Мистический Монстр

                Пролог
1000 г. н. э.
г. Липродфуд, Англия.

 - О, господин Лароин, они приближаются! Что нам делать? - молодой человек обернулся к деревянной двери, находящейся в дальней стене огромной залы.
 - Этот замок непреступен, но сейчас я не смогу тебе помочь, - промолвил старец в ярком плаще с капюшоном. Он встал из-за своего стола, на котором стояли зажженными две длинные свечи. – Я не смогу их всех остановить. Возьми моё учение, и уходи!
 - Но… - хотел, было сказать юнец, как дверь задрожала от мощных ударов.
 Послышались яростные крики толпы.
 - Дедушка, могу я узнать, почему они ополчились на вас? – в отчаянии произнёс юнец.
 - Они украли мои знания, и это столкнуло их со злом, – произнес в ответ старик.
– Беги, иначе то, с чем столкнулись они, столкнётся весь мир!
 Слова деда заставили юношу открыть потайную дверь в стене.
 - Беги! – выкрикнул старик, и тут же двери рухнули под многотысячной толпой разъярённых горожан.
 - Стойте! Этим ничего не решить! – остановил их старец.
 - Проклятый маг, мы сожжём всё, что к тебе относится! – крикнул в ярости ближайший к нему кузнец.
 Толпа кинулась к магу, поджигая на ходу факелами всё, что только попадалось им под руку. Несколько жителей разлили масло, и подожгли всю залу. Арбалетчики выставили свои оружия, направив их в сторону старца.
 - Отвечай, где твой внук, маг! – потребовал один из них.
 - Нет, этого вы от меня не дождётесь, глупые ремесленники! – крикнул маг, и неожиданно для всех выпрыгнул в ближайшее к нему раскрытое окно.
 Арбалетчик подбежал к нему. Старика смыла река, в двадцати метрах ниже этого окна, прилегающая к замку.
 - Маг умер! – возрадовался оруженосец, подняв арбалет кверху.
 - Внук, мы должны найти его! – закричали несколько человек из толпы.

 Юнец бежал по тёмному сырому узкому проходу, надеясь выйти наружу в лесу, где нет этих жителей. Под мышкой он держал то, что завещал хранить ему маг Лароин – его магическую книгу, источник и хранитель всех    его бывших тайных знаний и волшебства…
 Было скользко и холодно, но юноша не замечал этого. Он был перепуган, хотя и не понимал, чем вызваны столь дерзкие недовольства в адрес его дедушки. Юноша не знал, куда ему бежать дальше, если он и уйдёт от этих фанатиков. Ему казалось, что его будут преследовать теперь все, с кем бы он ни встречался, потому, что теперь у него есть эта странная книга.
 Дедушка никогда не рассказывал о своих деяниях,  но завещал книгу после смерти, объяснив, что внук поймёт её и станет его последователем. Но вдруг его всё-таки поймают?! Вдруг завладеют книгой?! Что же будет тогда? Неужели пророчества деда – не сказки? Юноша, в общем-то, и не верил во всю эту чепуху с волшебством, но сейчас его одолевали сомнения.
 Вдруг он наткнулся впотьмах на что-то твёрдое. Конец пути. Юноша навалился всем телом на огромный валун и сдвинул его на несколько сантиметров. Протиснув через узкую щель, он оказался, как и предполагал, в лесу. Парень задвинул с последними усилиями камень назад, чтоб его не обнаружили, и побежал, в надежде дойти до дяди Эгберта, живущего в Уэльсе.
 Внезапно послышались шаги и выкрики. Юноша обернулся. Всадники, много всадников искали его даже здесь, и вот обнаружили! Что же делать?!
Парень в отчаянии схватил палку, и стал ей рыть сырую почву. Всадники были уже близко. Юноша спрятал книгу в эту ямку, и, зарыв её заново, засыпал сухими листьями.
 Из-за холма показались пять всадников. Ни слова ни говоря, они подняли свои луки и убили юнца…

 Книга была не найдена…
   





                Часть первая: “ Загадочная секта “.


                1


2000 г. н. э.
г. Нью-Йорк, США.

Департамент полиции.

 - Джек! – крикнул Далвис, инспектор участка, сидя за столом на своём рабочем месте, и непрерывно теребя какие-то бумаги, будто ища среди них скрепку.
 Джек присел рядом с инспектором, спросив:
 - Что, новое ограбление?
 - Нет, похоже, убийство... Даже два, – озабоченно произнёс Далвис, не переставая перекладывать листы на столе. – Чёрт, ты не мог бы найти мне этот проклятый доклад.
 - Доклад очевидца? – спросил Джек.
 - Их было двадцать, – пояснил Далвис, найдя,  наконец, то, что искал, - Очевидцев двадцать. Только убийства, судя по всему, произошли за три недели раньше их показаний.
 Джек взял листы, внимательно перечитывая их.
 - Хм… - только и смог произнести коп, дочитав до конца. – Значит, убили наших бедняг в Центральном соборе. Некие типы, одетые в чёрные плащи.…Этакие представители А-ля-смерть, с косой на плечах! Чёртовы фанаты, почему же их никто из охраны не задержал?
 - Неясно… - рассеянно проговорил Далвис, - они сами не могут понять.
 - Превосходно, – ухмыльнулся Джек. - Этих бы охранников самих за решётку за сотрудничество… Умники пошли…
 Джек налил из настольного автомата кофе и, выпив его, произнёс:
 - Почему же никто не обратил внимания на столь странных типов, разгуливающих по городу в три часа дня?.. Как эти сволочи убили жертв? Ах, да, традиционным способом, выстрелили в упор в лоб... На глазах у двадцати прихожан и двух остолопов-охранников. Чёрт знает что творится!.. Какого чёрта никто не доложил обо всём сразу?!
 - О трупах стало известно, когда пришли новые прихожане и увидели мертвецов. А уж потом допросили тех, что тех, что были при совершении убийства. Катавасия какая-то.… А, впрочем, этим, кто бы они ни были, ничего не стоит запугать прихожан и заставить их закрыть рот на замок. Только сейчас рассказали об убийцах!
 - Ну, естественно, так оно и есть, – высказал Джек. – Вы задержали тех охранников?
 - Да, конечно. Если они не напишут, что да как до воскресенья, им придётся лишиться работы, и, скорее всего, предстать перед судом. Мы пытаемся их допрашивать. Вполне возможно, что они – соучастники, которые заранее спланировали всю эту операцию.
 - Зачем же было убивать простых людей, никуда не вмешивающихся, пришедших помолится в соборе?.. Может – это какая-то дерзкая выходка, связанная с личной жизнью… Вам так не кажется? Надеюсь, вы просмотрели досье убитых?
 - Естественно, – ответил инспектор, принимаясь рыться в ящичках стола. – Я лично составил рапорт по этому поводу. Да где же он?.. Ах, вот… Том Брайт, 26 лет. Работал автомойщиком коммерческой фирмы  «Лейдкар». Женат. Без детей. Ходил каждое воскресенье в Манхэттенский собор, где и был застрелен.… Так… Джим Блойсинг, 42 года, женат, двое детей, работал заведующим отдела фирмы «Джио», поставляющей мясные продукты из Денвера. В общем, тут ничего связующего, или как-то подталкивающего к мысли личных распрей нет. Все их члены семьи полностью адекватны, психически нормальны.… Да и ссор в последнее время не было. Ни у коллег по работе, ни в семье, ни среди друзей по вере. В смысле, у тех, с кем они успели подружиться в соборе.
 - Может, тогда, убийства просто хулиганские? – предположил Джек, пересматривая фотографии убитых.
 - Почему же на них были эти капюшоны? К чему маскарад? – спросил Далвис.
 - Возможно, это - чисто религиозная месть. В последнее время такие инциденты нередки, и вполне возможно, что те, кого мы сейчас ищем – члены некой секты новой контр-религиозной культуры.
 - В таком случае нужно искать центры этих религиозных сект, – произнёс инспектор, облокотившись ладонью о подбородок.
 - А… эти жертвы, вы их осматривали? Где они сейчас? – спросил вдруг Джек. – Как же? Три недели… Мертвецы за это время вряд ли бы сохранились.
 - Они сейчас в городском морге, – ответил инспектор, - И мы их нашли совершенно свежими! Их обнаружил другой полицейский участок. Ну вот, в тот день, вчера, я разговаривал с одним из копов того участка…. Трупы совершенно сохранились... Прямо мистика какая-то!
 - Да, от этих чертовых сектантов надо держаться подальше, – проговорил Джек, налив себе еще кофе. Шел восьмой час вечера.
 Он посмотрел на свои часы и объявил о смене поста.
 - Ладно,  я позвоню, если что, – пообещал Далвис вслед уходящему Джеку.
 - Нет уж. Только не сегодня, – ответил коп, надевая плащ, – Я не   хотел говорить вам. У нас, в общем, годовщина свадьбы с Дженн, сегодня. Ну, я и …
 - Ну, тогда до завтра. Желаю хорошо провести время, – проговорил инспектор, тут же принявшись рыскать в горе своих бумаг.
Джек попрощался и вышел из здания.



                2



   Джек Ротенс очень любил свою жену. А началось всё с Нью-Йоркского университета. Ему было только семнадцать, когда он повстречался с этой первокурсницей, и с первого взгляда влюбился в неё. И он, и она учились на юристов. Закончив степень специалиста, Джек ушёл в следователи. Дженн  же дошла до магистра, став к двадцати шести членом ФБР. На первых порах она не плохо справлялась, а еще через два месяца окрепла так, что можно было усомниться – женщина ли перед тобой?! И духом, и мыслью она была сильна. За это Джек только сильнее стал её любить.
 Он волновался, пока ехал к ней сейчас, за то, как она его примет. Ведь они обещались отпраздновать годовщину брака, начав с четырех часов дня…. «Работа, секта… Господи, нужно забыть все это хотя бы сейчас!» -  вертелось в голове у Ротенса. – «Как же, забудешь тут!», тут же брякнул он про себя, подумав о немного эгоистичном и совершенно растерянном характере этого инспектора.
 Коллега Далвис, этот толстопузый чудак, без единого намёка на чувство юмора, 46 лет, всё время чем-то занят, но никогда не может раскрыть дело и найти преступника! Тем не менее, он очень хороший человек, и Джек ценит его по другому поводу – за упорность и честность в своём деле.
 В двадцать восемь Джек женился на Дженн. Сейчас ей двадцать семь – она на два года младше Джека, и ей это очень нравится. Казалось, эти двое были вместе счастливы. Счастливы всегда, потому, что сходились характерами и любили друг друга за это...
 Джек посмотрел на себя через переднее зеркало. Стрижка-ёжик. Ничего, подойдёт под светлый цвет его волос. Приятный разноцветный галстук. Он ей понравится. Светлый пиджак, и, наконец, элегантные широкие квадратные очки. По крайней мере, они придают лицу умный и интеллигентный вид.
 Вся эта бутафория была не из-за стремления понравиться Дженн. Всё-таки год замужем должны как-то приближать пару. Просто Джек хотел устроить праздник как можно лучше. По крайней мере, надо же как-то скомпенсировать эти пять часов, что он сидел в этом департаменте.

 Джек постучался в дверь их новокупленного двухэтажного дома, и через минуту в дверях показалась очаровательная брюнетка, в красивом чёрном вечернем костюме.
 - Ты как всегда сногсшибательна, – улыбчиво произнёс Ротенс, вытащив из-за спины букет с её любимыми розами.
 - Ладно, взятки мне не нужны, – улыбнувшись, сказала язвительно Дженн и пропустила мужа в дом.
 Было довольно темно на улице, поэтому Джек тут же извинился за задержку и шутя попросил принять розы и не считать их за какую-то взятку. Всё-таки пять долларов не шутки – эдак можно и разориться на таких взятках!
 Так, шутя и веселясь, они вошли в гостиную, свет в которой, почему-то, был выключен.
 - Сюрприз! – улыбнулась Дженни, и вспыхнул тёплым красным светом огня электрический пьезо камин.
 Рядом стояли два стула и столик, на котором было поставлено шампанское.
 - Ты, я вижу, без меня неплохо справилась, – добро заметил Джек, поцеловав жену, и, откинувшись в кресле, налил ей искрящегося напитка.
 - Как видишь, - жена взяла фужер, отвернувшись к горящему камину, - Почему задержался?
 - Я уже собирался уходить, как тут очень запутанное дело возникло, понимаешь. А какие дела на твоём посту?
 - Да так, расследуем причины анонимных угроз. Представляешь, кто-то понавешивал листовки на стенах. Разведка расследует дело. Похоже, эти шутники недооценивают нашу организацию, или, видимо, вообще не имеют о ней представления! Видишь ли, эти анонимки стали появляться ещё месяц назад. И не только в Нью-Йорке, но и по всем Соединённым Штатам! Кроме того, надписи, типа: «Скоро придёт Армагеддон!», или: «Ваши Лаины-католики не остановят Великое Появление Всемогущего!», причём, с пометкой знака, похожего на знак фирмы «Мерседес-Бенц», не знаю, что он мог означать, как и вся эта религиозная ахинея; так вот, всё это, как показала экспертиза, написано кровью, человеческой кровью... Ну вот, я уже и забыла, зачем мы тут сидим, ха-ха!
 - Это верно, знаешь, давай-ка забудем всё это пока и посвятим эти десять часов личной жизни, хорошо, – улыбнулся в ответ Джек, и, поднеся фужер кверху, произнёс:
 - За то, чтобы наш брак, ни смотря ни на какие события на работе, никогда не кончался!

 
 - Ну кто ещё?! – в злобном полузабытье Джек отключил раздражающий писк телефона, взяв трубку.
 - Ротенс! Являйся в департамент. Срочно! Это Джон Далвис тебе звонит, слышишь?! – прозвучало на проводе.
 - Боже, ты знаешь, какой сейчас час? Старина Далвис, если тебе так не терпится раскрыть это дело – я пас: на две смены не работаю, извини уж.
 - Да ты только послушай. Я бы и сам не прочь был поспать, но выбежал как ошпаренный, пока не узнал, что эти фанатики, которых мы ищем, натворили в нашем здании!
 - Что?! – Джек встал с постели, мгновенно протрезвившись после такого сообщения.
 – Ладно... Хорошо, я иду, о господи...
 - Жду к семи утра, тут кое-кто ждёт тебя.
 Джек повесил трубку, и, тихо одевшись, чтобы не разбудить жену, отправился на работу.



                3



  - Что случилось? – спросил Ротенс, встретив у порога департамента Далвиса.
 - Убили двоих наших охранников. Не знаю, как им это удалось, но узнали мы об этом только сейчас.
 - Почему ты думаешь, что это сделали те самые фанаты?
 - Вот почему! – Джон сделал жест рукой, показав на оцепленное желтыми ленточками здание департамента.
 Оно всё было покрыто странными кровавыми надписями и знаками, схожими с «мерседесовскими».
 - Действительно... – проговорил Джек, подойдя ближе к разрисованной чем-то стене.
 - Всё это сделано человеческой кровью, – заявил инспектор, - так сказали эксперты. Это уже серьёзно! Я телик смотрел; везде подобные надписи понаписали. Все штаты на ушах уже стоят от этих чёртовых ублюдков. ФБР и то растерялось.
 - Я знаю, жена рассказывала, - Джек внимательно рассмотрел одну из надписей, - «Ве... ликое... появ... ле... ние... Всемогущего...» Что за чушь?! «Лаины... не пом... помеха...». О Боже, мир точно с ума сходит!.. Слушай, вы ещё не нашли никаких следов вокруг сегодняшних убийств?
 -  Ищем, – проговорил Джон. – Но всё безрезультатно, как видишь. Пуля в лоб... Вот только непонятно, как такие асы своего дела, как наша охрана, смогла себе это устроить?! Наверное, киллеры поработали.
 - А камеры слежения. Они что, ничего не записали? Почему тревоги не было?! – не понял Джек, повернувшись к мелкому приборчику, незаметно свисавшему с крыши департамента.
 - А... вот это меня и беспокоит, – озадаченно произнёс инспектор, - видимо, поработали высокие профессионалы в своём деле. Отладили всё так, что чертовы камеры ничего не увидели. Гады! Наверное, подсунули другую, записанную раннее, запись. Боже, а мы – лопухи, сидели здесь, как ни в чём не бывало! Я понимаю,для профи заменить начинку камер - дело простенькое, раз – и готово, но нужно же ещё незаметно избежать взора объективов, фиксирующих радиус 24 на 7, чтоб как-то к ним приблизиться! И опять же – никто ничего не обнаружил странного! А охрана, как назло, будто ослепла. Во-вторых, конструкцию следящих видеокамер невозможно вскрыть за такой небольшой, судя по всему, промежуток времени, что сделали эти типы! Всё это, конечно, удручает и заставляет задумываться...
 - А мы так ни одного из них и не нашли, – проговорил Джек, смотря на лежащие неподалёку от здания полиции трупы охранников.
 - Инспектор Такорски звонил час назад, – сообщил Далвис. - В общем, ещё, по крайней мере, пять участков таким же образом пострадали сегодня ночью. Восемь жертв. И опять же – никаких зацепок! Вот гады – обнаглели уже!
 - Но я, всё же, отыскал некую разгадку в этой головоломке, господа, – заявил высокорослый, в жёлтой ФБР-овской куртке, 42-летний человек.
 Джек обернулся к нему, невольно покрывшись улыбкой восторга.
 - Боже, Крис Лингрот, спецотдел ФБР; дружище, сколько лет!..
 Друзья крепко обнялись, не скрывая радости неожиданной встречи.
 Джек впервые повстречался с ним ещё в молодости, будучи новичком в полиции. Крис был его напарником с года три, пока не ушёл в 39 лет на «более подходящую для него», как он считал, работу Федеральной Разведки. Он был всегда очень умным и тонким в интеллектуальных задачах. Умел найти подходящий ключ и открыть его, найдя то, что не по силам аж за сотню его соратников!.. Тем не менее, он почему-то никогда не расчёсывался, редко брился, и любил носить только клетчатые рубашки, надев сегодня проф-плащ только из-за прохладной погоды, т. к. другой верхней одежды поблизости не оказалось...
 - Я тоже рад тебя видеть, Джек. Но всё же я пришёл сюда для того, чтобы сказать пару слов, необходимых в раскрытии вашего дела.
 - Так что же это за разгадка? – спросил Далвис.
 - Во-первых, я бы хотел сообщить вам, что при вскрытии тех двоих прихожан, что стали первыми жертвами этой загадочной криминально-религиозной войны, было обнаружено немало примечательных фактов. Это татуировки, незаметные вооружённым глазом. Видите ли, у обоих нашли метки, вделанные в кожу микроиглами. Эти метки величиной в десятую долю миллиметра, и они похожи на букву «Л»... Не знаю, в толк не пойму, что она может означать, но одно ясно: те двое, что были убиты, отнюдь не простые граждане!
 - Да, это заставляет обдумать всё заново, - проговорил Джек, - А во-вторых; что-нибудь ещё есть?
 - Да. Все наши фанаты, как вы уже, наверное, знаете, имеют знак, схожий с «мерседесовским». Разобрав одну из тысячи анонимных листовок, а точнее, знак, нарисованный на ней, под микроскопом, мы обнаружили, что этот знак также состоит из мелких букв. Там мы разобрали только: «Ранокиус добьётся тысячелетней миссии!», а также «Горголис Минурапус Энтис Шесть Атналта», слава богу, запомнил! Речь непонятная, но что-то значит.
 - Похоже на латынь, – произнёс Джек.
 - Да, только эксперты утверждают, что это – чистый набор звуков. Даже на старо-латинский не похож. Ничего не нашли.
 - Что же, может, зайдём всё-таки в помещение или как?! – заявил Далвис, наконец, продрогнув до нитки от утренней прохлады…

 - Итак, мы уже не так уж мало и знаем, не так ли? – произнёс Джон, наливая кофе своим коллегам.
 - А, по-моему, мы ещё больше запутались! – озабоченно проговорил Джек, взявшись за лоб.
 - Мне кажется, что разгадка таится именно в этих надписях. Ведь что-то же они говорят! – сказал Крис, взяв печенье.
 - Хм… да, но что? Как их расшифровать? Вдруг это вообще какая-нибудь шутливая хулиганская выходка, чтобы запугать нас, а мы тут сидим и бьёмся над ней! – высказал Далвис, встав со стула. – Боже, да вы только послушайте, - «Горголис»! Что за чушь?!.. А это,… «Атналта»! Вот это да: сочинить такую нелепицу и всунуть меж неё «Шесть»! Перестарались там, сочиняли…
 - Нет! – произнёс Джек и, встав вдруг со стула, выхватил листовку у Далвиса. – Нет, это определённо – шифр! Число «шесть» так просто не может тут стоять!.. А Атналта… Что-то напоминает мне это слово.… О Боже! Ну конечно же! Это – перевертыш. Что же мы сразу-то не догадались?! Атналта – не что иное, как Атланта! Город Атланта!
 - Джек, ты просто Шерлок Холмс какой-то! – облегчённо проговорил Крис.
 - Шерлок бы сразу догадался! – ответил, смеясь, Ротенс и, взяв чашку кофе, высказал:
 - Значит, слово «Шесть», как мне кажется, есть число улицы или номер дома… Они также могут быть перевёрнуты.… Тут всё стало просто, как видите!
 - Тогда зачем адрес? – не понял Джон.
 - Это – манера всех фанатиков подобного религиозного рода, – ответил Джек, - Они думают, что зашифровали адрес своей главной конторы, и мы не сможем его расшифровать, а расшифруют его те, кому он нужен; то бишь, - это всего-навсего – реклама. Может, личное засекреченное объявление для своих людей, разбежавшихся по всей стране…
 - Джек, ты просто гений! – сказал Джон, добавив. – А что же означают остальные слова, похожие на латинские?
 - Они могут и не иметь особого значения, - предположил Джек, - дабы сбить с толку следствие.
 - Хм, умно всё-таки придумано! – ухмыльнулся Крис. – Но можно было всё  сделать гораздо тише, вам так не кажется?
 - Нет, потому, что они знают, что разведка не спит. Прослушиваются любые телефонные звонки, будь-то с мобильного или с кабельного.… Кроме того, кто бы они ни были, они обязали себе табу – запрет и, как вы уже догадались, это – показываться на люди. Всё делается бесшумно и незаметно, но, тем не менее, чётко и профессионально. Они знают, что любое появление в обществе небезопасно. Они осторожны…, но мы их всё же раскусили, так что будем надеяться, что удача от нас не отвернётся! Я лично найду всех этих подонков, тем более, я рад, что всё идёт в мою пользу, ведь вся эта организация, раннее рассыпанная по всей стране тысячами единиц, сейчас может составлять единое целое, и я уверен, что заставлю их всех врасплох!
 - Ну, тогда я поеду с тобой, Джек, - ответил Крис.
 - Ребята, у меня своих дел, как знаете, по горло, так что… - отмахнулся Далвис. – Извините уж, но пост мой всё же оставлять не обязано!
 - Спасибо, что хоть нам разрешил, - высказал шутливо Джек, похлопав по спине друга-инспектора, а затем проговорил:
 - Позвони Дженн, что у меня срочное задание, хорошо! А то она мне не поверит, возомнит невесть что! Ха-ха!
 - Ладно, только возвращайтесь целыми, я уж тут улажу всё! – сказал, смеясь, Джон, и друзья, пожав ему руку и попрощавшись со своими коллегами, отправились по заданию.
               


                4



  Тремя часами позже.
Г. Атланта, США.
Городской аэропорт.

  Оделись как можно скромнее. Переделали паспорта – мол, один - библиотекарь, второй – электрик. Мало ли что, ещё вычислят. Просидели в зале ожидания до 11-ти вечера и пошли.

 ФБР было осведомлено обо всём, поэтому друзьям предоставили машину, а также аварийное подкрепление – троих лучших агентов со всех Соединённых Штатов. Друзья должны связаться с ними, если возникнут затруднения.
 - Пошли! – проговорил Джек, остановив машину на Седьмой улице.
 С ним был только Крис.
 - Так просто они не покажутся, - проговорил Крис, поворачивая в тёмный сырой переулок, названным Шестым стрит.
 Он был тупиковым, и здесь вполне могла обустроиться какая-нибудь криминальная банда.
 Посреди бесконечно-высоких стен из красного кирпича Джек увидел старую полусгнившую деревянную дверь. Она была немного ниже дороги, и к ней вела узкая каменная лестница, ведущая вниз на два метра.
 - Здесь, похоже, чёрный ход, аварийная дверь должна быть, - догадался Крис. – Вернее, была ею, а сейчас мы узнаем, что там такое!
 Друзья спустились к двери, обнаружив на ней покрашенной белой краской букву «Л». Она почему-то была перечёркнута красной полосой.
 - Всё верно, - проговорил Джек. – Точно вычислили мы их, а!
 - Это верно, - обрадовался Крис. – Ну, кто первый?
 - Давай уж я, – ответил Джек.
 Он осторожно открыл тяжело поддающуюся дверь. В плохо освещённом маленьком коридорчике стояли два больших бугая, одетых в чёрные плащи с капюшонами. Они охраняли металлическую запертую дверь.
 - Я так и думал… - высказал Джек.
 Охранники достали пистолеты.
 - Кто вы, пароль!
 Джека, как и Криса, охватило чувство замешательства.
 «Господи, пароль, какой у них должен быть пароль?!» – бегали мысли в голове у Джека.
 - Ну же! – скомандовал сторож, начиная сомневаться в гостях. – Если не скажете, придётся вас застрелить.
 - Ладно, Керкус, хватит уже, они не наши. Кончай их побыстрей! – не выдержал второй охранник.
 Мысли у наших героев уже перестали искать что-либо для нужного ответа, как Джека вдруг осенило.
 - Энтис! – вспомнив слово в загадочном предложении, проговорил Джек.
 Охранник, никак не среагировав, молча поднял пистолет, поднеся его дуло ко лбу перепугавшегося Ротенса. Через секунду он опустил оружие, сказав:
 - Прошу прощения. Заходите.
 Друзья кое-как сдержали пот и побрели в раскрытую металлическую дверь.
 -  Ну и ну, пронесло же! И как ты только догадался? – удивленно произнёс Крис, видя, что  дверь за ними закрылась, оставив тёмный коридор, уводящий вниз лестницей.
 - Я прикинул, что сперва идёт город. Это - Атланта. Затем - номер улицы, ну а следующее слово в предложении, значит – Энтис, то бишь – пароль. Все просто, оказывается…
 Друзья подошли к двери. Затем открыли её. Большой зал освещался множеством огромных кирпичных горящих котлов, изрисованных, как и стены, баллончиками в красно-черный цвет: тут были и латинско-сходные слова, и черепа, и знаки, и вообще непонятные рисунки, нарисованные «корявым стилем». 
 В зале находилось примерно с полтысячи (Джек почти не ошибся в численности этой банды) одетых в чёрные плащи, фанатиков. Капюшоны они все, почему-то не одели, показывая свои наголо бритые головы. Женщин среди них не было. Только юноши лет 17 и молодые люди возрастом 20 – 25 лет.
 Все они о чём-то разговаривали, иногда смеялись, причём, злобной и жадной улыбкой, сидя за деревянными столиками. Друзья встали у порога двери, не зная, что дальше делать.
 Тут один из фанатиков встал из-за столика (на них на всех стояли только по одной длинной горящей свече), и стал подходить. Он был крепкого телосложения, 26-27 лет. Друзья чуть попятились, но тип остановился и произнёс:
 - Идите, надевайте плащи. Татуировщик у пятого котла. После него вы сразу станете нашими членами. Вы можете смело называть себя Раноками!
 Джек слегка подтолкнул Криса вбок, и коллеги пошли за сектантом. Протиснувшись между несколько плотно стоящими столиками, друзья подошли к татуировщику. Он был настоящий толстяк, кило сто двадцать вместе с увесистой бородой весил точно! Одет в чёрный плащ, как и все остальные, только на кисти выгравирована большая татуировка буквы «Р». Ему было лет 30.
 - Подождите чуток. Сейчас нагрею инструменты, – басистым голосом выговорил детина, и вышел в около стоящую от него дверь.
 - Что будем делать? – взволнованно проговорил Крис, с презрением оборачиваясь на фанатиков, которые будто не замечали их.
 - Ничего, - ответил также тихо Джек. В зале стоял многоголосый говор, поэтому коп не боялся, что его услышат. – Мы, как видно, вписались в роль. Остаётся только узнать как можно побольше об этих подонках, а потом, в подходящий момент, арестовать.
 - Э… я думаю, что этих сумасшедших убедить поднять руки вверх будет несколько сложновато… - проговорил в ответ Крис, смотря на «колдующую» со свечой тройку…
 - Не удастся взять нам, вызовем подкрепление, – произнёс Джек, - что с тобой, испугался татуирования?
 - Вот именно, - ответил Крис. – Я лично не такой сумасшедший, чтобы дать этому садисту втыкать мне в кожу горячие иголки! Джек, по-моему, сейчас самое время дать им фору.
 - Не волнуйся ты так. Это обычная татуировка, - злобно опротестовал Джек, показав уверенную улыбку.
 В тот же момент детина вышел из двери, подняв в руке огромные светящиеся нагретой температурой щипцы.
 - Ну, начнём с первого этапа; снимайте штаны! – проговорил он.
 - А… я переменил своё мнение, - тут же сказал Джек Крису.
 - Ладно, на счёт три, - высказал тот, готовясь выхватить оружие.
 - Эй, о чём это вы? – выкрикнул татуировщик.
 - Раз, два… - Джек не договорил, выставив пистолет в сторону бородача.
 Крис поднял оружие на ближайшего фанатика.
 - Стойте и не двигайтесь! Вы арестованы! – прокричал Лингрот.
 Татуировщик отшатнулся.
 - К тебе это тоже относится, - выговорил Джек, сняв дуло с предохранителя.
 Детина бросил свои щипцы на пол, подняв руки. Все встали, открыв рты от неожиданности.
 И тут из дальней входной двери вышли те двое охранника, направив пистолеты на наших героев.
 - Джек, ложись! – Крис рывком прыгнул на друга, сбив его с ног, когда двенадцать выстрелов прозвучали у них в ушах.
 Джек обернулся. Татуировщик лежал на полу, простреленный в разных местах четырьмя пулями.
 - И что теперь? – риторически спросил Крис, прячась за рядом расположенным столиком.
 - Стреляй в них, и всё! – прокричал Джек, и, выпрыгнув из укрытия, коим служил сейчас опрокинутый кем-то стол, выпустил всю обойму.
 Пули пробили штукатурку на стене, оставив пулемётный след. Охранники успели отбежать и прыгнуть за два противоположных котла.
 - Они перехватили инициативу, - иронично заметил Крис, готовясь спрятаться за ближайшим котлом.
 - Сам знаю, беги! – крикнул Джек, и друзья побежали, пригнувшись, между столиками, к стоящему в двадцати метрах от них укрытию.
 Охранники вынырнули из-под котлов, достав автоматы.
 - Дже-ек! – Криса чуть не задела пулемётная очередь, когда он бежал к котлу.
 Джек бежал к противоположному. Столы и стулья близ него взрывались осколками от частой пулемётной очереди, но коп успел прыгнуть под кирпичную защиту.
 - Ты в порядке? – крикнул он Крису, переводящему дух за другим котлом.
 - Эти приятели только прибавили мне адреналина, - попытался пошутить агент, придерживая рукой рану на плече.
 - Вот чёрт! – выругался Ротенс, - ничего, друг, мы их  «сделаем».
 Джек вышел из-под прикрытия, пробив охраннику, готовившемуся пристрелить его, ногу. Тот скорчился, начав стрелять во все стороны.
 - Второй, выходи! – скомандовал Джек.
 Из котла появилась рука. Она кинула дымовую шашку в его сторону.
 - Вот ведь чёрт, а! – выругался в который раз Джек. – Крис, заткни нос.
 Шашка затмила радиус в 20 метров жёлтым дымом. Многие фанаты, до сих пор застывшие от страха, бежали в надежде спастись, но лишь падали, задыхаясь от отравы.
 - Больше не могу, - прогнусавил Крис, заткнув нос рукой, и, выпрыгнув из котла, вытащил второй пистолет.
 - Крис! – Джек выпрыгнул из укрытия, кинувшись к палящему из двух оружий другу, но тут же споткнулся в дымовой завесе об лежащего секстанта.
 Крис прострелил охраннику голову, и тот рухнул на второго, не успевшего спрятаться за следующим котлом.
 - Всё! Ещё будете рыпаться, схлопочете как эти подонки! – закричал Лингрот, выстрелив в потолок.
 Те секстанты, что ещё не отравились, медленно встали, подняв вверх руки.
 - А теперь объясните, что здесь происходит, чем вы занимаетесь тут? – потребовал агент, наставив на ближайшего фанатика пистолет.
 - Крис! – Джек прыгнул на фанатика, затаившегося за спиной  друга, и, уронив на пол, выхватил у него оружие.
 - Кто вами заправляет? – крикнул ему Джек, направив на него его же пистолет.
 - Ну! – не выдержал молчания Ротенс, и тот произнёс:
 - Ладно, я скажу, только дайте мне встать, хорошо.
 Джек кивнул, не отпуская оружия.
 - Я не буду скрывать. Меня тут насильно держат, - ухмыльнулся бритоголовый, смотря на дуло пистолета. – А главный у нас тот, с кем вам я бы не посоветовал связываться!
 - Кто он? – спросил Крис.
 - Мы называем его Ранокиус, - произнёс фанат.
 - Ну что ж, ваш этот, как его, я полагаю, находится сейчас среди вас, - высказал Джек, держа на мушке толпу.
 Ребята поменяли позиции.
 - Я… не знаю, где он сейчас…, но я… - фанат не договорил, всмотревшись вдруг в сторону близкого котла.
 - Что но?! – крикнул Крис.
 - Но я советую вам уходить и не трогать его, - произнёс фанат.
 - Что ещё за нов… - Джек вдруг обернулся, смотря на потрескивающие угли в жаровне.
 Они подскакивали всё чаще и выше. Лёгкий треск сменился невыносимым шипением. В ту же секунду тлеющий котел вспыхнул.
 - Я же говорил, убирайтесь отсюда пока не поздно. Я сам жалею, что здесь нахожусь, но теперь уже поздно думать о побеге. Стоит вызваться добровольцем, и всё… - испуганно бормотал фанат, смотря на всё разгорающуюся с каждой новой секундой жаровню.
 - Тогда почему ты защищаешь нас и просишь спасаться, когда сам нас чуть не прихлопнул? – высказал Крис, подперев его подбородок дулом пистолета.
 - Я понимаю, что вы мне не верите…. Я должен был сделать это. Я знаю, что если этого не сделаю, он убьёт меня! – испуганно бормотал фанат. Его голос дрожал, а глаза испуганно уставились в сторону полыхающей метровым огнём жаровни.
 - И что ты туда всё время смотришь?! – озлобился Крис.
 - Возьмите книгу. Найдите её, иначе будет поздно. Ранокиус уже готовит свою миссию. Найдите Лаинов! – кричал фанат.
 - Какую книгу? – не понимал Крис.
 Джек испуганно смотрел на полыхающий котёл. Стальные обручи и решётки взрывом слетели с неё.
 - Что за… - Крис недоумённо уставился в кирпичное строение.
 - Крис. Бежим! – крикнул Джек.
 Лингрот резко отскочил от злополучного места, прыгнув в сторону, как в тот же миг тот котёл взорвался мощным взрывом, разнесшийся кирпичами по всему залу. Фанаты метались и пытались выйти, но гигантский столп огня, вырвавшийся из бывшего котла, огненной струёй поразил оцепеневшего от страха секстанта, выдавшего секреты секты. Через секунду уже все котлы в зале разнесло огненными столбами, и огромной силы взрыв разнёс всё, что только было в этом помещении, вышвырнув на улицу выбегающих коллег. Они вылетели из коридорчика, ударившись о стену противоположного дома, а затем упали в мусорные ящики.
 - Вот это да! – высказал, задыхаясь от бега и волнения, Крис.
 Джек открыл закрывшуюся крышку ящика, спросив:
 - А что тебе не нравится?
 - Не думал, что завершу эту операцию с бананом на голове!



  Через день.

Г. Филадельфия, Центральный музей.

 - Да, можете ознакомиться с историей этого региона завтра. Я работаю до семи, до свиданья, - вежливо попрощался сторож музея, закрыв за последним в этот день посетителем дверь.
 Едва он задвинул щеколду, как в неё постучались. Старик что-то пробурчал про себя, недовольно повернувшись к двери:
 - Кто там? У нас закрыто. Приходите завтра! – крикнул он.
 - Мне нужно Рогвиса. Теодера Рогвиса. Будьте любезны, мне нужно с вами поговорить, - сказал в ответ вежливый голос.
 Сторож открыл дверь, и в помещение вошёл интеллигентный, лет сорока, с бородкой, монах.
 - Прошу прощения, - зло ухмыльнулся он, смотря прямо в глаза перепугавшегося сторожа.
 - Чего тебе надо? – выкрикнул он, отходя назад, и лихорадочно ища опору руками, чтобы не упасть под напором этого невыносимого взгляда!
 - У меня нет книги. Она давно потеряна! – выкрикнул старик и ринулся, сам не зная куда.
 В тот же момент он споткнулся, упав на пол.
 Монах нагнулся над ним, произнеся:
 - Ты скажешь, где она? Всё равно, выбора у тебя сейчас нет!
 - Никогда! – выговорил старик, ударив монаха по лицу откуда-то взявшейся музейной статуэткой.
 - Глупец, - выругался монах, встав с пола, и произнёс, – за это ты умрёшь!
 Старик не добежал до раскрытой двери, сбитый свалившейся грудой деревянных строений. Монах обошёл весь музей и, не найдя книгу, вышел из помещения, готовя в голове новый план.




               


Часть вторая: “ Книга Лаинов “.



                5



Штаб- квартира ФБР.
Г. Нью-Йорк.

Три дня спустя.

  - Ну что ж. То, что эти придурки заложили под себя бомбу, очень радует, хотя многого ещё непонятно. Листовки, теперь по почте и даже в Интернете, продолжают поступать. Хоть и только в нашем мегаполисе. Вывод: либо ни все уничтожены, либо, как и говорил тот фанат, остался предводитель, главарь этой мафии, - начальник штаба подошёл к тонированному стеклу- стене, сквозь которое был виден весь Манхэттен во всём его великолепии – Эмпайр – Стрейт и другие офисные небоскрёбы.
 - Чего он хочет от нас?! – злобно высказал вдруг начальник (видимо, осмотр панорамы не отвлёк его от стресса) – Может денег? Так пусть напишет требования, чёрт его дери, как нормальный мафиози, как приличный преступник, в конце - концов! За чем он гоняется? Чего хочет? Зачем все эти выходки?!
 Ребята не стали отвечать на его вопрос, так как задан он был официально (мистер Коргунсон в депрессии мыслит всегда вслух).
 - Я думаю, он просто псих! Как и все его сумасшедшие фанаты. Царствие им небесное. Где же его искать? И один ли он сейчас?
 - Что он писал в Интернете? – решился подать голос Джек.
 Начальник повернулся к рабочему стеклянному, как и весь этот офис, столу и достал оттуда целую пачку бумаг (с кило тридцать!)
 - Читайте, - высказал Коргунсон.
 «Я – Ранокиус, призываю! Отдайте мне книгу. Найдите мне всех Лаинов. Иначе убийства повторятся и стократ больше!»
 - Вот и ответ на все ваши вопросы, мистер Коргунсон, - объявил Джек, взяв лист.
 - В том- то и дело, что мы не знаем, кто такие или что такие – эти Лауны или Лаины. Что за книга ему вдруг понадобилась! Он нас дурит… Ничего, когда-нибудь дождётся; у нас лучшие агенты.… А, кстати, они, вы говорите, не помогли вам?
 - Они нам только помешали бы, - ответил Крис.
 - Н-да, мне надо было лучше их послать, на вас не ссылаться, господа, – начальник, предупредив, что его вызывают по пейджеру, вышел из офиса.
 - Знал бы, не пришёл сюда, - процедил Крис, всё также сидя за стеклянным столом.
 Джек всё смотрел листы (они все были копиями, и написана на них была одна и та же вышенаписанная фраза).
 - Знаешь, Крис… - вдруг проговорил Джек. – Я вот задумался на счёт бомбы. Мне кажется.… Да нет, я уверен, что никакой бомбы не было… Котлы сами же загорелись!
 - Не знаю, не знаю, друг. Ты не забивай себе голову тем, что наговорил тебе тот полусумасшедший бритоголовый. Они все – немножко того. Запугал их просто этот Рано.., как его там, вот и всё. Я думаю, что…
 Крис не успел докончить свою мысль, так как в офис вошёл Коргунсон.
 - Наше расследование нашумело слегка. Тут вот важный гость пришёл, - объявил начальник. – Религиозные верхи должны разобраться с этой проблемой, я полностью с вами согласен, преподобный Опитий. С вашего дозволения, как вы просили, я оставляю вас с моими коллегами.
 Коргунсон впустил в офис одетого в красный шёлковый плащ и круглую шапку католического священника, а сам вышел за дверь. Друзья тут же встали, с удивлением уставясь на него.
 - Перейду сразу к делу, - начал он разговор, дав жест рукой присаживаться. – Я слышал о вашем расследовании и лично ознакомился с вашим рапортом.
 Джек рассматривал его изящную бородку. Глаза у этого католика выражали какую-то жадность и алчную злобу. Крису он напомнил почему-то кардинала Ришелье из «Трёх мушкетёров». На вид ему было лет сорок и, казалось, жизненная энергия так и рвётся из него наружу, но отнюдь не с добрыми намерениями! Голос его был слишком приятным и льстивым.
 - Я очень встревожен подобными инцидентами, поверьте мне, но всё же я хотел бы..., я пришёл к вам, чтобы попросить вас больше не вмешиваться в дела религиозного плана, в частности, новой религиозной глобальной направленности, которая понесла по вашей вине столь значительные убытки.
 - Что вы хотите от нас, преподобный? – не выдержал натиска Крис.
 - Я хочу лишь, чтобы вы закрыли это дело, – несколько настойчиво высказал священник.
 Глаза его стали ещё злобней.
 - Вы хотите, чтобы мы смотрели сквозь пальцы на все эти убийства и, ничего не делая, ждали новых? Почему, почему вы хотите от нас этого?! – Джек встал, произнеся сказанное удивлённо и обиженно.
 Преподобный вдруг смягчился и начал вновь приятным тоном:
 - Я ничего не имею против вас, но я надеюсь, что вы больше не сунете нос в дела религиозного мира. Я думал, вы поймёте меня. Ведь мы потеряли более пятисот верующих, и виноваты в этом вы.
 - Верующие? Вы, преподобный, позаботились бы лучше о тех прихожан- убитых, - выкрикнул Джек, начиная не понимать этого гостя. – Те гады – последователи секты, ни имеющей никакого отношения к вашей религии.
 - Какой бы религией не жил тот или иной человек, он будет виновен в убийстве других, и мы обязательно арестуем его, – добавил Крис.
 - Что ж… Я предупредил вас, - монах повернул свой полный злобы взгляд на Джека.
 – А вас, мистер Ротенс, я бы посоветовал держать язык за зубами.
 - Это угроза? – высказал Джек.
 - Понимайте, как хотите! – объявил преподобный и как-то странно улыбнулся.
Затем вышел за дверь, оставив непонимающие взгляды следователей.



                6



  - Ну, это уже слишком, - раздражённо проговорила Дженн, сев в кресло. – По-моему, таких преподобных только в психушку. Совсем чокнулись со своими убеждениями! И, кроме того, почему вы не задержали его? Угрозы в адрес агента в штабе ФБР, это, знаете - ли, не очень, мягко сказать, юридически правильно.
 - Сам не знаю… - проговорил в ответ Джек. – Знаешь, этот идиот, кем бы он себя не называл и кто бы он ни был, не заслуживает нашего внимания. Это часто бывает. Врывается очередной дилетант.… В общем, всё, что осталось у нас после встречи с этим чудаковатым представителем, это – то, что он просто-напросто пришёл ни к месту и, тем самым, смешон.
 Дженн на это слегка улыбнулась – оптимизм мужа немного отвлекал её от профессиональной привычки быть важной. Ротенс вдумчиво продолжил:
 - Я не обратил на него особого внимания тогда, потому, что меня не должны интересовать его проблемы, и я знал, что обязательно найду этого Ранокиуса, и теперь ничто не помешает мне в этом.
 - И всё же его визит более чем странный, - проговорила Дженн.


                На следующий день.
Г. Нью-Йорк.

Кафе «Коктейль».
Два часа дня.
               
  Джек выпил последний глоток содовой, готовясь заплатить официанту, но вдруг его взгляд упал на трясущиеся броджи и ликёры у стойки бармена. Тот сидел, покуривая кубинскую сигару, и смотрел от нечего делать на посетителей.
 - Что нибудь ещё будете? – отвлёк Ротенса официант.
 - Да-да. Ликёр… любой, пожалуйста, - проговорил Джек, не отрывая взгляда от полки с напитками.
 Официант удалился. Бутылки тряслись. Прежде, чем взять заказанное, официант что-то спросил бармена. Тот недоумённо уставился на шкаф, затем отмахнулся, что-то брякнув, и шеф взял одну из бутылок. Готовясь отнести её Джеку, он вдруг остановился, повернувшись в сторону шкафа, и неожиданно прыгнул за столик. В ту же секунду весь барочный зеркальный шкаф взорвался осколками поставленных в нём бутылок, пролив на посетителей всю жидкость и десятки улетевших в разные стороны разбитых бутылок на оцепеневших от ужаса посетителей!
 - Боже ты мой… - только и смог проговорить про себя Джек, пригнувшись за столик, и стал наблюдать, что будет дальше.
 Бармен и официант, ближе всех находящиеся от эпицентра взрыва, встали, начав вытаскивать осколки стекла из кожи на спине, ногах и руках. То же самое делали те, кто не сумел спрятаться от микро стихии.
 В кафе вошёл тот самый монах в красном обличии.
 «Арестовать его?.. Нужно подождать…» - мыслил Джек.
 Монах осмотрел взором весь бар и затем поднял руку с жестом загнутого большого пальца и что-то пробормотал. После того, как он вышел через стеклянную дверь на улицу, Джека охватило головокружение. Он оглянулся: все посетители попадали, будто заколдованные. Коп стал ощущать то же состояние и, поняв, наконец, что теряет сознание, выровнял дыхание и шатающимся шагом вышел за дверь.
Выйдя на тротуар, Джек упал на спину, не имея сил подняться.
 - Ну и ну! И где же наша упорность и активность полицейского? - услышал он знакомый въедливый голос.
 Монах нагнулся над ним, заглянув в глаза.
 - Ты и есть тот самый Ранокиус, верно? – выговорил Джек. – Что ж, это смело – зайти в самое чрево врагов и посыпать их дерьмом прямо там же.
 - Я не буду прибегать к насилию, мистер Ротенс, - ответил Ранокиус. – Я не могу ударить беззащитного человека.… За  меня это сделают мои верные друзья. Мм.… Один из них оплошал с огнём, второй – тоже промахнулся. Поранить официанта, а! Ну да ладно. На сей раз уже не пройдёт, уж поверь. Ха-ха-ха!
 Джек готов был прямо сейчас разорвать на куски этого подонка, но не мог даже двинуть пальцем! Что он сделал с ним?!
 Монах преспокойно удалился, когда Джек услышал заводящийся мотор недалёкого автомобиля. С огромным усилием повернув голову в сторону гула, Джек увидел припаркованную в десяти метрах от него легковушку. Внутри никого не было, но фары как-то зажглись. …Предчувствуя недоброе, полицейский попытался встать. Внезапно машина тронулась.
 - Нет, - проговорил Джек и с неимоверным усилием встал.
 Автомобиль выехал на пустой тротуар и со всего разгона ударил бампером копа. Тот перекатился через всю машину и упал опять на тротуар.
 - Вставай! – вдруг услышал он чей-то голос.
 Над ним встал какой-то низкорослый мужичок в пиджаке, и попытался поднять его.
 В это время все припаркованные машины близ них окружили их. Джек встал на ноги, пересилив, наконец, это странное воздействие. Мужичок побежал по тротуару, перепрыгнув оцепление.
 - Быстрей! Сейчас рванёт!
 Джек перебежал блокирующий их автомобиль, как тут же все десять автомашин взорвались, разносясь разлетающимися обломками!
 - Вот это ничего себе! – выговорил Джек, не переставая бежать за странным типом, оглянувшись назад.
 - Не отвлекайся. Нужно спрятать тебя, - мужичок свернул через пять минут бега за угол, очутившись в тёмном переулке.
 Спаситель Джека достал из кармана какой-то пульт, направив его в голую стену. Пульт пикнул, и часть кирпичной стены отошла в сторону.
 - Вперёд, - высказал мужичок, и Джек еле успел забежать на винтовую лестницу, как стена вновь захлопнулась.



                7



  - Меня зовут Гонтис. А тебя?
 - Джек. Почему вы помогли мне?
 Ротенс последовал за Гонтисом, спустившись в кромешной тьме по винтовой лестнице. Гонтис включил свет, и Джек увидел, что стоит посреди огромной библиотеки. Высота была, наверное, с два этажа, как и огромные, расположенные в пять-шесть рядов, книжные полки. Свет проливался с высоко висящих шаров-люстр. Джек прикинул, что такие были в моде в пятидесятые, как не в 40-вые. Гонтис позвал копа пальцем, присев на старый деревянный стул, стоящий на деревянном столике, наполненным какими-то конторскими бумагами. Джек присел рядом, перестав вообще что-либо понимать.
 - Постарайся поверить в то, что я тебе поведаю, - промолвил Гонтис. – Не знаю, что хотел от тебя Ранокиус, и что ты ему сделал, но то, что он пытался тебя убить – очень плохо.
 - Как машины смогли завестись?! Как они оживились?! – произнёс Джек. – Что за чертовщина вокруг всей этой секты и Ранокиуса? Вы знаете?
 - Именно. А теперь успокойся и выслушай. Ранокиус не заметил меня. Иначе на нас бы свалилось ещё что-нибудь, и мы тут больше не болтали бы. Я хочу поведать тебе тайну, которую наши две противоречивые общности скрывали на протяжении тысячи лет.…  Сейчас единственный шанс спасти то, что хранилось всё это время – нужно передать эти знания тебе. Не спеши отпираться, Джек. Я вижу, что ты безнадёжно влип, потому, что помешал в чём-то Ранокиусу. Всё, что тебе остаётся теперь, это выслушать меня. Другого выхода нет! Ранокиус обнаружит меня, и тогда – всё.… Поэтому я и помог тебе, зная, что рискую встречей со своим заклятым врагом не зря.
 Гонтис вдруг скинул часть наваленных на столе бумаг. Под ними оказалась какая-то серая старинная толстая, но небольшая, книга.
 Он взял её в руки и начал рассказ:
 - Всё, что творится сейчас вокруг Ранокиуса, из-за этой книги.… Тысячу лет назад, в Англии, жил некий маг. Он был колдуном и владел белой магией. Но знания пришли к нему не от него самого. Его прапрадед Пилентиус написал «Трактаты по мастерству-Х». Книга переходила из поколения в поколение, но никто ей не пользовался, пока она не перешла в руки этого мага. Звали его Лароин Эритлоккский. Тогда, когда знаниям его был срок уже более пятидесяти лет, а ему самому – девяносто, король Эдинбурга, местной провинции, где и жил маг, решил отобрать у него книгу. Причиной тому послужил некий инцидент. Многих больных лечил Лароин этими знаниями, книгой исцелял их, книгой помогал справиться с хозяйством. Эта книга была поистине всемогущей! Стоит только овладеть её знаниями. Короля охватила зависть, и он послал стражей пробраться в замок мага и украсть эту книгу. Лароин по небрежности оставил её в замке, а сам к тому времени находился у своего единственного любимого близкого – его внука Брайана. «Трактаты» были украдены и переданы придворному фокуснику. Как и следовало ожидать, он украл книгу и сбежал. Он не знал главного канона этой вещи, – с какими намерениями овладеет ей человек, с такими же намерениями она отплатит миру. Чтобы овладеть книгой, нужно знать изначальные понятия магии. Фокусник знал их и познал эти «Трактаты». Дальше произошло совсем невероятное!.. Через месяц фокусник стал превращаться в некого монстра. Одной ночью он уничтожил сразу пять городов, убив заодно ненавистного короля. Те, кто смог выжить, бежали к Лароину, чтобы отплатить за пережитое. Маг с первой секунды похищения книги знал о ее потере, а также где она находится – он её предчувствовал, но в этот раз - запоздало. Как только "фокусник" оставил её, чтобы разрушить очередной город, и завладеть желанной за всю его жизнь властью, Лароин нашёл книгу и вернул её себе. Но в это время разъярённые жители его родного городка Липродфуда ворвались в его замок. В нём, к счастью, находился внук Брайан. Маг успел передать ему книгу, а сам погиб. Замок сожгли, когда внук через потайной ход сбежал с этой книгой, не дав повториться страшной истории… Дальше ничего неизвестно… Лароин сам написал об этом, погибнув через несколько минут после этого. Известно также, что того чудовища, кем, как гласит предание, стал придворный фокусник, всё-таки убили. Для этого снарядили целый полк солдат. Они уничтожили его, проткнув сердце огромной стрелой из огромной установки.  Король Британии дал манифест о неразглашении случившегося. Впрочем, в эту историю никто потом и не верил.… С тех пор о книге было ничего неизвестно. Но спустя восемь веков, в 1879г. археолог Джордж Блан отыскал её зарытую в землю в Гротерском лесу, что в километре от Глазго. Она находилась в метре от поверхности земли. Расценив находку как что-то ценное (хотя книга ни-чуть не повредилась за столь огромный срок!), археолог решил продать её на международных торгах. Он даже представления не имел, сколько людей уже давно знают о ней и пытаются любыми способами найти! Они были дальними родственниками того самого Лароина, и были осведомлены о ней наследственными преданиями. Их было к тому времени шесть или семь человек. Купил её за самую дорогую сумму некий Аристофан Кэлиус, греческий археолог, предок Лароина. Он затем скрылся, и книга вновь ушла из поля ведения, пока её не украл в 1937г. оставшийся выживший с ним потомок Лароина, и засунул её в одну из хранилищ-катакомб. За Вторую Мировую книга вовсе потеряла какое-либо значение, т. к. оба «последователя», знавших настоящую цену книги, погибли, скрываясь в Альпах… И только в 1989г. Эммануил Гонтис, то бишь я, скрывавшийся до этого времени от грабительских лап советских оккупантов, перейдя границу Восточной Германии, нашёл её в одном из музеев и купил за все свои накопившиеся сбережения. Я переехал в США и через год взял в аренду вот эту старинную библиотеку. Вся она – лишь прикрытие от завистливых глаз. Видишь ли, как ты уже убедился, кто-то всё же остался из потомков Лароина и знал все его предания от А до Я. Это был я. Но я не знал, что предания о книге распространили слух, и лишь один человек захотел вновь завладеть ею. Это был католический священник. Родом небогатого предпринимателя, он пошёл на службу только ради собственного прикрытия. Он знал о книге, видимо, потому, что тоже является одним из предков по родословной ветви Лароина, только до удачного для него момента не раскрывающий себя. И вот, в 1996г. мы встретились! Эту оплошность я не прощу себе никогда. Он увидел «Трактаты» и оглушил меня пулей в висок.… После операции (я, как видно, в рубашке родился!), я тут же отыскал этого чёртового «священника» и украл книгу. История ничуть не изменила её судьбы – она то и дело переходила из рук в руки, но я чувствую, что сейчас; может быть даже сегодня, всему этому придёт конец, т. к. «священник» окончательно завладеет ей!.. Я вижу, я перегрузил тебя излишней информацией.
 Джек, всё это время внимательно слушавший всю эту «книга-биографию», резко встрепенулся, вспомнив, наконец, кто он такой, и что дело вот-вот раскроется, а все загадки исчезнут!
 - Нет-нет, продолжайте. Эта информация мне крайне необходима!
 - Я знаю, ты не веришь мне, а, может, не понимаешь, зачем вся эта беготня вокруг этой книги… Я и сам-то не сильно верю в миф о монстре, но всё же я не сказал, кто я сам такой. Я – маг, поэтому не верить в подобную мистику не имею никакого смысла. Сейчас я попробую тебе объяснить всё по порядку… Я вижу тебя насквозь! Ты – инспектор полицейского департамента, и расследуешь это дело более недели.
 - Откуда вы знаете? – удивился Джек.
 -Я же сказал, я маг, единственный оставшийся в живых магов, если не считать того священника, и могу почти всё!..
 - Тогда вы знаете и мою биографию? – спросил Ротенс, окончательно запутавшись.
 - Да. Я наврал тебе сначала, что не знаю тебя, чтобы не напугать и вникнуть в доверие, - заверил Гонтис. – Я вижу все вопросы на твоём лице и готов ответить на них.… Да, я поздравляю тебя с победой над моим врагом, хоть и частично. Ты уничтожил всех Раноков… Э… я, кажется, опять заблуждаю тебя. Тогда успокойся и выслушай меня.
 Глаза Эммануила были настолько откровенны, что Джек и не пытался не доверять ему, только удивлялся всему, что он говорил. Его сейчас будоражила новая и новая информация, проливающая свет на его запутанное дело, и с каждым его словом вставляющая сегменты этой головоломки на свои места.
 - После того, - продолжил он свой рассказ, – после того, как я отобрал книгу у того «священника», он стал пытаться любыми способами завладеть ею. В 1999 году он организовывает секретное пропагандистское общество. В него входило пятьсот молодых юношей, связанных новым идейным соображением. И вот, в прошлом месяце начались убийства от рук неких фанатиков в капюшонах. Это, конечно же, были они. Первые два убийства произошли в соборе Св. Патрика, что в центре Нью-Йорка. Но убийства эти были не случайны. Если вы, следователи, уже увидели, на убитых была пометка буквы «Л». Убийства – не сумасшедшие предупреждения полиции или правительству, а нам.… В том же ’96-м я собираю своих защитников книги, хранителей предания Лароина от алчных и злых рук. В честь мага мы так себя и назвали – Лаины, а книгу – Книгой Лаинов. К прошлому месяцу нас было около десяти. Мы, в отличие от того пропагандистского общества, одевались как и все обычные люди, хотя также старались никому не показываться на глаза. У них были семьи, работа, гран паспорта.… В тот день, когда двое наших Лаинов пришли в собор, проследившие за ними парни из пропагандистского общества достали пистолеты и выстрелили. Затем, научившись магии от своего «священника», загипнотизировали или, если можно, зомбировали как охранников, так и всех прихожан, дабы бесследно исчезнуть. Чары были временны и т. к. они «нашли» на свидетелей после убийства, они смогли вам рассказать о случившимся преступлении, хоть и после «заколдованного» срока, то есть, через три недели!
 - Вот оно что… - сам не веря в то, что говорит, произнёс еле слышно Джек.
 - Как ты, наверное, уже догадался, тот «священник» - никто иной, как тот самый Ранокиус, а своих последователей он назвал Раноками. Видя, что убийства не напугали нас (а трупы были специально само-мумифицированы, чтобы сохранить тела), Ранокиус стал готовить новый план. Для начала, чтобы о нём «напомнили» в TV, он послал к 6 полицейским участкам Раноков. Загипнотизировав охрану, они убили её. Всё происходило на приличном расстоянии – гипноз можно наводить и в тридцати метрах от объекта. Поэтому ваши камеры ничего и никого постороннего не зафиксировали. Затем Ранокиус послал своих раноков напомнить о себе некими надписями, предупреждающими о скорой победе его персоны.… Такие надписи, в частности, на расклеенных листовках по всем штатам, у Ранокиуса уже были в обиходе. Этим он уже хотел заставить ВСЕХ найти мою книгу!.. Н-да, сумасшедший, одним словом.… В одной из, кстати сказать, написанных человеческой, то бишь, ранокской кровью, надписей он написал: «Горголис Минурапус», что значит по особому старо кельтскому «Могущественный Маг». Во всех этих предупреждениях никакого смысла не было.… Видя, что всё идёт прахом, Ранокиус собирает раннее рассыпанных по всей стране раноков в Атланту, чтобы обсудить новый план поиска книги. К этому времени являетесь вы. Ранокиус сбегает через чёрный ход. Один из раноков охотно встаёт на вашу сторону и пытается рассказать вам о книге. За это маг отомстил ему, взорвав весь подвал, где вы находились. Не знаю, как вам удалось, но чтобы убежать от его гнева…, да ещё дважды!..
 - Вы хотите сказать, что котлы взорвались при помощи магии? – с удивлённым интересом спросил Джек.
 - Да. Ранокиус знал магию, а как только у него побывала моя книга, он стал знать гораздо больше! Теперь он может одной только мыслью делать всё то, что захочет: взрывать котлы, опрокидывать барочные шкафы, заводить машины и передвигать их со сколь угодной скоростью, как случилось только, что, в общем, всё!
 - Удивительно… - проговорил Джек, убедившись уже не раз на собственном опыте, что это – правда, и подтверждая свои прошлые догадки.
 - Всё, что после этого ему оставалось – это самому искать Лаинов. Он при помощи всё той же магии находит их всех, разбросанных по всему миру, и, не находя книги, убивает, не имея необходимости прибегать к пулемётной стрельбе во избежания следственного разоблачения, применив к этим делам свой телекинез. Последнего, кроме меня, Лаина он убил свалившейся деревянной лестницей в музее, где он работал, в Филадельфии, четыре дня назад… Книга была у него, но, предчувствуя что-то опасное, он передал через почту её мне, буквально за день до прихода Ранокиуса.… Вообще мы часто меняли её из рук в руки, чтобы увеличить её безопасность… Видно, судьба помогла нам в этом…
 Эммануил опёрся рукой о лоб, помолчав минуту, затем вытер глаза и произнёс:
 - Обещай мне, что в случае чего… если я погибну от рук этого ублюдка, ты сожжёшь книгу! Это – единственный выход, чтобы избежать нового превращения и появления на свет Монстра!.. Пойми, если Ранокиус завладеет «Трактатами», так и будет. Монстр вновь появится на свет. Его могущество тогда будет безгранично! Мысли Ранокиуса столь черны, а знания магии столь обширны, что если он познает эту книгу до конца, это чудовище станет поистине ужасным! Страшно даже подумать, что тогда станет с миром.
 - Почему же ты сам не сжёг её, решив бы, таким образом, все проблемы? – не понял Джек.
 - Этого я никогда не сделаю, - выговорил Эммануил. – Лучше умереть; это моя жизнь, мой мир. Я живу ради неё, неужели ты не понял?
 Джек осторожно взял книгу у Гонтиса. На серой её обложке толстого переплёта красовался золотом знак «Мерседес-Бенц».
 - Что это за знак? – спросил Ротенс, открывая книгу: на титульном листе был тоже только этот знак.
 - Этот знак – символ знаний Пилентиуса – Рэенилос. Ранокиус позаимствовал его, думая, что это ему не простится.
 Джек полистал книгу. На любой странице был только написанный мелким, непонятного языка, шрифтом, текст.
 - Что тут написано? – спросил Ротенс.
 - Различные заклинания, уровни медитации, учения телекинеза и телепортационные знания. Книга расчленена на уровни. Самый последний – трансформация: мысли и знания превращают владельца книги в того, кем он представляет себя изнутри. Поэтому я и боюсь исторического превращения с Монстром.
 - А на каком языке написан текст? Можно узнать? – буквы, как показались Ротенсу, оформлены в готический шрифт и принадлежат похожему на армянский алфавиту.
 - Этот язык предназначен специально для этой книги. Этакий Эсперанто, только конфиденциальный. Его придумал сам Пилентиус, чтобы никто из посторонних не смог понять, что в ней написано. Наш род Гонтисов преданиями ведал о языке, а один из моих предков предал обет неразглашения и поведал о тайнах языка другому. Так, по мимолётной дружбе. Зато он жестоко поплатился потом за этот поступок. Тот человек убил его и стал ведать о языке другим.… Этот поступок ужасен, и я до сих пор отплачиваю за него… Имя того дружка – Ранокиус! Но т. к. ты уничтожил всех раноков, познать теперь эту книгу кроме меня сможет только он. И теперь нужно как-то остановить его, иначе случится нечто ужасное!
 Внезапно Джек услышал какой-то трясущийся скрежет…
 - Что эт… - Гонтис велел пальцем замолчать Джеку и схватил у него книгу.
 -Это – Ранокиус, - проговорил он. – Он догадался, что мы здесь!



                8



  - Я арестую его, - шёпотом проговорил Джек, готовясь встать, но Эммануил остановил его.
 - Неужели ты так ничего не осознал?! Он заставит одной только мыслью повернуть дуло твоего же пистолета в сторону твоего лба и выстрелит! Его так просто не убьешь.
 - Что же делать? – растерянно проговорил Джек.
 - Нужно уходить, пока он не разнёс тут всё. Я знаю чёрный ход – он в полу, вон там, - Гонтис указал на дальний угол.
 Винтовая лестница тряслась всё сильнее… Лампы-шары замигали, затем одна из них взорвалась, пролившись искрами на пол.
 - Пошли! – только сказал это Гонтис, как часть внешней стены взрывом разнеслась, и в дыре показалась фигура священника.
 Друзья побежали к люку. Ранокиус прыгнул вниз, исчезнув за одной из книжных полок.
 На пол пути к спасению Гонтис вдруг резко остановился, задержав рукой Ротенса.
 - Он где-то здесь… - еле слышно сказал Лаин.
 Вдруг прозвучал звенящий звук. Джек рефлекторно обернулся на звучный гул и вовремя отскочил от быстро летящего на него огнетушителя. Коп обернулся. Эммануил был мёртв. Огнетушитель пробил ему череп, и теперь он лежал весь в крови, держа свою книгу. Зная, что  времени на раздумья нет, Ротенс схватил её, спрятав за пазуху, и побежал к люку. Добежав до спасительной крышки, Джек произнёс:
 - Я выполню твою миссию!
 - Для начала отдай это мне, несчастный людишка! – крикнул стоявший позади него маг.
 - Как скажешь, - Джек, не разворачиваясь, ударил его локтём в пах.
 Не ожидавший такой развязки, Ранокиус скорчился, кряхтя проклятья в адрес противника. Джек достал пистолет и пробил пулей цепь на замке. Открыв крышку, его рука, державшая пистолет, вдруг стала тянуться ко лбу… Палец невольно стал нажимать на курок.
 - Ну, как тебе такой подход, а? Ха-ха! – злобно процедил Ранокиус. – Погибнуть от собственной руки, никому не позавидуешь, правда ведь?!.. А может, ты хочешь сначала помучиться?
 Рука Джека опустилась, ладонь другой руки заткнула дуло оружия. Коп тщетно пытался освободиться от этих пут…
 - Ты – пустое ничтожество, маг, - произнёс Джек. – Ты не сделаешь этого!
 - Да ну! Уже пытался, но ты оказался крепким. Сейчас уже тебе ничего не поможет, я победил! – ухмыльнулся Ранокиус.
 Пистолет выстрелил. Из кисти брызнула плоть.
 - Неат! – Джек вновь наставил на себя пистолет.
 Его рука воткнула его дуло в рот. Ранокиус хохотал, жадно уставясь ему в глаза.
 Но тут кто-то спрыгнул в помещение.
 - Подними руки и повернись ко мне, ты арестован ФБР за убийства! – выкрикнул Крис, держа на вытянутых руках пистолет.
 - Сейчас, сейчас! – Ранокиус обернулся к нему. – Вот это гости! Для этой встречи сейчас не хватало именно тебя. Мой второй заклятый враг после этого недоумка.
Кажется, не ты ли убил моего брата, служившего татуировщиком, а?!
 - Об этом позаботились твои шкафы-охранники! – выкрикнул Крис, начиная злиться.
– Я не болтать сюда пришёл, а за другом. Руки! Считаю до трёх. Раз! Два!..
 - Кри-ис! – Джек, видя, что чары рассеялись, выстрелил в подходящего к другу мага. – Беги, Крис!
 Лингрот с секунду растерялся, не понимая поведение напарника. Ранокиус только расхохотался невыносимым смехом. Пуля висела в миллиметре от его спины, затем свалилась на пол.
 - Бум! – высказал маг, и тут же все огромные полки с книгами стали валиться на агента.
 Тот изо всех сил ринулся в сторону лестницы. Шкафы падали, разлетаясь на доски. Крис обо что-то споткнулся, упав на паркет.
 - Крис! – крикнул Джек, рванув на помощь другу, но тут же сотня откуда-то взявшихся летающих гвоздей воткнулась в его одежду, прибив к шкафу.
 Полка накренилась и всем своим весом упала на Криса.
 - Крис! Не-ет! – в отчаянии выкрикнул Джек, не переставая вырываться от гвоздей.
 - Так, так, так… - Ранокиус подошёл к нему. – Значит, этот «Гонтишка» всё-таки поведал о книге кое-кому… Что ж, его усилия были бесполезны.
 Маг достал из-за пазухи копа книгу, с нескрываемым восхищением рассматривая её толстую обложку.
 - Ну что ж.… Столько поисков, надежд, и вот, победа! Надеюсь, ты не против? Такие вещи нужно хранить в надёжных, знающих руках, разве я не прав?
 - Опомнись, пока не поздно. Твоя жажда власти и познания приведёт тебя к ужасному! – высказал Джек.
 - Я знаю. Для этого я и хотел завладеть этой книженцией, разве ты это ещё не понял, ха-ха! – Ранокиус удалился, перешагивая навалившиеся доски и книги.
Поднявшись по лестнице, он вдруг сказал:
 - Ах да, чуть не забыл. Так бы и оставил тебя без присмотра.
 Как только маг, поднявшись по винтовой лестнице, вышел через дыру, Джек услышал электрический треск. Поняв, что оторвавшийся от стены, и разорвавшийся телекинезом кабель уже разжёг доски, коп стал бешено вырываться от этих чёртовых гвоздей, но ничего не выходило.
 - Ну же, - злобно выкрикнул Джек, пытаясь оторвать гвозди от доски.
 Они чуть подались. Сваленные повсюду полки загорелись, разгораясь как солома. Огонь заполнил видимость. Ещё чуть-чуть, и он заденет Криса! Нужно помочь ему, но как?!.. Наконец, гвозди слетели с рукава. Джек тут же отцепил себя, побежав сквозь огонь к другу. Сваленная на него полка уже начала гореть. Джек откинул часть горящих книг и достал оттуда Криса. Он дышал. Задыхаясь в дыму, коп стал пробираться к лестнице. Внезапно часть деревянного потолка обвалилась, задев её. Та, как карточный домик, обрушилась тысячами металлических частей. Путь закрыт! Стены в библиотеке и потолок уже вовсю горели. Рукав Джека вспыхнул от искр и пепла.
 - Чёрт! – коп, машинально затушив на себе пламя, потащил стонущего напарника к тому люку, надеясь уйти от стихии там.
 Подняв горящую крышку палкой, он затащил в люк Криса. Затем влез сам. Внутри оказалась алюминиевая труба, ведущая под уклон вниз. Скатившись по ней, друзья оказались в подвальчике с каменной лестницей вверх. Поднявшись, и выбравшись через плохо запертую деревянную дверь сарая, вышли на улицу…
 


Час спустя…

Дом Ранокиуса…


  …Маг стал ощущать зуд по всему телу, шёлковый плащ становился всё теснее… Его зрачки стали шире и темней, нос стал задираться… Плащ порвался под массивной плотью…
 - Трансформация началась! – торжественно высказал неестественным басом Ранокиус.
…Бывший Ранокиус!..


В это же время. 11 часов вечера.

  Джек отправил в больницу Криса, а сам, шатаясь, побрёл в департамент. Тут его взгляд упал на странные вспышки, в метрах ста, за небоскрёбами. Взрывы происходили с пять минут и, видимо, находились на территории Манхеттена. Выйдя на Бродвей, Джек увидел сотни мчащих по нему полицейских машин, выкрики, полицейские гудки, скрежеты, удары, взрывы и какой-то жуткий неземной рёв!..
 Полиция палила из пистолетов и ружей!..
 Наконец, Джек увидел его. Это был настоящий Монстр! Ростом метра три с половиной, мускулистое тело, когтистые пальцы на ногах и руках. Кожа серая, блестящая. Безволосый череп покрыт какими-то жуткими отростками. Злобные чёрные глаза блестели, отражая огни полицейских сирен. Широкая острозубая пасть ухмылкой скалилась, и эта ухмылка ничем не отличалась от ухмылки Ранокиуса. Четыре длинных клыка были величиной с кинжал. Вздёрнутые ноздри очень походили на нос черепа.…
 От этого жуткого зрелища у Джека закружилась голова!
 Снаряды полиции не убивали Монстра. Тот невыносимо зарычал и одним резким ударом снёс полицейскую машину. Та, упав на наряд полиции, взорвалась, дополняя невыносимую картину! Монстр с лёгкостью снёс ногой пятиэтажное здание. То накренилось и обрушилось на Бродвей и находящуюся там полицию! Джек, оцепеневший от ужаса, стоял в метре от упавшей крыши…
 Наконец, поняв, что дальше так продолжаться не может, решил действовать.
 Он взял горящую балку и, замахав ей, подманил к себе чудовище. Монстр ринулся к нему, видимо, не забыв недавние события. Не зная, что делать дальше, Джек побежал к автомобилю. Сев в полицейскую машину, он нажал на газ. Монстр почти догнал беглеца, но машина уже тронулась, а Джек соображал, что делать дальше! Машина мчалась по Третьей улице, повернула на Шестую, затем на Пятую. Монстр бежал за ним с ещё большей яростью, давя на ходу ехавшие мимо него автомобили. Чудище прыгнуло на машину с Джеком и схватилось за багажник. Затем взяло автомобиль и ударило его об кирпичную стену, пробив её им. Джек выбрался из машины и побежал к находящемуся здесь бензохранилищу.
 Монстр куда-то исчез…. Джек нырнул в узкий коридор, дорожку между стоящими в ряд цилиндрами с хранившимся там бензином.
 - Ну где же ты, сволочь?! – проговорил Джек, чувствуя, что Монстр перехитрил его…
 Куда он делся?!
 Вдруг что-то звякнуло издалека.
 Заметя, что удача к нему подвернулась, Джек вытащил оружие и нажал на курок, направив дуло пистолета в сторону шума.… Прозвучал глухой щелчок, но оружие не выстрелило. Чёрт! Нужно перезарядить обойму. Джек тут же вспомнил свою рану на левой кисти. Как же теперь сделать это одной рукой? Джек осторожно вытащил из кобуры двумя пальцами правой руки новый «магазин» и зарядил им пистолет. Есть! Вдруг что-то упало позади него. Ротенс обернулся, увидев прямо перед собой Монстра! Джек направил на него пистолет и выстрелил ему в грудь. Маленькая относительно него, рана брызнула чёрной кровью. Монстр только озлобленно рыкнул и схватил Ротенса за шиворот, поднеся его к своему черепу…
 Ухмыльнувшись своим превосходством и бесконечной победой, он размахнулся и врезал Джеку своим огромным когтистым кулаком. Ротенс пролетел тридцать метров над хранилищем, ударившись о какие-то железные опоры. Обессиленной рукой он вытер рукой хлынувшую у него из носа и рта кровь…
 Монстр стал медленно подходить к нему, наслаждаясь этой расправой!..
 Джек вытащил из кобуры пистолет, направив его в бенза цилиндры.
 - Посмотрим, как ты поджаришься! – проговорил он и выстрелил.
 Ближайший к Монстру бенза цилиндр взорвался, взрывая на ходу около стоящие баки.
 Джек не мог ничего различить из-за дыма, но вскоре огонь освятил всё хранилище. Ротенс, встав, рассмотрел горящий бензин. Монстр вновь куда-то исчез!..
 Джек побрёл, шатаясь, в надежде отсечь этого ублюдка. Пройдя десять метров вдоль баков, он встал, оглядывая все стороны. В живучую же тварь превратился этот Ранокиус!
 - Ну, давай, покажись! – выкрикнул со злости коп, сеча оружием все стороны. - Чего же ты?!.. Сколько времени я потратил на то, чтобы отыскать и надрать твою чёртову задницу!.. Сколько сил!.. Сколько я рисковал жизнью, когда расследовал это дело, что б ты сдох, подонок!.. Давай, круши, разрушай, убивай всех! Тебе же это так нравится, ты же такой могущественный, непобедимый! Уничтожь весь мир! Сделай это! Ну что это тебе даст?!.. Сволочь, ты покажешься или нет!
 И тут Монстр показался, прыгнув на высокую конструкцию. Джек обернулся, направив на него пистолет, но невольно открыл рот…
 Живот чудовища открылся зубастой пастью. Внутри шевелились тысячи переплетающихся змей!
 - Что это такое? – недоумённо произнёс Ротенс, не зная, что ещё ждать от этой чертовщины!
 И тут из боков Монстра вылезли эти змеи. Это были толстые и скользкие коричневые отростки, на концах которых выросли челюсти. Из них вылезли длинные острые зубы. Зубастые пасти рефлекторно открывались, будто глотая воздух, а отростки вырастали всё длиннее, извиваясь в разные стороны, чтобы найти желанную жертву!.. Затем из-за спины Монстра вылезли, вырастая на глазах, серые блестящие кожистые крылья!..
 …Это зрелище было похоже на ожившую Гидру, сошедшую с мифических сказок!..
 - Отправляйся в ад! – выкрикнул Джек, всадив в чудовище всю обойму.
 Две-три змеиные челюсти взорвались от снарядов, и принадлежащие им отростки беспомощно повисли вдоль тела Монстра, но взамен их вырастали всё новые!
 - Ну нет, - иронично заметил Джек и, бросив оружие, ринулся от чудища.
 Обернувшись, он увидел летящих к нему, протянувшихся от живота Монстра, зубастых червей. Один из них схватил копа за щиколотку и сбил с ног. Тот упал, пересиливая ужасную боль от острых, в пять сантиметров длиной, зубов. Они прокусили плоть. Джек заорал и, перегнувшись на спину, попытался отодрать эту тварь. Она вцепилась как клещ! Вокруг неё лежали брызги крови. Только бы вена не была задета.… Тут ещё пять червей вцепились в бедного Ротенса мёртвой хваткой. Тот, что держал его за ногу, откусил часть плоти! Затем ещё один оторвал кусок на груди, третий порвал правый локоть. Джек схватил увиливающую голову твари и стал душить. В итоге ещё одна змея схватила Джека за шею. В следующий момент с десяток скользких червей обвили копа, пытаясь связать его и придушить. Но Джек вспомнил про свой ножик, и, вытащив его из кобуры на ноге, перерезал им всем туловища. Скинув с себя безжизненные отростки, и опомнившись от шока, Джек вновь потерял из вида Монстра. Коп перевязал рубашкой рваную рану на щиколотке. Кровь не переставала истекать…
 Захромав сам не зная куда, Ротенс услышал близкое бряканье железа. Монстр только, что пробежал над ним, по бакам! Ничего, по крайней мере, ещё остался ножик. Но что он стоит против такого существа?!..
 Джек испуганно оборачивался по сторонам, видя только ряды алюминиевых двухметровых баков, подсвеченных огнём горящего бензина… Что-то близко звякнуло. Джек обернулся, как тут же зубастая челюсть червя впилась ему в лицо! Джек схватил эту тварь и полоснул по её толстой шее ножом. Кое-как отцепив от себя челюсть, Джек прислонился к железной опоре и, закрыв глаза, понял, что проиграл.
 Открыв глаза от душераздирающего рыка, Джек увидел в двадцати метрах от него летающего на своих крыльях Монстра. Его живот вновь раскрылся, готовясь выпустить своих адских спутников снова! Огромный червяк раскрыл зубастую пасть и вылез из живота… Ротенс разглядывал возможное лежащее где-то здесь подходящее оружие к новой битве, но тут его взгляд упал на стоящий в центре хранилища гигантский тридцатиметровый в высоту бензо цилиндр. Идея была бы бесполезной, если бы Джек не увидел ещё один немаловажный объект, стоящий рядом с этим бензо резервуаром…
 Терять было уже нечего! Джек бросился к цилиндру. Червяк – за ним! Ротенс прыгнул на стоявшую на аварийных рельсах вагонетку и скинул рукой «сапог». Червь с огромной скоростью врезался в покрытие бензобака, промахнувшись. Вагонетка тронулась, быстро набирая скорость по ведущим вниз рельсам. От мощного удара зубастая пасть червя пробила бензобак, и тот от малейшей проскользнувшей искры, разнёсся огромнейшим взрывом!.. Вагонетка с Джеком пролетела шахту, как взрыв, накрыв её, снёс с разлетевшихся рельс и опрокинул в прилегающую недалеко от хранилища реку. Всё бензохранилище взлетело на воздух, а находящийся в самом её центре Монстр разлетелся на мелкие куски. Вынырнув из реки, Джек заметил последнее издыхание этого мистического чудовища: гигантский взрыв превратился в огненный череп Монстра! Огонь слился с дымом…
 Монстра больше не стало…




                Э П И Л О Г



  Месяц спустя.

  …Джек, как и Крис, пролежал в больнице. Крис позже объяснил Ротенсу, что засёк Ранокиуса тогда на улице, и решил проследить. Так он оказался в библиотеке…
 …Джон Далвис ведать не ведал, с чем пришлось столкнуться его коллегам за время их отсутствия в департаменте, но польза от него всё же сошла: он нашёл Книгу Лаинов и был очень рад, что это – «важнейшая улика», как сказал Джек. Инспектор передал книгу ему как трофей.
 …Дженн волновалась за супруга в последнее время, но как только его выписали, тут же попросила отдохнуть на Канарах.
 Прежде, чем это сделать, Джек выполнил другую просьбу – он сжёг книгу.




                К О Н Е Ц


                (3-27. 11. 2001 г)


Рецензии