут, на тебе сумасшедшая привязалась.

Заехав к Коле, я застал его как всегда в фартучке и подносом, но он при виде меня, сразу теряет контроль, оставляет заказ и летит словно бабочка:

- Господи! Как же я тебя давно не видел! – обнимает он меня. – Ну, как ты?

- Я к тебе на пару минут. Ты до скольки сегодня?

- Ой, у нас тут такая фигня. Меня Серега, менеджер наш, посылает на отработку в другой ресторан. Там официант заболел и некем заменить. Причем, он сказал, что глава этого заведения сам перечислит мне зарплату на карточку, если я соглашусь поработать за парня. Мы ж там тесное сотрудничество ведем. Там сегодня организовывается праздничное мероприятие. Девчонка какая-то там молодая выпустила свои стихи, а её товарищ, че, знакомый решил забабахать в честь этого вечеринку. Так, что сегодня я навряд ли смогу поехать с тобой. Мне нужно работать.

- Конечно, мой дорогой. Кончено. Не забудь поздравить Ланочку. Потому что она та, самая молодая девка и поэт.

- Да, ладно? – округляет глаза он. -  А я ведь не знал! Значит, будет повод снова с ней поговорить.

- Мне очень интересно, как зовут директора ресторана, в который ты собираешься идти? – спрашиваю я, опускаюсь на стул и закуриваю. Хоть тут нельзя, но Коленька разрешает мне это делать, так как я тут желанный гость.

- Дмитрий Константинович! Классный мужик! Столько раз нас выручал!

Я чуть не поперхнулся сигаретным дымом. Во, дела!

- Ну и как он? – осторожно спрашиваю я. – Действительно надежный?

- Да, конечно! Он самый неповторимый из всех мужчин, которых я встречал. Ты представляешь! Он сейчас в Сочи! Говорит, что скоро вернется! Ай, знаю я его! Поди, загорает. Мне тут парни наплели, что он готовится стать отцом.

- Невероятно! – только и смог сказать я. – Это же такое счастье! Я сам его испытал.

…На своей шкуре, когда пригрел эту гадюку Самоваровскую и делаю все так, как он просит. Расхлебываю его проблемы и сижу, тут весь в волнениях, когда же он наконец-таки объявится и тоже заплатит мне! Квартиры в Москве, мне было достаточно до тех пор, пока он совсем не оборзел! Сколько можно издеваться надо мной? Время-то идёт! А Маринка, скоро может все пронюхать.

Я не знаю, что все это значит, но ресторан, который выбрал мой папа, для проведения торжества – это что-то новенькое с его стороны. Обычно он так не делал. Интересно, а он в курсе, кто тут главный вожак?

- Подожди, я что-то путаю, - прервал мои мысли Коля. – Серега сказал, что Дмитрий сегодня был на работе, а потом, как договорился с твоим батей о цене, сразу уехал по делам.

Ничего себе! Могу представить вытянутое лицо моего папани: «О, Дмитрий! Какая встреча! Не ожидал, что выберу именно твой ресторан и закачу в нём грандиозный пир на миллион рублей!!! Неужели твоя мечта иметь собственный ресторан была реальной? С ума сойти, как папа постарался тебя продвинуть!». Ну, это я так, мозгами пораскинул.

- Я сейчас вернусь, - отвечаю я и встаю с места. – Принесешь мне винца и роллы, хорошо?

Коля, кивает и выполняет заказ. Выйдя на улицу, я достаю телефон и снова вижу кучу пропущенных от Викиной мамы. Надеюсь, когда я пересекусь с девушкой, то обязательно попрошу ее перезвонить. Не гоже, мне на чужие звонки отвечать. Позвонив Диме, я даже не знал, что и сказать, но когда он взял трубку слова вылетели моментально:

- Привет. Почему я узнаю от своих знакомых, что сегодня ты был в Москве и договорился с моим отцом о проведении праздника в твоем ресторане? Ты, что не мог мне сразу позвонить и сообщить, что ты тут?

- Эдик, прости. Я забыл. Правда. Когда я пересекся с твоим отцом, то на секунду потерял дар речи. Уж, очень  неожиданно он заявился.  Я прилетел, только на один день, чтобы договориться с владельцем суши-бара, ради того, чтобы одолжить одного из его официантов. Без меня тут дела вообще идут не впрок. Даже Каролину попросил остаться за главную и сообщать мне, что происходит. Но она туда ни ногой. Ну, как приходит, смотрит, потом звонит и говорит, что все нормально. Вон, даже заказ неправильно приняла. Твой папа, давно метился организовать фуршет в моем ресторане, да вот связался с женщиной, пришлось все бросать и налаживать дела. Фиговый из неё главарь.

- Естественно, надо было всему научить, а ты приставил девку, а она в растерянности. Отца бы попросил уладить всё. Зачем любовницу вмешал?

- Ты же знаешь моего папу. Он верит в меня и думает, что я успешный человек и смогу справиться сам. Не хотелось его разочаровывать. Если честно, я и не знал, что бабам ничего нельзя доверять. Они все сделают по-своему или вообще останутся стоять в сторонке. Кстати, Каролина теперь полностью моя. Развелась она. Так муж почему-то все понял и не стал закатывать скандал по поводу её измены. Отныне с этой женщиной, я готов связать всю свою жизнь. Надеюсь, у тебя тоже все удачно складывается на личном фронте?

- Вполне.

- Неужели, нашлась та, что приняла тебя таким, какой ты есть? Или ты снова закрутил с кем-то интрижку?

- Конечно. Но интрижкой тут не попахивает. Скорее, серьезными чувствами и благими намерениями. А чего мне сидеть на месте, когда толпы свободных баб ходят?

- Ну и что? Она замечательная? Угодила нашему королю?

- Не то чтобы замечательная, а идеальная и покладистая девочка. В отличие, от моей бывшей жены.

- Не переживай, я ее обязательно еще увижу вместе с тобой. Вот только дела свои доведу до конца и приеду. Мне еще нужно с Маринкой поговорить и расставить все по своим местам.

- Все-таки надумал разводиться?

- А как же?

- Надо жить так, чтобы потом не пришлось платить алименты, - пошутил я.

- Не думаю, что меня ждет эта участь. Я думал, что обойдусь ДНК и буду полностью уверен в том, что это мой ребёнок, но нет. Мои сделки и поездочки затянутся на девять месяцев и я ничего не успею сделать.

- Что??? Дим, ты больной?

- Извини. Но тебе не понять всю суть моего ресторанного бизнеса. Не бойся, я периодически буду тебя навещать и приносить свежее пиво и сладости. У тебя же по-любому ребенок будет гостить. Я еще, вернусь в Москву. Надо же еще и Каролину в курс дела посвятить. Скоро, так внедриться, что от работы будет невозможно оторвать.

- Твой отец не рассердится, если узнает, что ты заменяешь свое престижное место любовницей?

- Уверен, что нет. Да и потом он знает, что я собираюсь разводиться с Маринкой.

- А то, что у него будут внуки?

- О, нет. Тут уж лучше промолчать! Не надо травмировать человека. Ему итак под шестьдесят, а сердце не железное. Инфаркт может долбануть.

- Тогда, как ты завершишь свои дела, если скоро Маринка родит?

- Я не знаю. Но я что-нибудь придумаю. Хотя, мой отец встанет на мою сторону и будет говорить, что жена нагуляла ребенка. При таком-то образе жизни. Это правда. Ещё неизвестно, чей он. Но я подумал и решил, что признаю его и буду любить, как своего. Марина верит, что это мое дите. Так, пусть будет так! Чего спорить-то? Грош цена ее словам. Я ничего против не имею. Девушкам, виднее.

- А  он знает, что она бесплодная была?

- Нет. Мы ему об этом не говорили, да и свадьбу мы втихомолку сыграли. С друзьями собирали с миру по нитки. Родители, вообще были в шоке, когда узнали, кого я в жены выбрал. Сказали, что поживем и разбежимся. Не хотел, я никого расстраивать этим, понимаешь? Папа итак много для меня сделал, а тут я сглупил и опозорил весь наш род. Хорошо, что он не знает, что у меня любовница замужняя. Хоть одобрил, сказал, что классная. Нельзя много рассказывать родителям. Помни, это, - с этими словами Дима положил трубку.

Девять месяцев в ожидании этого придурка? Боже, мой, как я вляпался! Оборачиваюсь и вижу перед собой Колю. Его руки скрещены на груди, а легкая ухмылка придает мальчишескую самоуверенность.

- Не знал, что ты знаком с Димой, - отвечает он и закуривает. – И давно вы дружите?

- Он мой сосед.  Нам надо было встретиться, а когда - он дату не назначил. Вот я и позвонил.

- Значит, я так понимаю. Этот директор – очень богатый типчик? А я думал, что он простолюдин.

- Коля, не говори глупостей! Он и есть простолюдин. Его отец – владелец ресторана, помог ему пробиться в директора. Только почему  он летает вместо менеджера по командировкам, до сих пор неясно. Похоже, заменяет пока две должности, покуда работник не нашелся. Я не понимаю, ко мне какие могут претензии?

- Да ничего. Мир тесный. Вот и удивляешься, почему все друг друга знают.

- Ничего подобного. Такое случается с каждым человеком. Не только с нами, - ответил я и вошел внутрь.

- Как знаешь. Кстати, твой оформленный заказ ждет тебя на столе.

- Спасибо, - буркнул я и опустился на место, взяв китайские палочки.

Через пять минут мне снова позволили и на удивление, это была не Викина мама, а сама дочь.

- Да, моя радость! – улыбнувшись, протянул я и облокотился о спинку дивана, как барин.

- Эдик, тебе нужно срочно заблокировать один номер. Потом все объясню, - Вика была на грани истерики.

- Так спокойно! Кого закинуть? Твою маму, что ли?

Вика секунду молчит.

- Эй, алё! Я тебя не слышу. Ты тут вообще? – не выдержал я.

- Да, здесь я, - шепчет она.

- А что так тихо?

- Не знаю. Просто возьми и сделай! – на этом слове девушка вешает трубку, а я уже начинаю нервно запихиваться роллами.

- Кто-то сегодня не в духе? – неожиданно появился Колян и сел напротив меня. – Уж, больно вид у тебя серьезный. Нахмурился, палочки грызешь.

Я махнул рукой:

- Вика звонила.

- Вот ты и попался под бабскую удочку! Говорил я тебе, что все они мозг выносят. А ты мне не верил!

- Не в этом дело, а совсем в другом.

- И в чем же?

- Ерунда какая-то… Даже муть болотная. В голове не укладывается, да не то чтобы укладывается, я совсем не могу сообразить, о чем она хотела мне сказать. Нет, ну я понял, но все ровно.

- Ясно все с тобой, она заразила тебя своей бабской неразберихой. Все бабы не понимают своих мыслей и даже не знают, как их высказать, а если знают, то получается какая-то, как ты выразился «муть». Поди, разбери, что Вика хотела до тебя донести. Слушай, а она как… нормальная?

- Шикарная! Такую поискать надо! – психанул я, кинув палочки на стол. – Я не могу одного разобрать. Зачем просить меня… Боже, это безумство!

- Да, говори уже! Самому интересно!

- Вчера она звонила своей маме, сегодня просит добавить ее в черный список. Между прочим, у меня у самого было желание ее туда занести. Настырная дамочка. Просит Вику к телефону, а та походу не собирается с ней общаться.

- Так в чем проблема? Занеси. Будь благоразумней.

- Ну не могу я, понимаешь… Может у них с дочкой что-то произошло, а я тут заблокировал её. У них с матерью очень сложные отношения, как я понял. Обе друг друга не понимают. Все запутано, как-то.

- Наверное, она многое не хочет тебе рассказывать. Вот и говорит, что во всем виновата мать, а может и она где-то была неправа? Бабы, же они все такие. Вечно всё у них…

- Что, Коля? Что у них вечно? Все виноваты? Да, это так! Проще повесить этот крест, на кого-то другого, чем на себя. Но видимо Вика лепила себя совсем другим человеком. Что-то меняла в себе и свой кругозор. Понимаешь? А мать смотрела на нее и крутила пальцем у виска.

- Откуда тебе знать?

- Потому что я сам был таким же, как она и мой папа считал меня ненормальным. Я хотел, быть выше всех по статусу.

- Не хило у тебя все складывается, - повертел мой бокал в руке Коля и сделал глоток. Смешной. – Найти своего человека, который прошел в жизни те же испытания, что и ты – это редкость. Вам есть, о чем поговорить. Вы – раскрытая книга. И каждый из вас упивается друг другом, пока не закончится последняя страничка жизни, о которой так много слов и жалоб. Вот бы мне так. С Ланой.

- У вас еще все впереди. Не раскисай. Судьбы у вас, конечно разные. Но не обессудь.
 
- Как знать.  Но баб в страх приводит, когда мужчина делает первый шаг, а потом жалеют что отвергли такого красавца, ведь он был очень неплохой, а с другой стороны, не тем человеком, которого они бы хотели видеть перед собой. Очень сложно понять этот мир, потому что каждый в поиске своих идеалов. Твоя сестра, тот самый алмаз. Также, как и ее подруга.

Моя Вика «алмаз»! Какое сравнение! Скорее бриллиант. Съев свой заказ, я поднимаюсь с места и прощаюсь с Колей. Что его ожидает с моей сестрой это трудно представить.

Вернувшись домой, я застал Вику и округлил глаза. Не понял, как она доехала?

- Не бойся, меня Лана привезла, - поймала мой шокирующий взгляд она и сильно обняла меня за шею. – Ты не представляешь, как я скучала по тебе.

- Да, я тоже, - немного смутился и отстранился. И почему рядом с ней мне становится как-то не по себе? – Мне надо задать тебе парочку вопросов.

- Конечно, спрашивай.

- Это по поводу твоей мамы.

- Моей мамы?

Я киваю, беру ее за руки и опускаюсь вместе с ней на диван:

- Зачем ты просишь меня добавить ее номер в черный список? У вас что-то случилось?

- Почему? Все нормально. Я просто решила, что одного раза было достаточно и больше нет смысла ей звонить, - замялась Вика и отвела взгляд.

- Нет, дорогая! – развернул ее к себе я. – Так дело не пойдет! Ты мне расскажешь все до самой корки, а потом при мне будешь разговаривать с мамой!

- Только не это! – запаниковала она и уже была готова бежать, но я схватил ее.

 – Тихо-тихо, я пошутил. Если у вас все плохо, то почему бы тебе не поделиться со мной?

Вика постаралась взять себя в руки и изложила мне все свои проблемы. От нее я узнал, что вчера она испугалась маминого голоса и позвала к телефону сестру, а затем высказала ей все, что о ней думает, и положила трубку. Еще добавила, что с мамой у них никогда не совпадали точки зрения и от этого, ей хотелось поскорее вырасти и свалить из родного города прочь, что она и сделала. Про отца, что по сей день помогает ей и перечисляет деньги на счет. Про младшую сестру, с которой они периодически общаются и про то, что девушку больше не волнует, есть у нее родители или нет. Я сжалился и притянул ее к себе:

- Ну не надо так, Вика. Они же тебя любят, переживают. Ведь ты у них самое дорогое, что может быть на свете.

- Ты ничего не понимаешь. Мама использовала меня! Ей неинтересно было, кем я хочу стать.

- Она просто хотела куда-нибудь тебя устроить, а уже потом ты бы могла идти своим путем. Почему ты никого не слушаешь?

- Если бы она мне точно также слово в слово объяснила свою причину, как ты, то я бы ей доверилась и надеялась только на лучшее. Но она же замкнутая женщина, сама не может найти объяснение своим поступкам.

- Может на подсознательном уровне, она знала это, но не смогла выразить.

- Ты ее ни разу в жизни не видел. Тебе незачем придумывать ей хорошие качества. Не надо.

- Значит, про то, что она сказала, что мы якобы спим вместе, это была твоя очередная ложь? О боже, Вика! Я же тебе почти поверил! Если любишь человека, то не надо его обманывать. Это же неуважение друг к другу.

- Я сама не хотела тебя обманывать. Но ты был настойчив и просил меня позвонить. А я  не могла отказать. Я знаю и поэтому виню себя в этом. Мне не стоило было тебя обманывать, - заключила Вика и поцеловала меня. – Надеюсь, ты меня простишь.

- Ну, что мы будем делать с мамой?

Вика берет из моих рук телефон и долго смотрит на него. Тот вибрирует и на экране высвечивается номер ее матери. Девушка с осторожностью отвечает:

- Да?.. Да, это я, ты не ошиблась… Всё хорошо… Живу с Ланой, работаю няней у одного хорошего человека… Зарплаты хватает… Нет, не думала… Телефон потеряла, а симка на другого человека была записана… Нет, я не хожу с телефоном, а общаюсь только по городскому... Этот?

Вика посмотрела на меня волнующим взглядом, схватила за руку и быстро проговорила:

- Я живу с одним человеком и действительно счастлива! И мне плевать, что ты сейчас думаешь по этому поводу и что я настоящая идиотка… Что? Да, это его номер… Славный? Ты шутишь что ли?.. Ну, наверное он перепугался и не хотел перезванивать. Ждал, когда я появлюсь… Ты правда рада за меня?.. О боже, мама, что с тобой?.. Мое отсутствие, заставило тебя задуматься и переосмыслить многое?.. Неужели... Хорошо, передавай всем «привет»… Пока.

Отдав мне телефон, девушка залилась слезами и долго не могла успокоиться.

- Что с тобой, Вика? – уже на грани истерики был я.

- Ты представляешь… Она изменилась, - ответила она и снова уткнулась в свои ладони.

- Это же замечательно. Теперь вы будете общаться чаще. Правда, здорово?

 - Ты больной? Это все специально. Сейчас она корит меня, на чем свет стоит!

- Брось, Вика. Не заморачивайся. Какая теперь разница, если ты все уже сказала? Расслабься и больше не выдумывай себе подобное, - улыбнулся я и обнял ее за плечи. – Наконец-то у тебя все наладилось! А ты так боялась! Дурочка!

- Эдик, я тебя так сильно люблю!  - сквозь слезы ответила Вика. – Спасибо тебе, за то, что всегда рядом и во всем поддерживаешь. Это очень для меня важно. Ни один мужчина бы мне не помог справиться со сложнейшей ситуацией, как ты.

От этих слов мне стало приятно. Не думал, что когда-нибудь у меня получится наладить контакт с женским полом и обсудить все самое главное. Раньше, я считал себя плохим слушателем, человеком, который даже и не знает, что отвечать, когда выворачивают наизнанку душу и рассказывают о беспокоящих проблемах. Мне казалось, что в психологической сфере, я бессилен и ко мне лучше не обращаться.

На следующий день ко мне заявилась Лана, вся растрепанная и не высыпавшаяся.  Это как раз был выходной и отец разрешал Вике брать отгул, чтобы собраться с силами и дожить до понедельника.

- Можно? – тихо спросила она, думая, что может кого-то разбудить.

- Проходи, - впустил её я и стал будить Вику, а то уже давно пора вставать. Второй час на дворе, а она все ещё дрыхнет. Ясно выходные, но это не повод долго спать.

Девушка открывает глаза и размахивает руками, мол, уйди, я хочу свой сон досмотреть.

- К тебе пришли, - шепчу я и срываю с нее одеяло, та только фыркает и закрывает руками глаза:

- Ну и кого это черти ко мне принесли? А, Лана, наверное… Хорошо, я сейчас подойду.

Я выхожу из комнаты и веду сеструху на кухню.

- Я закурю, ты не против?

- Валяй, - отвечаю я и подношу к ее сигарете жигу.

- Привет, - появляется в дверях заспанная Вика. – Чего стряслось-то у тебя?

- Вика, я разговаривала со своим отцом.

- Ничего себе! Да это же подвиг! – похлопал в ладоши я и закурил. – Ну и что он? Обрадовался и пообещал переписать всё свое имущество на тебя?

- Лучше научи меня мажорским манерам! Он принял меня в свою семью! Между прочим, это произошло после торжества и теперь я одна из вас!  – высокомерно ответила сеструха.

- Ты действительно этого хочешь стать закоренелой алкашкой и всю жизнь лечиться в клинике за папины деньги? Ты больная, да?

Лана ничего не отвечает, а только качает головой.

- Я так и думал, - отвечаю я.

- Эдик, она счастлива и ты счастлив, - первая нарушает тишину Вика и улыбается. - Видишь, как все складывается в положительном ключе. У меня все хорошо с родителями и у тебя скоро будет.  Ты только не отталкивай ее, слышишь? Прости за все.

Подойдя к растерянной Лане, я беру ее руки в свои и долго смотрю на нее:

- Ты заберешь от меня Вику? Ведь она врала, что все это время с тобой.

- Нет, - тихо ответила она и вытерла слёзы. – Я просто хочу, чтобы ты простил меня, а лишать тебя Вики и тем более раскрывать все ваши тайные встречи отцу, я не собираюсь. Хоть он и так заподозрил, то что она куда-то запропастилась.

- Ты не виновата. Мне не в чем тебя судить. Все произошло так, как должно быть, - коротко отвечаю я и целую ее в щеку. Мне нужно выйти и все это переварить, побыть наедине с собой и привыкнуть к мысли, что теперь я ни один ребенок в семье. – Но мажорная жизнь тебе ни к чему.

Лана улыбнулась, а я подошел к Вике и предупредил ее о том, что мне нужно ненадолго уйти. Мол, Коля позвонил, сказал, что срочное дело. А самому так и хотелось съездить к нему и обо всем поговорить. Та кивнула и ничего не ответила. Ведь знала, зачем я ухожу. Мое душевное состояние, девушка знает, как таблицу умножения.

Глава 18
Виктория

- Ну и как с племянником ладите? Нашли общий язык? – заинтересованно спрашиваю я и наливаю ей чай.

- Да. Папа сказал ему, что когда он был маленький, я периодически приезжала  в гости. Просто  он не помнит меня.. пришлось обмануть наивного ребенка. Но он такой классный! Даже не представляю, как мне повезло. А если еще и мама узнает, что я живу у отца, то она прибьет меня.

- Почему? Не думаю. К тому же ты взрослая девочка и сама вправе решать с кем жить и где.

- Так-то оно так, но она же у меня упёртая. Даже слушать не станет. Скажет, что предала и всё. Папа же её использовал, а теперь, когда узнал, что у него есть дочь, то решил отнять самое дорогое. Вик, но это неважно! На самом деле, я хочу кое в чем тебе признаться.

- Говори, - кивнула я и села напротив нее.

- Я влюбилась в Колю. Кажется… Он вчера работал в ресторане и ни на шаг от меня не отходил. Приносил бесплатные коктейли и хотел подольше со мной поговорить, но работа не позволяла. Чуть позже, когда все стали расходиться, он сказал мне приятные слова и пожелал удачи. Мне так жить после его слов захотелось. Хотя мне казалось, что он не способен растопить девичье сердце. Но со мной он был такой искренний. Может на мне розовые очки?

- Скорее, влюбленность.

- Думаешь мимолетная?

- Я не знаю этого парня, но могу сказать точно, что с Эдиком они похожи и рядом с нами они могут стать совсем другими людьми. Это как парадокс какой-то. Эдик полюбил меня, Коля тебя. Неужели мы это заслужили?

- Почему бы и нет? В жизни такие сюрпризы случаются, о которых ты даже и не подозреваешь.

- Это всё так, но я даже и не думала, что ты сможешь влюбиться в Колю.

- Если бы мы чаще виделись, то я бы смогла замуж уже за него выйти! – рассмеялась Лана и глотнула чай.

Весь день я просидела со своей подругой в квартире, ожидая Эдика, но он так и не появился.

- Слушай, ты сидишь в четырех стенах в свой единственный выходной, так почему же нам не пойти развеяться? – нарушила молчание подруга.

- Не знаю, это надо у Эдика спросить, но он сказал, что перезвонит. Занят.

- Интересно, куда это он отправился? Уж не решил ли он оставить нас двоих из-за того, что мы редко видимся? Короче, строчи ему смску и говори о том, что ты отправляешься на прогулку со мной, а вечером я привезу тебя домой в целости и сохранности.

- Думаешь, отпустит?

- Чего ты его так боишься? Он же не зверь какой-то! Продержится без тебя и к тому же, он не просто так свалил. Ему же надо все обдумать маленько, смириться с тем, что теперь мы с ним одна семья!

- Я никогда так не делала.

- Привыкай! Не всю жизнь тебе быть домашней девочкой. Надо хоть как-то расслабляться.

Немного подумав, я настрочила парню сообщение и стала собираться, как вдруг он позвонил. Я ожидала, что он накричит, но этого не последовало. Так спокойненько пожелал удачно провести время и долго не задерживаться или же позвонить ему, чтобы они с Колей подъехали.

Я уже не помню, как давно отжигала в клубах, но после того, как Эдик хотел вмазаться, желание посещать такие места отпало само собой. Тут возможно, тоже полно дилеров и каждый будет подходить к тебе, и предлагать внюхаться.

Заняв с Ланой столик, я посмотрела по сторонам и убедилась, что тут безобидное место. Только непонятная музыка играла. Такое ощущение, что сидишь обкуренная и вся в тумане.

- Что за ерунда играет?

- Электроника – музыка с наркотическим акцентом, подходит под душевное состояние человека, который склонен к депрессии. Можно подойти к ди-джею и попросить включить Лану Дел Рей. Платишь ему сотку и воля! Любой каприз за ваши деньги! Когда мне грустно я прихожу сюда. Пью, танцую или сижу, смотря в одну точку, чтобы собраться со своими мыслями. Тут более-менее нормальная атмосфера и чувствуешь себя, как дома, не то, что в нынешних клубах. Там вообще музыка – полный отстой!

- А наркоту тут дают?

- Естественно. К тебе подходят и предлагают. Только она не дешевая тут.

- А ты когда-нибудь курила или нюхала?

- Нет, ты что? Зато я часто наблюдаю, как сюда приносят деньги, берут дурь и уходят.

- Милые дамы, у вас не занято?

Услышав мужской голос, я подняла глаза и нервно сжала юбку руками. Мужчина, явно был не из приятных.

- Позвольте представиться. Меня зовут Игорь. А вас?

- Мы ждем своих парней, - быстро ответила Лана и собиралась, уже было уйти, но тот загородил ей путь:

- Не бойтесь, я и мухи не обижу.

- Муху, как раз нет, а вот человека, - и тут подружка закрывает рот рукой и смотрит поверх плеча ненормального. – Коля! Наконец-то ты пришел, а где Эдик?

- Сквозь толпу пробирается, а я вижу вам тут весело.

- Да мы только, что пришли! – улыбнулась она и зло посмотрела на мужчину, чтобы тот свалил. Но он не сдвинулся с места, но когда появился Эдик, то сразу испугался и слинял.

- Кто этот мужик? – строго спросил он и сел рядом со мной.

- Не знаю. Сказал, что некий Игорь.

Парень смотрит внимательно на удаляющего придурка, затем поворачивается ко мне:

- Он тебя не обидел?

- Нет, вы же вовремя пришли. Кстати, как вы узнали, что мы здесь?

- Лана позвонила и предупредила, - подмигнул мне Коля.

- Ясно, - кивнула я и повернулась к любви всей своей жизни. – А что такое? Почему ты меня спрашиваешь об этом незнакомце?

- Да так ничего. Лицо знакомое. Я сейчас вернусь.

- Ну и куда ты опять? – недовольно спросила я. – У тебя, что было мало времени разобраться в себе?

Парень обнимает меня за плечо и целует в макушку:

- Не волнуйся, я быстро. Закажи себе что-нибудь, - и удаляется.

Я посмотрела на счастливую Лану и уставилась в «меню», чтобы скрыть свое поганое раздражение. Я кончено считаю себя идеальной девушкой, но иногда мне не понятны поступки Эдика. Хоть убейте.

- Коль, он такой противный и похож на сутенера, - надула губы она. – Так бы и сказала ему пару ласковых, если бы не ты.

- Кто похож на сутенёра? – внезапно появился Эдик с бутылкой виски.

- Да тот незнакомец, что пристал к нам. Так и хотел снять, кобелюка проклятый!

Я ничего не ответила, а тупо уставилась в «Меню». Это Ланкино мнение, лично я ничего против этого типа не имею. Могу сказать, что он ненормальный.

- А ты? – спросил у меня Эдик. Я убрала «меню» и тяжело вздохнула:

- А я? А что я??? – не на шутку переклинило меня. – Догадалась, что он сутенер, да? Ты это хочешь у меня спросить?

- Отойдем на разговор, - взял меня за руку Эдик и потащил за собой. – Мы ненадолго. Наслаждайтесь своим обществом.

Выйдя на улицу, я обхватила себя руками и облокотилась о стенку. Парень закурил.

- Эдик, что происходит? Почему ты вечно куда-то убегаешь и оставляешь меня одну? Да еще и ревнуешь на пустом месте? Я, между прочим, с ним не имела чести поговорить. Это Лана вставила свои три копейки, - нарушила тишину я.

- Об этом я и хотел тобой поговорить, что…

- Да-да, я больше не буду ходить с Ланой по клубам, чтобы не было у тебя повода для ревности,- перебила я его. – Но, ты должен знать, что я красивая и пока еще не обреченная  узами брака девушка и мне тоже хочется всем нравиться, не только тебе!  Есть еще и другие мужчины, которые без ума от меня!

От моих слов Эдик рассвирепел и резко схватил меня за подбородок:

- Слышишь ты, девочка-красавица и любительница возводить себя на пьедестал, я еще пока отвечаю за тебя и не хочу, чтобы этот типчик сделал из тебя очередную проститутку! Ты так и не дала мне договорить, а я ненавижу, когда меня перебивают! Ясно тебе?

Мое сердце сжалось, я ничего не ответила, а только закрыла руками лицо и дала волю чувствам. Парень прижал меня к себе и стал жалеть:

- Прости меня, Вик. Все как-то молниеносно получилось. Я не успел себя сдержать. Ты меня так ошарашила своей прямотой, что я не смог себя проконтролировать. Обещаю впредь, больше тебя не пугать.

- И не надо, - отстраняюсь я. – Один раз скажешь - всё ровно будешь продолжать так же делать! И опять… Ты мелешь ерунду, что мужчина мог быть сутенером. Откуда нам знать? Не слушай Ланку, ей лишь бы пошутить и сделать испуганное лицо. У нее это, кстати, здорово получается.

- Вик, - еще теснее прижал меня к себе Эдик. – Но это так. Я наслышан об этом человеке и поверь, он очень плохой.

- Кто он?

- В том то и дело, что сутенер, который заманивает в свой притон вот таких вот наивных девочек, как вы! Ты же многого не знаешь о Москве. Тут куча неадекватных людей, маньяков и таких, как он!  А ты посчитала себя самой неотразимой из всех баб. Да это так, но ему-то нужна вовсе не красота, а деньги, заработанные не самым лучшим путем. Пойдем отсюда. Этот клуб для умалишенных, - взял меня за руку парень и потащил за собой.

- А как же Лана? Мы уйдем, не предупредив никого?

- Им с Колей есть, что обсудить и им параллельно существуем мы для них или нет. Я не хочу, чтобы ты сидела на том месте, где пять минут назад к тебе и твоей подружке подкатил сутенер. И впредь, будь осторожна и лишних знакомств не заводи.

Я кивнула и отправилась домой, а вот перед Ланой было как-то неудобно.

Прошло две недели, и я снова стала наслаждаться выходными и обществом любимого человека. Подруга так и не соизволила позвонить после того инцидента, когда мы с Эдиком сбежали, как дети, а она осталась со своим благоверным. Видимо, для влюбленных не существует преград и им плевать на всех. Вскоре, Эдик снова куда-то собрался и уехал. Сказал, что позвонили с работы и попросили приехать. Я поверила ему и лишних мыслей по поводу того, что он может вернуться подшофе или же снова пофилософствовать в одиночестве, у меня не было. Однако не успела я опомниться, как вдруг в дверь позвонили. Открыв ее, я увидела перед собой некрупного молодого  мужчину. Он представился Дмитрием и сказал, что ему срочно нужен Эдик. Я даже немного растерялась:

- А, его нет. Вы позвоните, - голос мой предательски дрожал.

- Я могу войти, чтобы сделать звонок? Не стоять же мне на пороге! Да ты не бойся, все хорошо. Я с ним с детства знаком.

- Вы тоже олигарх?  - спросила я,  впустила незнакомца и прошла на кухню. Мужчина опустился на стул и я поставила перед ним свою чашку кофе, который еще ни разу не глотнула.

- Спасибо. Да нет, родители. Подарили мне ресторан, сделали управляющим, а сами живут на Рублевке. А ты видимо, его новая девушка?

- Меня зовут Вика, - улыбнулась я. – Я работаю няней у его отца. Вы хотели позвонить.

- Ах, да! Точно! Спасибо, что напомнила. Ох, и забегался я!

- Ничего, - глухо ответила я и настороженно посмотрела на мужчину. Он выглядел опрятно и пах дорогими духами. Красная рубашка в клетку и обтягивающие синие джинсы, придавали ему сексуальности, серебристый браслет на руке с какой-то фенькой, толи сердечко, то ли камень идеально смотрелся с его внешним видом. Волосы были красиво уложены и выдавали за модную прическу, которую я часто видела у мужчин на улице.

- Алё, Эдик! Привет, это я. Ты где? – мужчинка сменился в лице и посмотрел на меня. Было видно, что он нервничает.  – Ага, значит в городе… Да ничего! Просто я пришел к тебе, а тут девочка мне открыла дверь… А, сейчас приедешь. Ну, давай. Жду.

Я внимательно осмотрела этого типчика с головы до ног и вздохнула. Красивый, но не мой типаж.

- А чем Вы занимаетесь, Вика? – первый нарушил молчание Дмитрий.

- Я? Работаю. На выходные навещаю Эдика. Мы дружим очень хорошо и пытаемся поддерживать отношения, - стала лгать я, чтобы парень не заподозрил нас в любовных отношениях, хотя кому это надо? У него может быть, своя девушка есть, но судя по кольцу, он женат. Тогда какого черта он со мной разговаривает? Мужчины! Надеюсь, Эдик будет верным мужем и не станет следовать его примеру.

- Так я понимаю, вы друзья?

- Конечно. У Эдика сейчас появилось много работы и поэтому он не может ночевать дома. Приезжает сюда,  потом снова на работу и так каждый день.

- И что же он с ребенком не видится?

- Почему же? – удивленно спросила я, хотя так оно и было. – Видится. Очень мало. Только.

Я бы смогла с ним еще поболтать, но некогда, да еще боялась, что Эдик может застать меня с тем, как я оживленно беседую  с Димой и обсуждаю разные темы. По какой-то причине, я боялась того, что парню будет неприятно. Меня просто страх охватил, что между нами закончится доверие. Хоть он и идеальный мужчина, но мне с трудом верится, что он не способен устроить разнос. И к тому же, к чему ревновать-то? Я же с его другом не сплю, а просто общаюсь на отведенные темы. Но паника у меня была. Мужчина, явно немножко спугнул меня своим появлением.

- У вас есть жена? – задала я самый глупый вопрос, который можно было от меня услышать.

- Официально, я разведен, но кольцо не снял. Нравится оно мне, в общем. Золотом блестит, - рассмеялся Дмитрий и закурил.

Еще одно вранье! Женатые мужчины все лгут, что разведены. Я стала реально паниковать. Он запал на меня! Нет, только не это! Поэтому он выдумывает небылицы, что разведен.

- А Вы? Разве не собираетесь выходить замуж? – спросил он.

- Я? Ну, что вы! Мне еще рановато! – улыбнулась я. – В восемнадцать лет, кто замуж-то выходит? Цыгане? – продолжала улыбаться я. – Это не по моей части. Я все еще жду.

- Не надо ждать, когда придет осознание того, что Вы готовы к семейной жизни, Вика! Нужно сейчас действовать!

Вот тут уж его оптимизм, меня реально напугал. Пожалуйста, Эдик приезжай скорее, не то я за себя не ручаюсь.

- Эдик, очень хороший мужчина! За таким, как за каменной стеной! – продолжал гнать свое Димас.

- Я очень ценю, твое мнение, - появился на кухне Эдик, что заставил того вздрогнуть. – Я правда, замечательный мужчина. А вот, что ты от меня хочешь, это другой вопрос.

- Ну, ты же знаешь, зачем я к тебе приехал, ну? Я же обещал, что в скором времени мы  встретимся, вот и нагрянул нежданно-негаданно. Хотел тебе сюрприз сделать.

Эдик смотрит на мое шокирующее лицо, затем переводит взгляд на друга:

- И тебе это удалось. Вик, выйдешь на секунду…

- Зачем выгонять девушку? Мы можем поговорить на нейтральной территории в том же кафе, например, или в моем ресторанчике.

- Поехали к тебе, мне сейчас не до жратвы.

- Конечно. По стаканчику пропустим и все.

Я посмотрела на Эдика уже серьезным взглядом, который говорил: «Не пей, дорогой, а то я за себя не ручаюсь», но он видимо не понял этого и мило улыбнулся мне. Мол, детка не расстраивайся, пару минуточек с этим придурком и я твой. Хотя мне не очень-то хотелось, чтобы он поскорее возвращался. Я привыкла наслаждаться тишиной и одиночеством, но с ним все гораздо проще и спокойней.

Эдуард

- О чем ты хотел со мной поговорить? – спросил я и закурил. В Димкином ресторанчике, пока никого не наблюдалось, только официанты приносили заказ.

- У тебя очень симпатичная девушка.

- Ближе к делу!- оборвал его я.

- Хорошо. Что там с Мариной, я уже успел выяснить. Мои парни недавно посещали клуб и узнали, что она там больше не работает, а еще недавно видели ее с тобой. Как это понимать?

- Ты, что рехнулся? Ты же сам меня попросил с ней поговорить, насчет ребенка!

- Точно! Прости. Так вот, у неё уже шестой месяц, а мне придется сократить все свои встречи и быстренько заключить договор. Я хочу успеть.

- И я хочу! Ты не представляешь, как я хочу избавиться от тебя! Зато у меня тоже для тебя есть новости… Я видел Ларионова. И знаешь, что он там делал? Клеился к моей девочке и к её подружке. А как меня увидел, сразу в кусты.

- Да ты что? Этот придурок еще не остановился и продолжает искать шлюх? Ну, дебил…

- Вот и я о том же, мне бы с ним увидеться и поговорить.

- Не советую, дорогой. Ты у своего сына – один, а Ларионов человек жестокий, с ним разговаривать, только валерьянкой давиться. И что же ты хочешь у него узнать?

- Всё! До мельчайших подробностей!

- Хочешь заступиться за свою девочку, да? Сказать ему, чтобы забыл ее лицо? Так он уже…

- Твоя Маринка не выходит из его головы, как он может забыть мою Вику?

- Мельком. У него столько баб, что тебе и не снилось! Я бы на твоем месте сидел на жопе ровно и никуда не встревал. Игорь в прошлом – вор в законе и не раз сидел. Так, что если хочешь остаться живым, не делай глупостей. А вообще, мне бы… Найти ту, которая бы смогла прикинуться Маринкой и развестись со мной. Вика подойдет под все параметры.

- Ты, что бредишь? Как такое возможно? Там же паспорт надо.

- У меня все продумано! Не боись. Сначала я думал про неё, а потом быстренько переключился на Каролину. У меня есть паспорт Маринки, -  загадочно проговорил Дима. -  А моя любовница загримируется под нее и все дела. Не хочу я подключать свою женушку к такому процессу. Ей же нервничать нельзя.

- Дима, какой ты идиот! – схватился за голову я и проскулил. – Надо же быть таким придурком, чтобы сочинить такое! И не вздумай рисковать!

- Хорошо-хорошо, есть другой вариант… Любой мой каприз, за мои деньги, я дам крупненькую сумму женщине в ЗАГСЕ и она нас разведет. И только Маринка не будет знать об этом. Я сам потребую развод без согласия жены. Я готов на, что угодно! Подпись ее подделать, всё-всё лишь бы жениться на другой.

Я посмотрел на него внимательно и покачал головой. Какие вещи ты мне говоришь, больной! Мне подобное в голову ни разу не приходило. Видимо, ты на солнышке перегрелся.

- Делай, что хочешь! – не выдержал я и встал.

- Ну, мы еще с тобой пересечемся, да? Не забывай, что ты должен привезти меня домой и заявить моей жене то, что ты меня нашел, а как всё дальше пойдет - в этом буду разбираться я.

- И это всё, что от меня требуется? Да, хоть прямо сейчас я готов тебя сдать с потрохами, чтобы не мучиться от твоих тупых звонков!

- Эй! Пока еще рано, я не насладился еще жизнью.

- Так давай же! – не выдержал я и закричал во весь голос. – Наверстывай упущенное! Вали домой, ври любовнице, которая ради тебя не побоялась во всем признаться мужу и развестись с ним! Давай, наслаждайся. Потом мне звони, если что! Это же весело, жить так, как-будто всё прекрасно! Что ты вылупился на меня? Что? Не нравится, как я с тобой разговариваю, да? Ты думал, я буду кивать и все для тебя делать? Спокойно выслушивать твои бредовые идеи, так что ли? Ты мне не «друг» и никогда им не был! Ты все это выдумал, чтобы как в юности, подлизаться ко мне. Я правильно тебя понял? Благодаря папочке-владельцу, ты стал директором его ресторана, чтобы показать мне какой ты успешный человек, а я – лох.  Мамочку свою слушался? Верил ей про то, что я козел? Да кто бы, как не мамочка тебе объяснила, что на проститутках не женятся, а? Видимо она и не предполагала, что ты можешь так поступить со своей судьбой… Тебе самому было стыдно и ты решил втайне сыграть свадьбу. А родители ведь не дураки, без тебя все знают. Только бояться говорить, чтобы не поссориться с тобой. Только отец пытается во всем тебя поддерживать, а мама… Нет… Мама – это святое. Ей не нужны такие подробности личной жизни ее сына. Ведь ее невестка, самая лучшая!

Дима немного помолчал и жестом показал мне сесть, но я даже и не шелохнулся, тогда он поднялся с места и посмотрел мне в глаза:

- Да, я хотел снова возобновить с тобой общение, поэтому и придумал это все! Разыграл свое нелепое исчезновение, а сам прятался у любовницы, потому что знал, что жена пойдет к тебе. Знал! Она без ума от тебя, Эдик. Еще с той минуты, когда увидела тебя по телевизору. И  любит она тебя, а еще я знаю, что ты спал с ней!

От этой информации, я закрыл рот рукой.

- И правильно… Потому что она шлюха и к любому в койку прыгнет! – продолжил Дима.

Если я сейчас спрошу, не думает ли он, что его жена залетела от меня, то это будет означать, что он даже и не догадывался об этом, а тут я ляпнул и дал понять ему, что всё может быть и это больше выведет соседа из равновесия. Но я промолчал, ибо не хотел проблем на свою голову.

- Откуда ты всё знаешь? Не было такого! Это грязные слухи! – пытался оправдать себя я.

- Да что ты, милый мой! Я всё про тебя знаю… Одна проститутка наболтала моему бармену, что ты настолько Бог, что одной из них удосужилось побывать в твоей кровати. Её звали, либо Лида, либо Марина.

- Лида, - сглотнул я. – Но не Марина. Я не спал с твоей женой. Мне не было необходимости это делать. К тому же она моя клиентка. Как я могу?

- Марина тоже не девочка-студентка могла бы и соблазнить. У нее ловко это получалось за одну минуту свести с ума.

- Но не меня. Она грязная шлюха и меня к таким не влечет.

- Давно ли? – ухмыльнулся Дима и закурил. – С тех пор, как ты нашел нормальную бабу и понял, что спать с проститутками - мерзко?

- Это было уже давно и я не хочу об этом вспоминать.

- А ты знай… Что любой мужик побоится сделать со своей бабой, то что можно было бы сделать с проституткой. Ты еще к ним вернешься.

- Никогда! – выкрикнул я и посмотрел на выход. Хотелось уйти, но ноги были приклеены к полу. – Я - взрослый человек! У меня есть ребенок и плевать, сколько мне было лет, когда он родился! Главное, что он есть! И весь этот блуд меня мало интересует!

- Да ты че? – причмокнул Димка.  – Ох, разговорился ты, Эдик. Взрослый человек… а ведь раньше…

- Забудь, что было раньше! – перебил его я и сделал шаг вперед, но тот схватил меня за руку:

- Наш уговор еще в силе? Не страшно ли тебе после таких слов в мою хату возвращаться, которую я тебе подарил? Подлизывался, да не спорю, но зато какой подарок в благодарность за помощь дал.

- Ты, что меня пугаешь?

- Нет, просто смелость хочу твою погасить. Между прочим, я ту квартиру от всего сердца тебе подарил. Сделал добро, а ты вот как со мной поступаешь. Нехорошо так.

- Извини, что стал доказывать тебе, какой я есть на самом деле. Тебе же легче человеку вынести мозг и сказать какое он дерьмо, чем просто так поговорить с ним, - сказал я, направился к выходу и обернулся: - Да, уговор все еще в силе. Надеюсь, что мы будем видеться очень-очень редко, чем сейчас.

- Не бойся, Эдик, я обдумаю твои слова на досуге. А сейчас можешь идти. Кстати, я повторюсь: у тебя замечательная девушка, хоть и прикидывается, что вы друзья.

- Спасибо, - буркнул я и вышел.

Приехав домой, я застал спящую Вику и не стал ее беспокоить, но услышав, как я вошел, девушка проснулась и подняла на меня заспанные глаза:

- О, ты уже пришел. Ну и как там с Димой? Мне кажется, что я понравилась ему. Я не знаю, меня наверное после того чувака посещают странные иллюзии. Может мне подольше высыпаться и никуда не ходить?

- Тебе показалось. На самом деле, у него манера общения такая, но он очень сильно зависит от своей жены. То есть, обожает ее.

Вика смотрит на меня с недоверием:

- Тебе ли знать, что он в отношениях с ней, если разводится?

- А, так он уже всё тебе рассказал? Я просто не знал, - соврал я и сел рядом с ней. – Мне нужно опять уйти. На этот раз поймать преступника в одном из местных клубах.

- Опять? Но этим же должна заниматься полиция, а не ты. Разве не так? Ты все время куда-то пропадаешь, уходишь, я уже стала привыкать к этому. Ладно, я не хочу закатывать истерики. Хочу быть той самой идеальной девушкой, без недовольств и упреков.

- Да, ты итак идеальна. Чересчур, я бы сказал, - улыбнулся я и поцеловал девушку в щеку. – А может мне и хочется, чтобы мы ругались, а потом мирились.

- Ты шутишь? Мне этого не надо. Столько нервов.

Я улыбнулся. Все-таки повезло мне с ней. Такая терпеливая, даже не верится, что это моя родная душа.

- А знаешь что, мы с тобой еще наверстаем упущенное, - сказал я и встал с дивана. – Верь мне.

Вика кивнула, но все верно я понял то, что ее что-то беспокоит, но она боится у меня спросить.

- Что-то случилось? Может, скажешь мне? – спросил у нее я и снова сел рядом с ней.

- У меня вопрос, но он покажется тебе немного смущенным. Я не знаю.

- Говори, все как есть. Я готов.

- Это правда, что в двадцать пять лет ты никому не будешь нужна?

- Глупости все это. Почему ты должна об этом думать? Тебе же всего восемнадцать, Вика! И почему ты всех слушаешь, если тебе плевать на чужое мнение?

- Если дело касается партнера и дальнейшей жизни, то тут уже трудно. Ну, скажи мне, это так?

- Нет. Без разницы вообще. У каждого свой срок и когда он наступит, никто не знает. Это все пустяки. Успокойся, - обнимаю её я. – И не расстраивайся по этому поводу.  Мало ли, что люди могут говорить. Может быть, они и добились своего в такие годы, но наверняка живут в гражданском браке и глубоко несчастны, потому что получают не то, что хотят. Например, взять и пожениться. А знаешь, это хорошо, что у нас с тобой не так, как у других. У меня даже и желания не возникает пользоваться тобой, как рабыней, которая все для меня делает и жить со свободной душой, как  это бывает у мужчин проживающих гражданским браком. Хоть я и жил им, но не по своей воле. Так, что успокойся. Какие твои годы? Все ты успеешь и удачно выйти замуж, и детей нарожать.

- От тебя? – сквозь слезы улыбается Вика.

- А черт его знает! Может и от меня! – приободрил ее я и поцеловал в макушку. – Если ты не заметила, после гражданского брака все разбегаются по своим домам. А родители, так и просят пожениться поскорее. Даже если и поженились, никакого вкуса от этой жизни нет. Всё ровно серые оттенки.

Вика вздохнула:

- Мне не понять природу девушек, которые встречаются с парнями и через некоторое время валяются с ними в койке. Это очень рискованный и ответственный шаг. Ну, почему всё так?

- Это сейчас время такое и никто в этом ничего плохого не видит. Значит, девушкам и парням в этой шкуре очень комфортно. Нежные чувства прошли и поднадоели и пора бы приступить к чему-то новому.

- Я просто не могу с этим смириться. Мне очень жаль таких людей.

- А их все устраивает. Не бери в голову, мы совсем другие люди. Я же тебе говорю, что такие отношения держатся недолго, - ответил я. – Мне пора.

- Стой! Может, ты сейчас отменишь все свои дела и мы пойдем, прогуляемся?

- Ну, я же сказал, что там очень важное дело и не могу я его отменить. От этого будет зависеть вся моя жизнь и деньги. Всё потом. Умей ждать.

- Сколько? – чуть не взорвалась девушка и, извинившись, сбавила тон. – Я не могу больше сидеть в одиночестве. Надоело!

- Понимаю. Но чем поскорее я управлюсь со своими делами, тем больше у меня будет времени посвятить тебе. Идет? – киваю я.

- Идет, - улыбается Вика и целует меня на прощание.

- Ты главное не сиди на пустом месте и не зацикливайся на том, что происходит в нашем мире. Живи в свое удовольствие, а на других не смотри. Мало ли у кого, что было. Ты же не из их числа, верно?

Вика кивнула и крепко обняла меня:

- Возвращайся поскорее, не то я помру, сидя в четырех стенах.

- Ну, вот. Ты уже шутишь, а это значит, что у тебя все в порядке и у меня не будет повода волноваться за тебя.

- Ты сумасшедший! - в сердцах произносит она.

- Какой есть! – подмигнул я и ушёл.

Виктория

Лана позвонила мне в шесть часов вечера и предложила снова пойти и потусить, на что я ответила, что пока не готова. Тогда она предложила приехать ко мне, чтобы посекретничать и я снова отказала. Мне казалось, что я испытываю плевательское отношение к этому человеку и не горю желанием сегодня ним разговаривать.

- Вика, что с тобой такое? Ты какая-то сама не своя, - удивилась подруга. – Вялая такая, уставшая.

- Все в порядке. Я, правда, сегодня не могу.

- Почему? Ты говоришь, что твой парень свалил, а ты сидишь в четырёх стенах. Так почему бы нам снова с тобой не гульнуть, как в прошлый раз?

- Ты всегда посещаешь тот клуб, в котором играет электроника и песни твоей любимой Ланы Дел Рей?

- Конечно. Там же круто! Я всегда мечтала отдохнуть душой именно с тобой! Да, только времени не было.

- Да ты что? А вот я не хочу! Довольно с меня тупых типчиков, которые ходят туда, для того, чтобы снять девушку! – выкрикнула я и отключилась, но подруга позвонила снова:

- Вика, ну пожалуйста. Ну, пойдем, - прохныкала она. – Обещаю, что мы сразу сбежим отсюда, как только этот бандит объявится.

- Почему бы тебе не пойти с Николаем? – язвительно спросила я, так как почувствовала, что мои нервы на пределе.

- Он не должен знать, что я там прохлаждаюсь, а мне так тяжело без него. Сейчас мне так хреново, хочется послушать электронику и попить кофе. Ты же не возражаешь посидеть со мной в женской компании? Чего тебе это стоит?

Немного подумав, я согласилась и стала собираться, не забыв напечатать сообщение Эдику о том, что мы с Ланой идем прогуляться по вечерней Москве. Пришлось соврать, потому что я сама себе дала обещание не ходить больше в тот клуб, где сидят душевнобольные, страдающие фигней, как называет их Эдик. Ответного сообщения не последовало. Странно, обычно он отвечал.

Через десять минут, я сидела уже в машине с подругой и пританцовывала под песни, что она поставила на всю громкость. Кажется, мне стало немного легче.

- Коля, что запретил тебе посещать этот клубешник? – крикнула я.

- Да, придурку вообще не понять, как тяжело мне отвыкать от такого места. Я вроде там не нюхаю наркоту, а только сижу и танцую. Ненормальный он.

- С мужиком спорить, только себе могилу рыть, а поехали в ресторан, я хочу есть!

- Там поедим. Тебе, что не хочется туда ехать? Милая, ну не бойся ты так! Я на машине, свалим от этого негодяя, что лез к нам и пусть он, потом ищет нас где угодно!

- В эти страшные для меня моменты, ты всегда становишься оптимисткой и пытаешься приободрить. Тебе самой же этот тип не понравился и ты прям дрожала от страха и жаловалась Николаю.

- Я просто хотела поговорить с ним, вот и придумала, что испугалась. На самом деле, я бы сделала этого перца вдвое! – подмигнула мне Лана и посмотрела на дорогу.  – О, а мы уже подъезжаем.

Зайдя в клуб, я ощутила немыслимую депрессию. Он как раз подходил под мое грустненькое настроение.

- Нам сюда! – оптимистично ответила подруга и направилась к столику. Я опустилась на диван. – А хочешь, я закажу тебе Лану, а?

- Нет, спасибо. Что-то муторно мне, - пролепетала я и обхватила себя руками, раскачиваясь из стороны в сторону. Так сильно нервничаю. Не знаю почему.

- Тогда тебе подойдет группа Кристальные замки. Я сейчас вернусь.

- Стой! – схватила ее за руку я. – Закажи мне воды.

Лана кивает и удаляется. Оперившись о спинку дивана, я стала наблюдать за всеми, кто находился в этом клубе. Кто-то много курил, читая интересную книгу, кто-то оживленно беседовал с мужчиной среднего возраста и был похож на Эдика.

Приглядевшись, я поднялась с места и всё-таки разглядела молодого парня, что сидел с тем самым сутенёром, что недавно лез к нам. Мои догадки подтвердились. Сердце упало в пятки, а на глазах появились слёзы, я хотела уже, было уйти, но тут появилась Лана со стаканом воды:

- А вот и я! Держи. Через пять минут, обещали поставить Кристальные замки с песней «Нет любви».

- Мне пора, - схватила сумочку я и направилась в сторону выхода.

- Вика, куда ты идешь? Стой! – крик растерянной подруги привлек, не только внимания посетителей, но и Эдика. Мы встретились взглядами, но я даже не нашла в себе смелости подойти к нему, а только молча вышла на улицу, села на ближайшую лавочку и зарыдала. В эту минуту появилась Лана и обняла меня за плечи:

- Не стоит расстраиваться. Он бы мог все объяснить.

- Что именно, Лан? Что ревнует? И что хочет поговорить со своим врагом один на один? Мне надоели, эти глупости! Я хочу нормального мужика, а не того, что выясняет отношения с парнем, который приставал к тебе!

- Ну, милая, - крепко обняла меня подруга и погладила по спине: - Ну, может ты все не так поняла?

- Всё я поняла! – отстранилась я, увидела подходящего к нам Эдика и резко привстала. – Явился! Вот и славно, теперь можешь гордиться собой! Ведь ты добился того, что поговорил со своим заклятым врагом один на один и поставил его на место, ведь так?

- О чем она? – не понял парень и обратился к Лане: - Ну и зачем ты вытащила ее из дома и повела в этот злосчастный дурдом, если вы собирались гулять по Москве?

- Ты что спятил? Это нормальное заведение, а не то о чем ты думаешь! – запротестовала она, а я уже была не в силах все это слушать и тяжко вздыхала. Вдобавок, мне хотелось заткнуть эту вечно спорящую между собой семейку. Даже помирившись им, удается снова переплюнуть себя в разговоре и показать здесь, кто тут главный. У Ланы всегда были не лады с мужчинами. Общий язык не могла найти.

- Что вы вообще тут делаете? – никак не мог угомониться Эдик.

- Я просто хотела провести время с Викой. Только и всего, но кто же знал, что и ты сюда придешь! - выдохнула Лана.

- Вика, - подошел ко мне парень и взял за руки, но я резко их отдернула. – Я все могу объяснить.

- Не нужно! Можешь не повторяться! Я правильно тебя поняла, когда ты уходил и предупредил меня, что вернешься, когда разберешься с преступником. И чего же ты его отпустил? Он же сутенер.

- У тебя истерика. Пошли домой.

- Никуда я не пойду!

- Вика, тебе правда нужно идти, - положила свои руки мне на плечи Лана. – Ты себя неважно чувствуешь.

- Все со мной в порядке! Не переживайте! – меня сильно штормило и я не могла остановиться. Мне хотелось стать посередине и рыдать, кричать во весь голос, я сама не заметила, как сильно рассвирепела от одиночества и стала той самой бабой, которую мужики не хотели бы видеть. «Они любят уравновешенных», но сестра как-то сказала мне, что разных. Невозможно быть всю вечность хорошей,  от этого мужики только на шею могут сесть.

Почувствовав комок рвоты, я убрала назад волосы и попыталась облегчить свою душу, выпустив всё наружу, но у меня ничего не вышло, а только голова закружилась. Я опускаюсь на лавку и тяжело вздыхаю.

- Ты что-нибудь ела? Ты вообще ешь? – обеспокоенно спросил у меня Эдик. – Ты всегда встаешь рано. Всегда пьешь воду и смотришь в одну точку. Что с тобой?

- Не беременна ли ты часом? -  испуганно пролепетала подруга и сразу прикусила язык, поймав хмурый взгляд Эдика.

- Нет. Мне просто плохо! – ответила я и попыталась привести себя в порядок. Желудок так и пожирал самого себя и я снова готова была вырвать.

Я не хотела, чтобы меня жалели и лезли ко мне со своей заботой, но Эдик попросил Лану сгонять в ближайший магазин и купить, что-нибудь поесть, но через несколько минут подруга вернулась с шаурмой. Терпеть ее не могу! Не могла нормальную еду найти? Лана, что издевается?

- Ты же прекрасно знаешь, что я не переношу шаурму. Зачем ты её купила? – отчаянно спросила я.

- Ну, знаешь ли. Я потратила на эту фигню целых сто рублей! А ты даже «спасибо» не сказала!

Я взяла из ее рук еду и принялась жевать, не забыв при этом состроить гримасу.

- А что ближайшего супермаркета не было? – спросил у нее Эдик.

- Извините, тут кроме палаток с шаурмой ничего  и нет.

- У тебя же есть машина. Что лень  сгонять?

- Может, хватит вам цапаться, как кошка с собакой? – вздохнула я. – Вы мне уже порядком надоели. Что один, что другой.

Лана и Эдик, вроде не услышали меня и стали ещё больше раздражать своими спорами и тогда, я выбросила недоеденную шаурму в мусорку, собрала волосы в хвост и направилась к ближайшей аллее. В этот момент меня стошнило. Путь к анарексии очень близок. Мне даже показалось, что Эдик и Лана так увлеклись своими препирательствами, что и не заметили, того как я ушла. Только потом крики на всю округу: «Вика, ты где?», привели меня в чувства и заставили вздрогнуть.

- А, вот ты где! С тобой все в порядке? – обеспокоенно спросил парень и посмотрел на мое вымученное лицо. – Вижу, что нет. Пойдем. Нам надо срочно домой, да и еще поговорить с тобой надо.

- Тебя, как будто волнует, что со мной, - безразлично отозвалась я, спрятала руки в карманы куртки и пошла к Лане, которая курила сигарету и смотрела куда-то сторону. – Что мой парнишка успел тебе наделать нервов и ты решила покурить?

- Если бы… Ты куда пропала?

- Организм не выдержал. Меня стошнило, - ответила я. – Шаурма просроченная оказалась.

- Да, ладно? – хмыкнула она и посмотрела на Эдика.

- Хочешь сказать, что все это произошло по моей вине?

- А по чьей же еще? Говорят же, влюбишься – похудеешь, но не до такой же степени, чтобы морить себя голодом и еле стоять на ногах, когда хочется, есть, а не получается! Я доверила тебе жизнь, этой хрупкой девочки, а ты вновь меня разочаровал! – наигранно вздохнула Лана. Ей наверняка доставляло удовольствие, когда он бесился. Да это ее фишка, вечно подкалывать мужчин и показывать им, свое превосходство.

Покачав головой, я села в машину, недовольно скрестила руки и стала наблюдать за Эдиком и подругой. Они разговаривали на высоких тонах и не в силах всё это слышать, я включила музыку и закрыла глаза. Тяжелый рок, немного успокаивал меня.  Но вскоре, парень открыл дверь и дал по газам. Я даже попрощаться с Ланой не успела. Какой наглец, ты погляди на него!

Уже дома, я сидела на кресле и с безразличным видом слушала оправдания Эдика, а затем взяла первый попавшийся в журнал и уткнулась в него, перебирая страницы.

- Вика, ты вообще меня слушаешь? – не выдержал он.

«Нет. Меня просто в смех приводит, когда ты меряешь кругами комнату и с пеной у рта пытаешься мне что-то доказать», - пронеслось в голове.

- Я прошу тебя, прости меня. Я не знаю, как тебе все это объяснить, но это очень долгая история, которая касается только меня самого. Если я попытаюсь тебе что-то растолковать, то ты явно меня не поймёшь. Могу сказать только одно, что мой знакомый очень сильно пострадал от Игоря, да и не только он, но и его жена. Это Дима. Ну, помнишь такого?

- Естественно, - хмыкнула я. – Он же заходил сегодня. А причем здесь то, что ты виделся с сутенером? Он держал твоего знакомого долгое время в сексуальном рабстве и ты пришел заступиться за него?

- Нет. Его жену.

Я резко поднимаю голову и смотрю на Эдика ошарашенным взглядом.

- Она была проституткой. Но ей удалось вырваться из его лап и выйти замуж за Диму. Игорь, очень любил ее и имел свои счеты, - спокойно ответил он.

- Теперь понятно, почему Дима так не хотел говорить о своей жене. Ему стыдно.

- Он, что рассказывал тебе о ней?

- Нет. Я просто так спросила. Мне тогда показалось, что твой дружбан заигрывал со мной.

- Это не так. Ему не нужны отношения с несвободными девушками, хотя если учесть его любовницу, то тут я могу ошибиться. Но дело прошлое. Сейчас он собирается на ней жениться, а с женой развестись, но это не наши заботы. На самом деле, я катострафически устал от Димы и мне уже поскорее хочется избавиться от него. Но, пока рано.

- Значит, ты хочешь помочь ему в чем-то? И этот придурок из клуба, как-то замешан между вами?

- Да. Он самая фишка в наших проблемах.

- Понятно, - кивнула я и снова уставилась в журнал.

- Ну, Вика, - хныкает Эдик, берет меня за руки, заставляя встать с кресла и притягивает к себе. – Ты по-прежнему на меня дуешься? Я же все объяснил…

- На этот раз, нет. Но, если ты еще раз посмеешь меня обмануть…

- И ты, если еще раз посмеешь меня обмануть, то я…

- Эй! У меня все было по-честному! Мы, правда, гуляли. Это потом Лана предложила снова сходить в клуб. Так, что моей вины тут абсолютно нет. Разве, что только то, что я не успела вовремя отказаться, - солгала я.

- Меня это мало интересует. Было достаточно того, чтобы увидеть тебя расстроенную на улице. И кстати, тебе давно пора поесть. Дуй, давай.

Ничего не ответив, я кивнула и отправилась на кухню. Макароны оказались не очень-то вкусными. Даже, если и сыру накрошила, все ровно как-то было несъедобно. В очередной раз убеждаюсь, что только баба должна готовить. Мужики, если и умеют, то только на словах, а вот на действиях – полный провал.

Забота. Как это мило с его стороны, если бы он еще смог нормально приготовить, то  цены бы парнишке не было, а так, сплошное: «раз, два и готово!». Была бы рядом Ланка, то сказала бы, что если хочешь, чтобы твой мужчина превзошел тебя в чем-то, сама бери и учи его. Например, стряпать макароны. Я рассмеялась своим мыслям и посмотрела на Эдика. Кажется,  он сам не в восторге от того, что сделал.

- Ты знаешь, муть какая-то, - ответил он, повертев вилку с макаронами. – Говорят, что все получается, когда настроение хорошее, а тут, поди разбери в каком состоянии я готовил. В депрессивном, наверное.

- Что ты? – поднимаю брови я и пытаюсь его успокоить тем, что еда получилась очень даже ничего, но парень все ровно мне не поверил.

- Врёшь ты мне, Вика. Я фиговый кулинар.

- Ну, чего ты?  - пожалуй, это были единственные слова на сегодня, которые я могла произнести. – Сегодня может и не вышло, зато завтра все получится. Не стоит унывать. Может быть, тебе виднее, какие они получились на вкус, а другим понравилось. Всякое бывает.

- Любишь ты, всех подбадривать! –  улыбается Эдик  и качает головой.

- Ну, конечно, как же без этого! – сказала я и встала из-за стола.

- А поесть, так и не поела.

- Я не хочу.

Блин! Зачем я это сказала? Ну, вот сейчас он начнет возмущаться, что вот, я всё набрехала, чтобы его утешить, на самом деле макароны, явное дерьмо и так далее и тому подобное, что смогло бы спровоцировать вынос мозга. Но… Этого не последовало. Эдик только поднимает бровь и отвечает:

- Ладно, уж! Иди.

- Правда? – не своим голосом спрашиваю я.

- Ну, не за шиворот же мне выкинуть тебе эти макароны, если ты не соизволила их съесть! – с издёвкой в голосе произнёс он,  а я  уже успела пожалеть, что позволила себе задать такой дурацкий вопрос.

С Эдиком сегодня, явно что-то не то. Либо так подействовал на него разговор с сутенером из клуба, либо его привело в бешенство то, что и я там была, а потом сидела на улице с Ланой и ныла, как зареванная корова, только потому что неправильно все поняла и навыдумывала себе невесть что.

Эдуард

С Викой мне было как-то спокойней. Притягивать к себе девушку и шептать ей на ухо: «Не уходи» и слышать от неё в ответ: «Ну, куда я от тебя денусь-то? Конечно, не уйду», было поистине наслаждением. Но, в последнее время её общество в моей квартире стало немного раздражать.

Непонятные поступки, жалобы на то, что я ухожу и оставляю её одну и ещё кое-что: «Ты встретился с этим придурком, только потому что приревновал меня к нему и решил набить морду!». Оправдываться перед ней, я не хотел и не видел смысла. Всё ровно я сам живу в этой паутине событий, что преследуют меня каждый день. Дима всё мечется по своим командировкам, а я иногда захожу в Маргошин клуб и вижу его Марину, у которой пузо выше носа.

Что тут и говорить-то. Бывало, я ходил за Мариной попятам и видел, как она заходила домой или с кем-то чирикала по телефону, то и дело говоря, что Димы всё ещё нет и кажется, он больше никогда не постучится в ее дверь. Но на следующий день мне пришлось столкнуться с Игорешей и поговорить с ним. Разговор был недолгий, потому что я услышал голос сеструхи, который отвлек меня от серьёзных переговоров и заставил переключиться на уходящую из клуба Вику.

Наш диалог с Игорем был не похож на то, что между делом он мог пригрозить или послать куда подальше. Нет. Все было совсем иначе:

- Я тебя помню, - говорил он. – Ты тот парень из суши-бара. Ну и зачем же ты ко мне подошёл?

- У меня к Вам вопросы и я даже не знаю, с какого начать.

- Для начала я начну! Я знаю тебя… Ты живешь на Рублевке, у тебя есть сын, а еще два охранника и один из них мой брат-близняшка. Его зовут Рома, но я слышал, что теперь он выполняет не только функции охранника, но и еще личного водителя. Твой же отец стал главной фишкой и снова взялся за старое. Ромка теперь все время с ним ходит, как собака. Наслышан я о твоем печальном детстве. До сих пор отца простить не можешь за смерть матери… Не мусоль, дело прошлое. Что еще… Димку, твоего дружка, я тоже знаю и его жену лично отматросил за всё хорошее. Шикарная женщина. Жалко только вот, сбежала от меня к Димону. Теперь беременная ходит. А знаешь, от кого? От меня!

Я вытаращил глаза. Не может быть! Что я теперь Димке скажу? Или это должна сделать жена, если знает? Непонятно.

- Но как же, - растерялся я. – Марина, Рома... Всё как-то, необычно складывается. Ваш брат, не может быть Ларионовым, если у него фамилия Макаров, а Марина не может быть беременна, потому что бесплодна!

- Рома взял бабушкину фамилию, как только ему стукнуло двадцать лет.  А Марина, всего лишь лгунья, только и всего! Всё у бабы было в порядке, просто не хотела, чтобы Дима был отцом их будущих детей! - и на этой печальной для меня ноте, я и заметил Вику.

Растерянная, она показалась мне совсем не той девочкой, что я когда-либо видел. Сейчас у нее появилась некая самоуверенность, завышенная самооценка и конечно же, собственное мнение.

Оторвавшись от своих мыслей, я поднял подушку и оперся об нее. Мысль о том, что Рома приходится  братом Игоря, не давала мне покоя. А что? Такой же бандюган, хулиган, каких свет не видывал и человек, которого хочется взять и убить головой об стенку, сложный характер, да и сам по себе, он очень противный мужчина, от которого становится на душе нехорошо и терпение лопается моментально, как пузырь. Игорь сказал, что Рома его брат-близнец, но ведь они не похожи! А может, во всем виновата пластика, которую сутенер делал себе, чуть ли не каждый год, чтобы выглядеть на все сто?

Меня не пугало то, что если я поговорю с Игорем, то на следующий день мне придется попрощаться с жизнью. Наоборот, я нашел к нему лучший подход в общении, чтобы не нарваться на неприятности. Маринкин брат умер, когда пошёл разбираться с ним, чтобы тот не трогал его сестру. Интересно, что же он все-таки сказал Игорю такое, за что и поплатился жизнью? Наверное, то, чтобы Игорь катился ко всем чертям и больше не беспокоил Маринку. От того у мужчинки и съехала крыша, что он решил убить бедного мальчика и закопать его где-нибудь в лесу.

Посмотрев на Вику, я вздохнул, опустил подушку и погладил ее по волосам. Наши отношения только стали развиваться, а меня уже все задолбало! Но неужели, я не могу спокойно ко всему отнестись, а вечно ищу причины, по которым бы раздражиться и послать все к чёрту? Я люблю, беседовать с человеком о чем-то важном и хорошем, но не люблю, когда все пытаются заявить только о себе,  и плюют на твои проблемы, меняя тему.

Вика не из тех баб, которые выносят своему мужику мозг и требуют большего от жизни. Ее все устраивает, кроме того, что меня не бывает дома. Хотя сама недалеко ушла. Работает у отца и уходит после того, как управится.

На следующий день Викино заявление о том, что теперь она будет жить у папы и больше не вернется ко мне, заставило меня насторожиться:

- Ты чего?

- Просто я подумала, что так будет лучше, если я останусь на Рублевке. Твоему сыну слишком тоскливо без меня, а больше всего ему плохо без тебя. Ты бы поговорил с папой. Он же наверняка, ждет тебя.

- Конечно! Нужен я ему, если твоя подруга стала ему роднёй! – хмыкнул я.

- В тебе говорит ревность. Ты же сам прекрасно знаешь.

Я ничего не отвечаю и открываю двери, сложа руки:

- Хочешь – уходи. Хочешь – приезжай ко мне, когда вздумается. Мне параллельно!

- И долго ты будешь скитаться в этой квартире? У тебя же есть свой дом, где тебя любят и ждут.

- Тут меня любили и ждали, а не на вашей Рублевке!

- И кто же тебя ждал в этой злосчастной квартире, если не секрет?

- Ты! – крикнул я и отправился на кухню, чтобы  выпить воды и хоть как-то успокоиться. Вика заходит следом. – Не понимаю, почему тебя так тянет туда? Что там такого, чего нет у меня? Богатство? Хорошая атмосфера? Да и у меня вроде неплохая. Ты же всегда мечтала жить вместе и наслаждаться тишиной. Разве ты не этого хотела?

- Хотела… Но мне это надоело…

- И что же тебе надоело? То, что я постоянно куда-то ухожу? Так я по работе, а не бухать, если ты об этом думала все свое время!

- Я не думала! И не ори на меня!

- А я и не ору! Это голос у меня такой! Можешь ничего не говорить. Собирайся и уходи!

- И ты вот так спокойно меня отпускаешь? – всхлипнула Вика. - Я, наверное, ошиблась в тебе, когда думала, что ты не такой, как все мужчины и с тобой мне будет действительно комфортно.

Зайдя в комнату, девушка молча стала собирать свои вещи, временами вытирая слёзы, когда уже всё было закончено, то я загородил ей путь  и скрестил руки на груди.

- Эдик, пусти меня! Я уже все решила!

- Ничего ты не решила! – прикрикнул на неё я. – Говори немедленно, за каким чертом ты собираешься вернуться на Рублёвку?

- А я уже сказала, что так будет гораздо лучше!

- Кому??? Виталику? Знаю! Слышали! Что-нибудь умное придумай, чтобы не обидеть меня тем, что все дело во мне!

- Нет. Это не так!

- Почему? Я вот, например, понимаю тебя, как обиженную девушку, которая очень хотела всё своё время проводить с любимым, но так не бывает, Вика! Должны же быть хоть какие-то планы, я не знаю… Не всю жизнь надо валяться в одной постели и сидеть дома!

- Причем тут это? – возмутилась она, хотя по ней итак было видно, что именно эта причина была ее уходом. – Просто твой папа попросил меня вернуться, потому что я там намного нужнее и без меня всё как-то тихо и непривычно. И еще он сказал, что сильно переживает по поводу того, что теперь я редко появляюсь дома. Ладно, у Ланки, так она переехала уже, а со мной что? Куда я ухожу постоянно, когда заканчиваю убирать весь дом? Почему стала брать выходные?  Не могу же я сказать ему, что нашла тебя и мы стали жить вместе!

Об этом, я как-то и не успел подумать. Мне казалось, что отцу вовсе плевать, куда идет Вика, а оказалось, что ему небезразлична судьба девушки. Он в ответе за нее, так как она, хорошо не знает города.

- И, когда ты вернешься? – сглатываю я.

- Я не знаю. Меня уже вряд ли кто-нибудь отпустит.

- Но подвезти-то можно?

- Нет. За мной приедет Лана. Я обещала выйти через несколько минут, а ты меня задерживаешь! – отвечает Вика, подходит к гардеробу и берет куртку. – Ну, что ж пока?

Я киваю.

- Блин! Не могу я так! - чуть не расплакалась она и сильно обняла меня. 

Мы бы простояли с ней еще дольше, если бы не зазвонил телефон.

– Это у меня. Смс от Ланы. Она здесь и ждет меня. Я пойду?

- Иди, - глухо отвечаю я и выпускаю ее из объятий.

Как только за девушкой захлопывается дверь, я подхожу к окну и смотрю, как она выбегает и на радостях обнимает мою сеструху. В этот момент, я почувствовал всю тоскливость ситуации и отошел от окна. Без нее мне стало намного хуже.

Глава 19

Виктория

Бросив сумку на кровать, я быстро разложила вещи по полкам и уперла руки в боки. Да, как-то непросто все складывается в моей жизни. Мотаться туда-сюда обратно, как-то уже поднадоело.  Шеф заходит без стука, чем заставляет меня возмутиться, но я только глубоко вздыхаю. Ещё чего не хватало! Показывать свой характер.

- Так, Вика! Прекращай мне свои походы в пятизвездочные отели и берись за работу! Я не собираюсь больше тратить свое драгоценное время, чтобы найти тебя и вернуть на прежнее место! И пожалуйста, относись ко мне с уважением, это я тебе предоставил крышу над головой и нормальные для человека условия, а не твои отели, в которых ты постоянно ночуешь! Где ты ходишь, меня это мало волнует, но будь добра возвращаться домой, когда заканчиваешь свои похождения. Ты мне всегда нужна, здесь и сейчас! А вдруг, кому-нибудь из нас плохо будет, а тебя нет под рукой, а? Девочка, я все понимаю. Сначала ты жила с Ланой, потом сама захотела.  Но так не делается! Пока я отвечаю за тебя головой! Вот, когда уволишься, вот тогда и будешь думать, как дальше жить и самое главное – где! А сейчас за работу! И только попробуй снова после окончания рабочего дня уйти, а то я к тебе Рому приставлю!

Хочется крикнуть: «Да, как Вы смеете!», но язык прилип к нёбу, а манеры воспитания не повозили открыть рот. Я кивнула, когда шеф ушел и плюхнулась на кровать, заливаясь слезами.

Всё это время, пока я работала у него, на меня была постоянная давка. То рубашку не так погладила, то приготовила отвратительно, а того и вообще не получала выходные и то, только с Ланкиной помощью. При ней-то Петр Ильич смягчался и отпускал меня отгулять эти два дня. Больше он этого не делал, но по какой-то причине, мне удавалось уходить из дома и возвращаться к полудню. Вскоре, он стал подозревать меня в чем-то и буквально недавно, Лана выдумала миф, будто я ночую в гостинице и мне там комфортно. Шеф выслушал ее внимательно, но никак не отреагировал, тогда я смогла нормально приходить на работу и уходить вовремя, а теперь из-за Ланкиного вранья, он еще и оскорбился тем, что я променяла его роскошный домишко, на отель.

Это я Эдику все спокойно рассказывала, что всё прошло удачно и меня отпустили, но самом деле всё было не так просто, как кажется. Эх, чтобы я делала без Ланы, не будь она моей подругой и дочкой олигарха?

Через два часа, когда мы с подругой закончили уборку. А она всегда мне помогала, потому что считала, что нельзя сидеть и смотреть, как мучается человек, которому надо помыть два этажа, да еще и накормить всех. С Виталиком мы вместе проводили время и мне было от этого намного легче, а Петру Ильичу вообще шикарно.

Лана поделилась со мной такой новостью, что мне захотелось, позвонить Эдику и сообщить, что его искал отец, чтобы серьёзно поговорить, но судя по тому, что никто не знает, где сам сыночек, он стал обзванивать всех кому не лень, даже Коле, который не сдал своего лучшего друга и на работу, где все молчат. Никто трубку не брал. А потом папочка поехал в притон, чтобы спросить, когда последний раз Эдик заходил в сей заведение, на что ему ответили, что уже давно его не видели, только со мной, с Колей и Ромой, ну еще с какими-то парнями он сидел и о чем-то оживленно беседовал, а так совсем не заходит. Но мне не хотелось звонить. Настроения не было.

- Ты не отчаивайся, если что узнаю, сразу скажу! – улыбается Лана и хлопает меня по плечу.

- А зачем ему Эдик, если он выгнал его? – спрашиваю я.

Только подруга хотела ответить на мой вопрос, как показался жизнерадостный Петр Ильич и сказал, что ему всё-таки удалось дозвониться на работу Эдика и узнать от дежурного, что парень все еще там, только надо успеть, пока он не уехал, потому что ему постоянно звонили и куда-то вызывали. Я прикусила губу и проводила начальника взглядом.

- Ну, вот тебе и новости! Только не вздумай звонить своего благоверному. Пусть пообщаются! Отец уже тысячу раз пожалел за то, что обошелся так с ним.

- Ага. Потом посмотрим, что из этого получится, - глухо добавила я и принялась резать лук.

Эдуард

Это была последняя капля! Приняв вызов, я сказал, что освобожусь только через несколько минут и прибуду на место назначения. Но никто и вовсе не хотел слышать меня. Велели приехать до того, как наступит пятый час, чтобы поквитаться со мной. Кто эти люди и чего им от меня нужно, я не знаю, но надоедать человеку, это уж слишком!

- А ты чего не уходишь? Сегодня пятница. Короткий день, - появляется в моем кабинете начальник. Он же – Лёня Константинович. Это я его так, по шутке называю, а на самом деле уважаю. Редко.

- Простите, заработался, - растерянно улыбнулся я и стал выключать компьютер.

- Давай быстрее, мне закрываться надо.

Я посмотрел на часы. Да, четыре часа, нехило на сегодня. Отдав ключи нашему дежурному-ворчуну Павлуше, я хотел уже было двинуться с места, как услышал от него, что звонил мой папа и сказал, что хочет встретиться со мной.

- Мне плевать, - только и смог сказать я и вышел из здания.

Накинув на голову капюшон, я засунул руки в карманы и отправился на место встречи, куда меня пригласил звонящий.

Это бы тот самый клуб, куда приходила Лана, чтобы познакомить Вику с депрессией и тоскливой музыкой, от которой раскалывается голова. Подойдя, к  барной стойке, я заказал себе коктейль и сделал несколько глотков, как вдруг какой-то амбал хлопает меня по плечу и заставляет вздрогнуть. Напротив меня стоял еще один такой, только покрупнее.

- Пойдём! – взяли они меня под руки и вывели на воздух. – Тебя Игорь ждет.

Сидя в машине, я вдруг реально внутренне запаниковал! В голове пронеслась почти, что вся моя жизнь, связанная с этим чёртовым сутенером! Оскорбленная Маринка, Димка со своими выкрутасами в ресторане, которые он специально подготовил, для этого болвана, я любимый, что осмелился встретиться с ним, Вика, которая думала, что я разговариваю с Игорем, потому что ревную и конечно же, неприятной внешности парни, что везут меня к нему.

Мы останавливаемся возле роскошного домишка и меня нагло выталкивают из машины и тащат к придурку. Апартаменты, конечно изысканные, но не для меня, а скорее, для владельца логовища. Ему такой ремонт, в стиле джунглей, по нраву. Усадив меня на стул, один из парней достал пистолет и прислонил его к моему горлу:

- Попробуй что-нибудь пикнуть, щенок и можешь смело попрощаться с жизнью!

- Не надо, так пугать мальчика! У него же еще ребенок есть! Вот, как он будет без любимого папочки? – с издёвкой в голосе произнес Игорь и предстал предо мной во всей своей красе. – В девятнадцать лет настругать детей – это благородный поступок идиота! Ладно, бабы - дуры, но ты же нормальный мужик! Мог бы кинуть ее или же дать денег на аборт. Нет, ты решил взять обязанности на себя! Ладно, мы отвлеклись. Убери пушку от парня. Мне он еще живой нужен.

Когда бугай послушался Игоря, я с облегчением вздохнул и посмотрел на него исподлобья Пространство в мою личную жизнь, было весьма некстати.

- Ну, что ж, раз такое дело, будем и торг водить. Верно, парень? Разоткровенничался я с тобой, однако в этом клубе, да ценную информацию преподнес. Как ты думаешь, Дима уже знает, что его жена беременна от меня или ещё нет?

- Я ничего не говорил, - нахмурив брови, ответил я.

- Отлично! Ты – супер! Тут у меня к тебе такое дело, что не знаю даже с чего начать, но всё же начну! Видишь ли, мне тут твоя кошечка понравилась, а ты как раз можешь мне в этом помочь и пойти на уступки. Не мог бы ты её мне подарить, а я тебя в покое оставлю, - потрепал меня по волосам Игорь.

- Кошку? – не понял я. – Да у меня вроде только собака.

- Ну, Вика твоя. Прости, неправильно выразился. Я же ведь, в тебе не сомневался, поверил, что ты надежный, а не пристрелил тебя, как бывает с теми, кто узнает от меня важную информацию. Так отблагодари меня за великодушие!

- Да, ты что спятил??? - резко встал я, за что и получил от братков сильный удар под рёбра.

- Ты так больше не делай, парень. Я вспыльчивых не люблю.

- Я не отдам тебе Вику, ни под каким предлогом! – выкрикнул я.

- Ах, так! Ну ладно, - ответил Игорь и подмигнул своим парням, чтобы они лично занялись моим воспитанием.

Не успел я и слова сказать, как меня схватили и кинули со всей дури в стенку, от страшного удара, я был готов сползти на пол. Но не тут-то было. Один из братков накинулся на меня и стал сильно бить. Я не знаю, сколько длились мои мучения, но когда все закончилось, меня усадили на место и задрали голову верх.  Наши взгляды с Игорем пересеклись. Он только усмехнулся и дал мне влажную салфетку, чтобы я вытер кровь.

- Поскольку,  ты меня разозлил, то я меняю ход событий. Есть два варианта: либо, ты мне отдаешь свою девочку, либо деньги, чтобы я не трогал вас двоих. А если не успеешь в срок, то считай, что ты профукал её, так достану. Десять миллионов долларов тебя устроит? – спросил Игореша, подняв правую бровь. - Выбор за тобой. Собери мне всю сумму и избавь девчонку от неприятностей.

- Сколько??? – чуть не поперхнулся собственной кровью я и сплюнул.

- Десять миллионов долларов, - наклоняется он. – Ты не ослышался. И еще, не плюйся, а то я лично вытру твоей мордой пол!

 - Но у меня нет таких денег. Где я их для тебя возьму? Это слишком фантастическая сумма!

- Какая есть. Или иначе тебе придется попрощаться со своей малышкой, а она мне очень понравилась. Жаль, что подруга оказалась у нее слишком языкатая, такие меня раздражают. Короче, не сделаешь так, как я прошу, то поймёшь всю суть справедливости. Что касается суммы, то попроси у папы или возьми кредит в банке. Не мне тебя учить. Так, всё! Я тебя предупредил. Собирайся! Парни доставят тебя туда, куда ты скажешь. Свободен!

- Но, как я узнаю, когда тебе нужны бабки?

- Тебе позвонят и всё скажут. Связь будут поддерживать мои ребята. Со мной ты навряд ли больше увидишься. И поторопись, я могу и сегодня запросить. Видно, ты выбрал деньги. Одобряю. Всё! Адьё! Спасибо, что пришёл! Было весело! – сказал Игорь и скрылся.

- Пошли, - сквозь зубы произнёс качок и вытолкнул меня вперед.

Одновременно мне хотелось плакать и закатить истерику, но я сдерживал стоны, которые готовы были вырваться наружу. Десять миллионов, где я их найду? Папа не за что не даст мне такую сумму, потому что может обанкротиться.

- Куда едем? - толкнул меня в бок придурок. Я назвал только парк, в котором недоделку находился Колин суши-бар. Так, на всякий случай, чтобы не подставлять человека, если бандиты решат проследить за мной.

Мы ехали молча, один только я был готов разорваться на части, потому что по уши в дерьме и конечно же, не к кому побежать, как не к родному отцу, который выпер меня из дома и не соизволил позвонить и принести свои извинения. Теперь, где я буду искать деньги?

… Коля был ошарашен не меньше моего и только и делал, что нервно ел с моей тарелки суши и запивал вином:

- Вот это ты влип, парень! Десять миллионов! Я в жизни столько не заработаю! Значит, Лана была права, насчет того, что он сутенер?

- Да, Коля, да! Тупая ревность, лучше бы я не ходил к нему, – воспользовался Викиной гипотезой я и от отчаяния уткнулся головой в сложенные на столе руки.

- А я тебе говорил, что вечные проблемы от этих баб? А ты меня не слушал!

- Сам ничуть не лучше, - пробурчал я и отпил вино.

- Знаю! Поэтому и общаюсь с твоей сестрой на расстоянии вытянутой руки. Не расстраивайся, мы что-нибудь придумаем! Должен же быть какой-то выход! Не отдавать же ему Вику.

- Еще чего не хватало портить репутацию приличной девочки! – ответил я и вытащил из кармана телефон.

- Кто тебе уже трезвонит? Ненормальный этот?

Я смотрю на экран мобильного, отвечаю на звонок и на мгновение чувствую облегчение. Папа… Папочка позвонил. Господи! Как же я хочу ему все рассказать, расплакаться, как девчонка и сказать ему, в какой заднице я сейчас и как мне необходима его помощь. Но, он будто из холода. Спрашивает меня,  где я и почему ушел с работы, на что я ответил, что по пятницам короткий день и что отправился к Коле.

- Я так и знал, что этот типчик тебя покрывает! Ладно, жди! Я сейчас подъеду, - сказал отец и отключился.

- Кто это? – с волнением в голосе спрашивает Коля.

- Отец звонил. Скоро приедет, - ответил я, попрощался и встал с места.

- Серьёзно? Тогда скажи ему, что случилось. Уверен, что он выслушает тебя и постарается во всем поддержать. В такой ситуации нельзя ждать ни минуты, надо что-то делать и немедленно!

- Я попробую, - кивнул я и ушел.

Отец уже стоял в ожидании меня и нервно смотрел на часы, когда мы пересеклись, то он чуть не упал в обморок и жестом руки указал сесть в машину. Всю дорогу он не сводил с меня глаз, а когда мы уже приехали и Рома вышел, чтобы оставить нас одних, то папаша заговорил:

- Что с тобой? Где тебя носило, чёрт возьми? Я уже даже не знал, что и думать! Почему ты в таком виде? Кровь, синяки… Посмотри во что ты превратился, алкоголик! А  ведь я знал, что веселая жизнь, которой ты живешь для тебя, ничем хорошим не закончится! Вечные твои пьянки, гулянки, доводят тебя, чуть ли не до безумства!

Понятно. Значит, отец думает, что я нажрался до такой степени, что влез в драку. Это на него похоже.

- Свалил из дома, - продолжил он. – Стал уходить пораньше с работы, что и поймать невозможно, а это уже и есть признак настоящего пьяницы! Шляешься с этим Колей где попало, а я, между прочим, устал от этой беготни и от себя тоже! А мне может быть тоже плохо, но разве кому-то есть до этого дело? Иногда мне кажется, что твое поведение, сильно зависит от моего. Не будь я таким, ты бы вырос совсем другим человеком. Ну, почему ты тогда меня не вразумил, когда я в порывах злости гнал тебя из дома из-за твоего дурацкого поступка с Ириной? Почему ты нашел единственный шанс, как уйти из дома и больше не вернуться? Почему, я должен переживать не только за тебя, но и за Вику? Вы с ней, как два сапога пара, что она снимает номер в гостинице и живет в свое удовольствие, чтобы не видеться со мной, потому что я – дерьмо, что ты. Я тоже человек и мне иногда свойственно ошибаться, но почему вы дети, не можете этого понять и смириться с тем, что у меня такой характер? Что со мной? Скажи мне? Разве богатство портит людей? Я не могу смотреть, как ты напиваешься и опускаешься в моих глазах! У тебя же есть ребенок! Возьми же себя в руки и остановись, пока не поздно. Сколько раз, я спасал тебя от этого мира? А ты мне ни разу «спасибо» не сказал. Сволочь ты неблагодарная!

Я не выдерживаю, выхожу из машины, бегу в дом и закрываюсь в своей комнате, чтобы дать волю чувствам. Ощущение того, что история моего детства повторяется снова и снова, только иначе. Если я не принесу деньги, то с Викой случится, что-то страшное. В комнату входит отец и обнимает меня за плечо:

- Успокойся и расскажи, что случилось?

- Тебе серьезно это надо?

- Конечно. Я готов во всем тебе помочь. Но сначала я хочу знать, как ты докатился до такой жизни и почему стал драться?

- Я не употребляю спиртное, - только и смог сказать я.

- Уже хорошо. А, что ты делаешь? Тебя же не просто так отлупасили, были же причины?

И я рассказал какие, потому что уже не мог держать все в себе. Папа слушал меня внимательно и менялся в лице, а я все говорил и говорил и про то, как видел Вику и Лану в клубе, как к ним подошел какой-то ненормальный и что от ревности у меня снесло крышу. Вскоре, я решил с ним встретиться и попросить, больше не приставать к тем, замечательным девушкам, которых он хотел запикапить, потому что одна из них  была моя. Иногда Викины неправильные домыслы, способны спасти мне жизнь и научить красиво врать, чтобы скрыть правду от отца насчет того, что  мы тесно общаемся с Димой, а Игорь замешан в его проблемах. Отцу я изложил, всё совсем иначе. Сказал, что парень деньги потребовал, а если я не сделаю, так как он хочет, то могу смело попрощаться с Викой. Глаза моего папаши округляются:

- Десять миллионов долларов, это с ума сойти! Огромная сумма, которую невозможно отыскать! Значит так, ты никуда не уходишь и остаешься здесь, связь с бандитами буду поддерживать я и без возражений! А пока, что я лично буду заниматься этим козлом и засажу его за проституцию и вымогательство настолько лет, что ему и не снилось! И да, еще кое-что… И почему девчонки мне не сказали, что виделись с тобой в тот день, когда подошел к ним этот придурок, я же не кусаюсь. Ладно, фиг с ними! Поройся лучше в бардачке, у тебя там должны быть лекарства, может, что найдешь для себя и замажешь свои гематомы.

- А где все? – спросил я и стал рыться в поисках мази или перекиси.

- На прогулке. Скоро будут. Не забудь выйти поздороваться. А мне пора на работу. Так, что до скорого, - ответил батя и вышел из комнаты.

Прижав к губе ватку с перекисью, я скривился. Ужасная и невыносимая боль. Неприятное ощущение. За дверью доносился возбужденный разговор отца, обещавший вовремя приехать и забрать какие-то важные бумаги, только сейчас он стоит в пробке и не может ничего поделать. Врун.

Я вскинул брови, посмотрел на себя в зеркало и тяжело вздохнул. Эти отморозки издевались надо мной, как могли! Небольшие синяки в области шеи, благо волосами можно немного прикрыть, чтобы не так сильно видно было, разбитая губа и запястья, которые тоже пострадали, только от того, что я пытался сопротивляться и хоть как-то защитить себя. Но бандиты были сильнее.

Тяжело находиться в стоянии того, что теперь ты чья-то марионетка и твоя жизнь зависит от денег и висит на волоске. Переодевшись в рубашку, я быстренько скрыл свои побои, застегнув воротник до горла и пуговицы на запястьях. Ненавижу такой стиль, а то похож на школьника, который собрался на факультатив по французскому языку, а сам бегом на дискотеку.

Зачем я пошел на эту дурацкую встречу, если знал, что Игорь опасный человек и ничего хорошего от него не жди? Почему осознание пришло тогда, когда было уже всё сделано?

Дима позвонил буквально через пять минут и мало, что соображая, я быстренько ответил на звонок и накинулся на него с претензиями и обвинениями во всем, на чем свет стоит. Парень был ошеломлен и просил меня успокоиться и рассказать в чем дело и когда, я все-таки закончил, то поподробней изложил всё, что на данный момент происходило и происходит. Услыхав, все это, сосед стал приносить извинения и сказал, что обязательно всё исправит, как только вернется, а дальше его заинтересовало то, что мне Игорь наплёл про его жену, что приходиться платить?

- Пусть твоя фифа тебе все рассказывает, а ко мне не лезь! Я итак уже в страхе живу, что за мной следят или на худой конец прослушивают телефон. Мне вроде бы хочется тебе сказать, но не получается. Пожалуйста, будь другом, отмени все встречи и приезжай сюда. Пора кончать с этим.

- Ты в своем уме? Накануне ресторана стоят такие большие перспективы, что я не могу все быстро взять и отменить! Тебе не понять этого, живешь же ведь на всем готовом! А вернусь я только через неделю.

- Прекрасно! А то, какой я ужас пережил, час назад, тебя ничуть не смущает??? Да пошел ты со своей Мариной знаешь куда??? – выкрикнул я и с размаху кинул телефон в стенку.

Диме никогда не понять, что происходит с человеком, когда его нагло берут под руки, засовывают в машину и везут неприятному типу, который ставит ультиматумы, борешься с ним, но все ровно проигрываешь. Игорь слишком щедро, тогда поступил с Димой, когда тот превратил его день рождение в балаган. А вот, какие муки пережила Марина от этого урода, ему и вовсе все ровно, женился только потому что жалко было. Дмитрий привык, когда все пляшут под его дудку и идут на уступки, а если что-то не так, то его это начинает злить и приводить в бешенство. Иногда, когда показываешь этому недотепе свой характер, то он как-то смягчается, сжимается в комочек и так виновато просит о помощи или о чем-то важном, что грех ему отказать и сто тысяч раз пожалеть о том, что недавно ты ему наговорил.

На самом-то деле, Диме виднее, что означали его слова, поступки и он пытается выразить своё оправдание, так как сам понимает, но другие-то принимали это совсем иначе и считали его слишком странным, надоедливым, закомплексованным. Каким только можно! Бывало даже,  наглецом называли.

Вот сейчас, я прошу его приехать, чтобы поскорее покончить с этим, а он вместо того, чтобы войти в мое положение, начинает жутко капать на нервы, говоря о своих делах и важных встречах. Может это я эгоист, раз не могу понять, что для него эти совещания очень важны, только и он-то должен тоже быть человеком и хотя бы поддержать. Одних его неискренних извинений было недостаточно. Он их принёс, как бросил.  Мол, извини, извини и тому подобное, а в голосе слышалась сплошная фальшь, как будто от его слов, что-то изменится и всё встанет на свои места. Парня уже не трогают подобные ситуации, ведь из своих он сам выкарабкивается и другим советует делать также.

На удивление, мой телефон заработал, только трещиной на экране отделался, я посмотрел на нее и хмыкнул. Псих я или нет, но Дима кого угодно может довести, до такого состояния. Ответив на звонок, я услышал его голос полный издевательства:

- Извини меня, мальчик мой, но если ты хочешь, чтобы я приехал, то наберись терпения. В конце-то концов, я тоже всё для тебя делал, а ты вообще никаких поступков не помнишь, а только орешь в голосину и проклинаешь весь мир. Начни с себя и всё будет хорошо. Как только я приеду, то дам тебе знать. А сейчас – отбой! И еще добавлю, что ты очень любишь рисковать! Встретиться с таким человеком, как Игорь и раздобыть информацию по поводу моей жены – это не передать словами, как ты мне помог, еще бы узнать, что именно он сказал тебе о ней и что там было такого, чего мне знать нельзя! Похоже, я не ошибся в тебе. Кем бы ты ни был, ты всегда останешься для меня сообразительным детективом, с большой буквы, - сказал ненормальный и отключился.

 Последние две, три фразы я не понял и пришел в замешательство. Какой-то набор слов и намёк на то, что мол, я не хочу с тобой ругаться, давай попрощаюсь красиво и ты не будешь держать на меня зла, по рукам? Вот. Тогда знай, что ты такой замечательный, я так тобой горжусь и всякое такое, что ни один человек на свете не мог бы, так поступить в данной ситуации, так как ты! Идиотство какое-то!

Услышав, как хлопнула входная дверь, я прячу телефон в карман и спускаюсь вниз. На пороге стояли девочки и оживленно беседовали и только радостный голос Виталика заставил их отвлечься:

- Папа! – воскликнул он и подбежал ко мне.

- Привет, - улыбаюсь я и беру его на руки.

- О! Какие люди! Дарова! – громко ответила Лана и подколола: - А я думала, что неформалы давно уже вымерли.

- А ты все шутишь!

- Да. А как же без этого? Ну, так, что с возвращением? Или ты так, в гости зашел?

- Думай, как хочешь, но я свой выбор сделал и решил, что будет лучше, если я останусь насовсем, - ответил я.

- Серьёзно? Тогда, ребятки идемте, поедим! – с восторгом сказала Лана и отправилась на кухню. Виталик соскальзывает из моих рук и бежит следом за ней.

Вика улыбается и убирает назад волосы:

- Да, они дружат. Видел бы ты их счастливые лица. Хочется самой беззаботно радоваться жизни и нестись к своей мечте со всех ног.

- И ты это заслужила, - отвечаю я и крепко ее обнимаю.

- Я уже думала, что никогда тебя не увижу. Твой отец сказал мне больше никуда не уходить и если уж захочу, то должна его предупредить и через полчаса вернуться домой, - еще теснее прижалась ко мне Вика и я ощутил ужасную боль под ребрами. Черт. – Что у тебя с губой?

- Пустяки. Я кусал ее долго.

- Чего?

- Ничего. Шутка. Потом все объясню, - отстранился я и направился на кухню. Лана уже вовсю уплетала еду:

- Ну, что вы так долго? Между прочим, все быстро стынет.

- Ты всегда так запихиваешься? – спрашиваю я и сажусь рядом с Виталиком.

- У нее булимия. Очень опасный симптом. Не успеваем запасаться едой, как Лана уже под утро все сжирает, - пояснила Вика и посмотрела на подругу. – Такой у нее заряд дня. Она и в чай кладет ровно столько ложек сахара, сколько считает нужным в основном, пять или шесть.

- Что ты сочиняешь? Я просто проголодалась. Только и всего, - слегка обиделась девушка.

- Ну, хорошо. Кушай.

- Перехотелось!

Встав из-за стола, Лана взяла тарелку, а потом еще целый кулёк конфет и отправилась к себе в комнату. Виталик бы ей такого никогда не простил. Но как ни странно, он нормально отреагировал, а не вцепился мертвой хваткой за свой пакет. Обычно, все сладости принадлежали только ему. Рома как-то поплатился за это. Хотел взять конфету, а тот ударил его по руке, обнимал свои сокровища и шипел: «Моё!», тогда вмешался отец и пояснил мальчику, что драться нехорошо. Потом еще смотрел на меня искоса, что вот, посмотри, до чего довела твоя неприязнь к Роману, ребенок начинает распускать руки и чуть ли не хамить такому замечательному человеку, по-любому ты настроил его против мужчинки, а у тебя это здорово получается, я знаю! Виталик раньше относился к нему совсем по-другому. А кто виноват в том, что Рома такая свинья и его никто не любит? Не я же!

- Лана забрала все твои конфеты и ты ничего не сделал? – обращаюсь к сыну я.

- Это все её! – улыбнулся он и кивнул.

- Понятно. Решил, что сегодня с тебя достаточно сладкого. Нормально, так, - рассмеялся я и посмотрел на Вику.

- Может, ты расскажешь мне, что с тобой на самом деле произошло? Ты же не просто так надел рубашку и застегнул воротник до горла? Ты же считаешь, что так ходят только ботаники.

- И до сих пор так считаю. Произошло нечто ужасное, что я не в силах, пока тебе рассказать, потому что еще сам не могу отойти от этого.

- Но хоть что-нибудь, что связано с тем, что оделся ты сегодня вопреки своим принципам.

- Мне неловко об этом говорить, но я захотел посмотреть на себя в зеркало и убедиться, как лучше: расстегнуть воротник и закатить рукава или ходить так? - приврал я.

- Смешной ты, - улыбнулась Вика. – Конечно, расстегнуть. Так ты действительно красив.

- Я тоже так думаю.

- Ты всегда знал толк в моде. Любил красивые шмотки и создавал свой стиль. Ты, считал, что у тебя хороший вкус в одежде и в ней ты неотразим, - запнулась девушка, взяла меня за руку и прошептала: - Я так рада, что ты вернулся, - и спустила рукав кофты. – Это что?

- На меня напали хулиганы. Я как мог, старался защитить себя, но все было бесполезно. Их было много.

- Ну, почему же ты мне раньше не сказал о том, откуда у тебя синяки и ссадины! Обязательно надо было врать?

- Вик, я…

- Прощаю! – перебила меня она. – Но больше так не делай. Я же все-таки переживаю. Как-никак ты не посторонний мне человек.

- Спасибо, - киваю я и оборачиваюсь. В дверях  стоял отец:

- Надо же… Ты ухо проколол, - подошел он ко мне. – Не замечал что-то. А татуировка у тебя есть?

- Штук сто! - съязвил я. – И каждая имеет свое значение.

- Вот как. А не покажешь? Впрочем, идем со мной. Я кое-что сказать тебе хочу. А заодно и татуировку продемонстрируешь. Надеюсь, на приличном месте набил? Стыдно перед папой не будет?

- Я пошутил, - сухо ответил я и покинул кухню, вместе с отцом.

- Дело дрянь, - ответил он, как только мы прошли в мою комнату. – Этот типчик совсем оборзевший! За ним знаешь, сколько людей стоит? О! И представить сложно в какую задницу ты попал. Ну ничего, я это дело так не оставлю! Я буду бороться и  засажу придурка в тюрьму.

- Не понял. О чем ты?

- Вернее, о ком! Об Игоре, конечно же!

- И откуда ты узнал, о нём сей информацию?

- Знакомые хорошие есть. Но не об этом, я хочу тебе суть толкнуть! Если, мы не принесем ему деньги, то Вике будет ох, как нехорошо! Он сделает ее проституткой или того хуже возьмет в свои личные рабыни и надругается над ней.

- Что? – я зажал рот ладонью.

- Что слышал. Но я говорю, что это дело так не оставлю, а буду бороться.

- Как?

- Об этом я еще не подумал…

Услышав громкий шорох, мы напряглись и выглянули в коридор.

- Кто это еще нас подслушивает? Не иначе, как Виталик. Любопытное дитё! Сколько раз учил тому, что подслушивать нехорошо, - недовольно пробубнил отец.

- Кажется, это не Виталик.

- А кто же?

- Вика… Черт! – крикнул я и побежал вниз по лестнице.

Девушка закрылась в ванной и не намерена была ее открывать. Я как мог, стучался в двери и просил ее выйти, но та была непреклонна и продолжала рыдать. Отец появился тут как тут и дернул головой в сторону зала:

- Подождем ее тут. Пусть успокоится, а потом объясним, что к чему.

Заварив отцу чай, я протянул ему кружку и сел рядом.

- Да, - мрачно протянул он. – Не знал, что она любительница стоять под дверью и слушать, что говорят другие. Ну, это какая наглость!

- Вика, не виновата. Это я не хотел ей ничего говорить.

- И правильно делал, что молчал! Зачем ей это надо, если мы решили сами во всем разобраться и не впутывать ее в это дело!?

- Ты понимаешь, она нравится Игорю и он во, чтобы то ни стало, добьется своей цели, если мы не принесем бабки!

- Мало что мне нравится, я же не психую и не довожу людей до крайних мер. Нет, ну этот козел, правда, оборзел! У меня слов на него нет!

- Тихо. Она идет, - шепнул я и посмотрел на идущую мимо зала Вику.

Отец оживился и подозвал ее к себе.

- Вы что-то хотели? – дрогнувшим голосом спросила она и опустилась на кресло.

- Девочка моя, не переживай. То, что ты услышала, это всего лишь слова. Этот оборванец не получит ничего. Я тебе обещаю и приложу все свои усилия, чтобы вытащить тебя и своего ребенка из грязи. Он же не виноват в том, что заступился за тебя, когда тот приставал, ведь так? Мы оба знаем, что Игорь повел себя неправильно и был готов увести тебя и Лану подальше от клуба и поиздеваться над вами так, чтобы живого места не осталось. Я знаю. Проходили через это, - с грустью добавил отец. – Ты же прекрасно знаешь, как красива была мать Эдика и как любой мужчина был готов завоевать ее расположение, но она была настолько храброй, что не побоялась отшить одного из хулиганов. Имей в виду, чтобы не случилось, всегда рассчитывай на меня и сына. Мы не оставим тебя в беде и протянем руку в моменты падений.

- Спасибо, - прошептала девушка, встала с места и подошла ко мне, но тут же смутилась и спрятала взгляд: - Ну, спокойной ночи?

- Да, - выдохнул я. – Спокойной ночи, - и проводил ее взглядом.

- Хорошая девчонка. Жаль, что скрываетесь с ней, как дети и прячете свои отношения ото всех.

- С чего ты взял, что мы в отношениях? Там ни намека не было.

- Ой, насочиняй мне тут! Что я не знаю, что ты за ней бегаешь!

- Я?

- А кто я что ли? В клубе, кто повел себя, как настоящий мужчина и переговорил с обидчиком девушки, а потом получил кучу проблем? Не я же! Да, по тебе видно, что ты в неё втрескался!

- Не говори глупостей, - попытался уклониться от ответа я.

- У неё глаза горят при виде тебя!

- Что за бред!?

- Не спорь с отцом! Я давно уже догадывался, что между вами что-то есть.

- Конечно, есть! Мы же общаемся.

- Тесно!

- А вот и нет! – запротестовал я.

- Эдик, - вздыхает отец. – Если ты боишься, что Виталику будет от этого только хуже, то не парься. Он еще маленький мальчик, а как вырастит, то будет любить Вику, как родную мать!  Я в этом не сомневаюсь!

- Да кто бы и сомневался, что ради него она пойдет на все, потому что получает за присмотр хороший доход.

- Зря ты так говоришь, вообще-то с сегодняшнего дня, девушка решила работать бесплатно.

- Как? Ей, что совсем ничего не нужно? А как она жить-то будет?

- Мне кажется, что её последнее время, деньги меньше стали интересовать.

- И что же ей надо от этой жизни? Любви? Так от неё не насытишься, а только через три года усугубишь всё.

- Это сейчас ты так думаешь, а на самом деле, любовь живет ровно столько, сколько хотят двое.

- Пап, не мели ерунды. Между мной и Викой ничего нет и быть не должно. И пожалуйста, плати ей деньги, а то она совсем не понимает, что делает.

- Мне кажется, что для неё самое лучшее богатство, которое она жаждет от меня получить, так это тебя. Я же твой отец и несу за тебя ответственность.

- Уже давно не несешь. Я взрослый.

- Ути-пути, - рассмеялся отец и взъерошил мои волосы. Я только вздохнул.

- Ночью, ты совсем другой человек, а утром встанешь и возненавидишь меня.

- Да, что ты такое говоришь? Как я могу? Ты же уже вернулся.

- Ах, вот оно как! А злым ты раньше был, потому что семья не в полном составе была?

- Именно так. Мне просто хотелось быть счастливым. Ведь счастье – это когда рядом близкие люди, а не те, которые находятся за километр от Москвы.

- Это ты о Лане?

- О ней родимой.

- Значит, ты когда-то мечтал, чтобы в один прекрасный день, она поселилась в нашем доме? А что говорит об этом её мать?

- Она пока ничего не знает, но я уверен, что всё обойдется. Лана найдет к ней подход и всё объяснит.

- Да, не густо, ты нашел оправдание всей ситуации.

Отец был неправ во многом. Зачем рассчитывать на то, что разговор матери и дочери пройдет успешно? А вдруг, всё пойдет не так, как отец предугадывает? Вдруг, маме не понравится и она будет наезжать на дочку и оскорблять своего бывшего любовника, внушая, что он козел и как моя сеструха могла согласиться на его предложение вернуться к нему? Почему дочка сразу не отказалась и не оттолкнула его, не послав куда подальше?

Я посмотрел на отца и он меня уверил в том, что все будет нормально и мы выкарабкаемся из водоворота событий.

- Но сначала мы решим твою проблему, а уж потом приступим к моей. Идёт? – подмигивает мне он.

- Как бы все не было наоборот и тебе бы не пришлось страдать, - вздохнул я.

- По этому поводу не волнуйся. У меня всё под контролем. Можешь мне верить.

- В этом я и не поспорю, - ответил я и покинул зал.

Зайдя в свою комнату, я застал там своего сына. Он сидел на кровати и внимательно смотрел в одну точку, весело болтая ногами.

- Ты-то здесь откуда? Тебе не пора спать?

Мальчик покачал головой и протянул ко мне руки, я сажусь рядом с ним. В эту минуту входит Вика и упирает руки в боки:

- Ах, вот ты где! Пошли, я уложу тебя спать.

- Нет, - еще теснее прижимается ко мне ребенок и на его глазах появляются слёзы. Девушка недоумевает и опускается на кровать:

- Ну, что ты, в самом деле? Я же тебя не о многом-то прошу. И к тому, же время не детское.

- Я не хочу.

- И, что мне с тобой делать?

- Ничего, - отвечаю за него я и предлагаю ей оставить мальчика со мной.

- Ты уверен?

- Ему как раз будет лучше со мной. Уж мне виднее.

- Как знаешь, - сказала она и хотела было встать, но я взял ее за руку.

- Вик, послушай, если ты переживаешь насчет Ларионова, то не стоит ломать голову над этим. Папа все уладит, а этот ничего-таки в своей жизни не добьется.

- Я поняла тебя, - понуро отвечает Вика и встает с кровати. – Я могу идти?

Я киваю и целую девушку в щеку, желая ей спокойной ночи, та смутилась и вышла из моей комнаты. Повернувшись к сыну, я улыбаюсь:

- Ну, что ложись. Если будет холодно, то скажешь мне, я тебе другое одеяло принесу, хорошо?

- Да, - ответил он и перелез на другую сторону кровати.

- Вот и славно, а теперь спи, - сказал я и лёг рядом с ним.

На следующий день, Вика была сама не своя и старалась избегать моего взгляда. Только, когда я подошел к ней и спросил, что случилось, девушка скрещивает руки на груди и упирается спиной к тумбочке:

- Уснешь тут, когда такое творится за твоей спиной. Не знаешь чего и ожидать теперь… Неужели твои проблемы с Димой смогли дойти до такой степени, что от этого пострадал не только ты, но и  я? И, как так получилось, что поперек стали миллионы?

- Игорь, открыл мне очень важную тайну, которая касается его и Димкиной жены, - шепнул я, так как до сих пор боялся того, что меня могут услышать. – А я мужлану, ничего так и не рассказал. Не успел. Даже когда пересекся с Игорем сказал, что молчал, а он мне… Не поверил и потребовал деньги, чтобы так я доказал ему правду.

- Он, что совсем спятил? Кто так делает? Это же не по-людски и очень странно. Наоборот, это он должен тебе деньги заплатить, чтобы ты не распространялся. А, что за тайна?

- Понимаешь, Димкина жена страдала бесплодием и не могла забеременеть, а тут бац и случись чудо. Были все в шоке, не только я, но еще и муж, который с пеной у рта доказывал мне, что это не его ребенок. Сама знаешь, она проститутка. А еще для большего шока, я узнал, что отцом является Игорь, который был сутенером и безумно влюбленным в нее. Какая может быть к черту любовь, если он мучил человека и хотел подчинить его себе? Понять не могу.

- Я, кажется, припоминаю эту девчонку. Мне Коля рассказывал, да и я тебя с ней в клубе видела. Да, добился-таки красавчик своего и обрюхатил чужую жену. Вот они чувства!

- Ни фига подобного! Это зверство с его стороны! Игорю доставляет удовольствие смотреть на страдания других людей и пить из них всю кровь.

- Всё ровно покоя мысль не дает, что я могу оказаться на месте этой проститутки, - вздыхает Вика и вытирает слёзы.

Я обнимаю её за плечо и уже готовлюсь проявить все свои чувства и приободрить, как вдруг слышу шаги отца и отпрянываю от девушки, как от прокаженной. Но он делает вид, будто не замечает нас, а разговаривает по мобильнику и о чем-то договаривается. Только потом, отключившись, оборачивается и дарит нам свою обворожительную улыбку:

- Ой, а я вас не заметил. Вы тут долго стоите и болтаете?

- Нет, - ответил я и направился в сторону сына.

- Вик, мы есть будем? Ты, как все приготовила? – появляется на кухне Лана, завязывая волосы в хвост.

- Да, почти.

- Составишь компанию? – сладко протягивает сеструха и получает от девушки положительный ответ. – Я так и знала. Ну, что ж, здорово. Буду с нетерпением ждать твоего коронного блюда.

- Лан, ты бы позвонила маме, - отзывается папа.

- Зачем?

- Как зачем? Чтобы предупредить её о том, где ты сейчас.

- Ой, пап! Ну, её! – всплеснула руками Лана и села рядом с нами. – Лучше позвоню и узнаю, как у нее дела, чем слушать то, что она думает по этому проводу. Тем более, что мне проще изображать паиньку девочку, что живет от зарплаты до зарплаты театрального кружка и не в чьих подачках не нуждается.

- Рано или поздно, мама купит сборник твоих стихов и обалдеет, когда увидит в конце книги, кто за этим стоял, - внёс свою лепту я.

- А ты чего лезешь куда тебе не надо? Как-нибудь без тебя разберусь! Твоего мнения, кажется, никто не спрашивал! – разбушевалась девушка.

- Так, всё! Прекращайте! – не выдержал папа. – Я тебя очень прошу, дорогая моя, соизволь  маме позвонить, а что будет дальше, я сам разберусь.

- Разберется, он конечно! – хмыкнул я. – Где-то я уже это слышал. Вместо того чтобы словами кидаться, взял бы, да и сделал. Ты всегда на словах Лев Толстой, пап или хочешь казаться таким?

- Эдик, прекрати! – послышался мне за спиной голос Вики.

- Ежели, я сказал, что всё решу, значит, так тому и быть. И не надо учить меня, а то  по шапке можно получить, - слегка дёрнул плечами он и стряхнул невидимую пылинку.

- В моём-то возрасте? – подколол его я и, поймав сердитый взгляд, сослался, на то, что это была шутка. Вика ставит перед нами тарелки и желает приятного аппетита. Вся она была зажата и чувствовала себя неуверенно.

В эту минуту,  в моем кармане вибрирует телефон и напрягшись от волнения, я достаю его и смотрю на дисплей. Номер был неизвестный, и я прекрасно знал, что это по поручению Игоря. Уловив моё состояние, отец протягивает руку и просит, чтобы я дал ему ответить на звонок. С важным видом  он подносит мобильник к уху и деловито сообщает от моего лица, что деньги еще не собраны. Осталось всего половина суммы, но он тщательно работает над этим.  Видимо, отцу уже не привыкать общаться с людьми так, как-будто они его давние партнёры по бизнесу. Я был слегка поражен.

Отдав мне телефон, папа обращается к Вике:

- Не бойся, моя хорошая. Никто не тронет тебя. Можешь не переживать

- Что вы ко мне все пристали??? – взорвалась она и резко поднялась из-за стола, взяв в руки свою тарелку. – У меня всё замечательно! Оставьте меня в покое!  – и направилась к раковине.

Лана была обескуражена таким поведением подруги и прижала руки к груди:

- Что это с ней?

- Хроническое переутомление. Ей надо на воздухе чаще бывать, - мрачно добавил я и посмотрел на Вику, которая никак не могла прийти в себя.

- Возможно, мы тут лишние, дорогая, - тихо сказал отец сестре и обратился ко мне: - Но ты подожди, мы поедим нормально, а потом уже вы поговорите.

Виталик подошёл ко мне и стал тянуть за руку, зовя поиграть, но я пообещал подойти чуть позже и погладил его по голове. Вскоре, когда все ушли, я обнимаю Вику сзади и слышу ее, не прекращаемые рыдания:

- Мне страшно! – оборачивается девушка и еще сильнее прижимается ко мне. – Я не могу себе представить, что со мной будет, если всё пойдет иначе и твой папа ничего не успеет сделать!

- Почему ты так говоришь? – опешил я.

- Сам знаешь, что не факт, будет ли от него настоящая помощь или нет. Скорей всего твой папа неуверен в своих действиях и в том, что говорит. Скорей всего, он пытается успокоить не только нас, но и себя самого. Кто он против Игоря? Да, никто! Полнейшее ничтожество! Признайся, что согласен со мной и не имеешь право усомниться в моих словах! Потому что, не раз приходил к такому выводу. Ты питаешь иллюзии, что папа спасет тебя от проблем,  хочешь оправдать его и надеяться на лучшее. Как можно рассчитывать на человека, который сам не справиться ли он с этим или нет!? И почему именно эта затея пришла в его голову?

- За шантаж, за то, что он подослал людей, которые избили меня и нанесли такие побои, что можно сразу идти в полицию и снимать их. А за, что же еще? Поступки не бывают безнаказанными. Или ты хочешь сказать, что Игорь ни в чем не виноват? Что он такой чистенький и невинный? Делал добрые дела и никого не трогал? Не портил жизни других людей и не лез на рожон? И ему можно смело гулять после всего, что он сделал на свободе?

 Вика ничего не ответила, а только расплакалась:

- Я мелю такую чушь, что сама не понимаю того, что говорю. Только в голове стоит вся твоя ситуация с Димой и то, что между вами замешан Игорь. И возможно, что я что-то не догоняю. Ты был прав. Эта история касается только вас двоих. Что на самом деле происходит - знаете только вы оба и я не вправе влезать. Ну, пожалуйста, помоги мне не застрять в этой пучине событий и избавь от гнусных мыслей, что не дают спокойно спать, - в сердцах сказала девушка и крепко обняла меня за шею: - Я не могу так больше!

- Я понимаю, - шепчу я, отстраняюсь и целую её.

Нашу идиллию прерывает Лана и закрывает руками глаза:

- Я ничего не видела, всё хорошо! Я буквально на пару минут. Мне нужно только перетереть с Викой. Всего один вопрос и я вас больше не побеспокою.

Я выпускаю Вику из своих объятий и внимательно наблюдаю за девочками.

- Всё, что угодно! Любой каприз! Я тебя слушаю, - обратилась к сестре Вика.

- Ты бы не составила мне компанию? Мне нужно в магазин. Шмоток прикупить, а поехать туда без тебя, было бы некрасиво. Если я тебя с собой не возьму и не покажу новинки этого сезона, то какая из меня подруга? Или ты не хочешь?

- Почему бы и нет, - пожала плечами Вика. – Я согласна.

- Замётано! Жду тебя в машине, - хлопает в ладоши Лана и удаляется.

- Будь осторожна, - предупреждаю девушку я и отправляюсь наверх к Виталику.

Виктория

- А ты с ним неплохо смотришься, - улыбнулась Лана и глотнула кофе. – Черт, набрала столько одежды, что хватит на целую армию. Тебе кстати, тоже подобрала несколько вариантов. Зря отказываешься от покупок. Между прочим, новое платье – это, как подорожник для девушки. Но ничего, походишь пока в моих новых шмотках, а дальше подумаешь, стоит ли тебе приобретать новинки, или нет. Кстати, у тебя с Эдиком что-нибудь было?

- Нет, - честно отвечаю я и выпрямляюсь.

- Да, ладно брось! Мне-то ты можешь рассказать, как подруге. Я ж секреты умею хранить, котик.

- Но, не было у нас ничего, правда.

- Врешь, ты мне, всё врешь. Я же знаю такие ночевки, как ваши. Меня не проведешь!

- Что ты хочешь узнать, тогда? Конкретно.

- Кись, ну послушай, чтобы между вами не происходило, всё ровно это должно остаться тайной для всех, но я то, как твой верный друг, просто обязана знать, не разочаровалась ли ты первый раз, в таком более деликатном деле, как секс с любимым мужчиной?

- Чего? – от такого вопроса у меня перекрыло кислород, и я несколько раз откашлялась. – Тебе не кажется, что ты переходишь грани разумного?

- Брось, Вика! Мы уже давно взрослые девочки. Пора бы уже этим заняться, то, что я тебе говорила, про то, что ты везучая и сохранила невинность, так это было тогда, когда у тебя не было мужчины, но теперь-то черед настал.

- Но он не хочет портить мне жизнь и трогать меня!

- Все они так говорят, а как только ты попытаешься соблазнить его, так всё! Уже ничего не подделаешь. У него отключится разум и он уже забудет о том, что говорил. Поверь, мне. Каждая девушка так делает, когда живет с молодым человеком. Ну, Викуль, Не о сериалах же нам всю жизнь с тобой болтать и о прочитанных книгах. Пора бы уже выходить из этой кожуры.

Я готова была в нее чем-нибудь запульнуть, только ничего подходящего под рукой не находилось. Как она может? Ведь была же лучшей подругой! Понимала, бурно обсуждала со мной все что угодно, а теперь? Настали другие времена! Ну и что! Можно подумать, что я настолько доверяю своему партнеру, что готова покувыркаться с ним. Вот дура!

- Я бы не отказалась задать тебе пару вопросов по поводу твоих впечатлений от книги, которую ты читала последний раз, - сдержанно сказала я.

-  Но ты же знаешь, что это было обговорено тысячу раз и к тому же, книга, которую я прочитала, была вовсе скучная.

- Понятно. Ну, а сериалы? Может, посоветуешь мне какой-нибудь интересный, который сейчас идет по телеку?

- Конечно! Под названием «жизнь»! Причем, все события  происходят у тебя под носом! Ты считай, там главный герой и от тебя зависит дальнейшая судьба!

- Да? Вот это новость! – наигранно удивилась я.

- Вика, прекращай прикалываться. Ты же знаешь, я не люблю это. Не век же нам обсуждать уже пройденные темы! – недовольно пробурчала Лана и отвернулась.

- Вижу, разговор у нас с тобой не клеится. А жаль, очень жаль, но хотя бы расскажи, как там с Колей дела? Ты же с ним периодически созваниваешься?

- Ясен пень! Конечно же, созваниваемся! Куда же без этого-то? Только у него дел по горло. Не до меня ему сейчас.

- Поэтому тебе не дает покоя и моя личная жизнь? – сказав всё это, я прикусила язык. Мне казалось, что еще немного и мы поссоримся, но ничего не произошло. Лана сидела, молча, подперев подбородок рукой.

- Ладно, ты собирайся потихоньку, а я пойду, пакеты в машину закину, - сказала она, расплатилась с официантом и вышла.

Посмотрев на мужчину, я кивнула и допила свой сок. Было немного не по себе от разговора с подругой. Хотелось выйти из кафе и отправиться самостоятельно домой, потому что наша беседа была настолько неприятной, что заставила меня краснеть, провалиться сквозь землю, да и взять вещи и уйти от этого человека. Находиться с ней мне было уже неприятно, а смотреть в глаза и подавно. Но, если бы я только знала город, то у меня было бы множество возможностей, осуществить свои грандиозные планы.

Покинув кафе, я открыла дверцу тачки и громко ей хлопнула. Лана спала и даже не думала открывать глаза, чтобы сделать мне парочку замечаний по поводу того, что все-таки двери в машине – это не холодильник и не надо так шумно хлопать, а то стекла все побью.  Но подруга даже не шелохнулась.

- Кончай шутить, Лан. Поспишь дома. Мне если честно всё это надоело. Ты слышишь меня? – трясу ее за плечо я. – Нет! Ну, это издевательство какое-то. Просыпайся, черт тебя возьми!

Взбесившись, я стала будить ненормальную, матерясь на нее, как сапожник. Когда мои попытки были бесполезны, я тяжело вздохнула, посмотрела в зеркало и готова была закричать, но мне тут же закрыли рот и приказали не рыпаться, а молча покинуть машину и следовать за направляющим. А главное, не наводить панику. Я кивнула и сделала всё так, как мне сказали. Это были мужчины атлетического телосложения и с противными мордами. Одним словом, типы неприятной внешности.

Когда я пересела в их автомобиль, то ко мне подсел еще один и стал заклеивать руки скотчем:

- Не рыпайся, куколка, а то схлопочешь, - зло посмотрел на меня он и отрезал ножницами мои наручники.

- Кто? Кто вы такие? Что вы сделали с Ланой? Вы убили её? – в панике закричала я, но мне тут же приказали закрыть рот.

- Усыпили ее бдительность. А то, как мы прокрались в вашу машину, тебя не должно касаться, - заговорил со мной второй. – А кто мы такие, то тебе лучше узнать все самой. Твой парень задолжал одному человеку, очень большую сумму и не вернул ее в срок, теперь хозяин на тебя стал охотиться, ведь ты же ему понравилась.

- Нет! Пожалуйста, скажите Эдику, что я у вас и потребуйте денег в обмен за меня! Он всё собрал до копеечки и уже готов отдать должное! – соврала я и зарыдала в голос.

- Поздно спохватился. Нужно было с утра везти, как хотел хозяин. Теперь его время вышло. Скажи Игорю об этом, вдруг передумает и отпустит тебя. Но навряд ли.

На самом-то деле, Эдик  и не собирался участвовать в злых играх этого выскочки и всячески рассчитывал на отца, но я знала, что этим ничем хорошим не закончится.

Значит, ему было плевать на меня? Его не волновало, что со мной будет, если вдруг помощь папаши не сработает и меня в любой момент могут похитить! Не зря же он просил меня быть сегодня осторожной. Его заботят только свои проблемы, любимым людям, он никогда не поможет. Что толку, если он мне дал совет, если сказать можно всё что угодно, а на деле происходит совсем другое? Что я могла бы сделать, если бы вышла из машины и убежала, не идя за бандитами? Да, они бы меня догнали, схватили за волосы и потащили бы силком в машину. Ну, так и что? Я же сделала всё правильно. Предостерегалась, так сказать, а всё случилось совсем иначе.

У меня кроме парня никого не было и не от кого было ждать поддержки. Я надеялась, что он сделает всё, что угодно для меня, а он совершил такую глупость.  Петр Ильич мне не отец и то, что бы он сделал для нас, никакой бы пользы не принесло.

Как-то Лана сказала мне, что на счету у папы шестьсот тысяч миллионов, и каждый он тратит на какую-то пользу, а не бросает на ветер, как это делал его сын, будучи подростком. Но эти деньги, Эдик мог бы собрать и вовремя вернуть Игорю. А они с отцом все шутками балуются. По телефону Петр Ильич общался так деловито, что было видно – он прикалывается над отморозками. Для него - они клоуны, которые строят из себя непонятно что, со своим: «порешу». Папе и сыну было все ровно, что происходит. Лишь бы поржать.

Эдика не смущало, что мне плохо, что узнав новость, я стала жить в постоянном страхе и видеть в ситуации другой подход. Мне же казалось, что это Игорь должен ему деньги отвалить за молчание, но нет. Он человек, не того сорта, чтобы церемониться. Сказал, значит делай, а нет, твоя девочка у меня.

Доехав до шикарного особняка, меня вывели из машины, освободили руки и завели внутрь. Было красиво, не спорю. Дорогие картины, мебель и запах освежителя с ванилью. Игорь спустился вниз и встретил меня с распростертыми объятьями, крепко прижав к себе, как дорогого человека:

- Вика! Как хорошо, что ты пришла. Теперь мы всегда будем вместе, - было видно, что он под кайфом. Зрачки и дауническая улыбка, сама его выдала. Неужели, это и есть моё будущее? Снюхаться по его приказу и превратиться в ничтожество, а после быть выкинутой на улицу. По моим щекам потекли слёзы и я попросила его набрать Эдика. Ненормальный удивился: - Солнышко моё, зачем он нам? Забудь ты его! ты теперь принадлежишь мне! Он же наверняка не баловал тебя и не дарил подарков? Чего ты к нему так привязалась?

- Он Вам деньги сегодня хотел вернуть, - как-то неуверенно ответила я.

- Милая моя! Не нашел он таких денег, курочка, сам предложил тебя за место бабок. Сам позвонил и отчаянным тоном пролепетал, мол, Игорь давай договоримся так, ты мне десять лимонов, а я тебе Вику, - передразнил его псих. – Вот так и верь людям, моя хорошая, а ты все про деньги, да про эти чертовы бумажки! Ну, их! Любовь невозможно купить, но я поддался. Не могу не сказать, что когда-то Эдик был мне должен, но теперь он откупился и… сполна, - прищурился он и притянул меня к себе, дыхнув перегаром.

Я закрыла рот ладонью и посмотрела на громилу:

- Это правда?

Тот пожал плечами.

- Да, у кого ты спрашиваешь! Он же тупо раб. Выполняет мои приказы! Пошли вон, собаки! Не видите мне с девушкой поговорить надо! – возмутился Игорь  и когда отморозки ушли, то толкнул меня на диван и начал нагло приставать. – Моя девочка, дядя Игорь не обидит тебя. Дядя Игорь будет любить тебя так, как никто на свете не любил. Ну, иди же сюда…

Я испугалась, резко встала и побежала, куда глаза глядят. Оскорбленный мужчина увязался за мной. Сердце билось с учащенной скоростью и было готово вот-вот выпрыгнуть из груди. Лестница наверх была моим спасением, и поднявшись, я не успеваю добежать до ближайшей комнаты. Обкурыш хватает меня за локоть и влепляет сильную пощечину, от которой я не удерживаюсь на ногах и падаю на пол, потеряв сознание.

Эдуард

Я был полностью уверен, что Вика с Ланой вернутся вовремя, но когда прошло ровно два часа, я запаниковал и начал мерить шагами комнату. Отец не выдерживает и просит меня сесть, а то его уже начинает подташнивать. Я слушаюсь его и опускаюсь на диван рядом с сыном, который не обращал на меня ни малейшего внимания и был увлечен просмотром «Спанч Боба», я бы тоже присоединился к нему, но только в другой раз.

- Пап, ну где они?

- Черт знает, поди, разбери этих баб. Ходят где вздумается. Сходить в магазин – это в их понятии, как посетить торговый центр и выйти из него, только тогда, когда деньги на кредитке закончатся.  Плюс, парфюмерия, Макдональдс, еще один магазин с модной одеждой, потому что там есть определенная кофточка, которая дополнит майку и джинсы, ну или платье. Нам мужикам для счастья надо только ткнуть пальцем на понравившуюся рубашку и воля! Она уже наша и покупать ничего в дополнение не надо, ну и выбор парфюма, для нас считай, всегда одинаков. Только на цены смотрим и всё. А у баб, все сложнее, - смеется папа и взъерошивает волосы Виталика. Тот машет рукой, словно хочет прогнать надоедливого дедушку. Хотя, так оно и есть. Мальчика бесит, когда его отвлекают, от сей важных занятий. – Дурость, одну только смотрит. Что хорошего в этом чудище, которое размахивает лопаткой и лепит гамбургеры? Сплошная дребедень.

Неожиданно входная дверь громко хлопает и, выбежав из зала, я застаю Лану, причем совсем одну. Девушка опирается о стенку спиной, закрывает лицо руками и глубоко вздыхает. Следом за мной выходит отец:

- Лана, что с тобой? Почему ты одна? Где Вика? Где вы были? Вы на время смотрели?

- Папочка, - отлепляет свои руки от щек она и крепко обнимает его. – Вику, похитили, - и громко рыдает.

Я закрываю рот рукой и смотрю на сестру во все глаза.

- Тихо, успокойтесь оба. Без паники! Пойдем, девочка, все расскажешь, - ласково шепчет отец и провожает убитую горем подругу в зал.

Увидев Виталика, та еще теснее прижимает мальчика к себе и не может никак прийти в чувства. Ребенок пытается отстраниться от ненормальной, но его попытки были тщетны. Девушка намертво обняла мальца и не собиралась отпускать его, до тех пор, пока не станет легче.

Мы долго наблюдали за этой картиной и жаждали того момента, когда Лана нам всё расскажет. Наконец, она выпускает мальчика из своих объятий и вытирает слезы, тыльной стороной ладони:

- Все произошло так молниеносно. Я даже пикнуть не успела. Как мне приложили вонючую тряпку ко рту и я уснула. Господи… Я даже не знаю, сколько проспала, пока кто-то не поднес к моему носу нашатырь. Это был охранник этой кафешки. Ему не давала покоя, моя машина и то, что я сплю на водительском месте и не удосуживаюсь отъехать, чтобы освободить место для парковки. А недовольные люди не могут угомониться. Им именно мое место подавай! Мужчина сказал, что моя подруга вышла из машины с какими-то типами, а меня оставила одну. Администрация заведения была уже готова вызвать полицию, но сначала подослала охранника разобраться со мной. А ну, как меня грохнули и скрылись с места преступления. Я затряслась в истерике, когда узнала, что случилось с Викой, пока я сладко спала и никак не могла взять себя в руки. Благо меня отвели в заведение и налили валерьянки. Мне сказали, что преступников не успели рассмотреть, так как оба были в капюшонах и очках. Что удивительно по сегодняшним прогнозам погоды. Солнце, вроде не обещали, а они вырядились, как на пляж. В конечном итоге, я покинула кафе абсолютно опустошенная и поехала домой.

- Милая, но ты не переживай. Сейчас папа все уладит и Вика вернется домой. Правда, Эдик?

- Да, - отвечаю я и замечаю, что отец кивает  в сторону, намекая мне, что надо выйти и срочно поговорить. Я подчиняюсь и направляюсь с ним в его кабинет.

– Дело – дрянь. Надо что-то предпринять, пока не стало поздно, - сказал он, открыл дверь и взял в руки телефон.

Позвонив Роме, он вызвал его к себе и вскоре, рассказал о случившемся. Тот слушал внимательно и все время поглядывал на мой хмурый вид. Отец не выдерживает моего гнусного настроения, наливает коньяк и дает мне стакан.  Я делаю пару глоточков и на секунду расслабляюсь. Когда, он поделился с Ромой с тем, что хотел, то мужчинка расправляет плечи и дергает головой.

- Не может быть, - только и смог сказать он.

- Если ты сейчас же не скажешь, где живет твой брат, то я тебя на кусочки порву! – стукнул стаканом по столу я и подошел вплотную к бугаю. – Не зли меня!

- Откуда ты вообще знаешь, что мы с Игорем родственники?

Папа был удивлен не меньше Ромы и попытался усадить меня на место, но я был непреклонен.

- Где-то в Подмосковье. У него дача там есть, - как-то неуверенно ответил он и почесал голову.

- Ты слышал, пап? У нас есть зацепка! – хлопнул в ладоши я и опустился на стул.

- Поверить не могу, что был таким лузером и взял тебя на работу. Хотя, чего греха таить. Все вы из лихих девяностых. Бандюганы проклятые. Знал бы, кто ты есть, вообще бы с тобой связываться не стал, а тем более, когда у тебя есть еще и брат.  Теперь мне понятно, почему Вика так сильно тебя боялась. Значит, было за что. Пугающая внешность – это тьфу! По сравнению с тем, что ты вытворял долгие годы. Я на все закрывал глаза и верил, что ты не такой поганый человек, а хмурый, потому что соблюдаешь рабочую дисциплину. Гордость, настойчивость, верность – это замашки, моей иллюзии. Я-то думал, ты норм мужик и с тобой можно хоть поговорить, за стаканом крепкого. Иметь своего личного телохранителя, водителя, который готов прикрыть своей мощной спиной, на перестрелках – это так здорово. Есть на кого положиться. Я же тебя, зараза повысил! Машину свою давал, без тебя раньше обходился… Какой был дурак, что пошел на это, - папа говорил с таким сомнением в голосе, что я не мог его перебить. – Извини, я больше не могу с тобой работать.

Встав с кресла, отец вышел из кабинета и оставил нас одних. Мы долго смотрели в упор друг на друга, не зная, что и сказать. Ведь все слова были уже давно произнесены и оставили отпечаток разочарования и обманутых надежд, моего отца, который восславлял мужчинку и радовался тому, что нигде не сыщешь таких  опытных и разборчивых работников, как Ромку.

Отец считал его, намного лучше своего прежнего телохранителя, Ивана, которому удалось завоевать его расположение и стать лучшим другом. Но у Романа не получилось, сделать так, чтобы шеф доверился ему. Сколько бы он не старался, но папин характер никогда не изменится, если он сам того не пожелает.

Когда Рома только-только пришел устраиваться на работу, папа был поражен смекалистости этого крепкого паренька, сразу посвятил во все дела  и в качестве подарка разрешил сегодня же приступать к своим обязанностям. Рома схватывал все на лету и переваривал каждое слово, своего начальника, чем и порадовало папу, но позже сюсюканья прошли, он стал с ним построже и парень возмужал, стал чересчур самоуверенным и был готов убить любого, кто принесет вред нашей семье.

- Мне неинтересно, что сейчас происходит на данный момент, мальчики, но я очень рассчитываю, на то, что мы вытащим Вику из этой помойки, гораздо быстрее, чем этот мудак расквитается с ней, - запыхавшись, объясняет отец. - Собирайтесь, дорогие! Рома, покажет нам дорогу. В какой-то мере, он мне все еще нужен, а дальше я с ним позже разберусь, - и выходит.

Виктория

Я пришла в себя, только от чьих-то прикосновений. Кто-то ловко проводил кончиками пальцев по моей щеке, словно она была гладкой и шелковистой. Это был явно профессионал своего дела, который хорошо относился к девушкам и имел среди них популярность с такими трепетными чувствами.

Вскоре, пальцы стали путешествовать по моему телу и открыв глаза, я увидела перед собой Игоря. Облегчённый вздох слетел с его губ и он наклонился ко мне, чтобы поцеловать, но я оттолкнула придурка, прижалась к стене и подтянула колени к животу. Игорь был, явно не в восторге и хотел было треснуть мне. Сжавшись в комок, я посмотрела на него молящими глазами и прошептала:

- Пожалуйста, не трогайте меня! Я никуда от Вас не убегу. Честно. Буду всегда рядом, как Вы и хотели.

- Я хочу выпить. Составь мне компанию, - с ухмылкой сказал он, схватил меня за руку и потащил за собой в бар, где стояло его драгоценное пойло.

Налив мне и себе, Игорь ставит передо мной стакан и следит за моей реакцией. Я тупо смотрю на содержимое и не делаю ни глотка. Это заставило немного раздражиться мужчину:

- Чего бы тебе хотелось попробовать, милая? Как я погляжу, ты алкоголь совсем не переносишь.

- Крабовый салат, - ответила я первое, что пришло на ум.

Игорь кривит губы, берет стакан и приближается ко мне. Я не на шутку начинаю дрожать.

- Крабовый салат, говоришь… На закуску? – разражается пьяным смехом отморозок и делает внушительный глоток спиртного.

- Нет. Просто есть хочу. Не нюхать же мне с Вами кокаин и распивать виски?

- Это ты правильно подметила. Наркотики тебе в любом случае нельзя. Ведь ты же – леди. Тебе только чаёк попивать  с оттопыренным мизинцем, да о житейских делах говорить. На большее ты вообще неспособна. Или я ошибаюсь? – притягивает меня к себе Игорь и касается моих губ. Я пытаюсь не дышать. Сердце бешено колотится, а руки предательски трясутся.

- Нет, - выдыхаю я. – Но насчет того, что Вы думаете, я неспособна.

 Игорь отстраняется, проводит рукой по моему плечу и смотрит в глаза:

- Не бойся, крошка. Это будет не больно, - и впивается в мои губы.

Я пробую оттолкнуть его, но ничего не выходит.  Ненормальный был настойчив и наглым образом засовывал свой язык мне в рот. Я терпела это унижение, поддавалась ему,  а сама сгорала от стыда, что позволяю выродку вытирать об себя ноги. Затем, он шепчет мне на ухо, похабные словечки, берет на руки и несет в свою комнату.

Я рыдала навзрыд и была готова провалиться сквозь землю. Положив меня на кровать, Игорь первым делом начал стягивать с меня одежду. Я билась в истерике, стучала кулаками ему в грудь, вертелась, как могла и даже пыталась снова сбежать. Но тот был неугомонен, схватил меня за ремень джинсов, притянул к себе со словами: «Не уйдешь» и продолжил дальше.

- Прошу, не надо! – крикнула я, а мужчинка только рассмеялся и стал дальше надо мной издеваться. Наоборот, мои вопли, доставляли ему удовольствие и прекращать всё это не было смысла.

Вижу, что по-хорошему Игореша, все же не понимает. Ну, ладно! Сам напросился! С психу, я толкаю его ногами в живот и резко встаю с кровати. Сумасшедший целуется со стенкой, трет голову, а затем набрасывается на меня, валит обратно на место и щупает молнию на моих джинсах. Что ты собираешься делать? Прекрати! Мы так не договаривались! Твою мать, только не это! Мужчинка уже был готов завладеть мной, но не тут-то было. Кто-то ударяет его со всей дури по голове и обидчик падает на меня. Сбросив с себя тушу, я поднимаю голову и вижу перед собой Эдика. Парень держал в руках разбитую бутылку от виски и был напуган не меньше моего.

- Вика, как хорошо, что с тобой все в порядке! - испуганно шепчет он и крепко сжимает меня в своих объятиях – Все закончилось. Успокойся. Не надо плакать. Лучше пойдем отсюда, пока он не очухался.

Мне было настолько страшно, что не верилось  в происходящее. В машине, я никак не могла прийти в себя. Всё время рыдала у парня на плече и прижималась к нему без конца. Даже, когда  на свежем воздухе стояла, потому что шеф приказал Роме остановиться на секунду, чтобы я смогла спокойно отдышаться, тоже не получалось. Я возвращалась обратно в машину, некоторое время сдерживалась, но все ровно проигрывала. Эмоции были сильнее.

Приехав домой, я сильнее сжимаю руку Эдика, выхожу из машины и мы вместе заходим внутрь. Лана была на взводе и когда мы пересеклись, то первое, что сделала подруга, так это обняла меня и стала приносить извинения по поводу того, что наговорила мне в кафе. Я кивнула и отстранилась от нее, посмотрев стеклянным взглядом.

Чуть позже, я сидела в зале со всеми и слушала историю Романа. Как оказалось, Игорь был его брат-близняшка. Росли они хорошими мальчиками, на радость всем и всегда были ни разлей вода. С возрастом, они стали отдаляться друг от друга, у каждого появился свой интерес к жизни. Игорь стал закоренелым бабником и не пропускал ни одной юбки. Рома, посещал курсы спасателей и позволял себе немного расслабиться в компании друзей в клубе. От баб, у него тоже отбоя не было. Каждая была готова запрыгнуть к нему в койку. Он всегда завидовал Игорю и хотел быть похожим на него и кажется, у паренька это получилось. Заметив такое нереальное сходство, Игорь тут же предложил брату открыть бордель в ближайшем углу, чтобы грести бабло и радоваться жизни. Но Роме эта затея не понравилась и он всячески отказывался, но братик стоял на своем и просил того одуматься и поразмыслить, что будет, если вокруг них соберутся женщины, с которыми можно делать все что угодно и впаивать их клиентам за большие деньги. Тогда Рома решился помочь брату и сам вязался в это дело, а потом что-то у них там не сложилось и они поссорились и уже никогда не поддерживали связь. Игорь пошел развивать свою контору со шлюхами дальше, а Рома стал искать нормальную работу и вскоре, забрел сюда. Как пояснил мужчинка, это работа была совсем не для него, а вот для брата в самый раз, там ему все были рады, в особенности девочки, которые считали его за Бога и были готовы ради него на все.

Узнав, что парни родственники, я не выдержала, взяла стакан с водой, плеснула телохранителю шефа в лицо и крикнула, что есть мочи:

- Ненавижу тебя! Ненавижу вас обоих! – и вылетела из зала.

Добежав наверх, я прижалась к стенке и расплакалась, а когда появился Эдик, то стала кидать обвинения и в его адрес:

- Это всё из-за тебя! Из-за твоего Димки проклятого! Ваших общих проблем с Игорем. Не будь всей этой суматохи, я бы не оказалась крайней! Ненавижу! – всхлипнула я и уткнулась парню в грудь.

Ничего не говоря, он ведет меня в свою комнату, усаживает на кровать и дает мне немного прийти в себя.

- Зачем ты так со мной поступил??? Кто тебе дал право, продавать меня этому сосунку за десять лимонов? Ты же мог их прекрасно найти, - продолжала давиться слезами я.

- Что? Ты, что бредишь? Кто тебе про меня такое наговорил? А хотя, не отвечай, я и без тебя понял. Можешь не напрягаться. Разве, я мог пойти на такое преступление? Мне бы и в голову подобное не пришло продавать тебя Игорю! Нашла, кому верить!

Я вытираю слёзы и смотрю на Эдика. Сев рядом со мной, он прижимает меня к себе и с нежностью в голосе шепчет:

- Бедная девочка, столько натерпелась. Что же он с тобой делал, все это время, пока ты находилась в его доме? Ума не приложу. Если бы ты только знала, как я себя чувствую, после всего, что произошло, не передать словами. Я виноват перед тобой.

- Я думала, что тебе безразлична моя судьба. 

- Как ты могла такое обо мне подумать? Это же неправда!

Я вздохнула и посмотрела на него, не веря тому, что все хорошо и мне больше ничего не угрожает. Только мысль одна смущала по поводу родственных связей Романа с Игорем. Что-то, а сходства у них все же есть. Оба самоуверенны, поведение хромает. Но, в отличие от Игоря, его брат не так уж сильно жесток к женскому полу и нет в голове извращенных замашек. Хотя, откуда мне знать!

- Ну, а как у тебя получилось пробраться в дом Игоря? Там же кругом его люди! – нарушила тишину я.

- Не было там никого. Видимо, он не настолько крут, чтобы все беспокоились о его безопасности. Ладно, не плачь, все уже позади. Знаешь, что спи у меня. Так будет намного лучше. Сейчас тебе необходимо мое присутствие. Ложись, я скоро приду.

- Скажи, а что будет дальше с Игорем?

- Папа посадит его. Как обещал. К тому времени, я уже успел зафиксировать побои и написать заявление. Адрес у нас есть, и искать преступника будет уже гораздо легче. Твою ситуацию с этим придурком, я приплетать не буду. Зачем тебе эти проблемы? Вспоминать весь этот ужас, что с тобой произошел и рассказывать все полиции, зрелище не из приятных, - сказал Эдик и вышел из комнаты.

Положив голову на подушку, я обхватываю себя руками и немного всхлипываю. Как вспомню, что Игорь пытался со мной сделать, сразу слёзы на глазах появляются. На секунду, я закрываю глаза и тяжело вздыхаю. Чувствую, как меня укрывают одеялом и ложатся рядом. Не выдержав, я поворачиваюсь на бок, обнимаю Эдика и в слезах начинаю рассказывать, что со мной было, когда я попала в дом Игоря. Он внимательно слушал меня, гладил по волосам и ничего не отвечал. А мне и не надо было. Главное, что рядом был человек, которому было не все ровно на меня.

Я все говорила и говорила, вытирала слёзы и продолжала, а затем, когда стало немного легче, уснула, сильно обняв парня.

Следующее утро выдалось для меня очень тяжело. Подперев спину подушкой, я подтянула колени к животу и задумалась. Пора бежать отсюда. У этой семейки действительно есть проблемы, связанные с криминалом. Отец – богатый бизнесмен, в прошлой жизни кобель, имеет внебрачную дочь, перспективы и огромные богатства. Именно из-за этого он овдовел и остался один на один с ребенком, который нуждался в его ласке и защите. Но отцу было по боку на мальчика. Карьера была важнее! Сын вырос, стал наркоманить, познакомился с дурнушкой, с которой у него появился сын, что был не запланирован. Я вот думаю, если бы он переспал со мной, а я бы забеременела и уехала в Иваново, то он бы тоже так мучился, как его папа с Ланой? Неужели бы я была жестокой по отношению к Эдику? Возможно, если бы между нами проскользнула неприязнь друг к другу и мы бы оба очутились в объятьях предательства.

Лана придиралась ко мне по поводу того, что у нас с Эдиком все по-детски. Наоборот, ему очень хотелось меня соблазнить, вот он и врал самому себе, что это невозможно и не надо калечить мою судьбу. А на самом деле, он не питает ко мне чувств и в любую секунду, готов со мной согрешить. Это часть его жизни.  Я не могу отрицать того, что между мужчиной и женщиной дружбы не бывает, но его забота… Боже, как вспомню, что парень переживал за меня, выводил на душевный разговор, так плакать хочется. А в итоге, всё закончилось тем, что он предложил немного пожить у себя.  И в любом случае у него возникало маниакальное желание взять надо мной вверх и лишить девственности. Я бы рыдала, а через время уволилась.  Думая обо всем этом, я еще больше начинаю его ненавидеть и испытывать омерзение. Для меня он стал куском дерьма.

Помню, как мы вместе вставали, уходили на работу и подолгу прощались в машине, потому что  не могли разлучиться друг с другом.

Ты никогда не говорил мне, что любишь, как скучаешь, как хотел бы взять отпуск, чтобы провести время со мной. Ты был аккуратен со мной, боялся притронуться и причинить боль. И я могу с полной гордостью сказать тебе «спасибо», что показал мне, как на самом деле выглядят чистые и невинные чувства. И я безумно рада, что между нами так и ничего не было.

Я уткнулась лбом в колени и тихо всплакнула, затем вытерла слезы, потому что плакать уже надоело. Надо снимать розовые очки и привыкать к реальности. Это сложно, но иногда, можно почувствовать какую боль могут принести люди и воспоминания. Да, я буду скучать по тебе, если решусь уехать отсюда. А я так и сделаю! По крайней мере, для мамы не будет шоком, если я вернусь обратно на родину и снова стану сдавать экзамены, чтобы поступить в институт. Высшее образование, ещё никому не повредило. С ним ты можешь доказать всему миру, что ты супер-пупер умная и все можешь. Это, как ступенька чего-то нового и необычного.

Эдик – невероятный человек и если я уеду, то кто мне заменит его? Наверняка какой-нибудь мужчина, которому будет все ровно, что у меня на душе, лишь бы, что пожрать было. Такой мне не нужен. Я не желаю видеть перед собой слишком самоуверенного, чтобы потом он смог манипулировать мной, затевать конфликты и поднимать руку, если я вякну в его сторону, выражая свое мнение. Уж лучше одной. Страшно представить, если на смену Эдика придет тиран и станет надо мной издеваться.

- Вика? Ты уже проснулась, - спросонья отвечает парень и трет глаза. – А я и не слышал. Ты как?

- Лучше не бывает, - мрачно отвечаю я, смотря в одну точку. – Я хочу отсюда уехать и больше никогда не возвращаться.

- Ты чего совсем с ума сошла? А как же работа, дом, семья, перспективы? – в растерянности спросил он.

- Какое там! Я все ровно бы рано или поздно ушла, если бы знала, с чем столкнусь на своем пути. Вернее, с кем.

- И куда же ты теперь планируешь уехать?

- В Иваново. Там меня, как раз таки никто в обиду не даст и постарается защитить от этого гнусного мира, - говорила, словно в бреду я. – В твоей Москве слишком много злых людей, вранья, фальшивых чувств и пафоса. И что не удивительно, на этом вся жизнь только и держится. Люди не любят друг друга, испытывают одну ненависть и делают больно тем, кто этого не заслуживает.

- Я понимаю, что тебе сейчас нелегко после вчерашнего инцидента. Но ты погоди делать поспешные решения. У тебя же есть еще время, чтобы все хорошенько обдумать.

- Мне так хреново! Если бы только знал, как я униженно себя чувствую, за то, что ты все видел, когда ворвался в комнату Игоря, за тот, откровенный рассказ, что было со мной, когда я находилась со своим обидчиком один на один. Как он лез ко мне, как ударил со всей дури, как заставил очнуться с помощью своих ласк, как пытался меня изнасиловать, как, как, - запинаюсь я и закрываю лицо руками. – Как это мерзко слушать со стороны такое и еще иметь возможность поддерживать в том, что происходило с тобой! Бывают такие парни, что и прикасаться не хотят, считают шлюхой, а ты... Ты! Совсем другой…

- Каждый имеет право высказать все, что накопилось в душе, чтобы потом стало легче жить! - сказал Эдик и вытер руками мои слёзы. – И это абсолютно нормально.

- Я так не думаю. В конце концов, об этом стыдно говорить. Особенно мужчине,- выдохнула я и посмотрела на него. – Во всем этом виноват только ты и Дима. Больше никто. Кто знал, что именно из-за твоего любопытства к Игорю, моя жизнь подвергнется опасности?

- Это не так! Ты с самого начала понравилась Игорю и он пытался хоть как-то повлиять на меня, развести на бабки, чтобы потом выкроить момент,  для того чтобы похитить тебя. Мы с Димой тут абсолютно не причем. Просто так вышло и кажется, что именно наши проблемы, стали для тебя мукой. Игорь знал, что я встречаюсь с тобой. Как? Мне неизвестно. Наверное, видел. Да, видел. Это точно. Помнишь, когда ты выбегала из клуба, Лана окликнула тебя, да так, что все посетители развернулись, не только мы? Вот тогда он понял, что надо делать. В скором времени его ребята притащили меня к нему в дом. А там уже все было ясно. Игорю не нужны были мои деньги, ему нужна была только ты и все! Он стал заливать мне всякую фигню, а я поверил. Только сейчас я осознал, что все, что он мне наговорил, была несусветная ложь! И про жену Димкину и про беременность от него! Теперь только остается выяснить от кого, на самом деле беременна Марина.

- Разбирайтесь сами! Я больше не хочу в этом участвовать. Ты и твоя семья, слишком загадочна. Вечные интриги, расследования, сколько можно? Я устала! – вне себя ответила я и хотела было уже встать с кровати, но Эдик схватил меня за руку:

- Постой, ты серьезно решила уехать в Иваново?

- Да, - сквозь слезы произнесла я. – Нам нужно расстаться и чем быстрее мы это сделаем, тем лучше будет для нас двоих. Так дальше продолжаться не может. Всему должен быть конец.

- Но я не могу без тебя! Ты даже представить себе не можешь, что будет со мной, если ты уедешь. Я ведь люблю тебя!

От этих слов, я округлила глаза и положила руку на сердце:

- Ты же никогда мне такого не говорил…

- Вик, пойми меня правильно. Я не из тех, кто разбрасывается такими словами налево и направо, я говорю только в том случае, когда человек мне, реально необходим, - шепчет он и поднимает меня за подбородок. Я отстраняюсь и смотрю куда-то в сторону:

- Не верю…

- Что?

- Ни единому твоему слову – не верю! Ты никогда не испытывал ко мне чувств, ты только и делал, что наслаждался тем, что я жила в твоей квартире, спала с тобой в одной кровати и выполняла все приказы твоего папаши. То подай, то принеси! Вам обоим не хватало женщины в доме, потому что все рушилось, как карточный домик. Поэтому он выложил объявление в газету. Поэтому я стала здесь работать, потому что сейчас с этим сложно. Но я не предполагала, что когда-нибудь мы подружимся. Ты, пользовался мной. Ты просто хотел снова почувствовать, как хорошо, что есть та, которую можно обнимать день и ночь и ни о чем не париться. От тебя ушла жена. Ты стал одинок, а когда понял, что я влюбилась в тебя, стал делать вид, будто не замечаешь, а уже потом прикипел… Понарошку.

- Что ты несешь? – не выдержал Эдик и встряхнул меня за плечи.

Я сама не понимала того, что говорю, но на самом-то деле, в моих словах есть какая-то доля правды. Кем был Эдик, когда не знал меня вовсе? Заядлый тусовщик, наркоман, человек, который проводил весь вечер с шалавами. Для такого, как он не существовало смысла, любить и быть любимым, посвятить всю свою жизнь, другому человеку и отдать ему то, что должно быть предназначено. Фамилию, например.

Рядом с ним, мне было комфортно, но я прекрасно знала, что наш роман мимолетно закончится и он снова возьмется за старое и будет ходить по бабам. Красивый мужчина – самый завидный, за ним ходят толпы дешевых женщин или просто обыкновенные, как я. Увы, мне, не светит такое счастье. Я слишком много питала надежд, чтобы понять, что собой представляет Эдик. Одно время я думала, что ему никто не нужен, кроме сына, а теперь ещё и я:

- Почему именно я? Ведь в то время, тебя не интересовала моя судьба.

- Какое теперь это имеет значение, если ты рядом? – улыбнулся он и притянул меня к себе.

- Нет! – отстранилась я и покинула комнату, громко хлопнув дверью.

Чуть не столкнувшись с Ланой лбами, я пожелала ей доброго утра и отправилась к себе.

- Доброе, - пробурчала она и запнулась, ибо увидела меня в джинсах и майке Эдика. Для подруги это, как всегда было неожиданно. Хотя, какая мне теперь от этого разница. Я уеду, она останется и мы больше никогда не увидимся.

Потихоньку, я стала собирать свои вещи, раздумывала, кидала их обратно в шкаф, садилась на кровать, закрывала лицо руками, потому что считала свои действия неправильными и через несколько минут снова бралась за старое. В моей комнате царил настоящий хаос и если бы кто-нибудь вошел, то заставил бы все немедленно убрать, но увы, никто не постучался.

После, я спустилась вниз, увидела шефа и попросила его купить билеты на вечер «Москва-Иваново» из родственников, я никого не хотела оповещать о своем приезде, пусть это будет сюрприз. Петр Ильич только вскинул брови и хотел спросить у меня, что за спешка, на что я ответила, что увольняюсь и для пущей убедительности отдаю ему листик, в котором успела настрочить заявление, пока возилась со шмотками. Он хотел было разорвать, но я взмолилась и наврала про то, что у моей родни начались проблемы и мне надо срочно приехать.

- Ну, так ты потом вернешься? – спросил он меня с надеждой в голосе. Я отрицательно качаю головой и смотрю на него полными глазами слёз.  Он сворачивает листик вдвое, кивает и говорит, что попросит Романа поехать за билетами, сейчас ему некогда.

- Спасибо. Я верну деньги, как только он отдаст мне билет, - пообещала я.

- Не надо, девочка. Оставь себе. Я это делаю из добрых побуждений. А, ты не подумала, что будет с Эдиком и Виталиком, если ты уедешь?

- Я уже поговорила с Вашим сыном. Он не против.

- Значит, ты не сказала ему, что уходишь насовсем?

- Никак нет, - сказала я и ушла к себе, потому что, разговаривая с отцом Эдика, мне хотелось выть белугой и давиться слезами. Можно остановить все! Похоже, я делаю необдуманные поступки, потому что еще пребываю в шоке от вчерашнего дня и не могу никак себя остановить. Почему, Эдик не встряхнул меня за плечи и не сказал: «Живи!», почему? Потому что ему параллельно.

Когда я вошла к себе, то увидела Лану, которая смотрела то на мои разбросанные вещи, то на меня:

- Ты действительно решила уехать отсюда? Вика, но здесь же твой дом, люди, которым ты нужна, я. Ты же всегда когда-то мечтала, чтобы мы держались вместе! Помнишь? А ты решила, просто взять и лишиться того, что преподнесла тебе судьба, - берет меня за руки подруга и усаживает на кровать. – Зачем ты так? Что случилось? Что за спешка? Это как-то связано с тем, что произошло вчера?

Я поднимаю голову и рассказываю все, что меня тревожит на данный момент и как сейчас, я все воспринимаю и ничего не могу с собой поделать:

- Я бы и рада, остаться, но меня что-то тянет в Иваново. Мне кажется, что там будет намного лучше…

- Вот, что я тебе скажу… У тебя есть уйма времени и возможно ты успеешь вернуть обратно деньги, когда Рома купит билет и предупредить папу о том, что ты передумала.

- Не выйдет. Я сказала твоему отцу, что у меня проблема с родственниками и молила его отпустить.

- Скажи, что тебе звонили и попросили не приезжать. Вика, но не мне тебя врать учить. Ты вообще хочешь всю жизнь прожить с Эдиком или нет?

- Он меня не любит. Я нужна была ему только для того, чтобы помочь забыться, а дальше он снова по шлюхам пойдет.

- С чего ты это взяла?

- Он сам себя таким показал с самого начала, когда я явилась к ним устраиваться на работу. Только потом, он стал каким-то другим и это не навсегда. Скоро ему надоест и он вернется в прежнее русло. Я хорошо узнала его и сложила понятие о том, что ему несвойственно любить, а в кайф распивать во всю алкоголь и гулять до полуночи с девушками легкого поведения. Эдику не понять нормальной жизни. Что он видел? Убийства, драки, грязь, наркотики? – от последнего слова, на моих глазах образовались слезы и, вытерев их тыльной стороной ладони, я обнимаю Лану и тяжело вздыхаю.

- Вика, какая же ты глупая! – гладит меня по плечам она. – Любит он тебя! Дорожит каждым мгновением, проведенным с тобой. Ну, было и было у него когда-то плохое и криминальное прошлое. Сейчас же он другой человек! Зачем мусолить, если можно просто присмотреться к нему и понять, как сильно он изменился, когда встретил тебя! Ты, сделала его счастливым, дала почувствовать то, что он никогда не испытывал: симпатию, верность своей половинке. Парень, ведь, не обманывает тебя, а говорит так, как есть! Скажи, что это ты специально подстроила, чтобы посмотреть на его реакцию, когда сообщила, что уезжаешь домой.

- Нет, Лана. Я говорила на полном серьёзе. Мне его уговоры нафиг не нужны, - отрезала я и убрала назад выбившуюся прядь волос.

- Как это «не нужны»? Ты, что совсем к нему охладела?

- Совсем нет. Я только наблюдала за тем, как он ко мне относится и сразу поняла, что плевать он на меня хотел.

- Подруга, хватит нести бред, а то я сейчас тресну в тебя чем-нибудь! Подумай, что ты сейчас говоришь о человеке, который вчера переживал за тебя не меньше моего и спас тебя от рук  сутенера, утешал, когда тебе было окончательно хреново!

- Только сейчас? Это не считается. Он больше переживал за себя, чем за меня.

В эту минуту кто-то постучался в дверь. Поднявшись с кровати, я открываю ее и вижу перед собой Эдика. Он, молча протягивает мне майку и смотрит поверх моего плеча. Заметив, разбросанные шмотки, его губы сжимаются в тонкую линию:

- Скатертью дорожка! – бросает мне он, громко хлопнув дверью перед моим носом. На глазах появились слезы и снова вернувшись к Лане, я закрываю лицо руками и разрываюсь в рыданиях.

-  Я поговорю с ним, - мрачно добавила она и вышла из комнаты.  Ничего не ответив, я быстро взяла себя в руки  стала собирать свои вещи. Пусть понервничает мальчик, пусть злится. Никто ему не виноват, что все так вышло. Это было мое окончательное решение, и менять его я не собираюсь. Мало ли, что со мной может еще приключиться, останься я в этом доме.

Но было уже поздно идти за Ланой, чтобы попросить её не трогать Эдика. Подруга уже вовсю беседовала с Романом. Как она мне сообщила, когда заметила меня, спускающуюся по лестнице, что Эдик уже ушел на работу. Оставив нас наедине с Романом, Лана отправилась наверх, чтобы разбудить Виталика. Как ни странно Рома заговорил первым:

- Прости меня за то, что причинял тебе много боли. Я не хотел. Это все моя ревность, зависть, что Эдику повезло с тобой, больше чем мне. Сам не понимал, что творю.

- Пустяки. Я тебя прекрасно понимаю. Можешь не заморачиваться насчет этого, - улыбнулась я. – Ты был прав, что с Эдиком, я еще хлебну горя. Жаль, что я осознала это в самую последнюю минуту. Он не ценил меня. Но я никого так сильно не любила, как его.

- Разве, это любовь? По-моему это всего-навсего увлечение друг другом. Тут не попахивало серьезными отношениями. Хотя если ты решила его бросить из-за того, что произошло вчера, то можешь быть спокойна на этот счет, его вины в твоем похищении нет. Извини, мне звонят, - сказал Рома и вытащил из кармана телефон. Когда он ответил на звонок и молча, выслушал, то что ему хотели сказать, то его лицо резко изменилось: - Когда?.. Хорошо. Скоро буду, - и отключился, затем посмотрел на меня и сообщил новость о том, что вчера Игорь выбежал из дома и попал под машину. Придурок заслужил такую смерть, а может быть на всю жизнь он станет инвалидом.  Рома ничего не объяснил мне, зато получил новое указание от шефа отвезти Виталика к Эдику, потому что мне уже некогда заниматься ребенком, а ему нужен присмотр и забота. – Думаю, успею, - пробурчал Роман и быстрыми шагами направился к двери, не забыв предупредить о том, чтобы Лана одела Виталика, пока он съездит в больницу.

Я кивнула и посмотрела ему вслед. Это будет последний день моего пребывания в Москве. Дальше, я вернусь на Родину, стану осуществлять свои планы, помогать семье, поддерживать во всех начинаниях сестру и всегда быть рядом с родными и делать все, только для их блага. Я буду терпеть мамин характер, Риткины заскоки, буду помогать младшей сестре с уроками и перестану просить у отца денег на всякую ерунду. Даже если мама и спросит у меня, что случилось с моим молодым человеком, отвечу, что расстались и не сошлись во взглядах на жизнь. Я не стану говорить об этом человеке плохо, потому что он, сделал для меня много хорошего. Например, проявил настоящее мужество и проявил свою заботу и верность. Жалко, что этого хватило ненадолго.

Я боюсь Эдика. Боюсь, что он никогда не изменится. Боюсь, что будет меня обижать, когда мы поженимся.  Боюсь, что сейчас, потеряю голову, вспомнив, все хорошее рядом с ним и резко передумаю уезжать.

Я приложила немало усилий, чтобы противостоять его чарам, уговорам, остаться, ведь он так красиво умеет убеждать. От одного его взгляда, легкого прикосновения, по моей коже бегут мурашки и голова перестает работать, все мое сознание подчиняется только ему. Он до сих пор мне не безразличен. Из-за него, я резко перекладывала вещи из сумки в шкаф и думала о том, что совершаю глупости. Из-за него моя жизнь превратилась в настоящую сказку. Я знаю, что была где-то неправа и перегнула палку, особенно в тот момент, когда предложила расстаться. На удивление, он даже не дал мне никого ответа. Наверное, думает, что я не в себе и отвечать на мои вопросы бессмысленно. Ведь если он начнет поддерживать разговор, положительно кивая, то я точно уеду, а когда приду в себя и пойму, что его молчание было не зря, то перестану забивать себе голову всякой ерундой.

Эпилог

Развернув дело об пропаже Самоварова, я скомкал его и выбросил в ведро. Пора кончать с этим придурком и забыть всё, что меня с ним связывало. Телефонные звонки, встречи, сплошной чес, отговорки и то, что нужно учиться терпению и прощать людям их недостатки. Больше никто на моей работе не узнает, что я помог человеку, которого прекрасно знаю и не вел в курс дела своего начальника.

Все, что связано с Самоваровым, я постарался уничтожить. Жечь бумаги в рабочее время – это не то, что нужно делать, а вот забрать их домой и расправиться с ними раз и навсегда – это можно.

Встав с места, я сделал все, что было мне необходимо. Собрал все, что связано с Димой и засунул в рюкзак. Шеф не получит отчет по поводу Самоварова. Я не позволю себе спалиться и Толик будет молчать в тряпочку.

С Димой должно быть покончено! Что будет с ним дальше, меня уже не интересует. Я устал!

В этот момент, кто-то стучится в мой кабинет и, убрав непослушную челку назад, я бросаю свое «Войдите» и опускаюсь на кресло. Но к счастью, это был не очередной посетитель, а Рома и Виталик. Радости мальчику не было предела и, побежав ко мне, он обнимает меня за шею. Рома приносит свои извинения, за то что их так долго не было. Мужчина был в больнице и не знал, когда его выпустят.

Позже он рассказал, что случилось и я не поверил своим ушам. Игоря сбила машина, когда тот заметил, что Вика куда-то запропастилась, кинулся искать ее, но было бесполезно. Он обшарил весь двор, каждый закоулок, хорошо посмотрел в доме, но Вики нигде не было. Тогда он еще раз прошелся по улицам, вышел на дорогу и  в него на бешеной скорости врезалась машина. Естественно он потерял сознание, очнулся в больнице, а из родных он вспомнил только про брата и попросил врачей позвонить ему. Вскоре, он и узнал, что Игорь находится в очень тяжелом состоянии, а когда пришел к нему, то выяснил причину, почему он лежит в больнице.

- Сказал, что пригласил домой девушку, сидели они, а потом ей резко захотелось минеральной воды. Конечно, магазины почти не работали, но она настояла на том, что хочет и ушла. Она долго не появлялась и Игорь стал волноваться за нее и пошел искать, но мы-то знаем, как все на самом деле было и не станет же он рассказывать, какую глупость совершил, когда его ребята похитили Вику, - закончил Рома и внимательно на меня посмотрел.

- Я не могу поверить в это! Просто не могу! – отчаянно сказал я, подперев руками голову. – Разве такое возможно? Почему ты понадобился ему только тогда, когда с ним стало окончательно плохо? Ты мог бы и не приходить. Хотя, наверное, ради моего блага пошел на то, чтобы все разузнать.

- Естественно. Я бы и шагу не сделал, если бы не тот случай с Викой. Сам знаешь, что в последнее время, мы не были с братом так близки. Только сейчас, он осознал, что у него никого нет роднее меня, на всем белом свете.

Мы немного помолчали.

- Теперь он умрет? – с осторожностью спросил я. – Что врачи-то говорят?

- Есть вероятность, что Игорь навсегда может, остаться инвалидом или же умереть, не дожив до завтрашнего дня. Врачи слишком долго боролись за его жизнь, но сердце давало «отбой».  Можно сказать, что сейчас я приехал, только по той причине, что ему опять сделалось только хуже и его отвезли в реанимацию. Прогнозы неутешительные и я уже не знаю, во что верить и чего ждать. Остается только одно – засадить его убийцу за решетку.

- Возможно, тебе нужно верить в то, что он обязательно поправится, - пытался успокоить Романа я, а самому так и хотелось, чтобы Игорь больше никогда не проснулся, но для папиного водилы, этот человек был очень важен.

- Мне, наверное бы хотелось, больше никогда его не видеть. Если он умрет, то перестанет мучиться. Ведь, у него так сильно болит спина, что и разогнуться не может. Он был на волоске от смерти, но видимо та, решила доконать его окончательно.

Когда Рома ушел, я долго смотрел в одну точку и не мог поверить в реальность происходящего. Только Виталик отвлек меня от мыслей и просился гулять.

- Нет, малыш, сегодня не получится. Папа сильно устал. Давай в другой раз? – улыбнулся я, погладил его по голове, взял за руку и мы вместе отправились к шефу.

Узнав, зачем я пришел к нему, тот округлил глаза и стал упрашивать меня не писать заявление об увольнении:

- Ты же знаешь, как сейчас трудно найти ценного работника, такой профессии, как у тебя! Ты молодой, даешь фору любым бездельникам и мотивируешь других двигаться только вперед. Скоро ты получишь диплом о высшем образовании, пойдешь вверх по карьерной лестнице, я буду тебе во всем помогать и продвигать по этому криминальному делу дальше. Поверь, Эдик, я всегда к тебе относился, как к родному сыну, неужели ты из-за какой-то ерунды, возьмешь и свернешь с пути?

- Простите меня, но мне, правда. Очень надо!

- Возьми отпуск. Я разрешаю. Хоть на месяц, бухгалтер все засчитает, только, пожалуйста, не надо уходить. Эдик, - сморщился Леонид, когда я протянул ему заявление. – Где я такого, как ты найду?

- Когда найдете – позвоните мне, я обязательно его научу всему, что умел раньше. А про высшее образование, Вам огромная благодарность. Теперь у меня будет еще один шанс начать жизнь с нуля и устроиться на другую работу. Поймите! Эта профессия слишком опасна для меня!

Лёня посмотрел на меня с удивлением, но ничего не ответил, принял у меня заявление и сказал сдать ключи Павлуше. Попрощавшись с ним, я вышел из кабинета и сдал ключи, но не успел я покинуть здание, как кто-то хватает меня за плечо. Это был Толян, которого все еще волновали отчеты.

- Я всё сдал. Можешь быть спокоен.

- И Самоварова? – поднял бровь он.

- Да и Самоварова, - нехотя ответил я и все-таки вырвался из его цепких рук и пристального взгляда. Компьютерному гению показалось, что я что-то недоговариваю и поэтому он решил задержать меня на пару секундочек:

- Пойдем, нам надо поговорить.

- Если ты не видишь, то у меня ребенок!

- Ничего страшного, пошли, - улыбнулся Виталику он и повел меня в свой кабинет.

Закрывшись на щеколду, Толик опускается на свое место и просит меня присесть. Взяв ребенка на руки, я сажусь напротив него и тяжело вздыхаю:

- Только давай быстрее! У меня мало времени.

- Хорошо я и не собирался тебя задерживать надолго. Я по поводу Самоварова.

- Опять, двадцать пять! Я же сказал уже, что все сдал!

- Не ври мне! Лучше скажи все, как есть и я не буду подставлять тебя перед Леней.

- Уже что-то поздно менять. Я уволился.

- В смысле, как? – вытаращил на меня глаза Толик.

- Обыкновенно. Я больше не хочу здесь работать. Такой ответ тебя устроит?

- Не совсем. Слишком странно уходить в тот момент, когда я спросил у тебя про Самоварова и про то, когда ты планируешь сдавать по нему отчет. Кто этот человек и почему ты не хочешь, чтобы о нем знали все?

- Тебе действительно это нужно? Обещаешь, что после этого разговора ты будешь держать язык за зубами и молчать в тряпочку?

Толик кивнул и принялся внимательно меня слушать. Еще никому, я так подробно не рассказывал сей историю, что так долго держал в себе, про меня и Диму! Наша беседа продлилась всего полтора часа, а я уже пожалел о том, что открыл рот и вывалил, лишь то чего знать необязательно, но глядя на Толика и на то, как  он многообещающе смотрел на меня и слушал, открыв рот, я на секунду понял, что именно ему можно довериться.  Когда мой рассказ был близок к концу то, я добавил:

- Только потом, когда выяснилось, что Дима никуда не пропал, а тупо скрывался от своей жены, я понял, что надо прекращать поиски и подыгрывать парню, а за это он подарил мне квартиру с видом на Красную Площадь. От такого подарка, я бы вряд ли отказался.

- Значит, ты продался ему за квартиру?

- Как ты можешь говорить такое, если ничего не знаешь???

- Да уж знаю и немногое. Дима – твой сосед. Его жена – обычная куртизанка, но вот вопрос, что же возникло между вами и какая связь с тем, что теперь ты уволился с работы?

- Это было мое личное дело, и обсуждать это, я не с кем не собираюсь!

- Получается, что ты сын олигарха? Раз ты упомянул о том, что Дима был мальчиком из богатых кругов. Его отец обладатель дорогих ресторанов  в Москве и в одном из них он устроил на работу своего сына в качестве генерального директора! Почему же ты раньше не сказал, что тоже имеешь отношение к олигархии? 

- Хотел начать всё с нуля и посмотреть, какого было моему папе, когда он начинал с малого, а закончил большим, - честно ответил я, хотя и понятие не имел, как папе удалось заработать столько бабла и стать многоуважаемым человеком в обществе.

- Похвально не сидеть у отца на шее. Ладно! Бог с тобой! Главное, что ты чему-то смог достигнуть в своей жизни, и я уверен, что в следующей раз, у тебя все получится, - искренне ответил Толик и подарил широкую улыбку моему сыну, который итак смотрел на него в упор и ожидал, когда дядя прекратит допытывать папу.

- Спасибо. А что насчет Димы? Надеюсь, мы договорились?

- Нет проблем, только отдай бумаги, я их выброшу.

Достав из рюкзака бумаги, я протянул их Толику и отдернул  руку со словами:

- Ты действительно их выбросишь или кому-нибудь покажешь?

- Если ты сомневаешься во мне, то какой может быть разговор, если  ты минуту назад  доверил мне то, что скрывал долгое время. А это половина того, как продолжались твои поиски Дмитрия Самоварова! – с артистизмом ответил парень, забрал, из моих рук бумажки и разорвал. – А теперь иди и не о чем не беспокойся! – поймав мой шокирующий взгляд, он улыбнулся и шутливо сказал: - Да иди ты уже, Господи! Без тебя проблем хватает!

Я не знал, что на это ответить, только положительно кивнул и вышел из его кабинета вместе с ребенком.

Пока мы добирались на мою квартиру, мальчик успел поделиться со мной своими впечатлениями о Толике. Конечно, он видел его не в первый раз, но узнать какой он все-таки человек, ему ни разу не удавалось и только сейчас, Виталик назвал его занудой и еще добавил, что с ним скучно. У него существует удивительная особенность: все время молчать, когда разговаривают взрослые и не встревать, а уже потом, когда никого нет, мальчик может выразить свое мнение о собеседнике и назвать его, то хорошим, то плохим человеком. Но услышать от своего родного сына слово «зануда», стало для меня поистине открытием. Не мудрено, что именно Лана научила его так открыто выражаться, ведь, по сути, мальчик всегда находился рядом с девочками, когда у меня не было времени с ним посидеть. Отец одобрял поддержку Ланы и был безумно рад тому, что теперь у Виталика наконец-таки появилась тётя.

Мне бы наверное, со зла к моей сестре, захотелось бы возразить и сказать мальчику, что это плохое слово, но кого я обманываю! Для меня это лишний повод улыбнуться, чем  обучать ребенка нравоучениям. По крайней мере, это было его собственное мнение и перечить тут, я уже не собираюсь.

Виталик – замечательный малыш, смышленый, все понимает, никогда не клянчит в магазине и не закатывает истерик на пустом месте. Мне кажется, что у меня получилось воспитать из него нормального человека. И не только я играл важную роль в жизни Виталика, но еще и Вика, ведь кто, как не она больше возилась с мальчиком, когда у меня совсем не было времени за ним присматривать! Она бы смогла стать для него самой лучшей мамой, если бы не решила расстаться со мной.

Немного подумав, я понял, что девушка вовсе не собирается рвать со мной отношения, что это было сказано сгоряча, от досады, но кто как не я сможет понять это и прийти к выводу, что на ней круто отразились последствия вчерашнего дня? Естественно, она испытала настоящий ужас и даже представить себе не могла, что будет дальше, когда обидчик зайдет слишком далеко. И он зашел, но не успел, слишком громко кричала она и вырывалась из его цепких рук, моля кого-нибудь о помощи. На секунду, мне вспомнился случай с Ромой. Да уж, с этими братьями-близняшками, у меня разговор короткий. Промеж глаз и всё. Никаких проблем.

Я не могу просто так отпустить Вику на родину. Я хочу поговорить с ней, дать ей время оправиться от шока и посмотреть на все абсолютно трезвым взглядом, задать себе пару вопросов: «Зачем и почему», чтобы потом подойти и сказать ей, как сильно она важна для меня и как боюсь потерять.  Возникает маниакальное желание, схватить ее за плечи и хорошенько встряхнуть, чтобы она смогла успокоиться, произнести теплые слова в ее адрес  и посмотреть, что из этого получится.

Сколько себя помню, я ни одной девушке в мире не говорил множество приятных слов и никогда не делал комплименты, бывшая жена, тому пример, как и многие другие девки, что окружали меня. Ни разу, от меня не было слышно: «я тебя люблю», «ты мне нужна, как воздух», «останься», «я не могу без тебя», а только глупые шуточки и не прекращаемый сарказм. Теперь же, когда в моей жизни появилась Вика, я пытался сдерживать себя и не показывать тех чувств, что скрываются во мне, но она смогла их пробудить и понять, что это такое, когда кто-то кем-то дорожит. Но это всего лишь была игра, фальшивка. Девушка просто купилась на это, но как я мог, так поступить с ней, ведь она почти поверила мне!

До того момента мы были лучшими друзьями и естественно мне было известно, то что я нравлюсь Вике. Но я не принимал этого всерьез, а только думал, что любят человека не за что-то, а за то, что он есть и существует на этой земле. Как же я был глуп! Пользовался ее доверием, доводил до привязанности ко мне, не замечая того, что она по уши влюбилась в меня и была готова связать со мной всю свою жизнь. Я-то тогда, по-дружески хотел ей показать, что бывает между влюбленными парочками и как они без ума друг от друга, но не думал я, что и сам попаду под влияние этой забавной игры и отдалюсь от реальности, рядом с такой дивой!

Вика, невероятная девушка! И почему я это понял только тогда, когда потерял её, а не ценил? Ведь она подходила под все мои ожидания!

Приехав на квартиру, я прошел с Виталиком в зал и усадил его на диван:

- Конечно, игрушек мало, но я обязательно позабочусь о том, чтобы их было намного больше. Так, что играй!

- А ты здесь живешь? Это твой новый дом? Я его помню, мы с Викой были здесь!

- Не совсем. Это подарок человека, с которым я был хорошо знаком, - ответил я и сел рядом с ним. Мальчик прижался ко мне и сильно обнял:

- Теперь ты больше не работаешь?

- Да, - поцеловал его в макушку я. – Но ничего страшного, твой папа еще найдет работу и даже лучше этой. Ты мне лучше расскажи, что там с Викой? Она больше не присматривает за тобой или у нее что-то случилось?

- Вика собирается куда-то, но Лана говорит, что она уезжает, а когда вернется, никто не знает.

- Понятно. Не хочешь, чтобы она уходила от нас? – на мой вопрос Виталик положительно кивает и смотрит на меня своими необыкновенно карими глазами. Такой малыш, кого угодно заставит бросить все свои дела и посвятить ему время, но почему-то со мной такого не было.

- И я хочу, - не моргнув, ответил я, выпустил ребенка из объятий и подошел к окну, достав сигарету. – А Вика, что тебе на этот счет сказала?

- Сказала, что не хочет, но надо.

- Как это на неё похоже, - пробормотал я и затянулся.

Кто-то позвонил в дверь, потушив сигарету, я подошел и посмотрел в глазок. На пороге стоял Дима и мне уже, хотелось прикинуться, что никого нет дома, но ненормальный решил дозвониться до меня. Виталик принес телефон сразу, как услышал, что кто-то звонит, поблагодарив его, я отклонил звонок и открыл перед Димой дверь.

- Чего тебе? – грубо спросил я, не пригласив его войти.

Дима, как придурок улыбнулся, посмотрел поверх моего плеча и помахал Виталику. Мальчик состроил снова свою великолепную гримасу и отправился в зал.

- Я пришёл к тебе, чтобы поговорить о Марине, ну и о том, что я готов объявиться перед женушкой.

- Поздно! Я уже давно вернул ей деньги и отказался вести твоё тупое исчезновение. Так, что сам разбирайся! – оскалился я и уже был готов хлопнуть дверью, как Дима остановил меня и нагло зашел внутрь:

- Подожди, - протянул он. – То есть, как это вернул деньги и отказал? Ты же мне обещал, что все сделаешь по высшему разряду!

- Мне надоели эти интриги! Грязь, которая вокруг вас творилась, твои похождения налево, Игорь, да что бы вы все в аду горели за то, что ввязали меня в это дерьмо! – чуть ли не плача выпалил я и крикнул: - А теперь,  вон из моей квартиры и чтобы я больше тебя здесь не видел!

- Из твоей? Ах, из твоей!  Дай-ка мне напомнить, откуда она у тебя!

- Не смей, ко мне притрагиваться! Я делал все, что было в моих силах! – все еще в истерике кричал я. – Игорь нанес урон, не только мне, но и Вике и это только потому что, я разузнал ценную информацию для тебя, а как оказалось, ничего тут криминального нет, он просто нашел предлог, чтобы обмануть меня. А на самом деле, ему не нужны были мои бабки, ему была нужна Вика! Они познакомились в клубе, когда та, тусовалась со своей подружкой, а когда я увидел его и на следующий день подловил, чтобы серьезно поговорить, то он понял, что я парень Вики и любой ценой захотел отбить ее у меня. Поэтому наплел чушь, якобы Марина забеременела от него. Он знал, что мы с тобой общаемся, ибо живем на одной улице. Он знал меня, не только, как бойфренда, но и как сына начальника Ромы!

- Что? – не поверил своим ушам Дима. – И это было именно то, о чем ты хотел мне рассказать,  но боялся, что тебя могут прослушать люди Игоря? Про Маринину беременность?

- Да,  - проскулил я и схватился за голову. – Я опасался за Викину жизнь. Я не хотел потерять её… Не хотел, но потом Игорь добился своего и в Викиной жизни начался кошмар. Она такого повидала, что никому не пожелаешь такого испытать! Издевательства, грязные приставания, насилие, что может быть хуже, когда ты находишься с чудовищем? Естественно, после такого, как тут не отказаться от Марининой просьбы – найти тебя и прекратить идти на уступки в моменты, когда сам вляпался по самое не хочу!

Я был готов рыдать, но сдерживался. Голос предательски дрожал,  Дима это понял и уловил мое состояние:

- Пошли, - ответил он, и повел меня в зал.

Вытащив сигарету, я протянул пачку Диме и закурил. Мы долго молчали, смотря то на Виталика, который тоже с интересом нас разглядывал, то куда-то в сторону. Наконец, Самоваров заговорил:

- Прости меня, Эдик. Я даже не знал, что все так получится, - с сожалением в голосе произнес он.

- Игорь попал в больницу. Врачи говорят, что шансов выжить маловато или, что у него есть возможность  выкарабкаться с того света, но он навсегда может остаться инвалидом. Когда я помог Вике сбежать, то разбил об его тупую башку бутылку бренди, вскоре он очнулся, пошел ее искать, вышел на улицу и попал под машину, - сказал я, потушил сигарету и сел рядом с Виталиком, прижав его к себе. Мальчик не остается равнодушным, забирается ко мне на колени и кладет голову на плечо, на секунду, прикрыв глаза.

Дима, молча, смотрит на меня, делает глубокую затяжку и медленно выдыхает дым из лёгких, запрокинув голову назад, словно это помогает ему хоть немного успокоиться:

- Нам пора идти. Неизвестно, ещё когда он покинет этот свет, но собаке, собачья смерть! Он заслужил её! Теперь мне нет необходимости выплачивать ему долги, которые я пообещал. Обмен Мариной, как это низко! Я бы сквозь землю провалился, если бы до неё дошло, то, что я собирался с ней сделать, ради того, чтобы Игорь больше не лез ко мне и не упоминал, про старые грешки. День рождение, игнорирование звонков, пустые обещания, что неустойка в папином кафе будет выплачена вовремя. Он на все это закрывал глаза и требовал, чтобы я вернул ему Марину, а я поменял симку и постарался забыть о нём, раз и навсегда! Мне надоели эти проблемы!

- Полагаю, у тебя были с ним свои счеты. Общение с Игорем продолжалось. Он не забыл тебя и не оставил в покое.

- Да. Продолжал. Он вышел на меня, через директоршу спортивного магазина и передал ей такие слова, что если я не верну долг и не сделаю всё, так как он просит, то Марине будет не сладко. Заставит ее работать снова проституткой, чтобы отработать отдаст своим передком мои долги. Вот тогда-то, мы с тобой и увидели её у Марго – бывшей любовницы Игоря, то я не поверил, что такое возможно. Игорь не прост, как кажется. Жена не хотела там работать, но её заставила Марго. Схватила за шиворот и вытолкнула из дому. Сказала, что на ней всё еще висит долг, который она не отработала у Игоря. Прикинулась лгуньей, чтобы меня не подставлять. Об этом я узнал от человека, который хорошо знал её. Лида. Девушка, которая была без ума от тебя и была готова на любые жертвы, лишь бы быть рядом с тобой, но ты-то из другого теста. Оттолкнул ее и ушёл. Девушка рассказала мне, что на самом деле приключилось с Мариной и почему именно она больше всех получает и отдает всё Маргоше. Оказалось всё просто. Жена выжимала из себя соки, старалась понравиться всем клиентам, чтобы потом отдать все деньги Игорю и избавиться от оков проститутки. Таков был ее удел. Марина хотела завершить сделку быстро, но все вышло из-под контроля. Она забеременела и тогда, Марго решила не вычеркивать жену из списка сотрудников, а просто тупо забирать ее зарплату себе. И по сей день, она продолжает в том же духе тырить ее деньги. Теперь, если Игорь умрет, то у Марго больше не будет возможности переводить деньги на его банковский счет. Всё вернется на свои круги и моя жена сможет спокойно уволиться и радоваться жизни. Это я виноват, что принудил ее к такому наказанию, когда пошутил над Игорем в его же день рождение, - потушил недокуренную сигарету Дима и сел рядом со мной. – Поехали отсюда. Я хочу увидеть свою жену.

В глазах соседа, читалась боль и я кивнул.

- Виталик с тобой?

- Да, - ответил я и взял мальчика на руки. – Ему незачем тут оставаться одному.

Было понятно, что Дима не хотел никуда ехать, но все же совесть грызла его и он чувствовал себя виноватым перед женой и за то, что слишком поздно узнав правду, решил жениться на любовнице и втайне развестись с Мариной. Теперь, ещё неизвестно, что сосед будет делать дальше.

Подъезжая к дому Маринки, я посмотрел на Диму и кивнул, мол, давай в путь, но тот не пошевельнулся, а только проглотил слюну и вытащил сигарету:

- Посидим немного, я хочу в себя прийти и подготовиться. Все-таки я так ее долго не видел.

- Что же теперь будет с Каролиной? Ты женишься на ней?

- Вопрос… Даже не знаю. Если уже выяснилось, что Марина носит не моего ребенка, то у меня нет необходимости дальше участвовать в её жизни и во всем помогать. Я лишь только поговорю с ней. Игорь, но почему он снова испортил ей жизнь?

- Я же говорю, что не беременна она от него. Это всё сказки! Нужно тебе копать глубже и тогда ты дойдешь до истины. А сейчас шуруй-ка к жене, я тебя тут подожду.

- С ума сошел? Мы же договорились вместе!

- Обстоятельства слегка изменились, - кивнул я в сторону Виталика.

- Так оставляй его здесь и иди со мной!

Услыхав, что сказал Дима, мальчик вцепился в мое плечо и стал слезно умолять, чтобы я остался.

- Ты сам бредишь, если не понимаешь суть ситуации, - спокойно сказал я и успокоил ребенка: - Я никуда не уйду, мальчик мой. Дядя Дима пошутил. Ты пойдешь со мной.

- Что? – округлил глаза он. – И как ты себе это представляешь?

- Обычно! Я не собираюсь тратить время на размышления! Для меня не существует никаких преград, - сказал я, вышел из машины и взял ребенка на руки.

- Какая же ты зануда, Персиков! – выпалил Дима и поплелся следом за мной.

- А где же твоя машина? – спросил я, как только сосед коснулся ключа домофона.

- Осталась на Рублёвке. Отец обещал отвезти ее на авто-мойку, а сам я на такси добрался.

- Какие мы простыми стали! Боже мой! - рассмеялся я. – На такси разъезжаем!

- Полно тебе прикалываться! Я итак трясусь, как школьница, а тут ты еще!

- Надо было раньше думать, когда шел на такой подвиг, а сейчас некогда раны зализывать. Действуй! – подтолкнул его к двери я, на которой мы остановились.

Дима неуверенно давит на звонок и кусает от волнения губы. Увидев перед собой Марину, тот не выдерживает и крепко ее обнимает.

- Димочка, - выдыхает она и кладет голову ему на плечо.

- Да уж! Не ожидал, что увижу тебя в интересном положении. Ты полна сюрпризов, Марин! - гладит её по спине он и отстраняется.

- Где же ты был все это время?

- В аэропорту, - вмешался в идиллию я. – Я приехал туда, чтобы встретить родственника, а тут он выходит, ну я, подошел к нему и сказал, что давно разыскиваю его, мол, Ваша жена обращалась ко мне и просила найти Вас. Даже имя Ваше и фамилию назвал. Ох, уж он-то был так счастлив, что просто не описать словами! Так волновался из-за потери телефона в командировке, что  боялся того, как Вы будете волноваться и обзванивать всех друзей и морги. Видимо, не зря, беспокоился.

Дима кивнул и в знак благодарности подарил мне самую очаровательную улыбку, на которую был только способен. Я ответил ему тем же, опустил ребенка и был готов уже уйти, но тут меня остановил Дима и протянул деньги, от которых я вмиг отказался и попрощавшись, оставил парочку одну.

Сев в машину, я посмотрел на себя в зеркало и тяжело вздохнул. Вот и всё. Перевернута страница моей жизни. Вот и всё. Закончилась черная полоса и наступила белая. Вот и всё!

- Теперь они всегда будут вместе? – спросил у меня Виталик.

- Да, - ответил я и надавил на газ.

- И ты тоже будешь с Викой, если она останется?

Я резко притормозил и широко распахнул глаза:

- В смысле, общаться? То, да конечно, я буду ей бесконечно благодарен, за то, что она передумает и останется с нами.

- А дедушка говорил, что у вас любовь.

- Меньше слушай его, он и не такое скажет.

- А я бы хотел!

- Чего бы ты хотел? – стал потихоньку приходить в себя я и надавил на газ.

- Чтобы Вика стала моей мамой! – не моргнув глазом, ответил сын, а я чуть снова не врезался.

-  У тебя уже есть мама, - медленно ответил я и посмотрел на дорогу, не пожалев о том, что мне пришлось снова упомянуть про Иру.

- Но, она ведь меня бросила, ради нового папы. Мне так дедушка объяснил.

«У папы, что совсем крыша поехала? Сам же учил молчать в тряпочку по поводу бывшей жены. Хотя, если учесть не прекращаемые вопросы Витальки об Ире и о том, когда же она снова вернется, как в прошлый раз, то тут уж папа не смог промолчать  и всё рассказал ему. Жалко, что меня тогда не было. Я бы посмотрел на реакцию Виталика», - пронеслось в голове. – «Наверное, им удалось поговорить по-мужски, в тот день, когда я вообще не появлялся дома из-за ссоры с отцом, по поводу того, что я ослушался его и привел свою бывшую к нам домой, чтобы та смогла поговорить с сыном и всё ему объяснить. Но ничего толком у нее не вышло. Растерялась и понесла бред».

- Я тебя понимаю, дружок, - отчаянно сказал я. - Но, что на это скажет Вика?

Приехав на Рублевку, я вышел из машины и отправился с сыном в дом. Папа сидел в зале и в задумчивости крутил пульт от телевизора. Заметив меня, он подозвал к себе и кое-что рассказал:

- У меня для тебя шокирующие новости! Только, что мне позвонил Роман и сообщил о смерти Игоря. Мне кажется, что это даже и лучше, но какой бы человек ни был, никто не имеет права отнимать у него жизнь. И ещё, я разузнал кто отец мальчиков. Егор Александрович Ларионов – убийца твоей матери. Я расспросил Рому, про его семью и мне удалось выяснить, что жили они небогато, отец зарабатывал, как только мог. Однажды, ему пришло завещание от покойного деда. Там было написано, что весь бизнес, он передает своему любимому внуку и настоятельно рекомендует развивать его в корыстных целях. Я был знаком с дедушкой Егора Ларионова. Был он типчик тот еще, а какой внук уродился, так просто монстр! Я считай, сотрудничал со всей его семьей. Но кто мог знать, что кто-то из сыновей Егора, пойдет работать ко мне! Да, я слышал, что у него есть мальчики-близнецы, в которых он  души не чаял. Рома пришел устраиваться ко мне под совсем другой фамилией. Роман Егорович Макаров. У меня столько подозрений на него повалилось, когда парень рассказал мне, кто его отец, что я по глупости подумал, что он шпион и что-то вынюхивает, но нет. Он сам не знал, что его отец причастен к убийству твоей матери. Рома рассказал мне, как было трудно его семье в те годы, когда Егор связался с бандитами, предал бизнес своего деда и сел за убийство молодой женщины в тюрьму, вместе со своими «друзьями». Моё мнение о сыне Егора стало постепенно меняться. Он был разным, но когда выяснилось, что в парне существуют бандитские наклонности, я запаниковал! И был готов уволить его. Вика не исключение. Я знал, что между ними постоянно возникали конфликты, и они очень редко находили общий язык, а оказалось, что эта взбучка происходила из-за тебя. Видите ли, Вика не понимает, кого выбирает себе в мужья, а наш Рома был самый подходящий для неё  вариант. Но девушка не слушала его, игнорировала, боялась, а я все видел и не встревал. Мне казалось, что ребята сами разберутся, но нет ситуация была слишком щекотливой. Ссора разогревалась всё сильнее. Тогда я решил во, чтобы то ни стало поговорить с ними, но Вика отказалась и вышла из моего кабинета, а Рома объяснил, в чем проблема. Вика была без ума от тебя и парень зло заревновал. После, я и узнал, что ты ударил Рому, когда тот пытался совратить девочку, а потом своими же глазами видел, как ты пытался придушить его, за то, что он обозвал её «потаскухой» и убедился, что так продолжаться больше не может и надо уволить парня. Но он так умолял у меня прощение, обещая оставить вас в покое, что я сдался и дал ему еще один шанс на исправление. Тогда я пришел к выводу, что Вика слишком многого себе позволяет, раз сталкивает мужиков лбами и отсчитал ее. Отныне, мое отношение к ней тоже изменилось, но я прекрасно видел, как ей тяжело справляться с моим характером и сбавил тон, но слишком поздно. Девушка решила перекантоваться у подруги, а позже, когда выяснилось, что Лана моя дочь и как только вопрос с переездом твоей сестры был решен, Вики уже и след простыл. Девушка только приходила к нам утром, а под вечер уходила толком, ничего не объяснив. Жила она в гостинице. Мне было настолько плохо от самого себя, что я решил отыскать вас обоих. Вика сама вернулась сюда, без моей помощи, а потом уже и ты. Я чувствовал себя виноватым и хотел, чтобы вы смогли снова излечиться друг другом, но все опять пошло не так. Вику похитили. Вскоре, она решается после вчерашнего инцидента, покинуть Москву и никогда не возвращаться. Ей кажется, что наша семья для нее слишком опасна. Так мне сообщила Лана. Я бы хотел, чтобы все вернулось на свои места. Рома остался, Вика. С таким откровенным рассказом, как у него, мне бы не хотелось прощаться с парнем. Все же он исполнительный человек, хоть и не умеет сдерживать гнев, но я уверен, что все в его руках. Но он уволился, ибо почувствовал себя ущербно, когда вспомнил все свои гадкие поступки, которые совершал. Воспоминания все же не так плохи. Воспоминания – это твоя потерянная совесть, когда ты не смог исправить собственные ошибки и повлиять на ход событий. Сейчас Рома занесет билеты на Викин поезд  и уйдет, а я постараюсь найти ему замену, - поднялся с дивана папа: - Одна надежда только на тебя, Эдик, если тебе действительно дорога Вика, то ты должен уговорить ее остаться и жениться на ней. Твой сын был бы счастлив, если бы так вышло. Я его подготовил, - и ушел.

Жениться на Вике… Да, я как бы не против, если она все еще любит меня! Тут не только от меня все зависит, но и еще от ее решения.

Рома появился, где-то, через полчаса, протянул мне билеты и попросил передать девушке.

- Ром, задержись ненадолго, я хочу тебе кое-что сказать, - обратился к нему я и забрал бумажки.

- Что? – недовольно скрестил руки он и посмотрел на меня.

- Я прощаю тебя. За всё. За все твои необдуманные поступки, за боль, которую ты причинил Вике, за твой нелегкий характер и даже за то, что ты был не самого лучшего мнения обо мне и пытался навязать его девушке. За то, что ты когда-то не уследил за моим сыном, когда он чуть не грохнулся с полки, а ты вышел на секунду и совсем забыл о своих обязанностях. Но, тут больше идет перечисление твоих косяков, чем моя благодарность тебе за то, что ты поделился историей своего детства и я узнал много чего интересного. Ха, твой отец, убил мою мать. Как ты думаешь, он заслуженно несёт наказание в тюрьме или мой отец преувеличил с пожизненным сроком? – на мой вопрос Рома отрицательно качает головой и продолжает дальше меня слушать: - Игорь. Этот моральный урод. Твой брат-близнец, подумать только! Мне, конечно, очень жаль, что так получилось, но ты сам понимаешь, что жизнь бывает, наказуема и никто от этого не застрахован. И еще спасибо тебе, что помог с освобождением Вики.

В эту минуту в зале появляется Вика. Увидев меня, она сглатывает, а Рома, как ни в чем не бывало, сыпет мне соль на рану:

- Я купил тебе билеты. Можешь спокойно уезжать. Удачи! – и удалился. Вот негодяй! Я тут ему, понимаешь ли, грешки отпускаю, а он  поступает со мной по-свински! Ну и катись!

- Билеты, - кивает на мои руки Вика. – Я жду.

Как ни в чем не бывало, я сгибаю их и прячу в задний карман джинсов. От удивления девушка раскрывает рот.

- Ты действительно  хочешь уехать или может, подумаешь хорошенько обо мне и о том, что будет дальше, если ты покинешь нас? – приближаюсь к ней я и притягиваю к себе.

- Я сама невольно задумывалась об этом, - выдохнула она.
 
- И? Кто же станет твоим самым настоящим драгоценным мужчиной на планете, на которого ты сможешь положиться, а? Настоящий мудак, который и слёз твоих не будет стоить, я правильно понял? Я понимаю, что где-то был неправ. Понимаю, что виноват в том, что не смог уберечь тебя от злых рук Игоря, но все же, мне удалось остановить этот беспредел. Знаю, я не такой, какого бы ты хотела видеть перед собой, а возможно бы и хотела. Кто вас девочек знает, какой мужик вам нужен. У меня нет огромных мышц, я принимаю себя таким, какой  есть. У меня нет дорогих шмоток от разных кутюрье, потому что я люблю свободный стиль, у меня нет пристрастия к футболу и болеть за какую-либо команду, у меня нет перспектив. Кстати, я уволился, но расстраиваться из-за этого не собираюсь. В городе столько престижной работы, что вакансий на всех хватит. У меня нет запросов на красивую длинноногую бабу, поскольку хочется видеть перед собой добродушную девушку. Меня мало интересуют её фасады, потому что для меня важна душа. У меня есть недостатки, но как ни странно меня все ровно любят. У меня хорошее чувство юмора, но не каждый может его понять. У меня может быть, и жизнь неправильно сложилась, - пожимаю плечами я. – Но как ни странно, я продолжаю жить, а не стоять на месте. Во мне много чего хорошего, но не каждый способен это оценить. Может даже я и бесчувственная тварь, но пробудить во мне страсть и соблазн, способен только тот, кто проник ко мне в душу и сделал меня чуточку счастливее, - погладил её по щеке я и отстранился. – Хах, таких, как я ещё поискать надо! И возможно, если я делал, то, что заставляло тебя раздражаться, то прости меня. А если я стал противен тебе то, что подделать. Не каждый может стать светом в окошке,  – затем, я достаю билеты и смотрю на них, немного подразнивая девчонку. – Надеюсь, мы поняли друг друга. Но я не хочу, чтобы ты уезжала и бросала нас Виталиком! Мы любим тебя! Прости! – и с этими словами, я разорвал билеты и крепко обнял её.

- Ты сумасшедший! – всхлипывает девушка и утыкается в моё плечо.

- Какой есть! – улыбаюсь я,  провожу рукой по её волосам и целую в щеку.

- Я даже и не предполагала, что когда-нибудь в моей жизни появится такой замечательный мужчина! Ты настойчив, нежен, заботлив, раним, своеобразен и умеешь за себя постоять. Именно это меня и привлекло в тебе! И кажется, рядом с тобой у меня сносит крышу!  Я теряю не только голову, но и контроль! Посмотришь в твои глаза и совсем забудешь обо всём на свете.  А голос! Ты так проникновенно просил меня остаться, что я не удержалась и согласилась! От тебя невозможно убежать.

- Это замечательно! – прошептал я и страстно поцеловал девушку.

Через год, мы поженились. Счастью Виталика не было предела. Я думал, что мальчику будет неприятна та ситуация, что девушка заменит ему мать, а оказалось все совсем наоборот. Он был безумно рад этому. Вскоре, Вика узнала, что беременна, чем и осчастливила нас всех, особенно папу. Он уж и не ожидал, что в сорок восемь лет, может стать дважды девушкой.

Что касается, Ланы, то с ней наши отношения пошли на лад и мы стали, как идеальные брат и сестра. Ссоримся и миримся, подшучиваем друг над другом и немного обижаемся. Всякое бывает.  Ланина жизнь тоже наладилась, потому что в ней появился Коля, который тоже взял с меня пример и сделал барышне предложение. Ну, она отнекивалась, говорила, что мало знакомы, а потом кивнула и согласилась. Вечные её бабские штучки. Ключи от квартиры Димы, я передал Коле и сказал, что это считай свадебный подарок - квартира с видом на Красную Площадь. Он, конечно был в шоке и спрашивал: откуда, на что я ответил фразой Димы: «не поверишь, в лотерее выиграл». Я предпочел остаться в родном доме и воспитывать наших детей с Викой.

Папа нашел себе нового человека вместо Ромы и был очень доволен его ответственностью и тем, как он стойко держится на работе и выполняет все его приказы. Говорит, что хороший человек, возможно, будет крепкая дружба, как его с нашим старым водителем Иваном.

А недавно, мы с отцом отправились к Самоворову и, увидев Каролину с маленькой девочкой на руках, жутко удивились. Папа ни разу не видел Марину и поэтому, подумал, что это она, но нет. Ему все подробно рассказали, почему Дима, так редко заезжал на Рублевку и что на самом деле приключилось с его женой и вообще рассказали про всю его жизнь подробно. Чувство стыда за Диму, уже давно улетучилось и можно спокойно поделиться историей парня с другими.

Когда мы встретились с Димой, я вышел с ним на улицу, достал сигарету и принес соболезнования. Марины больше не стало.

- Это было год назад перед самыми родами, - сказал парень. – Перед родами Марина узнала, что у нее рак матки – это было ужасное известие для нее, но боролась она до последнего. Позже я выяснил, что ребенок не Игоря, а мой. Девушка обратилась за помощью к врачам и сделала искусственное оплодотворение. А потом, начались осложнения и беременность протекала слишком мучительно. Марина не подозревала о болезни. Некоторое время, она жила и заботилась о ребенке, а потом, её вовсе не стало. Умирала она долго, в мучениях и перед смертью просила прощение, говорила, что безумно меня любила и как ей стыдно за то, что она стала проституткой и переживает страшную болезнь. С Каролиной мы тогда жутко поссорились. Она возненавидела меня и обозвала предателем, но как только Марины не стало, ей позвонил отец и она приехала. При этом, папа прекрасно знал, какие у меня с ней отношения и даже в поддержку сказал. Мол, я бы тоже к такой красавице ушел, будь у меня жена шалавой. Кстати, теперь Каролина стала менеджером в папкином ресторане. Мне удалось устроить её, до того, когда я жил с Мариной. Мне казалось, что я сильно виноват перед ней и обеспечил девушку работой. Та, конечно была мне благодарной, но все ровно в глубине души, сильно любила меня и знала то, что теперь мы никогда не будем вместе. С Мариной, они ни разу не пересеклись. Я старался все делать тайком и сохранял дистанцию, но мне тоже так не хватало её. К Марине, я не питал уже чувств, но не собирался рушить нашу семью из-за ребенка, а просто смирился. Девочка родилась восьмимесячной, слабой, много болела. Мы делали все возможное, чтобы она ни в чем не нуждалась и поднимали её на ноги. Тьфу-тьфу-тьфу, пока все нормально. Теперь после смерти Марины, мне пришлось повозиться с бумагами и все-таки сделать предложение Каролине. К дочке она уже привыкла. Уверен и у тебя девочка будет. Мальчик же, уже есть!

- Я тоже на это надеюсь, - выбросил сигарету я и посмотрел куда-то в сторону.

- А с работой определился?

- Да. С высшим образованием-то, все двери для меня открыты! - пошутил я.

Мой батя от истории Димы, был, конечно не в восторге. Вернувшись, домой, он сказал:

- Вот ведь, как бывает, а он же еще был наивным мальчиком. Куда лез, сам не понимал, а теперь счастлив с другой женщиной. Хорошо, что ты на проститутке не женился!

- Какой кошмар, - скривился я. – У меня и в мыслях такого не было! Это у Димы сдвиг случился.

- Умный был мальчик, всегда знал, чего хотел. С помощью отца-владельца ресторана, пошел вверх по карьерной лестнице и добился успеха. Не зря он его вместо себя по командировкам гонял. Хотел, чтобы сын зарекомендовал себя с хорошей стороны и понравился его партнерам, чтобы потом с мальчиком имели дальнейшие дела. Ты думаешь, чего он вечно в перелетах? Это все папка!

И тут я узнал, почему Дима перелетал с места на место, постоянно звонил мне и просил повременить с Маринкой. И почему он мне раньше не сказал, что его папа гонит по делам? Чудной человек! Я же не кусаюсь. Понял бы, как есть. Значит у парня, будет престижное будущее, и он сможет обеспечить семью. Также, как и я. Моё-то будущее, зависит только от меня.

Порвать с криминальным миром, искать кого-то, вынюхивать и получать за это деньги. Я бы мог остаться с Ленчиком, Пашей, со всеми с кем работал, но опыт научил меня думать больше о родных, чем о том, как может обернуться моя жизнь, если я продолжу работать с опасностью.











 















































































































 






























 


























































 


























 


Рецензии