Эпитафия

     Сердце щепетильное с ним шутки плохи, а если шутки зачастили, то это чревато весьма. И рубикон наступил. Только лежать! Не вставать, не ходить, не брать непосильное. Нельзя то, это, там и тут. Нельзя спиртное. Боже упаси! Ни под каким предлогом! И чтобы в мыслях не было! Даже ни-ни!
     Смирился, что ж теперь. Пресная жизнь – повод для размышлений. Как жил? Что сделал? Чем богат?
     Хотел быть лётчиком, медицина оказалась против. Бухгалтерские курсы не располагали, трудно спускаться с неба на землю. Но если уж пришлось, то с ружьём, лошадью и палаткой! На меньшее был не согласен.  И жизнь была романтичной взахлёб, без оглядок назад. Хотя вот довелось.
    Была жена, ближе познакомились после развода. Дети тоже оказались ничьи. Из райисполкома достались по списку очерёдности. И пусть так! Главное то, что они есть. А подарок им –  помогать мне не надо, даже хоронить.
     И захотел я додумать себя без кокетства. Встал, налил. Посолил корочку хлеба. Итак, за что пьём?!
     Жизнь интересная была. И сволочью не был, хотя всем не угодить. И деревья сажал, и дома строил, один и поныне бесхозный на Колыме. Ни о чём не жалею, всё верно. Ну, давай!.. Тепло по телу, а сердце вопрошало – чревато, зачем?..  Затем, что живым хочу умереть, и что б эпитафия. – Он вас любил, чего же боле!
      


Рецензии