Мир Чудовищ

Ч А С Т Ь   1 







Глава 1

Наши дни…
                Канада, г.Торонто.


  Рональд Триккинс, командир отряда спецподразделения «Дельта», тридцати восьми лет, высокий, но мускулистый брюнет, одетый в костюм штатского, ждал своих коллег, располагаясь в кресле за столом, и время от времени посматривая свои наручные часы.
  Он находился в обычном кабинете светлых тонов, только увенчанных разнообразными трофеями: кубками, медалями и дипломами. Всё это принадлежало не только Рональду, но и остальным четверым его членам команды.
 В кабинет зашёл первый из них – Джим Стоун, лысый громила, 31 года, тоже в штатской одежде, как и Рональд, и присел рядом, поздоровавшись руками. Ни слова не говоря, зашёл второй – Всеволод  Данилов. 28 лет, бывший русский, переехавший в Канаду для себя только, чтобы участвовать в подобных операциях. Власти «Трёхлистника» досконально проверяли его досье на шпионажной почве, но он оказался «чист» в этом отношении. Самому же Сене было любопытно узнать побольше, и увидеть многое, что могла предоставить эта необычная работа, поэтому он с ревностью стремился попасть туда, что только под подписку о невыезде заграницу ему дали пропускной билет в эту организацию, на что он давно и рассчитывал. Он служил раньше в Российской армии, поэтому также как и Джим был габаритной накаченной фигурой, включая широкие скулы и большой раздваивающийся подбородок, что придавало его лицу мужественный и брутальный вид. Таким он и был. Он присел напротив Джима, пожав руки Рональду и Джиму одновременно.
  Несмотря на габариты и несвойственный такой профессии, типаж и вид, Джим был опытным программистом, разбирающимся, кроме всего того, как сказано в его досье, в любой технике, поскольку был ещё и видным физиком.
  Следующий наш герой, немного подойдя, зашёл в кабинет Роланда, оказавшись девушкой. Её звали Оманда Рейчел. Она была с узкой талией, и вообще выглядела на первый взгляд худенькой. Даже без всякого макияжа, как сейчас, с чёрной короткой причёской, косой чередующейся трипперами чёлкой, покрывающей половину лба, из которой ниспадали по краям лица ровные волосы, она казалась просто красавицей. Но не всё так просто, как может показаться на первый взгляд. Владея всеми видами вооружения, как остальные в отряде, она была официально медсестрой и врачом, кроме того, знающим «для подстраховки» несколько языков. Но в действительности обладала как первоклассный химик, знанием ядов и редких смесей, под грифом «Секретно» ей самой разработанных там же, в отряде «Дельта». Поэтому ей ничего не стоило смешать несколько химикатов собственным уникальным методом, и получить какой угодно, совершенно новый яд, или какую-нибудь работающую субстанцию. И, тем не менее, нельзя не добавить к этому её выразительно-умные, миндалевидные глаза, подчёркивающую её красоту.
  Оманда присела рядом с Джимом, ни слова не говоря, лишь слегка улыбнувшись всем присутствующим. Одета она была в простую боевую тёмную форму с фуражкой.
Кстати говоря, Всеволод, кроме всего прочего, имел чёрный пояс по каратэ, и в придачу – титул кикбоксёра, а также профессионально умел обращаться всем существующим холодным оружием.
  И наконец, в кабинет вошёл последний главный герой нашего повествования – итальянец по происхождению, этот боевик тоже прекрасно и даже лучше разбирался и владел прицельным оружием. Серджио Голесу недавно исполнилось 34. Он был с тёмными волнистыми волосами, чуть не достигающими его плеч, которые были накаченными, как и всё его тело. Он был одет в тёмную майку и такие же штаны. Так же как Данилов, перебрался в страну из своей, только в юности, с помощью канадских родственников.
  Выдержав небольшую паузу, командир сообщил всем членам отряда:
  - Итак, мы все в сборе. Теперь о деле. Неделю назад наше разведывательное управление обнаружило некий объект, похожий на какую-то базу. Всю информацию о ней, сколько удалось добыть, конечно  же передали правительственным агентам, но, как оказалось, конгресс, да и всё правительство не знают – что это. Они не признают своё отношение к этому. Эта таинственная база находится в середине нашей страны. Вы – спецподразделение, лучшие в своём роде, коммандос, поэтому вы бесстрашны и идёте на риск. Поэтому в рамках операции вас выбрали для дальнейшего, более глубокого и широкомасштабного засекреченного исследования этого объекта.
  - …Что ж… А где именно расположена эта база? – спросил Рональда Джим, на что тот незамедлительно, будто ждал подобного вопроса, ответил, улыбнувшись:
  - Вам предоставят папки с подробнейшим описанием местоположения базы и указаниями, что нужно делать каждому из вас, а также временем отбытия, так что у вас есть некоторое время на то, чтобы собраться и взять всё необходимое к началу операции. Думаю, с этим вопросом вы легко справитесь, но тем не менее, напомню, что подобных заданий мне ещё не приходилось выполнять, как, впрочем, и всем вам, поэтому мне остаётся лишь пожелать нам всем удачи!... Да. И ещё… Я еду с вами.



                12 часов 00 минут…
                На следующий день…

  Все пришли вовремя: понятие пунктуальности было не совсем подходящим для этого случая определением, как и с десяток других – предыдущих задания; это был долг.
Когда обнаружилось, что Рональд действительно присоединился к отряду, а это случилось очень рано, поскольку Триккинс подошёл раньше всех, Всеволод подошёл к нему, произнеся с уважением:
  - Я рад, что и на этот неординарный раз вы с нами. Спасибо. Вы – сильный человек, никогда не сомневался в этом.
  - Почему то «верхи» так не считают, - нашёл, что ответить командир «Дельты», - но всё равно – я не намерен бросать свою команду, как это обычно делают смежные с нами отделы коммандос, тем более, на этот раз, ведь мы не знаем, с чем, по сути, сталкиваемся.
  - Вы как всегда правы, - даже без толики лести отозвался Сеня, а Джим, услышав разговор, подошёл к ним, кивнув в знак согласия, затем произнеся с улыбкой:
  - Мы знаем – официально вы не обязаны нас сопровождать.
  - Тогда отправляемся, - ответил Рональд с улыбкой, полной самоутверждения себя и своего отряда, проговорив, - вся эта операция по сути – полуофициальная, из-за особой секретности фазы проведения, так что… Вы сами прекрасно, как я посмотрю, понимаете, что я не могу в связи с этим рисковать своими людьми, учитывая ту неизвестность, к которой мы направляемся….
  Все они находились сейчас в ангаре небольшого самолёта с грузовыми функциями. В назначенное время, то есть – через несколько минут, створки этого ангара отворились оператором, и все герои взошли на самолёт. Триккинс сел за штурвал, пристегнувшись, и, убедившись, что всё команда также пристегнулась, каждый сев на свои места у без иллюминационных стен салона, около индивидуального оружейного бокса, завёл мотор.
  Джим сидел рядом с командиром, заняв место второго пилота.
Самолёт, выехав из ангара, плавно набрал высоту и полетел над окраиной города Торонто, представляющей собой средние по величине фабрики и побережье озера Онтарио.


             Через 3 часа.
                Канада, штат Манитоба.
                Лес близ озера Бернвуд.


  - Мы почти прибыли, - заявил Рональд, смотря на простирающуюся под ним лесную местность, раскинувшуюся на многие километры.
Её перекрывала прорезавшаяся местами болотистая почва, без деревьев, покрытая мхом. Сейчас было лето и, поскольку в здешних широтах большинство месяцев в году бывает довольно холодно, покрывая всё вокруг непроходимыми снегами, ребятам очень повезло, что источник поисков нашёлся в это время. Вместо сугробов они увидели хвойный лес, зелёными массивами расположившийся на хвойной земле.
Самолёт героев снизился и продолжал снижение, выбирая подходящую точку для посадки. Джим внимательно высматривал местность мощным военным биноклем, ища и базу, и тех, кто к ней мог быть причастен.
  - Где то здесь была территория с полянами, - сообщил Триккинс.
Вскоре она проявилась, позволяя экипажу пролетать над маленькими овальными полянками, испещрёнными мхом тёмно-зелёного оттенка. Через минуту герои увидели впереди огромную поляну, также покрытую местами мхом и землёй, видневшуюся вдали. Стоун приблизил высокоточный электронный бинокль, заметив что-то белое, похожее по описанию на искомый объект, и сообщил: «Есть!»
  - Приближаемся; всем приготовиться, - приказал командир, и коммандос стал экипироваться.
  Серджио был оснащён бронежилетом, который был довольно высокотехнологичным и, таким образом, был компактен и легко размещался под одеждой, которая представляла собой серый наряд. Голес вооружился тридцати зарядными бельгийским пистолетом калибра девять миллиметров Браунингом, а также автоматической винтовкой М16А1, американского производства, весом около трёх с половиной килограмм, калибра пять с половиной миллиметра, с патронажем тридцать штук, и с прицельной дальностью в пятьсот метров.
  Оманда, да и все, включая командира, тоже была оснащена подобным бронежилетом. Она вооружилась известным итальянским пистолетом Берета М1951, восьми зарядным, с прицельной дальностью стрельбы 50 м, а также пистолетом-пулемётом французского производства МАТ49 калибра девять миллиметров, боевой скорострельностью 130 выстрелов в минуту.
  Джим Стоун также снарядился Браунингом. Помимо этого: несколькими гранатами, в том числе дымовыми. И, наконец, пистолетом-пулемётом Узи, израильского производства, 1954 года производства, калибра 9 мм, с количеством тридцати двух патронов в магазине, с прицельной дальностью стрельбы 200 м, с аналогичной МАТ49 боевой скорострельностью.
  Данилов взял родной Макаров ПМ, советский пистолет, девяти миллиметровый, с прицельной дальностью стрельбы в 50 метров, а также современный аналог советского автомата АК-74 весом около 4 кг, 30-зарядный, с дальностью выстрела в 1 км.
И, наконец, Рональд Триккинс снарядился двумя ручными пулемётами американского производства: М60 семи миллиметрового калибра, с начальной скоростью пули в 855 м/сек.; и Мк23, 72 года производства, весом семь килограмм, с количеством 250 патронов в магазине.
  Рональд на время своей экипировки отдал штурвал уже снарядившемуся Джиму, и тот, по приказу командира, посадил самолёт. Как только все закончили с вооружением и его проверкой, им сразу бросился в глаза находящийся метрах в пятидесяти от самолёта объект, расположенный на краю этой огромной поляны, на которую приземлился экипаж. Объект и вправду напоминал некую базу: метров пятнадцать в диаметре, и пять – в высоту, она была белого цвета, формой цилиндра, и с плавным, таким же белым, куполом.
  Сеня в уме предположил, что она с виду напоминает одиноко стоящую обсерваторию. Только она не имела каких-либо открывающихся секций на цельной покатой её поверхности, и этим-то и была странной…
  - Что скажете, господа? – поинтересовался у своих людей Триккинс.
  - Крайне подозрительно… - проговорил, Всматриваясь в «базу» Джим. – Никакой охраны вокруг, каких-либо ограждений…
  - Надо осмотреть это поближе, - сказала Оманда.
  - Думаю, мы и так прекрасно поняли, что речь пойдёт об этом, - закончил Роланд.
  – Итак, вперёд, за мной.
  Первый вышел из самолёта Триккинс, осмотревшись, и приказав коммандос военным жестом выбросом руки с указательным пальцем, за ним последовали цепочкой остальные, целясь своим оружием, взяв в руки по одному.
  - Простите, командир…, -вдруг, продвигаясь шагом к объекту, сказал Серджио, - все эти данные, что нам переданы о размерах, цвете и местоположении этой «базы», они взяты со спутников, верно?
  - Естественно, - ответил незамедлительно командир. – А что?
  - …Просто, - развивал свою мысль Голес, - вы уверены, что ЦРУ тогда увидело лишь это? Или они заметили что-то ещё на своих снимках? То, что заставило их прибегнуть к нашим услугам, обойдя, к примеру, учёных. Согласитесь, это – их первоочередная задача; наша же – скорее разрешение конфликтов.
  - Значит ли это, что они чего-то испугались?... – изумлённо предположил Всеволод, идущий за итальянцем.
  Рональд на пару секунд крепко задумался, а затем настороженно и серьёзно выговорил, не сбавляя шага:
  - Что ж, не исключено….




Глава 2

  Команда осторожно подошла к объекту, условно называемому ей «базой». Затем обошла вокруг неё, на всякий случай сеча оружием иногда пред лесок рядом.
Триккинс дотронулся рукой до поверхности этой базы: на ощупь она оказалась матовой. Рональд указал головой команде в её сторону. Все последовали его примеру, и тоже стали водить в разных местах, одновременно с этим, ища глазами на нём средства наблюдения или защиты. Обойдя базу со всех сторон, и осмотрев её, коллеги ещё раз, на этот раз более точно, убедились, что она не имеет каких-либо стыков и щелей – она была абсолютно цельной, без единой камеры слежения.
  - Согласно нашим инструкциям, мы каким-то образом должны проникнуть вовнутрь, - произнёс Стоун. – Но, исходя из только что узнанного, возникает вопрос: а, собственно, как?
  - Могу сказать лишь одно – мы привыкли не задаваться подобными вопросами, - красиво отпарировал командир. – И, кроме того, я думаю, ответ не заставит себя долго ждать, - добавил он, продолжая ощупывать эту странную базу, высматривая местонахождение хоть одной детали на ней.
  …И, будто в доказательство его слов, в одном, довольно высоком месте базы, после случайного прощупывания Омандой, неожиданно образовался светящийся зелёным светом какой-то странный своей формой, с четырьмя через чур длинными пальцами, отпечаток кисти! Все увидели его, немало удивившись.
  - Что это? – не рассчитывая на ответ, сказал Рональд.
  - Похоже на наши пропускные сканеры отпечатков пальцев, - первое, что пришло в голову предположил Данилов.
  - …Только тут четыре пальца, - добавил Серджио.
  - Тем не менее, я думаю, Всеволод очень близок к истине, - произнесла очень серьёзно Рейчел, пристально вглядываясь в зелёный отпечаток.
  - Так почему же, в таком случае, не попробовать использовать это по назначению, ради проверки? – подал голос Стоун.
  - Что ж, выбора у нас нет – что имеем, то имеем, - заключил Триккинс. –
Кажется, другого варианта не представляется.
  Командир медленно поднёс правую руку к отпечатку, и прикоснулся её кистью к нему. Отпечаток тут же загудел монотонным низким гулом. Рональд от этого отдёрнул руку, но гул не прекращался. Все напряглись. А через три секунды все увидели, рефлекторно следя оружием, как от этого отпечатка в две противоположные стороны стали распространяться такие же зелёные светящиеся линии. Одновременно изменив угол направления перпендикулярно, они поползли вниз, пока не упёрлись в землю. В итоге перед героями образовалось нечто похожее на контур двери.
  - Кажется, мы всё делаем правильно, - произнесла Оманда.
  И не успела она это договорить, как поверхность внутри контура стала плавно исчезать! В образовавшимся отверстии стали видны «внутренности» «базы»: светящиеся ярко-бирюзовым светом внутренние стороны стен. Пол и потолок также светились подобным светом. Все резко направили туда стволы.
  - Невероятно! – изумлённо воскликнул Джим.
  - Что-то начинает подсказывать мне, что это – не зарубежная шпионская технология… - проговорил, заворожено смотря на «вход», Серджио.
  - Необходимо исследовать это изнутри, как нам приказано, - отрапортовал командир. – Все за мной.
Отряд медленно зашёл внутрь конструкции. Как только нога последнего из него коснулась светящегося пола, отверстие, через которое «Дельта» вошла, стала плавно заменяться появляющейся на её месте бирюзовой стеной. Вскоре она полностью проявилась. Все немного растерялись.
  - И что теперь? – не понял Серджио. – Мы в ловушке!
  - Спокойно, - пытался приободрить команду Рональд, хотя и сам был несколько обеспокоен происходящим, ожидая, что вот-вот случится что-то ещё.
И оно случилось. Пол вдруг резко поехал вниз. Скорость была такова, что коммандос еле держался на ногах, рефлекторно прижавшись спинами друг к другу, И потеснившись к центру пола, подальше от проносящихся очень быстро круглых светящихся стен. То, что они двигались, говорили двигающиеся снизу вверх тёмные пунктирные горизонтальные полосы, опоясывающие их. Примерно через минуту спуска всё потемнело: героев окутал мрак.
  - Что происходит?! – озадаченно проговорил Всеволод.
  - Зря мы зашли сюда! – протянул Джим.
  - Мы всё ещё передвигаемся? – риторически спросила Оманда, потому, что догадывалась по скользящему по её воздуху, что да.
  - Когда-нибудь должен быть конец этого пути, - сказал Триккинс, включив фонарь на своём М60, и все за ним сделали то же самое.
  Прошло ещё полторы минуты, и, наконец, пол-лифт вошёл вновь в освещённую всё тем же бирюзовым светом зону, затем остановившись. Потом, через пару секунд, часть стены стала растворяться, образовывая вновь контур двери. В нём все удивлённо увидели нечто странное… Переливающийся всеми цветами огромный, простирающийся на многие километры в разные стороны подземный город! Герои видели его сверху, судя по всему, с высоты несколько сот метров, освещаемого многочисленными мощными прожекторами, освещающими город снизу.
  - Ничего себе!.. – медленно проговорил командир, не моргая от бесконечного удивления видимого им.
  Он, резко вытянув вверх кулак, разжал его, медленно выйдя из лифта. Все, определив командный сигнал, последовали за ним, рассредоточившись вокруг по бирюзовому прозрачному покрытию, оказавшись у своеобразного прозрачного работающего элеватора, ведущего круто вниз, видимо, к городу.
  - Вперёд, - отдал приказ Рональд своим.
Лестница элеватора вела героев всё ниже, проезжая мимо своеобразных полупрозрачных бирюзовых арок. Скорость его вдруг ощутимо прибавилась. Вокруг сверху была огромнейшая полость, покрытая сверху и боков, сколько можно было разглядеть, какими-то блестящими металлическими пластинами. Серджио направил на них винтовку, меняя наводку. По мере спуска рассматривающим все стороны этого загадочного места открывались всё более тщательные его детали: город состоял из совершенно непохожих на наши строения построек. Какие-то изгибающиеся, словно причудливые растения, округлые вытянутые цилиндры. Они были одни на других непохожие, разных цветов и оттенков, совершенно фантастических и неведомых форм: одни пониже, другие – выше, но всё же довольное большие.
  Подъезжая к концу пути элеватора, команда увидела широкую дорогу, освещаемую высоко поставленными прожекторами белого освещения, стоящими на серебристых шестах, оканчивающихся наклонными широкими прямоугольными фонарями-билбордами. Вблизи уже можно было многое разобрать получше, хотя в основном всё это представлялось героям всё ещё большой загадкой. Но посмотреть было на что! Представшие вокруг них, возвышались оранжевые с примесями зелёных переливов небоскрёбы в виде многоэтажных конусов, в которых вместо окон и дверей были проделаны такие же оранжевые светящиеся ромбические контуры, только выполненные косым курсивом, и поэтому, видимо, запертые иногда переменно между собой, гаснув и зажигаясь вновь.
  - Вы только посмотрите на всё это! – произнёс Всеволод, не успевая разглядывать все эти чудеса.
  Все невольно опустили своё оружие, забыв от всего происходящего, что на задании.
  - Куда мы попали?! – недоумевала Оманда.
  Только сейчас один из членов команды – Джим, вдруг заметил, что дорога, по которой все шли, была прозрачной – стеклянной или нет – неизвестно. За поверхностью разобрать что-либо было трудно, но отчётливо виднелись какие-то многочисленные трубки красного и фиолетовых цветов, протягивающихся вдоль внутренней границы поверхности пола, и переплетающихся, разветвляясь в разных направлениях. Оманда на секунду заметила, или ей почудилось, что в этих трубках передвигаются с большой скоростью нечто вроде мелких пузырьков.
  Все медленно шли за командиром, который жестом руки боевого сигнала, сперва указав на свои глаза двумя пальцами руки, затем – указательным в две противоположные стороны, всё же дал знать всем держаться его в минимальной дистанции, не расходясь.
  Герои продвигались мимо причудливой архитектуры неизвестного автора неведомой и загадочной культуры. Сначала им предстал прозрачный цилиндр, испещрённый внутри мигающими фиолетовым светом многоугольниками, вместо этажей выстилающими внутренние интерьеры столь странного сооружения. Затем, с другой стороны, им предстала картина сиреневого, полупрозрачного изваяния, замысловатой формы волнистого параллелепипеда, буквально бурлящего изнутри мириадами знакомых пузырьков! Они выстреливали вверх по утончающейся внутренней полупрозрачной трубке, уходящей куда-то ввысь и изгибаясь, теряясь среди десятков таких же изогнутых, зачем-то обосновавшихся на высоте…
  Наконец Всеволод подошёл к нечто похожему на жилой обычной дом, если его таковым можно назвать: коричневый, пульсирующий красным, двадцати двух метровый купол, чем-то напоминающий бутон тюльпана, только нераскрывшийся. Он не имел отверстий, но снизу раскрутилась вверх часть коричневой поверхности, обнаружив нечто вроде дверки, сквозь которую зиял мутно-зелёный свет.
  Все напряглись, честно сказать, не зная, что делать, и поэтому на минуту растерявшись. Данилов, стоявший напротив раскрывшейся таким неестественным образом двери, тоже напряжённо стоял, не зная, чего ждать.
  Неожиданно из-за этой двери вышло существо! Данилов рефлекторно направил свой АК-74 с длинным дулом, направив дрожащим автоматом в сторону явно перепугавшегося создания. Оно было в метр высотой, коричневым и блестящим, с четырьмя глазами, полностью зелёными, небольшим ртом, вроде обычным, если таковым его можно назвать, и четырьмя четырёхпалыми конечностями, с через чур длинными предплечьями, и поэтому казавшихся неестественными, хотя выходили они чуть ли не из боков овального тела, и невысоких ног из его низа. Существо приоткрыло рот и запищало невыносимым писком. Всеволод, не отпуская ствола, взволнованно посмотрел на командира. Рональд не знал, какую команду отдавать озадаченным подчинённым, и, в частности, Всеволоду, так как в сущности не понимал ситуации. Данилов продолжал дрожащей рукой держать приклад автомата, не зная, что делать.
  Тут из-за всё той же двери вышло другое существо, такое же, но больше. Выше на полметра. Оно выглядело озлобленным. Оно обхватило маленького за бока, и заставило зайти за его спину. На животе у него Всеволод заметил нечто вроде овального зелёного прибора, прикрепленного к его телу каким-то неведомым образом, но было ощущение, что оно будто припаяно…
  - Что вы задумали?! – вдруг, совсем неожиданно по человечески, на английском, заговорило сердито то существо, прикрывшее маленького. – Не уж то – убить моего сына?!
  Данилов совсем растерялся. Честно говоря, он уже не совсем соображал, что происходит, лишь то, что явно что-то из ряда вон странное, но его смутило обстоятельство того факта, что голос существа был провозглашён ему на чистом английском. И он опустил автомат.
  Тут вмешался после недолгой паузы некоторого замешательства Триккинс.
  - Постойте, вы – его отец?! – изумлённо произнёс тот, подойдя к нему.
  - А что, непохоже?! – раздражённо и рассерженно подытожило существо, злобно смотря на командира.
  - Нет, что вы,… так это же просто чудо! – воскликнул командир, не веря своим глазам того, что видит и слышит.
  - Чудо, что вы нас не пристрелили… - подхватило существо.
  - Минутку, а как же вы нас понимаете? – не понял Серджио.
  - Универсальные передатчики, - указало на свой «припаянный» существо. – Внедрены по решению Пяти Старейшин после первых контактов.
  - Контактов? – не поняла Рейчел.
  - С человеческой цивилизацией, - ответило существо.
  - А они у вас были? – с интересом спросил Джим.
  - С этим вопросом не ко мне, - просто ответило существо, и вдруг начало с другого угла:
  - А теперь я начну задавать вопросы. С какими намерениями вы сюда пришли? С какой целью?
  Этот вопрос несколько обескуражил героев, но они вовремя опомнились: «Эта – чисто исследовательская миссия, правда, - поспешно оправдался командир, на что существо не преминуло обратить внимания на следующее: «Тогда зачем же вам оружие?»
  Этот вопрос, как гиря сверху, свалился на героев, не знающих поначалу, что на него ответить: по существу, у них и самих не было ответа на этот вопрос.
  - …Значит, не только исследовательская миссия, - закончил за команду существо, ухмыльнувшись.
  - …По правде говоря, если можно распространяться на эту тему, нас и самих-то не осведомили, наше руководство, о цели операции! Видимо, они сами не знали, что это было… - начал было говорил Роланд. – О точных планах на счёт объекта, который нам довелось исследовать, также много странного…
  - Что ж… - призадумавшись, произнесло существо, загадочно улыбнувшись. – Ещё не довелось, значит… - и, заметив у героев замешательство от этой не совсем понятной им фразы, не стал распространяться им на счёт неё….
            
Глава 3


  - Прошу знакомиться, - приветливо сказало существо. – Я – Донт, моего сына зовут Киро.
  Ребята назвались.
  - Может, пройдём в мой дом? – предложил Донт.
  Дома у представителя этого странного мира было вполне просторно, хотя и несколько тесновато для пяти наших героев. Внутри всё светилось тусклым зелёным светом, но это не мешало всё разглядеть здесь. Округлая обстановка была усеяна всевозможными безделушками: на низких тёмно-зелёных столах располагались различные шарики, мерцающие ярко-синим, крестовики, самостоятельно передвигающиеся, будто живые, треугольники, плавно трансформирующиеся в квадраты тёмно-коричневого цвета, и многое, что ошеломлённым взорам очевидцев не довелось запомнить от увиденного!
  - Не хотите ли пройти в мою комнату? – предложил Донт.
  - Конечно, - вежливо согласился командир.
  Все поднялись по ведущей вверх, такой же зелёной лестнице в проходе, и оказались в небольшой комнатушке под бутонообразным куполом дома. Хозяин предложил жестом четырёхпалой конечности сесть на расположенный тут обширный диван светло-зелёного цвета. Кроме него здесь имелся шкаф серого цвета и тумбочка, на которой стояло нечто вроде аквариума, только вместо воды в нём были виды каких-то странных блестящих серебром лесов… Сидеть на диване было на редкость удобно, и Серджио не преминул похвалить:
  - Удивительно комфортно!
  На что Донт в своей манере ответил:
  - Вы хотели, наверное, сказать – странно…
  - Ну что сказать: всё это и в действительности нам кажется странным, - решился отыграться Джим.
  - Это же естественно – вы представители иной цивилизации, - ответил Донт деловито. – И вы, как и мы вам, кажетесь нам такими же странными. И всё, что к вам относится – в том числе. Но всё же – не так сильно.
  - Хм…, ситуация проясняется, - вмешался Рональд заинтересованным тоном. – Значит, вас что-то известно о нас?
  - Не более, чем вам, уверяю вас, - заверил его Донт многозначительно, и, тем самым, непонятно.
  - Так вы нам что-то хотели рассказать? – не удержалась от вопроса Оманда.
  - Не всё так быстро, - попытался урезонить их Донт, объяснив:
  - Дело в том, что вы, как я понимаю, прибыли к нам случайно. Так вот, людей мы специально приглашаем, но тут особый, как видите, случай. Так что надо всё приготовить и известить кого надо.
  И нажал на передатчике кнопку «особого случая», передав сигнал в Храм.
  - Ну дак, вперед!
  Когда вышли из дома Донта, Всеволод спросил:
  - А что же, вы были так удивлены людьми с оружием; вы говорите – люди посещали вас раньше – они что, были без оружия?
  - Да, это были чисто экспедиционные бригады. И попали они к нам с нашего согласия. Они искали давно исчезнувшие цивилизации на Земле. Мы дали им шанс приоткрыть завесу тайны, что скрывают два наших мира. Они были учёными.
  - И когда это было? – спросила Рейчел.
  - 50 лет назад, - ответил Донт. – И эти приспособления, - существо указало на передатчики, - изобретение совместного труда наших и ваших учёных. Результат поразил всех.
  Вдруг Донт встретил, видимо, своего давнего знакомого. Они о чём-то оживлённо разговорились на своём странном языке, состоящем из длинных гласных. Наконец Донт прервался, предоставляя отвлёкшимся рассмотрением сказанного в доме гостям общество.
  - Мы обсуждали ваше пришествие, - пояснил Донт собравшимся.
  Приятель Донта выглядел точно так же как и он, только был несколько ниже ростом. Он казался несколько удивлённым гостям, но было видно, что он не был напуган.
  - Это его-то ты обещался известить о нас? – съиронизировал Данилов, обращаясь к Донту.
  - Хе-хе, нет, конечно же. Те представители – куда респектабельнее, - заверил, оценив шутку русского, Донт, и повёл героев дальше по дороге в городе.
  Он привёл их к обширной лестнице, мерцающей сине-фиолетовыми оттенками, парадной величественностью встречая провожатых скульптурами таких же существ, что и Донт, только значительно выше и в более торжественных одеяниях, как показалось путникам. Изваяния были сделаны на глаз из какого-то материала, похожего на нашу бронзу, только с пёстрыми вкраплениями похожих на рубины камней. Когда герои поднялись на метров сорок, перед ними предстала обширная арочная дверь, будто сделанная из гранённого хрусталя, в фасаде высокого золотистого здания в виде морской раковины, спиралью уходящей ввысь. Перед тем, как открыть сверкающий вход, Донт подошёл к глазку, еле заметному на фоне чуть ли не слепящих стен своим блеском и, взглянув на него, по его глазу пробежалась красная лазерная линия.
  - Ну что я говорил, - не удержался подытожить Всеволод. – Сканеры пропуска!
  - Он нам нужен, чтобы только привилегированный член общества смог проникнуть в Храм Пяти Старейшин, - пояснил Донт.
  - Достойны уважения, - нашёл какие слова подобрать командир, - видимо, ваши законы правления, раз существует такая система охраны.
  - Вы ещё наше оружие и системы безопасности не видели, - похвалился Донт.
  Внезапно эта широкая и высокая дверь стала открываться створками в стороны.
  - Прошу, - предоставил друзьям дальнейший путь Донт.
  Все вошли в помещение. Оно было всё отделано изнутри, низко и узко, какими-то белыми пластинами, светящими в шахматном порядке. Герои прошли ещё с полминуты, прежде, чем очередные хрустальные створки открылись, предоставляя вид просторного зала, целиком зеркального. Гостьям были предложены похожие комфортабельные условия: мягкие, знакомые нашим героям, только красные, диваны, расположенные по окружности. В середине стояла круглая и низкая перламутровая тумба со странным цветком – жёлто-бежевым, похожим на тор на жёлтом лепестке, хотя никому из присутствующих героев почему-то не приходило сомнение, что это был именно цветок, а не что-либо другое, только местный, наверное, по причине его приятного цветочного, но, вместе с тем, нового для героев запаха.
  Тут только все обратили внимание на жёлтый диван, деловито раскинувшийся полукругом за собравшимися. Это помещение было плохо освещено. В зажёгшемся зареве от двух стрежней, вспыхнувших также желтым, стали видны те, кто восседал на этом диване. Пять существ, одеяниями явно отличающихся от остальных таких же, с виду – те же самые. Одежда же была на них похожа на желтый жакет или тогу, только скрепленную блестящими как металл, синими сегментами квадратной формы.
  - Мы – Пять Старейшин, - промолвили, ни сколь не удивившись гостям, они будто через микрофон.
  Голос их эхом отдался вдали и был неестественно громок и чёток.
  - Здравствуйте, - не зная уже, как подобраться к ним, неуверенно произнесли герои, обескураженные таким представлением.
  - Не привставайте, этого не нужно, - отрезал главный из них – с длинной блестящей белой бородой. – Как вы поняли, мы – главные в городе.
  И сразу же задал каверзный вопрос:
  - А вы кто, люди? Опять учёные или…
  - Или?... – продолжил развивать осторожно тему командир.
  - Или пришли исследовать все попавшиеся первоисточники?
  - …Можно сказать и так, - закончил мысль Стоун.
  - Верно заблудились, - выговорил второй Старейшина.
  - Можно сказать и так… - вставил Серджио как бы между прочим.
  - Да нет… Мы просто… такие же исследователи, как и раньше, только подготовлены… более скрупулезно, и знающие, видимо, теперь о предыдущих, - вставил великодушно Рональд.
  - Подготовлены… этим? – указал на свисавшее с плеча Оманды оружие третий Старейшина, повелительно, но при этом невозмутимым тоном.
  - Мы, конечно, не знали, с чем придется столкнуться, и просто естественно предприняли необходимые меры безопасности, - защитил её Сеня.
  - Дело в том, что нам не была передана информация об объекте, только поверхностные детали, - поспешил вмешаться Джим.
  - О существовании контактов не было известно, судя по всему, - отреагировал Роланд. – И на данный момент ваша цивилизация для нас достаточно загадочна.
  После долгой паузы Старейшины заговорили:
  - Что ж, судя по всему, вы в некоторой степени убедили нас.
  - Смотрите, при всём при этом, за всю историю только три экспедиции людей, а результат – уже можно наблюдать, - заметил самый молодой из Старейшин.
  - Да, это – передатчики, без помощи которых мы бы навряд ли соединили сегодня какую-либо связь между нами, - добродушно подытожил Главный Старейшина.
  - Ваш народ неоднократно прибывал сюда раньше, но нашими с вами, людьми, обоюдным соглашениям. Однако, почему-то дальнейшие контакты прекратились, - деловито говорил Главный Старейшина. – После экспедиции в 1965 году Н. э. мы встречали здесь лишь избранных из вас, но их было немного…
  - То есть, они знали о вашем существовании? Так почему же они тогда не осведомили о вас миру? – не понял Джим.
  - По нашему же соглашению, - ответил Главный Старейшина. – Вы ещё не готовы к полному контакту с нами. Мы обогнали вас в развитии примерно на 500 лет! Просто произвольная случайность – результат вашего сегодняшнего попадания к нам… Хотя это ломает наши убеждения… Мы можем общаться с помощью некоторых приборов, похожих на шлемы, определяющие уровень IQ у кого захотим, даже у любого из землян, приглашённых нашими конфиденциальными послами. Так мы осуществили свой первый конструктивный контакт с людьми. Почему, вы спросите, он такой особенный? Потому, что мы не приглашаем к себе кого попало. Сначала мы сканируем мозг потенциального гостя, и, если он подходит – даём санкционированное соглашение. Он получает мысленный сигнал от посла, и идёт на встречу к нашему засекреченному месту, словно живой радар, определяя его местоположение самостоятельно. Что ж, пока я так думал, до тех пор, как вы не обнаружили его. Он имеет свойства исчезать, делаться невидимым для любых диапазонов, но, видимо, тогда система, как бы это казалось нам невозможным, случайно, хотя, скорее, по изучаемой нами причине, дала сбой. Мы его сразу обнаружили, и долго возились с наладкой. Объект исчез примерно за 15 минут после того, как вы вошли в лифт, но этого исчезновения не заметили, так как эффект виден только снаружи.
  - Потрясающая технология! – восторженно улыбнулся Серджио.
  - Но имейте ввиду, этими технологиями, как и многим другим, мы поделиться пока не можем, - урезонил его Главный Старейшина.
  - Ещё как понимаем, - азартно высказал Роланд. – В истории, если я не ошибаюсь, поиск и добыча ценных артефактов и новых технологий из древних, засыпанных землёй, укрывшихся в зарослях или затопленной водой (вроде Эльдорадо или Атлантиды) цивилизаций не прекращается и по сей день. И они тоже, видимо, скрыли ценные знания от нас по этой причине. Но нас занесло сюда случайно, поверьте мне: мы не собираемся, как вы, наверное думаете, грабить и, …тем более, убивать, определённо – нет. По крайней мере, наш отдел имеет иную компетенцию.
  - Мы вам верим, - ответил Главный Старейшина. – Похоже, мы вместе допустили небольшую промашку.
  - Кто же вы такие?! – не удержалась Рейчел.
  - Наша цивилизация, состоявшая  из семи схожих этносов, появилась здесь, в пещерах и ущельях полостей земной коры – мы не инопланетяне, хотя чудно выглядим, так как всю многотысячелетнюю историю прожили под землёй. У нас развивался первобытно общинный строй. Вся наша история развивалась почти как ваша – сначала феодальная эпоха, потом – республиканская политика. И всё же мы, с начала машинной эры, пошли  несколько иным путём. Разделили власть на выборах Старейшин, выбрав 5 кандидатур по нескольким признакам: богатый внутренний опыт, мудрость, знания хотя бы пяти наук по высшей категории, и вот – наша цивилизация на пике своего развития! Старейшины управляют, кроме политики, экономикой, мануфактурным регулированием ресурсов, общей поддержкой безопасности и правопорядка, и нравственным «стержнем» народа.
  - Это как? – не понял Серджио.
  - Ну, например, кто-то что-то плохо сказал даже о другом, или распространил слухи, Старейшина тут же указывает пункт по этому поводу, и включает закон о запрете на оскорбления. Факт нарушения фиксируется сканерами мозга граждан, внося имя как нарушителя в нашу базу данных Храма. В противном случае – лишение рабочих привилегий и других заслуг, но без лишения права на свободу и штрафов, хотя, в крайнем случае – обойдётся минимальными.
  - Так у меня складывается впечатление, что народ ваш – высоконравственный, раз такие мягкие меры, - предположил Роланд.
  - Правильно. Поэтому у нас нет полиции, - ответил Старейшина, - ведь она нам не нужна.
  - И это правда? – проговорил Джим.
  - Но… - прервал его Старейшина, - у нас есть армия!

Глава 4

 
 
  - Армия?! – переспросила Рейчел.
  - Да, - просто подтвердил главный Старейшина. – Она не предназначена для защиты нашей цивилизации от, скажем, людей. Потому, что у нас есть достаточно технических средств, которые способны защитить её, замаскировав в невидимый для людей диапазон, или, в случае нежелательного проникновения внушив им, что нас просто не должно существовать – и, тем самым, заставить добровольно покинуть нас.
  - Так как же тогда получилось, что мы смогли оказаться здесь в качестве исключения? – не понял Всеволод.
  - Понимаете, это, наверное, везение для вас, потому, что у нас как раз, когда вы нас обнаружили и сумели войти в лифт, проходила рядовая профилактика систем, и так бывает, но я уверяю вас, довольно редко, что во время неё произошли все эти сбои в охранной системе. Мы всё же, но, увы, запоздало, так как вы тогда уже контактировали с Донтом, устранили их, и, на всякий случай, перестраховались, включив дополнительные меры маскировки. На этот раз они должны работать достаточно времени безупречно. Вот видите – даже у таких высокотехнологичных существ бывают промахи!
  - Так зачем же вам в таком случае армия? – не понял Триккинс.
  - Вы – знатоки по вашему виду в военном деле, и вам ли не знать этого, - сказал спокойно один из Старейшин.
  - Но, как вы говорите, если она не от людей, то против кого она направлена? – проговорил недоумённо Серджио.
  - Мы почти всё наше существование воюем с целой ордой самых что ни есть настоящих монстров, чудовищ, настолько жутких, что они запросто затмят ваше изумление при виде нас! – провозгласил Главный Старейшина довольно серьёзным тоном. – И как бы ни рос наш прогресс, как бы ни развивались с течением многих лет наши технологии и не совершенствовалось наше оружие и средства защиты, эти отродья вновь и вновь находили способы остановить нас и довольно ощутимо! После долгих измышлений и исследований выяснилась гипотеза, что наши враги имеют довольно сильный потенциал при критических для популяции ситуациях посредством способа достаточно быстро мутировать, изменяя их организмы таким образом, что после каждой более-менее удачной для нас битвы с этими монстрами, у них автоматически образуются всё новые природные механизмы и виды защиты. Такие как мощная броня, невероятная ловкость и быстрота, способность к почти мгновенной регенерации и многие другие. Так что сражаться с ними приходится довольно трудно, и с большими потерями с обеих сторон, и вот – наши учёные недавно признали, что количество сюрпризов от этих противников становится всё больше.
  - А как они проникают в ваш мир? – подала голос, заинтересовавшись, Оманда. – Я тут заметила, что полость, в котором расположен ваш город, целиком облицован некими металлическими пластинами. Я так думаю, кроме чисто технической функции, они служат вам защитой. И, судя по всему, от этих чудовищ, о которых вы рассказали.
  - Совершенно верно. Прекрасная догадка! – похвалил её Главный Старейшина. – Эти пластины с каждым новым нападением заменяются на всё более бронированные, из разрабатываемых нашими лучшими учёными новейшими сплавами, которые прошли самую суровую тест-проверку на прочность от любого известного нам воздействия.
  - В таком случае как же эти монстры обходят эту защиту? – с удивлением спросил Всеволод.
  - Вот в этом и заключаются их сюрпризы! – загадочно ответил один из Старейшин. – Но каждый раз мы в итоге обнаруживаем искорёженные пластины в разных местах вдоль границы нашей цивилизации, разбросанные в метрах вокруг внушительных отверстий в грунте.
  - И как бы мы не заделывали их, и не ставили всё более прочные пластины, итог оказывался тем же самым, - добавил настороженно ещё один Старейшина, - и чудовища проникали к нам вновь, внося хаос и кровь в нашу жизнь.
  - И как часто они нападают? – спросил Рональд.
  - Раньше – раз в месяц, но с недавнего времени, уже как полгода, они попритихли, - произнёс четвёртый Старейшина. – И мы, Совет Пяти Старейшин, да и все стратеги и учёные нашей цивилизации, предполагаем, что это – затишье перед бурей: чудовища, которые по мнению наших исследователей, изучающих их трупы, не имеющие разума, но обладающие почти сверхъестественными способностями и отличнейшими стадными инстинктами, видимо, мобилизуют свои силы для внушительного контрнаступления!
  - Значит и мы должны действовать соответственно, - заключил Главный Старейшина. – Готовясь более широкомасштабно и скрупулезно с помощью нашей армии к предстоящей битве!
  - Что ж…. Надеюсь, пока мы здесь, её не произойдёт, - съиронизировал Триккинс, которому, как и всем из его команды, после этих рассказов стало не по себе.
  - Так почему вам, господа, не вернуться сейчас к себе? – спросил один из Старейшин.
  - Ну…. – замялся командир, осматривая помещение, не переставая удивляться всему, что он в последнее время видит и слышит.
  - Так значит, вы пока не хотите? – догадался Главный Старейшина.
  - Ну, в общем, по крайней мере, раз вы утверждаете, что сейчас затишье, почему бы не воспользоваться этим и не побыть у вас некоторое время? – осторожно проговорил Рональд, обойдя взглядом своих ребят, и, увидев их заинтересованные лица, кивнул в знак подтверждения своих догадок.
  - Сразу оговорюсь за всех Старейшин, что мы не хотим подвергать вас риску возможной опасности, - взволнованно сказал Главный Старейшина.
  - Мы понимаем, - проговорил командир.
  - Что ж…. – заключил Главный Старейшина, внимательно всматриваясь в глаза гостей, и, кажется, серьёзно задумавшись, через некоторое время произнёс, - на пару дней можете остаться у нас, раз вам так этого хочется; всё-таки люди в последнее время нас посещают редко. Кроме того, полагаю, вы и вправду идёте на благородные цели! Сделаем так: мы вам в течение этого срока продемонстрируем наши технологии и достижения во всех областях, а также удобное проживание и подходящую для вас еду, которую наши учёные синтезировали для ваших предшественников, а вы в свою очередь пообещаете нам, что вернувшись в свой мир, не скажете о нас никому, но расскажете о истинах и законах, о которых мы вам поведаем.
  - Идёт, - согласился Триккинс, особо не вдавшись в суть сказанного, как и отряд.
  - Пойдёмте, мы проведём вас в гостиницу, - произнёс другой Старейшина, вставая, давая, таким образом, знак гостям последовать за ним вслед за Главным Старейшиной.


  Когда он и наши герои вышли из Храма и спустились по парадной лестнице, двинулись налево по неширокой улице города. Проходя мимо причудливых и необычных домов, Джима заинтересовала лавка, по видимому, с местными продуктами, похожими на странные розово-жёлтые фрукты. Стоящий за неё продавец коричневого цвета, повернувшись боком, о чём-то говорил с коллегой, торгующим тоже продуктами по соседству, и поэтому не замечал тех, кто проходил мимо.
  - А какая у вас экономика, можно узнать? – спросил Стоун. – Есть ли у вас в наличии деньги?
Главный Старейшина, заметив, куда он смотрит, ответил:
  - Конечно, но, изучая вашу земную экономику в целом, с её кредитными операциями, могу сразу заверить, мы несколько разочаровались, поскольку у нас такой банковской системы нет: легализирован процесс бартера, заём, но без процентных отчислений и ставок, так что справедливость требует заметить, что наша денежная экономика выглядит более «прозрачной».
  - И она процветает? – не преминул добавить с лукавой улыбкой Рональд.
  - Мы существа нетребовательные, многого нам не нужно, но на всё без исключения необходимое хватает! – также ответил ему Главный.
  - Такая простота и целеустремлённость в совокупности создаёт конструктивную тенденцию, - пояснил, вторя ему, другой Старейшина. – Это – истина секрета нашего способа генерации успеха.
  - А вот и гостиница для приезжающих с периферийных пригородов нашего мегалополиса, - указал Главный Старейшина на переливающееся цветами под изменением угла зрения тёмное квадратное четырёхэтажное здание. – Прошу за мной.
Он провёл героев в раздвижные в четыре стороны в углах косяка двери блестящей поверхности внутрь гостиницы.
  - Теперь можете, наконец, оставить ваше оружие у нашего портье, - высказал Главный Старейшина. – Я думаю, те немногие, кого вы ещё не успели напугать им, просто не обратили на вас пока внимания, но это случайность, - шутливо добавил он, не преминув договорить очередной мудрой ремаркой, - хотя, как правило, случайностей не бывает… Всё происходит со скрытым Великим смыслом Обоснованной Причины, - и пояснил, заметив их обескураженные лица от сказанного. – Возможно, это не стало подоплёкой к неуместной в это тихое время сумятицы из-за ненужной паники в городе.
  Ребята, смекнув, и сами поняли, что забыли, как были понавешаны всевозможным военным оборудованием, способным распугать кого угодно – и стали снимать его с себя. Затем Рональд заявил, обращаясь к Старейшине с серьёзным тоном командира, ответственного за свой отряд. – Только сохраните его и содержите в надлежащей этому арсеналу среде… если, естественно, как вы утверждаете, вы имеете армию, вы знаете, что я имею ввиду.
  - Безусловно, - без лишних раздумий Главный лично собрал вооружение с рук командира и бережно передал одно за другим в коричневые руки одетого в золотистый наряд портье.
  - А теперь оставляю вас на поруки моего слуги – подданного Главного Старейшины нашего города – портье зовут Корлс. Благодарю.
  И два Старейшины удалились, а Корлс нажал зелёную кнопку на Т-образном прозрачном гаджете, стоявший у него на стойке из розового материала, вызвав помощников по связи, чтобы они позаботились о «багаже» необычных для серых будней мирного периода жизни в городе гостей.
  - А можно узнать, по какой технологии работает ваша система связи? – не удержался от любопытства Джим.
  Портье и самому было лестно рассказать пришельцам из другого мира о «передовых технологиях», как он полагал, своей цивилизации. Этикет тактичности отношения с «наземными обитателями», как людей принято называть здесь, в ней, заставлял, конечно, быть предельно сдержанными и деликатными здешних жителей, но он посчитал, что, раз уж подвернулся случай….
  - Видите ли, дорогие гости с поверхности, - начал он жадно, как показалось героям, всматриваться в глаза поочерёдного каждому из них, своими четырьмя зелёными, и улыбаясь, - это аналог вашей беспроводной связи коммуникаций. Только построенной по совершенно отличному от вашего принципу: не на радиочастотных волнах, передаваемых роумингом по передатчикам через космические спутники, а по системе супер струнных мгновенных передач сигналов. Я по образованию – техник, и уверяю вас, если вы знакомы с вашей астрофизикой, что эти сигналы способны преодолевать скорость света, поскольку перемещаются в пространстве выработанной этим устройством «тёмной материей», как ваши учёные называют неизученные свойства Космоса, сгенерированной её Резонатором, расположенном в нём же…. Ну, прошу за мной, в ваш номер, господа, - как бы непринуждённо заключил он вдруг, увидев, что собеседники на самом деле не очень-то знакомы с земной астрофизикой, разглядев их озадаченные недоумением выражения лиц.
  И впустил их в раскрывшиеся подобным же образом, как и вход в гостиницу, двери в номер на первом этаже светло-розового цвета внутренней отделки из податливого как мягкая резина, проминающаяся под  каждым шагом, странного, как и всё в этом невероятном мире, материала….



                Глава 5


  Номер был великолепно сконструирован: белая мягкая поверхность пола и потолка, слегка мерцающая меняющим яркость светом, стены из полу зеркальной, искажающейся преходящими волнами, словно по  берегу водоёма, прокатывающейся снизу вверх и в стороны, поверхности, со смыкающимися гранями, превращая картину отражения в интерферентный спектр. Пересекающаяся сетка зеркальных волн создавала для наших наблюдателей фантастический эффект. Кроме того, само помещение номера было довольно обширным и высоким, дальние стены создавали иллюзию освещённых окон с белыми шторами, искусственно светя ровным белым светом, зарешечённым полупрозрачными белесыми кружевными завесами до самого пола. В центре номера размещался вырастающий прямо из мерцающей поверхности пола вытянутый, такой же мигающий светом, странный, но красивый цветок искусственного происхождения, представляющий собой удивительную конструкцию из расходящихся в стороны под самым потолком дугообразных свисающих отростков, перемигивающихся ультрафиолетовыми перебегающими с центра цветка к кончикам огоньками!
  Кроме того, в углу размещалась широкая кровать из мягкого белого материала, похожего на ощупь на поролон. Она была со странным свойством, периодически меняя свою форму, плавно превращаясь то в круг, то в квадрат, но при этом вместила бы и десять человек, вместе взятых.
  Всеволод рухнул на эту чудо-кровать, утонув в ней. Все были заворожены этой невероятной обстановкой, как и всей этой невиданной и странной технологией, не став сдерживать радость от этого.
  - Ха-ха, ребят, вы не поверите, но я счастлив как ребёнок! – признался, смеясь, Сеня, заложив руки за голову, развалившись на кровати.
  - Думаю, мы не станем отрицать даже на наш суровый профессиональный менталитет, что мы оказались в настоящей сказке, господа, - заявил Триккинс, улыбаясь. – Разрешаю про него забыть на время нашего пребывания здесь. Вы и сами согласитесь, что эта миссия – та, о которой вы мечтали в своих фантазиях, хотя я уверен, что самая смелая из них и близко не походила на то, где мы оказались, хе-хе!..
  - Давайте, тут места на всех хватит, - зазвал Данилов жестом руки, не вставая.
Голес с суровым видом резко развернулся спиной, и прыгнул назад, плюхнувшись на кровать, отчего податливый материал утонул под весом его тела, заставив его погрузиться на полметра вниз, после чего он восстановил свою первоначальную форму.
  - Это я понимаю – десяти звёздочный сервис, - ухмыльнулся Серджио, раскинувшись на этом элементе мебели.
  Джим задумался, из чего сделана сия кровать, и Оманда не преминула воспользоваться этим, пихнув сзади его ладонью по спине, отчего он неуклюже плюхнулся лицом вниз на кровать, распластавшись на ней. Рейчел рассмеялась, сказав:
  - Опыт – единственный способ понять свойства материала. Не обижайся, Джимми, но так ты бесплатно получил урок от химика, хи-хи!
  Тот развернулся на спину, проговорив:
  - Напомни мне дать урок по моей части, чтобы отдать должное.
  Один только Рональд с невозмутимым видом присел на кровать, спокойно проговорив про себя:
  - Ничего, вполне удобно.
  Тут вошёл посыльный в серебристой форме, похожей на балахон, и внёс на блестящем извивающимся волнами подносе еду и горячительные напитки:
  - Уверяю, господа, всё предложенное пригодно для употребления вашими формами жизни – наш синтезатор еды создал подобия ваших: спагетти с сыром, барбекю, и выдержанное белое вино прямо с плантаций, - заверил посыльный с улыбкой, и, оставив поднос с едой и бутылками вина, удалился из номера, не потребовав даже чаевых.
  Некоторые из друзей гадали в уме, было ли это особенностью норм здешнего поведения, или же здесь чаевых просто нет в понимании.
  Оманду заинтересовала «умная» программа, внедрённая в поднос, поскольку учитывала физику удерживания на нём, так как ни один даже не соскользнул с поверхности подноса. Волны огибали каждое блюдо на золотистых тарелках ромбовидной формы и бутылку из полупрозрачного фиолетового материала. На подносе находились также фужеры из того же материала в форме распустившихся широких цветов.
  - Я понял одно: нам здорово повезло, дорогие коллеги, ха-ха! – не сдержался Джим, жадно накинувшись на порцию спагетти, убедившись в их съедобности лишь по бесподобному аппетитному запаху.
  Также были предложены серебристо-золотистые столовые приборы – ножи и трехзубчатые вилки.
  Рональд открыл золотистым штопором вино, и налил в фужер. Присмотревшись в напиток, он сделал вид, что опытный дегустатор (кого он хотел обмануть среди своих?), понюхав край заполненного фужера, но, отпив, серьёзно сказал:
  - А они знают толк в хорошей качественной выпивке. Я как то был приглашён командиром смежного отряда во Францию к его двоюродному брату на женитьбу, так у его невесты была настоящая плантация с виноградниками и сдобренное вино прямо с погребов, - хвалясь своим положением перед подчинёнными. – Так что я тоже знаю в этом толк.
  - Налетай, команда! – причмокивая, призвал к празднеству Стоун, и ребята не смутились такой предложенной привилегией, а затем, напившись целыми тремя бутылками разных сортов вина, что заставило их невольно уснуть на этой удобной кровати.
  Шторы погасли, оставив в номере лишь мерцание огней скульптуры, поскольку светящейся потолок с полом тоже погасили яркость….

  Наступил следующий день. Смена суток вычислялась супер точным городскими часами, работающими на не заводном и не перезаряжаемом принципе по аналогу «перпетум мобиле», то есть понимании «вечного двигателя». Во время принятого периода городской ночи иллюминация и освещение в мегалополисе почти гасли, кроме «блуждающих фонарей», мягким сиренево-белым светом освещая  улицы, перемещающихся с медленной скоростью светящихся шаров, пролетающих на уровне двух метров над тротуарами. В это время население города также спало, чтобы восстановить физические и умственные силы для нового дня, так как он мог оказаться опасным и требующим мобилизации всех моральных сил в соответствии с повышенной ответственностью….
  Ребята проснулись не одновременно. Серджио встал, чувствуя лёгкое похмелье, и, видя, что в номере всё ещё темно, побрёл в поисках ванной комнаты. Слабое мерцание давало обзор номера. Голес осмотрелся – в левом его углу у входа был коридорчик. Обнаружив в нём заветную также тускло мерцающую заветную комнату, он стал размышлять, всматриваясь в стены, и массируя двумя пальцами подбородок, где же тут умывальник? Заметив в одной из стен ванной странный студёный сиреневый полупрозрачный висящий шар, преходящий рябью цикличных волн, он решился дотронуться до него рукой, и она вошла в него, погрузившись в холодноватое на ощущение вещество. Высунув эту руку, он увидел, что часть этого вещества распласталась, равномерно растекаясь, по всей поверхности кисти.
  - Хм, - заинтересовался Серджио, смекнув: он вытер этой рукой лицо – вещество также равномерно распределилось по лицу, но не затронуло глаза, ноздри и рот.
На ощупь это походило на сжиженную прохладную воду из-под крана, и Голес понял, что это и был – умывальник.
  - Это так умываются здешние? – ухмыльнулся он, и вытер лицо другой рукой, на которую автоматически перераспределилась вся студёная масса сжиженной воды, что была на лице.
  - А как же?... – не понял итальянец того, как всё это смыть с себя, то есть высушиться, поскольку лицо было влажным, а руки – в этом веществе.
  Осмотревшись получше, он увидел слабый красноватый свет от расположенной на смежной стене круглой небольшой кнопки. Нажав её, его обдал приятный тёплый поток воздуха, но это был не простой воздух – он мгновенно высушил лицо, и, кроме того, каким-то образом дематериализовал вещество сжиженной воды с рук.
  - Фантастика! – восторженно высказал Серджио, чувствуя, в какой крутой мир ему посчастливилось попасть на своём веку.
  Тут от шума действий своего напарника, стали потихоньку просыпаться все остальные – к этому времени, а это был час принятого здесь официально рассвета, шторы номера плавно засветили прежним, но немного тусклее, чтобы не «резать» глаза с утра, ровным белым светом. Это создавало эффект рассвета, и Оманда, потянувшись на кровати и зевнув, на некоторое время даже подумала спросонья, что всё это невероятное приключение – всего лишь необычный сон, однако, протерев глаза, всё вспомнила. Этому ещё способствовал похмельный эффект.
  - Где я? – немного испугал своим неожиданным вопросом Данилов Рональда, однако через секунду рассмеялся, похлопав его по плечу. – Ха-ха, я шучу: это был лишь восторженный тезис в пользу нашей удачи!
  - Нас балуют… - философски протянул, смотря в никуда, командир.
  - Ну-ка, соберитесь. Может нам и повезло, - профессионально отчеканил Рональд, - но мы не должны забывать, что официально мы на задании, и должны держать в это время планку – что вы напишете в рапорте в штабе – что прохлаждались?! Ой… - вдруг схватился за голову командир.
  - Что с вами, сэр? – тут же забеспокоился Джим, обратившись к нему, положив ладонь на плечо.
  - Эти крутые умники придумали всё, что только можно, - замычал Триккинс, встряхнув головой, - но средства от похмелья не смогли придумать?
  - Вижу, вы тоже готовы опустить этот пункт в своём рапорте, командир, не так ли? – развеселился, пошутив, Данилов.
  Оманда подошла к подносу, заметив на его нижнем ярусе коробочку с какими-то фиолетово-жёлтыми приливающимися таблетками.
  - Попробуйте это, если готовы доверять нашим друзьям по разуму, - протянула она одну из них Рональду.
  - Ты права – сначала командир: если это окажется аналог местного «цианистого калия», разрешаю прекратить миссию и выходить из этого места на поверхность, - то ли шутя, то ли из-за головной боли говоря правду, сумел оправдаться перед своими командир, замяв конфуз, и принял таблетку.
  Рейчел на нижнем ярусе подноса также обнаружила бокал с прозрачной жидкостью, и преподнесла своему шефу. Запив, Триккинс вдруг почувствовал, что голова мгновенно прояснилась, до ещё и прибавился заряд бодрости, как после тренировки перед заданиями!
  - Ого, беру свои слова обратно, эти ребята действительно толковые! – восторженно признался он.
  Видя, что шеф так резко оживился, все, включая Серджио, вернувшегося с ванной, и видевший этот эффект «противо-похмельного синдрома», охотно приняли каждый по одной такой таблетке.
  - Зря я, видимо, возился с этой чудо-мойкой… - пороптал Голес, резво ударяя воздух чередой хуков обоими накаченными руками.
  - Какой ещё чудо-мойкой?! – удивительно спросили одновременно все его, отчего он удивился не меньше, не зная, что ответить, так как не нашёл слов, чтобы объяснить сказанное…
  Вошёл портье, сообщив, что Старейшина связался с первым контактёром «наземных гостей с поверхности» Донтом, чтобы он, не обременяя функции Пяти, смог взять на себя роль куратора города для них на этот день, поскольку хорошо его знает.
  - Отлично! – заключил Рональд.

  Когда герои дошли до фойе гостиницы, их там встретил их старый знакомый – Донт, которого они смогли распознать по размеру и отсутствию на нём одежды, хотя, как они поняли, многие непривилегированные жители, включая местных детей, обходились без неё без чувства стеснения, так как не было видных половых признаков на телах этих существ.               



 

               Глава 6   

  - Прошу на экскурс по нашему замечательному городу, друзья, - позвал их Донт, и все двинулись цепочкой за ним.
  Мегалополис вновь засверкал всеми огнями своих невиданных конструкций и сооружений, а также яркими прожекторами, светящими белыми высокими наклонными билбордами на улицы. Героям даже показалось, что город стал сегодня светлее, чем вчера. Может, это был какой-нибудь особый день здесь, а может – ассоциативная память от светлого как день номера.
  Донт подошёл на улице, примыкающей к зданию гостиницы, к ещё одному оголённому существу, только с фиолетовым передатчиком на груди, начав разговаривать с ним на своём языке, но ребята не расслышали его. Затем обратился к команде:
  - Это – Бинкл, он – мой давний знакомый ещё с университета, и он многое может рассказать о технической стороне нашего предстоящего экскурса, так как он по образованию – механизатор Павильона Генерации Оптических Свойств, - представил своего друга героям Донт.
  - Каких свойств? – не понял Данилов.
  - Хе-хе, вот он всё и объяснит, когда достигнем Павильона, - рассмеялся Донт, кивнув Бинклу, давая добро на общение с «Наземными обитателями».
  Тот на всякий случай проверил свой лингвистический передатчик, потреся его вместе с грудью, что вызвало еле слышимый смешок Оманды (хорошо, что эти двое местных существ не услышали это), и начал разговор на английском с героями:
  - Как представил меня мой друг – я – Бинкл. Итак, добрый день. – Ребята поздоровались. – Кроме профессии механизатора я работал некоторое время гидом для школьников, поэтому смогу помочь своему дорогому другу в его задаче, которую он имел честь получить от самого Старейшины, благодарю.
  Друзья, конечно, немного смущались местным повадкам, но не сомневались в том, что культурный этикет тут был на высоте.
  - И вам спасибо за радушный приём, - сказал за всех своим «фирменным» серьёзным тоном уважающего себя командира элитной группы Рональд.
  - Только единственная просьба – внутри учреждений с технологиями прошу ни до чего не дотрагиваться: это – стандартное правило всех гидов здесь, поверьте.
  - И вы – у нас тоже такое правило имеет место быть, - как можно убедительнее заверил, сказав абсолютную правду, командир, - не беспокойтесь.
  -…Хорошо, - серьёзно закончил вступление этот помощник куратора, вытянув левую конечность в сторону улицы, на которой они все находились. – Прошу за мной.
  - Так что конкретно входит в запланированную программу экскурсии, можно спросить? – обратился Сеня к Донту, побоявшись общаться с Бинклом, поскольку уловил серьёзный профессиональный дух у этого существа, подстать разве что Рональду. – Я имею ввиду: можно задавать любые вопросы, или у вас есть секретные объекты? Ведь мы – и вы сами знаете, занесём в рапорт нашу миссию, так обязывает профессиональный долг.
  Герои запоздало обратились к нему, одновременно сделав жест «молчать» указательными пальцами к губам, но было поздно. Данилов, поняв, что сказал лишнее, пожал плечами.
  Донт прищурился четырьмя зелёными глазами, лукаво ухмыльнувшись, а затем выдал секрет:
  - Мы не такие наивные, как вы по незнанию могли справедливо подумать. Видите ли, чтобы мы не рассказали вам, всё это останется в ваших воспоминаниях. Но по прошествии выхода из нашего мира наше защитное нейро синхронизирующее поле заставит ваш мозг забыть все вербальные термины на вашем языке, правильно алгоритмично объясняющие в нужном ключе всё более-менее важное здесь. Поэтому вам просто никто не поверит, чтобы вы не пытались объяснить своим, и только философские концепции нашего общества останутся в вашей памяти нетронутыми. Вы ещё не осознали, но они будут всплывать в вашем сознании отчётливо как текст, пока вы в какой-либо форме не  передадите их своей цивилизации. Будете ли вы работать военными как раньше или нет, но эту миссию вы выполните так или иначе – это плата за наше гостеприимство.
  «А они не такие уж фанатичные альтруисты, как может показаться на первый взгляд, что ж – этим они ещё раз заслуживают уважения» - подумал про себя Триккинс.
  - Но вы же понимаете, что мы по сути – серьёзные люди, и не на отдыхе. Нам просто повезло с этой миссией, - заверил Рональд Бинкла, идя по улице. – Однако как уважающие себя и свою работу люди, мы просто не сможем жить спокойно, узнав о таких открытиях, и не могущих такую удачную, и, пожалуй, признаюсь, самую удачную миссию в нашей карьере, использовать без какой-либо пользы – она обесценивается по нашему критерию компетенции постольку, поскольку безрезультативна в итоге.
  - Вы просто не доросли до понимания той чести, которую мы вам дарим этим даром способностей, и, одновременно, привилегий Вип-уровня, ведь большего наше чувство самосохранения цивилизации не может вам предоставить, и вы понимаете это, как и саму беспрецедентность вашей данной операции. Я хочу сказать, что большую пользу, чем ту, которая может быть дана вашему миру от нашего, на данный момент невозможно представить. Но если когда-нибудь ваша цивилизация станет минимально     милитаризирована и враждебна, как наша – в тот день все знания, полученные здесь, будут разблокированы в вашей памяти незамедлительно. Извините за такое отношение к нашим методам защиты себя, но тогда зачем нам было бы скрываться?
  - О… я не имел ввиду, что вы глупы тем, что ошибаетесь в этом плане, - встрепенулся Триккинс. – Вы правы. Уж мы то должны понимать, что наш мир довольно опасен и угрожающ сегодня по сравнению с вашим обществом, это мы все уже поняли, и поскольку очевидна разница, закономерное отличие наших менталитетов разных рас, вы вправе защищаться, не угрожая при этом нашему миру. И мы не должны были смущать вас подобными неудобными вопросами, ведь это мы ворвались в вашу цивилизацию точно оголтелые вояки, пугающие местных детей оружием, извините за это, пожалуйста, мы просто не знали.
  - Принято, - одобрительно кивнул Бинкл (и, конечно, Донт, вспомнив их первую встречу), поняв про себя, что этот человек потенциально мудр, но не знает об этом, и в принципе может быть миссионером по сплачиванию взглядов двух цивилизаций, что говорит в пользу решения Старейшин, о котором он был осведомлён своим другом.
  - Ну, поскольку все спорные решения разрешились, могу ответить на вопрос нашего гостя, - оживил ситуацию Донт, имея ввиду Всеволода. – Да, секретные объекты, как и у вас, имеются, и мы их не покажем по понятным вам по вашему поприщу причинам, а вопросы можете задавать по любому объекту, увиденному в рамках экскурсии.
  - Ну что ж, замечательно! – отозвался Серджио.
  Участники экскурса проходили по улице, где раньше не были, и это дало о себе знать: с двух сторон размещались новые фантастически выглядящие здания. Слоистый полупрозрачный дом, как будто сложенный из ряда десятков сложенных друг на друга плашмя торов, через которые просвечивались секции квартир с обитающими там жителями, а центр знаменовался двойным, снующим очень быстро, овальным прозрачным лифтом в виде спирали. С другой же стороны улицы был зеркальный дом в десять этажей, с блестящими диагональными зелёными окнами.
  - Поскольку детали и тонкости ваших технологий мы не запомним, как я понял, я могу спрашивать о них, не стесняясь, - смело решился «идти в наступление» Джим. – Вот вроде тот материал по виду из нашего металла, только отполированного до зеркального отражения, но ведь это создано не из известного нам металла, если это вообще металл?
  - Вы догадливы – это никакой не металл, а светоотражающий по его свойству фон из поля, работающего по принципу нужной для эффекта ассимиляции, вдоль поверхности настоящей стены дома, - довольно похвалился Донт.
Стоун хлопнул себя по лбу, шутливо заметив:
  - И как я не додумался?
  - А у вас, ребята, присутствует чувство юмора, как я заметил, это признак живого ума, - похвалил их Бинкл.
  - Он заменяет нам секс, такая уж работа, - признался, улыбаясь, Рональд, опять отчитавшись за всех.    
  И поймав тему, воспользовался этим:
  - А вы вообще, если вас не смущает подобный вопрос, как, интересно, размножаетесь?
  - Через поцелуи – наша слюна способствует репродукции, как только мы почувствуем, что стадия поцелуя такова, - ответил Донт.
  - Как удобно, и не нужно контрацепции и средств безопасной половой связи, как у нас, - подытожила Рейчел, улыбаясь.
  - Может, в будущем вы придумаете аналогичный удобный её способ в плане незапланированного потомства, - подбодрил её Бинкл, скрыв в тоне невольную жалость к женщинам-людям по этому вопросу.
  Местные жители, проходящие по улицам по своим делам, изумлённо смотрели и оборачивались в сторону давно не посещаемых «наземных обитателей», видимо гадая, что они на этот раз делают здесь: их обуревало любопытство, но природная сдержанность брала своё, и они не смели подойти к ним. Тем более, видя, что их ведут два довольно уважаемых, особенно Бинкл, гражданина, но самые догадливые поняли, что он, как бывший гид, экскурсирует пришельцев по местным достопримечательностям, бурно обсуждая что-то с ними и своим другом. Хотя они все, без исключения, могли просто включить свой передатчик и подслушать их разговор, и некоторые так и делали. Другие же просто подзабыли, как, собственно, пользоваться этой своеобразной частью своего тела. Никто его не удалял, хотя технически, конечно, мог, поскольку не однажды ещё ожидал людей в их мире, уверенно считая, что данное посещение пришельцев с поверхности не самое последнее, а вернее, далеко не последнее на их веку. Ведь это обсуждается во всех информационных источниках города каждый месяц. Даже Старейшины полагают, что люди могут помочь им с их непростыми проблемами – существа также удивлялись людям, как и они – всем, что видят и слышат здесь, и инстинктивно ждали чуда от этих загадочных людей, прибывающих к ним время от времени….
  Тем временем, ребята, заметив внимание здешних к их персонам, тоже уже начали смущаться, не меньше, чем эти существа, стараясь не  сталкиваться взглядами с их рядами из четырёх зелёных кружочков, то и дело оборачивающих свой взор в их сторону.
  - А что это за странные трубы? – решил отвлечься от деликатной проблемы, озвученной выше, Голес.
  Он указал кураторам на прозрачные цилиндрические трубы, протягивающиеся двухметровыми махинами вдоль улиц, парящими, надо сказать, без каких-либо опор, прямо над головами в пяти метрах от тротуаров, и извивающимися по спирали вверх, затем расходящихся на несколько перспективно уходящих, такого же размера, ответвлений. Тут герои приметили, что только сейчас заметили их, так как они как сеть начинались где-то в трёх метрах позади. Эти прозрачные трубы обвивали соприкасаемые здания, облегая их по любой их затейливой форме, но не под острым углом, а двигались дальше вглубь города.
  - Это, господа, наш местный транспортный узел, - объяснил торжественным тоном Донт.



        Глава 7



  - И как перемещаться по нему? – не понял Всеволод.
  - Вы не поверите – левитационным методом, - пояснил восторженно Бинкл.
  - То есть посредством левитации? – спонтанно и недоумённо переспросил Серджио, держа указательный палец в сторону ближайшей трубы, словно один из школьников прошлого Бинкла.
  - Вы абсолютно правы, именно так, - подтвердил тот.
  Пройдя по полупрозрачной поверхности дороги, всё так же испещрённой внизу красными и фиолетовыми «шипучими» пузырьками загадочными трубками, Бинкл просто топнул ногой по этой поверхности в одном месте три раза, и этот участок дороги засветился этими пузырьками. Воздух в этом месте стал искажаться, словно
колеблющийся мираж раскалённой пустыни, который накрыл вызвавшего его Бинкла.
  Колебания становились всё более интенсивными, пока он сам не стал походить на его часть, тоже раскроившись колеблющимися расплывающимися бликами его тела! Они становились всё длиннее и тоньше, изгибаясь волнообразно, пока эти линии из бывшего Бинкла не превратились в подобие осциллографических помех, исчезнувших в следующую секунду!..
  - Что это было?! – удивился Джим, открыв рот, удивившись, также как и все члены отряда.
  - Сейчас поймёте, - многозначительно пообещал Донт, кивнув взглядом в сторону транспортной трубы над местом исчезнувшего Бинкла.
  В ней в таком же наборе эффектов, только в обратном порядке, материализовался он собственной персоной, левитируя внутри трубы на одном месте.
  - Ага, это что-то вроде вашего метода, если не ошибаюсь, телепортации, - сделал гипотетический вывод Рональд.
  - Да, - просто сказал Донт. – Как видите, если бы мы изобрели способ телепортации дальше, чем эти пять метров высоты, можно было бы ограничиться лишь им, но, поскольку это не так, приходиться прибегать к более посредственным способам транспортировки наших жителей.
  - И – левитация, по вашему – посредственный способ? – полу саркастически - полу интересуясь, умудрился спросить Триккинс соответствующим тоном.
  Донт распознал его нотки, правильно интерпретировав для себя мотивацию его вопроса, имея ввиду его двусмысленное значение:
  - Если бы нам ваше понимание уровня прогресса, - вздохнул он, - мы были бы более беззаботны по сравнению с нашими постоянными изысканиями, и вынужденными профилактическими регулярными проверками, выпадающими на нашу среднестатистическую рабочую долю. Чем сложнее технология, тем больше контроля и заботы она требует, такая аналогия, я полагаю, вам знакома, так как вы достигли неплохого прогресса, чтобы сравнивать на таком уровне фундаментальные Законы Технологического Прогресса.
  - Да уж, контролировать ТАКУЮ систему ТАКОГО мира, достигшего уровня суперцивилизации, я думаю, как ни хочешь, в любом случае будет сложно, - понял по своему пока данным Закон Данилов, почёсывая затылок.
  - Ну, кто следующий? – спросил Донт, тут же переведя тему: - В этот ранний час только открывается доступ к транспортной сети, поэтому в ней вы сейчас не можете наблюдать то, что могли бы в час-пик.
  - И что же это? – не удержалась спросить Рейчел.
  - Увидите, ведь день ещё впереди, - уверенно ответил Донт, приглашая её жестом раскрытой четырёхпалой ладони конечности в зону телепортации.
  - Я надеюсь, это не больно? – спросила, чувствуя лёгкий холодок по спине от одного воспоминания того, что происходило на этом месте с Бинклом, Оманда.
  - Если почувствуете небольшой зуд во время перемещения в трубу, ничего страшного, это в первый раз – обычное дело для любого, получившего взрослый допуск к сети – детям она запрещена, так что успокойтесь, - заверил, «утешив» её Донт, на что Оманда смогла лишь не слышно выговориться:
  - И зачем я только спросила?
  И правда: как только Донт запустил процесс телепортации, Оманда ощутила, что её тело начинает чесаться, будто её кто-то щекочет пёрышками по нему, отчего она изумлённо улыбнулась, хотя и продолжала волноваться. Затем увидела, как вокруг вдруг стали появляться тут и там яркие белые огни света. Они хаотично плавали вокруг, сверкая лучами. Рейчел подумала: «Как красиво!», хотя ничего не понимала. Эти огни расплывались, сливаясь между собой, пока не превратились в сплошной свет, окруживший нашу героиню. И в следующую секунду он разлетелся на погасшие огоньки, а Оманда оказалась внутри прозрачной трубы, спокойно вися в воздухе. Ей никогда ещё в своей жизни не приходилось левитировать, как и проходить телепортацию, поэтому она радостно засмеялась, словно ребёнок (но друзья её не слышали из-за звуконепроницаемого корпуса транспортной трубы, однако видели «её чудеса»!).
  - Кто следующий? – спросил Донт их, и они, начиная с Рональда, охотно также телепортировались в трубу, появляясь в ней цепочкой висячих в воздухе с интервалом в три метра.
  Последним переместился Донт, но оказался впереди всех, даже Бинкла, объяснив героям, что знает тонкости выбора местоположения в «Стартовой станции».
  - А теперь просто старайтесь не двигать руками, чтобы воздействие левитационных сил не спровоцировало противодействующие силы термодинамического эффекта при искусственной аннуляции веса тела, - на всякий случай посоветовал Бинкл, и, увидев скорченные рожи слушателей, свидетельствовавшие, что требуется объяснение попроще, удовлетворил это словами:
  - Чтобы как в космической невесомости вас не перевернуло вниз головой!
  И поняв по улыбкам героев, что те, наконец, поняли его, дал добро на запуск движения, обернувшись к Донту и кивнув ему. Тот нажал в воздухе перед собой на возникшее висящее электронное табло дистанционной панели управления в виде светящегося, прямоугольного контура с разноцветными светящимися полосками кнопок внутри, выбрав красную.
  Табло исчезло, и все тут же резко, не меняя дистанцию ни на миллиметр, очень быстро полетели по трубе. Герои боялись пошевелиться, а Бинкл, обернувшись к Роланду, произнёс:
  - Не беспокойтесь: большая скорость здесь защищена контролируемой воздушной средой, поэтому встречного потока воздуха нет.
  И тут Триккинса осенило спросить:
  - А, кстати, он вообще тут, в городе, из чего? – и сам же ответил после паузы. – Ха-ха, я понял, мы дышим здесь, потому, что вы дистанционно внедрили нам что-то вроде искусственной системы дыхания?
  Бинкл посерьёзнел, и так же ответил:
  - Это лестно слышать, но, увы – тут аналогичная вашей атмосфера. Разница лишь в увеличенной на 15% концентрации азота в ней, адаптированной к нам. Хотя без каких либо примесей – наши очистители кислородной среды – одно из давних достижений наших учёных! – выдавил гордую улыбку Бинкл, надеясь, что последнее из сказанного заставит его собеседника, сумевшего смутить своей гипотезой уровень достижения всей этой суперцивилизации, забыть этот неожиданный конфуз.
  Рональд как отважный командир, сразу понял несвойственному этому серьёзному, как он, существу, его нехилое смущение. И, как интеллигентный человек, решил поддержать Бинкла в его попытках «отстоять честь своей расы», жестом резкого движения руки, хлопнув себя по лбу. Триккинс хотел добавить к этому вслух: «Не уж то?! Вот это да!». Но, забыв предупреждение Донта, заставил себя по инерции быстро крутиться через себя, начав звать на помощь!
  Бинкла, видимо, удовлетворила подобная концовка этого потенциально унижающего его разговора, поэтому он просто резко отвернулся вперёд, будто ничего не заметил.
  Остальные, увидев происшествие с их командиром, боялись что-либо предпринимать (Оманда, пролетающая ближе всех к нему, потянулась рукой, но тут её качнуло резко вбок, и она сразу решила раздумать совершать столь героический поступок «спасения шефа», остерегаясь пошевелить даже головой!)
  Донт, услышав вопль Рональда, впавшего в панику и забывшего в этот момент о своём звании, как и обо всём на свете, обратился к героям, стараясь быть убедительным:
  - Не бойся, сила корректировки центра тяжести тела сбалансирует дез ориентационное положение меньше, чем за минуту: ребят, не шевелитесь, или все окажитесь в подобном положении, - и, стараясь взбодрить их, произнёс: - Кстати, эта труба может менять скорость передвижения через панель управления. Хотите, чтобы мы добрались до первого объекта экскурсии быстрее, чтобы снизить риск повторения таких ЧП?
  - Нет! – замотали головой, одновременно отрезав, члены команды, не сумев скрыть свой страх.
  Рональд, поняв, что забылся, сумел заставить себя резко успокоиться. Вращение стало замедляться, пока его положение не стало прежним, будто этому способствовала управляемая гравитация (ведь такой термин вполне тождественен левитации).
  Герои пролетали по трубе, которая временами изгибалась между фантасмагоричными зданиями, однажды даже обвившись спиралью вверх по контуру цилиндрического, сиреневого, сверкающего, будто осыпанного напылением блёсток, небоскрёба! Ещё через сто метров, пронесясь высоко над более низкой ассамблеей зданий, она резко повернула под косым углом вниз. (Ребята почувствовали восторг, будто они на «американских горках»). Это подтвердилось следующим за спуском оборотом трубы «мёртвой петлёй»: в момент высшей её точки наши пассажиры необычного транспорта оказались вниз головами, увидев через неё сверкающие всеми цветами разные фигуры крыш домов. Когда труба вернулась в горизонтальное положение, герои заметили через неё параллельно идущие с ней трубы на расстоянии 50 метров, а также пересекающие их перпендикулярно, образуя этим перекрёстки этой сети. Всеволод заметил редких существ, снующих время от времени по ней. Позже их стало больше.
  Джим видел тут и там телепортирующихся с дорог и даже ярусов домов, представляющих собой высокие и широкие парапеты, жителей города, присоединяющихся к числу его пассажиров.
  Голес подумал: «Что же держит эти трубы?», от удивления подмеченного сказав эти мысли вслух, и Стоун, услышав это, предположил: «Может – та сила управляемой гравитации, что и в трубах, только мощнее?», тоже вслух, что заставило Бинкла подумать: «А эти люди – догадливые существа».
  И тут Оманда вдруг заметила в далеко проходящей трубе пролетающее среди других существо, определённо напоминающее по форме человека!
  - Не может быть! – вырвалось удивлённо у неё.
  - Что?! – взволнованно спросили разом коллеги.
  - Я видела человека! – серьёзно ответила им Рейчел.
  - Где?! – удивлённо спросил Рональд.
  - …Сейчас уже не вижу, - покачала головой, опустив её, Оманда. – Но, я думаю, что точно видела напоминающую человека фигуру, пронёсшуюся по той трубе, - предельно медленно, чтобы не быть неосторожной с этой чувствительной гравитацией здесь, подняла она указательный палец в нужном направлении. - …А, я понимаю, это, наверное, звучит нелепо, но…
  Бинкл, слушая её, вдруг перебил:
  - Уверяю, тебе просто показалось – тот маршрут в двухстах метрах отсюда, и у вашей коллеги просто обычный синдром отрыва от социума, как кажущиеся галлюцинации у ваших астронавтов.
  - Может быть, - согласился командир, но возразил, - хотя, прошу заметить, я уверяю как лидер моих ребят, что они психологически подготовлены к подобным условиям, поэтому…
  Донт не дал ему договорить, встрепенувшись:
  - О, чуть не пропустили, подлетаем к Павильону Бинкла, готовьтесь к обратной телепортации.

 
 
                Глава 8

          
  Все герои остановились напротив впечатляющего сооружения: гигантского купола из прозрачного материала, внутри которого сотами зеркальных, вращающихся по оси с медленной скоростью пластин размещался странный футуристичный орнамент. Что за ним, герои не смогли разглядеть, так как пластины сверкали ослепляющими переливами, отражёнными от всего этого светящегося города.
  - Ну вот мы и прибыли к Павильону Генерации Оптических Свойств, - объявил Бинкл.
  Затем Донт опять вызвал неизвестно чем меню виртуального экрана управления, как раньше, и, нажав на нём зелёную кнопку, телепортировался прямо к входу в Павильон, а следом за ним одновременно и все остальные.
Наши герои сразу приметили про себя, что данное здание – пожалуй, самое большое, что они видели здесь.
  - Прошу учесть, что это – одновременно институт высоких технологий у нас, он не секретный объект, но аспирантуру и интернов это не смутит, я ручаюсь, - похвалил своё поприще Бинкл.
  Он пригласил жестом к парадному, метров десяти в поперечнике, совершенно круглому, стеклянному входу, который раздвинулся отделившимися в стороны четырьмя летающими ровными секциями, словно по повелению своего стажёра.
  Герои невольно приоткрыли рты от изумления представшего зрелища, чем вызвали внутри у Бинкла наконец-то полностью вернувшуюся гордость самоуважения к себе и своему народу.
  Но, когда команда и два куратора проходили через открывшийся внутрь вход, Рональд вспомнил последние слова Бинкла, заверив:
  - Не думайте, что мы – просто невежественные вояки: кроме военного дела мы компетентны каждый в паре дополнительных отраслей.
  - Интересно, о них поподробней мы сможем начать дискуссию с моими коллегами в этом первом пункте экскурсии, - нашёл, что ответить Бинкл, не преминув с гордостью добавить. – По правде говоря, он – главный в нашем сегодняшнем списке!
  - И почему же? – протянул наигранно Триккинс, уловив нотки самомнения у своего собеседника.
  - Дело не во мне. Здесь, в этом учреждении, работают наши лучшие и самые квалифицированные учёные, - абсолютно серьёзно пояснил Бинкл, удивив Рональда тем, что угадал его мысли.
  Ворота также закрылись, не оставив даже соединяющих секционных линий, будто слившись, а герои вошли за арматуру вращающихся метровых пластин, наконец увидев, что представляет собой Павильон изнутри. Пластины тут также создавали ощущение светящего фона, вкупе с крестовидными яркими лампами, находящимися под прозрачным полом, освещающими внутреннее помещение ровным ярким белым светом. За крестовыми лампами был лишь тёмный фон, будто пол состоял лишь из этих Х-образных светящихся крестов, соединённых между собой, под которыми зиял контрастирующий с ним кромешный мрак пустоты….
  Обернувшись назад, Всеволод увидел округлые гигантские внешние стены Купола Павильона на первом его этаже: световые переливы и исходящие отражённые лучи от пластин сливались с разноцветными огнями, видимого через прозрачный корпус сверкающего города с тёмным «небом». Эти лучи, медленно перемещаясь внутри Павильона, пересекались между собой, расходясь в этих местах в другие стороны под любым углом: эта ломающая все школьные представления об оптике потрясающая иллюминация напомнила героям, видящим её, где именно они находятся.
  - Здесь занимаются исследованиями новых свойств оптики? – предположил задумчиво, не моргая, уставившись в это явление, Данилов у Бинкла.
  - Абсолютно верно замечено, - подтвердил тот.
  Внутренняя отделка Павильона: высокий до четырёх метров потолок и отделяющая это фойе стена, кстати, спроектированная широкой вертикальной «гармошкой», также светились интенсивным белым светом, и без того освящая всё тут.
Дойдя до неё через тридцать метров, Бинкл подошёл к охраннику (это герои сразу поняли по его строгой сиреневой форме и что-то вроде погон, серебряными пластинами украшающих его левую часть груди). Поговорив с ним на своём языке, (впервые герои услышали местный диалект, похожий на какой-нибудь экзотический из племён Индонезии, только будто «прокрученный» обратной записью), Бинкл кивнул.
  Затем он предоставил охраннику вынутую из своего лингвистического прибора серебристую карточку, являющуюся, видимо, его рабочим пропуском, и тот нажал на подобный тому, что ребята видели в самом начале своего фантастического путешествия, светящийся зелёным отпечаток четырёхпалой кисти этих существ на стене, который был ничем иным, как дактилоскопическим идентификатором. Оманда в этот момент вспомнила, как догадалась о его назначении, и подумала, что им удалось проникнуть несанкционированно и так просто (ведь даже число пальцев на наших руках было несоответствующим здешним) на базу из-за тех самых пресловутых профилактических помех, о которых сообщили им позже Старейшины). Этот индикатор на сей раз точно до нанометра идентифицировал сканером идентичность нужного набора не только, впрочем, числа пальцев на руке, не говоря уже о длине фаланг, но и, как и в наших подобных приборах, с которыми прекрасно знакомы нами профессиональные коммандос, их отпечатки, и это ещё было не всё. Сканер проверил также уникальный для каждого представителя их мира баланс их кровяных тельцов (Рейчел как медицинскому эксперту было бы любопытно узнать состав местного аналога эритроцитов, если бы она знала о подобном свойстве этого сканера).
  А остальным членам команды, особенно знающим электронику Джиму, - соответственно – оставалось лишь сожалеть - такой способ дактилоскопии, как этот, конечно же, им не выдадут.
  Сканер одобрительно исчез на стене, открыв, наконец, дверь, сформировавшейся в ровный контур круглой небольшой дыры (Ребята не раз в уме удивлялись разнообразными и неожиданно всё более оригинальными с каждым новым случаем увиденного способами открытия здешних дверей). Было такое ощущение, что кроме незыблемых у них принципов и концепций, эта креативная, без сомнения, раса не любила стандарты.
  Как только все прошли в эту дыру-проход, тот, само собой, автоматически захлопнулся, быстро уменьшив свой размер до точки в центре, которая затем исчезла, создавая впечатление, что никакой двери в этой стене нет и в помине!   «Нам бы такая маскировка от потенциального вражеского проникновения!» - вновь огорчился, обернувшись, Рональд в мыслях из-за «железного правила Старейшин», понимая, что о таком уровне маскировки ему и его отделу остаётся только мечтать.
  Все оказались в таком же, очень освещённом, как и в первом «технологической отделкой» стен, пола и потолка, только без окон, подобных смотровому в фойе, помещении, поэтому этих странно ведущих себя лучей отражённого света здесь не было. Кроме того, помещение было длинным, но не узким. И всё же сверкало блестящими приборами, левым рядом уходящими в перспективу коридора, немыслимо сложными формами стоящими на светящемся длинном столе, вновь впечатлили героев, даже не узнавшими ещё предназначение этих высокотехнологичных устройств.
  За столом между замысловатыми трубками из блестящего материала загадочного оборудования ребята разглядели рабочих в серебристой форме. Они в отличие от жителей были предупреждены о столь необычных для их жизни гостях, и они, увидев их процессию, почтительно кланялись, прекращая свою деятельность.
  Донт остановился, представив им «Наземных обитателей» на английском:
  - Прошу любить и жаловать наших долгожданных коллег сверху, господа!
  Работники охотно разговорились в ответ, широко улыбаясь, предварительно включившими на лингвистических приборах режим вербального контакта с ними:
  - Очень рады вашему запоздалому и так желанному нашими коллегами со всего города визиту, уважаемые ученые с Земли, - представительно отчеканил ближайший к ним.
  - Ого, да они подготовлены хорошо, - удивился Голес, шепнув в сторону Данилова, имея ввиду знание наших определений.
  - Ладно, ладно, мы все очень рады, продолжайте работать, - урезонил мягко работников, но, тем не менее, повелительно, Бинкл.
  Те, наконец, поняв, что не обратили на него внимания, не узнав из-за ребят, сразу же взялись за свою научную возню, но, время от времени, не отрываясь от работы, переводили взгляды на идущих дальше героев, не скрывая восторга.
  Оманда, польстившись, помахала им, улыбаясь, словно респектабельная персона на международной дипломатической встрече, но важный Бинкл отвлёк её от этого процесса, бросив:
  - Мои аспиранты, не обращайте внимание, - небрежно махнув перед собой. – Но они почти уже учёные, а все учёные нашего города ждали вас. И, как вы знаете, им пришлось ждать достаточно долго этого. Но они не осведомлены, что на этот раз к нам прибыли не совсем учёные…, чтобы их лишним делом не разочаровывать, к чему? Извините, - произнеся это еле слышно, из-за своих учеников.
  - Не стоит извиняться, уважаемый механизатор Павильона, - набравший убедительной важности, произнёс ему Триккинс. – Мы же сказали, что тоже не лишены компетенции в научном плане. Мы – элитный отряд, способный на многое.
  - Проверим, - прищурившись в его сторону, недвусмысленно массируя свой подбородок, проговорил Бинкл, не преминув добавить для пояснения. – Только когда вас начнут допытывать настоящими учёные, сначала узнайте на всякий случай – кто из них занимается схожей с вашими знаниями отраслью.
  Наши отважные герои, ничуть не смутившись, внутреннее приняли этот вызов.
  Джим, невольно увлечённый деятельностью электроники, распознанной в этих приборах, хотел было узнать об их функциональном назначении, но вовремя спохватился, просто скрестив на груди руки.
  - Пройдёмте в мой отдел, - сказал Бинкл, открыв нажатием пальца на светящуюся фиолетовую кнопку в стене в конце коридора дверь туда, в которой вновь также «расплавилась» круглая дыра.
  Войдя в отдел, который был довольно просторным, разделённым секционными столами формами многосторонних многоугольников, на которых работали протеже Бинкла в белых формах, Стоун сразу оживился. Ведь они работали за плоскими мониторами из белого материала, быстро нажимая на светящиеся разными цветами кнопки местных овальных клавиатур. Профессиональный программист не мог ошибиться, «нюхом чуя» своё поприще.
  - Это операторы, управляющие вашими механическими системами через программы, - ухмыльнувшись, гордо высказал Джим, надменно смотря на Бинкла.
Тот посмотрел на него, как и все, и затем уважительно похлопал аплодисментами, выражая подтверждение его профессионального мнения, одновременно с этим повернувшись к коллегам, которые, услышав Стоуна, также встали и стали аплодировать.
  - Добро пожаловать, дорогие коллеги с Земли, мы почтены вашим присутствием, как и в прошлый раз, - явно, как видно, заранее подготовившись к речи, сказал один из учёных-программистов Павильона.
  - Это пока лишь один положительный балл в нашем экзамене, - тихо выдавил лёгким сарказмом Джиму Бинкл.
  - А это – экзамен? – нашёл, что ответить, уверенно улыбаясь ему Стоун.
Бинкл, кажется, потерял общий язык ещё с одним из коммандос после Рональда, резко убрав улыбку, и внезапно вновь продолжив экскурсию.
  Джим, довольный выигранным с ним спором, только ухмыльнулся, вновь скрестив руки на груди.
  - Мы тоже рады… вновь сотрудничать в ваших изысканиях, - последние слова программистам Рональд натужно выдавил через себя, так как смущался той «толикой» лжи, что ребята и Старейшины скрыли от официальных встречающих их учёных города.
Джим, воспользовавшись моментом одобрения его компетенции, юркнул к одному из программистов, начав спрашивать на своём профессиональном стиле речи:
  - Извините, можно поинтересоваться, объём оперативной памяти в каждом персональном системном блоке максимально какой?
  Учёный-программист не смутился вопроса, поскольку ему было известно, что последняя экспедиция сюда была в 1965 году, и, как прогресс информационных технологий за это время изменился до неузнаваемости, так и у них – соответственно, и человек-учёный задал справедливый вопрос.
  -…Ха-ха, я понимаю, ламповые компьютеры в вашей цивилизации перешли на микропроцессоры после вашего прошлого консультативного посещения сюда, и вам хочется развить технологии до следующего поколения ЭВМ, - понял по своему тот.
  - Хм, было бы неплохо, - заманчиво проговорил Джим.
Донт, увидев их, быстро подошёл к Стоуну, за руку утащив его от программиста.
  - Хе-хе, у нас ограниченное время на экскурс по каждому пункту на сегодня, извините, - оправдался Донт задумавшемуся на пару секунд, а затем вновь вернувшемуся к работе учёному.
  Джим, поняв, что его увели как любопытного ученика, резко отдёрнул руку, высказав ему:
  - Ну, в чём дело?! Неужели то, что мы помогли когда-то с вашими переводчиками, исключает возможность повторного сотрудничества подобного рода?! – вспылив.
Донт смутился, а Бинкл вздохнул, проговорив ему и всем ребятам, которые поняли, что Стоун сказал дело:
- …Ты, в общем-то прав, но ты слышал ответ – услуга за услугу. В том, 65-ом, так и было, но сейчас вы сами переговорите между собой о том, какую одну технологическую тайну вы хотели бы взять от нас, и – взамен на идею, которая бы приемлемо удовлетворила наших докторов наук, относящуюся к хоть одной вашей научной отрасли сегодняшнего дня, в которой вы компетентны.
  Ребята, собравшись в кружок, посовещались между собой, и, поскольку самым лучшим невоенным специалистом был Джим, выбрали его, но своё мнение несколько расширили Бинклу:
  - Это – область программирования от нас, но поскольку весь Павильон Оптики – официальный пункт нашей экскурсии по городу, одобренному самими Старейшинами – то и – последних ваших открытий в области физики… по крайней мере, в сфере оптики, - уверенно сказал ему Рональд.
  Бинкл задумался, приняв во внимание знания Стоуна, и дал ответ:
  - Согласен, - пожав героям руки.

         
 

       
           Глава 9

      
 
  - Учтите, что я принял ваше предложение, поскольку мы не знаем точно, в каком векторе развиваются ваши технологии сейчас – важно прокомментировал Бинкл.
  - Но вы уже не раз не скрывали от нас, что осведомлены о нашей деятельности на Земле, - опротестовал Триккинс, не доверительно сощурившись. – Вы что-то ведь недоговариваете, вы шпионите за нашей цивилизацией, признайтесь?
  - А… нет, нет, конечно, поверьте, да мы и не можем. Только ловим нашими органами расовой безопасности ваше телевидение, и, таким образом, узнаём всё новое о ваших достижениях – кабельное, конечно, содержит любые по вкусу программы, но образовательных – не так уж много, поэтому,… да мы и не телепаты, - оправдался Донт.
  - И ваши супер-учёные до сих пор не изобрели телепатическое устройство, не верю? – ухмыльнулся иронично в ответ Сеня.
  - Я понимаю вас, ведь вы сами – органы национальной безопасности, как вы утверждаете, и вправе на подозрения, но, поскольку вы до сих пор не предоставили Старейшинам свои официальные документы, я приму это незнание наших правил из-за первого посещения к нам в вашей работе. Хотя, у вас при себе, никаких документов, скорее всего, нет, поскольку вы сами по профессии – шпионы из-за выше озвученной причины, - ухмыльнувшись также как Джим, «отшил» их Бинкл.
  Ребята поняли, что лучше молчать, кроме вопросов по экскурсии.
  Но Джим прекрасно помнил недавно заключённый договор, и в лоб задал механизатору свой вопрос, «проверив» его для начала на то, достоин ли он своего самомнения обоснованно, или просто решил похвастать местной технологией перед «серыми солдафонами»  в его четырёх глазах:
  - Вы, как я понял, главный в этом отделе. По договору позволю себя спросить: серверная система задействована в этой секции операторов, или у вас аналог высокотехнологичного суперкомпьютера в комплексе?
  - Не беспокойся, Джим, о моих знаниях, полученных в начале своей карьеры программистом здесь – механизатор Павильона – специальность намного сложнее оператора и прочих тут! – вновь угадав мысли, ответил ему Бинкл, без всякой телепатии. – А договор заключил, потому, что разглядел в тебе опытного специалиста. Поэтому, в соответствии с этим договором, компетентно готов осведомить – нам хватает одного суперкомпьютера на одну конкретную высокотехнологичную систему в городе, включая эту. А оптоволокно, намного сложнее тому, что подсказали полвека назад вашим учёным наши, заменяет серверную схему информационного управления данными… Кстати, по прошлому договору идея оптоволоконной связи представлена здесь, в Павильоне, в качестве бонуса за то, что первые посещения учёных здесь, помогающим нам, не соизволили спросить об обратных услугах себе от нас. И по нашему укладу мы не считали должным говорить с ними об этом, но наши моральные принципы превыше всего, поэтому мы сжалились на ними.
  - Я поняла – вы к последней экспедиции применили тоже воздействие на мозг, что вы пообещали нам, - приметила Рейчел. – Поэтому люди до сих пор ни на одном уровне не знают о вашем существовании, поскольку просто не смогли поверить «сказкам» экспедиции. И по этой причине она решила поделиться тем, что было заключено в этом договоре, обратившись в патентное бюро. И, если вы нам действительно не лжёте, то новые земные знания в 60-х и позже – результат вашего честного договора. Ни ЦРУ, ни ФРБ, ни АНБ, ни иностранные органы национальной безопасности, не заинтересовались – откуда источники идей, но патенты так или иначе были согласованы, что говорит в вашу пользу в качестве доверия вашим словам, ни смотря, что мы шпионы, как вы говорите. Хотя, обвиняя нас, явно лукавите, поскольку не раз демонстрировали «полу телепатическую» проницательность по отношению к нашим словам, и, тем самым,  способны на это,       больше, чем утверждаете.
  Донт и Бинкл сразу за уважали эту девушку, тоже разглядев в ней, как и в Джиме и Рональде, недюжий ум.
  - Вы предельно верно всё поняли, - подтвердили они почти одновременно.
  -…Ну, раз с недопониманиями покончено, продолжим нашу экскурсию, - помолчав, встрепенулся Бинкл.
  Пройдя через несколько рабочих столов с компьютерами, герои прошли через раздвинувшуюся в сторону прозрачную дверь в такой же прозрачной стене. Она была затуманена, поэтому, подходя к ней, друзья могли различить через неё только темноватый силуэт какой-то огромной установки.
  - Это – Генератор Оптических Свойств – моё место работы и объект квалификации, - гордо объявил Бинкл, подойдя к нему.
  Установка оказалась даже больше, чем казалась за стеной: метров двадцать в высоту, вся сделанная из материала, похожего на золото, она напоминала гигантский, современный телескоп-рефрактор, золотым, блестящим отражённым светом ламп пола устремлённый под углом в 45 градусов к более высокому светящемуся потолку в этом отделе, в котором располагался гигантский зеркальный овал. Несколько серебристых держателей, служившие, как предположил по наблюдению закончивший технический факультет Джим, регулирующими установку опорами, по гипотезе Стоуна, являющихся нечто аналогичными земным заводским гидравлическим манипуляторам, вырастали из «золотой» электронной овальной платформы в три метра высотой, на которой и был установлен Генератор. Держатели замыкались со всех сторон на нём к его середине. Сложная аппаратура из многочисленных прозрачных трубок оплетала сужающуюся к середине трубу Генератора, симметрично по её диаметру в её конце распределённых и вставленных в полупрозрачный наконечник – удлинённый прозрачный шар, испещрённый просвечивающимися изнутри, многочисленными, тонкими, торчащими из него блестящими штырями. Наконечник был направлен прямо на зеркальный овал в потолке.
  Рональд, задрав голову при осмотре этой махины, по её ровному, еле слышимому гулу, понятно, что в данный момент функционирующей, проговорил несколько настороженно, но при этом восхищённо:
  - Да-а… Не смотря на то, что по вашим словам этот пункт экскурсии не входит в ваш чёрный список засекреченных объектов, выглядит эта штука довольно устрашающе!..
  - И в чём же назначение данной установки? – напомнил договор Всеволод, спросив её рабочего – Бинкла.
  - Вы ведь помните те оптические явления в холле Павильона? – спросил ребят тот, и, видя их медленные кивки головами, объяснил, как мог. – Это – результат работы Оптического Генератора… Видите ли, учёные экспедиции 65-го, а среди них были и физики, к тому времени были знакомы с пониманием лазера. Вы, наверное, знаете, что он как раз был изобретён у вас в 60-х годах. Так вот, один из этих учёных посетил тогда Павильон, созданный около 70 лет назад в нашем городе. Но в нём в том, 65-м, ещё отсутствовал Генератор. Мы давно, естественно, открыли явление лазера и прочих свойств оптики и волновой физики, испытанных в этом Павильоне, иначе он был бы ещё не построен, но тот земной учёный (а мы в те времена неразвитого ещё телевидения ловили ваши частоты радиосигналов, как, само собой, и сейчас), и напомнил о известных уже нам принципах Специальной Теории Относительности вашего земного известного учёного, сформулировавшего её вместе со своим другом в 1906 году – Альберта Эйнштейна, и друга-учёного Максвелла, чуть не получившего за неё Нобелевскую премию.
  - Мы слышали о них, - прибавил немного заумным тоном Серджио.
  -…Н-да…, - отвлёкся на него Бинкл, продолжив. – Как вы должны знать, эта теория заключала в себе и универсальное понимание свойств света, в частности, относительно скорости. Так вот, мы не заинтересовались бы случайной ремаркой вашего учёного-экспедитора тогда, но поскольку известно, что именно Эйнштейн опроверг Максвеллу его положение насчёт того, что по его теории прохождение частиц света вследствие так называемой «непрерывности потока» по теории относительности друга, через какие-либо незначительные препятствия, частицы автоматически блокируются ими. По Эйнштейну же, скорость света абсолютна супротив относительности скорости вообще… Из этой концепции на Земле возникла Квантовая физика, занимающаяся преимущественно аномальным поведением фотонов света через прохождения таких препятствий. Ведь рассеивание потока фотонов не породило бы тот ключевой вопрос, заставивший изучать его квантовых физиков не одно десятилетие. Исключив ассимиляцию кварков, частично подтвердившую теорию Эйнштейна, физики элементарных частиц просто проделали в препятствии два одинаковых отверстия, и вдруг обнаружили, что свет может обладать разными свойствами. Ведь, рассеянный, он вёл себя то как частица, то как волна, то одновременно как оба эти состояния. Учёные тогда подумали, что просто расщепили луч света на эти составляющие. Ваши квантовые физики применили это явление как одновременность свойств фотонов, но до сих пор не могут объяснить это для учёного мира. Наши же, ещё в том, 65-м году, и позже, сумели предельно расширить понимание причины этого явления… Договор – есть договор: раскрываю концептуальную тайну света от нас. Эйнштейн оказался прав, заявляя, что скорость света неизменна с абсолютной точки зрения, и мы, подтвердив это ещё раз для себя, заранее исключив теории о гравитационных изменениях в этой константе, как чистую конспирологию, занялись своей квантовой физикой. Известно, что некоторые частицы, например, нейтрино, как вы их называете, способны преодолевать эту скорость. И мы попробовали разработать схему получения результата смешения характеристик таких частиц с фотонами света, применив для этого и гипотезу Максвелла, и – теорию Эйнштейна. В итоге мы открыли удивительную особенность световых фотонов, и потоков из них, преломлённых излучением нашего, тогда испытываемого, Генератора Свойств. При искусственном преломлении без помощи препятствий физических объектов фотоны-волны света стали подчиняться нашим операторам!.. Вы можете регулировать лишь диапазон волн луча, настраивая его вплоть до свойств мощного лазерного громоздкого оружия, изобретённого не так давно в Израиле, или создавая оптические инфракрасные спектры, или генерируя целебный уровень интенсивности ультрафиолета. Вашим учёным даже недавно-таки удалось на микроскопическом уровне преодолеть скорость света на микросекунды искусственным методом свойств лазера… Но мы сумели полностью (в нашем понимании относительности своего прогресса) завладеть управлением световыми лучами посредством Генератора и его компонентов. Мы можем дистанционно изгибать световые волны по своему усмотрению под любым углом, даже также с расстояния останавливать свет (Максвелл бы сразу захотел узнать у нас этот секрет!). Делать это, отделяя его на составные части, и удерживая при этом в каком-либо концентрированном виде!
  - И как же вам удалось этого добиться? – допытывал Бинкла Триккинс, подгоняя к давно ожидаемому  героям выводу.
  - Генератор действует как  мощный аккумулятор схваченной световой энергии, хранящейся в его вакуумных резервуарах, и одновременно – собственно генератор света. Нам удалось создавать его запасы в резервуарах, синтезируя операторами суперкомпьютера любое его количество, любого диапазона выявленными кварками прямо из воздуха. Но нам не удалось бы всего этого добиться без рассмотрения напомненной нам концепцией Эйнштейна-Максвелла. Нам захотелось беспрепятственно остановить свет, нарушив незыблемость выводов Эйнштейна, и мы, лишь относительными навыками технологического прогресса у нас, правда, не слишком хотели демонстрировать будущим экспедициям сюда сверху то, что у нас получилось из этого, чтобы не смущать ваших учёных. Но до того момента, как ваши квантовые физики сумели расширить концепции этого великого земного гения. Теперь вам, а я полагаю точно, что – Джиму, наше открытие не покажется таким уж удивительным. Я объясню: поскольку вам известно, что свет одновременно много свойственен, то, следовательно, не исключено, что используя это, может быть управляем. А инструментом для этого послужил для нас своеобразный магнит. Его воздействие, порождённое Генератором, создано всего лишь левитирующими сгустками сформированных гипер нано кварков, не ассимилирующих частицы света. Что это значит? А то, что таким образом он может рассеиваться отражённым потоком уже как частицы, то есть, то, что имеет вес. Таким образом концепция отсутствия веса у фотонов как частиц, обладающих свойствами волны, отпадает в этом случае. А то, что имеет вес, может быть управляемо с точки зрения скорости, вплоть до её остановки. То зеркало на потолке напротив Концентратора нашей установки и создано такими нанотехнологичными конструкциями кварков, что я описал выше. Вам лишь нужно принять то, что такой Концентратор направляет потоки света из резервуаров к нано технологичному Отражателю нашими уже упомянутыми мной оптоволоконными проводами, протянутыми вдоль Генератора, симметрично каждому кварку в конструкции этого «зеркала» на потолке. Вот и всё.
  - Всё?... – задумался, без тени смущения, немного недовольно отметив, Стоун. – Прошу напомнить, что мы – не учёные в своей главной специальности, и, я думаю, что даже настоящие высококвалифицированные земные физики, которым мы преподнесём эту информацию, не смогут использовать её, поскольку замечу, что мы не так глупы и понимаем, что даже сегодня наши нано технологии не доросли ещё до вашего уровня.
  - Это так, - согласился Бинкл, добавив мягко. – Но вы также должны понять и то, что выиграли «джек-пот» в этом договоре, потому, что вам посчастливилось удачно выбрать способ его использования здесь, в нашем главном научном здании. И получить – соответственно, немаловажную от нас технологическую тайну. Вследствие вашей милитаристской враждебности, извините, на Земле, она, эта тайна, слишком серьёзна, и, тем самым, опасна для вас из-за нежелательных структур власти на Поверхности, о которых мы осведомлены. Мы помогли уже вам, обещаем, автоматически эта информация найдёт достойное применение у вас как только ваши быстроразвивающиеся микро технологии, наконец, достигнут уровня наших учёных по критерию воплощения данной технологической тайны, но спустя какое-то время, и, как мы точно знаем, как раз в самое нужное для вас.
  - Бинкл прав, доверьтесь нам, - поддержал его Донт, заметив небольшую грусть в глазах ребят по поводу того, что они и так прекрасно поняли, но поняли также и то, что сформулированный аргумент Бинкла достаточно органично справедлив во всех отношениях. – Мы – Лэйры, как мы все себя называем, все очень хорошо просвещены независимо от выбранной профессии, и поверьте нам, мы знаем, о чём говорим.
  - Хорошо, мы доверяем вам, спасибо! – пожал конечность Бинклу Рональд за своих. – Ведь не нам судить о том, что мы поведаем на Земле информацию, которую сами не до конца должны понимать вследствие нашей профессии. Поймут наши доктора наук, и, может быть, будущие практиканты-физики, более заслуживающие новый грант, чем мы.



                Глава 10


  -…Так, значит, Лэйры, да? – запомнил название расы этой цивилизации, натужно проговорив себе под нос, Голес, будто это название ему о чём-то говорило.
  - И что же… эти чудеса со светом вы используете только лишь для подобной иллюминации, что наблюдалась в холле? – многозначительно полюбопытствовала Оманда.
  - Конечно же нет, - возразил Донт. – Друг, просвети.
  - Благодарю, - отозвался Бинкл. – Видите-ли, основная функция Генератора имеет практическое и непосредственное назначение для мегалополиса и его окрестностей.
  Она заключается в снабжении энергией наших городских прожекторов, которые вы неоднократно наблюдали. Концентратор, как видите, имеет разнонаправленные излучатели, дистанционно распределяющие запасы световой энергии из Генератора к каждому из прожекторов, как бы он далёк отсюда ни был (подтверждается прописная истина Специальной Теории Относительности, связанная со скоростью света). Каждый прожектор же, в свою очередь, снабжён собственным аккумулятором собранных фотонов, излучённых с Павильона, благодаря чему способен освещать нашу цивилизацию в любом её уголке относительно невысоко от Искусственной земли, работая автономно неделю, а также позволяющий компенсировать любые аварийные внештатные сбои в городе. Даже с самим Генератором, с помощью встроенного мини-Концентратора в  середине каждой панели прожектора, перенаправляющего к другим тот недостаток освещения в любом городском секторе, где его не хватает.
  - …Но, как же ваше свойство не-волновой передачи к городу от Концентратора? – вспомнил Джим. – Ведь так невозможно это сделать в закрытом помещении, где мы находимся?
  - И опять вы нас переоценили, - поспешил отметить Бинкл, подойдя к квадратной выемке в платформе Генератора, судя по всему, служащей своеобразной панелью управления, и нажав на ней светящийся жёлтый кружок из числа других, как всегда, другого цвета. (Такая же классификация клавиш, как и везде здесь, была замечена Джимом, о чём он вспомнил, и в клавиатурах операторов Павильона).
  - Всё проще, чем вы могли подумать.
  - В связи со всем ознакомленным здесь мы готовы простить вам эти небольшие разочарования от нас, - добро и шутливо посмеялся Рональд.
  Тут светящийся потолок дальше от Нано-Отражателя стал раздвигаться к стенам двумя внушительными створками, а часть гидравлических держателей согнулись, складываясь соединяющими их частями к этой бреши наверху. Из образовавшихся колен держателей выдвинулись прозрачные стержни перераспределителей Отражателя. Все заметили, смотря наверх, что часть потолка второго этажа также раздвинулась, открывая вид третьего, и так далее, пока на последнем из них не зазияла тьма еле поблескивающих пластин полости города, видимых сквозь внешнюю верхушку прозрачного купола Павильона, где был установлен зеркальный шар ещё одного Отражателя.
  - Какая морока! – съиронизировал Донт. – Теперь понимаете, зачем мы использовали сложную систему аккумуляторов и распределения освещения в прожекторах! Чтобы лишний раз не нагружать энергию Павильона.
  - Но зачем тогда не установить его, скажем, на верхнем этаже? – недоумевал Данилов.
  - Потому, что Генератор снабжает освещением также все здания нашего мира посредством передачи света в нашу Искусственную землю. Те трубки, что вы видели в ней, являются разновидностью нашего оптоволокна. Большую часть световых запасов Генератора приходится сложно распределять по каждой трубке, встроенной в его дно, и, вместе с тем, сеть числа трубок математически строго рассчитана по всему конгломерату инфраструктуры цивилизации, что требует постоянного оперативного контроля снабжением света к каждому из его объектов. Поэтому ТАКУЮ мороку мы готовы потерпеть, чтобы не беспокоить остальной персонал Павильона, занятый другими задачами, - объяснил Бинкл, а затем, сделав задумчивую паузу, произнёс, грустно поникнув головой: - …Тем более, мы не хотим напрасно подвергать опасности разрушения Генератора, учитывая ту единственную болезненную проблему нашего народа и этого чудесного города, о которой нам каждый раз не хочется вспоминать…
Герои, всё поняв, сочувственно тяжело вздохнули, внутренне признавая, что совсем забыли уже о ней после столь грандиозно проведённого здесь времени, впервые, может быть, почувствовавшие себя тут по настоящему отдохнувшими лучше всякого курорта, поскольку «этот» был, кроме того, что весел, ещё и беспрецедентно интересен для них.
  - Мы понимаем, - искренне за всех сказал этим двоим Лэйрам Триккинс.
  - Зато внутренние помещения Павильона, насколько я знаю, сделаны из самой прочной поверхности, созданной нашими учёными! – попытался, как обычно, разрядить ситуацию Донт, бодро заявив это, и поддерживающе положил кисть конечности на широкое предплечье Бинкла.
  - Это правда, - смог успокоиться тот, улыбнувшись другу. – Ты всегда был самым добрым из наших жителей.
  Донт смутился, так как сам знал о частных напоминаниях себя такого рода по информационным выступлениям от множества отзывов горожан со студий местных теле трансляций.
  - Как сказал Донт, - Павильон – самое крепкое здание в нашем городе, - заключил Бинкл. – И мне всё же посчастливилось работать именно здесь, где безопасно, хотя работа сложная, как я сказал, так как приходится постоянно корректировать распределение энергии к Искусственной земле, не говоря уже о вынужденном управлении операторами, также часто меняющими программы в Суперкомпьютере… Но благодаря вам, дорогие «Наземные обитатели», Старейшины дали мне сегодня выходной!
  - Так используй его по максимуму, друг! – удачно поддержав его, подловил момент Донт, добавив ребятам. – Нам ещё надо успеть закончить программу оставшихся пунктов экскурсии за сегодня! Вы верно устали от столь насыщенного первого из них, поэтому предлагаю продолжить следующим, который позволит вам неплохо отдохнуть.
  - Что ж, мы не против, - заявила весело Рейчел.
  - Звучит здорово! – оживился бодро Стоун.

  Когда герои покинули здание Павильона, вновь двинувшись по прозрачной дороге пешком, Рональд, не зная, что спросить, вспомнил:
  - …А, кстати, интересно, чем, собственно, заняты работники остальных этажей вашего замечательного Павильона? – обратившись к Бинклу. – Они к вам не относятся?
  - О, нет, нет, - поправил тот. – Там расположены операторские пункты мануфактуры города – его заводов, фабрик и снабжения нашего Аннэка другими видами энергии из соответствующей системы аккумуляторов на втором этаже.
  - Мегалополис называется Аннэк? -  уточнив для себя, спросил Серджио.
  - Да, - подтвердил Донт, – простите за столь бестактную забывчивость от нас… - мы в этой неразберихе совсем забыли толком описать нашу географию. Аннэк – что-то вроде административного центра в нашем подземном мире, управляющим близлежайшими пригородами и промышленными посёлками, отделёнными от нежелательных выбросов атмосферными фильтрами.
  - А, можно узнать, как глубоко мы находимся? – поинтересовался, задумавшись, Сеня, у Бинкла.
  - Можно: ровно 254 км от уровня океана до Искусственной земли.
  - Невероятно! – отреагировал Голес. – Я уверен, никто из нас так не думал, ведь в том лифте мы пробыли всего каких-то 2, 3 минуты спуска до того, как он привёл нас к вам в город.
  - Просто в корпусе лифта-Переместителя установлена такая же блокировка встречных потоков воздуха, что и в Транспортной трубе, и гравитационные фиксаторы в его полу, поэтому вы не заметили большой его скорости, и вас при этом не подбросило вверх. Ведь это – лифт с регулировкой скорости, но вы просто не знали о ней.
  - Извините, но я просто не понимаю, вы всегда дышали кислородом? Но откуда он здесь, в этой полости на довольно большой глубине? – недоумевал Данилов.
  - Вы правы в своих выводах, - подтвердил Бинкл. – Дело в том, что раньше, около 1 млн. лет назад, в этом месте было подводное озеро, но оно со временем сошло в мировые воды через многочисленные ущелья по всей поверхности полости, через которые сюда же проникла ваша атмосфера. Сейчас, во времена Нашествий, когда эта полость облицована супер бронёй без единого искусственного вентиляционного отверстия, нам, конечно, приходится самим производить кислород и регулярно прочищать воздух в условиях этой вакуумной ограды из защитных пластин. И так продолжается уже сотни лет…
  Заметив грусть в тоне своего друга, Донт срочно перевёл тему:
  - О,… на Городских часах полдень, сейчас как раз открывается рабочий день в Инновационной Галерее Искусств, не желаете ли посетить её как следующую остановку экскурса, и заодно – приобщиться к нашим творческим достижениям?
  - Хорошо, - чтобы заставить Бинкла отвлечься от его хандры, произнёс за всех командир.

  Донт привёл экскурсантов к ещё одной, недалеко висящей Транспортной трубе, и, телепортировав в неё их и себя с другом, включил режим быстрой скорости, не прокомментировав команде это действие, поняв, что ребята всё ещё побаиваются этого необычного для них вида транспорта. Однако, не смотря на большую скорость по сравнению с прошлым путём, Донт с Бинклом заметили, что ребята на этот раз всё-таки освоились, может быть по причине пролетающих спереди и сзади них на расстоянии других Лэйров, уверенно и расслабленно рассматривающие проносящиеся вокруг виды Аннэка.
  Вскоре труба взмыла вверх, ведя героев над городом, присоединяясь к образовывающейся, исходящей со всех сторон ассамблеей других труб транспортной сети. Ребята видели, что пассажиров её ощутимо прибавилось: одни трубы переносили их медленнее, другие – быстрее или почти с одинаковой «нашей» трубе скоростью. Работа сети на перекрёстках походила на дорожное движение со светофорами, только самих светофоров в этом случае не было, тем не менее, бесперебойно «давай зелёный свет» тому или иному направлению с интервалом в полминуты. Параллельные трубы переправляли Лэйров в противоположную сторону. Одна из таких труб приблизилась к переносящей героев, позволяя наблюдать им буквально мелькавших её пассажиров вследствие умножившейся в два раза видимой скорости из-за соответствующей её разницы. Некоторые перпендикулярные трубы работали медленно и с одинаковой скоростью, ювелирно точно просчитывая суперкомпьютером движение каждого на перекрёстках, давая возможность встречно летящим друг к другу пассажирам беспрепятственно, без регулировки движением, пролетать мимо друг друга, не останавливаясь. Ведь стандартный Интервал безопасности в каждой трубе между смежными пассажирами всегда неизменен и одинаков.
  Поднявшись ещё выше, труба с героями смешалась, вписавшись в гигантскую, много уровненную, трёхмерную вертикальными, горизонтальными и диагональными заворотами с кольцами развязку! Лэйров внутри неё было уже предельно много, отличив высокую плотность этого движения.
  - Это то, что я вам обещал, - сообщил Бинкл. – Час-пик в Аннэке: граждане со всех районов направляются по делам – на свою работу, места торговли и досуга. Среди них есть даже туристы с пригородов.
  Труба с командой вдруг резко повернула вбок, в сторону от развязки, а впереди разделялась на две расходящиеся в противоположных направлениях.
  Джим увидел, как впереди летящий Лэйр в прозрачной розово-багровой форме перед самой развилкой вызвал на пару секунд всплывшее перед ним меню, нажав на нём какую-то кнопку, и вместе с ним свернул по правой развилке.
  - Нам по другой, - вставил Бинкл, также заставив появиться голографической панели, выбрав тёмно-синюю кнопку прямо в сантиметре от расхождения трубы, отчего его очень резко выкинуло в левую развилку.
  Ребята, видя это, вновь немного забеспокоились, но к счастью, уже более размеренно свернув туда же…
  Через минуту с небольшим труба снизилась до метровой высоты, одиноко протягиваясь среди странных архитектурных сооружений, построенных сложной, но геометрически правильной, ярко-красной и синей арматурами. Донт остановил движение, переместив пассажиров на площадь с красивейшим рисунком на ней, рядом с трубой. Ребята на сразу определили, что стоят на этом рисунке размером в 35 кв. метров, но Данилов, заметив его ещё из трубы, указал теперь своим на него, чем вызвал у них, да и у себя, удивление, граничащее с восхищением. И было из-за чего: на облицованной, словно качественный мрамор, серой, немного отражающей поверхности площади-полотна было нанесено гигантское блестящее изображение-коллаж из самых сложных и красивых зданий Аннэка, многие из которых ребята уже видели в городе, и поэтому сразу узнали, например – в центре рисунка – раковину золотого цвета Храма Пяти Старейшин!



                Глава 11


  - И кто же, если не секрет, автор сего творения? – поинтересовался Сеня, указав Донту на картину площади.
  - Над ним работали наши лучшие мастера по изобразительному искусству со всего города, - провозгласил Донт. – Картина написана без помощи всяких высоких технологий, вручную, но, учитывая количество мастеров, завершена всего за месяц.
  - Вы, как мне думается, разбираетесь в здешнем искусстве, - предположил Голес.
  - Есть такое, много лет увлекаюсь всем, что с ним связано, - ответил, немного смутившись сказанным, Донт. – Это для меня, как вы это называете – что-то вроде хобби. И, кстати, я частенько посещаю Галерею; всё, связанное с ней – будто моя стихия! Но, вынужден признать, что полжизни проработал хотя и успешной, но всё же… торговлей нашими сувенирами и безделушками, воспитывая своего молодого сына, которого вы видели в начале посещения Аннэка.
  - А брак у вас существует, среди Лэйров? – полюбопытствовала вдруг, задав совсем неглупый вопрос Донту, Рейчел. – У вас есть жена?
  - Да, её зовут Ния, но вы разминулись, так как она в эти дни трудится в Промышленном посёлке, - ответил ей Донт.
  - Не хочу смутить вас своим вопросом, но, если у вашей расы Лэйров имеется половое различие, как насчёт – их признаков? – как можно деликатнее, но, как всегда, «прямо в лоб» спросил его Данилов.
  - Ничего такого, вы нас не смутили, многоуважаемый Всеволод, - произнёс Донт в ответ, уверенно улыбнувшись. – Представители женского пола имеют кожистые хвостики на головах. Просто пока мы с вами их не встретили, не разглядев среди толпы.
  - А вы познакомите меня с кем-нибудь из них, например, с Нией? – улыбнулась Оманда. – Мне интересно услышать от них про их моду и прочие женские атрибуты, если они есть.
  - Непременно, - пообещал Донт. – Я даже могу смело утверждать, что как раз в Галерее мы и встретим кого-нибудь из наших дам, ведь, да будет вам известно, многие из них часто интересуются любым искусством здесь…. Ну так, идёмте!
Пройдя всю площадь, герои заметили у её края двух роботов. Те Лэйры, что прибыли сюда немного раньше, подходили к ним, и они выдавали им билеты на вход.
  - Ух ты, настоящие роботы! – обрадовался Серджио.
  - Да, абсолютно автономно-режимные, - похвалился Бинкл. – Они производятся уже более 200 лет в Кибернетическом центре Аннэка, заменяя 28% рабочих на наиболее скучных по нашему мнению профессиях цивилизации.
Роботы были капсуловидной формы, чёрного цвета, с согнутыми паукообразными, тонкими, блестящими как металл, четырьмя ногами, встроенными в середину корпуса, перемигивающимся в разных местах цветными индикаторами. Приплюснутые, овальные головы роботов были синего цвета, впереди них имелся узкий чёрный дисплей с четырьмя светящимися зелёными квадратными зрительными датчиками, имитирующими глаза Лэйров. У верха корпусов были расположены по две тонких чёрных руки с многочисленной свободой действий. Само собой, они оканчивались четырьмя фалангами из блестящего материала.
  Когда экскурсанты подошли к роботам, те продребезжали что-то на языке Лэйров, одновременно вытянув свои правые механические руки, развернув шарнирными соединениями запястьями кисти вверх.
  Донт, нажав на лингвистическом передатчике очередную незаметную кнопку, открыл с его боку узкий слот, из которого вылезла небольшая пачка квадратных зелёных, тонких и блестящих как фольга карточек. Вытянув пару, Донт втянул кнопкой пачку обратно в передатчик, а карточки вручил роботам. Рональд заметил на этих карточках рельефные изображения Главного Старейшины с бородой. Роботы в ответ, вновь произнеся синтетическим фоновым голосом из динамиков на их лбах что-то по здешнему языку, достали левыми конечностями-руками серебристые карточки из пазов на электронных животах. Карточки подходили на допуск Бинкла к Павильону.
  - Думаю, этого хватит для привилегированных посетителей вроде вас, - проговорил Донт Триккинсу.
  - Это – ваши деньги? Зелёные карточки? – спросил тот.
  - Да, минги, но уверяю – конвертация номинала Аннэка с учётом инфляции на сегодняшний день будет впятеро дороже вашей мировой валюты, так что оплата входа обошлась даже дороже туристической с пригородов города – наши андроиды так вас расценили!
  - Что ж, мы польщены, - протянул Джим, опасливо подойдя к одному из этих андроидов, и рассматривая его не без интереса.
  Тот, не сходя с места, шейным блестящим шарниром развернул свою плоскую голову в его сторону, отчего бедняга Стоун отшатнулся, и, не сводя глаз с этого «железного двухметрового монстра», спиной вперёд стал медленно проходить дальше.
Другой робот, вдруг подойдя перебирающимися по паучьи четырьмя блестящими нижними конечностями-ногами к Всеволоду, продребезжал ему: «Прошу в Галерею Аннэка, человек!»
Данилов, несколько оторопев от этого, изумлённо спросил кураторов:
  - Он распознал меня?!
  Бинкл тут же объяснил ему, отводя его от засовывающего своей механической рукой во второй слот на своем корпусе андроида за рукав жилета:
  - Этому «обучили» их учёные-лингвисты с прошлой экспедиции, те, кто помогал нам с передатчиками.
  - И вы… не отключали такой режим их общения, хотя людей здесь нет около 50 лет? – не поняла Рейчел.
  Бинкл замялся с ответом, но выложил его:
  - А… просто… тумблер автоматического транслитерационного языкового опознания конструировала та же учёная бригада Лэйров и людей в 65-м, и мы не стали его изменять, ведь… из года в год ожидали новую экспедицию сюда…
  Стоун, услышав это краем уха, сказал Донту:
  - Знаете, мы тоже уже неплохо продвинулись с эпохи первых промышленных роботов, так что во многих странах уже вовсю разрабатываются НАШИ андроиды, они даже бегать умеют,… правда, всё это пока в экспериментальных разработках, но я уверен, что через десяток-другой лет и мы сможем похвастать нашими продвинутыми роботами, не хуже ваших!
  Бинкл улыбнулся и отреагировал искренне:
  - Вот видите, теперь вам ясно, почему и вы нам так нужны, и я надеюсь, что вы, уважаемый Джим Стоун, и на этот раз найдёте для нас как раз то, что нам нужно, и, при этом, не противореча выбору вашего с нами договора.
  - Только дайте знать, - намекнул Джим, показав ему жест пальцами: «ОК!»
  Герои теперь шли по оранжевой дороге, ведущей к Галерее, представляющей собой белую пирамиду высотой где-то метров семьдесят, увенчанную сверху зеркальным наконечником. Ребята сами догадались, как освещается эта зона без видимых прожекторов здесь: слегка светящиеся в середине стороны наконечника говорили о том, что те самые Перераспределители Аннэкского освещения направляли свет и энергию на этого локальный Отражатель (ведь все эти Отражатели звучат так нарицательно в связи с их, как правило, зеркальными поверхностями).
  Оранжевую яркую дорогу сплошь окружали, уходя в даль своими копиями, тридцатиметровые кубы из красной и синей у каждого из них арматур.
  Оманда спросила Донта про них, на что он ответил, что это – экспозиция совместной работы архитекторов и скульпторов Аннэка, добавив, что простота выражения этих экспонатов символизирует по авторской задумке бренность бытия и, вместе с тем, необходимость медитаций как потребности.
  Промежутки между частями арматур были небольшими, но через них мог бы пролезть, к примеру, худой человек. По крайней мере, Триккинс на глаз подметил это про себя, гадая, как эти кубы строились при такой тесной и не очень удобной для тел Лэйров структуре? Но… с такими-то технологиями, с другой стороны, чего удивляться, и, кажется, что нет ничего невозможного…
  Подойдя к пирамиде, Донт пригласил экскурсантов к сужающемуся кверху трапециевидному контуру входа в Галерею, который отворился, растворившись как дверь лифта в Аннэк.
  Внутри красовался меняющими, плавно перетекающими, мягкими, розовыми, зелёными, салатового оттенка, и голубыми цветами треугольных высоких стен светящийся ими амфитеатр. Секционные двухметровые застенки, выстроенные прерывистыми проходами лабиринтом и стенды с закреплёнными на них большими картинами, светились тусклым белым. Отражающая поверхность же пола была сплошь изрисована витиеватым, сложным, но красивым в своей заметной симметричности, узором из прямых синих линий, которые к тому же, по мере продвижения героев, увидевших это, изменяли своё структурированное расположение в зависимости от перемены угла зрения. Видимые как двухмерный рисунок, они создавали знакомую ассоциацию с иллюзией трёхмерности в голографических изображениях. Фон пола был красным.
  - Бьюсь об заклад, это голографический эффект был воссоздан с помощью технологий вашего Оптического Павильона, - сказал уверенно Данилов.
  - «Вы схватываете на лету!» - похвалил его Бинкл.
  - Заметьте, ближайшие к вам картины также изготовлены аналогично, - добавил Донт, указав на около стоящий стенд.
  Ребята подошли к нему, разглядывая эту экспозицию: первая широкая картина изображала багровое зарево, на первом плане которого был нарисован поникший Лэйр. Но по мере продвижения взглядами героев к противоположному краю картины этот Лэйр медленно поднимал голову, открывал глаза и устремлял руки-конечности вверх, в то время как задний план становился розовым, затем бледно-жёлтым, и, наконец, салатовым. Лэйр начинает улыбаться, а фон становится светло-голубым.
  Ребят заворожила красота исполнения этой необычной даже для привычной высокой художественной голографии картины, а Бинкл прервал их изумление, сказав:
  - Вы уже поняли, о чём говорит это произведение.
  - О надежде на победу в ваше сложное время, - подтвердил его слова Рональд.
  - Поэтому и картина создана с глубоким уважением к нашей проблеме, отдавая дань падшим во времена Нашествий, соответственными высочайшими технологиями Павильона, - произнёс гордо Бинкл, добавив, - И ещё эта картина о том, что мы, Лэйры, уже эволюционно адаптированы к любому отчаянию, никогда не сомневаясь, как бы порой трудно не было, что эта проблема однажды закончится в нашей жизни навсегда!
  - Ну, к тому же, зря мы что ли добились такого уровня научных достижений, - подбодрил его, заметив, Донт. – С ними нам наверняка удастся этого добиться.
  Голес прошёл к следующей картине в стенде, которая была на этот раз небольшой. Изображённый на нём робот-билетёр на его глазах выдвигал в сторону центра этой Галереи механическую руку, приглашая на выставку в ней. Тут изображённый робот вдруг стал превращаться эффектом морфинга в Лэйра, стоящего в той же позе, и приветливо улыбающегося. Серджио не смог сдержаться от радостного смеха, удивляясь технологическому чуду этого народа.
  - Итак, чего же мы ждём, - увидев реакцию Голеса, улыбнулся подошедший к нему Донт, на что Серджио вновь усмехнулся.
  Продвинувшись дальше, наши посетители выставки оказались в окружёнными тетраэдром стендами обширном зале. Пустом, но в центре располагалась бежевая, блестящая, гигантская скульптура Лэйра, соединившая вторые фаланги одной руки в согнутом положении.
  - Что означает этот знак? – поинтересовалась Оманда, указав на этот жест, у Донта.
  - Это – наш способ погружения в себя для корректировки здорового ментального баланса, - объяснил тот. – А заодно – напоминание не забывать об этой важной процедуре.
  - Идея Старейшин? – догадался, риторически спросив, Джим.
  - Само собой, - подтвердил Бинкл.
  В Галерее находилось немалое количество Лэйров, также осматривающих экспонаты здесь. Многие из них были одеты необычно для фасона Аннэка: пёстрые тоги-наряды с броскими цветами, которые разными фигурками анимировано меняли форму и место на одежде. Глаза их покрывали зеркальные очки, сплошной линией облегающие их головы.
  - Это – наши туристы с пригородов, - объяснил, заметив наблюдающие их глаза Голеса, Донт. – Когда они вас увидят, это будет для них настоящие событие, поверьте мне, - и стал комментировать ребятам очередную картину.
  Данилов не выдержал искушения подойти к группе этих туристов. Они, увидев его, оживились, бурно начав обсуждать между собой это на своём языке, а один из них, проведя рукой поперёк левой половины своих очков, вызвал из этого места зелёный луч, разошедшийся у Всеволода его зелёной голографией, тут же исчезнувшей, вместе с лучом.
  Этот турист вдруг округлил рот, вспомнив о чём-то, и нажал на переключатель в передатчике, выглядывающем из-под полы своей яркой разноцветной тоги. Затем сказал быстро по-английски:
  - Извините, от удивления забыл спросить: вы не против сфотографироваться?
  - Но вы же это уже сделали, не так ли? – улыбнувшись, заметил, прищурившись в этого Лэйра, Всеволод.
  Турист даже не знал, что на это сказать, так как собеседник оказался прав, и сразу замялся, проговорив:
  - Знаете, я в городе только второй раз, но осведомлён о вашем недавнем визите сюда, хотя не скажешь, что вы – гости, – мои очки – действительно по совместительству ещё и фотоаппарат. Скажите, вы, «Наземные обитатели», на самом деле умнее нас, Лэйров, как то твердят местные слухи в нашем городке?
На этот раз с ответом замялся Данилов, почесав заднюю часть шеи, и, отведя голову, протянул:
  - Э-э…. Скажем так, мы в Аннэке только первый раз, и пока не увидели разницы в этом….




               Глава 12
       
    
  Тут всё окружение туристической группы вдруг стало поочерёдно задавать один за другим вопросы, переключившись на английскую речь, совсем растерявшемуся от этого Сене. Донт, показывающий ребятам очередную экспозицию картин, увидев это, подошёл к Данилову, сказав группе:
  - Не все сразу, уважаемые приезжие. Я понимаю ваш взволнованный восторг по поводу долгожданного всеми события, но прошу придерживаться обычаев Аннэка, который вы так любезно посещаете. Так что вы хотите спросить у господина Всеволода, «Наземного обитателя»?
  Тот турист, что сфотографировал Данилова, выступил вперёд, каким-то образом растворив свои очки, и сказал:
  - Куратор Донт, с вашего компетентного в мире искусств мнения, наша группа желал бы узнать побольше о культурных достижениях Поверхности.
Донт тут же поправил его, заметив, что Сеня уже открыл рот, намереваясь ответить:
  - Я вас вспомнил, дорогой Анол, вы посещали Галерею два месяца назад. Причём, если не ошибаюсь, целых три раза, как сообщил мне сканер-смотритель выставочного зала. Вы интересуетесь художественным моделированием, как и я. Так о чём вы говорили с человеком?
  - …Честно говоря, пока ни о чём особенном, - проговорил после паузы Анол.
  - Но сфотографировали нашего гостя, - возразил Донт.
  - К… как вы узнали? Вы же осматривали те картины? – промямлил Анол, на что Донт, ухмыльнувшись, сказал:
  - Турист без фото очков в Аннэке – большая редкость, заметьте, а в вашем случае – это вообще исключение.
  Анол тут же вновь проявил очки, но с того момента понял, что единственный смысл этого поступка теперь заключался лишь в том, чтобы скрыть свой смутившийся взгляд от очевидного разоблачения. И, поскольку это было так, он смог спокойно сказать:
  - Извините, я забыл, что у «Наземных обитателей» как VIP-персон нужно спрашивать разрешение.
  - Дело не в этом. Наш гость должен в таком случае попросить сувенир от вас, - объяснил серьёзно Донт. – А правила честного взаимообмена идей вы, естественно, тоже забыли, уважаемый Анол. Но уверяю вас, этим людям нечего предложить вам. Всё оговорено уже без вас. Поэтому прошу файл с фото.
  Анолу уже было не скрыть огорчения за очками. Поникнув головой, он вытащил из бока блестящий стержень, отдав в руки Донту.
  - А что же насчёт нашего вопроса? – вспомнил Анол.
  - А вы, уважаемый провинциал, подумайте, - намекнул ему Донт.
  - Ответ в вышесказанном? – предположил Анол.
  - …Что я и пытаюсь вам объяснить, - подтвердил Донт, а затем повернулся к Данилову:
  - Не отходи от своих, хорошо?
  - Как угодно, вы тут – знаток в Галерее, - отрапортовал честь отмашкой Сеня и направился к ребятам, которые поодаль наблюдали за ними.
  Затем Донт повёл своих экскурсантов к невысокой витрине в виде длинного параллелепипеда, за прозрачной поверхностью которого были выставлены весьма странные экспонаты, один из которых герои уже видели в доме их друга Лэйра. Произвольно движущиеся зелёные крестовики формой трёхмерной векторной проекции сразу обратили на себя внимание ребят.
  - Эй, Донт, такие крестовики ползали по твоему столу! – удивлённо заметил Джим, указательным пальцем показывая на них.
  Донт ожидал этой реакции, сразу подобрев выражением лица:
  - Это, мои дорогие, мои собственные изделия, несколько из множества которых вы могли наблюдать тогда в моём жилище. Как я уже упоминал здесь, я модельер художественных поделок и безделушек. Я не только продаю их. Они пользуются, как показала авто статистика Зала, популярностью среди экспонатов Галереи…. Между прочим, попробовать выдвинуть мои модели тут предложила мне моя Ния, и, как оказалось – она попала в точку. Она всегда во всём меня поддерживала, иначе я бы просто не прислушался к ней.
  Тут один из посетителей-Лэйров в фото очках и полупрозрачной жёлтой тоге с синей движущийся спиралью вдоль тела пунктирной линией, растворил очки, встряхнув своим задним хвостиком на голове, сказав удивлённому Донту:
  - Ого, таких слов от своего мужа я никак не могла дождаться! – ухмыльнувшись.
  - Н…Ния, ч… что ты тут делаешь?! – сбивчиво растерялся Донт. – Я тебя не узнал в этом костюме с очками, новый наряд?
  Герои изумились их неожиданной встрече и этому конфузу одновременно.
  - Я купила его в Трансформенном бутике как раз для того, чтобы увидеть эту экспедицию с Поверхности, - заявила Ния. – Для этого мне пришлось отпроситься с работы, но это стоило того. Если, как я поняла, ты всё ещё не в курсе, проекционное телевидение сегодня уже вовсю говорит о новых пришельцев-учёных сверху. Для тебя ведь не секрет, что я частенько посматриваю на работе про-экран, чтобы ещё раз услышать о тебе очередные хвалебные отзывы и благие пожелания от граждан, поэтому…
  - Но как ты узнала, что экскурсанты-Обитатели будут в Галерее? – не понял Донт со смягчившимся от последних слов жены тоном.
Та достала из своей тоги ярко-розовую, блестящую, объёмную звезду, сужающуюся и расширяющуюся медленным темпом, и, улыбнувшись, сказала:
  - Я знала, что ты поведёшь их сюда, не позволив себе пропустить возможность похвалиться своими моделями. И одну из них я уже решила выдвинуть здесь в качестве дополнения к нашей любимой экспозиционной коллекции.
  Ния каким-то образом с аналогичной Транспортной трубе эффектом телепортировала эту модель к остальным экспонатам Донта в витрине.
  - Что ж… благодарю, - проговорил Донт.
  - Так ты покажешь им свои творения? – спросила Ния.
  - Д… да, как раз намеревался, как видишь…. Взгляните, - обратился он к ребятам, указав на презентационные авторские модели в виде также как крестовики в его доме, самостоятельно ползающих, серебристых и голубых спиралей, лежащих сине-зелёных, оранжево-белых, и сделанных будто из рубина ромбиков, плавно превращающихся в торы, становящимися теми же крестовиками, потом делающимися прозрачными, а под конец вновь – ромбовидными фигурами.
  - Это – диэлтон, гили и преобразующиеся танроби, - пояснил Донт.
  - А как сделаны эти модели? – заинтересовался Рональд. – Я имею ввиду, что, как я понял, уважаемый Донт, вы делаете всевозможные художественные поделки кустарным способом, но разве возможно им создать эти видоизменяющиеся и движущиеся модели?
  - Ваша внутренняя дилемма, Рональд, порождена лишь незнанием наших специальных инструментов для подобного хобби, - разъяснил Донт.
  - И… что же это за инструменты? – переспросил Триккинс. – Может, вы нам продемонстрируете их по ходу нашей экскурсии?
  - Конечно, - тут же согласился Донт. – Один из этих инструментов как раз находится в левой части Галереи.
  - Отлично, - сказал Рональд. – Можете показать?
  - Конечно, пройдёмте.
  Донт и Бинкл повели героев к Выставочной части художественного моделирования.
На округлом белом постаменте были поставлены несколько довольно странных бежевых инструментов. Они были в форме штанги.
  - Что это? – не поняла Рейчел.
  - Четырёхмерные принтеры, - объяснил Донт.
  - Но как они работают? – спросил Стоун. – То есть, мне известно про существование трёхмерных принтеров, но чтобы – четырёх?!
  - Они функционируют аналогично, - пояснил Донт.
  - Как это? – спросил Голес.
  - Они конструируют запрограммированные формы посредством внедрения в этот  конструктор программ временных алгоритмов, – а затем перевёл тему. – Ну что ж, посмотрим на другие картины здесь?
  - Давайте, - согласился Данилов.
  - Я могу представить вам особенные произведения, - сказал Донт. – Вы слышали, скорее всего, о таких направлениях в изобразительном искусстве вашей цивилизации как импрессионизм и сюрреализм. Наши художники же совместили стили кубизма и последних двух в один, сумев, таким образом, своеобразно наложить все три так, что подобное коллажирование, скорее, похоже на работы какого-то пейзажиста нового направления.
  Подойдя к таким картинам, ребята увидели на них причудливые очертания смеси разных фигур, разбросанных по искривлённой гамме разноцветных, прорисованных под бликующий объём совмещённых в пазл лекал. И всё это было прочерчено косыми мазками разной длины жёлобов.
  Также, на другой картине были изображены здания Аннэка, сюрреалистически выгибающиеся вертикальными волнами.
  - И… что же означает такое направление? – улыбнувшись, спросила Донта Рейчел.
  - Это просто средство для духовного отдыха, - сказал Донт.
  Оманда прошлась дальше, осматривая странные, перестраивающиеся объёмные фигуры, заметив для себя, что скорее всего они созданы по той же технологии, что и модели Донта. Затем зашла вдоль стены с прорезями прямоугольной формы, и вдруг краем глаза увидела через одну из них проходящего человека!
Это точно не был кто-либо из её отряда. Человек завернул в перпендикулярный проход, не заметив её, и стал смотреть на прозрачный куб с гирляндой цветных, плавающих в нём кристаллов.
  Рейчел не выдержала, и зашла по стене в обход, заглянув в параллельный тому проход. Человек был одет в ромового цвета блестящий костюм, не замечая подошедшую с противоположной стороны куба Оманду, поскольку стал рассматривать золотой постамент, стоящий рядом. Он вновь повернулся к кубу, увидев через него её. Они смотрели друг на друга искажённой проекцией внутренности куба секунд десять, будто застыв. Человек, разглядев, что перед ним тоже человек, некоторое время не зная, что делать, вдруг развернулся, ринувшись назад по проходу. Рейчел на секунду задержалась, и двинулась следом, увидев, что человек завернул за угол. Оманда подкралась к краю стены, услышав разговор.
  - Да, код дешифровали только недавно, но этот мы не изменим.
  Оманда вытащила из жилета зеркальце, и направила его в проход. В нём она увидела как человек нажал на цветной панели комбинацию из четырёх цветных светящихся овалов: синего, розового, зелёного и красного. Человек, оглянувшись, вышел через автоматическую дверь. Рейчел наклонила зеркальце, заметив через него Лэйра, идущего в её сторону. Оманда прижалась к стене, надеясь, что тот Лэйр свернёт налево, не заметив её. Собственно, так оно и вышло. Спрятав зеркало, она украдкой зашла в проход, поняв, что дверь закрыта. Запомнив код, она уверенно набрала его. Через секунду дверь открылась. Оманда оглянулась: человек залез в странное транспортное средство капсуловидной формы сиреневого цвета, и набрал скорость. Оманда не стала ждать и двинулась следом. Рейчел заметила, как он нажал на панели управления белый значок в форме леденца на палочке. Когда его капсула тронулась с места, очень быстро набирая скорость, Рейчел осмелилась выбежать на обзор-середину дороги, но человек её не заметил, как и она уловила лишь сверкающую точку, слившуюся через секунду с мириадами разноцветных огней этого мегалополиса.
  Выдохнув от разочарования происшедшего, Рейчел, на мгновение задумавшись о чём-то, решительно направилась обратно в Галерею.


                Глава 13


  Ребята с гидами и Нией рассматривали очередную экспозицию картин и скульптур, даже не заметив её временного исчезновения. Но Ния, само собой, наверное, как представитель противоположного пола, естественно, лишь притворялась, возможно, посредством женской интуиции, делая вид, что проглядела этот момент.
  - Может, перейдём к следующему пункту экскурсии? – как бы просто так, спросила Оманда Донта с Бинклом.
  Лэйры переглянулись, остановившись на полуслове (они в это время рассказывали о экскурсии), и, сделав паузу, произнесли:
  - Хорошо, это – ваша экскурсия.
  - Ну что ж, пошли, - предложил Рональд.
  В голове у Рейчел уже созрел некий план, но она старалась не выдавать своего секрета… пока….
  К её огорчению, она запоздало вспомнила, что они вошли в Галерею с противоположной стороны, видя, что экскурсанты направились туда, но не теряла самообладания в этой довольно щепетильной ситуации. А Ния, тем временем, попрощалась, оставшись в Галерее.
  И когда герои подошли к Транспортной трубе, Рейчел предложила войти в неё второй после Бинкла. Она, оказавшись в ней, верно рассчитала, что он включит табло управления. И, находясь рядом, она сможет детально рассмотреть его. Её догадка оказалась верна: на табло имелась такая же кнопка в форме леденца, что она наблюдала ранее. Поэтому она тут же спросила:
  - А можно я сама выберу следующий пункт экскурсии?
  Бинкл немного растерялся, не ожидая подобного вопроса, но всё же согласился, включив напротив неё такое же табло.
  - Только прежде, чем нажимать, назови эту кнопку, - предупредил Бинкл.
  Оманда ждала этих слов, тут же сказав:
  - Мне приглянулась эта – белый кружок на палочке; что это за место?
  - А…. – замешкался Бинкл, не зная, как подобрать слова (действия Рейчел однозначно были странными для этих Лэйров). Но он всё же как бы нехотя ответил ей:
  - Это – всего-навсего жилой кондоминиум. Он не подходит для нашей экскурсии, согласитесь.
  На что Рейчел тут же ответила:
  - Не соглашусь. Вы, кажется, говорили недавно, что это экскурсия -  наша, так?
  Бинкл немного подумал, затем ответил:
  - Так, но….
  Рейчел опять перебила его:
  - И ещё раньше заявляли, что нам можно рассматривать любые места, кроме засекреченных объектов, то есть, как я поняла, - тех, что связаны с военной технологией.
  - Да… - проговорил Бинкл, понимая, что «попался на слове».
  - Так вот, с каких это пор обыкновенный жилой кондоминиум стал таким секретным объектом?
  - Вы правы, - решительно отозвался Бинкл. – Это – не секретный объект. Ну хорошо, если так хочется посмотреть, пожалуйста!
  И Рейчел, воспользовавшись шансом, нажала эту кнопку.
  Труба немногим больше через полминуты вывела героев к огромному, завораживающему своим видом, поражающему воображение зданию, весьма необычной архитектуры. Огромный прозрачный шар держался на таком же прозрачном, высоком цилиндрической формы столбе.
  - Вот он, - указал на него Донт. – Это и в самом деле – красивое здание.
  Но Оманде было уже не до экскурсии, когда она заметила припаркованную у этого дома знакомую капсулу. Рейчел, ни слова не говоря, подошла к основанию кондоминиума, рассматривая его прозрачную поверхность. И опять ей повезло: то, что она обнаружила, обрадовало её, поскольку найденный аргумент господа гиды уже не смогут опротестовать, ни противопоставить чему бы то ни было.
  Она спросила Бинкла:
  - Значит, по вашему, мне померещился тогда, в трубе, человек?
  - Ну да, - вяло отозвался тот.
  - Тогда с каких это пор у Лэйров на руке стало по пять пальцев? – удовлетворённая за свою смекалку, победно улыбнулась Рейчел, указав рукой на дактилоскопический сканер формой человеческой кисти.
  Донт с Бинклом уже поняли, что попали с этой историей в несколько смущающую их ситуацию.
  - Ну хорошо! – сказал немного резче, чем хотел, Бинкл. – Просто этот замок был создан прошлой экспедицией….
  - И, судя по всему, используется и сейчас, иначе зачем бы ему здесь быть, а не в  той же Галерее в качестве музейного экспоната? – вновь «подловила» Лэйров вошедшая в раж Оманда.
  - …Вы совершенно правы, уважаемая Рейчел, - вздохнул тяжело Донт. – От вас ничего не скроешь. Его зовут Николя, Николя Дельен. Это – его дом….


  - Я проследила за ним, заметив в Галерее, - заверила Оманда, - и он мне отнюдь не показался, потому, что был тогда, к вашему сведению, в трёх шагах от меня…. Так мы можем посетить его, потому, что я знаю, что он сейчас там?
  - Оманда, хвалю за вашу находчивость, - улыбнулся Бинкл. – Вы прямо-таки застали нас врасплох, поскольку во всём оказались правы…. Естественно, по этой причине, я могу воспользоваться связью интеркома. Думаю, о себе он расскажет сам. И, соответственно, о той причине, по которой мы с ним не хотели заявлять о себе…. Если повезёт….
  Лэйр подошёл к прозрачной стене шеста-колонны, внутри которого виднелось также прозрачное спиральное переплетение труб лифтовых шахт, напоминающее структуру ДНК, и нажал на едва заметную ромбовидную кнопку.
  - Николя, к тебе гости, - как бы между делом сообщил Бинкл в круглый передатчик интеркома.
  Но ответа не было.
  - Сразу скажу, он не очень-то любит гостей, - то ли объясняя, то ли оправдывая неловкий момент, сказал взволнованный Лэйр.
  Наконец, незнакомец ответил недовольным тоном:
  - Кто там?
  - Это Бинкл, - умолчал всю правду тот, осторожно проговорив это.
  Прозвучала пауза. Затем низ стеклянной колонны свернулся как экран проектора, открыв прямоугольной дырой путь к спирали лифта.
  - Ну, чего мы ждём? – наигранно обиделась Рейчел, и все зашли внутрь шеста.
Спиралевидный лифт был сделан из странного и тем – удивительного вещества: на ощупь оно было как стекло: прозрачное и твёрдое, но…; Донт, видя, что Оманда щупает эту поверхность, сказал всей команде: «Смелее!» И резким рывком прошёл сквозь поверхность, будто просочившись в мыльный пузырь. Поверхность немного исказилась от этого обрамлением расходящихся в стороны волн интерференции, тут же успокоившись и слившись с остальной частью лифта.
  Герои последовали за ним, также резко войдя в лифт, последний вошёл Бинкл. Этот лифт работал по аналогии Транспортной трубы, спиралью уводящий ввысь наших героев на сотни метров. Параллельная спираль являлась лифтом вниз.
  Войдя в пределы Жилого Шара, спираль провела команду через прозрачные этажи просторных квартир, пока та не остановилась напротив той, что ей была нужна, впустив в прохожую. Рельефная, полупрозрачная поверхность стен коридора белесым отливом переливалась среди остальной – чисто прозрачной составляющей квартиры Дельена.
  Но его самого почему-то нигде не было видно, когда герои прошли в обширную гостиную, заканчивающуюся впечатляющим во всю сторону смотровым окном с видом на Аннэк с большой высоты. В этой гостиной также располагался белый круглый столик и светло-серые стильные диваны по одну сторону. В углу располагался чёрный овальный экран, по видимому, как правильно предположила в уме команда, являющимся ТВ.
  Но вдруг из угла одной из комнат выступила рука с бластером. Все напряглись.
  - Что вам нужно?! – прозвучал оттуда недовольный, рассерженный голос. – Проваливайте, пока я не нажал на курок! Ну...!
  Герои растерялись, включая гидов.
  - Послушай, Николя, мы знаем, что ты – человек, - подбирала слова Оманда. – Я видела тебя, и не раз, поэтому не пытайся нас обмануть; у тебя это получается не лучше, чем у Лэйров. У тебя нет других вариантов. Мы не отступим, пока не узнаем о тебе.
  И человек опустил оружие, не ожидав такого крутого поворота, смутившись бесстрашием героев. (Он рассчитывал, что это будут очередные учёные, не зная, что перед ним настоящий коммандос!)
  Николя вздохнул, произнеся:
  - Хорошо, ваша взяла, - и вышел на обзор.
  Он оказался средних лет блондином, обычного телосложения, носящим усы. Само собой, исходя из имени, был французского происхождения. Одет в серебристый, обтягивающий костюм без «молний», с высоким воротником.
  Он немного успокоился, небрежно бросил бластер на столик, и, опрокинувшись на диване, ещё раз вздохнул, произнеся:
  - Я полагаю, вы хотите узнать, что здесь делает человек в связи с той информацией, что получена от Старейшин?
  - Совершенно верно, мистер Дельен, - как можно деликатнее ответил, тем не менее, невозмутимо, Триккинс. -  Взамен, по законам Элегии, мы поведаем о себе.
  - Идёт, - оживился Николя, начав рассказ. – Для начала извините меня за такой приём. Присаживайтесь.
  Ребята расселись на диване, пристально и с интересом уставившись на француза.
  - Может, ликёра? – предложил вяло Николя.
  - Спасибо, так перейдём же к делу, - заявил Рональд.
  - Меня зовут Николя, Николя Дельен, - он подошёл к рядом стоящему серому шкафу, раскрывшемуся мини баром, из которого он достал шесть стаканов и графин с ликёром на команду и себя, зная, что Лэйры не очень-то предпочитают алкоголь. – Как вы догадались, я – француз…, – затем опёрся о столик, встав напротив команды, и, налив себе горячительного, затем как-то отстранённо рассмеялся, проговорив. – Я скрывался от вас, господа, потому, что дал обет, обет самому себе не показываться будущим экспедициям, пока не завершу своё дело.
  - Что за дело? – не понял Голес, тоже «опрокинув» стакан.
  - Знаете, как я попал сюда? – с вожделением спросил Дельен, высматривая выражения лиц героев, ожидая их реакции на ответ. – Я тут родился!
  - Ничего себе! – вырвалось у Сени.
  - Да, я не шучу…. Так получилось, что моя мать – участница прошлой экспедиции, успела забеременеть здесь, здесь и родить меня. Позже Лэйры мне рассказывали, почему я не такой, как они, поскольку к осознанному возрасту мои предки куда-то исчезли. Сначала мне говорили, что они просто решили оставить меня, когда возвращались на Поверхность, но я, само собой, не хотел в это верить. Я так «доконал» тут всех своими вопросами о них, что им так или иначе пришлось выложить всю жестокую правду. Они сообщили, что всю мою семью, включая меня в ранних годах, похитили те твари, что нападают на город. Прошлая экспедиция, таким образом, совпала с очередным Нашествием. Ещё сказали, что остальные из наших попытались спасти кого-нибудь из семьи – удалось вызволить из лап чудовищ лишь меня – а предки пропали в зияющей дыре, которую в связи с жестокими реалиями бессрочно замуровали.
  Ребята с интересом заслушались новоиспечённого знакомого.
  - Все из той же экспедиции срочно отбыли к себе домой, но один из них, тоже француз и близкий друг семьи – решил остаться, намереваясь докопаться в прямом и переносном смыслах до правды о судьбе моих несчастных родителей, а меня взять под временную опеку и полную, с его слов, ответственность за меня. Позже, когда я подрос и узнал ту правду, которую скрывали от меня все, я и сам вознамерился во чтобы то ни стало найти способ спасти своих родичей, и для этого стал криптозоологом (то есть изучающим неизвестные виды), и по совместительству – медиком, чтобы, когда я найду свою семью, при необходимости исцелить их после плена.
  - Вы молодец, раз так держитесь, - поддержал его Стоун.
  - Ух ты! – оживилась Рейчел. – А я ведь тоже медик.
  - Очень приятно, … а вы…?
  - Оманда, Оманда Рейчел, - в его стиле проговорила она, улыбнувшись и пожав ему руку.
  Николя прокашлялся в кулак, затем буркнул. – М-да…. О чём я?... Так вот, прошло много лет. За это время произошла уже целая череда Нашествий…. И в каждое я намеревался отправиться к ним для спасения родителей, но мне всякий раз запрещали, и, чем старше я становился, тем всё больше понимал, что позиция Лэйров в этой ситуации была более справедлива, нежели моя. К несчастью, к этому аргументу добавлялась гибель моего опекуна – одно из чудовищ разорвало его на части при очередном нападении. И тогда я решил: чтобы не стращать порывы спасти моих предков и помочь мне, подвергая риску других, последующих экспедиций сюда, опустить проблему, скрыв от них своё существование…. Но ваша медик Оманда всё же нашла способ найти меня – ей бы следователем быть!
  - Пустое… - махнула рукой Рейчел, немного смутившись от этого комплимента, улыбнувшись с опущенным взглядом.
  - Почему я знаю английский? – спросил сам себя Николя, и сам же ответил. – Ведь моя мать, в отличие от отца, была лингвисткой, и, кстати, участвовала в создании Передатчиков голоса. Зная три языка: французский – родной, английский, а также – испанский, я тоже пошёл по стопам предков, совмещая ремесло медика и изучение иностранных языков.
  - Вот как, а ведь наша Оманда тоже ещё и полиглот, - взбудоражился Джим. – Какое совпадение!
  - Да?!.. – удивился Дельен, почти сразу переведя тему. – Ну а вы, господа, каких профилей будете?
  - Мы – многопрофильные, - ответил за всех командир отряда. – Состоим в элитном коммандос.
  - Значит, военные, - грузно произнёс Николя.
  - Вы и сами, наверное, догадывались об этом, - сообщил Стоун. – Что касается профилей, я – программист, наш командир – ещё и механик. Но, я думаю, от вас скрывать наши военные звания было бы бессмысленно, в отличие от здешнего народа, больше ожидавшего прибытия сюда очередной научной экспедиции.
  - И вы не захотели обнадёживать их… - улыбнулся уголком губ Дельен, на что Данилов подтвердил: «Абсолютно верно! И, кажется, у нас не было выбора…»

                Глава 14
 

  - Ну вот, - продолжил Николя, - я и дал такой обет – не показываться людям и, одновременно, лечить и помогать раненым Лэйрам после каждого нападения на них.
  - Прости, что нарушили твой обет, - подытожил Рональд.
  - Ничего, - отозвался серьёзно Николя. – Теперь уже ничего не поделаешь. И эта ложь рано или поздно должна была открыться! Так что будьте как дома.
Оманда подошла к светло-серому шкафчику с изображением красного креста на нём.
  - Это ваш медпункт? – поинтересовалась Рейчел.
  - Угадали, - согласился, искусственно смеясь, Дельен. – Молодец. Вы и правда – медик.
  Оманда нажала на кнопку в этом шкафу. В итоге он раскрылся створками, обнажив зеркальную стойку с аптечкой: прозрачными полками с медикаментами.
  - Антибиотики, сыворотки, бинты, экстракт на прополисной основе, - бормотала Рейчел, разглядывая содержимое шкафчика. – Ого, да у вас, Николя, здесь полный комплект по спасению жизней Лэйров!
  - Может, оставим этих двоих коллег по специальности с их интересами пока, а сами закончим сегодняшний экскурс? – предложил Донт, и ребята согласились.
  - Я отведу её на своём болиде, куда скажете, можете не беспокоиться, - заверил Дельен.
  - Договорились, - заявил Донт. – Тогда мы будем либо на рынке, либо в гостинице.
  - ОК!
  И они разошлись….


  Оманда попросила ещё ликёра, заинтересовавшись новым знакомым, и, выпивая по чуть-чуть, спросила:
  - Мистер, то есть, мсье Дельен, вы как опытный медик, можете рассказать об анатомии Лэйров?
  - Конечно, - тут же ответил Николя, не вставая с дивана. – Их кожный покров состоит из составляющей целлулоида, что значит, что их трудно ранить колющим оружием или любым другим холодным, но сразу оговорюсь, что те чудовища, что на них нападают, применяют против них ещё массу других, невообразимых средств!
  - Не будем о них сейчас, ладно? – предложила Рейчел.
  - Гм… хорошо, извините… Так вот, кровь у них бирюзового цвета. Содержат, вы не поверите, одни лишь лейкоциты, или, скорее, некое подобие лейкоцитов, притом, что они по своим свойствам, выполняют ещё и функцию тромбоцитов и эритроцитов одновременно. Поэтому метаболизм у них отличный!
  - Потрясающе! Они болеют?
  - Да, но изредка. Здесь, в Аннэке, настоящий рай для медика: медицина Элегии шагнула далеко вперёд, опережая нашу на сотни лет. Разработаны медикаменты против наиболее опасных болезней.
  - Сколько они живут в среднем?
  - Их продолжительность жизни варьируется от 150 до 200 лет.
  - Ого! – удивилась Оманда.
  - Да, и в этом заслуга опять же здешней медицины. Они научились генетически изменять код старения в клетках, катализируя одновременно с этим жизни отвечающие митохондрии.
  - Как это интересно для меня! – вырвалось у Рейчел, забывшей уже о команде….


  Бинкл, Донт, Рональд, Джим, Всеволод и Серджио отправились следующим пунктом экскурсии, будучи последним на сегодня, - на овощной рынок.
  Прибыв туда по Транспортной трубе, они вошли в его пределы, перейдя массивные серебристые ворота. Территория рынка была в меру наполнена Лэйрами. Павильонов здесь не было, лишь длинные оранжевые лавки с продающимися на них овощами, выращенными в теплицах Аннэка. Тут проходили и женщины-Лэйры и их дети.
  Рональд нагнулся над одним из заинтересовавшегося дитя, и, погладив его по голове, мерно произнёс матери и ему: «Мы пришли с миром…»
  - Я знаю, - ответила она. – Спасибо вам, хоть вы и не совсем учёные.
  - А как вы… - запнулся Триккинс, но женщина-Лэйр в это время пошла с ребёнком вглубь рынка.
  Командир повернулся к Донту, вопросительно посмотрев на него, на что тот покачал головой, проговорив:
  - Даже не спрашивай; у наших женщин интуиции не меньше, чем у ваших!
  - Пройдём, - предложил Бинкл.
  Герои подошли к одной из лавок с продающими полупрозрачные овальные овощи Лэйрами. Затем Бинкл, купив парочку, сказал:
  - Я изучал ваше кондитерское ремесло, и, поэтому я знаю, что вы удивитесь, узнав, что из этих овощей Баблинго мы делаем с помощью роботов на фабриках местные эклеры.
  - Пирожные из овощей? – изумился Стоун.
  - Именно так, - подтвердил Бинкл и, предложив ему овощ, сказал:
- Попробуй пока сырой, а потом дегустационно сравнишь с эклером, когда вернётесь в гостиницу.
  И Лэйр дал попробовать этот овощ всем ребятам. Хватило на всех, так как Баблинго – достаточно большой в объёме. И по вкусу был похож на сладкий крыжовник….


  Чуть позже гиды вернули наших в гостиницу, когда в городе стало вечереть. Его многочисленные огни заредели, погружая Элегию в искусственные сумерки.
В номере ребят уже ждала Оманда. Она скрестила на груди руки, смотря на Всеволода. Затем шепнула ему на ухо пару фраз, когда он проходил мимо. В ответ Данилов кивнул.
  После ужина они сообщили, что ненадолго отлучаться «по делу», на что команда не обратила особенного внимания.
  Рейчел привела Сеню в парк, расположенный за квартал от гостиницы. Это был уютный парк с искусственным газоном розового цвета, освещённый Ночными Шарами и редкими огоньками поздне-вечернего Аннэка.
  Оманда присела на хрустальную скамью, усадив за руку Данилова.
  - Ну, что ты хотела мне сообщить такого срочного? – терпя паузу, спросил Всеволод.
  Рейчел помолчала, а затем выложила:
  - Кажется, я влюбилась. Влюбилась в Николя!
  У Данилова открылась челюсть.
  - Оманда Рейчел, я не верю ушам!
  Та тяжело вздохнула, вытерев руками лицо, и произнесла:
  - Но глазам-то веришь? Я… никогда такого не испытывала ещё… Я… не смогла ему сказать.
  Сеня подумал, затем решительно сказал:
  - Значит, у тебя будет время, которое нам дано, на то, чтобы придумать повод сообщить ему об этом, - утешил её сослуживец, положив ладонь на её плечо.
  - Спасибо за поддержку, - произнесла Рейчел.


  На следующий день ребята вновь разделились: Оманда отправилась к Нии, предварительно узнав у Донта, где она сейчас, и потому, что девушка вспомнила разговор Нии в Галерее о Бутике, чтобы с ней отправиться туда; а ребята вновь пошли на экскурс с Бинклом и Донтом.
  - Куда направляемся? – спросил их Рональд.
  - Доброе утро, господа, - отозвался Бинкл. – Сегодня – последний день вашего пребывания здесь, поэтому пробежимся по концу списка нашей экскурсии. Нам осталось на выбор: кондитерский завод и стадион. Кстати, как вам наши эклеры?
  - Не знаю, что было вкуснее – сырой овощ или изделие из него, - отозвался Серджио.
  - Благодарю, - польстился Бинкл. –Ну так что выберем?
  - А в стадионе какие игры проводятся? – спросил Триккинс Донта.
  - Их много, но в основном – похожие на ваши легкоатлетические, - ответил тот.
  - В таком случае, давайте махнём на стадион, - заявил Джим.
  - Кстати, не в обиду будет сказано, но чтобы не забыть, - сообщил вдруг Бинкл. – Насчёт нашего договора….
  Стоун хлопнул себя по лбу, сказав:
  - Да, верно! Извините. У меня как раз возникла одна идея. В Павильоне Оптических Свойств мне удалось мало-мальски посмотреть на интерфейс ваших компьютеров, и я понял, что ваши программисты, бьюсь об заклад, не знают кое-чего, что знает у нас каждый школьник!
  - Отлично! Договорились! – обрадовался Бинкл.


  Джим отправился с Бинклом на компьютерный завод, а остальные – на стадион.
  Донт ранее сообщил Рейчел, где сейчас Ния (а она сегодня была дома), и направил её туда по Транспортной трубе.
  - Я догадываюсь, зачем тебе хочется посетить Бутик, - проговорила, улыбаясь ей, Ния.
  - И зачем же? – переспросила Оманда.
  - На интимные темы у нас принято не распространяться, - объяснила Ния, и они отправились туда.
  Это был красивый, красочный магазин одежды, видимый через прозрачные витрины голубого полупрозрачного здания. Он светился белым и розовым цветами.
  Войдя туда, Оманда увидела множество самых разнообразных нарядов всех фасонов и размеров (под Лэйров, естественно)…. Но самое интересное заключалось не в этом!.. Сбоку находились примерочные. Так вот, Оманда поняла, почему Бутик назывался Трансформенным – Лэйры примеряли наряды, даже не прикасаясь к одежде – лишь нажимая на её изображение в табло, они преображались «на глазах», облекаясь в нужный фасон! Он мог меняться, превращаясь морфингом в новый при выборе оного нажатием очередной опции одежды на табло.
  - Мне нужно серьёзно поговорить с ним, - сообщила Рейчел Нии. – Поэтому не могла бы ты порекомендовать соответствующий наряд?
  - Без проблем, подруга, - весело отозвалась Ния, подводя её за руку к свободной примерочной.
  Войдя туда, она увидела табло с таблицей нарядов. Оманда терялась, не зная, какой костюм выбрать. Тут были розовые платья, серебристые, сверкающие в форме колокола, ярко-рубиновые с двумя разрезами с двух сторон, похожие на наши вечерние и так далее. Так, Рейчел сначала выбрала розовое полупрозрачное платье, нажав его изображение на табло, и прямо на её жилете оно проявилось, искрясь. Но затем Оманде оно не понравилось, и нажала на то вечернее. В итоге прежнее на ней розовое платье плавно превратилось в красное вечернее.
  - Это – другое дело! – заключила довольная Рейчел.


  Сегодня стадион легкоатлетических спортивных игр был полупустым. Зеркальные скамьи болельщиков были заполнены ими лишь отчасти. Электронные овальные табло крупно высвечивали счёт очков за каждого спортсмена, как у нас, и показывало запись в замедленном режиме с повторами крупным планом.
Лэйры-спортсмены и спортсменки метали фиолетовые копья в длину, бегуны одерживали дистанцию на синем спринте, а ребята с Донтом болели за них. Ещё сегодня было соревнование по метанию алмазных ядер. Выдержав по хронометражу ровно час, герои решили вернуться в гостиницу, чтобы встретиться там с Джимом и Омандой.


  Лэйр-программист Компьютерного центра, имеющего цилиндрическую белую форму, усадил Стоуна за ПК, объясняя ему устройство здешнего Системного Блока. Затем поинтересовался, какой вопрос мог бы назреть у него в голове в связи с увиденным на экране монитора, на что подготовившийся к этому Джим, улыбнувшись своей нужности, спросил:
  - Вы знакомы с термином программирования – «Окна»?
  …Зная, что программист ответит отрицательно, что было и нужно Стоуну, и всем Лэйрам-учёным включительно, тот расплылся довольной улыбкой….



          Глава 15


  Оманда вчера договорилась с Николя о встрече на сегодня в его квартире, поэтому она в своём новом роскошном вечернем платье «Роковой женщины» отправилась туда по Транспортной трубе.
  Николя невольно открыл рот, вскочив с дивана, когда увидел Рейчел, вошедшую из прохожей в гостиную в этом наряде!
  - Ого, мисс Оманда, вы прекрасно выглядите! – не смог сдержаться Дельен, подходя к ней, и в своей манере улыбаясь уголками губ.
  - Благодарю, - улыбнулась в ответ на комплимент Рейчел. – Я пришла, чтобы сказать,… предложить тебе… пойти с нами, со мной на Поверхность. Что прозябать тут, в этом мире, если ты – человек!... Твой дом должен быть наверху, ни здесь.
  - …Как бы не неожиданно это звучало, ты - конечно права,.. только…. И, тем не менее, - быстро выдохнул Дельен, - я тут с рождения, меня здесь воспитали, - искусственно улыбаясь, подытожил тот.
  - Ну, что ты выберешь? – с волнением в голосе спросила Оманда.
  - …Оманда, - после долгой паузы вздохнул Николя. – Вы – замечательная, красивая девушка…. У меня никого, понятное дело, не было в жизни, и вот, мы случайно встретились, а затем познакомились. Я не знаю, провидение это или нет. Как вы, наверное, уже знаете, из слов Старейшин, что они мне тоже говорили, что ничего случайного не происходит.
  - Ну?... – волнительно спросила Оманда.
  - Я… хотел бы отправиться с вами. Такой шанс, ведь мы, кроме всего прочего, практически единомышленники, коллеги в поприщах… Нам было интересно вдвоём, я не спорю, но…. – Дельен медленно покачал головой, заметив, что Рейчел помрачнела, всё поняв, и опустив голову. - …Я вынужден сказать «нет»…. Это моё всё, пойми, вся моя жизнь, я привык к ней, и, кроме того, я в ответе за свой обет, данный моим родителям. Я должен выяснить, что с ними случилось. Это – главное, поэтому мне придётся остаться. К тому же я нужен здесь. Вы ли не знаете, что лучшей кандидатуры медика здесь, чем я, не найти в этой опасной жизни Лэйров….
  - …Я всё понимаю, - опустив голову, чтобы скрыть наворачивающиеся слёзы, бросила Рейчел.
  - Поверьте, я благодарен вам… тебе за это знакомство. Оно значительно украсило мой быт. Но вы не виноваты, что Старейшины дали вам лишь два дня, и так скоро вам нужно покидать Элегию.
  - Это так, - вздохнула Оманда, вытерев слёзы.
Николя подошёл к ней, поцеловав, и, щипнув за подбородок, улыбнулся, сказав:
  - Мне кажется, мы ещё встретимся, не грусти.
  - Я не обижена, ты во многом прав, Николя, и тебе спасибо за всё, - произнесла Рейчел, пытаясь улыбнуться.


  Когда в гостиницу вернулся Стоун, Оманды не было уже около получаса, поэтому герои даже невольно задремали в ожидании её.
  Наконец, командир очнулся, разбудив остальных, когда в номер вошёл Главный Старейшина.
  - Ну что ж, как ни печально, но вам пора уходить, - заключил он.
  Тут Рональд заметил, что в его команде не хватает одного. Данилов хлопнул себя по лбу, не посчитав нужным сообщить друзьям о чувствах Оманды. Остальные тоже растерялись.
  - Но мы не можем покинуть город без Рейчел! – заверил, взволнованно объяснив, Рональд. – Мы разминулись, и не знаем, где она точно. Наша красавица задерживается.
  Всеволод поймал момент и тут же сказал:
  - Вы сказали: «Красавица»? Кажется, я знаю, где она в данный момент.
  - Найдите её скорее, а то выделенный срок задерживаем, - произнёс Старейшина.
  Всеволод уже встал с кровати, чтобы пойти к ней в кондоминиум Дельена, но в этот момент в номер вошла Рейчел, сказав своим:
  - Не стоит утруждаться.
  - Мы отправляемся, - приказал Триккинс.
  Через немногим меньше минуты сюда вошёл лакей с тележкой, набитой военным снаряжением ребят. Рональд взял своё, два пулемёта М60, первым, сначала проверив его. Убедившись, что оно в полном порядке, надел его, отдав приказ команде.
  Сеня, снаряжаясь, обратился к Оманде, выключившей сейчас своё трансформенное вечернее платье, под растворившимся коим был её военный тёмный жилет.
  - Прости, что не поведал о тебе остальным.
  - Пустяки, - бросила Рейчел. – То, в чём я сюда вошла, само всё объяснило, я полагаю, - и начала вставлять в пластиковые слоты на ремне ручные гранаты, доставая их из тележки.
  - Как бы то ни было, мы все уже догадались об ответе твоего «принца» по твоему настроению, поэтому, может, так тебе будет легче, - попытался убедить её Данилов, доставая свой автомат «АК47».
  Ребята и правда всё поняли, но боялись заговорить с ней, копошась в своём снаряжении.
  - Ты в порядке? – поддержал сочувственно её Сеня, положив руку на её плечо.
  -…Он… правильно выбрал свой путь, ведь он считает его делом всей жизни, - вытерев слёзы, Оманда вздохнула.
  - Как и мы – своё, поэтому нам нужно идти, - мягко и понимающе вторил ей Рональд.
  -…Да, - твёрдо сказала, в первую очередь самой себе, Рейчел.
   Выдержав этот удар для себя, стараясь не выдавать чувств, она профессионально снарядилась своим арсеналом – Береттой и пистолетом-пулемётом МАТ49, и закончила, надев чёрную военную кепку, скрыв тем самым любую ассоциацию женственности от глаз своих коллег.
  Голес зарядил Браунинг, и надел на плечо винтовку М16А1, Стоун надел на себя «Узи», погладив его (видимо, уже успел соскучиться по своей «игрушке»), и тоже вставил в кобуру Браунинг.
  - Мы готовы, - сообщил Старейшине Рональд.
  - В таком случае, мы не пожалели о вашем визите, - искренне произнёс Главный Старейшина. – Уверяю вас, он оказался не менее полезным, чем предыдущий! И не забудьте всё, о чём главном мы с вами договорились. Прощайте!







Ч А С Т Ь   2








 



           Глава 16

  В номер вошёл Бинкл, он выпросил Старейшин быть с ребятами  в роли сопровождающего, на что те, немного подумав, согласились.
  - Пешком недалеко, как вы помните, - сказал Бинкл, добавив, - как только выйдите из лифта, он исчезнет на ваших глазах: операторы на пару минут разрешили задержать с маскировкой, чтобы не было эксцессов, например, если кто кого недосчитается.
  Все пошли к элеватору. Они шли чуть медленнее, чем надо, поскольку им ещё не хотелось возвращаться.
  - Как только дойдёте до элеватора, я оставлю вас на попечение самих себя; думаю, вы справитесь, ведь основное, чтобы вы достигли Поверхности, остальное -  сделает автоматика.
  Идя последней после Голеса, Оманда опустила голову, делая вид, что проверяет оружие на себе, теребя только одно и тоже – то, что было в прекрасном техническом состоянии.
  Серджио, взглянув на неё, как военный профи, не мог не заметить этой фальши, поэтому тяжело вздохнул, не зная, как ещё утешить эту несчастную. Но, вспомнив слова Старейшин, легонько стукнул её по плечу кулаком, радостно сказав:
  - Эй, не всё так плохо. Нам ведь пообещали, что, как только покинем цивилизацию, забудем всё, что с нами бы здесь ни произошло!
  Рейчел, обернувшись к нему на ходу, улыбнулась, а в её глазах прочиталось настоящее дружеское утешение, полного большего доверия словам от Голеса, как и другими из её отряда, нежели тех же Старейшин.
  - Спасибо, ребят, но, боюсь, что, не смотря на то, что Лэйры так продвинуты, им не удастся проникнуть в настоящее женское сердце, - всё также улыбаясь с искренностью, добро ответила им Оманда.
  (Хотя, в глубине души надеялась, что она ошибается…)
  Дойдя до элеватора, на этот раз работающего вверх, Бинкл произнёс:
  - Здесь я вас покидаю, - и, пожав всем руки, направился к Транспортной трубе, ведущей к себе домой, добавив: «Не волнуйтесь, как только ступите на элеватор, он также спокойно и быстро переправит вас к Главному лифту. Там тоже заложили программу выезда на Поверхность».
  Герои ступили на элеватор, пустивший их вверх. Скорость его лестницы была такой же быстрой, что и в первый раз. Когда герои достигли половины пути, Рональд скептически сказал: «Что-то не верится, что мы всё забудем, как достигнем поверхности». Но на эту реплику команда никак не среагировала, однако Джим заметил: «Это проверить будет не трудно – через минуту-другую, как окажемся наверху».
  - Надеюсь, у них больше не будет профилактических сбоев, - заметил Данилов настороженно.
  - По крайней мере, пока их нет, - ответил Голес.
  Но тут все услышали над собой скрежет и удары по металлу! Все посмотрели наверх, увидев, как из-за сильных ударов проминается одна из бронированных пластин. Она была расположена прямо над героями. Вот, из разных её краёв посыпались искры, и она слетела с обрамления, летя прямо на героев! Рональд, увидев это, крикнул:
  - Ложись!
Все быстро и рефлекторно исполнили его приказ, в то время, как пластина, сверкая отражением огней города, упала всем своим весом на элеватор, в сантиметре от героев, тут же раскрошив часть на нём, куда она упала, продолжая падать вниз. Никто из команды не пострадал, однако та часть элеватора, на котором находились герои, от отсутствия естественной опоры – самого себя – начала разваливаться и падать вниз!
  - А-а! – кричали герои, падая со значительной высоты вместе с разрушающимся фиолетовым элеватором!
  - Держитесь за него, - крикнул Триккинс. – На последних секундах спрыгиваем с элеватора.
  За секунду-другую ребята спрыгнули с разрушающейся прозрачной конструкции части элеватора, которая обрушилась на пол, разлетевшись раскрошившимися тысячами осколков.
  Ни один из них почти не ранил героев – лишь Стоуна задела пара осколков по спине, но он не жаловался.
У героев возникла другая, более устрашающая проблема – уничтожен единственный путь наверх.
  - Мы «отрезаны», - мрачно произнёс Джим.
  - Все целы? – забеспокоился за своих Триккинс.
  - Да вроде все, не считая такой жёсткой посадки.
  - О нет! – испуганно произнёс Сеня. – Началось!... Мы опоздали с высадкой отсюда…. Теперь у нас нет никакого способа  вернуться к себе.
  - А… это ещё не самое страшное, - заметил Рональд, - страшно то – что выбило пластину, огораживающую город, не так ли?...
  И все подняли взгляд наверх, на эту зияющую дыру. Из неё резко выскочило крайне уродливое и странное существо метра 2,5 в высоту! Ребята на пару секунд растерялись от вида этого монстра, когда он запрыгнул на ближайшие к нему высотные дома: один был куполообразный и прозрачный; второй – пониже – украшенный как галерейная картина экспрессионизма, формой куба. Существо вцепилось в эти здания, проткнув их поверхности длинными когтями, расположенными на каждом  из трёх пальцев, вырастающих суставами из тела монстра, которое было испещрено дырами, и выдвигалось вперёд массивной челюстью с длинными и острыми зубами. Между челюстями высовывался длинный, извивающийся, ярко-оранжевый язык. Сверху вырастала звезда из отростков с пятью глазами. Сзади же существа вырастал извивающийся, длиннющий, метров десяти, хвост, на конце которого располагалась ещё одна челюсть с перекрещенными клыками! Кроме того, сзади этой второй челюсти вырастали кисточки с загнутыми колючками и прозрачными шариками на них….
  - Что ж, так вот как они выглядят! – с отвращением и злобой произнёс Джим.
- Вернее, лишь один из них…. – поправил его Всеволод.
  Видя, что чудовище смотрит всеми пятью глазами на героев, командир крикнул своим:
  - Мочи эту тварь!
  Коммандос почти одновременно достали своё оружие, направив его в монстра, и начали палить в него.
  Но тот резко отскочил, почти в мгновение оказавшись прямо у их ног!
  - Какой юркий! – заметил злобно Рональд.
  Он перезарядил один из своих пулемётов М60, и выдал из него следующую очередь, все 250 патронов, целясь в морду монстра. В итоге тот вновь инерционно отшатнулся, позволив всем 250-ти пулям пролететь мимо, и выстрелил своим оранжевым языком в него! Подушкообразная оконечность языка соприкоснулась с ногами командира, прилипнув к ним. Дёрнув длинный язык, чудовище отшвырнуло прикованного к языку командира. Тот, крича, подлетел наискось вверх, в то время как зубастая челюсть выдвинулась вперёд, желая раскрошить негодного человечка ими.
  - Ну нет, ты не сожрёшь нашего Рональда! – процедил Всеволод, прикрепив к своему АК-47 оптический прицел, и, нацелившись на середину языка, выстрелил длинной очередью. Триккинс уже почти был в зубах твари, как язык зелёной гадостью разорвался от точных выстрелов Данилова, и свалился на пол.
Джим, уловив удачный момент, прицелившись, стал палить по глазам чудища из Браунинга, но то также отростками увернулось от пуль. Тогда Стоун скинул три чеки с трёх гранат, кинув их в чудовище. Из-за боли разорванного языка тварь стала менее манёвренной, и не успела отскочить от них. Они взорвались, раздробив два пальца с когтями на одной из ног тремя взрывами.
  - Так тебе! – азартно высказал Сеня. – Сволочь изворотливая!
  Тогда тварь применила свой длинный извивающийся хвост, схватив им в секунду Серджио, вцепившись крестообразными клыками. Голес попытался выстрелить своей автоматической винтовкой, но кисточки тонкими нитями оплели его всего, впившись колючками и липкими шариками, не давая возможности двинуться нашему герою. Хвост хлыстнул по прозрачному зданию, ударив по нему этими нитями итальянца об его стеклянную поверхность. От сильного удара, вызвавшего трещины, Серджио потерял сознание.
  Стоун и Оманда, оставшись нетронутыми этой тварью, пошептались, и совместно начали стрелять по хвосту. Тот не успел отцепиться от здания, и пулемёт МАТ49 Рейчел вместе с Узи Джима раздробили его середину ближе к схваченному Голесу. Вдобавок Оманда кинула пару гранат в тварь. Пули изрешетили зелёной гадостью хвост монстра, упавшего без чувств. Гранаты же заставили отшатнуться твари, но у неё уже была перебита одна конечность, поэтому один из взрывов достиг морды существа, в результате которого три из пяти его глаз разорвало, и они откинулись в стороны.
  Чувствуя поражение, чудище с ужасающим рёвом кинулось на героев! Те, испуганно смотря на это, отшатнулись, рефлекторно начав палить из всего, что у них было в арсенале. В результате тварь разнесло на части, одна из которых впилась когтями в Джима, заставив отлететь вбок.
  Оманда разозлилась, и, схватив выпавшее у напарника Узи, вместе с пистолетом-пулемётом МАТ49 начала палить по твари со словами:
  - Смотрю, ты никак не сдохнешь!
  Чудище разнесло от выстрелов зелёной гадостью на куски.
  Убедившись, что тварь погибла, Оманда подошла к каждому раненому из отряда, перевязав его взятыми средствами из её походной аптечки. Раны были не очень глубокие, и не задели жизненно важные органы, поскольку касались в основном ног и рук бойцов.
  - Спасибо, - поблагодарил её командир, очнувшись от болевого шока.
  - Это – всего лишь мой долг и профиль, - отреагировала, улыбаясь, Рейчел.
  - Оно мертво? – спросил взволнованно Стоун.
- Разделано в фарш, - выговорила Оманда, улыбаясь.
  Рональд очухался, злобно посмотрев в разделанную монстром брешь наверху, и произнёс сквозь зубы:
  - И это – только начало!
  К сожалению, он был абсолютно прав!..





                Глава 17
            
   
  Оператор Элегии, находящийся в Верхнем ярусе Павильона, заметил брешь, и разрушенный элеватор, испуганно проговорив: «О нет, Вторжение, только не сейчас!» Затем закричал своим:
  - Вторжение, Вторжение, Зона Выхода на Поверхность!
  - Но там же наши гости! – отозвался другой. – Они что, не успели?
  - Сейчас, - оператор быстро прокрутил запись с Распределителей, поникнув головой. – Нет. Кажется, на них напал Глейзер, он разрушил всю конструкцию элеватора, но они сумели отбиться. Молодцы, они действительно профи в военном плане.
  - Где они сейчас? – спросил ещё один оператор, всматриваясь в записи нападения.
  - Кажется, направляются в Транспортную трубу. Сейчас настрою индикацию направления – да, как я и думал, - к Храму Старейшин, она там – единственная.
  - Других брешей не наблюдается?
  - Нет, только эта… пока….
  - Что-нибудь вылезало из неё ещё? – быстро спросил один из операторов.
  - Да, вижу…. – осёкся главный. – Это что-то новое….
  Все операторы уткнулись в изображение этой бреши: из неё вырвалось нечто – способное самостоятельно левитировать! Оно было светло-коричневого цвета, похожее на огромную, пятиметровую морскую звезду с горящими, синими тремя глазами в центре.
  - Включай тревогу! – бросился к пульту один из операторов, нажав кнопку сирены, олицетворяющей Вторжение.
  По всей Элегии из множества динамиков на специальных шестах завыла противным, пронизывающим воем сирена тревоги.
  Но было уже поздно: никто не мог предположить, что за «фруктом» была эта звезда. Она быстро направилась по воздуху, крутясь, высоко, метров сто пятьдесят, над Полом, к Транспортной Развязке, прямо в эпицентр скопления Лэйров. Они только услышали сирену, символизирующую у них немедленную команду всем спрятаться в Специальных Городских Бункерах, расположенных под Полом Аннэка.
  Эта «звезда», остановившись среди труб Развязки, прямо в её центре, и начала раскручиваться, всё быстрее и быстрее, в то время как её отростки отделились от неё. Эти порождения многочисленными разлетевшимися от монстра частями полетели, словно рой, к Трубам Развязки. Части-конечности «звезды» прилипли к Транспортным трубам Развязки, внезапно детонировав! Вся Транспортная Развязка с находившимися в ней сотнями Лэйров, разнеслась во все стороны! Расколовшиеся Трубы Развязки летели кто куда, в то время, как остаточная левитация в этих расколовшихся частях труб начала выбрасывать бедняг-пассажиров с неимоверной скоростью! Несчастные жертвы сталкивались десятками с противо летящими, другие – об летящие осколки Труб, остальные же – со зданиями города, замертво падая на Пол.
  - Эта тварь намерена уничтожить все транспортные узлы в Аннэке, - процедил гневно Главный оператор остальным. – На этот раз Чудовища подготовились на славу, решив перехитрить нас!
  Несколько труб врезались друг в друга, разбившись, и расколовшись на осколки, смертельно ранившие находившихся в них Лэйров.
  Наши герои не знали об этой опасности с Транспортными трубами, поскольку не видели всего этого чудовищного зрелища, однако услышали сирену, которая противно завыла из динамиков.
  Коммандос подошли к телепортационной секции.
  - Кажется, пора сваливать из этого места, срочно! – повелел командир Рональд, зажав уши от противного, гудящего звука сирены.
  - Ты уверен? Мы же не умеем управлять этой Трубой, - возразил Сеня, тоже еле терпя этот звук.
  - Их нужно отговорить, пока не поздно, - сказал один из операторов. – Они не знают, какому риску себя подвергают. Сначала спасём их – это приоритетная задача. Докладывай военным, - приказал он своему подопечному, который тут же нажал кнопку связи с ними.
  - У нас нет времени на раздумье, - возразил серьёзным тоном Триккинс своим.
  И в этот момент одна из расколовшихся частей Развязки рухнула по диагонали, раскрошившись на осколки, прямо под ногами шокированных героев! Затем прилетел один из находившихся в ней Лэйров с такой огромной скоростью, что его буквально размазало о ближайшее здание цветом импрессионизма бирюзовой кляксой его крови!
  - А сейчас? – поддразнил невесёлым сарказмом командира Джим.
  Герои вскинули головы, присмотревшись, откуда прилетел осколок, увидев концовку того зрелища.
  - Похоже, придётся доходить до Старейшин пешком, - проговорил шокированный этим Рональд. – Не хочется вас пугать, но, кажется, мы в западне!
  - Лучше побежали! – недвусмысленно предложил Серджио.
  И герои рванули к Храму Старейшин вдоль той единственно Транспортной Трубы, что там находилась, поскольку не имели ни малейшего понятия, где он. Хотя вспомнить тот короткий маршрут, чем они воспользовались в прошлый раз, вспомнить было не трудно, и ребята вроде вспомнили верный путь.
О  ни не заметили, как позади них из бреши, проделанной этим Глейзером, выползло ещё одно невообразимое чудовище! Оно быстро поползло по окаймлению города, проскочив высоко над ними по пластинам, и направилось по ним в определённую сторону. Оно спрыгнуло со свода, приземлившись около Кондоминиума, где жил Николя. Затем ярко-жёлтым лазером прожгло основание здания! То расплавилось, и весь этот несущий шест-колонна начал крениться и падать вниз!
  Ошарашенная Рейчел заметила это, открыв рот и произнеся: «Только не это!»
  Основание раскрошилось на осколки, и Кондоминиум начал падать на другие здания! Гигантский прозрачный шар с квартирами рухнул с оглушительным шумом на соседние прозрачные прямоугольные здания, разбившись вдребезги на осколки, разнеся на них  и эти дома!
  Оманда, увидев эту картину, ужаснулась, вскрикнув:
  - Там же Николя! О нет!
  И она побежала к телепортационной секции Транспортной Трубы.
  - Оманда, нет, только не туда! – закричал испуганно Всеволод, побежав за ней, пытаясь остановить её.
  - Рейчел, отставить! – приказал Рональд, но Рейчел, сказав: «Я должна успеть!», телепортировалась в трубу, нажав на табло знакомый символ Кондоминиума, и понёсшись в ней к нему.
  В это время «звезда» в несколько секунд отрастила свои смертоносные конечности, раскрутившись, и подлетев к трубе, где проносилась наша героиня! Монстр, сверкнув своими тремя синими глазами, приготовился выпустить своих взрывоопасных спутников снова, но в этот момент военный флаер чёрной обтекаемой формы настиг его, начав палить лучевым автоматом. Длинная ярко-белая пунктирная порция лазера взорвала чудовище, которое взорвалось дополнительно благодаря своим свойствам, детонировав себя само, поэтому взрыв получился очень мощный. Взрывная волна достигла Трубы, по которой перемещалась Оманда, отчего та Труба покрылась расходящейся с большой скоростью трещиной! Рейчел на мгновение растерялась, потеряв силу левитации, но сумела-таки выровняться. Ещё через пару секунд она достигла конца маршрута, телепортировавшись у руин Кондоминиума.
  Военный Лэйр, пилотирующий флаер, к сожалению, не заметил Оманду.
  - Сбил объект, - доложил военный пилот генералу по связи. – Он уничтожен.
  Этот военный, как и операторы, не заметили третьего монстра, который разнёс вдребезги жилые дома махиной Кондоминиума, отвлёкшись на ту «звезду»….



               Глава 18


  Рональд было кинулся к Трубе за Рейчел, но тут эскадрилья чёрных военных флаеров Лэйров преградила ему путь, подлетев  к нему откуда-то сверху, зависнув перед ним. Флаеров было три.
  Через динамики пилоты флаеров проговорили: «Никак нельзя. Это слишком опасно. Вас выбрали приоритетом в задаче спасения от Чудовищ».
  Затем один подлетел на уровень с Рональдом, и динамик спросил:
  - Кто из вас – главный в отряде?
  - Я, - отозвался Триккинс, шагнув вперёд. – Я – главный, но у нас одного не хватает. Он…, она улетела по Трубе полминуты назад, и я вынужден попросить вас, как командир отряда, помочь спасти своего человека. Он направился к разрушенному Кондоминиуму, мы должны поспешить.
  - Отклоняется, - неожиданно прозвучало в динамике.
  - Что?! Почему?! – разозлился Рональд.
  - Это слишком опасно, - был ответ. – Но насчёт «поспешить» - правильно: брешь развёрнута, монстры будут появляться пачками – чем больше мы ждём, - тем более велика опасность для нас всех. За человеком пошлём после тщательной разведки. Так будет разумнее.
  Мучительно обдумав это, командир «Дельты» согласился с мнением военных Лэйров, кивнув головой.
  В ответ флаеры приземлились, открыв люки, поднявшиеся вверх, пропуская героев в освещённые мягким зеленоватым фоном освещения салоны.


  Оманда стояла посреди гигантских, разбитых, словно стекло, руин бывшего шара Кондоминиума и соседнего, такого же прозрачного здания, и двинулась вглубь их, решительно шагнув вперёд. Продвигаться, чтобы не пораниться об осколки на полу, и края разрушений, было трудно, но Рейчел была непреклонна, сдерживая и борясь со страхом. Один раз ей пришлось перелезать через прозрачную стену, но с этой задачей она легко справилась, спрыгнув затем на осколки. Слаженная военная обувь и нарукавники защитили её от порезов.
  Шар разбился наполовину, олицетворяя собой сейчас купол в полуразрушенном прозрачном кубе соседнего здания. То, что оба они были жилыми, скоро дало о себе знать…. Повсюду были разбросаны бежевые разорванные диваны, предметы туалета, круглые столы, лежащие вверх ногами, разбитые ТВ, и… после минуты ходьбы Оманда с ужасом увидела трупы Лэйров. Они уже были повсюду: кто висел на осколках стен, кто был наполовину разрезан очередным стеклянным обрезком: бирюзовая кровь разливалась из обрубков половинок!
  - О Боже! – вырвалось со страхом и отвращением у Оманды, и она приостановилась.
  При всей её военной подготовке, у неё закружилась голова от всего этого, а к горлу подступила тошнота.
  - Николя, где ты? – крикнула она, прислушиваясь к малейшему звуку. – Отзовись!
  Тут она услышала слабые стоны. Перебравшись по направлению звука, она увидела малоприятное зрелище: Николя лежал на спине среди полу разбитых, белесых стен своей квартиры, раненый в ногу. Она была пробита насквозь вонзившим до кости в неё осколком от бывшего потолка! Дельен истекал кровью из-за своей глубокой раны, не имея сил пошевелиться. Оманда взволнованно подошла к нему, взмолившись: «Николя, ты жив?»
  Она пощупала его пульс на шее – он был, хотя и слабый. Тут она выдохнула, решительно объявив Дельену:
  - Спокойно…. Сейчас будет немного больно.
  Она ещё внутренне колебалась, но, набравшись решимости, высказала:
  - Сейчас я выдерну это из тебя!..
  И, схватившись за края осколка, с силой, рывком вытащила его из ноги Дельена, который от боли очнулся и вскрикнул.
  - Спокойно, я ведь всё-таки – медик, я тебе помогу, - заверила взволнованно Рейчел.
  Николя, увидев Оманду, выдавил из себя улыбку, произнеся:
- Ты пришла за мной?
  В ответ Рейчел уложила прикосновением своего лба голову Дельена, сказав:
  - Да…. Лежи смирно, я наложу жгут.
  - Спасибо тебе за это, - кашлянув, проговорил Николя, а затем спросил:
- Так вы не ушли?
  - Так вышло, ну что ж…, - развела руки Рейчел, вспомнив, где у него в квартире располагалась аптечка.
  Найдя её в перевёрнутом набок состоянии, вытащила оттуда бинты и антибиотики. Затем взяла шприц. Наполнив лекарством его, Оманда ввела иглу шприца в ногу больного. Затем перевязала рану.
  - Я вытащу тебя отсюда, - взволнованно сказала Рейчел.
Она стряхнула осколки стен с пледа, постелив его рядом с Николя. Потом с трудом положила Дельена на него. Николя как мог терпел невыносимую боль в это время.
Взявшись за края со стороны головы Дельена, Рейчел начал тащить плед, огибая большие осколки стен. И выпалила:
  - Так кто же сделал всё это?!
  На что Дельен не преминул ответить, показав вперёд пальцем:
  - Очевидно – он!
  Оманда оглянулась, с ужасом увидев новое чудовище! Это был гигантский, метра два в поперечнике, и десять – в длину, зелёный червяк с пятью рядами конечностей, сзади которого вырастали по две шеи с мордами! Они были с одним светящимся жёлтым светом глазом, и огромной пастью с острыми зубами.
  Рейчел, с секунду оцепенев, рефлекторно бросила плед, выставив вперёд свой пистолет-пулемёт и Беретту со словами: «Съешь это!»
  И начала палить из своих стволов по монстру. Пули ранили его, но внезапно эти раны затянулись, регенерировав.
  - Нет! – мрачно произнесла Рейчел.
  Глаза чудища сверкнули вспышкой, и из них вылетели жёлтые лазерные лучи! Оманда резко упала на живот, и смертоносные лазеры, промахнувшись, расплавили неровными дырами стену позади. От высокой температуры эта стена потрескалась и осыпалась осколками.
  - Да, это – он, - согласилась Рейчел, увидев эти разрушения, а затем процедила, обращаясь к монстру:
  - Я тоже так умею….
  …И, направив дула вверх, прошлась пулемётной очередью по свисающему над чудищу осколку стены. Он обрушился на чудовище, разрезав его посередине.
Половина с головами расплавила лазерами этот осколок, который от этого взорвался на мелкие кусочки, а потом сросся выращенными из обрубков нитями со второй половинкой. Затем выстрелил лазерами опять. Лежащий телевизор позади Оманды взорвался, слегка ранив спину героини.
  - Да что б тебя!  - вырвалось у неё.
  Со второй очереди она попала монстру в глаз. Он тут же регенерировался. Рейчел начала палить по нему, крича: «Живучий сукин сын!»
  Тот пальнул вновь, задев увернувшуюся кое как от лазера одежду Оманды, отчего та вспыхнула, загоревшись в области бока. Одновременно туша одной рукой огонь на себе, Рейчел второй рукой начала стрелять по подползающему к ней чудовищу из своего МАТ49. Раны на монстре, взрываясь фонтанчиками зелёной жижи, восстанавливались за две секунды! Чудовище подходило всё ближе!.. Вдруг оно резко выпало вперёд, схватив передними лапами её, и отправляя в одну из двух пастей!
  - Не-ет! – кричала перепуганная Оманда, и тут чудище взорвалось зелёным фонтаном.
  Освобождённая Оманда оглянулась назад, увидев привставшего Николя, державшего в одной руке дымящийся бластер.
  - Так оно будет вернее, - проговорил Дельен.
  - Спасибо, - сказала ему Рейчел, вздохнув.
  И тут услышала странный гудящий звук. Разбив собой большие осколки от бывших стен здания, военный флаер с четырьмя Лэйрами на борту приблизился к ним.
  - Залезайте внутрь, - произнёс голос с динамика.
  Боковой люк открылся, и Оманда без лишних слов затащила Николя внутрь корабля.
  Один из Лэйров представился медиком, осмотрев рану Дельена. Затем взял из своего кейса какие-то странные медицинские инструменты, выгладившие как прозрачные извивающиеся трубки.
  - Что это? – спросила Рейчел.
  - Сыворотка с ферментом, изъятым из одного чудовища с особенностью регенерации. Он затянет рану.
  Медик-Лэйр поднёс инструмент к ране, воткнув его в неё, и уже немногим через секунд десять эта глубокая рана на глазах затянулась, исцелившись.
  - Ничего себе! – удивилась Оманда, а затем обратилась к Николя: «Как ты?»
  - Теперь хорошо, - уже с настоящей улыбкой произнёс тот.
Затем, как ни в чём не бывало, встал на ноги.
  - Улетаем, - объявил пилот флаера.
  И корабль, рванув по косой траектории вверх, вылетел из злополучного, разрушенного кондоминиума.
  - Мы подобрали их, - сообщил второй пилот.
  - Хорошо, передайте им, что мы у Храма Старейшин, - ответил по связи пилот флаера с остальными ребятами.
  Лэйр рассказал это двум героям, и Рейчел облегчённо вздохнула, затем сказав пилотам:
  - Тогда мы тоже – туда.


  Они пролетали над арматурными скульптурами Галереи, когда внезапно один из четырёх Лэйров взволнованно сообщил:
  - Я, кажется, вижу что-то на радаре.
  Оманда с Николя взглянули на прибор, увидев на нём медленно двигающуюся точку.
  В следующую секунду флаер тряхнуло, послышался срежет, и окно обозрения заполонило желеобразная, полупрозрачная красная субстанция, похожая по свойствам на желе.
  - Что происходит?! – ошарашено выкрикнула Рейчел.
  Корабль потерял управление, приборная панель заискрилась и задымила. Флаер стал снижаться, падая вниз!
  - Нас поглотило очередное чудовище! – шокировано произнёс пилот….


              Глава 19
 
 
  - Нас подбили! – рапортовал второй пилот, пытаясь связаться с остальными, одновременно понимая, что передатчик сгорел.
  И тут флаер, поглощённый неведомым красным монстром, рухнул на арматурные скульптуры Галереи Искусств! Разломив часть их, он буквально насадился на металлическую планку полуразрушенного арматурного куба. Она, разбив переднее лобовое окно, вошла по середину корабля, снеся голову несчастного второго пилота.
Остальные попадали на палубу.
  - Оставайтесь в корабле, - приказал главный пилот, отстегнувшись от ремней безопасности, и взял из стенного отсека внушительное плазменное ружьё.
  Но, когда он открыл люк, красное, полупрозрачное желе в секунду поглотило его, выпучившись внутрь салона, вместе с ружьём. Ошарашенные герои в флаере увидели, как бедняга-пилот буквально переварился на их глазах: его разъело внутри чудища до скелета за считанные секунды!
  - Нет! – крикнула Рейчел, подбежав к отсеку с оружием.
  - Что ты собираешься делать?! – взволнованно спросил, хотя знал ответ, Дельен.
  - Знаешь что, ты меня убедил, что ваше оружие помощнее нашего, - ответила Оманда.
  И достала сразу два плазменных ружья.
  - Быстрее все, хватайте ружья, и дадим отпор этой сволочи! – быстро сказала Рейчел, бросая оружие в руки оставшихся трёх Лэйров и Николя.
  Красная желеобразная тварь полезла в люк, выдавливаясь через него, проникая внутрь флаера. Оманда отшатнулась к лобовому окну, держа в двух руках плазменное оружие.
  - Давайте! – крикнула Рейчел, и все начали палить мощными лазерами в чудище.
  В итоге оно быстро вошло, загоревшись, все ещё выдавливаясь в салон. И молниеносно поглотило ещё одного Лэйра, оставив лишь его скелет.
  - Гад! – высказала Рейчел, видя, как это нечто подползает бесформенной горящей массой к ней с Николя.
  - Попробуй это, - со злостью высказала героиня, выдернув чеки с двух гранат на её нагрудном поясе. Затем швырнула их в монстра, крикнув всем:
  - Ложись!
  Все упали, когда гранаты ушли внутрь этого чудовища. В следующую секунду прогремел взрыв, разнеся на горящие ошмётки то, что проникло в салон флаера.
  Тут  разнеслось лобовое стекло, и дрянь стала проникать сзади! Ошеломлённый Лэйр вскочил, когда его левая нога утонула в подползающее оттуда желе, и стал палить из плазменного ружья, но было поздно: сволочь лишь загоралась от выстрелов, но не отступала. В итоге она поглотила Лэйра вместе с ружьём.
Рейчел, увидев всё это, выбежала из люка, оказавшегося свободным от этой дряни благодаря взрывам, потянув за руку Николя. Она оказалась на алее между арматурными скульптурами-кубами.
  - Попытаюсь его отвлечь, держи, - сказала Рейчел, отдавая Дельену ружья. – Это должно задержать его.
  - Постой, ты куда?! – опешил Дельен, видя, что Оманда, хаотично стреляя из Беретты, подбегает к скульптурам-кубам.
  Желе поглотило флаер, сформировав полупрозрачный, красный, обтекаемый кокон.
  Вот он стёк в аморфный, такой же слизняк, направившись к Рейчел. Она, поднатужившись, стала пролезать в арматурный куб. Промежутки между частями арматуры были слишком узкими даже для неё, но она всё-же смогла пролезть через них, хоть и с трудом. Желеобразный монстр же, не прилагая никаких усилий, просто перелился, просочившись, внутрь сложной арматуры, проникая всё глубже, и догоняя ошарашенную героиню. Горящие части монстра потухли, и он стал проникать между арматурами ещё быстрее, догоняя Рейчел.
  - Не-ет! – крикнула Оманда, ужаснувшись, боясь закончить также как два Лэйра на её глазах, когда увидела приближающуюся к ней, двигающуюся быстрее, чем она, массу.
  Она почти достала героиню, когда та, отстреливаясь своим пистолетом-пулемётом, выбралась из этого куба, оказавшегося для неё не больше, чем ловушкой.
  И побежала по аллее что было сил, направляясь к Галерее. Оманда пробежала двух роботов билетёров, затем обернувшись: желеобразный, гигантский, красный слизняк подобрался к ним. Тут роботы внезапно набросились на монстра, прыгнув на него, и вырывая куски от него.
  - Так-то, спасибо вам, не ожидала такого от вас, - произнесла Рейчел, и, понимая, что роботы лишь задержали это чудище, двинулась к дверям Галереи.
  Тварь выплюнула мешающих ей роботов своими оторвавшимися массами, прибавив темпа. Влившись в ворота главного входа в Галерею, монстр потерял из виду свою жертву. Подползя к скульптуре Лэйра, остановился.
  И тут Оманда, притаившаяся позади статуи, кинула три гранаты в её подножие, сказав всем Лэйрам:
  - Простите за это!
  Прогремели оглушительные взрывы, и махина, расколовшись, накренилась и рухнула на аморфную тварь! Статуя раздавила её, повредив её мозг; в итоге тварь посинела и окаменела, покрывшись трещинами. Убедившись, что монстр мёртв, Рейчел вышла из Галереи. Навстречу ей шёл Николя с одним выжившим во флаере Лэйром.


  - Что-то не так, - бормотал, ходя из угла в угол, Рональд. – Мы должны идти на помощь.
  - Связь оборвалась в аллее Галереи Искусств, - констатировал один из Старейшин.
  - В таком случае нужно отправляться туда, - решительно заявил Джим. – Нечего отсиживаться, когда наш человек в опасности.
  - Тогда я с вами, - отреагировал Бинкл, находящийся сейчас тоже в Храме.
  - Моя семья в безопасности, в Бункере под Полом, - добавил стоящий рядом Донт. – Так что я присоединяюсь к вам.
  - Вы правы, - произнёс Главный Старейшина, - высылаем военный флаер за вами, - сказал один из Старейшин.
  - Тогда мы выходим, - произнёс Триккинс.
  Ребята вышли из Храма, ожидая военную помощь. Вот флаер показался, приближаясь к коммандос.
  Флаер приблизился к героям, как вдруг из одного из зданий выпрыгнуло очередное нечто: блестящий отражающей как зеркало бронёй, словно доспех на своём теле, похожий на гигантского оленя с длинными, загнутыми, мощными рогами, и четырьмя конечностями монстр! Его зеркальная морда освещалась четырьмя светящимися красным глазами, и знаменовалась вытянутой вперёд зубастой пастью.
  Герои оторопели. Чудовище внезапно подпрыгнуло ввысь, на лету боднув своими длинными рогами флаер. Тот, потеряв управление, закрутился, падая прямо на команду! Чудище ещё раз боднуло рогами корабль, и тот, резко отлетев, угодил в одно из зданий. Стеклянное овальное здание разнеслось вдребезги от взрыва флаера.
Донт с Бинклом выбежали к героям, вооружённые бластерами, и увидели эту картину.
  - Берегитесь, это – Сэнбур, - предупредил их Донт.
  - Кто-кто? – переспросил Всеволод.
  - Он покрыт диэлектрическим металлом, - не совсем ясно объяснил Бинкл.
Рональд направил свои два пулемёта в двух руках на тварь, выпустив очередь, но тут существо вдруг растворилось в воздухе! Пули пролетели мимо.
  - Что это за фокус?! – опешил Серджио.
  - Осторожно, он – телепортатор, - быстро сообщил героям Бинкл, отступив назад и смотря во все стороны.
  Внезапно монстр проявился из ниоткуда прямо за спиной ничего не подозревающего Триккинса.
  - О нет! – крикнул Джим командиру, но было уже поздно: тварь боднула несчастного Рональда своими рогоподобными, зеркальными выростами, и тот от удара подлетел ввысь по косой траектории!
  Крича и рефлекторно стреляя, он ударился о розовое прямоугольное здание в двадцати метрах отсюда, упав без чувств.
  Ребята окружили чудовище, начав палить по нему, но пули отскакивали от зеркальной брони.
  - Его не берут наши пули, он бронированный, - взволнованно сообщил Стоун, безысходно опустив своё Узи.
  Тварь зарычала и набросилась на Голеса. Тот отшатнулся, стреляя прямо в морду монстра из своей автоматической винтовки, но результат был тщетным. Чудище раскрыло пасть, стараясь откусить руку Серджио, но тот развернулся, подпрыгнув, и, сделав «вертушку», ударил чудище по его морде ногой. То зажмурилось от удара. Понимая, что тот не смотрит на него, накинулся на него, зацепившись за край доспеха в области шеи чудища, начав стрелять по промежутку между сегментами доспех. Зацепившись за расширившийся край, Голес отодрал один из сегментов. Чудовище зарычало, сбросив с себя Серджио, державшего один из доспех, и попыталось раздавить его ногами, но тот, прокрутившись, вовремя перекатился в сторону. Монстр, почувствовав красную обнажённую кожу в области шеи, вновь исчез, растворившись в воздухе.
  - Он опять телепортировался, - объяснил Джим.
  - Зато я его покоцал, - тряся зеркальным прямоугольным сегментом доспех чудища, сообщил с довольной улыбкой Серджио.
  - Молодец, теперь он не такой неуязвимый, как раньше, - похвалил его Бинкл.
  Тут монстр телепортировался за его спиной, внезапно выпустив из своих рогов молнии электрического разряда! Беднягу Донта отшвырнуло в сторону, поражённого электротоком, начав дымиться.
  - Осторожно, он может использовать ток, - предупредил Бинкл.
  - Мочи его в открытый промежуток на шее, - крикнул Сеня, начав прицельно стрелять из своего «Калаша» по обнажённой части монстра.
  Тот резко увернулся от выстрелов, вновь телепортировавшись прямо над головой ошарашенного Данилова, у которого кончились патроны. Сеня прыгнул в сторону, но запоздал с этим. Чудовище, оказавшись на полу, ударило со всей силы его рогами, и тот отлетел, кружась, в очередное здание.
  Бинкл прицелился, и выстрелил из бластера по ране, но юркий монстр опять сумел увернуться, исчезнув в ту же секунду.
  - Держитесь вместе, - крикнул Бинкл ребятам, кто ещё остался на ногах, и оборачивался, сеча все стороны.
  Джим и Серджио примкнули к Бинклу, делая тоже самое.
  Монстр телепортировался за расположенным неподалёку зданием, украдкой показав из него свои рога, и выстрелил из них током по героям. Яркая электрическая дуга достигла героев, но тут Голес закрылся доспехом чудища, и ток отразился, попав по монстру. Тот оказался поражённым в обнажённую часть тела своим же электричеством, задымившись в этой области.
  Бинкл не стал ждать, и, подбежав к чудовищу, выдал целую очередь лазеров из своего бластера по незащищённой доспехами шее. Та взорвалась красными ошмётками, и морда твари отвалилась от туловища, которое тут же пало.
  Стоун подошёл к оторванной голове чудовища, направив своё Узи в неё. Вдруг морда ожила, раскрыв пасть, и выстрелила током, но в итоге по какой-то причине заряд поразил саму голову, и та почернела, задымившись.
  - Всё, с ним покончено, - сообщил Джим.


               



              Глава 20
             
 
  Данилов подбежал к Рональду, всё ещё находившемуся без сознания. Подпёр его голову, произнеся:
  - Сейчас бы Оманду….
  Бинкл вытащил из кобуры странный фиолетовый предмет в форме загнутой в спираль трубки, поднеся его к Донту, и через пять секунд тот очнулся.
  - Вы не могли бы… - проговорил Джим, обращаясь к Бинклу, и указав на лежащего Триккинса.
  - О, подождите, - сказал Бинкл.
  - С тобой всё в порядке? – серьёзно спросил он Донта.
  Тот, встав, осмотрел себя, произнеся:
  - Да…. Да, всё хорошо, спасибо. Помоги ему.
  - Ладно, - сказал ему Бинкл, положив руку на его плечо. – Дружище.
  Он подошёл к Рональду, проделал ту же процедуру со своим спиралевидным «Излечителем», и тот очнулся, держась за голову.
  - Небольшие ушибы, лёгкое сотрясение мозга, всё пройдёт, - сообщил ему Бинкл. – Моего друга немного поджарило, но у нас сильные организмы.
  Тут к ним подлетел ещё один флаер. Приземлившись, он открыл люк, и из него вышли Оманда и Николя. За штурвалом сидел выживший военный Лэйр. Ребята, увидев её, окружили, обняв.
  Но Рональд не преминул упрекнуть её:
  - Ты ослушалась прямого приказа.
  - Запиши потом это в рапорте, - взяв руку Дельена, улыбнулась Рейчел.
Рональд, махнув рукой, всё понял, проговорив вполголоса:
  - Можешь считать, что я этого не говорил.
  - У меня появилась идея, - неуверенно проговорил Николя. – Здесь мы в опасности, как мы все в этом убедились. Так вот, как вам мысль, чтобы мы укрылись в самом безопасном месте города?
  - Ты говоришь о Павильоне? – спросил Бинкл.
  - Именно, - подтвердил Дельен.
  - Что ж, звучит разумно, - согласился Рональд.
  - Тогда прошу во флаер, - сказал Николя.
  Герои долетели до Павильона Оптических Свойств, выйдя из корабля.
  Тут одно здание, его вид, странно исказился в одном месте. Данилов, заметив это, не придумал этому значения. Теперь другой участок исказился, напоминая искажённую проекцию серебристого здания, превратившись в контур четырёхрукого, двухметрового монстра с красными глазами!
  - Мочи этого ублюдка! – сорвалось у Сени.
  Все растерялись. Рональд поспешно зарядил обоймы в свои пулемёты.
  - Где он?! – не понял Джим.
  - Прямо за тобой, - ответил ошарашенным героям Всеволод.
  Тот рефлекторно обернулся, увидев это невидимое нечто как искажённый контур зданий и ребят.
  - А-а! – закричал Данилов, начав палить по контуру, но тот отскочил, оказавшись быстрее.
  - Где эта тварь?! – закричала Оманда.
  - Он мимикрирует под окружающую его среду, - заключил Донт.
  - Его можно убить? – спросил его Триккинс.
  - Да, но обнаружить труднее, - ответил Донт.
  Тут бластеры у двух Лэйров потухли индикаторами, а Отражающий Распределитель вышел из строя. Здания также потухли в этом регионе, погружая всех тут в полутьму.
  - Эта сволочь высасывает нашу энергию! – оторопело заявил Бинкл.
  - Да где же он? – высказал Николя, начав бояться эту тварь.
  - Как ваше оружие? – спросил Донт у Рональда.
  - В норме…. – растерянно ответил тот.
  Затем отдал один автомат Донту.
  - Ты всё-таки отец, - объяснил ему Триккинс.
  - Спасибо, - отреагировал Донт.
  - Скажи, а раньше этот монстр так умел? – спросил вдруг командир.
  - …О, нет,… нет, - удивился собственному ответу Донт. – Похоже, эти чудовища эволюционируют, приобретая новые свойства.
  - Нужно его вырубить, пока он всё тут не разрядил, - вставил Серджио.
  - Быстрее, в Павильон! – крикнул Рональд, и тут при беге наткнулся на невидимого монстра, упав от столкновения на пол.
Сидя так, он полоснул вперёд из своего автомата, задев тварь в области плеча. Из раны выплеснулась сиреневая кровь.
  Контур искажённого вида Павильона с кровоточащей раной схватил двумя руками Триккинса, прикрывшись собой, а остальными двумя выхватил у командира его пулемёт.
  Тут Донт не растерялся, выстрелив из такого же пулемёта по ногам твари. То подкосилось и упало на пол. Герои окружили его, стреляя из своих оружий, и, таким образом, разрешили это чудовище. То вдруг плавно проявилось, оказавшись чешуйчатым и синим.
  - Быстрее, в Павильон! – крикнул Бинкл, и вовремя: целых пять первых монстров – Глейзеров накинулись из под зданий на героев!
  Те с криками рванули к входу, кое-как успев заскочить внутрь. Чудовища царапали прозрачную стену Павильона, пытаясь сделать хоть трещину, но все их попытки оказались тщетными. Тогда монстры попытались, прыгнув все на него разом, разгрызть поверхность Павильона, клацая клыками, но результат был тем же самым.
Ребята увидели впереди пять Старейшин.
  - Самое безопасное место? – полу спрашивая, полу утверждая, ухмыльнулся им Триккинс.
  - Именно поэтому мы здесь, - произнёс Главный Старейшина. – По чистой случайности, хотя их не существует, мы успели добраться до него до того как на Храм напали.
  - Пройдём в Отсек Наблюдения, - предложил один из Старейшин. – Чтобы видеть всю панораму происходящего в городе.
  Все прошли через боковую дыру-дверь в фойе Павильона, оказавшись в зале с десятками овальных мониторов, висящих в воздухе на разных уровнях.
  - Вот они… - процедил Рональд, увидев через три монитора с двух дюжин Глейзеров, нападающих на недалеко расположенные от Павильона здания города, и тех, кто не успел ещё укрыться в Бункерах, разрывая их на части!
  - Смотрите! – чуть ли не выкрикнул один из операторов Отсека, указав на очередной монитор.
  Там герои увидели новое, ни с чем не похожее, невообразимое чудовище. Огромный монстр, в пятнадцать метров в высоту и тридцать – в длину, в чём-то напоминающий бегемота посредством четырёх зубов в челюсти, вызвал удивление всех. Бежевый гигант, с блестящими жёлтыми глазами, стал пожирать прозрачный пол города своей челюстью подобно грейферу экскаватора, словно ковшом с огромными кольями-клыками. Затем принялся за здания. Пол с искрами поддавался челюстям монстра, разлетаясь на осколки, как и поверхности зданий.
  Тут другой оператор окрикнул всех: на его мониторах показалось ещё одно, куда более странное чудовище, нежели прежнее. Гигантский, в 50 метров в высоту и десять – в диаметре, инертный монстр в виде цилиндра белого цвета, с чёрными крестами вдоль всего туловища, он гармошкой складывался, и от этого подпрыгивал высоко вверх, затем рандомно, так как у него не было органов зрения, падал тяжёлым, похожим на бетонное, дном, разрушая таким образом с жутким грохотом здание за зданием!
  - Что ещё за прыгун?! – удивился Донт.
  - Они разрушат всё! – испугался Главный Старейшина.
  Тут на мониторах показались орды военных флаеров, стреляющих жёлтыми лазерами по этим двум новоиспечённым монстрам, но лазеры отражались от них!
  - Как же их остановить?! – не понял один из операторов.
  Лазеры попадали по Глейзерам, и они взрывались фонтанами ошмётков от них, но эти два чудовища были неуязвимы.
  Джим вдруг соскочил и побежал к Генератору Оптических Свойств.
  - Ты… куда? – встрепенулись Старейшины разом.
  - За мной! – крикнул, пробегая по Павильону, Стоун.
  Когда все пришли в Главный Отсек, Джим спросил Бинкла:
  - Я, кажется, знаю, как остановить их. Этот Генератор может выпускать односторонние световые волны одной частоты?
  - Да…, наверное… - Бинкл вдруг понял, что имел ввиду программист. – Точно!
  - Эврика, - заключил Бинкл, наказав операторам выпустить луч одной волны – то есть мощнейший лазер, который только и может выработать Генератор.
  Операторы покрутили ручки регулятора. Затем они из них спросил:
  - Мы никогда ещё не выпускали таких лучей….
  - Вот мы их и проверим в действии, - промолвил Главный Старейшина.
Оператору не преминуло перечить столь высокопоставленным лицам, и он нажал на «пуск».
  - Все жители под Полом. А теперь отзовите все флаеры, - сказал настойчиво Стоун.
  - Но мы не знаем, как подействует эта система, - хотел было возразить один из Старейшин, но Главный отстранил его, подойдя к одному тёмно-материальному телефону, и связался с генералом, приказав отступить, и ещё сказав то, что у него имеется план.
  Генератор вытянулся к Отражателю, на его кончике засветилась ослепительная светящаяся точка. Флаеры покинули город по приказу генерала, и, убедившись в этом через телефонный звонок, Главный Старейшина выкрикнул оператору: «Давай!»
Генератор с громким жужжанием выстрелил мощнейший белый лазер к Отражателю, и сотни подобных смертоносных лучей распределились по всему городу, входя и отражаясь от сотен билбордов-Распределителей!
  Десятки монстров превратились в пыль от раскинувшихся лазеров по мегалополису, а те два неуязвимых монстра, когда в них попали лучи мощного лазера, расплавились на глазах у героев  в мониторах за считанные секунды….
  Монстры-чудовища были уничтожены.
  - Ура! – крикнули все, а Главный Старейшина похлопал Джима по плечу, одобрительно произнеся: «Браво, Стоун».
  - Хотя так нам вряд ли удастся предотвратить следующего Вторжения, - подытожил один из Старейшин.
  Тут к Главному Старейшине подошёл Рональд. Он о чём-то крепко задумался, а затем обратился к нему:
  - Послушайте: то, что на этот раз сюда проникли мы, а не учёные, как вы сами нас учили, - не может быть случайностью, - серьёзно и уверенно заявил Триккинс. – Агенты Разведки нашего мира точно забеспокоились не случайно. Признавайтесь, что произошло с тем выходом на Поверхность?! Эти твари выбирались через него?
  Главный Старейшина тяжело вздохнул, затем промолвил:
  - Боюсь, что да…. И вы абсолютно правы: слежка вашей цивилизации заметила их, и вызвала вас…. Но уверяю вас: те чудовища, что успели выбраться на Поверхность, были срочно ликвидированы нашей армией. Это случилось за неделю до вашего посещения сюда.
  - Ничего себе! Тогда эта угроза становится актуальна и для нашей цивилизации, - сделал вывод Всеволод.
  - Не исключено, - подытожил один из Старейшин.



             

               Глава 21
 
      
  - Нужно залатать брешь, пока не стало поздно, - подал голос ещё один Старейшина.
  - Не стоит, - вдруг бросил Триккинс.
  Все вопросительно посмотрели на него.
  - Мы должны рискнуть, - объяснил Рональд. – Второго шанса может и не быть. Мы отправимся по следам чудовищ. Может, нам удастся выяснить, где их логово.
  - Ты уверен? – спросил его Главный Старейшина.
  - Я – с вами, - заявил Николя. – Это мой карт-бланш на попытку выяснить судьбу родителей, ведь я остался в основном по этой причине.
  - Что ж…, мы согласны, - отреагировал Серджио. – Мы хорошо подготовлены, к тому же мы рассчитываем на ваше супер-оружие,  с которым наши шансы возрастают.
  - Это даёт вам честь, - заключил Главный Старейшина. – Но мы готовы оказать вам всестороннюю помощь.
  - Благодарю, - отозвался Рональд. – Но нас должно быть минимум в качестве незаметных партизан.
  - Ясно, кто пойдёт с ними? – спросил Главный Старейшина, и сам ответил, - Я пошлю с вами наших лучших воинов, только свяжусь с генералом.
  - Не нужно, - друг сообщил Донт.
  Он посмотрел на Бинкла, и тот, всё поняв, сказал:
  - Мы пойдём с вами.
  - Но почему? – не понял Сеня.
  - Мы вас хорошо знаем, в отличие от других, - объяснил Бинкл.
  - В таком случае – вы очень храбры, - отреагировал Главный Старейшина.
  - Мы выдадим вам наше новейшее оружие и броню, - промолвил один из Старейшин. – Нужно только добраться до военного склада, пока ещё затишье.
  - Поторопимся, ведь оно временно, - сказал Рональд.
  - Я подвезу вас, - сообщил военный пилот. – На своём флаере.
  - Хорошо, - согласился Триккинс.
  - До свидания, надеюсь, ещё увидимся, - проговорил Главный Старейшина.
  - Не сомневайтесь, - храбро ответил Рональд.
  - Удачи!



  Флаер с нашими героями остановился у склада. По пути им не встретилось ни одно чудовище – идея Джима и правда сработала.
  Склад представлял собой трёхэтажное, вытянутое, овальное здание серебряного цвета. Вокруг стояли охранники Лэйры с какими-то датчиками чёрного цвета, полоской закрывающие все их четыре глаза.
  Охранники держали сиреневые, длинные бластеры со светящимися жёлтыми индикаторами.
  Пилот флаера подошёл к одному из охранников, что-то сказав ему на своём языке. Тот пропустил героев, и они пошли к главным воротам склада. Они раздвинулись, утонув спиралевидными частями в трапециевидном контуре.
  - Берите самые мощные прототипы, - сказал пилот, указав на нижние, серебряно-золотые полки справа.
  Герои удивились, видя многоуровневые стеллажи, напичканные держащимися на крепежах, уходящие вдаль на множество метров вверх и вглубь склада, разнообразные бластеры всех цветов и размеров.
  Рональд взял внушительное белое оружие с двумя дулами. Джим прихватил фиолетовый бластер с плоским дулом. Данилов приобрёл себе странное оружие красного оттенка, с внедрённым в его середину прозрачным шаром со светящимися, плавающими, белыми точками в нём, и оканчивающееся нечто похожим на острый, только чёрный, трезубец. Оманда взяла два коротких бежевых бластера с двумя кнопками сбоку. Серджио приглянулся зелёный лазерный автомат с четырьмя квадратной формы дулами, образующие параллепипед, и с самонастраивающимся прицелом.
  Всё это оружие было на удивление, не смотря на размеры, лёгким, будто сделанным из пластика. Николя взял массивный, прозрачный бластер, то же взяли Донт с Бинклом.
  Затем пилот привёл героев к расставленным бронежилетам сиреневого оттенка, также оказавшимся лёгким, пристёгивающимся спереди и сзади мощными магнитными держателями. Пилот достал сиреневые шлемы, и, нажав кнопки на них, заставил их изменить размеры подстать пропорциям голов коммандос.
Когда они надели их, пилот флаера улыбнулся, смотря на них, и сказал:
  - Смотритесь круто! Пошли.
  И друзья вернулись во флаер, который привёл их ко второй бреши, созданной чудовищами: ту, первую, наверху, уже начали залатывать. Неровная, пятиметровая в поперечнике дыра в никуда, из которой зияла лишь тьма, заставила содрогнуться героям. Возле неё стояли бойцы армии Лэйров – вооружённые, они внимательно осматривали периметр, смотря на город и внутрь дыры, светя туда фонарями, встроенными в оружие.
  - Зона чиста, можете проходить, - констатировал носящий чёрный датчик на глазах военный, обращаясь к героям.
  - Мы первые, - вздохнув, поспешил сообщить коммандос Донт, имея ввиду себя с Бинклом.
  - У всех нас тоже есть фонари, - сказал Николя, пояснив, - Нажмите кнопки на левой стороне бластеров.
  Все так и сделали, и тут же вспыхнули маленькие прожекторы снизу дул у оружия героев, которые хорошо осветили путь в бреши.
  - Так-то лучше, - одобрительно заметил Стоун.
  Фонари осветили путь внутрь: этот проход, сделанный чудовищами около Пола города, оказался изъеденной ими червоточиной в бронированной поверхности, уходящей вглубь на пятнадцать метров защитной преграды, обрамляющей мегалополис. Эта преграда была медного цвета.
  - Эту дыру прорубил тот монстр-бегемот, похоже, - заключил Николя, и Донт с Бинклом, да и все, согласились с этим, кивнув.
  - Надеюсь, он был в одном экземпляре, - утешал себя, поражённый видом этой норы в металле, Голес.
  - Будьте осторожны, - напомнил Рональд, медленно продвигаясь за Бинклом, возглавляя «Дельту».
  Все шли по проходу, продвинувшись вглубь уже на все 15 метров, за которым шла пещера округлой формы из серо-коричневого известняка, перемешанного с пластами белесой руды. Сверху всё ещё время от времени сыпалась почва. Проход внезапно свернул направо, одновременно с этим сужаясь. Сеня столкнулся о камни, торчащие внизу, чуть не упав. Рональд, резко повернувшись к нему, сделал профессиональный военный жест быть тише, показав ему растопыренные пальцы, разжав поднятый рукой кулак.
  Проход вдруг стал идти круто вниз. Перебирая осторожно ногами, все стали медленно спускаться.
  - Смотрите, не свалитесь, -проговорил возглавляющий шествие Донт.
  Тут, шедший последним, Данилов, что-то услышав шуршащее сверху, резко направил свой трезубец-бластер вверх, осветив поверхность прохода над головой, одновременно сказав:
  - Стой!
  Рональд поднял в согнутой руке кулак, приказав, тем самым, стоять на месте. Все обернулись к Всеволоду.
  Тот всматривался в место, откуда был слышен звук, но ничего разглядеть не мог – наверху была какая-то чёрная тень двухметрового размера.
  - Кажется, ничего, - проговорил, смотря на тень, Сеня. – Наверное, разветвление прохода…. Чёрт, ничего не вижу.
  Триккинс щёлкнул пальцами, два раза махнув указательным пальцем вперёд, приказывая двигаться дальше.
  Данилов опустил оружие, прекратив светить вверх, и все пошли дальше под уклон вниз.
  И вдруг Сеню сзади что-то сильно толкнуло в спину, отчего тот не удержался на ногах, полетев кубарем по уклону, внезапно столкнув цепочку героев, которые от этого начали падать вниз, переворачиваясь и чертыхаясь.
  Вылетев с края уклона, все с криками полетели в открывшуюся бездну.
  Когда она прервалась, все попадали на рыхлую землю, стоная от ударов об неё. Рональд, терпя ушибы, встал, высказав:
  - Что это было, чёрт возьми?!
  И ответ не заставил себя долго ждать: Триккинса вдруг резко ослепило близким, ярким, белым светом, отчего командир, вскрикнув, зажмурился, укрывшись локтём. В его глазах замелькали радужные круги, и он перестал что-либо видеть. Все обернулись к нему, увидев его, прижавшегося к стене пещеры. Но фонари ничего кроме него не увидели…. Тут до Джима кто-то дотронулся, и он, резко развернувшись, никого не увидел за собой, однако выстрелил из своего фиолетового бластера. Тот пальнул голубой, плоской волной, и тень отскочила, ударившись об земляную стену. И тут он проявился – гигантский, двух с половиной метровый светляк, он взлетел на двух рядах блестящих металлом крыльев, расположенных с двух концов его узкого, загнутого в завиток тела. Его фасеточные, выпуклые два глаза вспыхнули слепящим глаза героев светом на секунду, и по загнутому телу стали пробегать жуткие, словно неоновая реклама, жёлтые, светящиеся кольца.
  - Он способен поглощать свет, - догадался Дельен.
  - Пли, огонь! – крикнул Триккинс, когда его зрение восстановилось, и все стали палить по монстру.
  Но тот оказался увёртливее, и, резко сманеврировав в сторону, заставил лазеры проскочить мимо, взрывая известняк стен пещеры.
  Рональд крикнул: «Осторожно, он способен ослеплять своими глазами!»
  Светляк-монстр быстро взлетел вверх и в сторону, когда герои стали палить по нему, но тот вновь ускользнул от выстрелов.
  - Какой быстрый, гад! – взревел Серджио.
  Данилов пальнул из своего странного трезубца, и светящиеся точки в шаре на оружии выстрелили из его острых шипов, превратившись в полёте в малиновую лазерную сетку. Та задела светляка, и тот, отшатнувшись, закрутился по оси, сбитый вбок.
  - Ух ты! – удивился Сеня.
  - Осторожно! – предупредил Рональд его, видя, что светляк, выдвинув на конце своего тела, развернув его, острое жало.
  Тут монстр потух, превратившись в черноту, тут же слившись с тьмой пещеры.
  - О нет, - бросил испуганно Сеня, видя одновременно, что его трезубец не заряжен, а шар в его центре – пуст.
  - Ну давай же, - потряс оружие Данилов, и светящиеся точки в шаре всплыли в него.
  Но тут же невидимое жало резко вонзилось в живот ничего не видящего впереди Всеволода! Тот вскрикнул от боли, с силой отпихнув трезубцем, воткнув его в тело твари, этого светляка. От раны по его телу разбежались в разные стороны жёлтые светящиеся кольца, и он, вновь став видимым, отлетел металлическими крыльями назад.
  Данилов скорчился от боли, прижав рукой рану, и присев на корточки. Голес прицелился зелёным автоматом, выдав в светляка лазерную очередь из параллелепипедов четырёх бежевых лазеров. Они взорвали один из фасеточных глаз чудовища. То на несколько секунд лихорадочно бросилось на стену пещеры, ударяясь об неё.
  Рональд подбежал к светляку, пальнув по крыльям. Двойной лазер белого цвета вдруг отразился от них, попав по самому командиру. Тот упал, дымясь обожжённой бронёй. Донт с Бинклом выстрелили из прозрачных бластеров по монстру. Жёлтые лазеры разорвали загнутое тело светляка на льющиеся светящейся синей кровью ошмётки. Но тварь не сдохла – она, вернее, её передняя половина, накинулась на Донта, выпустив в него выплюнутым серым ядом из своих жвал. Яд попал бедняге прямо на лицо, отчего тот вскрикнул. Разъярённый Бинкл выстрелил в светляка прямо в его морду. Но тварь вновь отшатнулась, и выстрел промахнулся.
  Рейчел выстрелила сиреневыми лазерами из двух бластеров, один из которых попал по крылу, отчего лазер отразился, попав в землю в дециметре от ног Оманды.
Николя выстрелил сзади твари, и жёлтый лазер поразил не видящего тыл монстра в основание крыльев, отчего те отвалились от его тела. Светляк рухнул на землю, подползая к Рейчел.
  - Он не может больше поглощать свет после раны в теле, - догадался Голес.
Светляк брызнул в Рейчел яд, но та закрылась бластерами, и яд выплеснулся на них, не задев её.
  Бинкл подбежал к твари, выстрелив несколько раз в спину, незащищёнными крыльями. В итоге светляк взорвался синей светящейся кровью, фонтаном брызг окропившей землю.


               

              Глава 22

               
  Рейчел подбежала к Сене, выложив из аптечки противоядие, впрыснув его шприцом в руку. Николя то же самое проделал с Донтом. Тот очнулся, однако Данилов всё ещё оставался без сознания.
  - Яд, должно  быть, очень сильный, - обеспокоенно пробормотала Оманда.
- Спокойно, раз уж старина Донт выжил, - утешал её Николя. – Просто наши организмы немного менее выносливы, нежели Лэйров, помнишь?
  И правда: вскоре Данилов стал очухиваться.
  - Ну, слава богу, - вздохнул Рональд. – Можешь идти?
  - …Да, наверное, - произнёс Всеволод.
  - Ну и тварь же! – выругался Стоун.
  - Да уж, - согласился Рональд.
  Все герои постепенно стали вновь идти вперёд. Контуры пещеры стали обрисовываться.
  Все секли оружием радиус в 180 градусов.
  - Следите за верхом, - напомнил Рональд.
  Герои прошли ещё полкилометра. В это время освещение пещеры из коричнево-серого известняка с рудой становилось всё больше; но откуда исходил свет?..
Бойцы подошли к крутому обрыву. Он начинался со входом в обширную пещеру. Бинкл посмотрел наверх, увидев яркие фонари на потолке пещеры. Триккинс, приглянувшись, заметил, что это были те самые светляки, прикрепившиеся своими восьмью лапами ко своду этой пещеры. Все тоже увидели их – этих светляков было множество: они подрагивали своими блестящими отливом металла крыльями. Похоже, судя по тому, что они не нападали, просто спали.
  - Тихо, - прошипел Рональд. – Не вспугните их, пусть дрыхнут дальше.
  Но, пройдя по крутому уклону вниз, ребята с ужасом увидели сотен странных серых монстров, похожих на гигантских, трёхметровых, зубастых тюленей, с длинными плавниками, и красными светящимися полосами по всему блестящему телу.
  Приглянувшись, остановившиеся в ступоре герои заметили, что они тоже спят. Они лежали на животах с закрытыми глазами. Монстры-тюлени расположились на островках грунта посреди странных, тёмно-зелёных озёр, испещрённых в этой обширной пещере посреди многочисленных маленьких скал и выступов, намытых озёрами, тёмно-красного цвета….
  Эти странные тюлени лежали повсюду, преграждая во многих местах дальнейшее продвижение.
  - И… как же мы преодолеем их? – не понял Голес.
  Тут один монстр-тюлень неподалёку от героев вдруг открыл светящиеся голубые глаза, приподнявшись на плавниках. Рональд, видя это, резко вытянул вверх кулак, давая всем знак оставаться на месте.
  «Тюлень» смотрел в сторону, не заметив команду, и подполз к зелёному, сверкающему озеру, начав пить его, заглатывая жидкость длинным чёрным языком. Оманда о чём-то задумалась, затем произнеся въедливо: «Кажется, я знаю, что делать!»
  И быстро, но осторожно, пошла вглубь пещеры по земляным, кривым мостикам среди зелёного озера, подходя к тому чудовищу-тюленю.
  - Ч… что ты творишь?! – вскипел сквозь зубы Триккинс, не сдвигаясь с места, как и все.
  Ребята недоумевали, волнуясь за коллегу-девушку. Та присела у края озера, доставая из рюкзака какие-то препараты в стеклянных пузырьках, быстро смешав их, вылив затем в пустой большой пузырёк, и вылила содержимое в озеро.
  - Кажется, я понял, - пробормотал Стоун.
  Рейчел взглянула на пьющего поодаль из озера монстра – он почти единственный преграждал дальнейший путь по земляным мостикам. Девушка поморщила пальцами подбородок, что-то задумав, и быстро соорудила ещё одно «снадобье», также вылив его в озеро. Небольшое течение подхватило вылетевшие белые пары, исходящие от поверхности озера, достигнув пьющего монстра. Тут он вдруг закряхтел, выпучив глаза, и повалился набок, безжизненно не шевелясь. Из зубастой пасти вышла пена.
  - Есть! – победно улыбнулась Оманда.
  Затем махнула ребятам рукой, призывая подходить.
  - Ты сумела отравить его?! – восхищённо догадался Сеня, на что Рейчел добавила:
  - Не только его, но, я думаю, и всё озеро! Поверьте, это достаточно сильный яд даже для таких чудищ…. Впрочем, мне только повезло.
  - Молодец! – похвалил девушку командир.
  - И не думайте пить теперь из этого озера, - пошутила Оманда.
  - Проход открыт. Сейчас главное – тихо проходим эту пещеру, - сказал Рональд. –
  Не разбудите случайно их, иначе нам точно конец.
  Все стали осторожно, шаг за шагом, пробираться по кривой тропинке из грунта, обходя тут и там спящих монстров. Друзья уже видели вдалеке круглый проход в стене.
  Серджио наступил на край тропинки, и тут он вдруг обвалился частью грунта, со всплеском утонув в озере! Голес едва устоял на ногах, чуть не упав туда же. От звука большая часть тюлене-подобных чудищ проснулась, тут же начав с невыносимым рычанием подползать к ошарашенным героям, обступая их со всех сторон!
  - Только не это! – взревел в панике Николя.
  - Бежи-им! – крикнул Рональд, возглавляя шествие, и ребята ринулись, перепрыгивая время от времени некоторых «тюленей».
  Те быстро перебирали плавниками по тропинкам, догоняя беглецов. Кое-кто из монстров нырял в озеро, но так как оно было уже отравлено Рейчел, всплывали мёртвыми вверх брюхом…. Однако остальные, а их было немало, продолжали погоню.
  Данилов на бегу резко развернулся, и, не останавливаясь, с ужасом увидел прыгнувшего на него «тюленя»! С криком Сеня выстрелил своей лазерной сеткой, и она обхватила в воздухе этого гада, отшвырнув его назад, позволив тому столкнуть на лету ещё двоих, которые угодили в отравленное озеро.
  Впереди ещё один монстр-тюлень преградил героям путь, с шипением раскрыв свою пасть. Бинкл, Донт и Рональд выстрелили в него, однако тот резко подпрыгнул вперёд, и выстрели лазеров проскочили мимо. Чудище налетело на Бинкла, повалив всех троих на спину. Рейчел, увидев, что монстр упал на плавники прямо перед ней, решила нажать на кнопки с левой стороны своего бежевого бластера, и тот выстрелил мощной звуковой, еле заметной, волной, в виде расширяющихся, искажающих вид колец. Они мощно отпихнули этого «тюленя», и он, переворачиваясь всеми своими сторонами, на лету свалился в озеро в двенадцати метрах от Рейчел, захлебнувшись, и тоже отравившись.
  - Ух ты! – удивилась Оманда.
  Несколько тюленей и один проснувшийся светляк догоняли героев сзади. Серджио, оказавшись последним, на бегу выстрелил из лазерного автомата назад, и череда бежевых лазерных параллелепипедов разорвала преследующих трёх «тюленей» выплеснутыми иссиня-чёрными ошмётками, однако светляк успел отскочить от лазеров, приготовившись напасть на Голеса. Видя, что тот в опасности, Джим подбежал к поражённой туше «тюленя», вовремя прикрывшись им, когда светляк напал жалом на него с Серджио. Жало вонзилось в тело монстра, и светляк на некоторое время не мог расцепиться с тушей. Стоун, заметив это, отшвырнул труп со светляком. В итоге они оба угодили в озеро. Светляк попытался взлететь, но тут же сдох в отравленной жидкости.
  Десятки и сотни тюленей-монстров, однако, всё ещё догоняли героев. Рональд, выхватив у Рейчел гранаты, ловко скинув пальцами их чеки, и, выбежав в тыл, бросил гранаты в поверхность тропинки-мостика. Она взорвалась фонтанами грунта, образовав обширную яму, в которую тут же влилось озеро. Чудища на бегу попадали в него, остальные остановились, не решаясь отравиться, смекнув, наконец, что с озером что-то не так.
  И тут самые смелые из них высоко прыгнули через этот искусственный пролив, почти перепрыгнув его. Плюхнувшись по пояс, они зацепились передними плавниками за края грунта. Всеволод подошёл к ним, пытающихся вылезти, и, подпрыгнув, мощно ударил по мордам тварей ногой, используя свои знания в кикбоксинге. Монстры соскользнули в озеро, тут же отравившись в нём.
  - Быстрее, - поторопил Рональд, и все, наконец, вбежали в дыру в стене, оказавшись в очередном круглом проходе.
  - Не забывайте смотреть под ноги, - произнёс Рональд, светя фонарём своего бластера.
  - Каков запас энергии для вашего оружия? – на всякий случай спросил Донта с Бинклом Джим.
  - Без подзарядки – 250 часов кряду, - пояснил Бинкл.
  - Ничего себе! – удивился Всеволод. – Что, для каждого?
  - Вы держите в руках самое надёжное и лучшее оружие из нашего арсенала, - не без гордости ответил Донт.
  - Что ж, пока оно нас неплохо выручает, - нашёлся Николя.
  - Это ещё не значит, что нужно расслабляться, - вставил Триккинс.
  …К сожалению, он был абсолютно прав….

  Герои постепенно передвигались вперёд, сеча фонарями все стороны. Свет от них освящал кругами бирюзовые, сверкающие, кристалловидные стены из неизвестного грунта.
  Тоннель вёл путников в Неведомое…



Глава 23


  Проход вновь стал расширяться в стороны, образуя огромные своды, состоящие всё из тех изумрудных, кристаллических образований. Они отражались от фонарей сверкающим обрамлением, создавая красивую картину окружающего пространства.
  - Смотрите в оба, - уже который раз повторил всем Рональд.
  На Бинкла вдруг упала какая-то зелёная слизь, попав на предплечье. Тот резко посмотрел наверх, с ужасом увидев нового монстра, висящего на десяти блестящих гибких лапах! Ярко-зелёная, паукообразная, блестящая тварь блеснула своими двумя злобными светящимися красными глазами без зрачков, раскрыв свою огромную широкую пасть с длинными, острыми рядами зубов. Раздваивающийся, длинный, изгибающийся хвост блестящими, зелёными двумя хлыстами всё время шевелился. Прежде, чем Бинкл успел направить свой прозрачный бластер, один из хлыстов монстра-паука резко и молниеносно с размаху ударил беднягу, мощно отшвырнув его в сторону. Тот столкнул на лету Донта, Николя и Рональда, пролетев ещё десять метров, и ударившись о кристаллическую стену. Бинкл потерял сознание.
  Джим направил свой плоский фиолетовый бластер на «паука», но тот, резко обернувшись к нему, и увидев, резко хлестанул одним из своих хвостов, выбив бластер из руки Стоуна. Тот от боли ушиба стряхнул этой рукой, и тут второй хвост твари в мгновение обхватил Джима, сжав в кольцах его туловище. И поднял вверх. Жертва закричала. В следующую секунду обвивший Стоуна хвост молниеносно развернулся, откинув его в сторону. Тот раскрутился по оси, и мощно ударился об кристаллическую стену, упав без чувств.
  Всеволод, Оманда и Серджио выстрелили по твари, и в итоге лазерная сетка, сиреневый лазер и лучевая бежевая очередь настигли её, расплавив ей один из хвостов, и четыре лапы, однако паук быстро пробежал по потолку, и залез на стену, избежав гибели. Затем хлестанул оставшимся хвостом по стене, отколов кристаллики. Паук замахнулся хвостищем, и ударил по взлетевшим в воздух изумрудным осколкам. Те, словно туча пуль, обрушились на троих героев, сбив их с ног, и впившись в кожу и броню. Ребята упали, стоная от боли.
  Николя, лежа на спине, приподнялся, и выстрелил несколько раз по чудищу со словами:
  - Пошёл ты!
  Паук стал не таким быстрым от недостатка конечностей, и жёлтые лазеры поразили его, взорвав жёлтой, светящейся жижей, окропившей часть стены, потолок и пол пещеры.
  Но тут ещё три паука выползли из тьмы по стенам и потолку! Один из них прыгнул на Дельена, раскрыв свою огромную, клыкастую пасть. Прежде, чем француз что-либо успел предпринять, две передние острые лапы впились в его две руки, разрушив броню, и паук навалился на него, пригвоздив к полу. Николя закричал, бластер вывалился из раненной руки. Чудовище раскрыло свою пасть, намереваясь откусить несчастному голову. Рейчел, увидев это, испугалась за друга. Она с гневом начала палить, терпя боль от впившихся в её лицо и руки кристалликов, по монстру из двух своих бластеров. Сиреневые лазеры отшвырнули паука от Николя, а следующая партия лазеров взорвала оказавшегося на спине монстра жёлтым, светящимся фонтаном ошмётков.
  Тут два оставшихся паука, раскрыв пасти, вытянули из неё какие-то присоски, начав испускать из них зеленоватый газ. Он покрыл всех героев, которые закашлялись от противного и едкого запаха его испарений. Как поняла Оманда, – это был, несомненно, яд.
  - Не дышите, кашляя, крикнула Рейчел своим.
  Те, закашливаясь, закрыли рты и носы руками.
  - Больше не могу, - взвыл Серджио, а затем, что-то поняв, крикнул:
- Ложитесь!
  Все легли, а Голес пальнул из своего автомата лазерные, двойные очереди прямо в эпицентр ядовитого облака. То моментально вспыхнуло, взорвавшись, отчего часть стены и потолка пещеры обвалились. Но шустрые пауки моментально отползли от обрушивающихся кристаллов, однако одному из чудовищ не удалось вытерпеть жжение в лапах от нагретой взрывом части пещеры, и он упал прямо под ноги Донту. Тот, увидев на полу часть обрушившейся стены, и, схватив её, бросил на разминающие обожженные лапы паука. Сеня подпрыгнул, и локтем придавил тварь этим куском стены пещеры. Лапы твари одновременно растянулись, и из куска кристаллов потекли ручейки светящейся жёлтой жижи.
  Оставшийся паук, оказавшись на земле, внезапно прокусил из-за спины ничего не подозревающему Джиму руку, оторвав кисть! Из раны в области откусанного запястья хлынула кровь. Стоун заорал, схватившись за обрубок. Тварь с разворота хлестанула своими хвостами, подкинув Джима в воздух, и отшвырнув ещё и Голеса на спину.
  - Ну всё, пора с этим кончать, - процедил Данилов, выстрелив вверх из своего трезубца, смотря на подползающее к нему чудовище. Лазерная сетка малинового цвета накрыла растрескавшийся потолок, и гигантский кусок кристаллического потолка рухнул на паучище, в мгновение расплющив его под своим весом. Брызги жёлтой дряни окропили еле успевших отбежать от махины героев, и клякса этих внутренностей окрасила пол пещеры.
  - Стоун истекает кровью! – крикнул Рональд, придерживая Джима, готового рухнуть без чувств.
  Бинкл подбежал к несчастному, вытащив из своей аптечки серебристый шприц, и тут же впрыснул им что-то в обрубок руки Стоуна. Кровь через секунду перестала истекать из раны, а через ещё две – кожа на обрубке затянулась.
  - Сейчас вроде легче, - простонал Джим.
  - Не волнуйся, - подбодрил его Донт, - как вернёмся в город – отрастим тебе новую кисть.
  - А как быть с Николя?! – взмолилась Оманда.
  Такую же процедуру Лэйры провели с руками Дельена, продырявленными этими паучищами.
  Француз пошевелил руками, улыбнувшись:
  - Как ничего и не было: медицина Лэйров творит чудеса – не зря я выбрал специальность медика здесь.
  - Рейчел, ты в порядке? – обеспокоенно спросил Николя, увидев девушку, часть лица которой было обрамлено изумрудными кристалликами.
  - Считай пока это украшением, - нашлась Оманда, улыбнувшись.
  Данилов и Голес, тоже получившие по лицам кристаллы от хвоста паука, скорчили рожи в недоумении, не зная, как «идентифицировать» свои раны…
Дельен положил руки на плечи Рейчел, серьёзно произнеся ей:
  - Будь осторожней, прошу…. Если с тобой что-либо случится, я… не знаю, как…
  Оманда, польщённая этим откровением, улыбнулась, взяв руку Николя, и проговорила:
  - Не волнуйся, я – профи…. К тому же, не забывай, ведь я тоже – врач, поэтому….
  - И всё же…
  - Хорошо. Ради тебя…. Кстати, а мне идёт этот новый «макияж»?
  - Когда ты спросила, могу сказать уверенно, что да – с ними ты выглядишь как сказочная фея!
  - Ну, всё в порядке? – спросил ребят Триккинс, и, увидев их уверенные лица, сказал:
  - Тогда – вперёд!




              Глава 24


  Друзья продвигались всё дальше по туннелю, который превратился в иссиня-бурый. К тому же в некоторых местах он был испещрён тут и там вставленными ржавыми, плоскими балками, создающими вокруг туннеля нечто вроде рваной арматуры.
Это было странно видеть здесь, но выбора не было, и пришлось идти дальше.
  - Смотрите перед собой, - предупредил командир, сечя оружейным фонарём.
  Направив его наверх, луч наткнулся на ржавую, острую часть балки, уродливо выпирающую с потолка пещеры, чуть не наткнувшись на неё!
  - О чём я говорил? – намекнул Рональд, светя  на эту железяку.
  Джим держал единственно целой левой рукой свой фиолетовый, плоский бластер, никак не привыкнув к этому.
  Ржавая арматура, опоясывающая пещеру, становилась всё отчётливей; откуда-то спереди забрезжил тусклый оранжевый свет.
  - Впереди свет, - заявил Донт.
  Ребята прошли с четверть километра вперёд (свет усиливался), когда вдруг перед ними возникла дыра в гораздо большем пространстве, а под ногами – пропасть в несколько десятков метров вниз.
  Вокруг зиял оранжевый отсвет, который исходил из-под низа пропасти.
  - Достанем лебёдки, - приказал Триккинс, и все вытащили из ранцев на спине автоматические лебёдки.
  Прикрепив их к подножию обрыва, друзья спустились вниз, держась за пластиковые ручки на концах тросов лебёдок.
  Развернувшись, герои лицезрели невероятное зрелище: сотни трёхметровых, прозрачных цилиндров со слабо светящейся оранжевой пузырящейся жидкостью стояли десятками рядов, уходя вглубь этой огромной полости. Оранжевый свет исходил из этих цилиндров, отражаясь на потолке залы жёлтыми, блестящими, танцующими бликами, светящихся на металлическом своде купола, состоящего из отражающей свет гигантской спирали.
  Герои, открыв от удивления рты, смотрели по всем сторонам. Пройдя ближе, герои заметили различных уродливых чудовищ, испещрённых синими трубками, воткнутыми прямо в их тела, плавающих, безжизненно покачиваясь с закрытыми глазами, в этих цилиндрах!
  Сеня, засмотревшись на них, проходя мимо вдоль рядов, чуть не споткнулся о находящиеся на таком же металлическом полу прозрачные, изгибающиеся тросы. Они были подсоединены к днищам из металлических, сложных устройством, перемигивающихся цветными индикаторами днищ цилиндров.
  - Что это?! – изумлённо произнёс Рональд, вглядываясь в эти цилиндры.
  - Не знаю… - проговорил, немного испуганно смотря по сторонам, Джим.
  - …Но кто это построил?! – удивлённо спросил Серджио.
  - Лучше не спрашивай меня… - покачивая головой, не отрываясь от всего этого, высказал командир.
  Бинкл подошёл осторожно к одной из колб, всмотревшись в плавающего в оранжевой жидкости монстра, задумчиво сказав:
  - Возможно, что здесь этих чудищ выращивают.
  - Ну да, конечно! – встрепенулся Донт. – Это – некая лаборатория по созданию,… искусственному созданию чудовищ.
  - Вероятно,… я точно не знаю, но… вообще все эти чудовища, которые портят вам жизнь, создаются здесь, - подала голос Оманда.
  - Что ж,… отличная мысль, - отозвался Николя, добавив: - однако, вопрос, самый главный вопрос, заданный мистером Голесом, остаётся открытым – мы не знаем, кто автор этой лаборатории…
  - Что ж, мы это узнаем, - уверенно пошёл вперёд Рональд.
  - Боже, сколько же их тут! – трухнул Всеволод.
  Триккинс, услышав странный треск, остановился. Посмотрев в сторону источника звука, влево, он увидел очередной цилиндр с монстром внутри. Внезапно он шевельнулся одной из своих конечностей. Рональд отшатнулся. Тварь вновь замерла… И тут резко ударила когтистой лапой по поверхности колбы, оставив на ней разошедшиеся трещины. Бедняга Командир аж подкосился, споткнувшись об очередной прозрачный трос, и упал на спину. Все замерли. Стоун взглянул на индикаторы внизу колбы – они все разом засветились, а затем один за другим начали потухать. В прозрачных трубах, выходящих из днища, потекла оранжевая жидкость. Она постепенно вытекала из цилиндра, обнажая невероятно уродливого монстра: с тремя огромными глазищами, горящими зелёным, выпирающими над безносой мордой, обрамленной зубастым, круглым ртом, пульсирующим в ряд уходящим потокам оранжевой дряни… Разделяющееся в середине, синее, блестящее туловище изгибалось, шевеля четырьмя длиннющими конечностями, заканчивающимися острыми вилами, и одной ногой-присоской.
  Тварь вдруг резко выпрыгнула из цилиндра, разбив его вдребезги, и прыгнула на Рональда.
  - Берегись! – крикнул Джим, отпихнув на лету голубой волной бластера это чудище в сторону.
  Оно обрушилось боком на соседнюю колбу, опрокинув её с искрами в области электронного днища.
  - Только не это! – взревел Триккинс.
  Соседняя колба от удара разбилась на разлетающиеся осколки, поранившие Данилова в бок, и из неё вылилась расходящейся волной оранжевая жидкость, покрыв синего монстра, выбирающегося из под обломков, и всех героев, сбив их с ног. Ток пробежал по этой жидкости, поразив монстра, но и друзей тоже. Они вскрикнули, однако электричество быстро прошло. И тут, подняв фонтан от облитой жижи, синий монстр подпрыгнул высоко, спружинив сжатой присоской-ногой, и упал прямо на голову Серджио! Присоска обтянулась по всей поверхности головы бедняги, и тот, вырываясь руками, начал задыхаться в этой ловушке. Сеня подбежал к чудищу, направив свой красный бластер-трезубец, но тут другая тварь из второй колбы выпрыгнула из пара, красным, блестящим телом с четырьмя глазными яблоками на отростках, мощной пастью, и одной уродливой рукой с единственным, длинным, острым когтем, падая с рёвом на него. Данилов быстро направил трезубец на него, нажав на курок, однако монстр оказался резвее, наступив когтем на руку с бластером, прижав её к полу, и навис над Сеней, раскрыв перед ним пасть, готовый откусить голову! И тут морда твари взорвалась белой дрянью от выстрела Оманды, стоящей сзади. Тварь без головы безжизненно упала.
  - Спасибо, - поблагодарил её Данилов.
  - Благодарить будешь позже, идём, - отозвалась Рейчел, подтянув за руку друга.
Но тут за спиной Донта резко выпер коготь, пробив поверхность очередного цилиндра. Коготь поранил Лэйру спину, и тот резко обернулся, увидев внутри ещё одного красного урода с одной рукой-когтем. Тот стал раскачивать колбу, и та накренилась над оторопевшим Донтом. Рональд выпрыгнул, спихнув его в сторону, однако оказался сам в эпицентре падения! Колба опрокинулась всем своим весом на командира, придавив его!
  Голес вырывался из плена, однако его голову всё туже затягивало в присоску. Серджио почти бездыханно пал на спину. Но, собрав все силы, стал нащупывать уроненный от бессилия свой лазерный автомат. Но чудище, увидев этот манёвр, со злости откинуло одной из своих ручищ-вил, поддев ими, оружие далеко в сторону. Три оставшихся руки пригвоздили, словно скобами, ноги и шею несчастного, лишив его какой либо манёвренности.
  Понимая, что большего ему не придумать, Голес лихорадочно нащупывал свободными руками, пока не почувствовал одной из них отодранную от разбитого цилиндра трубку, и, схватив её, подтянул к себе. Затем быстро, понимая, что вот-вот потеряет сознание, обхватил её двумя руками вокруг присоски над головой, зажав. Сдавленная присоска отпала, отпустив голову Серджио, и тот, очухавшись, довершил дело, увидев с другой стороны искрящийся током оторванный кабель. Предварительно завязав его через отверстие в синем теле твари на узел, крепко затянув его, всунул в пасть оголённый конец троса. Произошёл оглушительный треск, и тут взметнулся гигантский сноп искр, отшвырнув монстра, и, таким образом, освободив Голеса. Тварь всеми четырьмя конечностями пыталась оторвать от себя приварившийся к обугленной морде не прекращающий искриться и шипеть кабель, но узел вокруг её раздвоенного тела не давал этого сделать. Монстр конвульсивно дёргался, задымившись, и вспыхнул, скончавшись горящим трупом…
  Стоун, увидев зажатого в тиски Рональда, упавшим на него цилиндром, подбежал к нему, начав с огромным усилием вытаскивать его оттуда, стараясь всеми силами. Джим навалился на колбу плечом, приподнимая её, но та оказалась слишком тяжёлой даже для недюжевой силы героя. Тут из этой колбы выпер красный коготь, проделав дыру в ней, и жижа из цилиндра полилась прямо на пленённого Триккинса. Красная тварь вырвалась из колбы, разбив её, и на лету отпихнула когтем подбегающего Джима. Тот, переворачиваясь по оси, пролетел десять метров в сторону, пролетев ряд цилиндров, и упал спиной на странную панель с красными кнопками. Она загорелась синими индикаторами овальной формы, и тут все цилиндры стали сцеживать из себя жидкость.
  Все герои медленно повернули головы в ту сторону: кажется, все трубы уходили в эту панель. Стоун спиной нажал на ту кнопку, которую не стоило нажимать!
  - Ну вот! – всё понял Джим, вставая, держась рукой за ушибленную спину.
  Но прыгнувшая на пол посреди друзей красная когтистая тварь отвлекла их внимание, обратив его на себя. Рональд, напрягшись, скинул с себя пустой разбитый цилиндр, начав искать выпавший бластер. Монстр резко полоснул когтем по оказавшемуся по близости Донту, и из того потекла бирюзовая кровь, оставив кровавую, косую полосу поперёк его тела. Бинкл выстрелил по твари жёлтым лазером, но тварь отпрыгнула, развернувшись на лету, в сторону Данилова. Тот растерялся, но выпрыгнувший вбок между ними Джим выстрелил на лету фиолетовым бластером, взорвав белым фонтаном внутренностей.
  - Вовремя, - вздохнул Сеня. – Благодарю.
  - А как быть с этими? – спросил как бы между прочим Джим, обведя руками опустошающиеся цилиндры вокруг с сотнями чудовищ внутри.
  Все тупо посмотрели перед собой пару секунд, а затем Рональд крикнул им, махнув рукой:
  - Бежи-им отсюда!
  - Но куда? – спросила в истерике Рейчел.
  - Не важно: куда-нибудь выбежим, - нашёлся командир, и все рванули за ним вдоль рядов цилиндров, которые разбивались один за другим от ударов монстров, заточённых там.
  Многие из них выпрыгивали оттуда с фонтаном разлетающихся осколков колб, гонясь за бегущими, и время от времени отстреливающимися героями.
  - Постойте! – вдруг остановился Джим, заметив что-то похожее на суперкомпьютер с овальным монитором и чёрным корпусом.
  Стоун, опытный программист, решил, что время что-то предпринять. Бинкл, будучи той же квалификации, изумился, увидев установку, произнеся:
  - Не может быть!
  - Что?! – не понял Джим.
  - Времени нет, пусти, - отодвинул его Бинкл, быстро начав нажимать на красные клавиши.
  Через несколько секунд на мониторе возник красный фон, откуда-то завыла пронзительная сирена. В то же мгновение аж семь монстров прыгнули с рёвом на ошарашенных героев! Те закричали, но в последнее мгновение чудища взорвались разноцветными фонтанами. Ничего не понимающие герои повернулись к Бинклу; тот показал указательным пальцем в сторону приближающихся чудовищ: те, как убедились герои, не добегая до них, кто падал замертво, кто взрывался внутренностями. В итоге всё полчище обезумевших монстров погибло…
  - Это невероятно, но эта технология очень похожа на нашу! – удивлённо и оживлённо начал объяснять Бинкл. – Поняв это, я вошёл в их систему, обнаружив, что она контролирует жизнедеятельность чудовищ. И изменил парой ловких движений некоторые их характеристики, что привело к их мгновенной клинической смерти.
  - Что сказать, нет слов, молодец! – похвалил программиста-Лэйра командир «Дельты». – Ты всех нас спас!
  - Не стоит, я лишь делал свою работу, но аппарат нашёл Стоун, не очень знакомый  нашими технологиями: ему – браво! – нашёлся польщённый Бинкл.


          
              Глава 25
 
 
  - Что ж, идём, - проговорил Рональд.
  - Минутку, - отвлёкся Стоун, заметив что-то на мониторе.
  Николя оказал первую медицинскую помощь Донту.
  Все посмотрели на монитор. Джим нажал на кнопку с изображением схемы, и на экране засветился какой-то сложный план: многочисленные ходы сводились к кругу, а за ним – ещё один, но больший круг.
  - Так это же карта подземелий этих монстров! – нашёлся Джим.
  - Так и есть, - подтвердил Бинкл.
  - Тут есть ход. Если мы здесь, - Триккинс указал на первый круг пальцем, - то ход, должно быть, справа от первого входа сюда.
  - Тогда идём туда, - решительно сказал Данилов. – Если тот круг – последний этап в этом лабиринте, - то это – несомненно, последний пункт в нашей миссии!
  - Да,… а остальные ходы начинаются по карте там, - добавил Серджио, а Оманда за него закончила, - где начинаются другие бреши в городе….
  - В любом случае, нам нужно туда, - указал направо Николя.
  - Да, - кивнул в решительности Рональд. – Вперёд. Больше тут делать нечего.
  Ребята пошли по указанному пути, перешагивая многочисленные трупы чудовищ, валяющихся во внутренностях других из них, бездыханными трупами.
  Наконец, герои дошли до трапециевидного входа. Пройдя дальше, помещение вдруг ослепительно ярко вспыхнуло белым светом! Пол, стены и округлый, куполообразный потолок гигантского техногенного сооружения горели ровным белым светом.
  Проходя по сооружению, смотрящие во все стороны от удивления коммандос, Николя и Лэйры увидели многочисленные, перемигивающиеся цветными индикаторами, панели серого цвета вдоль стен двухметровой высоты, а впереди – какую-то огромную, такую же серую, установку, сложную устройством, и сужающуюся в конце наверху до иглы.
  - Что же это за место?! – удивлённо пробормотал Николя, осматривая его.
  Все подошли к установке, расположенной прямо в центре этого зала. Сеня взглянул на двойной рычаг, встроенный в серую её панель, и потянулся к нему рукой, проговорив:
  - А это для чего?..
  - Не трогай! – с криком остановил его кто-то. – Не привлекай Его!..
  Все переглянулись. И тут из-под установки вышли два пожилых человека в белых халатах: мужчина и женщина.
  - А кто вы собственно такие? – подозрительно вставил Серджио.
  - Боже мой, родители! Это правда вы?! – радостно воскликнул Николя, не веря собственным глазам.
  Он подбежал к ним, от волнения не зная, что сказать и что вообще делать. Все удивлённо уставились на них.
  - Но как же вам удалось выжить среди всего этого?! – наконец, заговорил Дельен.
  - Ах, как ты вырос, мой мальчик! – не удержалась от объятий и слёз мать, пропустив вопрос мимо себя. – Даже не верю, это правда ты, ты нас узнал?
  - А как же ещё – я же ваш единственный родной отпрыск, - тоже прослезился Николя, обняв и отца.
  - Мы уж думали – никогда тебя не увидим, - признался, всплакнув, папа.
  - Я тоже, - ответил Дельен. – Мне так много хочется рассказать вам.
  - И нам – тоже, - добавила мама.
  - Это – мои друзья. Они пришли к нам всем на помощь, - рассказал Николя, указав на коммандос, а затем подвёл к родителям за руку Оманду. – А это – Оманда, мы – вместе.
  - Поздравляю, Николя, она – красавица! – похвалил отец.
Затем пожал коммандос и Лэйрам руки, представив себя и жену:
  - Меня зовут Франсуа, а мою супругу – Бенедикт. Мы – учёные генетики с Экспедиции в Аннэк в 1975 году.
  - Мы знаем, - улыбнувшись, пожал руку Рональд.
  - И… сколько экспедиций в Элегию было до нас? – осторожно спросила Бенедикт.
  - Ни одной, наша – следующая за вашей, - ответил с сожалением Джим.
  - И всё это время ты, дорогой сыночек, искал нас? – догадалась, дрогнув голосом, мать, обратившись к Николя.
  - Да, - понизив голос от досады, произнёс тот. – Но все попытки до последнего момента были неудачными…. Но я нашёл вас, Боже, не думал, что это случится, как я теперь счастлив! – оживился он.
  - Извините, но к вопросу вашего сына: всё-таки интересно – как вы выжили? – перебил их хитро Рональд.
  - Да, простите, вам это и правда, наверное, очень интересно, догадываюсь, - опомнился Франсуа Дельен, начав рассказ:
  - Так вот, как только нас похитили чудовища, они уволокли нас в одну из брешей, потащив через подземные ходы. Сотни других чудищ следили за нами, готовые напасть в любую секунду. Это я очень хорошо помню. Затем нас притащили сюда, и тут появился Он…
  - Кто… он? – не понял Николя.
  - Мы тоже сначала не знали этого – он возник как голограмма, из ниоткуда, перед нами – огромный, просто гигантский монстр, и он стал говорить с нами.
  - Что? Чудовища разумны?! – удивился Джим.
  - Не все…. Только Он, - поправил Франсуа. – И вы не представляете – как…. Это доказывалось ещё и тем, что он заговорил с нами на чистом французском, нашем языке, хотя мы с женой знаем ещё и английский, на котором я и говорю вам эту историю.
  - Дальше, - заинтересованно попросил Триккинс.
  - Он заявил, что он – Правитель Чудовищ. Мы с женой спросили: а что ему нужно от нас? На что тот ответил, что он похитил нас, так как мы с женой – оба: учёные-генетики. Правитель умел управлять этими ордами чудовищ, и, поведав нам об этом, заключил, что логически можно догадаться, поскольку мы оба знакомы с подобными технологиями, что он владел технологией клонирования и искусственного выращивания Чудовищ. И мы должны теперь работать на него, поскольку ему нужны были нововведения для своих отпрысков, что вкупе с нашими сведениями об Аннэке и анатомии Лэйров позволило бы ему создавать всё более и более совершенных машин убийств!.. И нам пришлось подчиниться. Были несколько попыток побега, но все они оканчивались неудачами – Правитель как-то всё выдел в пределах своих Владений. Он предоставил нам регулярную еду, пригодную для нашего пищеварения, и поставлял нам чистую одежду и все условия. Также было предоставлено телевидение с кадрами от его следящих устройств, снующих по Аннэку, и замаскированных технологией невидимости, таким образом, мы анализировали эти кадры, чтобы поставлять всё новые и новые сведения….
  - Чудовища следят за Лэйрами, невероятно! – удивилась Оманда.
  - Ещё раз; поправка: только один, - добавила Бенедикт. – Правитель.
  - Но… - вдруг дошло до Данилова, - …почему мы его ещё не встретили? Где же он находится?
  Франсуа задумался, а затем неуверенно ответил:
  - Это весьма уместный вопрос. В последнее время он нечасто появляется в лаборатории, где мы с Бенедикт работаем. Вы уже видели её, не так ли?
  - Да, мы как раз оттуда, - ответила Рейчел.
  - …Так вот, здесь, в его доме, Правитель появлялся изредка уже как три недели, - продолжил Франсуа. – И мы с женой не знали, куда он уходил от нас под стражу полчищ Чудовищ; нам оставалось только догадываться – что задумал этот негодяй, и чем занимается.
  - Мы бы не стали ему помогать, - вставила Бенедикт. – Но он после последней попытки сбежать пригрозил нам, что если мы ещё раз попробуем это сделать, он прикажет Чудовищам добраться до тебя, Николя….
  - Как этому Правителю удалось выдрессировать этих монстров? – не понял Голес.
  - Он  - создатель этих лабораторных комплексов, - ответил Франсуа, - предназначенных для уже успешных генетических экспериментов по выращиванию специально запрограммированных для  нападения на Аннэк Чудовищ. Он хочет поработить и выборочно уничтожить весь подземный мегалополис, оставив в живых только самых квалифицированных учёных-Лэйров для своих целей. Таков его план для овладения всех технологий Элегии. И это ещё не всё: Правитель намерен, как только достигнет нужного ему высокого уровня знаний, вырваться с помощью армии Чудовищ к нашей, земной цивилизации.
  - Он уже пытался, - вспомнил слова Старейшин Стоун.
  - Поэтому мы просто обязаны остановить его, - процедил Рональд.
  - Не думаю, что у вас получится, - серьёзно произнёс Франсуа.
  - Что? Он настолько крут? – сбился с каких-то своих мыслей Николя. – В таком случае нам необходимо предупредить ваших боссов, - обратился к командиру «Дельты» он.
  - Тогда поторопимся, - сказал Серджио.
  - Кстати: последний вопрос: для чего здесь эта установка? – вставил вдруг Николя.
  - Мы и сами не знаем, - ответила Бенедикт. – Однако, могу добавить, что Правитель возился с ней ещё со времён нашего с мужем прибытия сюда. Мы предполагаем, что он также всё это время совершенствует её. Страшно представить – какую опасность для обеих цивилизаций: Лэйров, и нашей, несёт в себе это загадочное устройство.
  - Ладно, - заключил Триккинс. – Уводим родителей мистера Дельена. Это – главное сейчас.
  Герои, развернувшись, зашагали к выходу, но тут прямо перед ними вдруг возникли яркие, жёлтые молнии! Они сверкали, появляясь как бы из кривой, вертикальной линии тридцать в высоту. Рональд, идущий впереди всех, увидев это, резко остановился, вытянув в стороны руки, остановив остальных. Молнии выходили из линии, выгибаясь в разные стороны, затем они исчезали, и тут же появлялись новые. Из всей этой феерии сформировался вытянутый, яркий, жёлтый овал. Он превратился во внушительную фигуру. Свет от неё потух, и фигура стала тридцатиметровым в высоту, ужасающим монстром!
  Он представлял собой одетый в обтягивающий его тело цельный, серебристый костюм, оканчивающийся концом его шеи. Три ноги, три руки – одна слева, две – вырастающие вместе – справа. У каждой по три длиннющих, изгибающихся, словно гусеницы, пальца. Голова монстра знаменовалась двумя тарелками-глазами, находящимися один над другим. Глаза горели ярко-синим. Зрачки были белыми, кривыми вертикалями. Голова чудовища была зелёным цилиндром. Носа и ушей не было, а пасть была через чур широкой, и была испещрена длинными, острыми рядами зубов. На макушке вырастала какая-то длинная, прямая, зелёная антенна.
  - Это – он! – выговорил Франсуа.
  - А вы думали, что я так просто позволю уйти моим подмастерьям! – грозно прорычал Правитель, уставясь на героев.
  - Так ты и есть – тот самый «Главный Заправляющий всеми этими Чудовищами», - полу иронично заявил Триккинс, а затем добавил, - но хочу огорчить, что внушительное количество твоих тварей мы уже успели препроводить на Тот Свет, если, конечно, он существует для таких уродов.
Правитель, казалось, о чём-то задумался, а потом ответил вкрадчивым тоном:
  - Значит, господа генетики уже успели кое-что поведать, пока я координировал стратегические маршруты моих Созданий по всему Подземелью….
  - Тогда почему же не раскрыть всю правду о себе? – смело надавила, ступив ближе к монстру, Оманда.
  Правитель вновь задумался, после чего, ухмыльнувшись своими острыми зубами, ответил:
  - Что ж…. Почему бы нет; ведь я всё равно убью вас: можно и растянуть удовольствие!



                Глава 26
   

  Проход, единственный проход отсюда, вдруг захлопнулся белыми, светящимися треугольниками, сомкнув их вершины в центре!..
  И только после этого, будто в отрепетированном акте театральной сцены, Правитель начал говорить:
  - Я родом с Подземного мира Европы – ледяного спутника Юпитера. В многокилометровых толщах изо льда наша раса, называемая нами Ипперами, развивалась в сложной сетке туннеле-видных проходов более полумиллиона лет. Мы достигли большого прогресса в технике, осваивании космоса, но в большей степени – в генетике. Чуть ли не половина нас были учёными, в том числе и я, и, как можно догадаться – я генетик. Мы научились увеличивать продолжительность наших жизней: сначала – до 250-400-сот; а позже – чуть ли не до бессмертия! Но в последние 1500 лет наш спутник постигла страшная катастрофа – невиданная Солнечная вспышка в виде огромнейшего протуберанца с температурой в миллион градусов по Цельсию. Он достиг поверхности Юпитера, увеличив его магнитное поле на 30%. Это хватило для того, под его влиянием Европа увеличила скорость своего вращения по оси. В итоге ледяные сегменты покрытия нашего спутника начали перемещаться, неминуемо разрушая тоннели, и, тем самым – нашу цивилизацию. Наши астрофизики в срочном порядке попробовали затормозить вращение спутника (наши технологии позволяли такое), но, даже частично справившись с этой задачей, остаточная кинетическая энергия продолжала безжалостно, хотя и более медленно, нежели прежде, разрушать мой дом. В итоге нашим правительством было принято решение переправить население Ипперов на другую планету. После спорных дискуссий в Совете выбор пал на Землю. 1109 лет назад наши корабли прилетели на вашу планету. Затем специальная техника пробурила далеко внизу под земной корой подземный город – мы – Ипперы – привыкли жить так…. Хотя долетели и выжили в катастрофе Европы лишь несколько тысяч из нас. Причём, в основном, самые талантливые учёные. Затем – 430 лет назад – родился я. И я стал впоследствии гениальным генетиком. Но ещё при моей молодости произошло нечто страшное с моим народом…. Ипперы ввели себе ген, увеличивающий общую выносливость условиям, экстремальным условиям окружающей среды, поскольку были напуганы недавним сдвигом тектонических плит в месте нашего обитания. Генетическая память нашей расы заставила нас содрогнуться от нашего прошлого на Европе. После сильнейших подземных толчков наши генетики усилили наши кости, увеличили иммунитет, и ещё много чего для выживания…. Однако эти генетические нововведения вскоре дали сбой – и все, кто успел с собой это проделать, стали мгновенно стареть и умирать! Раса была в панике – эпидемия пожирала всё больше наших предков. Я же был подвержен ещё ранним модификациям, позволяющим жить более 500 лет, и меня миновала болезнь. Но чем дольше я жил, тем малочисленнее становилась наша раса. И тогда лучшие умы Ипперов генетиков начали проект – Клоны Искусственного Выращивания, которое заменили бы нашу расу. И в проект взяли меня, когда мне исполнилось 50 – это юность по нашим оценкам. Мы пытались воссоздать биороботов – копий нас с введённой памятью наших предков, которые бы восстановили популяцию нашей расы. Но проект вновь дал сбой – непрекращающаяся волна мора всех нас невольно «заморозило» его. И тут некто из операторов слежения в Мантии вдруг обнаружил Элегию, чисто случайно. С процветающими Лэйрами, после прочёсывания бура-робота сектор за сектором. Пытаясь ухватиться за последний шанс, наши руководители решили наладить контакт с новооткрытой цивилизацией, в надежде, что учёные Лэйры смогут остановить эпидемию. Но мы не успели – на полпути к Элегии последние из нас погибли от болезни…. Узнав об этом, я, единственно выживший, был шокирован…. Однако, справившись с паникой внутри себя, я решил, что могу быть следующим, (так как никто из нас точно не знал, каким образом эпидемия может распространиться на очередную жертву), и стал разрабатывать план выживания. Мне показалось странным, что последними из нас так подозрительно погибли тогда, когда они почти достигли спасительной Элегии. Возможно, Лэйры были причастны к этому. И тогда я придумал свой гениальный план отмщения и захвата Элегии в надежде выжить, и возродить с помощью учёных Лэйров нашу цивилизацию. Кроме меня выжили только множество представителей нашей фауны, испытываемой в нашей генетической лаборатории. Они были мелкими, но обладали каждый уникальными свойствами. И тогда меня осенило вырастить из них генетически-сконструированную армию могущественных монстров! Моих знаний вкупе с опытом учёного мира моей погибшей цивилизации хватило, чтобы проект воплотился! Я ввёл монстрам программу захвата Элегии, последовательного и целенаправленного. А также идентификации нужных мне Лэйров для их похищения, чтобы сначала повысить боеспособность и мощь монстров, а затем – как только Элегия будет взята – попытаться возродить проект моих предков по искусственному воссозданию моей расы…. К сожалению, за все 350 лет попыток Вторжений в цивилизацию Лэйров, все похищенные учёные из них бежали, и впоследствии – были ликвидированы… Однако в 1975 году мне повезло – я получил учёных людей. И тогда, под многочисленными угрозами для них, они помогали мне в моём проекте Захвата, совершенствуя монстров всё больше. Я поставил Чудовищ на нескончаемый конвейер, который остановить могу лишь я! И вы называете мой проект – уродами, а следовательно так – и нашу злополучную, несчастную, многострадальную расу?!.. Лэйры, в общем-то, процветали, и достигли немалого технического прогресса и до и после моего вмешательства.
  - Конечно, жаль, что вашу цивилизацию постигло так много бед и участи, но это не оправдывает столь жёсткие меры для её возрождения, - решительно подал голос Рональд. – Можно было всё решить и более дипломатично.
  - Ты похитил моих родителей, - вспылил Николя, - и смел шантажировать их, пока всю свою сознательную жизнь я тщетно искал их!
Ты, похоже, ослеп в своём отчаянии, - выговорил Бинкл. – Видя всё происходящее в свои камеры слежения, тебе совершенно было не жаль нас – жестоко погибавших от рук твоих чудовищных творений! Если бы это было не так, ты бы пожалел наших детей, жён и стариков!
  - Поверьте, - мягко и хитро перебил их Правитель, - будь вы на моём месте, поступили бы не лучше, а может – и хуже, чем я!
  - Возможно, мы не такие, как вы – Ипперы, - высказался Донт. – Не удивлюсь, если вы и раньше – на Европе – захватывали себе новые миры! Причём не мягче, чем Элегию.
  - Хватит, мне надоела эта болтовня, - взревел вдруг в ярости Правитель. – В любом случае вы уже не сможете ничего поведать своим! Уничтожив вас, я захвачу Элегию, и… если мне не удастся это сделать, то я доберусь и до человеческой цивилизации!
  - Тогда мы тебя остановим, - злобно процедил Триккинс, на что Правитель лишь ухмыльнулся во весь рот.
  - Попробуйте! – промолвил он.
  Тут он достал из кармана своего комбинезона прямоугольный, серебристый предмет, и нажал на нём кнопку. Тут же, к изумлению героев, родители Николя, стоявшие сбоку от них, очутились в прозрачном кубе, захлопнувшемуся вылетевшими со всех сторон из настенных панелей прозрачными пластинами.
  - Спокойно, - заверил всех Правитель. – Я просто не хочу случайно убить моих главных ассистентов, когда начнётся моя расправа над вами.
  - Как это деликатно, - вспылил Франсуа в кубе. – Мы не намерены тебе помогать ни секунды, если ты тронешь моего сына!
  - Я его только обезврежу, так что не волнуйтесь, - ухмыльнулся Правитель, приготовившись к схватке.
  Триккинс напрягся, а затем, решившись, крикнул:
  - Огонь!
  Герои разом выставили свои бластеры, направив их на Правителя, а потом почти одновременно выстрелили в него. Феерия из разноцветных и разнообразных лазеров вылетела из оружий, накрыв гиганта, спокойно, и тем – подозрительно, остающегося на месте, и не двигающегося.
  И тут, когда лазерные выстрелы достигли Правителя, он внезапно раздробился на вертикальные, колеблющиеся блики, сузившиеся в тонкие линии. Волнистая решётка от них в секунду истощилась, исчезнув, а море лазеров, пролетев мимо, впилась в стенные панели на другом конце зала, отчего они фонтаном искр взорвались, зашипев и задымившись грудой обгорелого металла с выпученными внутренностями обгорелой электронной начинки и проводов….
  - Куда он делся?! – возмутился Джим. – Мы его даже не задели!
  Через секунду сзади до уха Рональда донеслось голосом Правителя:
  - Нехорошо ломать моё оборудование.
  Триккинс быстро обернулся, с ужасом увидев нагнувшегося к нему гиганта, и рефлекторно направил свой белый бластер на его лицо. Оно скривилось в гневном выражении, и Правитель молниеносно отпихнул командира «Дельты» двумя правыми руками от себя, отчего тот, крича, отлетел на 45 метров спиной вперёд, пока не столкнулся с белой стеной на другом конце зала. От мощнейшего удара слетели покрывающие облицовку стен светящиеся панели. Они попадали, искрясь обратной стороной, на лежачего без чувств Рональда.
  Герои почти разом выстрелили в монстра, но тот вновь разделился на блики, исчезнув.
  - Он способен к телепортации, - заявил Бинкл. – Будьте начеку.
  Все секли полный обзор оружием, выслеживая появление Правителя. Они не на шутку напряглись, вспоминая его нешуточные размеры и мощь, и способности.
  Данилов, осматривая зал, заметил металлический помост вдоль стен, возвышающийся, и опоясывающий всю залу по восходящей спирали довольно высоко над полом. Сеня подбежал к вертикальной лестнице, и, закинув за спину свой трезубец-бластер, ловко стал залезать по ней на этот помост.
  - Всеволод, берегись! – крикнули Серджио и Стоун.
  Данилов остановился, глянув вниз, и тут увидел проявляющегося Правителя. Тот быстрым движением руки снёс часть лестницы, отлетевшей на десятки метров в сторону.
  Герои выстрелили, но монстр вновь растворился, правда, оставив левую руку, которая, вися в воздухе, замахнулась на Сеню. Тот, увидев это, словно рысь, взобрался с испугу вверх по лестнице, которая через пару секунд разлетелась на части под ударом чудовищной руки, исчезнувшей в то же мгновение. Данилов слетел с обвалившейся лестницы, вовремя уцепившись двумя руками за помост. Отдышавшись, герой взобрался на него. Взяв себя в руки, и выставив перед собой бластер, Данилов крикнул чудовищу:
  - Отсюда я не промахнусь!
  В ответ все услышали откуда-то злобный смех. И тут Правитель появился около Николя…. И не только…. Тут же ещё один появился близ Бинкла с Донтом, третий, совершенная копия, - близ коммандос, четвёртый – на помосте перед ошарашенным Всеволодом! А пятая копия образовалась близ Установки в центре зала.
  - Что это за фокус?! – опешил Серджио.
  Данилов пальнул малиновой сеткой в четвёртого. Та пролетела мимо монстра, заставив его мигать и дёргаться. Он превратился в фигуру из зернистых помех, которая через три секунды восстановилась, став вновь Правителем.
Оманда пальнула двумя сиреневыми лазерами в третьего – и та же картина повторилась.
  - Это – голограммы! – догадался Стоун.
  - Не все…. – процедил Донт, переводя прицел с одного Правителя на другого.
  - Бей все-ех! – крикнул Николя, полетев в того, что был в центре.
  Это тоже оказалась голограмма. Она зашипела «техническим снегом», и, дёрнувшись, пропала. Однако за место него появились ещё десять копий Правителя.
Несколько из них, ухмыльнувшись, выговорила:
  - Попробуйте угадать, где – настоящий!
  Герои начали беспорядочно стрелять по голограммам, которые в итоге исчезали, появляясь в других местах. Тут Донта отпихнуло ударом руки Правителя в спину. Тот перевернулся на лету, обрушившись на установку. Он упал, но внезапно был схвачен на лету вытянувшимися на 20 метров пальцами настоящего Правителя. Стоун заметил, что Донт повис на пальцах монстра над рычагом установки. И тут медленно направил взор на родителей Николя. Только сейчас он заметил, что куб стал звуконепроницаемым, а Франсуа с Бенедикт отчаянно что-то беззвучно кричали, жестикулируя. Поняв, что Правитель не зря обеззвучил «своих ассистентов», его осенило, и он подбежал к рычагу, крича своим:
  - Стреляйте с длинными пальцами – он – настоящий!
  Лазеры от выстрелов полетели на пленившего Донта Правителя, но тот быстро отпрыгнул в сторону, одновременно вытянув по пальцу из двух правых рук. Пальцы-червяки отпихнули оружие у всех, а один – обвился в мгновение вокруг ноги Джима, упавшего от этого в метре от рычага. Затем палец отшвырнул Стоуна вверх. Оманда, поняв намерения Джима, побежала к рычагу. Джим, крича, летел вверх и в сторону, однако, падая, чудом уцепился за край помоста. Правитель, настоящий из них, вновь исчез.
  Рейчел схватилась, добежав до установки, за рычаг. Правитель образовался позади неё в пятнадцати метрах, вновь вытянув все свои шнуры-пальцы к ней, но та, приложив усилие, нажала до упора рычаг. И тут пальцы монстра укоротились, став нормального размера. Правитель посмотрел на них, начиная злиться.
  - Это рычаг выключает его способность к удлинению конечностей…, и да, ещё – выключает звукоизоляцию в кубе, - крикнул Франсуа.
  Все, кроме Оманды, наставили на настоящего Правителя бластеры, которые подобрали, но тот разделился на бликующую решётку, исчезнув.
  - Но другие его способности так и остались! – с сожалением выпалил Данилов, и тут увидел поднявшегося перед ним на помост Джима.
  Правитель появился между ними. Герои, не подумав, выстрелили в него с двух сторон на помосте. В итоге голубая волна бластера Джима и лазерная решётка Сени пролетели эту, как оказалось, голограмму, скрестившись друг с другом. В результате образовался иссиня-белый плазменный взрыв, отшвырнувший двух героев в разные стороны! Данилов улетел за край помоста, успев зацепиться на лету одной рукой за обрывок лестницы.
  - Чёрт! – выругался со злости лежащий спиной на помосте Джим.
  - Так мы его никогда не вычислим, - озлобился Николя.
  Оманда, задумавшись, засмотрелась на карабкающегося Всеволода, и тут перед ней возникло два Правителя! Героиня в растерянности переводила бластеры с одного на другого, и только когда правый из них замахнулся на неё ручищей, пальнула двумя сиреневыми лазерами по нему, однако он оказался голограммой. Зато левый – вполне реальным, поскольку смог мощно пнуть по героине ногой. Та молниеносно отлетела назад, насадившись в итоге на выпученные от повреждённых стенных панелей металлические штыри. Они вышли из груди и бока Рейчел, и та, с ужасом посмотрев на них, из которых брызгала её кровь, закряхтела, кашляя кровью. Дрожащими руками взявшись за эти окровавленные штыри, она безжизненно обвисла на них!
  Николя, увидев эту страшную картину, ужаснулся, не веря своим глазам.
  - О… нет…. Нет! Не-ет! – закричал в отчаянии, взрыдав, он, подбегая к любимой.
  И вдруг перед ним, преграждая путь, появилось сразу пять одинаковых Правителей.
  - Попробуй угадать, где я! – выговорил тот.
  Дельен на мгновение растерялся. Искры с повреждённых стенных панелей позади вставших перед ним копий монстра фонтаном вниз падали на пол. И тут все пять чудищ одновременно замахнулись на Николя своими двумя руками справа, и одной – слева, готовых любым из череды голограмм раздавить его словно муху. Но в последнюю секунду Николя заметил отражение искр на блестящей коже головы одного из копий, крайнего справа, тут же пальнув целую очередь по этой копии, таким образом идентифицировав её как реального Правителя. Тот, не ожидав этого, открыл рот, но было уже поздно – жёлтые лазеры попали в верхний синий глаз монстра, заставив его взорваться синим взрывом ошмётков. Монстр зарычал, схватившись за него. Четыре голограммы вокруг него помехами исчезли, а настоящая тварь, держась за рану и пятясь назад, превратилась в изгибающуюся решётку, которая исчезла.
  Николя, встряхнув головой, пытаясь собраться, подбежал к обездвиженной Оманде. Прощупал первым делом её пульс на яремной вене шеи: он был, но очень слабым…. Предчувствуя недоброе, Дельен еле взял себя в руки, резко выдохнув, и стал лихорадочно рыться в своём медицинском ранце. Не могучи найти нужный прибор, Николя в отчаянии скинул с себя ранец, вытряхивая мед инвентарь. Наконец, найдя поддерживающий жизнедеятельность организма при тяжёлых ранениях мед-прибор в форме блестящего металлом конуса, он прикоснулся к боку Оманды, с волнением, дрожащим голосом повторяя: «Ну, давай же, давай, пожалуйста!» Все герои застыли, смотря на это….
  Оманда медленно открыла глаза, тихо произнеся, терпя адскую боль:
  - Прости….
  - Нет, не стоит этого говорить, - проговорил, срываясь от волнения в голосе, Николя. – Ты же знаешь, медицина Лэйров может всё, только борись!.. Я… ты… ты же спасла меня, помнишь!.. Я… просто обязан отдать тебе должное….
  Видя, что прибор сделал всё возможное, Оманда, покрывшись слезинкой, отвела слабой рукой руку испугавшегося Дельена с ним со словами:
  - Спа… спасибо за всё, но… слишком поздно…. Боюсь, что это… конец, я чувст… вую….
  Николя округлил глаза, высказав резко и испуганно:
  - Нет! Не-ет!
  Он заплакал, мягко обхватив любимую. – Я не верю!
  - …Похоже, что даже штуки… Лэйров не могут быть  всемогущими, Николя….
  Он посмотрел на Оманду, всхлипнув, и произнёс:
  - Прости за тот отказ тебе, когда ты призналась мне в том вечернем платье… Когда… когда я нашёл родителей, и … долго вынашиваемая цель была достигнута, я понял, что люблю тебя, Оманда, ещё с тех пор, когда впервые тебя увидел в моей квартире в Кондоминиуме!..
  Рейчел, превозмогая боль, улыбнулась, произнеся:
  - Я знаю…
  И потеряла сознание.
  - Нет… - испугался за неё Николя.
  - Похоже, твоей подружки конец! – ухмыльнулся появившийся сзади, опомнившийся от боли в ране в глазу, Правитель.
Дельен, разозлившись, развернулся, смотря на него исподлобья.
  - Я уничтожу тебя, сволочь! – высказал он, и накинулся на него, стреляя по нему из бластера.
  Тварь оказалась быстрее, отшвырнув француза левой рукой, и поймав правой. Поднеся его к прожженной глазнице верхнего своего глаза, Правитель стал сжимать его в своих пальцах!
  - Отпусти его, тварь! – выпалили Бинкл и Серджио одновременно, на что Правитель, развернув к ним голову, резко схватил одной левой рукой его, а второй – Серджио.
  Подойдя к установке, быстро опустил левые руки, насадив несчастных на этот штырь!
  Донт, шокированный происшедшим, начал палить по второму, целому глазу монстра, но тот, подпрыгнув, упал одной из своих ног на Лэйра, придавив его ей, отчего у него хрустнули кости.
  Прицелившись, Сеня и Джим, стоящие на помосте, выстрелили в спину ничего не подозревающего Правителя. Лазерная решётка и волна прожгли комбинезон, оставив на спине монстра клеймо в виде чёрной фигуры сетки с пересечённой линией. Монстр взревел, отступив от Донта, и невольно выпустив Николя, которые безжизненно пали, потеряв от боли сознание.
  Озверевший Правитель, не оглядываясь на установку, развернулся в сторону помоста, одновременно подняв рычаг, восстановив способность к удлинению пальцев. И вытянул их девятью шнурами в сторону героев. Они отшатнулись, отпрыгнув в стороны, когда шнуры-пальцы быстро обвили в разных местах помост. Правитель дёрнул руками, и помост с искрами отлетел от крепежей, развалившись на две части! Под разлетающиеся в стороны балки они отлетели усилием твари вглубь зала. Джим и Сеня, крича, вылетели с них, падая прямо в раскрывшуюся зубастую пасть урода!
  - Чёрт тебя дери-и! – заорал в панике и злобе Стоун.
  Рональд, очнувшись и увидев эту картину, процедил:
  - Пора с этим кончать!
  И, прицелившись, выстрелил в рычаг Установки. Тот взорвался зелёным взрывом.
  Панель Установки разлетелась на части со снопом искр. Правитель тут же укоротил свои пальцы, и развернулся к Триккинсу в рёвом: «Не смей трогать это!»
  Стоун и Данилов упали на пол около монстра, потеряв от удара сознание.
Две части помоста с фонтаном искр обрушились за ними, отлетев, погнувшиеся, в стороны.
  Тут Рональд увидел на штыре Установки Бинкла с Голесом, проткнутые насквозь. Потом с ужасом увидел обвившую на штырях, окровавленную Оманду.
  Донт, очнувшись, схватил командира за ногу, простонав:
  - Боюсь, троих твоих людей уже не спасти…. Держись!
  И вновь потерял сознание.
  Триккинс озлобился, выговорив:
  - Этого я тебе не прощу!
  - Попробуй мне помешать! – прорычал монстр, подходя к герою.
  Не задумываясь, Рональд схватил у обездвиженного Донта прозрачный бластер, и направил его и свой на чудовище, начав беспрерывно и крича, палить из них по нему.
  Но тот вновь исчез.
  Триккинс развёл руками, высказав:
  - И это всё, на что ты, гад, способен? Исчезать и обманывать своими отражениями словно трус?!
  Монстр проявился десятью копиями сзади, резко выхватив своими гибкими пальцами бластеры у героя из рук, и, смяв их в груду мусора.
  - И что ты теперь скажешь, смельчак?! – озлобился Правитель, сказав это всеми своими копиями одновременно.
  Рональд, на мгновение оторопев, резко перевернулся, перекатившись к лежащему Джиму, и схватил с пола его фиолетовый бластер, сеча по очереди им все десять Правителей, подходящих к нему медленной и уверенной в себе поступью…. Понимая, что времени нет, он поднял взгляд,.. и начал палить по антеннам тварей на их головах. В итоге средняя из них расплавилась, и тут же все девять голограмм, замелькав, пропали, оставив настоящего Правителя на виду уже без одной его особенности – проявлять свои голограммы!
  Но оставалась ещё одна особенность….
  Правитель растворился.
  Рональд, резко оборачиваясь, сёк все стороны, часто дыша от волнения и усталости. Установка со скрежетом вдруг разделилась на две части! Шпиль с насаженными на него Бинклом и Серджио с фонтаном фиолетовых искр отщепился от Установки. Триккинс развернулся, открыв рот. Обхвативший шпиль, стоящий позади Установки монстр швырнул его в ошарашенного командира. Не успев среагировать, он был пригвождён им прямо в кисть к полу со всей мощью!
  - А-а! – застонал Триккинс, пытаясь тщетно снять с себя эту ношу.
  И направил свободной рукой бластер в ноги монстра. Тот, отвлёкшись на это зрелище, был повержен в голень левой ноги, подкосившись. Тогда обозлившийся Правитель, схватив одной левой рукой лежащую часть помоста, швырнул её в оторопевшего Рональда! Помост в вертикальном положении полетел на него. Тот, резко прильнув к шпилю, секунда в секунду еле успел это сделать, как эта часть помоста, заискрив об пол нижним рваным краем, пронеслась мимо, впившись поручнями в панели стены и выход, разнеся его на части…
  - П… проклятье! – взвыл Рональд, пытаясь снять с кисти шпиль, но он весил тонну….
  Видя, что этот Правитель вновь подходит к нему с озверелым видом, Рональд направил бластер в его голову. Но тварь вновь исчезла.
  - Я так и думал! – отчеканил злорадно Триккинс, вдруг выстрелив по стоящей за исчезнувшим монстром нижней части Установки!
  Правитель проявился, взревев: «Не-ет!»
  Установка разлетелась на части фиолетовым взрывом. По телу твари пробежали фиолетовые змейки искр.
  - Теперь, кажется, ты неспособен к телепортации! – процедил Рональд.
  - Так и есть, - вальяжно произнёс Правитель, подходя к командиру. – Но это не помешает убить тебя!
  Триккинс, хлопнув себя по лбу, понимая, что сглупил, не догадавшись об этом раньше, закинул руку с бластером сзади шпиля, направив ствол чуть под углом, выстрелив в него. Оплавленный шпиль откололся, отлетев по инерции в сторону монстра, и отшвырнул его собой, проткнув его шею! Шпиль отлетел назад, пролетев фиолетовый пожар от бывшей Установки. Пронесясь мимо него, тварь загорелась в области одной левой руки – та на лету осыпалась горящей трухой, задев вторую левую, что привело к аналогичному результату. Шпиль воткнулся в стену, осыпающуюся снопами искр, пригвоздив монстра!
  Рональд, посмотрев на это зрелище, потерял от боли сознание.
  Тварь, затушив единственной уцелевшей рукой горящие культи, обвисла на шпиле замертво….
  Но… открыв глаз, ожила, затрещав вылезшими до метровой величины острыми зубищами своей пасти, и, вытаращив оставшийся синий глаз, стала вытаскивать из последних сил шпиль правой рукой из своей кровоточащей фонтаном синей крови шеи.
  - Это тебе – за Оманду, ублюдок! – выговорил со злостью Николя, очнувшийся и направивший на пытающегося выжить монстра два бежевых бластера Рейчел.
  И выстрелил ими в голову твари. Монстр успел вытащить из себя шпиль, но тут его голова взорвалась фонтаном взрыва из синих ошмётков! Правитель без головы рухнул спиной на пол, и на труп обрушились сегменты потолка, взорвав себя и его фиолетовым взрывом, после которого от Правителя остался лишь безголовый горящий фиолетовым пламенем скелет!..

  …Рейчел очнулась, увидев лежащего без чувств Николя, державшего в двух руках её бластеры, а затем, повернув голову влево – труп Правителя.
  Напрягши все свои силы, оттолкнувшись от стены, Оманда с криком боли вытащила себя из штырей, пав на руки. Понимая, что  усилие Дельена на прошли напрасно, и силы её благодаря тому лечебному конусу восстанавливаются, хоть и медленно, она нашла среди разбросанных по полу мед приборов Николя регенератор, применив его на себе. И тяжёлые раны стали заживать.
  Приложив его к Николя, Оманда с радостью увидела, как он очнулся. Увидев её живую, он широко улыбнулся, нежно потрогав её щёку со словами:
  - Я знал, что ты справишься!



          
 
 
         
      



               
      
       
               



 Э П И Л О Г
 

 









  Прозрачный куб, пленивший родителей Николя, самопроизвольно распался – видимо, из-за разрушенной технологии Правителя. Близкие Дельена воссоединились с ним после длительной разлуки.
  Выжившие герои освободили от шпиля погибших Бинкла и Серджио, а также руку Рональда, остальных оживили мед приборами Лэйров.

  Выйдя через открывшийся проход, герои, неся на самодельных из помоста носилках погибших, прошли без происшествий по альтернативному, как оказалось по наблюдению Джима через компьютер Лаборатории Клонирования, проходу Подземелий, выйдя, в конце концов, в бреши в Аннэке.

  Старейшины Элегии выразили сочувствие героям по поводу Серджио, и – своему народу – их любимому протеже Бинклу, присвоив ему звание народного героя – посмертно.

  Узнав с восхищением о гибели главаря Чудовищ, и удивительную историю их возникновения, Главный Старейшина отдал приказ выследить мобильным патрулям Аннэка всех оставшихся монстров в ставших не настолько непобедимыми теперь Подземельях, и те, справившись со своей задачей по предварительному плану, заявили официально, что победа близка. Теперь Чудовища уже не могут воспроизводиться, не говоря уже об их экстремальной эволюции, что говорит о том, что исход уже очевиден. По крайней мере, по всеобщему в Элегии ликованию, ясно, что целенаправленных новых Нашествий больше не будет!

  После непродолжительных обсуждений, родители Дельена, да и он сам, решили отправиться на Поверхность. Только чуть позже, поскольку, по словам самих родителей, так как в каком-то смысле они сами виноваты в столь изощрённой эволюции Чудовищ, они будут консультантами по их дальнейшей поимке в этой области (кем, как ни им в сотрудничестве с лучшими генетиками Аннэка знать – как справляться с этими монстрами!)

  Николя также согласился на это время остаться, однако, как только последний, по его словам, монстр будет уничтожен, он сразу с родителями уйдёт к человечеству. Оманда уговорила Рональда остаться пока с Николя и помогать ему, на что командир дал согласие.

  Джиму вырастили новую руку в лаборатории регенерации Аннэка, а Оманде обновили кожу на лице, ни оставив от изумрудного обрамления, которое ей так понравилось, ни следа. Главный Старейшина заверил её, что так нужно, чтобы не было лишних вопросов по отношению к ней на Земле.

  После ещё двух недель пребывания в Аннэке задержавшиеся по собственному выбору, так как решили тоже помочь Лэйрам, герои вернулись на Поверхность восстановленной Аллеей к лифту.
  В нашей цивилизации, как и было ранее обещано, герои всё забыли, кроме сути главных философских аксиом Элегии. Лэйры также позаботились о смещении времени на Поверхности, что позволило Верхушке штаба не заметить столь длительное отсутствие «Дельты».
  Также были приняты всевозможные меры по амнезии всего штаба, что позволило ему забыть и о «странной базе» в штате Манитоба государства Канада, и об отсутствии Серджио Голеса…. Да и вообще о существовании «Дельты»: герои выбрали миссионерство по подготовке к слиянию человеческой цивилизации и Элегии, так как, это очевидно, стало более целесообразным для героев, да и всего человечества, нежели прежнее поприще!..




(2011 – 2016)


Рецензии