Сексотерапия. Часть 2

Я недооценил Лилит. Что совершенно неудивительно – даже самый крутой человек (и даже постепенно превращающийся в людена) метагому в подмётки не годится. И это ещё очень мягко сказано.

На следующий день после откровения баронессы (я даже ещё не успел прийти в себя), меня совершенно неожиданно попросила зайти к себе в кабинет (та ещё конура, на самом деле) генеральный менеджер фитнес-клуба. Саша. Александра Леонидовна Селиванова.

Меня эта просьба не удивила от слова совсем. Ибо я был в фитнес-клубе если не в каждой бочке затычка, то, как говорится, не проходил мимо разнообразных поломок, нехваток и прочих, скажем так, несовершенств клуба.

Благо было оных в избытке буквально каждый Божий день. То сотрудники бизнес-центра (на первом этаже которого был расположен фитнес-клуб) растащат все вешалки в офисы (кто бы рассказал, не поверил бы), то вода холодная в душевой чуть ли не весь день, то скамейку в аква-зоне сломают, то напор воды в джакуззи ниже всякой критики, то фен сломанный в раздевалке...

Как же я жестоко ошибался...

Саша плотно закрыла за мной дверь в свою крохотную комнатёнку, в которой непостижимым образом умещались не только письменный стол, отвратительно-красного цвета диван и кресло, но даже и книжный шкаф (!!) и, даже не предложив мне присесть, сразу, как говорится, сбросила бомбу. Хорошую такую бомбочку – на полтонны гексогена как минимум.

«Инга – моя подруга» - проинформировала меня генеральная директриса. «Она мне рассказала о своём чудесном исцелении...»

Я молчал. Хотя примерно догадывался, куда выруливает наш едва начавшийся разговор. Мне это категорически не нравилось, ибо мне вполне хватало профессии алготерапевта. И расширять свою профессиональную компетентность в (на самом деле смежную) область сексотерапии мне не хотелось от слова совсем.

«У меня, к счастью, таких проблем со здоровьем нет – Бог миловал» - с соблазнительнейшей улыбкой произнесла Саша, «но поправить здоровье я тоже очень хочу. Тем более что в моём возрасте – а мне скоро сорок – поправлять, как ты догадываешься, очень даже есть что...»

С этими словами она предсказуемо – и без малейшего стеснения – начала раздеваться. Моего согласия – как, увы, обычно в таких случаях (а мне приходилось и не с таким сталкиваться) – никто не спрашивал. Ибо Саша относилась к той на удивление многочисленной категории женщин, которые считают себя сексуально привлекательными для всех мужчин без исключения.

Что в данном случае было большой ошибкой, ибо Александра Леонидовна была не в моём вкусе совсем. Нет, она не была ни уродиной, ни толстухой, ни мужеподобной – с женскими формами у неё было... приемлемо, как и с личиком. Просто ну не мой это физиотип (в смысле внешности). Да и психотип был, скажем так, не очень. С моей кочки зрения, разумеется.

Я. конечно, мог прекратить это безобразие – причём буквально в мгновение ока. Нет, не вырвавшись из конуры гендиректорши (клуб был слишком хорош, да и альтернативы рядом не было никакой, чтобы я мог себе позволить скандал с директрисой).

Просто позвонив... нет, не Лилит, конечно, ибо номер своего сотового телефона она мне не дала, да и не факт что он у неё вообще был – у метагомов несколько иные технологии общения, насколько мне известно.

А моему в некотором роде ангелу-хранителю. Магде. Магдалене Эве-Марии ван Хоорн. По мнению некоторых сабжей (ИМХО, вполне обоснованному), самой опасной женщине на планете Земля. Помощнику по особым поручениям директора Конторы и официальному Легату этой организации в России. Легату самой могущественной спецслужбы мира.

Магдалена Сергеевна (сам не знаю почему, но я окрестил её именно так, хотя имени её отца я, разумеется, не знал) могла убедить кого угодно в чём угодно. Хоть Президента Российской Федерации.

Что было никаким не преувеличением, а самым что ни на есть фактом – мне было достоверно известно, что они знакомы. Более того, Магда была чуть ли не единственной женщиной, которую Президент реально боялся. Видимо, он не имел чести быть знакомым с Лилит... впрочем, последняя, строго говоря, женщиной не была.

Ибо баронесса не была человеком ни в чём – даже во внешности (род человеческий был просто не в состоянии создать существо столь совершенной красоты).

Поэтому чтобы пресечь сексуальные поползновения гендиректрисы, мне было достаточно незаметно опустить руку в карман и нажать специальную тревожную кнопку айфона (мой был сделан по спецзаказу и довольно сильно отличался от стандартного).

После чего передать Саше изящную вещицу производства... нет, не фирмы Apple, конечно, а секретной лаборатории Конторы. И подождать – не более тридцати секунд. После чего никому и никогда в этом фитнес-клубе и в голову не пришло бы обратиться ко мне с просьбами о сексотерапии.

Но я этого не сделал. Почему? А потому, что пожалел бедолагу. Ибо по своему многолетнему опыту (ещё задолго до знакомства с Лилит, метагомами, Призраками, Конторой, люденами и прочей не-людью) знал, что проблемы со здоровьем у российских женщин тяжёлые, многочисленные и современной российской медициной (и традиционной, и не традиционной) неизлечимые от слова совсем.

Саша разделась догола (нет, глаза мне закрыть в ужасе не захотелось – в моей классификации женщин гендиректриса проходила по категории «часть ландшафта»), легла малопривлекательной грудью на стол и широко раздвинула приемлемо-стройные ноги (на удивление длинные – надо отдать ей должное). Собственно, другие позы в жуткой тесноте конуры были существенно менее удобными для нас обоих.

После чего я её трахнул. Без особого удовольствия (по сравнению с Ингой это было небо и земля), но и без отвращения. С нейтральным (чисто врачебным – медицинским - ощущением).

Кончили мы практически одновременно (видимо, так меня запрограммировало Преображение). После секса Саша почему-то не опустилась в кресло и даже не растянулась на диване (размеры которого это вполне позволяли).

А взобралась на стол. Я устроился на диване (типичная бюджетная офисная дешёвка – чте неудивительно для клуба, в котором членство стоит просто неприлично дёшево).

«Странно» - неожиданно тихо произнесла гендиректриса, обращаясь скорее к себе, чем ко мне. «Вроде обычный перепихон – да и смертный грех прелюбодеяния, вообще-то...»

Она вдруг запнулась и продолжила только после очень долгой паузы.

«... а у меня такое ощущение, что меня только что очень чисто вымыли. Только изнутри. Отмыли от всякой духовной грязи. И самочувствие улучшилось радикально. Как после недели спа-процедур...»

«Это подействовали энергии Вриль» - спокойно объяснил я. Ибо было совершенно очевидно, что дамочка заинтересовалась произошедшим всерьёз. И потому будет копать... а это лучше пресечь в зародыше.

Саша удивлённо посмотрела на меня

«Вриль?». Об этих живительных, неотмирных, сверхъестественных энергиях Александра Леонидовна явно слышала первый раз в жизни.

«Вриль» - подтвердил я. «Так уж получилось, что я один из немногих людей...»

Уже не совсем людей, на самом деле. Но об этом гендиректрисе точно знать не полагалось.

«... которые являются проводниками этой энергии. А секс просто очень мощный усилитель этих энергий. Отсюда и такой терапевтический эффект... как у Инги. У тебя тоже будут весьма существенные улучшения. Причём вполне возможно, что невозможные с кочки зрения современной медицины...»

О существовании ещё более мощных усилителей – порки и прочих болевых воздействий – и, соответственно, алготерапии (лечения болью) я предпочёл умолчать. Ибо пороть Александру Леонидовну мне не хотелось совсем. Хотя было видно, что тело у неё предсказуемо тренированное весьма – и потому спокойно выдержит очень серьёзную, долгую и болезненную БДСМ-сессию.

«Сколько тебе лет?» - неожиданно спросила Саша.

«Пятьдесят три... хронологически» - честно ответил я. Всё равно же по компьютеру увидит (для получения членской карты необходимо сообщить свои паспортные данные).

«Да, хронологически» - кивнула гендиректриса. «Биологически у тебя совсем другой возраст. Трахаешься как двадцатилетний...»

И, лукаво улыбнувшись, осведомилась:

«Сколько раз в день можешь? Ну, или за ночь?»

Я пожал плечами: «Понятия не имею. Пять раз было – хотя, наверное, и больше могу... если нужно будет»

«Нужно?» - удивилась Александра Леонидовна.

Я покачал головой. «Это сложная история. И вообще, эти способности – не моя заслуга...»

«А чья?» - удивлённо спросила Саша. «Института Чудаков?»

Меня прошиб холодный пот. Я явно недооценил директрису. Причём очень сильно недооценил. Нет, понятно, что ей хотелось поправить здоровье – но ещё больше ей хотелось выяснить, что это за существо такое организовало спонтанную ремиссию ТАКОГО неизлечимого заболевания её подруги. Любопытная кыся, однако...

«Институт Чудаков» - спокойно ответил я, «существовал лишь в воображении братьев Стругацких...»

И был упомянут лишь в одной их книге. Гениальной (в провидческом смысле) повести «Волны гасят ветер».

«А что существует на самом деле?» - в высшей степени заинтересовано (и просто невероятно нагло) осведомилась гендиректриса.

«А на самом деле» - раздался голос за моей спиной (справа-сзади, если быть более точным), «существуем мы...»

Я удивлённо повернулся в направлении голоса. Входная дверь в конуру была расположена таким образом, что при известной сноровке (и определённом опыте) внутрь можно было проникнуть совершенно незамеченным для мужчины и женщины... особенно после того, как они разомлели от очень приятного секса и увлечены беседой друг с другом.

У непостижимым образом снова плотно закрытой двери стояла Майя. Точнее, женщина, которую я знал как Майю, хотя прекрасно знал и то, что её настоящее имя было совсем другим.

Майя добыла из внутреннего кармана лёгкой летней куртки (необходимый элемент одежды, дабы не светить табельный «бэби-Глок» в поясной кобуре) служебное удостоверение. Предъявила его несколько ошалевшей от такого атаса Александре Леонидовне.

«ФСБ России. Майор Соболева Марина Николаевна...»

Что-то мне подсказывало, что на самом деле Майя была не Марина, не Николаевна и уж тем более не Соболева. Хотя удостоверение у неё было самое что ни на есть настоящее. Впрочем, как и другие, которые она носила в потайных карманах – МВД, Минобороны, Следственного комитета... да и Росгвардии, наверное, тоже.

Майя перешла сразу к делу.

«То, что существует на самом деле, составляет государственную тайну. Поэтому трахаться можете сколько хотите – а вот вопросы задавать я вам запрещаю категорически. Во избежание малоприятных бесед на Лубянке...»

С этими словами Майя развернулась, открыла дверь и исчезла, словно её и не было. Не забыв плотно закрыть за собой дверь конуры, разумеется.

Саша неожиданно тряхнула головой, словно избавляясь от наваждения, наведённого на неё «майором Соболевой».

«Ладно» - усмехнулась она, «тайна так тайна. Вот уж не думала, что столкнусь с российской программой производства Уберменшей...»

Я снова покачал головой. «Не российской. И не программой. Насколько мне известно, я такой вообще один. И получилось это довольно случайным образом...»

Как ни странно, Саша пропустила моё возражение мимо своих весьма симпатичных ушек. Загадочно – и странно-заговорщически- улыбнулась и объявила:

«У меня есть идея. Хочешь перетрахать весь наш персонал женского пола? Тренерш, девочек на рецепции, массажисток, официанток, врачих... в общем, всех? И тебе приятно, и им – в смысле нам – для здоровья пользительно...»

И тут меня осенило. Словно молнией ударило. Я мгновенно понял, о чём всё это, откуда ноги растут и зачем на самом деле Лилит отправила меня трахать массажисткау Ингу. Хотя человеколюбием баронесса не отличалась никогда – скорее, наоборот (потому в штаб-квартире СС и чувствовала себя как дома).

«Легко» - сказал я. «Заодно и поймём, сколько раз в день могу...»

И определю глубину морального падения российских женщин – в отдельно взятой коммерческой структуре. Насчёт женщин французских я имел кое-какое представление, ибо моя троюродная сестра вот уже лет тридцать жила в Париже.

И много чего рассказывала. Например, что некоторое время назад на улице французской столицы можно было подойти к француженке и запросто предложить: «Пойдём потрахаемся». И с очень высокой вероятностью таки пойти в ближайшую «гостиницу на час» (которых в Париже просто море)... именно с этой целью.

«Отлично!» - Саша аж просияла. «Тогда пойдём в VIP-кабинет, там намного комфортнее...»

VIP-кабинет оказался значительно (раза так в четыре) увеличенной версией массажного кабинета, в котором я трахал Ингу. Кроме массажного стола, там имелась не кушетка, как в «оригинале», а огромный диван (как тут же выяснилось, раздвижной – что превращало его в натуральный сексодром), а также удобнейшее кресло (в котором тоже можно было весьма комфортно заниматься... этим).

«Инга... скажем так, болтлива весьма» - обрадовала меня (в кавычках, разумеется), гендиректриса. «Так что об её чудесном исцелении весь клуб уже знает... в смысле вся его женская часть...»

Которая, как ни странно, нередко бывает отгорожена от мужской прочной и непроходимой «китайской информационной стеной». Что явно имело место быть в данном случае.

Саша отправилась собирать «страждущих», а я позвонил... нет, не Лилит, конечно. А сначала Марте Эрлих – моей то ли секретарше, то ли помощнице, то ли охраннице, то ли «смотрящей». За мной смотрящей, разумеется – от имени и по поручению Лилит сотоварищи.

«Баронесса, случаем, не поблизости?» - наудачу осведомился я. После того как Марта ответила, разумеется.

«Поблизости» - усмехнулась Лилит. Телефон явно автоматически перешёл в режим громкой связи.

«Оригинально» - усмехнулся я в ответ. «Третий Вриль-портал, значит, тебе понадобился...»

Первым был женский закрытый лицей-интернат Регина Коэли, в котором я перепорол всех учительниц – и всех лицеисток. Разумеется, без какого-либо сексуального контакта с несовершеннолетними – всё в рамках закона. Который, как ни странно, позволял пороть девушек – да и учительниц тоже.

Вторым была торговая компания некоего Судакова, в котрой я выпорол всех без исключения сотрудниц женского пола. Здесь, правда, без секса не обошлось, ибо дамочки были к этому делу привычные – вышеупомянутый персонал был по сути личным гаремом владельца компании.

«... только на этот раз совсем без плёток. Чисто на сексе...»

«Пока без плёток» - поправила меня Лилит. «Ибо пока нам нужны мягкие энергии... точнее, их инъекция в наш несовершенный грешный мир...»

Понятное дело, для приближения пресловутого Дня Сингулярности, которым Лилит и компания (та ещё компания) мне уже все уши прожужжали.

«... с очень даже пользительными и приятными побочными эффектами. Тебе – да и тамошним дамочкам от секса удовольствие, им – исцеление много от чего, да и тебе энергий полезных перепадёт немало. Всем хорошо...»

«Это же ровно то же самое» - спокойно продолжала Лилит, «что ты делал в своей прошлой жизни. Поправлял здоровье своих пациенток – а то и жизни спасал. Да и сексотерапия тебе не чужда...»

Что было чистой правдой, ибо пару раз я вытащил женщин из жуткой задницы... именно этим самым.

Лилит глубоко вздохнула и закончила: «Нашими стараниями ты бесплоден – поэтому от тебя никто не забеременеет. ЗППП тоже бояться нечего – у тебя прививка фактически от всех болезней – не только от этих...»

Что тоже было чистой правдой.

«Так что приятного времяпровождения...»

Лилит отключилась. И как раз в этот момент в VIP-кабинет вошла первая страждущая...


Рецензии