Вернуться! - 12

Предыдущая глава - http://proza.ru/2020/02/21/669

Часть 2

Глава 1

Лето уже на исходе. Прямо  напротив моего окна стоит старая липа и, словно раннюю седину, отворачивает от дороги и от прохожих единственную пожелтевшую ветку. Как будто заспешившая осень заглядывает в мою душу и остаётся в ней, изгоняя понемногу солнечное тепло, промокая обильными дождями и выстуживая её ветрами. Я зачарованно смотрю на жёлтые листья. Их совсем ещё мало, а в моей душе осень уже в полном разгаре. Она заканчивает своё великолепное цветение, и готова уже опасть на землю пряным бурым ковром, развалиться под ногами, словно напоминая, что скоро кончится царство золотого цвета, наступит царство серого, а за ним опустится на землю белое безмолвие. Началось умирание моей души. Нет, она ещё не готова уснуть, укрывшись белым саваном, но уже не надеется на тепло, и уже давно зябнет от колючих ветров и от слёз, ею так часто проливаемых. Растекаются огромные лужи, и тонут в них опадающие листья моих надежд. Один за другим. Я смотрю на угасшую ветку, и уже не могу представить на ней ни набухающих почек, ни первой робкой зелени, как будто и не было их никогда, а эта ветка явилась сразу такой пожелтевшей и безнадёжно старой, словно сама судьба решила отказать ей в радости и счастье, и не написав ещё и заглавной буквы, спешит поставить последнюю точку. Уже несколько дней я бездарно провожу в этой комнате, стоя у окна и предаваясь своим горьким мыслям.
В дверь звонят. Я открываю. Почтальон протягивает мне заказное письмо. Я машинально благодарю, расписываюсь в квитанции и возвращаюсь с письмом в комнату. Сердце сжимается от нехорошего предчувствия. Так и есть! Наташа! Ещё одна боль. Не слишком ли много бед за такой короткий срок? Проходит ещё несколько тоскливых однообразных дней, и я решаюсь…
 
За окном бесконечный дождь, а мне кажется, что это не дождевая вода льётся из чёрных туч, а мои слёзы проливаются на землю, и бегут, бегут нескончаемо и противно. Столько накопилось. Не видно конца дождю. Не видно конца моему отчаянию. Я бросаю последнюю вещь в свой чемодан и захлопываю крышку. Обвожу комнату отсутствующим взглядом, зачем-то поправляю на столе прощальную записку. Я ухожу из квартиры, даже не бросив на себя взгляда в зеркало. Запираю дверь и машинально кладу ключ в карман. Ступеньки ведут меня вниз к разбитой двери подъезда, такой же скрипящей и никчёмной, как моя жизнь. Я не оглядываюсь. Я не оставила в этом доме ничего кроме своей боли. Я стала не нужна этому дому, и я ушла из него. Или он изгнал меня из себя? Сбросил со ступенек, и послал мне в след лишь глухой дверной скрип. Я ушла, не зная ещё, куда и зачем, с одним лишь желанием убежать, спрятаться, потеряться, забыть обо всём. Идти, идти. Словно, возможно, убежать и забыть, спрятаться от самой себя. Словно не доказано веками, людскими судьбами, мудрыми книгами и всем земным опытом, что от себя не убежишь, и никому ещё это не удавалось.
Зачем же бегу я? За какими призраками? Что погнало меня в эту дорогу? И утихнет ли когда-нибудь моя боль? Я знаю лишь одно – я должна была уйти. Зачем навязывать себя тем, кому ты больше не нужна? Не важно, нужны ли тебе они. Нельзя цепляться за тех, кто стал к тебе равнодушен. Я ухожу, ухожу, ухожу. Я не вижу дороги, ноги сами несут меня вперёд. А я даже не знаю, действительно ли я иду вперёд. Может, я шагаю обратно? Может, я бреду по кругу, или вовсе застыла на месте? Я не ощущаю ничего кроме влажного холода в моей душе и зябко сутулюсь от этого холода. Или это мой чемодан оттягивает мне руки и клонит вниз?
Дорога, дорога! Как в старой песне, просившей у неё покоя.  Отдаются в моём расквашенном мозгу песенные слова, словно, обращение к палочке-выручалочке. А, вдруг, и правда, обрету покой! И вот я уже в поезде, смотрю из окна, а мысли путаются и стучат в висках. Или это колёса стучат по рельсам, и звук их отдаётся пульсирующей болью в моей голове. Кажется, она уже распухла от мыслей, всё перепуталось, и я не знаю, о чём думаю. То ли какие-то неясные воспоминания, то ли страх перед безнадёжностью моего будущего. А взгляд цепляется за убегающие деревья, и ищет в проплывающей мимо траве, круглые шляпки грибов. И так хочется оказаться сейчас в этом красивом лесу, походить по сухой мшистой траве, пособирать грибы, полюбоваться на лесные цветы, дотронуться ладонями до шершавых стволов берёзок, а потом поднять руки, протянуть их к солнцу и почувствовать кожей лёгкое дыхание ветерка.
Как любили мы с Ванькой бродить по сопкам, собирая грибы и ягоды, и любуясь глубокими красками короткого северного лета. Как любила я подниматься на очередную сопку, держась за его руку и наслаждаясь теплом его ладони. Как..! Я запрещаю себе думать об этом. Я сжимаю челюсти и гоню от себя, возникающие перед глазами мысленные образы. Я смотрю в окно и провожаю тоскующим взглядом лесные пейзажи: речушки и озерца, солнечные полянки и убогие деревушки, расположившиеся вдоль дороги.
Поезд мчит меня вперёд, а, может, наоборот назад, в моё далёкое прошлое. Почему-то мне кажется, что вернувшись назад к какой-то давней исходной точке, я смогу заново начать свою жизнь. Я убеждаю себя, что моя река остановила своё течение, и я ещё смогу окунуться в прежние воды, успею испить чудесной родниковой воды. И ко мне вернутся силы, и появится желание жить и идти вперёд. Мне нужна передышка. Нужно возвращение в детство. Нужно бросить взгляд на свой старый дом, взбежать на свой любимый холм, поздороваться с могучими дубами на его вершине, и окинуть взглядом открывающуюся оттуда округу. Хочется вернуть душе состояние полёта, возникавшее когда-то. В моём детстве. В моём далёком-далёком детстве.
Колёса поезда всё стучат, и всё также выворачивают мне душу тоска и тревога. И одиночество. Моё бесконечное одиночество. Вокруг люди. Они всегда были. Много людей. Они говорили со мной, а я говорила с ними, но мы не слышали друг друга, и не понимали, о чём мы говорим. Мы были чужими. Я увидела безразличие в их глазах, и повеяло холодом от их слов. Мне захотелось достучаться до их сердец и умов, но мой зов не был услышан, и я поняла, что я не нужна им и не интересна. И зазвучали в моей голове слова.

Сердце разрывает нестерпимой болью.
На щеках дорожки из кристаллов соли,
И в конце тоннеля свет уже не брезжит.
Разжимаю пальцы, и земля не держит.

А поезд стучит по рельсам, и в голове моей тоже что-то стучит. И выбиваются новые строчки.

Я не нужна вам, я чужая.
Я заплутала без дорог.
И я, как свечка, угасаю,
Сгораю, словно мотылёк.
Мои обугленные крылья
Опали, словно лепестки.
И тщетны все мои усилья,
От чёрной спрятаться тоски.

Кажется, я начала писать стихи. Или просто думать стихами? Мне стало немного легче. А колёса поезда всё отбивают монотонный ритм, и всё то же мелькание за окном. Мне надоело туда смотреть. Я ложусь на свою полку, носом к стене. Натягиваю на себя простыню почти до самой макушки, и крепко зажмуриваю глаза, чтобы не дать скатиться набегающим слезинкам. Главное, не дать себе расслабиться, распустить нюни. Пусть у меня уже ничего не будет впереди, пусть не ждёт меня никто и ничто, я не должна превратиться в слезливого нытика. Я должна жить нормальной жизнью и не показывать окружающим своей боли. Кому нужны мои слёзы? Никто всё равно не придёт на помощь, не утешит, не поймёт. Я заставляю себя подумать о завтрашнем дне, о том, что буду делать, когда выйду из поезда. Выйду на давно забытой станции, где бывала когда-то в детстве и своей далёкой ранней юности.
В памяти всплыли полузабытые картинки маленького вокзала, неширокие улочки уютного чистого городка. Каким он стал теперь, этот городок? Как и чем он встретит меня? Узнаю ли я его? Узнает ли меня он? Да, ему особо и нечего вспоминать обо мне. Слишком недолгое время обитала я здесь, учась в девятом классе. Приезжала я сюда из небольшого посёлка, где жили мои родители и, где окончила местную восьмилетку. Да, и не в этот городок летела моя душа. Не здесь я хотела почерпнуть заветных сил. Летела она в тот маленький посёлок, в старую школу в большом дубовом парке, к маленькому белому домику у высокого зелёного холма. К крохотной полузаросшей речушке.
Налетели воспоминания, осушили мои слёзы, и я уснула под стук колёс беспокойным и неровным сном.

Продолжение следует - http://proza.ru/2020/02/23/1964


Рецензии
Осень созвучна настроению, отмирающая ветка подобна оторванной от любимого девушке. Стук колёс - стук сердца. Природа заполняет образовавшуюся пустоту. героиня как бы сливается с осенью.

Михаил Сидорович   02.03.2020 15:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Михаил. Природа помогает выразить чувства. А у героини очень сложный период жизни. Она одна и ей надо найти своё новое место. Эта глава очень трудно писалась.
С уважением и теплом, Ирина

Ирина Борунова-Кукушкина   02.03.2020 23:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.