Цыганские миллионы

- Давайте поедем  в  столицу на  «блошиный рынок», -  предложил своему знакомому, художнику Петру, судья первой категории Сергей Иванович.
 
Говорят, он всю жизнь стремился к справедливости, поэтому стал судьей, чтобы всех несправедливых судей хоть немного прикрутить. И прикрутил бы! Но, ему некогда было, мешало хобби – собирать звоночки.

Звоночки для него важнее юриспруденции! Коллекционировал обычные и серебренные, в основном  - маленькие, звучащие. У  него их больше трехсот! Из разных стран мира! Самые важные он в сейфах держит, а остальные – в серванте.

Вот и Петра пригласил в поездку, видя у того интересную коллекцию окаменелостей доисторических животных. Петр тоже особенный, можно сказать, одаренный человек! Он и рисует акварелью, и лепит из глины, и на трех дачах успевает, хотя и художник. А откуда у него хобби - собирать окаменелости, возможно, он и сам не может толком объяснить. Собирает и собирает, хотя и далек от палеонтологии или истории!

Всю квартиру ими завалил, даже на балконе крупные фрагменты сложил.   Как-то он рассказывал, что принес домой конкрецию и стал отмывать ее теплой водой под раковиной, на кухне, так даже рыбий запах было слышно! А потом вспомнил , что это он в раковине на прошлой неделе селедку мыл…

Да, чуть не забыл сказать о главном. Заготовил Петр,  еще дома, плакатик, ну подпись под конкрециями, - «Палеонтология  Слобожанщины ». И написал чуть ниже, примерно возраст – столько-то миллионов!

В  столицу приехали плацкартным очень рано и, взяв такси, рванули сразу на «блошиный рынок», занимать места и кое-что выбрать.
 
На рынке столики стоят рядами.  На них раскладывают свой товар продавцы.  Там и картины, и иконы, и звоночки, и вышивки разные, и книги древние… Еще продают и покупают люди, лишенные совести, чужие военные ордена и медали!

Сергей Иванович сразу пошел по рядам, искать звоночки, а Петр  заплатил за вход и местовое,  и выставил свои находки.

Таких окаменелостей на рынке ни у кого не было!  Правда, челюсть морской коровы не стал брать, тяжелая очень. Выставил окаменелости угря, морских ежиков, раковины диковинные, десяток «чертовых пальцев» и еще что-то. И  плакат домашний прикрепил возле  своих находок с указанием, для грамотных людей,  миллионов лет. Покупателя надо уважать!

Люди ходят, читают, расспрашивают – где нашел…  А другие, может быть и ничего в этом не понимают, но тоже спрашивают и удивляются, почему он так дешево продает – по 45 рублей.

- Мне бы только на обратный билет выторговать, да что-то поесть, - отвечает им Петр. – Дома я еще насобираю…

А, потом, смотрит Петр, идет по рынку цыган! Настоящий! А за ним идет три цыганки, тоже на него очень похожие, только ниже ростом. Цыган здоровый, высокий, в модных цыганских шароварах, сапогах до колен и с кнутом в руках. Цыганочки  украшены бусами и дукачами, в ушах – золотые кольца! Они о чем–то быстро говорят. Постороннему никогда не понять, наверное.

Цыган скользнул своим соколиным взглядом по плакату, по числах миллионов, по маленьким глазам Петра, его носу, по отдельным конкрециям и снова перевел взгляд на  надпись – два миллиона, пять миллионов, десять миллионов.  На секунду онемел, снова вытаращился, не веря глазам своим, напрягся весь, но молчал. А потом, ударив кнутом по голенищу, повел своих цыганок дальше по рынку.

Минут через пять снова возвращается этот необычный цыган. Петр заметил его еще издалека. Он быстро шел по рядам, словно летел,  поворачивал голову в разные стороны, искал… Смело подошел к Петру и говорит ему.

- Аа, уу, ээ, дарагой! Я – цыган!

- Так я и сам это вижу, -  отвечает ему Петр.

- Дэсять миллионов?! – переспрашивает цыган.

При этом белки его глаз наливаются кровью, ноздри начинают подниматься и опускаться словно жабры у рыбы, а правая рука сильно бьет кнутом по сапогу.

- Я вас понял, - отвечает ему спокойно Петр и улыбается приветливо.  Он то понял, что цыган ничего не понял, не понял надписи  - два, пять, десять миллионов.  Воспринял , что это стоимость, деньги. Большие деньги!

- Это не деньги, - говорит тему Петр. А цыган, как будто, не слышит! У него в голове  «записаны» деньги.

- Это ведь столько лет прошло, давнее все - продолжает объяснять Петр.  - Понимаешь,  лет  миллионы!

А как человеку вдолбить что-то новое, если оно у него в голове не укладывается! Он сегодня заточен только на бизнес! Может быть, он знает об Отечественной войне, перевороте в Питере - в семнадцатом … Ну а дальше, назад в историю, наверное ему трудно войти. Вот он стоит и громко, чуть ли на весь рынок, возмущается.

-Так, это что такое!  Что это такое!! Объясни мне! Десять миллионов! Почему так дорого! Объясни!...

- Ну, а цыгане мел продают!? – пошел во встречную атаку Петр.

- Продают! Я сам продаю, но дешево!

- Так ведь мелу,  минимум восемьдесят миллионов, - спокойно рассуждает Петр.
 
- Что-о-о?! –закричал цыган.

- Восемьдесят миллионов мелу, - еще раз повторяет Петр, а сам посматривает на лицо цыгана и его кнут, нишу под столиком.

Видит, да и нутром чувствует, что не понял его цыган. Не понял! Разъяренный,  ходит вокруг столика, кнутом бьет себя по сапогам и даже по столику. Потом начал громко кричать.

- Ты дуришь меня! Ты цыгана дуришь! Нельзя цыгана дурить!!

- Извините, я правду говорю, - объясняет Петр и не знает, как выпутаться из ситуации, он ведь не учитель, а художник!

- Неправда твоя, – во весь голос кричит цыган так, что вокруг столика с плакатом человек двадцать собралось, любопытных.

У цыгана из глаз слезы идут от негодования!  А  кнут в руках крепко держит!

А потом вернулись те три цыганки, что на него похожие. О чем-то пошептали ему на ухо и вместе ушли. И, слава Богу!

Больше никто конкрециями  не интересовался, не нарушил зону комфорта Петра.


Рецензии
Нашла коса на камень! Не нашелся человек, который бы цыгана обдурил, а тут такая ситуация забавная. А плеть и по спине могла прогуляться. Повезло Петруше.

Татьяна Евсюкова   20.07.2021 15:58     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.