Поезд из Ужгорода

      В тот день была пасмурная погода.  А я   возвращался домой, из командировки. Внезапно  начался дождь. Он  был тёплый,  но вдруг откуда-то из-за Троицкого собора, из-за реки,  пришли чёрные тучи и  началась гроза. Потом пошел густой дождь с градом.  Люди спрятались в  летнем кафе и в  недавно построенном магазине «Амбар».

Один смелый мужик,  уже видать хорошо выпивший,  выскочил на дождь. Он был лысый,  высокий,  худой.  Ловил руками этот град, пригоршней  бросал на траву,  подбрасывал вверх, пробовал на вкус. Наверное на его лысину попадали очень крупные градины,  потому что он накрыл ее руками и стоял уже прикрывая, весь мокрый, но бодрый.

 В  летнем кафе, куда я тоже заскочил прячась от дождя,  сидел в уголочке крепкий бородатый мужик в бардовой куртке и курил.  Я подсел к нему, попросив разрешения,  а он как будто обрадовался  и сразу  предложил закурить.  Протянул мне пачку сигарет,  дешевых.

- Благодарю, давно уже не курю, только вот приехал из Ужгорода, - говорю ему подсаживаясь за столик.

- Ну,  так и вы были в Ужгороде, в командировке? - переспросил любопытный незнакомец.

- Вот послушайте, я вам расскажу,  я там учился в художественном училище, продолжил незнакомец гордо, назвавшись Петром.

- Давно учились? -  переспросил  я, поддерживая разговор, пока шел дождь.

 - Давно уже лет  сорок тому назад! - на распев говорит бородач задумчиво.

- И после того ни разу не были? - переспросил я, - хотя мне это не очень интересно.

- Почему же,  лет десять назад был. - возразил бородатый.

- Встреча выпускников? - переспросил я.

- Нет, - я просто поехал сам. И продолжал.

- В общем,  я там гостил у однокурсников наверное целую неделю, истратил все деньги.  Хорошо, что на обратную дорогу купил билет сразу по приезду!  У меня тогда день рождения был. Домой купил буханку хлеба и абрикос местных   два  килограмма,  на подарок.

- Так назад чем ехали,  поездом? - спрашиваю я.

- А чем же еще! Сначала я был один во втором  вагоне. От туалета - второе место. Долго стояли  на станции в Мукачево. Там поезда – сюр-сюр. Гудки дают…

- Потом забегают двое. В шортах, молодые, с сумками большими. Бегут-бегут и прямо возле меня на боковом месте садятся за столик.      Поезд еще не тронулся, а они уже достают из сумок еду.

- Один, который повыше, из  сумки достает мисочку с  маленькими котлетами,  говорит - это моя Марья приготовила.  А другой, рыжеватый,  достает тоже мисочку, но  с голубцами.  Приговаривает - это  моя Марья готовила.

Котлетки и голубцы пахнут на весь вагон! В Ужгороде умеют готовить! Выкладывают ещё огурцы,  помидоры и снова приговаривают.

- Это моя Мария вырастила!

- А  это моя Мария вырастила, - хвалят жен своих на перебой.

Достает высокий  бутылку водки,  разливает в пластмассовые стаканчики и оба выпивают.

- Что смотришь,  тоже выпить хочешь? - спрашивает рыжеватый.

- Не хочу, - отвечаю им, хотя и голодный сижу. Отвернулся и читаю книгу, которую мой однокурсник - скульптор Михаил,  подарил. Там и стихи и рисуночки есть и цитаты хорошие такие … Михаил сказал, что людям он дарит чистенькие образцы его книги, а  мне  с его исправлениями…

Потом мои попутчики достают вторую бутылку и на меня  не смотрят. Наливает высокий себе и рыжеватому. Хыть-хыть!  Выпивают! Едят котлетки и голубцы, тосты какие-то хорошие,  свои говорят. Потом начали Марий своих обсуждать, радоваться что оторвались от их упреков….

Рыжеватый полез в свою сумку, достает третью бутылку. Водка настоящая, белая,  укупоренная, не самогон! Он ее как крутнул…

- Эх, - говорит. Я люблю закрашенную!

-Давай я закрашу, - говорю им весело.

- Чем?- спрашивает через губу  рыжеватый.

Достаю из своей сумки бутылку. На ней написано – «спирт для настоек».  Лечебное! Откручиваю пробку, а оно пахнет приятно. Спирт на прополисе настоян. Желтый, но ему не видно, так как бутылка темная. Оно забурлило и немного осело ….
    
Познакомились.

Высокий - Мишку, еврей. На севере летчиком  служил. Хорошо зарабатывал. Потом упал с самолетом…  Немного руку повредил. Пришлось ему  менять профессию.

Рыжеватый – Цильо.  Он, вместе с Мишку, работает на золотом прииске…

Ну а я, - говорю им – Петр. У меня одна гривня, хлеб и абрикосы.

- Та не надо, - говорят. Мы же не спрашиваем.

Быстро выпили вместе. Приятно!

-Ты кушай, кушай, - заставляют они меня. Сами видим, что голоден.  Я и кушал все, зубы тогда еще были хорошие.  Все такое вкусное – и колбаски, и котлетки, и голубцы, и помидоры и огурцы свежие… Хорошие люди живут в Закарпатье!

-Достают они четвертую бутылку, а я закрашиваю своим спиртом на прополисе. Закуски много у них. У меня ничего не было.  Выпили, а поезд выехал уже на перевал. Воловец называется. Он там стоит дольше.  Людей уже много,  студенты  едут.  Там можно выйти на перрон, перекурить.

-Я схожу в магазин, - предложил Цыльо.

Пока мы курили, Цыльо забрала милиция. Он кого – то толкнул, или придавил… Милиционеры, из поезда нашего, повели его куда-то.

-Где ваш третий? - переспрашивает студент из Львова. Вас же трое было!  Как его зовут!

-Цыльо, - отвечаю я.

-Так вот, где Цыльо? - настойчиво спрашивает нас студент.

-Его забрала милиция и повела в двенадцатый вагон, - сообщил  внимательный студент.

-Что делать будем? - спрашиваю я Мишку. И добавляю, - у тебя деньги есть.

-Да, девяносто гривень, - говорит Мишку.

-А у меня – гривня. Итого – девяносто одна!

-Короче, потелипали мы с деньгами для выкупа  аж  у двенадцатый вагон! То купейный вагон. В крайнем купе– милиция! Слышно, там кто-то поет без музыки, правда  не профессиональным голосом, но похожим на голос Цыльо.

- Ты меня любишь яростно, гордо, ласково,
  Птицей парящей небо судьбы распластано.
  Ты меня любишь, болью моей испытано,
  Знаю, не бросишь и не предашь под пытками…

Думаю – это он нас просит не бросить и не предать под пытками…

Мы начали стучать в дверь. Долго не открывали. Потом открыли. Мишку протягивает милиционерам девяносто гривен…

- Мы хотим забрать нашего Цыльо, говорит Мишку!

- Я  тоже заглянул в дверь купе.  Вижу Цыльо висит, прикованный наручниками. 
Цыльо мокрый. Пьяный  да еще и жарко же! И поет, и варнякает,  и плачет… Жалко на него смотреть! На одной руке висит, ноги подогнул… Ногами до пола достает, но не опирается ими.  Не стоит, в а висит! Как Христос распятый, только за одну руку!! Так на наручниках и висит!

Милиционер не стал разговаривать с нами, деньги не взял и захлопнул дверь.

-Мало денег, - говорю я. У меня только одна гривня.

-Та я понял, что мало, но где я больше возьму, - отвечает озабоченно Мишку.

-Знаешь, - говорю я,  давай еще стучать!! Они как откроют, я упаду  туда, в купе, чтобы дверь на закрылась!

-А мне что делать, - спрашивает Мишку.

-А ты,  что-то потом придумаешь, - отвечаю ему.

Начали стучать. Стучим, стучим, стучим…. Долго очень  не открывали. Потом открыли.

И я сразу туда  - гурк и упал. Туловище в купе, а ноги в коридоре… Ухватил за ноги Цильо и держу. Расплакался, лежу патлатый и бородатый, наверное на попа похожий!!

Приговариваю, глядя вверх.

-Цыльо, молись, молись! - обращаюсь к нему.

-Смотрю - Цыльо молится. Что – то из Отче наш – читает!

-Молись Цыльо, - продолжаю я! Сейчас тебя освободят! Они не знают, что творят!! Так и говорю резко, повернув голову к милиционерам.

-Прости их Цыльо, прости! – прошу самого Цыльо. И повторил это раза три. А Мишку тоже просит.

-В ООН буду жаловаться, я журналист какого-то Центра, сейчас буду звонить, – кричит Мишку.  Фамилии известных журналистов называет… И так четко у него получается!

Цыльо продолжает висеть прикованный, читает молитву, я плачу и тоже молюсь, а Мишку еще и  нашего президента называет! Мы то вроде бы не пьяные, но пьяные сильно…

Милиционеры слушают всех нас, пишут акт и  посматривают друг на друга растерянно.

Потом тот, что писал акт, как поднимет руку, как бросит ручку о столик, так,  что она куда-то залетела. Достает из кармана ключик и... Услышал же Господь наши просьбы,  отмыкает наручники  у прикованного Цыльо. А Цыльо,  уставший и измученный,  падает на пол.

-Уходите, уходите! - кричит милиционер. А  потом,  уже лично мне,  говорит.

-Батюшка, батюшка, разве так можно напиваться?!!

- Вернулись мы на свои места и благополучно доехали до Киева. Правда,  студенты ехавшие с нами,  говорили, указывая на меня,  – ох этот батюшка и храпел,  всю дорогу. Видать,   тоже меня приняли за батюшку! И им спасибо, - проговорил  незнакомый бородатый рассказчик.

Дождь внезапно закончился и рассказчик замолчал.   


Рецензии
Сильно зацепило. Произвол милиции- полиции и самоотверженность друзей, один из которых вновь приобретённый. И слава Богу и борода помогла и отчаяние, которое подсказало, как себя вести. С уважением Надежда.

П.С жду ответного отклика.

Надежда Мотовилова   02.06.2020 19:44     Заявить о нарушении
Уважаемая Надежда!
Благодарю за прочтение и неравнодушный отзыв. Особенно, за рациональную оценку результата нештатной ситуации.
Всех Вам благ и успехов!

P.S.
Сейчас зайду на вашу страницу еще...

Александр Стадник 2   02.06.2020 20:26   Заявить о нарушении
У меня нечто подобное было лет 12 тому назад .Ещё более красочно.Надо бы написать.
Э
.

Александр Моржов   06.11.2021 18:27   Заявить о нарушении