Сексотерапия

О метагомах ходит много разных историй – и соответствующих действительности, и оной категорически не соответствующих. Так, например (что неудивительно совсем, ибо полностью соответствует «законам жанра»), говорят, что они умеют проходить сквозь стены.

Это, конечно, чушь свинячья. Ибо хоть метагомы и устроены совсем иначе, чем люди (хотя внешне и неотличимы от людей), но они всё же существа из плоти и крови. Да, плоть у них другая совсем – как и кровь, собственно – но дематериализовываться, просачиваться сквозь стены, а затем конденсироваться они всё же не умеют.

На самом деле всё существенно проще. Метагомы могут становиться невидимыми – точнее, создавать в глазах человека нужную им картинку. Примерно как хакеры, которые «влезают» в корпоративные сети и выводят на монитор охраны не то, что «видит» видеокамера, а то, что поступает с компьютера злоумышленника (с добрыми намерениями это действо несовместимо от слова совсем).

А потом вдруг переключают зрение человека в нормальное состояние – после чего у оного (или оной) создаётся впечатление, что метагом (или метагомша)  появились словно из ниоткуда. Если дело происходит в помещении (а обычно оно так и бывает), то словно пройдя сквозь стену.

Лилит бесшумно (даже самый крутой ниндзя обзавидуется) появилась в кресле слева от моего рабочего стола. Меня эта «материализация духа» не удивила нисколько, ибо была далеко не первой в наших отношениях. И, разумеется, далеко не последней.

«Здравия желаю» буркнул я. Система воинских (или полувоенных – кто их там разберёт) званий в «небесной канцелярии» мне была, разумеется, неизвестна. Поэтому сначала я про себя присвоил Лилит звание генерал-фельдмаршала. Генералиссимусом был, понятное дело, Святой Михаил Архангел – главнокомандующий всем Божьим Войском – вооружёнными силами «небесной канцелярии».

Однако после того, как мне стало известно о, скажем так, довольно тесных отношениях метагомши с руководством СС (в лице Гиммлера, Гейдриха и прочих) я присвоил ей другое звание – оберст-группенфюрера СС и генерал-полковника ваффен-СС.

Что, разумеется, к реальности отношения не имело никакого – это она отдавала приказы рейхсфюреру (не говоря уже о сошках рангом пониже), а вовсе не наоборот. Случалось это, впрочем, весьма редко – обычно они с Гиммлером «просто общались» на отвлечённые темы. Лилит просто «обозначала своё присутствие» в СС – с совершенно непонятной для меня целью.

Она была, разумеется, в курсе всех этих моих военно-исторически-религиозных игр (ибо все без исключения метагомы читают человеческие мысли как открытую книгу), но помалкивала. Типа «пусть дитё поиграется» (для метагомов люди просто мелкие детишки-несмышлёныши).

«Добрый вечер, доктор» - обворожительно улыбнулась баронесса. Хотя никаких документов она никогда мне не предъявляла, на её визитке элегантнейшим золотым (подозреваю, что в самом прямом смысле слова) курсивом было начертано:

Баронесса Элина Ванадис фон Энгельгарт

И совершенно неожиданно продолжила:

«Насколько мне известно, через полчаса у тебя должен состояться сеанс массажа шейноворотниковой зоны и вообще спины...»

Я кивнул. Хотя (если верить Лилит и её приближённым) процесс моего превращения («Преображения» в их терминологии) в людена был запущен ещё несколько месяцев назад (на подмосковной Вилле Вевельсбург), идеального физического здоровья мне пока достичь не удалось.

Поэтому и приходилось пользоваться услугами массажисток. Разумеется, исключительно «классических» (спортивных даже) – никакой эротики, Боже упаси.

«... с некоей Ингой, которая тебе очень и очень нравится как женщина...»

Я пожал плечами. Стараниями баронессы и её развесёлой компании (как видимой, так и невидимой) в моей жизни вот уже несколько месяцев и секса (причём весьма затейливого и эмоционально насыщенного), и вообще женского внимания было скорее в избытке, чем в недостатке.

Поэтому, хотя Инга и была в высшей степени притягательной и привлекательной женщиной (было в ней что-то от потомственной то ли целительницы, то ли колдуньи – если вообще не ведьмы), меня интересовали лишь её профессиональные качества. Которые были на высоте.

Баронесса неожиданно игриво улыбнулась и неожиданно серьёзно проинформировала меня:

«Одним из побочных эффектов твоего Преображения является способность уложить в постель любую женщину. Абсолютно любую. Даже законченную лесбиянку»

«Всю жизнь мечтал» - без малейшего интереса буркнул я. Что было абсолютно искренне, ибо для меня секс в отношениях с женщиной стоял далеко не на первом месте. Кроме того, я был всегда (и вполне обоснованно) достаточно высокого о себе мнения, чтобы, как говориться, «бегать за юбками».

«Делай что должен – и будь что будет». В смысле, веди себя так, как тебя воспитали. Если девушка не дура, то оценит – и ответит взаимностью. Разумеется, если имеет место быть необходимая совместимость. А если дура или совместимости нет (будь она хоть трижды Мэрилин Монро внешне) – то не нужна она мне нафиг. Ибо себе дороже в самом прямом смысле.

И, надо отметить, ни в школе, ни в институте, ни потом от отсутствия женского внимания (и, соотвественно, романтических и сексуальных отношений) я не страдал совершенно.

Кроме того, я вот уже более трёх десятилетий практически каждый божий день вынужден был (иначе просто не выжил бы) делать невозможное. С человеческой точки зрения, разумеется (я уже давно научился использовать «не совсем человеческие» сверхспособности).

А с таким опытом я и безо всяких там «побочных эффектов» уложу в постель действительно любую женщину. Хоть манекенщицу, хоть актрису, хоть... да хоть новую премьершу Финляндии (внешне необычно симпатичная для этой страны особа).

Если всерьёз захочу, конечно. Desire, Determination, Discipline, Dare… и дело в шляпе – а дамочка в постели. Только вот желания у меня были в последнее время прямо обратные – как бы уменьшить, а не увеличить частоту и интенсивность общения с прекрасным полом. В том числе, и интимного. Особенно интимного.

Баронесса глубоко вздохнула: «Я и не сомневалась, что ты именно так и отреагируешь...»

Снова вздохнула – и снова проинформировала меня. Не приказала (хотя вполне могла бы), а просто проинформировала:

«Мне нужно, чтобы ты трахнул Ингу. Приказал ей раздеться, поставил на колени – а потом трахнул»

«Тебе нужна очередная инъекция Вриля в наш грешный несовершенный мир?» - улыбнулся я. Прекрасно понимая, что это был не вопрос, а констатация факта.

Лилит кивнула. «Тогда почему не выпорол... хоть её, хоть ещё какую-нибудь... особу женского пола? Или я не смогу её убедить согласиться на порку?»

«Сможешь» - спокойно отреагировала баронесса. «Запросто сможешь. Но на этот раз нужны пусть и не такие мощные как при порке, но зато более мягкие энергии...»

В принципе, я вполне мог послать Лилит куда подальше с этими её... идеями и просьбами. Ибо она – как и Господь Бог – уважала Свободу Воли (в данном случае, вашего покорного слуги).

Однако я этого не сделал. Не столько ради Лилит (и уже тем более её малопонятных целей), сколько ради... Инги. По очень простой причине – ей в результате нашей интимной близости досталось бы очень приличное количество чрезвычайно редкой (и в высшей степени приятной и полезной сверхчистой духовной иномирной религии). А за такое (как мне было доподлинно известно), многие дамы были готовы не только заплатить какую уголно цену. Но и убить.

Поэтому я согласился (правда, не упустив возможность съязвить):

«Яволль... оберст-группенфюрер...»

В насквозь эгалитарных СС обращение «господин» было строжайше запрещено.

Лилит неожиданно звонко расхохоталась. «Никогда не понимала эту странное стремление мужчин – встроить собеседника в ту или иную иерархическую структуру. Ладно – если тебе так удобно, пусть будет оберст-группенфюрер. Это всё равно условности...»

Через полчаса я действительно трахнул Ингу. Просто приказал ей раздеться догола сразу же после того, как она закрыла дверь в массажный кабинет. Она покорно и мгновенно подчинилась.

Потом столь же покорно выполнила и другой приказ – встала на колени. Потом – опять же по моему приказу – поднялась с колен, легла грудью (очень симпатичной грудью, надо отметить), на массажный столик и широко расставила ноги. После чего я овладел ею.

Что занятно, кончила она практически одновременно со мной – сильно, ярко, но практически бесшумно. Затем выпрямилась, повернулась ко мне, обняла меня за шею и прошептала:

«Спасибо. Мне никогда так хорошо не было...»

Я промолчал. Ибо это была вовсе не моя заслуга. А Лилит, которая меня попросила трахнуть Ингу и... скажем так, Мироздания, которое подключило меня к источнику Вриля. А я... я был всего лишь проводником. Ретранслятором. Инъектором даже. Инструментом, в общем – в руках Высших Сил.

Инга не стала одеваться – сделала мне массаж голышом. Классный массаж, надо отметить. После чего снова встала на колени и сделала мне отменный минет. С нескрываемым удовольствием проглотив мою сперму.

Всего у меня было десять сеансов массажа – стандартное количество. Каждый сеанс – как и первый – начинался с секса и заканчивался минетом. Спине полегчало – и сильно.

А где-то через неделю Инга поймала меня в коридоре спортклуба, в котором, собственно, всё это и происходило (я предпочитаю делать массаж там же, где и занимаюсь фитнесом).

«Мне надо тебе кое-что сказать...»

Я оторопело уставился на неё. Хотя Лилит клятвенно заверила меня, что я бесплоден и поэтому могу не предохраняться, но мало ли...

Мы зашли в фитнес-кафе, сели за столик.

«Где-то за неделю до... нашего первого раза» - медленно и как-то осторожно-неуверенно произнесла Инга, «мне поставили просто кошмарный диагноз. Я должна была потерять зрение в течение нескольких месяцев...»

Она запнулась, затем продолжила:

«Я диагноз, разумеется, переповерила у полудюжины врачей, включая целителей и всё такое прочее. Мне все подтвердили, что надежды нет. А мне ведь всего тридцать два. Хоть в петлю лезь... о чём я очень серьёзно задумывалась»

Что меня совершенно не удивило.

«Я хоть и крещена в православии» - уже несколько более уверенно продолжала Инга, «но религиозна никогда не была, в церковь не ходила... и вообще. А тут как-то проходила мимо католического собора – у меня один левый клиент недалеко живёт...»

Кафедрального католического собора Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии на Малой Грузинской улице.

«... и вдруг решила зайти. Бухнулась на колени перед иконой Богоматери и... не помню сколько стояла. Молилась и просила Её исцелить меня...»

Заетм неожиданно улыбнулась.

«Я и слышала, и читала о сексотерапии, но всегда считала её чепухой. Ненаучными бреднями. А оказывается, помогает...»

Протянула мне лист бумаги с логотипом какого-то глазного центра и устрашающего вида печатью.

Из зубодробительного текста размером чуть больше полстраницы я понял только два слова:

Спонтанная ремиссия.

«Я могу сфоткать?» - спросил я у Инги. «Мне надо показать кое-кому...»

Она пожала плечами:

«Конечно». Я сфоткал текст на свой айфон.

Инга посмотрела на часы, извинилась – дескать, очередной клиент ждёт – и оставила меня наедине с моими мыслями.

Во время нашей следующей встречи с Лилит (которая не заставила себя ждать) мне не пришлось даже достать из кармана смартфон. Ибо баронесса, как обычно, прочитала мои мысли.

«Мы уже давно поставили прослушку в зал католического собора...» - спокойно объяснила она.

Зачем они это сделали, она, разумеется, мне не сообщила. Как и не объяснила, кто, собственно, эти в высшей степени таинственные «Мы».

«... ну и услышали. Я её пожалела...»

И отправила меня заниматься любимым (когда-то) делом. Спасать жизнь, здоровье и душу массажистки (куда попадают после смерти души самоубийц, к сожалению, очень хорошо известно).

Что-то мне подсказывало, что это будет далеко не последнее такое поручение в моей жизни. Как в воду глядел...


Рецензии