Убитый, Расстрелянный, Успешный

Три персонажа, три улицы, юбилей

Прогуливаясь маршрутом от багаевской переправы по улице Мичурина в сторону Рогачевки, мы напротив Старой автобусной станции увидим уходящую вправо узкую неприметную улицу: бывшая Кузнечная, ныне улица Микеладзе. Кто этот герой, в честь которого названа старинная улица станицы? Про себя говорим №1! Через полкилометра выходим на улицу Фрунзе, (ее мы не нумеруем, хотя с нашей темой имя красного полководца косвенно связано). Еще 600 метров, - главная артерия станицы, выходящая на трассу Волгодонск – Ростов – улица Буденного (№2). Советское поколение Семена Михайловича помнит, а так же он известен, благодаря богатырскому шлему – буденовке. Левее, ближе к Лопатине, параллельно улице Пескова, находится улица Думенко (№3). Три улицы, три персонажа, три имени станицы: Микеладзе, Буденный, Думенко.
Совершенно незамеченным проходит столетний юбилей окончания гражданской войны на Дону. Мы не пытаемся встать в этой теме, на чью либо сторону. Братоубийственная бойня сама по себе аморальна и цинична. Но вычеркивать значительную часть нашего прошлого, полагаем, неправильно. Можно без преувеличения сказать, что в нашей станице зимой 1920 года решались краеугольные вопросы отечественной истории.
Мифология штаба
Долгие годы на уроках истории и в публикациях в прессе мы повторяли фразу из книги нашего краеведа Рыбалкина Александра Филипповича «Штаб I –й Конной армии с 20 января по 14 февраля 1920 года находился в доме казака Колесникова, на углу нынешних улиц Ленина и Красноармейской…»[ Рыбалкин А.Ф. История станицы Багаевской от ее возникновения до сегодняшних дней. Исторический очерк 1648-1957гг. Багаевская, 1998, с. 74]. Этому факту свидетельствовало официальное подтверждение от 20 июня 1954 года участников гражданской войны, состоявших в рядах I -  Конной армии Буденного, ныне проживающих в станице Багаевской [там же]. «Подтверждение подписываю: знаменосец 21 – ого кавполка 4-й кавдивизии, Зименко Иван Константинович 1893 года рождения; Ледок Илья Михайлович – ассистент знаменосца 21 – го кавполка 4  -й кавдивизии, 1894 года рождения, Корниенко Петр Григорьевич, боец 21 – ого кавполка, 1885 года рождения».
Они подтверждают, что после занятия города Ростов-на-Дону (7-8 января 1920 года по новому стилю), I - Конная армия (в ту пору просто Конармия прим. автора) проходила через станицу. А сам С.М. Буденный находился с 20 января по 14 февраля на квартире по улице Красноармейской, дом №20, а штаб армии – в угловатом доме по улице Красноармейской и Ленина, дом №21, что мы и подтверждаем своими подписями [там же].
В тот момент 1954 - ого года, подтверждаемым событиям уже было 34 года. Но пожилые буденовцы вплоть до точных дат помнят факты славных событий! Героям гражданской войны нужно верить! Именитому краеведу района – верить необходимо.
Вопросы / Ответы
 Но зададим несколько вопросов: 1) Штаб находился в Багаевской 25 дней, почти месяц! На фронтах было затишье, спокойствие и благодать? Можно было пить чай из балашовских самоваров, быть уверенным в то, что белые совсем сникли и не представляют угрозы?  Ответ: В начале января Ростов несколько раз переходил из рук в руки, атаки красной конницы Буденного и Ворошилова на Батайск со стороны Ростова несколько раз захлебывались. Клим Ворошилов в ходе одной из атак, провалился вместе с конем под лед и едва не был зарублен белоказаками. [Приложение II. С. А Зотов. Батайско-манычское сражение 1-й Конной армии в 1920 г. // Красная конница, 1935, №5.].       Новочеркасск в январе красные готовили к сдаче. Никакого спокойствия и умиротворения на фронте не было. Более того, части РККА, несмотря на общее наступление, и уже взятую Одессу несли тяжелые потери, а, порой, и поражения. [Г.Г. Раух. Бой с Буденным 6-8 января 1920 года под Ростовом. "Военная быль", №81. Париж]. Части Добровольческой армии белых, не просто отчаянно сопротивлялись, они были полны решимости, оказались сильны, регулярно атаковали. Так, что держать на передовой линии фронта штаб армии в течение 25 дней ни один здравомыслящий командарм не позволил бы. Второй вопрос: Мог ли Буденный быть в Багаевской 20 января? Ответ: Нет, не мог! Сама Багаевская была на рубеже столкновения конницы белого генерала Гусельщикова и 21 дивизии 9 -ой армии красных (на тот момент, эти дивизия не являлась частью Буденного). РККА вела бои за Карповку и Сусат.
 20 - го и в последующий день 21 января, Буденный участвует в отчаянной рубке под станицей Ольгинской. 22 января Конармия  захватила Ольгинскую, но после встречного боя с белогвардейской кавалерией опять отступила за Дон. Трофеями белогвардейцев стали 22 орудия и 120 пулеметов [Г.Г. Раух. Бой с Буденным 6-8 января 1920 года под Ростовом. "Военная быль", №81. Париж].
23.01.20 г. командир Конной армии вместе с Ворошиловым (комиссаром Конармии) вызван к командующему фронтом Шорину в Ростов. Конармия безуспешно штурмует Батайск, что в 80 верстах от Багаевской. Командующий фронтом Шорин грязно ругается, взваливает вину за поражение под Батайском и Ольгинской на Конармию и обвиняет бойцов в пьянстве. Шорину предлагается выехать в части для проверки. Все буденовцы под Ростовом! Мог штаб быть на тот момент в Багаевской? Нет! Не мог!
В рядах буденовцев  пьяных не обнаружили, а Ворошилов и Буденный, разъяренные  конфликтом жалуются в телеграмме Ленину, Сталину, Троцкому: «Мы докладывали, что командующий Кавказским фронтом Шорин поставил Конную армию на грань гибели. Он совершенно не прислушивается к нашему мнению о наиболее целесообразном ее использовании. В связи с этим Революционный Военный Совет армии вынужден просить Совет Труда и Обороны и Реввоенсовет Республики либо освободить нас (Ворошилова и Буденного) от руководства армией, либо снять Шорина с должности командующего Кавказским фронтом». Пахнет саботажем и отсутствием субординации (подчиненные обращаются через голову своего непосредственного руководителя к высокопоставленным начальникам)!
Итак, 20-23 января 1920 года выпадает из возможных дат существования буденовского штаба в нашей станице! Семен Михайлович Буденный планирует отказаться от лобовых атак в болотах под Батайском и предлагает развить наступление на Маныч через Багаевскую и далее. План утвердили.
Взятие Багаевской
Тем временем, 21 января конный корпус красных Бориса Думенко (в Конармию Буденного корпус в тот момент не входил) у станицы Маныческой наносит поражение Терско-Донской коннице Гусельщикова. Белые оставляют Багаевскую 21 января, красным, но не буденовским частям Конармии, а, уже указанной 9 –ой армии. Буденный по-прежнему под Ростовом.
Лишь 26 января буденовцы, минуя Бессергеневскую, занимает Багаевскую, а затем Ажинов, Кудинов, Елкин, Федулов. Мог находиться Буденный в Багаевской ранее 26 января? Нет, не мог.
  27 января к левому флангу Конармии подходит корпус Бориса Думенко (корпус состоял из трех кавалерийских бригад, численностью в три тысячи сабель). Буденный просит командование фронтом подчинить Думенко Конармии. Думенко же, удачно форсировав Маныч, по собственной инициативе перешел в наступление, но был отбит у Малой Западенки. Белые эмигранты так описывают поражение Думенко: «4 –й конный корпус с конницей 2-го корпуса повел с утра наступление против конного корпуса Думенко и к вечеру разбил его, отбросив далеко за Маныч и захватив 20 орудий. Весь путь отступления противника за Маныч усеян пулеметами, обозами, зарядными ящиками и брошенными орудиями. Лед на реке Маныч не выдержал, отступающие части противника (красных) и масса людей и лошадей провалилась под лед».
Со слов С.М. Буденного, деникинское командование знало о замыслах красных, их дислокацию и нахождении Конармии в Багаевской. В условиях бездействия остальных армий РККА, белые эффективно перебрасывали крупные силы туда, куда это было необходимо. Правда командарм не указывает, что во время маневра Думенко под Малой Западенкой, сама Конармия бездействовала и не спешила помогать, истекающему кровью, корпусу.
Распри среди красных
В командовании красных шла распря. Буденный в свое время был подчиненным Думенко, но после ранения последнего, занял его место. Не смотря на запреты врачей, Борис Думенко вернулся в строй, но уже не на должность командарма, а всего как командир конного корпуса. 24 января (после телеграммы Буденного/Ворошилова) Шорина отстраняют официально от должности, но он продолжает командовать фронтом, всё больше углубляя конфликт с Буденным. Буденный и Ворошилов ежедневно телеграммами и телефонными звонками  жалуются Сталину, Троцкому, Орджоникидзе, Ленину. Они могли себе это позволить, потому, что Ворошилов лично дружил со Сталиным.
Маныч – рубеж кровопролития
27 января был отдан приказ Конармии о форсировании Маныча и разгроме противника в районе хутора Малая Западенка. На рассвете 28 января 6-я и 11-я дивизии форсировали Маныч по льду и атаковали белогвардейцев. Белые, бросив в хуторе тринадцать орудий, захваченных ранее у Думенко, начали поспешно отступать к месту сосредоточения своих резервов — в хутор Булочкин. Развивая достигнутый успех, 4-я кавалерийская дивизия повела решительное наступление в тыл противнику, занимавшему станицу Манычская. Белые, опасаясь окружения, отступили на юг, и в станицу Манычская вошла красная 21-я стрелковая дивизия, наступавшая с фронта.
Полевой штаб Буденного
А вот и нужная нам дата! 28 и 29 января Конармия вела тяжелые бои на левобережье Маныча с превосходящими силами противника. К вечеру 29 января 4-я и 11-я кавалерийские дивизии под напором крупных сил белых были вынуждены отойти за Маныч и закрепиться в правобережных хуторах (белая сторона называет это событие очередным разгромом Думенко / Буденного). В источники значится: Полевой штаб – Багаевская. (этот момент впервые встречается документально). [Приложение II. С. А Зотов. Батайско-манычское сражение 1-й Конной армии в 1920 г. // Красная конница, 1935, №5.] Таким образом, штаб Конармии в станице Багаевской расположен 28.01.20 г. Факт установлен.
Взаимные обвинения
29 января войска белогвардейские войска нанесли удар по частям I - й Конной армии, которые под натиском противника отошли на северный берег Маныча в район Федулов, Елкин, Кудинов. [ История гражданской войны в СССР, т. 4, М., 1959. С. 294—301. ]
Неудача Конармии 29 января снова вызвала разногласия между командованием фронта и РВС 1-й Конной армии. В. И. Шорин главную причину неудачи находил в том, что Конармия после удачного боя 28 января потеряла полсуток, не начав преследование противника. Член РВС 1-й конной армии К. Е. Ворошилов считал причиной отсутствие объединенного руководства двумя конными группами: Думенко и Буденного. По его мнению, Думенко вырвался вперед, когда Конармия только готовилась к переправе через Маныч. Поэтому противнику удалось по отдельности справиться с корпусом Думенко и с Конармией [Какурин Н. Е., Вацетис И. И. Гражданская война. 1918—1921. СПб.: Полигон, 2002. Гл. 12.]
30 января директивой Нр 00119 Шорин объединяет под общим командованием Буденного конный корпус Думенко и еще подчиняет Конармии 21 стрелковую дивизию 9 армии и снова приказывает продолжать наступление в районе станицы Багаевской.
31 января части Конармии с корпусом Думенко и 21 сд. составляли вместе 14150 сабель, 2139 штыков, 47 орудий, 333 пулемета. Их расположение:  4-конная дивизия в станице Багаевской, 6 конная дивизия в хуторе Елкин, 21 стрелковая дивизия три версты южнее Багаевской.
1 февраля 1920 года Конная армия и Конкорпус вторично форсировали р. Маныч: по льду, весьма скользкому, достигающему в некоторых местах трех верст ширины, переправились на левый берег, заняв Манычскую, Княжеско-Леоновский, Тузлуковский, Мал. Западенский, Проциков, Ефремов и Веселый.
На всей указанной линии противник был отброшен к югу, и части красноармейцев расположились на ночь в упомянутых пунктах. Противник всю ночь безрезультатно пытался атаками выбить их части. Думенко не подчиняется Буденному, и атака красных захлебывается.
Письмо Ленину
  «1 февраля я приехал в полевой штаб армии (Багаевская) в первом часу ночи. Настроение было прескверное, чувствовалась страшная физическая и моральная усталость. Весь прошедший день части армии вели тяжелый кровопролитный бой, но к ночи, понеся большие потери, отошли в исходное положение. По злой воле Шорина Конная армия, брошенная в наступление на превосходящего противника, без поддержки стрелковых частей и при пассивности наших войск на других участках фронта, истекала кровью в единоборстве с врагом. Поговорив с С.А. Зотовым, который трудился над составлением оперативной сводки для штаба фронта, я пошел отдыхать. Но уснуть не мог. На сердце было тяжело, нервы напряжены до предела. Я ходил по комнате и думал: как спасти армию? И как всегда, когда каждому из нас было трудно, мы мысленно обращались к тому, кого считали учителем и отцом нашей революции, человеком, способным больше других понять горе и радость, сердце и душу революционного солдата. Я решительно подошел к столу, взял карандаш и бумагу, пододвинул поближе фитиль и начал писать письмо.
  Станица Багаевская на р. Дон, 1-го февраля 1920 года.
  Глубокоуважаемый вождь, Владимир Ильич! ….» [Будённый С. М. Пройдённый путь. М.: Воениздат, 1958. ]. Текст письма мы не приводим, скажем, лишь, что письмо попало в руки вождя революции и цели командарм I – Конной, в конечном счете, достиг.
Буденный в своих мемуарах пишет: «Корпус Думенко, временно подчиненный Конармии в оперативном отношении, фактически не выполнял наших приказов. Правда, 1 февраля он вместе с Конармией форсировал Маныч и занял хутор Веселый. Однако, ночью 2 февраля Думенко оставил Веселый и ушел за Маныч, в хутор Верхне-Соленый, не предупредив об этом нашу левофланговую 6-ю дивизию». [Будённый С. М. Пройдённый путь. М.: Воениздат, 1958. ]
В ответ пришла директива.
Директива главного командования вооруженными силами Республики – командованию Кавказского фронта о разработке нового плана удара:
Телеграмма 3 февраля 1920 г. - 14 час. 05 мин.
 «Боевые действия объединенной конницы 1 февраля снова не увенчались успехом…. Приказываю прекратить частные атаки, выработать новый план удара… Примите все меры к скорейшему приведению армий фронта в порядок…»
Подписано: Главком С. Каменев.
Новый командир фронта, новые планы
  4 февраля Шорина сменяет знаменитый М. Н. Тухачевский. 5 февраля принимается решение о прекращении боевых действий Конармии на Манычском направлении и переброске ее на другой участок фронта.
В ожидании новой директивы фронта Конармия приводила себя в порядок…
«9 февраля была получена директива Реввоенсовета Кавказского фронта, положившая начало крупнейшей операции Конармии по разгрому войск Деникина на Северном Кавказе. Наконец-то был принят наш (Буденного прим. автора) план. Конармия нацеливалась для удара на Тихорецкую, в стык Донской и Кубанской армий белых». В соответствии с директивой Реввоенсовета Кавказского фронта I Конная армия 11 февраля (а не 14 января, как указывает Рыбалкин А.Ф.) начала свой марш в район Платовская, Шара-Булукский. К вечеру 14 февраля, проделав 130 – ти километровый марш, Конармия вышла в район станицы Платовской. [Будённый С. М. Пройдённый путь. М.: Воениздат, 1958. ] Это значит, что штаб армии 11,12, 13, и 14 февраля не мог находиться в нашей станице. Итог: штаб Буденного находился в Багаевской с 28 января по 9 февраля 1920 года. При этом с 3 по 9 февраля штаб не участвует в командовании боевыми действиями, «наводил порядок». Откуда взялась дата 20 января, как первый день буденовского штаба? Все очень просто! Это вход 21 стрелковой дивизии 9 армии красных в  станицу (на самом деле, белые ее оставили 21 января). Сама Конармия и Буденный прибудут позже, штаб Конармии в Багаевской организован 28 января. Откуда появилась дата 14 февраля? В советских и современных учебниках это дата начала Тихорецкой операции (Краснодарский край современности прим. автора). В этом наступлении Буденный себя проявит отлично. Добиралась до места атаки армия в непростых зимних условиях пять суток. Конармия, покинув Багаевскую 9 февраля, пришла на место назначения 14.02.1920 г. В условиях, когда «белые» источники дают нам сведения в датах по старому стилю, а «красные» по новому, легко ошибиться. Так в краеведческое изыскание попала очередное заблуждение.

Предательство
С 3 по 9 февраля в корпусе Думенко случаются зловещие события: при загадочных обстоятельствах происходят убийства видных коммунистов, активных кавалеристов корпуса. 3 февраля убит комиссар (второй человек после Думенко) Владимир Нестерович Микеладзе. Он прослужил в корпусе всего месяц, но его убийство стало поводом ареста всего штаба комкора Думенко с последующим расстрелом в городе Ростов-на-Дону. История, больше, чем загадочная. В неё мы влипать не станем. В итоге второй человек корпуса В. Н. Микеладзе, погибший от рук неизвестного (Думенко и его штаб были оправданы после смерти Сталина и XX съезда КПСС) становится героем. Его тело с почестями перевозят в Москву и хоронят на Ваганьковском кладбище. Улица Кузнечная, узкая и до сих пор неасфальтированная получает имя, ни чем не приметного комиссара. Настоящий автор массовой конной армии Борис Думенко, благодаря усилиям краеведов и историков увековечен. Такси в распутицу на эту улицу едет с опаской.
Полководец М.С. Буденный увековечен в именах городов, сел, проспектов нашей  страны. Так жертва нераскрытого убийства Микеладзе, жертва заговора Думенко и  пышноусый маршал Буденный встретились на карте нашего района.


Рецензии