Буратино

В Тбилиси встретил я батоно Буратино,
он ел чурчхеллу, запивая «Хванчкарой».
Беднягу бросила красавица Мальвина,
уйдя к торговцу шашлыком и шаурмой.

На деревянной буратинской голове была надета кепка
размером с небольшой аэродром. Поскольку он
к различным жидкостям прикладывался крепко,
его нередко абстинентный посещал синдром.

Вчера без приглашения к нему ввалились Сами Гочи*,
а насвинячили как целый свинский взвод.
С похмелья утром он лететь собрался в Сочи,
но по разсеянности взял билет до Минеральных Вод.

Читатель вправе возмутиться: «Это не стихи,
а просто бред собачий. Их автор издевается, он плут!»
Отвечу как Касторский Буба: «Не могу иначе», —
ведь я поэт, и потому сердца людей мои глаголы жгут.

В конце стишка стоят три звёздочки рядочком,
не стоит уделять внимание такому пустяку, —
сей знак масонский означает не тройной астериск,
а то, что выпили мы с Буратиной коньяку.

* * *

Тбилиси, 1986 год.

Сами Гочи (груз.) — Три Поросёнка


Рецензии