Об Украине с болью

https://www.stihi.ru/2019/01/22/1900


ОБ УКРАИНЕ С БОЛЬЮ


http://www.stihi.ru/2014/12/13/11277

http://www.stihi.ru/2015/03/27/7803

http://www.stihi.ru/2015/06/06/2866

http://www.stihi.ru/2015/07/18/1431

http://www.stihi.ru/2015/11/11/2988

http://www.stihi.ru/2016/10/12/883

http://www.stihi.ru/2018/05/10/965

http://www.stihi.ru/2018/09/27/892

http://www.stihi.ru/2018/09/29/212

http://www.stihi.ru/2019/01/05/4847

http://www.stihi.ru/2019/01/07/1612

http://www.stihi.ru/2019/01/21/7898

http://WWW.stihi.ru/2019/01/23/2165

http://www.stihi.ru/2019/04/09/3582



   Дай Бог, чтобы и на этой многострадальной земле воцарился мир!



Теперь некоторые суждения по украинскому вопросу классиков:


   1      
Классики об „украинском вопросе”
 
 ss69100
13 января, 2017
 Человека, знакомого с русской литературной, и, взяв шире, научно-гуманитарной классикой, непременно посещал этот вопрос: что такое «Украина»?

Она вроде бы, как есть, прослеживается, отпечатывается в исторических документах…
Но в то же время, порой в тех же самых документах, и отрицается, не существует…
Она была или нет?
Что за странный парадокс с этой Украиной?!
Проще всего сказать, что Украины до ХХ века просто не было. Не вникая в суть проблемы – так и есть.
Тому есть солидные доказательства: согласно последней Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года национальный состав Малороссии, в которую входила Киевская, Волынская, Полтавская, Подольская и Черниговская губернии, на 93% состоял из малороссов.
Но, может быть, это царь их злобно записывал в «малоросы», сами же они истово верили, что они древние укры? Нет. Самое крупное отделение Союза русского народа действовало на... Волыни!
Из 41 депутата 3-й Государственной Думы, избранных от украинских губерний, 36 идентифицировали себя как «истинные русские», что подразумевало их принадлежность к черносотенцам.
В 4-й Думе русские националисты заручились поддержкой 70% голосов, поданных в украинских губерниях...
Александр Афанасьевич Потебня, филолог, чьё имя носит (носил?) Институт языкознания НАН Украины - скептически относился к идее о самостоятельности украинского языка и к разработке его как литературного.
Он рассматривал русский язык как единое целое — совокупность великорусских и малорусского наречий, и общерусский литературный язык считал достоянием не только великороссов, но и белорусов и малороссов в равной степени.
Только весной 1923 года ЦК КП(б)У принял постановление о «Разработке украинского языка». Понимаете, О РАЗРАБОТКЕ!!! В 1923 году!
Тогда решено было издать Академический словарь украинского языка, при этом Наркомпросу вменялось в обязанность проследить, чтобы в основу словаря было положено киевско-полтавское наречие, а не галицкое. Иначе говоря, единого языка до 1923 года не было, а были конкурирующие местечковые жаргоны, каких и в любой русской деревне предостаточно…
Одним из самых яростных отрицателей украинизма выступает наш классик Михаил Афанасьевич Булгаков. Кто не помнит его блистательного, как сегодня принято говорить, «мема»:
"...Я позавчера спрашиваю этого каналью, доктора Курицького, он, извольте ли видеть, разучился говорить по-русски с ноября прошлого года. Был Курицкий, а стал Курицький… Так вот спрашиваю: как по-украински «кот»? Он отвечает «кит». Спрашиваю: «А как кит?» А он остановился, вытаращил глаза и молчит".
По свидетельству самого Михаила Афанасьевича, тупые зверства украинских националистов снились ему в кошмарных снах многие годы после гражданской войны. Само петлюровское воинство предстаёт в его записи как сборище отбросов человечества. Вот как он описывает это в своих мемуарах:
«Мне приснился страшный сон. Будто бы был лютый мороз и крест на чугунном Владимире в неизмеримой высоте горел над замерзшим Днепром.

И видел еще человека, еврея, он стоял на коленях, а изрытый оспой командир петлюровского полка бил его шомполом по голове, и черная кровь текла по лицу еврея. Он погибал под стальной тростью, и во сне я ясно понял, что его зовут Фурман, что он портной, что он ничего не сделал, и я во сне крикнул, заплакав:
- Не смей, каналья!
И тут же на меня бросились петлюровцы, и изрытый оспой крикнул:
- Тримай його!
Я погиб во сне. В мгновение решил, что лучше самому застрелиться, чем погибнуть в пытке, и кинулся к штабелю дров. Но браунинг, как всегда во сне, не захотел стрелять, и я, задыхаясь, закричал.
Проснулся, всхлипывая, и долго дрожал в темноте, пока не понял, что я безумно далеко от Владимира, что я в Москве, в моей постылой комнате, что это ночь бормочет кругом, что это 23-й год и что уже нет давным-давно изрытого оспой человека…»
Что ж, «застрелиться – лишь бы не попасть в руки к украинствующим» - важное свидетельство классика литературы…
А.П. Чехов писал А.С. Суворину 18 декабря 1893 года:

"....Хохлы упрямый народ: им кажется великолепным всё то, что они изрекают, и свои хохлацкие великие истины они ставят так высоко, что жертвуют им не только художественной правдой, но даже здравым смыслом… Эти упрямые мужики всегда хватаются за великое, потому что не умеют творить малого, и имеют необыкновенные грандиозные претензии, потому что вовсе не имеют… вкуса…"

В рассказе "Именины" Чехов под впечатлением от пребывания в усадьбе украинофилов Линтварёвых вывел тупого прогрессивного хохла. Плещеев Чехова одернул, посоветовал хохла из рассказа выкинуть, на что Антон Павлович принялся доказывать, что он имел в виду не Линтварёвых, "а тех глубокомысленных идиотов, которые бранят Гоголя за то, что он писал не по-хохлацки, которые, будучи деревянными, бездарными и бледными бездельниками, ничего не имея ни в голове, ни в сердце, тем не менее стараются казаться выше среднего уровня и играть роль, для чего и нацепляют на свои лбы ярлыки...
Потрясающе игнорирует украинизм блистательная одесситка Анна Андреевна Ахматова (Анна Горенко). Вспомним её бессмертные строки:
Не страшно под пулями мёртвыми лечь,
Не горько остаться без крова.
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Само существование какой-то отдельной от русского слова украинской словесности Ахматова-Горенко вообще никак не обозначает ни словом. И возникает ощущение, что она вообще очень удивилась бы, если бы ей сказали, что Горенко - не русская фамилия…
Тем не менее, Украина постоянно всплывает в творчестве дореволюционных авторов, и не всегда как кошмар. Как пишет ещё один русский классик, И.А. Бунин[1]:
«Я много читал перед тем о Малороссии, о Запорожской Сечи, часто рисовал себе в воображении бурные днепровские пороги и переезды через них «казацким ходом», то есть прямым путем через их водовороты… Внимание мое было отвлечено видом новой местности и нового типа людей — малороссов, и в вагоне, на пути от Курска до Киева, я или не отходил по целым часам от окна, или прислушивался к мягкому южному говору и вглядывался в лица.

Хохлы мне очень понравились с первого взгляда. Я сразу заметил резкую разницу, которая существует между мужиком-великороссом и хохлом. Наши мужики — народ по большей части изможденный, в дырявых зипунах, в лаптях и онучах, с исхудалыми лицами и лохматыми головами[2].

А хохлы производят отрадное впечатление: рослые, здоровые и крепкие, смотрят спокойно и ласково, одеты в чистую, новую одежду… И места за Курском начинаются тоже веселые: равнины полей уходят в такую даль, о которой жители средних и северных губерний даже понятия не имеют. И даль эта так живописно скрашивается синеющими курганами и силуэтами стройных тополей на хуторах».
Интересно отметить, что в 1898 году Бунин всё же говорит о Малоросии, слова же Украина не употребляет. Из контекста видно, что клеветать на «хохлов» он не настроен, и, наверное, употребил бы слово «Украина» - если бы знал его в современном смысле, как обозначение страны.
Отметим, что Бунина украинская тема влекла постоянно. В 1913 году на Капри, среди роскошной итальянской природы он заканчивает рассказ «Лирник Родион».
Автор признается: «Я в те годы был влюблен в Малороссию, в ее села и степи, жадно искал сближения с ее народом, жадно слушал песни, душу его».
Не приходится сомневаться, что это отношение не изменилось у Бунина до конца его дней. Ведь даже в райском уголке – французской Ривьере – Грассе, уже в солидном возрасте писатель констатирует: «Прекраснее Малороссии нет страны в мире…».
То есть опять-таки Малороссии, не Украины. Так что же – не было никаких украинцев? Ленин всё выдумал?! Во многом да, Ленин, но не во всём.
Бытовая русофобия имеет на Малороссии глубокие корни. Бытовую русофобию украинцев (тогда ещё не украинцев, а малороссов) великий наш (и их) классик Н.В.Гоголь описывает в «Пропавшей грамоте», как нечто само собой разумеющееся, на уровне прибауток и поговорок:
«…когда чорт да москаль украдут что-нибудь — то поминай, как и звали…»[3].
Н.С.Лесков, знаменитый автор «Левши», писатель степенный, православный, консервативный, и тоже классик, передаёт, как нечто само собой разумеющееся, диалог в романе «Захудалый род»:
«…Княгиня и продолжают:
"Ты из хохлов, что ли?"
"Точно так, - говорит, - ваше сыятелство: я из хохлов".
"Неужели же, - говорят, - у тебя и в полку любимого товарища не было?"
"Никак нет, - отвечает, - ни одного не было: меня в полку все "хохлом" дразнили".
"Ну так хохлы-то твои, верно, тебя в деревне любили?"
"Никак нет, ваше сыятелство, - они меня, как я вернулся, стали "москалем" звать и выгнали".
"Куда же они тебя и за что выгнали?"
"Так, сказали: ступай вон, чтоб у нас здесь твоего московьского духу не было".
"Ну а кто же тебя принял?"
"Слепой Игнат принял"».
Речь в романе Лескова идет о событиях семейной хроники в период войн с Наполеоном…
«…Кохайтеся чорнобриві та не з москалями» — так звучит фраза укро-классика Т. Г. Шевченко.
Это одна из строк поэмы "Катерина" - печальная история украинской девушки, по сюжету полюбившей российского солдата, который в свою очередь, заделал ей ребенка и уехал в Россию. Украинским девушкам дается совет не заводить романы с подданными Российской Империи. Они де «плохие люди» и «зло вам сделают».
…И когда с полей Украины
Кровь врагов постылых
Понесет он... вот тогда я
Встану из могилы
- Подымусь я и достигну
Божьего порога, Помолюся...
А покуда Я не знаю бога.
…Злою вражескою кровью
Волю окропите.
Школьником я наивно думал, что «враги постылые» и «злая вражеская кровь» - это про поляков или про панов. Но, друзья мои, стих сочинён в 1845 году, какие уж там поляки!
Тарас алкал крови русских – тех самых, что собрали небывалую для выкупа его (тогда крепостного у помещика Энгельгардта) сумму[4]… Крови Жуковского, собиравшего ему помощь, крови Брюллова, даром рисовавшего его портрет… Друзей по Академии художеств, куда его взяли учеником, как товарища Брюллова…
Чем больше мы погружаемся в эту тему – тем более нас охватывает недоумение: если они ненавидят русских – то сами они кто? А если они русские – то откуда тогда такие отчётливые отпечатки давней вражды?!
Некоторую разгадку обретем мы, прочитав ещё один важный документ минувшей эпохи.
Фаддей Венедиктович Булгарин – русский писатель польского происхождения, родился в 1789 году, а умер в 1859 году. Это был неутомимый журналист, критик и издатель, действительный статский советник[5]. Булгарин - издатель первого в России театрального альманаха.

Вызывал зависть, как самый читаемый автор своего времени[6]. В своём «Разговоре с священником Михаилом об украинцах», опубликованном в 1830 году, Ф.Булгарин свидетельствует о состоянии «украинского вопроса» на середину XIX века.
- Блаженная страна! - воскликнул незнакомец.- Недостает здесь одной промышленности, трудолюбия. Когда б эти воинственные толпы поселились в городах и селах, занялись земледелием, ремеслами, торговлею, тогда 6 Украина была первою областью в Польше. Природа излила дары свои на этот край, но люди не умеют и не хотят ими пользоваться. Здесь еще дико, как в первое время по сотворении мира.

- Правда твоя,- отвечал священник,- но сама судьба противится благосостоянию этой страны. В этих степях беспрестанно блуждают хищные татары буджакские; сюда часто приходят сильные орды крымских татар, и мирный поселянин или промышленник не мог бы обитать здесь, если б мы не имели на страже знаменитой Сечи Запорожской.

Она защищает не только Украину, но и Польшу от татар лучше, нежели замки и крепости. Татары могли бы взять и разрушить укрепления, но они не в силах преодолеть воинственной Сечи, которая переносится всюду, где есть опасность и где должно разить врагов нашего спокойствия. Пока христиане не истребят татар, до тех пор эта страна не может быть обитаема никем, кроме людей воинских, а воинам некогда заниматься промышленностью.

- Удивительное явление эта Сечь Запорожская! - сказал странник.- Трудно поверить, чтоб какое-нибудь общество могло так долго существовать без письменных законов, без всяких основных правил гражданского порядка.

- И еще сколько времени существует! - возразил священник.- Вспомни, что первое поселение при порогах, или первое основание Сечи, начинается с того времени, когда татары разорили Киев и опустошили огнем и мечом целую Украину. Это было в начале XIII века. Несколько тысяч украинцев, не будучи в состоянии противиться превосходной силе татар, скрылись в ущельях и на неприступных островах запорожских и составили первое военное поселение.

- Странно, что эти поселенцы не занялись хлебопашеством,- возразил странник.- Скотоводство и земледелие были обыкновенным занятием жителей сих стран.

- Они опасались набегов татарских и, почувствовав выгоды наездничьей жизни, сами стали жить набегами, занимаясь притом звероловством и рыболовством. После взятия и разорения Киева и всей Украины литовским князем Гедимином число переселенцев за пороги Днепра умножилось, и они стали смелее в своих набегах на Крым.

Однако ж, помня, что первая причина их переселения был набег иноземцев, запорожцы не хотели не только строить городов, но даже жениться, чтоб удобнее перенестись в другое место в случае опасности. Войско свое пополняют они не только пришлецами из Украины, с Дона и России, но всеми беглецами из Польши, Венгрии и земли Волошской.

Кроме того, они в набегах своих берут с собою детей мужеского пола и воспитывают их в войске. Таким образом поддерживается эта воинская республика, управляемая волею избираемого ими кошевого атамана и старыми обычаями.

В последствие времени многие ученые иноземцы, подвергнувшиеся в своем отечестве несчастиям или совершившие какое преступление, стали искать убежища в Сечи, но они не могли иметь никакого влияния на дикое устройство войска и зверские обычаи запорожцев. Напротив, кто желает остаться в Сечи, тот должен во всем сообразоваться с сими дикарями и покрывать знания свои оболочкою невежества.

Это характер запорожцев: они должны казаться грубыми, несведущими, хотя между ними есть весьма много людей мудрых и ученых из поляков и немцев. Их кошевые атаманы, часто безграмотные, знают лучше дела и выгоды войска, нежели наши письменные войты и сенаторы!

- Откуда эти слова: кошевой и казак? Это не русские выражения,- сказал незнакомец.
- Право, я не умею растолковать тебе это,- отвечал священник.- Об этом польские писатели пишут различно, а наши вовсе ничего не пишут. Говорят, будто кош - татарское слово, означающее стан воинский, а казак по-татарски значит легкоконец, легкий ездок. Так ли это, не ручаюсь.

- Сказывают, что запорожские казаки ныне во многом переменились и что войско их ныне более устроено,- примолвил незнакомец.

- Казаки те же, но в устройстве их войска произошли некоторые перемены, с тех пор как король Сигизмунд I дал им обширные земли и позволил селиться в слободах. Теперь казаки женятся и живут в селах, но в Сечи не терпят жен и женатых, и каждый казак обязан десять лет прослужить холостым. Король Стефан Баторий еще более преобразовал войско, признал кошевого в звании гетмана, позволил казакам выбирать всех своих чиновников, дав им грамоту, булаву, знамя и литавры в ознаменование, что он признает запорожцев войском почетным. Этот добрый и мудрый король платил ежегодно некоторые суммы войску и подарками держал на своей стороне атамана и старшин. Казаки весьма его любили и оказали ему важные услуги в войне с Россиею.

- Я бы думал, что украинцы и запорожцы, как русские и одного с ними исповедания, не станут драться противу России,- сказал странник.

- Напротив, украинцы и казаки весьма привязаны к польскому правлению и не любят так называемых москалей. До веры какая нужда! Ведь и в Литве большая часть шляхты и весь простой народ греко-российского исповедания. Вот ныне так начинается возрождаться ненависть к Польше, и то за одну эту унию. Уничтожь унию сего дня - и завтра вся казачина предастся телом и душою Польше.

- Этого я не думал, а полагал всегда, что казаки и Украина преданы России,- сказал незнакомец.
- До сих пор нет. Мы состоим в беспрерывных сношениях с Доном. Донские казаки весьма жалуются на притеснения московских воевод и толпами переходят на Запорожье. Здесь же привыкли к такой воле, что одно воспоминание о царе Иване Васильевиче подирает морозом по коже. Теперь, даже при неудовольствиях за введение унии, Наливайко и Косинский, которые бунтовали противу Польши, хотели поддаться хану Крымскому или султану Турецкому, но не России.

- Ну, а если б в России наступила перемена во внутреннем устройстве? Если б мудрый государь обещал казакам и Украине сохранить их права - перешли ли бы казаки к своим единоверцам?
- Хотя ты и русский, наш единоверец, и принес мне письма от друга моего архимандрита из Киева, но об этом говорить не мое дело,- сказал священник.- Я украинец и подданный Польского короля».
***
Как говорится, «конец цитаты».
В изложении Ф.Булгарина всё становится более-менее понятно. Во-первых, они, конечно же, русские. Но в то же время, оставаясь русскими, они одновременно с тем и украинцы – потому что они БЕГЛЫЕ русские.
То есть они – как раз тот самый контингент, из которого формировались войска С.Разина, Е.Пугачёва, и т.п. Это криминальный контингент – «лихие люди», шедшие на украины (а украин было много, с каждой стороны страны) пограбить и поразбойничать.
Это антифеодальный элемент – бежавший от гнёта феодалов в «Дикое Поле». Это вообще всякий анархический элемент, тяготящийся государственным строительством, гнётом порядка, стремящийся к вольнице и кочевому образу жизни…
Национальной грани между русскими и украинцами нет и не может быть. Нет, как мы видим, и языковой грани: каждая деревня имеет свои диалектические особенности речи, слова рождаются и умирают, вытесняются и заменяются, в Петербурге «поребрик», в Москве «бордюр», но это не разные языки.
В любом случае, общение жителей Украины с жителями Московии никаких переводчиков в XIX веке не требует, в этом солидарны все авторы, с которыми мы знакомы.
Это потом уже украинца стало трудно понять, потому что для укро-языка искусственно отбирали слова, наиболее далёкие от русского аналога (не гнушаясь воровать из польского, идиша и т.п.).
То есть получается, что деление между русскими и украинцами - это не национальная грань, это грань между порядком и хаосом.
Украинизм с его странной национальностью «пограничник» (ведь по сути «украинец» - это «пограничник») является искусственно и искусно законсервированной разинщиной, пугачёвщиной, северским самозванчеством, булавинщиной, болотниковщиной и прочими пограничными бунтовскими движениями «лихих людей».
Провозглашая себя «мужицким царём» Пугачёв, конечно же, не думал о какой-то особой национальности, сама мысль об этническом отделении яицких козаков-порубежников от русского народа не приходила ему в голову.
Ненависть к имперскому русскому – москвину, москалю – странным образом уживалась в украинской массе с необычайной терпимостью к русскому бродяге. Этого они всегда были готовы принять за своего – потому что и сами были точно такими же.
Сегодня тоже нет никаких препятствий для перехода русского человека в украинство – если только он изъявит желание. И «украинцами» объявляются люди с фамилиями «Азаров», «Ложкин», «Петров» и т.п., если они выучат диалект и примут странную украинскую позицию.
Вспомним Булгарина: «войско свое пополняют они не только пришлецами из Украины, с Дона и России, но всеми беглецами из Польши, Венгрии и земли Волошской».
Это и даёт нам ответ на все вопросы.
________________________________________
[1] Рассказ 1898 г. «Казацким ходом» И. А. Бунина.
[2] Бунин – вообще склонен к дворянскому, аристократическому снобизму, и русское простонародье ему никогда не нравилось. Он любил Россию дворянскую – но не низовую. Когда он впервые в 1917 году увидел вдруг тех, кто его всю жизнь обеспечивал и обслуживал – то ужаснулся (а до того посмотреть на них не удосуживался): «Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские. Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: “Cave furem". На эти лица ничего не надо ставить, — и без всякого клейма все видно».
[3] «…Чумаки долго думали, подперши батогами подбородки свои; крутили головами и сказали, что не слышали такого дива на крещеном свете, чтобы гетьманскую грамоту утащил чорт. Другие же прибавили, что когда чорт да москаль украдут что-нибудь — то поминай, как и звали…»
[4] 2500 рублей, и этой ценой, за которую можно было целую деревню приобрести, куплена была его свобода 22 апреля 1838 года.
[5] Часто шёл против модного в его годы вольдодумства и вольтерянства, за что многими был не любим, стал жертвой язвительных эпиграмм, но как величина – признавался безусловно.
[6] Его романы при жизни были переведены на французский, немецкий, английский, испанский, итальянский, нидерландский, шведский, польский, чешский языки.
В. Евлогин



***


revious Entry | Next Entry
Н.В.ГОГОЛЬ ОБ УКРАИНЕ И УКРАИНЦАХ.
• 17 дек, 2010 at 6:54 PM
 
 
А.Е.Луговой, доцент-орнитолог, кн. почётный председатель Ужгородского общества русской культуры

Начну с того, что я биолог, а не филолог, и данное сообщение, пожалуй, первое в моей жизни, посвященное литературной тематике. Казалось бы, зачем браться за тему профессионально тебе столь далекую? Отвечу так: во-первых, Гоголь - один из наиболее любимых мною писателей, которого не единожды перечитывал; во-вторых, очень многое из того, что приходится читать, слышать в последние годы в средствах массовой информации, в беседах с людьми, как то не состыковывается с тем, что я знал об Украине и украинцах из произведений Н.В.Гоголя. Хотелось во многом разобраться. И я, в которой раз, вновь засел за чтение удивительно колоритных произведений этого писателя, чье 200-летие мы отмечаем. Именно засел, за письменный стол с карандашом и бумагой в руках, а не лежа на диване, как это делал в прошлом.

О том, что Гоголь знал и любил Украину и народ ее населяющий всей душой – сомнений быть не может.

Хрестоматийными стали строчки из повести «Страшная месть», о том, как «Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои...Редкая птица долетит до середины Днепра.... Ему нет равной реки в мире ...» и далее в том же лирическом духе. Этот поэтический отрывок читают артисты со сцены, учителя словесности диктуют его ученикам в школе. Одного этого отрывка достаточно, чтобы убедить любого сомневающегося в сыновьей любви Гоголя к Украине. Но таких доказательств в произведениях писателя на каждом шагу! Возьмем, например фразу из «Сорочинской ярмарки»: «как упоителен, как роскошен летний день в Малороссии!» (Кстати, у Гоголя слово «Малороссия» столь же уважительно, как и Украина, ничего «унизительного» как считают галичане, он в этом термине не видел). Или вчитаемся в описание быта, обычаев жителей Центральной Украины. Далеко не каждый нынешний «щирий українець» знает народные особенности так, как их знавал Гоголь. Я перечислю лишь украинские названия различных хлебов, употребленных в повестях Гоголем: гречаник, книш, корж, паляниця, буханец, маковник и т.д. и т.п. Кто теперь сможет показать их отличия? Читая о «смальце», любому приходит на ум растопленный свиной жир. Ан, нет! В сноске Н.Гоголь указывает, что так на Украине называли бараний жир (вступление во 2-ю часть «Вечеров на хуторе близ Диканьки»). Многие ли знают, что общеизвестные украинские галушки, ели с помощью длинных деревянных «спичек»? Чуть ли не «китайскими палочками». Об этом можно прочитать в повести «Майская ночь или утопленница». А красочные описания вечорниц, колядований?

Но остановимся на другом. А именно - как во времена Гоголя смотрелись те или иные нынешние проблемы, понятия. Начнем хотя бы с территории. Какая часть географической Русской равнины входила в понятие «Украины» в произведениях Гоголя? Вот читаем в «Страшной мести» такие строки: «Далеко от Украинского края (А.Л.), проехавши Польшу, минуя и многолюдный Лемберг (Львов! А.Л) идут рядами высоковерхие горы (Карпаты А.Л.)… там и вера не та, и речь не та». Итак, цитадель современного украинизма, - Львов, Галиция, - диктующие ныне нормы украинской культуры, языка Центру, коренной Украине(!), во времена Гоголя вовсе Украиной и не считалась. А Закарпатье, лежащее на запад от Карпат – тем более.

Когда читаешь в повести ”Тарас Бульба”, о том, как запорожцы облегали польский город Дубно, не сразу и сообразишь, что дело касается города, расположенного в нынешней Ровенской области Украины. Тогда, для запорожцев, это была вражеская территория. Да и реакция жителей города Дубно не оставляет об этом никаких сомнений. Ибо они, по словам Гоголя, “решились защищаться до последних сил и крайности и лучше хотели умереть...чем пустить неприятеля (т.е.запорожцев А.Л.) в домы”. Казак Товкач, увозя раненого Тараса Бульбу из под Дубно, говорит: “Хоть неживого, а довезу тебя до Украйны”. То есть уже в третий раз убеждаемся в том, что в те далёкие времена Украина не только административно, но и по духу, была совершенно иной, чем ныне. В этой связи остается только недоумевать по поводу ненависти многих галичан к Москве, б. Советскому Союзу, благодаря которым, их край по их же меркам - наиболее “свідомий” - стал частью Украины. Без Москвы Львовщина скорее всего по сей день была бы составной частью Польши. Об этом напрочь забывается.

Современные националисты очень любят вспоминать о казачестве, особенно о Запорожском казачьем войске, ссылаться на их традиции и т.д.. Несколько лет назад они даже соорудили казачью лодку-чайку, которую освятил в дальний поход по Днепру униатский священник!!! Чего либо более нелепого нельзя себе и представить! Вспомним, почему, в уже упомянутой повести “Тарас Бульба”, запорожцы пошли на войну с поляками. Ведь они, поначалу, готовили поход против турок. Но прибывший в Запорожскую Сечь беженец из под Киева принес весть о том, что “ляхи” издеваются над православными, заставляют переходить в униатскую веру. Такая весть в корне поменяла планы казаков, они двинулись на запад, защищать от униатства православных. Я не собираюсь навязывать кому либо ту или иную веру, но констатирую факт, что украинцы, запорожцы, были убежденными последователями православной веры. Тарас Бульба перед боем, обращаясь к казакам в первую очередь провозгласил здравицу “за святую православную веру” а уж потом за все остальное. А в наши дни, униатский священник освящает казачью лодку-чайку... Нонсенс, да и только! Об отношении украинцев к католичеству в прошлом можно узнать не только читая “Тараса Бульбу”. Так о.Афанасий в рассказе “Вечер накануне Ивана Купала” объявил, что всякого, кто спознается с Басаврюком, “станет считать за католика, врага христианской церкви и всего человеческого рода”. Или вслушайтесь в фразу из “Пропавшей грамоты”: “если не отдадите сей же час моей козацкой шапки, то будь я католиком (подчёркнуто нами А.Л.) , когда не переверну....” и т.д. Или вот такой пассаж в повести “Страшная месть”: “Отчего не поют козаки? Не говорят ни о том, как уже ходят по Украйне ксензы и перекрещивают козацкий народ в католиков”. В той же повести Данило сообщает: “(я) всегда стоял за веру православную и отчизну, - не так, как некоторые бродяги таскаются Бог знает где, когда православные бьются насмерть, а после нагрянут убирать не ими засеянное жито. На униатов даже не похожи: не заглянут в божью церковь”. Иными словами только уж отъявленные безбожники могут быть хуже униатов... И далее: “Не за колдовство...сидит в глубоком подвале колдун... сидит он за тайное предательство, за зговоры с врагами православной русской земли – продать католикам украинский народ...” Данило жалуется и на новую ситуацию в Украине: “Порядку нет в Украйне: полковники и есаулы (обратите внимание – не народ, а власть имущие! А.Л.) грызутся, как собаки меж собою... шляхетство наше.. продало душу, принявши унию”.Т.е. католичество и одна из его форм – униатство - у казаков, украинцев, было в годы жизни Гоголя чем -то постыдным, чужим. Визит Папы Римского на Украину в те времена был бы совершенно нереальным. Сейчас, как мы знаем, это в порядке вещей, принимают его с большой помпой. Иной, совершенно иной стала нынешняя Украина. Понятно, что с годами все меняется , Но признавая такую эволюцию, нечего цепляться за старые обычаи “відроджувати минуле”. А если уж возрождать, то возрождать не в искаженном виде, а в духе прошлого. Далее мы увидим, что это касается не только православия.
Часто можно услышать рассуждения о том, что де мол называть друг друга по имени-отчеству – характерно для «москалей», у украинцев принято другое обращение , а именно такое: «Пане Остапе», «пане Гаврило» и т.д. Мол, так обращались друг к другу люди на Украине. Знакомясь с произведениями Гоголя, видишь, что такое утверждение, мягко говоря, ошибочно. Начнем с названий некоторых из гоголевских творений, относящихся к Украине (оставив в стороне такие произведения, как «Мертвые души», «Ревизор», цикл Петербургских сочинений). Это «Иван Федорович Шпонька и его тетушка» (которую звали Василисой Кашпоровной А.Л.), «Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». А, знаменитые Пульхерия Ивановна и Афанасий Иванович из «Старосветских помещиков»? Мне могут возразить, что так называли друг друга, копируя господствующих «москалей», украинские помещики, пусть даже совсем и незажиточные... Но вот вам обращение деревенских «девчат и молодиц»: «Фома Григорович! Фома Григорович! А нуте яку-небудь страховинну казочку!» («Пропавшая грамота»). Примеров можно привести еще множество.

Когда же применялось слово «пан»? В двух случаях: Во-первых, уважительно и во множественном числе при обращении к группе братьев по оружию (кошевой на совещании запорожцев - «панове козаки», «панове добродийство»). Во-вторых, и тут уже в единственном числе - при обращении нижестоящего на социальной лестнице к вышестоящему. Служка-козак Стецько обращается у своему хозяину «пан Данило», а тот ему в ответ «Тебе, Стецько...» без всякого «пана»… Жена Данилы - Катерина, понимая свое подчиненное положение в тогдашней семье, обращается к мужу тоже «пан Данило», в ответ же получает «молчи, баба!». Словосочетание «пани Катерина» появляется только тогда, когда к ней обращается дворовая челядь. Пульхерия Ивановна в «Старосветских помещиках» говорит ключнице Явдохе: «смотри... когда я умру, чтобы ты глядела за паном (т.е. за хозяином А.Л.)». В Украине и Великороссии слово «пан», «господин», имело лишь одностороннее значение. Да, в Польше, Чехии, Германии привычно обращаться и к нижестоящим по положению людям столь уважительно: «пане официант», «пане водопроводчик» и т.д. Это, несомненно, очень хорошая традиция, но выдавать её как присущую украинскому народу – нелепо. В Галиции, которая в значительной мере была полонизирована, такое прижилось. Но не надо это выдавать за традиционно украинское!

Украинский и русский народы очень близки и по своему характеру. Но очень часто слышны упрёки в адрес русских, мол они ленивы, вороваты, пьянчуги, подразумевая при этом, что украинцы - работяги, чисты на руку, малопьющие... Несомненно, на Руси «обломовы» встречаются чаще чем, скажем, в Германии. Есть у русских и другие грешки. Отрицать не станем. Но как ни крути, все эти негативные черты имеются в достатке и у украинцев. Обратимся к тому же Гоголю. В «Старосветских помещиках»: «Приказчик, соединившись с войтом, обкрадывали немилосердным образом... но сколько не обкрадывали приказчик и войт, как ни ужасно жрали все в дворе, начиная от ключницы до свиней, ...сколько вся дворня ни носила гостинцев своим кумовьям в другие деревни и даже таскала из амбаров старые полотна и пряжу, что все обращалось...к шинку, сколько ни крали гости, флегматичные кучера и лакеи ... но благословенная земля» и т.д. Там же про комнатного мальчика: «который если не ел, то уж верно спал,..»; крепостные девки «большей частью бегали на кухню и спали», а кучер «вечно перегонял в медном лямбике водку ... и к концу этого процесса совершенно не был в состоянии поворотить языком, болтая всякий вздор... отправлялся на кухню спать». Приверженность к «зеленому змию» среди казачества Гоголем описывается сплошь и рядом.

Но если к таким грешкам Гоголь относится с определенной долей юмора, то к другим негативным чертам характера – с необычной суровостью. Вот примеры такого осуждения, высказанные устами Тараса Бульбы: «Знаю, подло завелось теперь на земле нашей. .. свой своего продает...милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость ... магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства». Или, характеризуя старосветских помещиков, которые любы сердцу Гоголя, он, в противовес им пишет и о «низких малороссиянах, которые выдираются из дегтярей, торгашей, наполняют как саранча палаты и присутственные места, дерут последнюю копейку с своих же земляков, наводняют Петербург ябедниками. Наживают наконец капитал и торжественно прибавляют к фамилии своей. оканчивающейся на О, слог ВЪ... презренные и жалкие творения» Узнаете черты современности? Не этих ли жалких людишек наши «ура патриоты» считают нынче «ненажерливими москалями», которые «сосут кровь» из Украины?
Но обратимся от низменных и неприятных черт к чертам положительным. А их, Гоголь тоже видел и описал замечательно. Тарас Бульба, обращаясь к козакам, говорил устами Гоголя: «Нет, братцы, так любить, как русская душа, - любить не только что умом... а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе... нет, так любить никто не может!» О запорожских казаках Гоголь пишет: «Это было «необыкновенное явление русской силы... Не было ремесла, которого не знал бы козак, справить телегу, намолоть пороху, справить кузнецкую, слесарную работу... гулять напропалую, пить и бражничать, как только может один русский – все это было ему по плечу» . Тут мы ясно видим, что Гоголь не делал разницы между русскими и украинцами. Тарас Бульба, обращаясь к украинским запорожцам, употребляет словосочетание «русская душа». Идея единения Руси слышится и в предсмертных возгласах казаков, погибающих в бою: «Пусть же пропадут все враги, и ликует вечные веки Русская земля!» восклицает Степан Гуска. Бовдюг сказал не менее патриотично: «Пусть же славится до конца века Русская земля!» а Балабан ему вторит: «Пусть же цветёт вечно Русская земля!»

Позвольте на этой ноте завершить свое сообщение о гоголевском видении Украины, украинских характеров на первую половину ХIХ века. В моих выписках из сочинений Гоголя есть еще немало и других сведений, но зачем утомлять слушателей? Сказанного достаточно.
 
Выписки, не вошедшие в данное сообщение
Тарас Бульба. 1) О казачестве: В ХV веке «Завелось козачество – широкая, разгульная замашка русской (А.Л.) природы...»
2) «Тарас был один из коренных, старых полковников... Тогда влияние Польши начинало уже оказываться на русском дворянстве. Многие перенимали польские обычаи» Тарас «перессорился с теми из своих товарищей, которые были наклонны к варшавской стороне, называя их холопьями польских панов... Он считал себя законным защитником православия..»

3) Слова Тараса: «чтобы с них живых содрали кожу... как сделали они с гетьманом и лучшими русскими витязями на Украйне?»

Вечер накануне Ивана Купала. 1) «Незачем было заводиться порядною хатою. Какого народу тогда не шаталось по всем местам: крымцы, ляхи, литвинство! Бывало то, что и свои наедут кучами и обирают своих же» 2)«Возле коровы лежал гуляка парубок с покрасневшим, как снегирь, носом». 3) «шинкарь … нарезывал рубцами на палочке, сколько кварт и осьмух высушили чумацкие головы».

Ночь перед рождеством. Кузнец Вакула... не хотел осрамиться (перед запорожцами в Петербурге) ... «он знал грамотный язык (т.е. заговорил по-русски А.Л). Запорожцы, услышав кузнеца, так свободно изъяснявшегося, вывели заключение очень для него выгодное»

Страшная месть. 1) «паны веселятся (это о поляках А.Л.) и хвастают... насмехаются над православьем, зовут народ украинский своими холопьями...» 2) «Не бывало такого соблазна на русской земле и от татар».

Метки:
• Малороссия,
• русская литература



Классики - об Украине
10:04 / 18.05.2014
kosmopolit
2 817
0
В теперь уже, кажется, таком неблизком 1998 году (слишком много событий мы пережили за это время) русский классик Александр Солженицын написал книгу «Россия в обвале». В ней есть глава «Славянская трагедия», которая писалась будто вчера. Слишком обостренными и удивительно точными кажутся все мысли и пророчества Александра Исаевича в свете того, что сегодня творится на Украине. Впрочем, читайте сами — вот отрывки из этой главы:

О Крыме
В самостоятельном развитии — дай Бог Украине всяческого успеха. Отяжелительная ошибка ее — именно в этом непомерном расширении на земли, которые никогда до Ленина Украиной не были: две Донецкие области, вся южная полоса Новороссии (Мелитополь-Херсон-Одесса) и Крым.
(Принятие хрущевского подарка — по меньшей мере недобросовестно, присвоение Севастополя вопреки, не говорю, русским жертвам, но и советским юридическим документам, — государственное воровство)…
Сколькие русские с негодованием и ужасом пережили эту безвольную, никак не оспоренную, ни малейше опротестованную, по дряблости нашей тогдашней дипломатии, в 24 часа отдачу Крыма. И предательство его при каждом потом крымском конфликте. И беспрекословную, без малейших политических шагов, отдачу Севастополя, алмаза русской военной доблести. Злодейство это совершено нашей же выборной властью — однако и мы же, граждане, не воспротивились вовремя. И теперь на долгое обозримое время ближайшим поколениям с этим придется примириться…
Изживание Черноморского флота из Севастополя является низменным злостным надругательством над всей русской историей XIX и ХХ веков. При всех этих условиях Россия ни в какой форме не смеет равнодушно предать многомиллионное русское население на Украине, отречься от нашего единства с ним.
 О русском языке
Украинские власти выбрали путь усиленного притеснения русского языка. Ему не только отказали стать вторым официальным государственным, но его энергично вытесняют из радиовещания, телевидения, из печати. В вузах от вступительного экзамена до дипломного проекта — все только по-украински, а коли терминологии не хватает — выкручивайся. Из школьных учебных программ русский язык — где исключают нацело, где сводят до «иностранного», до факультативного; полностью исключили историю

Российского государства, а из программы по литературе — едва ли не всю русскую классику. Звучат такие обвинения, как «лингвистическая российская агрессия» и «русифицированные украинцы — пятая колонна». Так — начинается не с методического подъема украинской культуры, а с подавления русской. И упорно теснят Украинскую православную Церковь, ту, что осталась верна Московской Патриархии, с ее 70% украинских православных…
Фанатическое подавление и преследование русского языка (который в прошлых опросах был признан своим основным более чем 60% населения Украины) является просто зверской мерой, да и направленной против культурной перспективы самой Украины.

Об украинском языке
В отторгнутой Галиции, при австрийской подтравке, были выращены искаженный украинский ненародный язык, нашпигованный немецкими и польскими словами…
Даже этнически украинское население во многом не владеет или не пользуется украинским языком. Значит, предстоит найти меры перевести на украинский язык всех номинальных украинцев. Затем, очевидно, станет задача переводить на украинский язык и русских (а это уже — не без насилия)? Затем: украинский язык поныне еще не пророс по вертикали в высшие слои науки, техники, культуры — надо выполнить и эту задачу. Но и более: надо сделать украинский язык и необходимым в международном общении. Пожалуй, все эти культурные задачи потребуют более чем одного столетия? А пока что мы читаем сообщения о притеснении русских школ, даже хулиганских нападениях на русские школы, о пресечении трансляции русского телевидения местами, и вплоть до запрета библиотекарям разговаривать с читателями по-русски, — неужто же это путь развития украинской культуры?

О планах Запада
Антирусская позиция Украины — это как раз то, что и нужно Соединенным Штатам. Украинские власти подыгрывают услужливо американской цели ослабить Россию. Так и дошло быстро — до «особых отношений Украины с НАТО» и до учений американского флота в Черном море. Поневоле вспомнишь бессмертный план Парвуса 1915 года: использовать украинский сепаратизм для успешного развала России…
Александр Солженицын

My Webpage


Рецензии
Спасибо за полезную работу! С уважением!

Владимир Пащенко 1   30.06.2021 09:59     Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.