Свеча за упокой мистический триллер ч. 16

ГЛАВА  16

Марьяна неслась, падая и спотыкаясь, через запущенный сад, не разбирая дороги. Ей казалось, что прошла уже целая вечность. Только оказавшись на тихой спящей улочке, она смогла, наконец, вздохнуть с облегчением. Марьяна снова потерла руку и оглянулась. Сквозь ветви деревьев, дом смотрел темными потухшими глазами окон. Постоянно оглядываясь, будто ожидая, что старуха попробует ее догнать, Марьяна бежала подальше от странного дома и еще более странной и зловещей его обитательницы. Сейчас ей хотелось, как можно скорее оказаться дома. Внезапно Марьяна со всего маху налетела на кого-то. От испуга она жалобно пискнула и подняла голову.
- Ты совсем с ума сошла? Опять? – голос Дениса не предвещал ничего хорошего.
- Я… - хотя Марьяна, еще не могла внятно говорить, она была просто счастлива видеть его здесь и сейчас, но со страхом думая, как объяснить свою нелепую ночную прогулку. Пусть считает, что она еще не совсем излечилась. - Мне послышался голос, который звал меня сюда. Вот я и прогулялась… слегка… - Марьяна постаралась улыбнуться, но трясущиеся губы мешали это сделать, поэтому получилась какая-то жалкая гримаса, впрочем, было достаточно темно.
- Поехали домой, а завтра с утра отправимся к психиатру, - с этими словами Денис сгреб ее в охапку и понес к джипу.
- Подожди, здесь же моя машина, - Марьяне хотелось хоть немного побыть одной, чтобы прийти в себя, но слова Дениса лишали всех надежд.
- Завтра кто-нибудь пригонит ее, а если за это время найдется доброволец, желающий спереть, пусть забирает, туда ей и дорога. Дома сидеть будешь, а не шляться ночами по трущобам.
Марьяна не знала, что ответить на такое заманчивое предложение. Если бы он знал, как она хочет домой! Конечно, Денис был прав на все сто. Единственное, что радовало во все этой дурацкой истории, так это надежда на освобождение от странных козней старой, выжившей из ума, ведьмы. Теперь шарф вернулся к своей законной хозяйке, и это обнадеживало.
Джип тронулся. Марьяна, удобно устроившись на сиденье, прикрыла глаза. На нее вдруг навалилась страшная усталость. Она плохо помнила, как они приехали домой.

Проснулась Марьяна часов в двенадцать. Несмотря на все пережитое предыдущей ночью, чувствовала она себя хорошо отдохнувшей. За приоткрытым окном громко щебетали птички. Марьяна подумала, что вполне может к ним присоединиться. Она легко поднялась с постели и, улыбаясь, подошла к окну, но весь кайф неожиданно поломал Денис. С недовольной физиономией, он заглянул в спальню и поторопил:
- Вставай, забыла, что к врачу едем? А то вечером сама знаешь, что будет.
- Ой, нет! – простонала Марьяна, снова падая на кровать и закрывая лицо руками. - Уверяю тебя, этого больше не повторится. Вчера был последний всплеск. Теперь я совсем здорова, - ей и самой хотелось в это верить.
- Уверена? – непримиримая позиция Дениса, кажется, дала трещину и в его голосе прозвучало сомнение.
- Целиком и полностью, - отрапортовала Марьяна и улыбнулась самой очаровательной улыбкой, на которую только была способна.
- Тогда отдыхай пока, лунатик. Сегодня предстоит тяжелый день, - усмехнулся Денис и закрыл дверь.
Неожиданно Марьяна почувствовала легкое жжение в руке. Ощущение было такое, будто она ее отлежала. Она искоса, словно боясь увидеть что-нибудь страшное, посмотрела. Ничего. Никаких следов удара током или ожога. Да и вообще, было ли все это? Может, от испуга показалось или просто совпал момент, когда на нее набросилась полоумная старуха и лампочка перегорела, а, может, она ее и вправду, всего навсего отлежала? Марьяна неуверенно потерла руку, пожала плечами и пошла в ванную.
Она налила в джакузи воду попрохладнее – надо взбодриться. Денис прав. Сегодня  приезжают солидные покупатели из-за бугра. Значит, ему все-таки удалось прикормить их. Теперь они приедут за крупной партией. Марьяна зло усмехнулась. Наркотик адреналина уже вовсю бурлил в крови. Как она ненавидела этих дельцов, и с каким удовольствием посмотрела бы, как их повяжут! Марьяна положила голову на край ванны, прикрыла глаза и полностью отдалась приятным массажным ощущениям, которые создавала фонтанирующая вода. Сейчас ей никуда не надо спешить. Они приедут только вечером, Денис их встретит, а вот тогда…

Прием Марьяна организовала в принадлежащем ей ресторане «Березка». Для развлечения гостей даже выписала из столицы какую-то певичку – однодневку. Сама тоже подготовилась к приему очень тщательно. Как и положено звезде, она слегка припоздала, зато уж, когда появилась, все взгляды были обращены только к ней.
Глазами Марьяна отыскала незаметно стоящего в углу Дениса. Он безмолвно поднял вверх большой палец, оценив ее старания, и незаметным кивком указал не небольшую компанию около себя. Марьяна утвердительно кивнула, уже решив для себя, что как только они выедут из города, она позвонит в милицию. Хватит, пора перестать бояться! Она предупредит Дениса, чтобы успел уехать, а сама разберется с последствиями. Ощущение свободы укрепляло уверенность в успехе. Сложно было одолеть неведомое, а уж с этой швалью она как-нибудь справится. Даже, если это будет стоить?.. Нет, все должно быть хорошо и все будет хорошо, она так хочет!

Агафья неожиданно проснулась среди ночи и вдруг с ужасом поняла, что  копошащаяся в углу тень пришла за ней. Но сегодня уже не будет никаких  разговоров,  не будет ничего. Она хочет забрать ту жизнь, которая и всегда ей принадлежала. Тень пришла взять свое. Спорить с этим было невозможно, да и бессмысленно, поэтому старуха в душе уже смирилась с тем, что совсем скоро должно произойти.
Увеличиваясь, зловещая тень стала приобретать отчетливые очертания руки, становилась все больше и, удлиняясь, приближалась. Старуха смотрела на тонкие длинные пальцы уже скользящие по одеялу. Она хотела крикнуть, позвать Евдокию, но не смогла издать ни звука. Страх парализовал ее полностью. Пошевелить рукой, чтобы включить ночник, тоже не получалось. Темные призрачные пальцы начали смыкаться на горле. Неожиданно, жажда жизни придала ей силы, и старуха, хрипя силилась оторвать от себя посланца судьбы из потустороннего мира. Внезапно она поняла, что никакая сила, кроме молитвы, ей уже не поможет. Корчась, Агафья старалась вспомнить хоть что-нибудь, но  с ужасом поняла, что не может вызвать в памяти ни единого слова. Больше шансов не было.
Перед глазами старухи заплясали цветные точки, скрюченные руки застыли на горле, глаза остекленели. Агафья летела по темному коридору, на стенах которого висели белые шторы, скрывающие окна. Они слегка шевелились, как от легкого ветерка.
Разум старухи все еще продолжал работать, и она понимала, что находится в коме, из которой, кажется, уже не выбраться. Но в глубине сознания еще теплилась надежда увидеть свет в конце коридора. Он поможет. Он вернет ее к жизни.
Но тоннель стал сужаться, становился все темнее, а света так и не было. И тогда старуха поняла, что ей не дано больше никогда его увидеть. Она заметалась по узкому помещению, срывая шторы, но ожидаемых окон за ними не было. И это оказалось обманом. На самом деле шторы скрывали лица людей. Перед глазами Агафьи быстро замелькали лица родителей, односельчан, умерших от тифа, Гришки, его ненавистной невесты, других людей. Многих из них она уже не помнила…
Ее снова предали! Еще одно, последнее предательство. На грани между жизнью и смертью она опять столкнулась с ним. Силы оставили Агафью окончательно, и она начала медленно погружаться в небытие, где не было ничего, кроме пустоты. Старуха еще сознавала, что под жизнью подведена окончательная черта с надписью «Итог» и пути назад нет. Ей не удалось заставить эту проклятую блондинку добровольно принять груз вековых проблем. Только силой Агафья успела передать свои возможности.
Но, во-первых, еще неизвестно, чем это может обернуться для нее самой, и во-вторых, ведь девица-то об этом не знает и главное, не хочет знать. Значит, все кончено. Теперь на собственном опыте она узнает, о чем не стала предупреждать ее женщина в черном. С этим последним проблеском сознания она успела пожалеть обо всем, начиная со свечи, поставленной за упокой – но поздно. Старуха была мертва. Каждому зачтется по делам его.

В это время Марьяна медленно плыла между гостями, дружелюбно кивая и улыбаясь. Почти все они были ей хорошо знакомы, за исключением закордонных гостей, естественно. Роскошный прием должен был усыпить их бдительность. Она приближалась к ним продуманно неторопливо. Волнение все-таки давало о себе знать быстрыми неровными толчками сердца.
- Господа, позвольте представить, - Денис говорил на идеальном английском, - хозяйку нашего великолепного вечера… - он на секунду запнулся, - ну и всего остального… мадам Хамбиеву.
Марьяна ослепительно улыбалась, как должное принимая восхищенное лопотание «партнеров по бизнесу», вспомнив свою профессию по диплому, она машинально отвечала им какими-то любезностями, но волнение не отпускало. Внезапно, она почувствовала, как что-то изменилось. На какой-то миг перед глазами всплыла спальня старухи, и сама она, лежащая на кровати с застывшим взглядом, бессмысленно устремленным в пространство. Кажется, для нее уже все было кончено. По спине Марьяны пробежал холодок, а в голове прозвучал надтреснутый голос:
- Я все передала тебе, пользуйся этим…
Марьяна вздрогнула и повернулась к партнерам по бизнесу. Кажется, никто ничего не заметил, даже Денис. Она быстрым взглядом окинула зал. Несмотря на яркое освещение в отдаленных углах таилась темнота. Марьяна прищурилась, вглядываясь в самое затененное место. Ей показалось или, на самом деле, там что-то слегка шевельнулось?
Продолжая мило улыбаться и механически отвечать на обычные банальности, Марьяна пристально вглядывалась в темноту, стараясь разглядеть, что же там такое. Почему-то для нее это стало очень важно, и ее упорство было вознаграждено. В какой-то момент она отчетливо увидела темную призрачную руку с длинными тонкими пальцами. Ей даже показалось, что туманная рука сделала приглашающий жест в ее сторону.
По спине снова пробежал холодок, и Марьяна нервно моргнула. Когда она открыла глаза, никакой руки в углу не было. «Привидится же такое», - проскочила и исчезла трезвая мысль. Сейчас надо думать о деле, а не искать вокруг себя происки потусторонних сил. Внезапно Марьяне очень захотелось проверить слова старухи на практике. В самом деле, чем же она обладает теперь? Правда ли это?
Вечер незаметно подходил к концу. Все явно остались довольны. Теперь предстояло проводить заграничных гостей. Марьяна вздохнула и внутренне сжалась. Пора. Если не получится так, как она задумала, мерзкое изделие, как змея, выползет на мировой рынок и захватит его. Нельзя, ни в коем случае нельзя допустить этого! Как же быть?
Показывая дорогу, она первой вошла в небольшую комнату, освещенную  настольной лампой, и бросила взгляд на другую дверь, в углу. За ней должны находиться люди Дениса, так на всякий случай. На столе лежит небольшой чемоданчик, до отказа наполненный смертельно опасным зельем. А ведь по виду совсем безобидные таблеточки. Марьяна поежилась. Если покупатели останутся довольны, а это у Марьяны не вызывало сомнения, то в Москву, Европу, а потом и по всему миру пойдут целые контейнеры, с этой гадостью. Трафик у них уже давно хорошо продуман и отлажен. Улыбаясь приклеенной к лицу улыбкой, Марьяна произнесла:
- Проходите господа, товар вас ждет, - и щелкнула замками чемоданчика, эффектно раскрыв его перед покупателями.
Торговцы сгрудились возле стола. Марьяна совершенно не вслушивалась в их возбужденный разговор. Совсем скоро ей предстояло сделать решительный шаг, который изменит всю ее дальнейшую жизнь. Да, конечно, она даст Денису возможность скрыться. Само собой, после этого они уже никогда не увидятся... Черт, ну почему ей так не везет! Единственный мужик, с которым она готова была бы провести жизнь, оказался гнусным наркодельцом. И теперь ради других, совершенно незнакомых ей людей, приходится жертвовать личной жизнью. Марьяна резко втянула воздух. Откуда-то издалека до нее донеслись слова благодарности за приятный вечер и надежды на дальнейшее плодотворное сотрудничество… Один из сопровождающих пристегнул чемоданчик к запястью наручниками, и вся компания направилась к выходу. Из-за их спин Марьяне было плохо видно, что происходит около двери, но там явно произошла какая-то заминка. Внезапно вспыхнул яркий свет. Все замерли.
- Господа, прошу всех оставаться на своих местах. Интерпол, - голос Дениса звучал предельно холодно и вежливо. Гостеприимный русский хозяин сразу же уступил место жесткому представителю закона.
Марьяна вдруг почувствовала, что ей стало легче дышать, значит, не все еще потеряно, и в ее жизни можно что-то изменить. Но это произойдет в будущем, а сейчас она, словно в замедленной съемке наблюдала, как двое дюжих телохранителей наркоторговцев почти незаметно пытаются вытянуть хорошо замаскированные пистолеты. Возможно, своим криком она только ускорит события.
Марьяна с ужасом смотрела на оружие, и все ее существо протестовало против того, что должно было произойти. Отпущенные на это секунды истекали. Вот-вот должны прозвучать выстрелы. «Нет! – мысленно крикнула Марьяна. – Не делайте этого! Я не хочу!!!» Она и сама почувствовала, как в комнате что-то изменилось. Телохранители застыли с пистолетами в руках. Они ими не воспользовались! У нее получилось! Старуха оказалась права.
Секунды истекли. Окно и дверь позади Марьяны распахнулись одновременно. В обоих проемах находились те, кому и полагалось быть там по долгу службы. Марьяна внезапно почувствовала, что напряжение, которое не отпускало ее все последнее время, исчезло. На смену ему пришла такая слабость, что она не в силах была ей сопротивляться и медленно сползла на пол. Ее уже совершенно не интересовала дальнейшая процедура. Крики, топот, разноязычный гомон, слились для Марьяны в какую-то глухую какофонию, которая только слегка задевала слух и совершенно не касалась души. Она блаженно отдыхала, как путник, успешно преодолевший очередной рубеж, приближающий его к намеченной цели.
Марьяна так и сидела, привалившись к стене, глядя в пространство остановившимися глазами и потеряв счет времени, когда к ней подошел Денис, плюхнулся рядом на пол и закурил. Небо за окном начало светлеть, штора слегка колыхнулась. И только, когда Денис набросил ей на плечи пиджак, Марьяна поняла, как замерзла.
- Ты как? – нарушил наконец молчание Денис.
Марьяна вначале издала неопределенное мычание, которое вскоре перешло в тихий смешок и только потом, потянувшись, ответила:
- Как ни странно – хорошо! – потом еще немного помолчала и добавила: - Какой же ты все-таки мерзавец! Я мучилась, переживала, а ты вел себя, как последний скот!
Выдав такую тираду, Марьяна покосилась на Дениса. Вдруг он обиделся? Но, натолкнувшись на его смеющиеся глаза, сразу успокоилась.
- Да я просто заботился о тебе… ну и о деле, конечно. Уверен, что если бы рассказал, то ты где-нибудь, да прокололась.
- Возможно, - неопределенно пожав плечами, ответила Марьяна. – А знаешь, я ведь собиралась дать тебе возможность уйти, а потом сдать всю эту компанию к чертям собачьим!
- Однако, какая у тебя избирательная жажда справедливости, - ехидно хмыкнул Денис. Он не стал упоминать, что уже давно догадался о ее планах.
- Ну… мы же все-таки не чужие люди. Можно и позаботиться о ближнем, - хихикнула Марьяна.
- Даже, если он столь ненавидимый тобой наркоделец?
- Все мы не без слабостей, - убежденно произнесла она и вдруг спросила совершенно не к месту: - А дальше? Что будет дальше?
Денис помялся:
- Не знаю, возможно, придется ехать в Европу. Вытягивать всю цепочку.
- Слушай, возьми меня с собой, а? – Марьяна вдруг почувствовала себя так, будто снова выпила Светкину таблетку счастья. Это в крови опять забурлил адреналин. – Ведь у нас все-таки совместное предприятие, скрепленное, кстати, соответствующим договором, по выпуску этой гадости. Мое присутствие будет очень правдоподобным. Мы с тобой там такие дела закрутим…
Марьяна замолчала, натолкнувшись на ироничный взгляд Дениса, но это сбило ее совсем не надолго. Уже через минуту она заговорила снова:
- На самом деле я могу быть значительно полезнее, чем ты думаешь! Когда-нибудь, на досуге, я расскажу об этом… но потом, позже… Мы составим отличную пару… и переловим всех международных сволочей…
Слова из Марьяны сыпались быстро, почти бессвязно, нанизываясь одно на другое. А в голове без перерыва стучало: «Ну, пожалуйста, согласись!» Наконец, она замолчала в ожидании ответа. Когда Денис открыл рот, она уже знала, что он скажет…
- Попробую поговорить с руководством. По-моему, в этом что-то есть, нет, правда – прекрасная идея, - он улыбался, сам толком не понимая, почему.
- Давай сходим к твоему руководству вместе. Мне почему-то кажется, что мои доводы будут  более убедительными, - и Марьяна счастливо рассмеялась. Теперь она была в этом уверена.

…Врач скорой помощи, вызванный утром Евдокией, почти не глядя на тело, и так все было ясно, констатировал смерть, что было неудивительно для столетней старухи. Ему даже не пришло в голову внимательнее посмотреть в лицо покойной. Возможно тогда он бы задумался, что могло вызвать у нее такой смертельный ужас. И так ли уж непоколебимо верно его стандартное заключение: «острая сердечная недостаточность»? Но врачу платили слишком мало, чтобы возникало желание внимательнее рассматривать старух, скончавшихся от старости. Ему было глубоко плевать на нее. У него полно других, более важных дел. Надо спасать живых.


Рецензии