День Памяти подводников погибших в море

День Памяти подводников погибших в море
----
----
СОДЕРЖАНИЕ:
День Памяти подводников погибших в море.
Несчастливые «эСки» и «Катюши».
Судьба лодок типа «Л», «П», «Д», «А».
Трагические «Щуки» и «Малютки». 
----
           К чему эта статья про дела давно минувших дней. Патриоты очень уповают на подводные силы российского ВМФ. Потому как слабость нашего надводного флота совершенно очевидна. К их разочарованию – немного статистики. На Камчатке базируются наши атомные подводные лодки. От Камчатки открытый выход в Мировой океан. Чего нет на Балтийском и Черном морях. И даже с Северного флота выход в Атлантику для наших кораблей существенно, если не полностью, ограничен. Так вот, за последние годы из 10 выходов наших атомоходов с Камчатки на боевое патрулирование, в 6-ти американцы устанавливали контакт и дальнейшее слежение: в 4-х начиная с момента выхода наших лодок с базы прямо у границы наших территориальных вод, в 2-х контакт и дальнейшее слежение происходили уже в открытом океане. А в 4-х случаях из 10-ти им этого сделать не удавалось. Это в мирных условиях, при сравнительно ограниченных силах и средствах привлекаемых к слежению за нашими АПЛ-ми.

Статья написана с использованием материалов различных сайтов Интернета по военно-морской истории и тематике с авторскими дополнениями.
----
Памяти подводников погибших в море
7 апреля отмечается День памяти подводников погибших в море. Дата 7 апреля в качестве памятного дня была установлена приказом Главкома ВМФ РФ от 19 декабря 1995 года в память о гибели подводной лодки К-278  «Комсомолец. АПЛ Северного флота К-278 «Комсомолец» затонула 7 апреля 1989 года. В 2020 году исполнится  тридцать один год со дня гибели К-278 «Комсомолец». АПЛ затонула на глубине 1680 метров в 180 километрах к юго-западу от острова Медвежий.  Погибло 42 моряка - большая часть экипажа, состоявшего из 69 человек. 27 подводников были спасены плавучей базой рыбопромыслового флота «А. Хлобыстов».

Первая гибель отечественной подводной лодки произошла 29 июня 1904 года. Тогда затонула подводная лодка «Дельфин» Балтийского флота. Погибли 24 матроса и командир лодки  лейтенант Черкасов. 12 членам экипажа удалось спастись.
 
23.05.1909 г. подводная лодка «Камбала» Черноморского флота вместе с экипажем погибла при столкновении с линкором «Ростислав». По штату на лодке экипаж - 23 человека.
 
Во время Первой мировой войны и гражданской войны наш флот потерял 29 подводных лодок. Из них 21 лодка были затоплены в годы гражданской войны.
Боевые потери подводного флота в Первой Мировой войне:
27.11.1915   пл. «Акула» Балтийского флота в р-не Либава-Мемель
10.05.1916   пл. «Сом»  Балтийского флота в р-не Аланские острова
28.04.1917   пл. «Морж»  Черноморского флота в р-не Босфор-Эрегли
13.05.1917   пл. «Барс»   Балтийского флота в центр. части моря
1.03.1917     пл. «Львица» Балтийского флота в р-не о. Готланд
8.06.1917     пл. АГ-15  Балтийского флота в р-не Ганге
11.11.1917  пл. АГ-14 Балтийского флота в р-не Либавы
1.12.1917     пл. «Гепард» Балтийского флота в центр. части моря
-
22 мая 1931 года погибла подводная лодка №9 «Рабочий» Балтийского флота при столкновении с подводной лодкой №4 «Красноармеец». Погибло 47 человек.

8 июля 1931 года подводная лодка АГ-16 «Металлист» Черноморского флота затонула после столкновения с эсминцем «Фрунзе». Погибло 23 человека, 9 человек удалось спасти.
 
25 июля 1935 года от столкновения с линкором «Марат» затонула подводная лодка Б-3 «Большевик» Балтийского флота. Погибло 55 человек.
 
20 октября 1939 от столкновения с рыболовным траулером РТ-43 «Рыбец» затонула подводная лодка Щ-424 Северного флота. Погибло 32 человека, 10 человек спасли.
 
3 января 1940 года подводная лодка С-2 Балтийского флота подорвалась на финской мине.
 
13 ноября 1940 года без вести в море пропала подводная лодка Д-1 «Декабрист» Северного флота. Экипаж лодки по штату составлял 53 человека. 
--
Самыми серьезными испытаниями для отечественного подводного флота стали годы Великой Отечественной войны, тогда наш флот лишился 101 подводной лодки.
Потери нашего ВМФ по типам и сериям ПЛ :

Большие ПЛ типа «П» («Искра») (IV серия) 1936 г. построено - 3, погибла – 1. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 1 тыс. т., подводное – 1,7 тыс. т.; длина – 87,7 м, ширина – 8 м; осадка – 3 м; глубина погружения – 50 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 5,4/1,1 тыс.л.с.; скорость – 19 узл.; запас топлива – 92 т. соляра; дальность плавания – 5,7 тыс. миль; экипаж – 56 человек. Вооружение: 2х1 – 100-мм орудия; 1х1 – 45-мм зенитное орудие; 6 – 533-мм торпедных аппаратов; 10 торпед.

Большие ПЛ типа «К» (серия XIV) 1939-44 г. построено – 11, погибло – 5. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 1,5 тыс. т., подводное – 2,1 тыс. т.; длина – 97,8 м, ширина – 7,4 м; осадка – 4 м; глубина погружения – 80 м; энергетические установки – 3 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 9,2/2,4 тыс.л.с.; скорость – 22,5 узл.; запас топлива – 263 т. соляра; дальность плавания – 15 тыс. миль; экипаж – 66 человек. Вооружение: 2х1 – 100-мм орудия; 2х1 – 45-мм зенитных орудия; 2х1 – 12,7-мм пулемета; 10 – 533-мм торпедных аппаратов; 24 торпеды; 20 мин.

Большие ПЛ типа «Д» (серия I) 1930-31 г. построено – 6, погибло – 3, затоплена – 1. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 0,9 тыс. т., подводное – 1,4 тыс. т.; длина – 76 м, ширина – 6,4 м; осадка – 3,8 м; глубина погружения – 75 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 2,2/1,1 тыс.л.с.; скорость – 12,5 узл.; запас топлива – 128 т. соляра; дальность плавания – 7,5 тыс. миль; экипаж – 47 человек. Вооружение: 2х1 – 100-мм или 102-мм орудие; 1х1 – 37-мм или 45-мм орудие; 8 – 533-мм торпедных аппаратов; 14 торпед.

Подводный минный заградитель типа «Л» (серия IІ) 1930-31 гг. построено – 6, погибло – 3.  ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 1 тыс. т., подводное – 1,4 тыс. т.; длина – 78 м, ширина – 7,3 м; осадка – 4,3 м; глубина погружения – 75 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 2,2/1,3 тыс.л.с.; скорость – 12,5 узл.; запас топлива – 102 т. соляра; дальность плавания – 6 тыс. миль; экипаж – 55 человек. Вооружение: 1х1 – 100-мм орудие; 1х1 – 45-мм зен. орудие; 6 – 533-мм торпедных аппарата; 12 торпед; 17-20 мин.

Подводный минный заградитель типа «Л» (серия ХІ) 1936-38 гг. построено – 6, погибло – 0. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 1 тыс. т., подводное – 1,4 тыс. т.; длина – 80 м, ширина – 7 м; осадка – 4 м; глубина погружения – 75 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 2,2/1,3 тыс.л.с.; скорость – 14,5 узл.; запас топлива – 140 т. соляра; дальность плавания – 7,5 тыс. миль; экипаж – 55 человек. Вооружение: 1х1 – 100-мм орудие; 1х1 – 45-мм зенитное орудие; 6 – 533-мм торпедных аппаратов; 16 торпед; 20 мин.

Подводный минный заградитель типа «Л» (серия ХІІІ) 1938-39 гг. построено – 7, погибло – 2.  ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 1,1 тыс. т., подводное – 1,4 тыс. т.; длина – 85,3 м, ширина – 7 м; осадка – 4 м; глубина погружения – 80 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 2,2/1,3 тыс.л.с.; скорость – 15 узл.; запас топлива – 143 т. соляра; дальность плавания – 10 тыс. миль; экипаж – 56 человек. Вооружение: 1х1 – 100-мм орудие; 1х1 – 45-мм зенитное орудие; 8 – 533-мм торпедных аппаратов; 12 торпед; 20 мин.

Подводный минный заградитель типа «Л» (серия ХІІІ-бис) 1941-44 гг. построено – 5, погибло – 2.  ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 1,1 тыс. т., подводное – 1,4 тыс. т.; длина – 85,3 м, ширина – 7 м; осадка – 4 м; глубина погружения – 80 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 4/1,3 тыс.л.с.; скорость – 18 узл.; запас топлива – 143 т. соляра; дальность плавания – 10 тыс. миль; экипаж – 56 человек. Вооружение: 1х1 – 100-мм орудие; 1х1 – 45-мм зенитное орудие; 8 – 533-мм торпедных аппаратов; 18 торпед; 20 мин.

Средние ПЛ типа «Щ» (серия III) 1941-42 гг. построено – 4, погибло – 3. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 578 т., подводное – 706 т.; длина – 57 м, ширина – 6,2 м; осадка – 3,8 м; глубина погружения – 75 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 1,4/0,8 тыс.л.с.; скорость – 12 узл.; запас топлива – 52 т. соляра; дальность плавания – 3 тыс. миль; экипаж – 41 человек. Вооружение: 1х1 – 45-мм орудие; 6 – 533-мм торпедных аппарата; 10 торпед.

Средние ПЛ типа «Щ» (серия V) 1933-34 гг. построено – 12, погибла – 1. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 585 т., подводное – 700 т.; длина – 58,5 м, ширина – 6,2 м; осадка – 3,8 м; глубина погружения – 75 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 1,4/0,8 тыс.л.с.; скорость – 12 узл.; запас топлива – 53 т. соляра; дальность плавания – 4,2 тыс. миль; экипаж – 40 человек. Вооружение: 2х1 – 45-мм орудия; 1х1- 12,7-мм пулемет; 6 – 533-мм торпедных аппарата; 10 торпед.

Средние ПЛ типа «Щ» (серия V-бис) 1934-35 гг. построено – 13, погибло – 3. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 600 т., подводное – 750 т.; длина – 58 м, ширина – 6,2 м; осадка – 3,8 м; глубина погружения – 75 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 1,4/0,8 тыс.л.с.; скорость – 12 узл.; запас топлива – 53 т. соляра; дальность плавания – 4,2 тыс. миль; экипаж – 40 человек. Вооружение: 1-2х1 – 45-мм орудие; 1х1- 12,7-мм пулемет; 6 – 533-мм торпедных аппаратов; 10 торпед.

Средние ПЛ типа «Щ» (серия V-бис 2) 1935-36 гг. построено – 14, погибло – 4.  ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 610 т., подводное – 720 т.; длина – 58,8 м, ширина – 6,2 м; осадка – 4 м; глубина погружения – 75 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 1,4/0,8 тыс.л.с.; скорость – 12 узл.; запас топлива – 58 т. соляра; дальность плавания – 5,4 тыс. миль; экипаж – 40 человек. Вооружение: 1-2х1 – 45-мм орудие; 1х1- 12,7-мм пулемет; 6 – 533-мм торпедных аппаратов; 10 торпед.

Средние ПЛ типа «Щ» (серия Х) 1935-37 гг. построено – 32, погибло -18.  ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 590 т., подводное – 708 т.; длина – 58,8 м, ширина – 6,2 м; осадка – 4 м; глубина погружения – 75 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 1,6/0,8 тыс.л.с.; скорость – 14 узл.; запас топлива – 56 т. соляра; дальность плавания – 4,8 тыс. миль; экипаж – 40 человек. Вооружение: 2х1 – 45-мм орудия; 1х1- 12,7-мм пулемет; 6 – 533-мм торпедных аппаратов; 10 торпед.

Средние ПЛ типа «Щ» (серия Х-бис) 1941-45 гг. построено – 11, погибло – 5.  ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 590 т., подводное – 705 т.; длина – 58,8 м, ширина – 6,4 м; осадка – 4 м; глубина погружения – 75 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 1,6/0,8 тыс.л.с.; скорость – 14 узл.; запас топлива – 55 т. соляра; дальность плавания – 5,1 тыс. миль; экипаж – 40 человек. Вооружение: 1х1 – 45-мм орудие; 1х1- 12,7-мм пулемет; 6 – 533-мм торпедных аппаратов; 10 торпед.

Средние ПЛ типа «С» (серия ІХ) 1939-38 гг. построено – 3, погибло – 3. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 0,9 тыс. т., подводное – 1,1 тыс. т.; длина – 77,7 м, ширина – 6,4 м; осадка – 4 м; глубина погружения – 80 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 4/1,1 тыс.л.с.; скорость – 19,5 узл.; запас топлива – 100 т. соляра; дальность плавания – 7,5 тыс. миль; экипаж – 45 человек. Вооружение: 1х1 – 100-мм орудие; 1х1 – 45-мм орудие; 2х1 7,62-мм пулемета; 6 – 533-мм торпедных аппаратов; 12 торпед.

Средние ПЛ типа «С» (серия ІХ-бис): 1939-45 гг. построено – 30, погибло - 13. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 0,8 тыс. т., подводное – 1,1 тыс. т.; длина – 77,8 м, ширина – 6,4 м; осадка – 4 м; глубина погружения – 80 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 4/1,1 тыс.л.с.; скорость – 19,5 узл.; запас топлива – 110 т. соляра; дальность плавания – 8,2 тыс. миль; экипаж – 46 человек. Вооружение: 1х1 – 100-мм орудие; 1х1 – 12,7-мм пулемет; 2х1 — 7,62-мм пулемета; 6 – 533-мм торпедных аппаратов; 12 торпед.

Малые ПЛ типа «АГ» (Американский Голланд) 1918-23 гг. К началу войны в строю оставалось – 5, погибло – 1, затоплена - 1. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 355 т., подводное – 434 т.; длина – 46 м, ширина – 4,9 м; осадка – 3,8 м; глубина погружения – 50 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 1/0,6 тыс.л.с.; скорость – 13 узл.; запас топлива – 15 т. соляра; дальность плавания – 1,8 тыс. миль; экипаж – 24 человека. Вооружение: 1х1 – 45-мм орудие; 4 – 450-мм торпедных аппарата; 8 торпед (с 1943 г.).

Малые ПЛ типа «М» (серия VI) 1934-35 гг. построено – 30, погибло – 0.  ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 161 т., подводное – 201 т.; длина – 37 м, ширина – 3,1 м; осадка – 2,6 м; глубина погружения – 50 м; энергетические установки – дизельный двигатель и электродвигатель; мощность – 0,7/0,2 тыс.л.с.; скорость – 11 узл.; запас топлива – 13 т. соляра; дальность плавания – 1 тыс. миль; экипаж – 19 человек. Вооружение: 1х1 – 45-мм орудие; 2 – 533-мм торпедных аппарата; 2 торпеды.

Малые ПЛ типа «М» (серия VI-бис) 1939-43 гг. построено – 20, погибло – 12.  ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 161 т., подводное – 202 т.; длина – 37,8 м, ширина – 3,1 м; осадка – 2,6 м; глубина погружения – 60 м; энергетические установки – дизельный двигатель и электродвигатель; мощность – 0,7/0,2 тыс.л.с.; скорость – 13 узл.; запас топлива – 13 т. соляра; дальность плавания – 1 тыс. миль; экипаж – 17 человек. Вооружение: 1х1 – 45-мм орудие; 2 – 533-мм торпедных аппарата; 2 торпеды.

Малые ПЛ типа «М» (серия ХІІ) 1934-36 гг. построено – 45, погибло – 27. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 206 т., подводное – 256 т.; длина – 44,5 м, ширина – 3,3 м; осадка – 2,6 м; глубина погружения – 50 м; энергетические установки – дизельный двигатель и электродвигатель; мощность – 0,8/0,4 тыс.л.с. скорость – 14 узл. запас топлива – 14 т. соляра; дальность плавания – 3,4 тыс. миль; экипаж – 20 человек. Вооружение: 1х1 – 45-мм орудие; 2 – 533-мм торпедных аппарата; 2 торпеды.

Малые ПЛ типа «М» (серия ХV) 1943-48 гг. построено – 4 (всего 15), погибло – 0. ТТХ лодки: водоизмещение надводное полное – 280 т., подводное – 351 т.; длина – 49,5 м, ширина – 4,4 м; осадка – 2,8 м; глубина погружения – 60 м; энергетические установки – 2 дизельных двигателя и 2 электродвигателя; мощность – 1,2/0,4 тыс.л.с. скорость – 15,5 узл. запас топлива – 14 т. соляра; дальность плавания – 4,5 тыс. миль; экипаж – 23 человека. Вооружение: 1х1 – 45-мм орудие; 2 – 533-мм торпедных аппарата; 4 торпеды.

Боевые потери подводного флота в Великой Отечественной войне по годам:

1941 год.  23.06.1941 пл. М-78 БФ, 24.06.1941 пл. С-3 БФ, 28.06.1941 пл. С-10 БФ, 28.06.1941 пл. М-99 БФ, 1.07.1941 пл. М-81 БФ, 6.07.1941 пл. Щ-206 БФ, 21.07.1941 пл. М-94 БФ, 2.08.1941 пл. С-11 БФ, 28.08.1941 пл. С-5 БФ, 28.08.1941 пл. Щ-301 БФ, 08.1941 пл. С-6 БФ, 08.1941 пл. М-103 БФ, 09.1941 пл. П-1 БФ, 09.1941 пл. Щ-319 БФ, 23.09.1941 пл. М-74 БФ, 10.1941 пл. С-8 БФ, 10.1941 пл. Щ-322 БФ, 10.1941 пл. М-58 ЧФ, 11.1941 пл. М-59 ЧФ, 11.1941 пл. М-34 ЧФ, 11.1941 пл. С-34 ЧФ, 11.1941 пл. Щ-211 ЧФ, 14.11.1941 пл. Л-2 БФ, 14.11.1941 пл. М-98 БФ, 11.1941 пл. «Калев» БФ, 11.1941 пл. Л-1 БФ, 11.1941 пл. Щ-324 БФ, 12.1941 пл. Щ-204 ЧФ. 23-26.06.1941 в Лиепае были взорваны пл: М-83, М-80, М-71, С-1, «Ронис», «Спидола» БФ.
-
1942 год.  10.01.1942 пл. М175 СФ, 03.1942 пл. Щ-210 ЧФ, 8.04.1942 пл. Щ-421 СФ, 04.1942пл. Щ-401 СФ, 12.05.1942 пл. К-23 СФ, 13.06.1942 пл. Щ-405 БФ, 15.06.1942 пл. М-95 БФ, 20.06.1942 пл. Щ-214 ЧФ, 06.1942 пл. Д-3 СФ, 26,06.1942 пл. С-32 ЧФ, 26.06.1942 пл. Д-6 ЧФ, 26.06.1942 пл. А-1 ЧФ, 04.07.1942 пл. М-176 СФ, 07.1942 пл. Щ-317 БФ, 08.1942 пл. М-173 СФ, 08.1942 пл. М-33 ЧФ, 09.1942 пл. Щ-208 ЧФ, 09.1942 пл. К-2 СФ, 09.1942 пл. М-97 БФ, 09.1942 пл. М-60 ЧФ, 1.10.1942 пл. М-118 ЧФ, 10.1942 пл. Щ-320 БФ, 10.1942 пл. Щ-302 БФ, 11.10.1942 пл. Л-16 ТОФ, 14.10.1942 пл. Щ-213 ЧФ, 10.1942 пл. Щ-311 БФ, 10.1942 пл. Щ-308 БФ, 21.10.1942 пл. С-7 БФ, 29.10.1942 пл. Щ-304 БФ, 05.11.1942 пл. Щ-305 БФ, 11.1942 пл. Щ-306 БФ, 11.1942 пл. М-121 СФ, 12.1942 пл. Л-24 ЧФ, 12.1942 пл. М-31 ЧФ, 12.1942 пл. Щ-212 ЧФ, 12.1942 пл. М-72 БФ.
-
1943 год. 02.1943 пл. К-22 СФ, 10.04.1943 пл. К-3 СФ, 1.05.1943 пл. Щ-323 БФ, 14.05.1943 пл. М-122 СФ, 22.05.1943 пл. Щ-408 БФ, 1.06.1943 пл. Щ-406 БФ, 05.07.1943 пл. М-106 СФ, 07.1943 пл. Щ-422 СФ, 1.08.1943 пл. С-12 БФ, 13.08.1943 пл. С-9 БФ, 09.1943 пл. Щ-203 ЧФ, 09.1943 пл. К-1 СФ, 22.09.1943 пл. М-51 ЧФ, 10.1943 пл. М-172 СФ, 10.1943 пл. Щ-403 СФ, 10.1943 пл. М-174 СФ, 28.10.1943 пл. А-3 ЧФ, 12.1943 пл. Д-4 ЧФ, 12.1943 пл. С-55 СФ.
-
1944 год. 04.01.1944 пл. М-36 ЧФ, 17.01.1944 пл. Л-23 ЧФ, 02.1944 пл. М-108 СФ, 03.1944 пл. Щ-216  ЧФ, 03.1944 пл. С-54 СФ, 04.1944 пл. Л-6 ЧФ, 27.07.1944 пл. В-1 СФ, 09.1944 пл. М-96 БФ, 21.09.1944 пл. Щ-402 СФ.
-
1945 год.  06.01.1945 пл. С-4 БФ, после 22.08.1945 г. пл. Л-19 ТОФ.

Небоевые потери: 08.1941 пл. М-49 ТОФ, 08. пл. М-63 ТОФ.
----
В мирное время ряд подводных лодок  нашего ВМФ не вернулись из походов.
14-15 декабря  1952 года пропала в море без вести подводная лодка Щ-117 Тихоокеанского флота. Погибло 52 человека.
 
21 ноября 1956 году у Таллинна после столкновения с эсминцем  «Статный» затонула подводная лодка М-200 Балтийского флота. Погибло 28 человек.
 
22 августа 1957 года затонула подводная лодка  М-351 Черноморского флота. Благодаря удачному стечению обстоятельств и действиям аварийно-спасательных служб лодка была быстро поднята и ее экипаж спасен. Это единственный счастливый случай за всю историю отечественного флота.

26 сентября 1957 года от внутреннего взрыва и пожара затонула подводная лодка М-256 Балтийского флота. Погибло 35 человек. Спаслось только 7 человек.

27-28 января 1961 года пропала без вести подводная лодка С-80 Северного флота. Погибло 68 человек. В августе 1968 года лодка была обнаружена и в июле 1969 году поднята.
 
11 января 1962 года от внутренних взрывов в базе Полярный затонули подводные лодки Б-37 и С-350 Северного флота. Погибли 58 человек из экипажей лодок и на берегу. 52 человека из экипажей и на берегу пострадали.
8 марта 1968 года погибла дизельная подводная лодка К-129 Тихоокеанского флота. Погиб весь экипаж - 98 человек.

12 апреля 1970 года, в Атлантическом океане в Бискайском заливе затонула атомная подводная лодка К-8 Северного флота. Катастрофа с К-8 стала первой потерей нашего атомного подводного флота. На помощь подводникам пришел болгарский теплоход «Авиор». Но удалось спасти менее половины экипажа. В катастрофе К-8 погибли 52 подводника.
 
2 октября 1981 г. дизельная подводная лодка  С-178 Тихоокеанского флота около Владивостока погибла в результате столкновения с РФС «Рефрижератор-13». Погибло 32 человека.

6 октября 1986 года затонула атомная подводная лодка К-219 Северного флота. Большую часть экипажа субмарины удалось спасти. Погибли четыре человека. После возвращения экипажа умерли еще четыре человека.

7 апреля 1989 года затонула атомная подводная лодка  К-278 «Комсомолец» Северного флота.  Погибло 42 человека, 27 человек были спасены.

12 августа 2000 года в Баренцевом море погибла атомная подводная лодка К-141 «Курск»  Северного флота. Весь экипаж «Курска» - 118 человек погиб.  По официальной версии причиной катастрофы на «Курске» стал взрыв торпеды в носовом отсеке атомной подводной лодки.
 
Аварии на подводном флоте
 
03.07.1961 г. на атомной подводной лодке К-19 Северного флота произошла авария реактора, спасая АПЛ, облучились и погибли 8 человек. 24.02.72 г. на К-19 возник пожар, погибли на «К-19» 28 человек и 2 человека на кораблях-спасателях (крейсер «Александр Невский» и плавбаза «Магомет Гаджиев»).
 
14.06.1973 г. атомная подводная лодка К-56 столкнулась с научно-исследовательским судном «Академик Берг», получила пробоину  в II отсеке, который был затоплен. Находившийся в отсеке личный состав погиб.

24.09.1976 г. на атомной подводной лодке К-47 возник пожар, погибло 3 человека.
 
20.08.1980 г. на  атомной подводной лодке К-122 возник пожар. Погибло 14 человек.

 18.06.1984 г. на атомной подводной лодке К-131 возник пожар в VIII отсеке, распространившийся на VII отсек. Погибло 13 человек.
 
В День памяти моряков-подводников вспомним еще раз всех мужественных и достойных людей, отдавших свои жизни, находясь на службе Отечеству. Вечная им память, героям прошлого и настоящего!
===
Несчастливые «эСки».
Подводные лодки в советских кораблестроительных программах 30-х годов занимали самое важное положение. Основой программы строительства подводного флота должны были быть подводные лодки среднего тоннажа. Согласно постановлению Совета Труда и Обороны от 11 июля 1933 года за Вторую пятилетку предполагалось построить 369 подводных лодок и Советский Союз должен был иметь самый большой подводный флот в мире.
Реальность как всегда сильно разошлась с такими грандиозными планами. Сначала неудача с большими лодками IV серии тип «Правда» и малыми лодками VI серии тип «М». Потом проект средней подводной лодки типа «Щ» III и V серий, созданной специально для несения службы на Балтике тоже не удовлетворил командование ВМС. Лодки типа «Щ» по своим возможностям недалеко ушли от английской субмарины Первой мировой войны L-55, послужившей для них прототипом.  И командование ВМС с санкции высшего партийного руководства СССР решило использовать иностранный опыт и прибегнуть к помощи ведущих зарубежных фирм. В первую очередь  Германии - важнейшего внешнеторгового партнера СССР и лидера в области подводного кораблестроения в годы Первой мировой войны.
По Версальскому договору 1919 года Германии запрещалось иметь подводные лодки и строить их на своих верфях по заказу других стран. Дабы не растерять накопленный опыт и сохранить квалифицированные кадры, немцы создали дочернюю фирму в нейтральной Голландии, известную как «Ingenierskantoorvoor Scheepsbouw», или сокращенно IvS. Расположенное в Гааге конструкторское бюро продолжало совершенствовать проекты лучших субмарин кайзеровского флота, созданные в конце Первой мировой войны. Первыми заказчиками IvS стали Турция и Финляндия, а в 1927 году состоялось подписание контракта с Испанией на проектирование большой подводной лодки на основе немецкого проекта 51 разработанного в 1918 году, но не реализованного из-за окончания войны.
Испанская подлодка, получившая обозначение Е-1, была заложена на верфи «Эчиварриета и Ларринга» в городе Кадисе по доставленной из Гааги конструкторской документации в 1930 году. Однако в апреле 1931 года в Испании произошла буржуазно-демократическая революция. Новому правительству было не до подводных лодок: глубокий кризис в стране требовал решения куда более неотложных экономических и политических задач. Стало ясно, что верфи придется искать на строившуюся субмарину нового покупателя. Приглашение ознакомиться с кораблем получили и советские специалисты.
В ноябре 1932 года в Испанию выехали начальник отдела кораблестроения ВМС А. К. Сивков, председатель Научно-технического комитета Управления ВМС (НТКМ) П.Ю. Орас и его помощник В.Н. Перегудов. Лодка Е-1 произвела на них очень хорошее впечатление. Она при надводном водоизмещении в 755 т (подводном - 960 т) имела длину 72,42 м, ширину 6,19 м и осадку 4,11 м. Скорость хода в надводном положении при форсированной работе дизелей фирмы MAN (2800 л.с.) достигала 19,7 узла, в подводном - 9,4 узла. Наименьшая скорость под водой («режим подкрадывания») - 1,5 - 1,7 узла. Глубина погружения составляла 100 м, автономность - 30 суток. Вооружение включало в себя четыре носовых и два кормовых торпедных аппарата калибром 533 мм с общим запасом в 12 торпед, а также одно 100-мм орудие и один 20-мм зенитный автомат. Помимо вполне современных тактико-технических элементов, Е-1 привлекла внимание советских кораблестроителей оригинальной конструкцией ряда механизмов и систем. Поэтому они высказались за покупку чертежей испанской подлодки для последующего строительства аналогичных кораблей на отечественных заводах.
В мае 1933 года для детального изучения проекта лодки Е-1 за границу командировали группу ведущих специалистов в области подводного плавания - А.И. Зельтинга, В.Н. Перегудова, С.Г. Туркова, В.И. Говорухина, В.Ф. Критского, З.А. Дерибина, А.А. Толчинского и А.Г. Соколова. Сначала советская делегация посетила фирму «Дешимаг» в Бремене (фактически являвшуюся владельцем голландской IvS), а затем выехала в Картахену, где состоялись испытания Е-1. И после возвращения делегации в Москву и доклада о результатах командировки правительству был заключен договор между «Союзверфью» и фирмой «Дешимаг» В нем предусматривалось, что немецкая сторона откорректирует проект лодки Е-1 с учетом высказанных замечаний и предоставит СССР полный комплект чертежей. Кроме того, «Дешимаг» брал на себя обязательство оказать содействие в размещении на германских предприятиях заказов на аккумуляторы, электро- и радиоприборы, эхолоты, гирокомпасы и другое дефицитное оборудование, в котором остро нуждалось советское кораблестроение.
Основные замечания к тактико-техническим элементам лодки, высказанные советскими специалистами, касались состава артиллерийского вооружения, скорости и дальности плавания, автономности. В частности, от проектировщиков потребовали повысить мощность дизелей и электродвигателей, увеличить запас топлива и масла. Все это, разумеется, Приводило К росту водоизмещения и изменению ряда кораблестроительных элементов. Фактически речь шла уже не о проекте Е-1, а о его новом варианте, которому присвоили условное обозначение Е-2.
Технический проект подводной лодки типа Е-2 был получен из Германии в конце 1933 года, а в январе 1934-го его утвердили руководство Наркомата тяжелой промышленности и командование ВМС. Одновременно ленинградскому ЦКБС-2 поручили приступить к изготовлению рабочей документации (последнее означало приведение немецких чертежей в соответствие с нашей технологической базой). Для этого в рамках ЦКБС-2 было создано специальное подразделение, в работе принимали участие четыре представителя фирмы «Дешимаг», визировавшие все чертежи и контролировавшие их соответствие немецкому проекту.
По своим характеристикам новые средние лодки существенно отличались от лодок типа «Щ». При сохранении прежнего числа торпедных аппаратов и одинаковой подводной скорости они превосходили своих предшественников по надводной скорости на 7 - 8 узлов, а по дальности плавания экономическим ходом - в два с лишним раза (9860 миль против 4500). Усилилось и артиллерийское вооружение: одно 45-мм орудие заменили на 100-мм. Все эти преимущества могли быть реализованы главным образом в надводном положении. Будущие военные события и боевой опыт показали, что для закрытых морских театров типа Балтики и Черного моря выполнение такого условия оказалось практически невозможным.
Решение о постройке новых субмарин было подписано наркомами К.Е. Ворошиловым и Г.К. Орджоникидзе 4 августа 1934 года. Тогда же проекту Е-2 присвоили наименование «IX серия». В декабре, еще до завершения разработки рабочей документации, на Балтийском заводе заложили две первые лодки IX серии. В обиходе моряки называли их «сталинцами» - по аналогии с «ленинцами» (лодками типа «Л»). Правда, в официальных документах последнее наименование не встречается. Рабочий проект подводной лодки IX серии закончили в начале 1935 года, и в апреле заложили третью однотипную субмарину (С-3). Однако на этом решили остановиться: стало ясно, что крупносерийная постройка лодок с импортной «начинкой» обойдется стране слишком дорого. Поэтому проект решили срочно переделать под установку отечественных двигателей и оборудования. Так появилась серия IX-бис - именно к этому типу принадлежало абсолютное большинство построенных «эсок». Дальнейшим развитием лодок IX-бис серии стали корабли проекта 97, известные также как серия XVI, или «СУ» («С улучшенная»). По конструкции они повторяли своих предшественниц, но имели цельносварной корпус. Но развернуть серийное строительство субмарин проекта 97 помешала начавшаяся война.
Что же касается прототипа семейства «эсок» - «немецко-голландско-испанской» подлодки Е-1, то она в 1935 году была продана Турции и переименована в «Гюр». Позже по ее подобию немцы построили две лодки для собственного флота (тип IA). Последние стали прототипом знаменитых «девяток» - лодок типа IX, массово строившихся (всего 194 лодки) в годы Второй мировой войны.
 ---
Серийное производство подводных лодок типа «С» было развернуто на пяти судостроительных заводах: ленинградских № 189 (Балтийский им. С. Орджоникидзе), № 194 (им. А. Марти), № 196 («Судомех»); николаевском № 198 (им. А. Марти) и горьковском № 112 («Красное Сормово»). Кроме того, сборка лодок из готовых секций выполнялась во Владивостоке на заводе № 202 («Даль-завод» имени К.Е. Ворошилова). А в ходе войны к их выпуску привлекли еще одно предприятие - астраханский завод № 638, где осуществляли достройку «эсок», переведенных по Волге из Ленинграда и Горького.
Головные подлодки С-1 и С-2 комплектовались двигателями и оборудованием немецкого производства. Их строительство на Балтийском заводе шло ударными темпами, и уже в начале декабря 1935 года первая из них совершила пробный выход в надводном положении до Кронштадта, а 15 декабря и первое погружение на Неве. В августе 1936 года состоялись заводские, а в сентябре государственные испытания обеих лодок. В целом они прошли успешно. Из недостатков были отмечены недобор скорости в надводном положении (19,5 узла вместо 20 по спецификации), вибрация перископов на полном ходу и частый задир поршней дизелей. Зато некоторые параметры оказались лучше, чем это предусматривалось проектом (остойчивость, длительная скорость в надводном положении). В результате приемная комиссия пришла к выводу, что главная цель - изучение передового опыта в области подводного плавания и освоение лучших образцов техники - нашими конструкторами и кораблестроителями достигнута.
Третья подлодка IX серии - С-3 получила дизельные двигатели отечественного производства. И это задержало ее ввод в строй на полтора года. Причем не только из-за срыва сроков поставки самих дизелей, но и вследствие необходимости дополнительных переделок ряда конструктивных узлов. На С-3 эти работы выполнили, как говорится, по месту, а для последующих лодок изменения внесли в чертежи. Начиная с С-4 лодки стали именоваться серией IX-бис.
Субмарины типа «С» предназначались для всех четырех флотов. Черноморские строились в Николаеве; балтийские и североморские — в Ленинграде и Горьком (последние переводились к месту службы по внутренним водным путям). Шесть единиц для Тихоокеанского флота изготавливались в Ленинграде в виде отдельных секций и на специальных железнодорожных транспортерах отправлялись на Дальний Восток для последующей сборки. Всего до 22 июня 1941 года в строй вошли 17 лодок серий IX и 1Х-бис: 10 балтийских, 4 черноморских, 2 североморских (временно находились на Балтике) и 1 тихоокеанская. Еще 16 лодок типа «С» были сданы флоту в годы Великой Отечественной войны и еще 8 уже после ее окончания. Достройка подлодок (С-14, С-15, С-19 - С-21, С-103 и С-104) осуществлялась на судостроительном заводе № 638 имени И.В. Сталина в Астрахани. Их испытания и комплектация проводились на сдаточной базе в Баку.
Девять заложенных накануне войны подлодок серии IX-бис остались недостроенными. Находившиеся на стапелях в Николаеве С-36, С-37 и С-38 были взорваны в августе 1941 года из-за угрозы захвата. Оставшиеся на заводах в Ленинграде и Горьком законсервированные С-27 - С-30, С-45 и С-46 после войны решили не достраивать.  Их техническая готовность была очень низкой, а сам проект к тому времени уже морально устарел. Не удалось ввести в строй и «эски» XVI серии (проект 97). К началу войны готовность ленинградских лодок (С-47- С-49), николаевских (С-58 - С-60) – была совершенно мизерной. Поэтому вопрос об их быстрой достройке даже не возникал.
Описание конструкции
Подлодки IX и IX-бис серий представляли собой полуторакорпусные подводные лодки смешанной конструкции, у которых прочный корпус был клепаным, а легкий — сварным. Причем в процессе серийной постройки доля сварных конструкций все увеличивалась: начиная с С-21 изготовление прочного корпуса также выполнялось по этой технологии. «Эска» имела семь отсеков; три из них являлись отсеками-убежищами и отделялись сферическими водонепроницаемыми переборками, рассчитанными на давление 10 атмосфер (такая компоновка корпуса в отечественном флоте применялась впервые). Конструкцию прочного корпуса отличала высокая технологичность - главным образом, за счет отказа от разноса стыков и пазов и упрощенной формы цилиндрических и конических секций. Прочная рубка была овальной, благодаря чему уменьшалась ее ширина и, соответственно, сопротивление воды при движении под водой.
Над прочным корпусом возвышалась проницаемая (то есть заполнявшаяся забортной водой через шпигаты) надстройка. Палубные цистерны не предусматривались, Девять цистерн главного балласта объединялись в носовую (4 шт.), среднюю (2 шт.) и кормовую (3 шт.) группы. Цистерны (уравнительная и быстрого погружения) были вынесены за пределы прочного корпуса, причем первая разделялась на две части, Внутри прочного корпуса располагались лишь дифферентные цистерны. Система всплытия подлодки при своей простоте отличалась высокой эффективностью. Балластные цистерны осушались не насосами, а отработанными газами дизелей или сжатым воздухом системы аварийного продувания. Запас сжатого воздуха хранился в 14 баллонах емкостью по 410 л, расположенных в проницаемой надстройке. Все цистерны главного балласта, кроме кормовой, оснащались кингстонами оригинальной схемы. Кингстоны имели пневматический привод и были выполнены в виде уравновешенных захлопок, у которых одна часть входила внутрь балластной цистерны, а другая — наружу. Такая конструкция показала себя вполне эффективной, но она обладала недостатком: выступавшие за пределы легкого корпуса захлопки создавали дополнительное сопротивление, что вынуждало плавать под водой с закрытыми кингстонами.
Главные двигатели надводного хода на лодках С-1 и С-2 - шестицилиндровые четырехтактные  реверсивные дизели M6V49/48 немецкой фирмы MAN. Они оснащались системой механического наддува и развивали мощность 2000 л.с. при 465 об/мин. На субмаринах серии IX-бис применялись восьмицилиндровые четырехтактные нереверсивные дизели 1Д производства Коломенского завода. Они имели такую же мощность при чуть больших оборотах (470 об/ мин), но оснащались более прогрессивной системой газотурбинного наддува. Монтаж отечественных двигателей потребовал существенных переделок: диаметр газоотвода пришлось увеличить с 360 до 420 мм, полностью изменили топливную, масляную, водяную и воздушную дизельные системы. Во избежание попадания забортной воды на горячие лопатки газовой турбины агрегата наддува, в газоотводной трубе лодок серии IX-бис установили специальную управляемую захлопку.
Главные электродвигатели на всех «эсках» были отечественного производства - двухякорные электромоторы ПГ72/35 Ленинградского завода «Электросила» мощностью по 550 л.с. при 275 об/мин. На линии вала устанавливались фрикционные разобщительные муфты. Аккумуляторная батарея включала в себя 124 элемента 38-МАК-760 немецкой фирмы АРА (IX серия) либо элементы типа «С» отечественного производства (IX-бис), приборов для сжигания водорода в проекте фирмы «Дешимаг» не предусматривалось (в то время у немцев их не было вообще), но все серийные «зеки» оснастили отечественными приборами К-5. Весьма удачными по конструкции оказались аккумуляторные ямы, расположенные во втором и четвертом отсеках.
Электрическая система была относительно простой (например, отсутствовали принятые на других наших подлодках распределительные и отсечные подстанции), но хорошо продуманной и надежной. Все отверстия для кабелей в переборках закрывались так называемыми кабельными коробками и заливались специальной мастикой, способной выдержать давление до 10 атм. В целях пожаробезопасности электрические предохранители были пробковыми и находились в герметичных футлярах с быстрооткрывающимся затвором.
Управление вертикальными и горизонтальными рулями было двойным - электрическим и ручным. Электрические посты управления находились в центральном посту и в боевой рубке, ручные - в центральном посту и кормовом отсеке. Переход с электрического управления на ручное осуществлялся пневматическим приводом. Приборами - стабилизаторами глубины, сильно облегчавшими труд рулевого-горизонтальщика, наши лодки не оснащались. Уже в ходе войны флот получил 15 комплектов таких стабилизаторов типа «Спрут», но большинство из них досталось лодкам типа «М».
Торпедное вооружение - шесть 533-мм аппаратов: четыре носовых и два кормовых. Длина каждого - 7,7 м, толщина стенок трубы - 9 мм. Выстрел торпедой допускался с глубины до 15 - 17 м, после модернизации в послевоенное время - до 30 м. Накануне войны начали устанавливать систему беспузырной торпедной стрельбы (БТС), предусматривавшую выпуск воздуха из торпедной трубы не наружу, а внутрь прочного корпуса. Система БТС существенно повышала эффективность торпедной атаки, так как не демаскировала подлодку в момент выстрела (воздушный пузырь мог быть обнаружен неприятелем) и, кроме того, за счет наличия специальной торпедозаместительной цистерны исключала возможность выскакивания лодки на поверхность после торпедного залпа из всех аппаратов. Из приборов управления торпедной стрельбой имелся лишь ночной прицел ЛН, жестко закрепленный на поручнях ограждения рубки. Разработанные в ходе войны автоматы торпедной стрельбы ТАС-Л предназначались лишь для подлодок типа «Л» и «К», да и те были приняты на вооружение только в послевоенное время.
Основным оружием «эсок» в годы войны были 533-мм двухрежимные парогазовые торпеды 53-38. Они имели длину 7,2 м, вес 1615 кг, вес боевой части 300 кг (Для торпеды 53-38У соответственно 7,45 м, 1725 кг и 400 кг). Дальность их хода составляла 4000 м при скорости 44,5 узла, второй режим - 8000 м при 34,5 узла или 10 000 м при 30,5 узла. Летом 1941 года на вооружение флота поступила новая скоростная торпеда 53-39 (длина 7,49 м, вес 1800 кг, вес заряда 317 кг, дальность хода 4000 м при скорости 51 узел), но из-за начавшейся войны массового производства торпед организовать не удалось. Применение торпед 53-39 ограничилось 18 единицами. С конца 1942 года торпеды начали оснащать неконтактными взрывателями НВС (из 1559 торпед, выпущенных нашими подводниками за годы войны, 243 имели взрыватели НВС), однако те оказались склонными к самопроизвольному срабатыванию - особенно в условиях Севера. В целом надежность отечественных торпед оставляла желать лучшего. Так, из 11 торпед, выпущенных подлодками в ходе советско-финской войны, 4 изменили курс или глубину движения.
В 1942 году на вооружение советского ВМФ приняли первую отечественную бесследную электрическую 533-мм торпеду ЭТ-80 (длина 7,49 м, вес 1800 кг, вес боевой части 400 кг). Дальность хода при скорости 29 узлов достигала 4000 м. В боевых действиях торпеды ЭТ-80 начали применяться лишь с 1944 года (выпущено 16 штук, все с лодок типа «С»), но по целому ряду причин они не принесли ожидаемого эффекта. Более широкому использованию электроторпед мешали отсутствие необходимой документации и предубеждение личного состава, основанное на фактах самопроизвольного взрыва их аккумуляторных батарей (в 1944 году два таких случая произошли в мастерской и один на борту С-101).
Артиллерийское вооружение подлодок типа «С» - 100-мм артустановка Б-24-ПЛ и зенитный 45-мм полуавтомат 21-К. Первая представляла собой неуниверсальную пушку со скрепленным стволом, клиновым затвором, ручной подачей, досылкой и наведением. Максимальный угол возвышения ствола составлял 45°, вес снаряда 15,8 кг, начальная скорость снаряда 872 м/с, наибольшая дальность стрельбы 118,5 кбт, техническая скорострельность 12 выстр./мин. Общая масса артустановки равнялась 5,5 т, расчет - 5 человек. Полуавтоматическая 45-мм артустановка 21-К  одна из самых распространенных систем советского ВМФ предвоенного времени. Она имела максимальный угол возвышения ствола 85°, досягаемость по высоте 6000 м, скорострельность до 25 - 30 выстр./мин. Вес снаряда составлял 1,41 кг, его начальная скорость - 760 м/с.
Прочная рубка подлодок типа «С» оснащалась двумя перископами - командирским ПА-7,5 и зенитным ПЗ-7,5. Необходимо отметить, что лодки XIV и XIII серий имели 8,5-метровые перископы, а последние «щуки» X серии — даже 9-метровые. Для подъема перископов служил гидравлический привод, более надежный и бесшумный по сравнению с применявшимся ранее пневматическим. Средства связи на первых серийных «эсках» включали в себя радиопередатчики «Окунь» и «Щука», радиоприемники «Дозор» и «Метель», приемопередатчик (радиофон) «Рейд». Позже дополнительно установили радиопеленгатор «Бурун-М», а радиоприемники на части лодок заменили на «Вихрь» и «Пургу». В конце 1943 - начале 1944 годов некоторые «эски» получили перископные антенны «ВАН-ПЗ», позволявшие принимать радиосообщения на перископной глубине. Кроме того, на всех кораблях имелись шумопеленгаторы «Марс» и приборы звуковой подводной связи «Сириус» или «Вега». В 1943 - 1944 годах все североморские «эски» (кроме С-15, С-16 и С-103), балтийская С-13 и, по некоторым данным, С-4 оснастили английскими гидролокаторами «Асдик» (в нашем флоте обозначались как «Дракон-129»). Первый отечественный гидролокатор «Тамир-5Л» предназначался для подлодок XVI серии, но его разработка была завершена лишь после войны, да и его характеристики заметно уступали тому же «Асдику». А вот установить на лодках радары в нашем флоте в годы войны даже и не пытались.
Маневренные качества подводных лодок типа «С» считались вполне удовлетворительными. На полном ходу в надводном положении субмарина разворачивалась на 180° примерно за 3 мин; диаметр циркуляции при этом составлял 1,7 кбт. На экономическом ходу тот же маневр выполнялся за 4 мин (положение руля в обоих случаях - 30°). Под водой лодка разворачивалась на 180° при положении руля 15° на 6-узловой скорости за 9 мин, на 3-узловой скорости - за 12 мин; диаметр циркуляции при этом составлял соответственно 5 и 5,6 кбт (Данные испытаний подводной лодки С-101). Время перехода из крейсерского положения в позиционное занимало 25 с, из позиционного в боевое -15 - 20 с, из крейсерского в боевое — 48 - 50 с (для сравнения: германские лодки VII серии погружались из крейсерского в боевое за 25 - 28 с, отечественного типа «Л» и «Д» -за 120 с).
Экипаж «эсок» по штату насчитывал 45 человек: 8 офицеров, 16 старшин и 21 рядовой. Позже на некоторых лодках численность экипажа увеличилась на 1 - 2 человека из-за необходимости иметь дополнительных операторов радио- и акустической аппаратуры.
   В апреле 1940 года ленинградскому  конструкторскому бюро ЦКБ-18 (бывшему ЦКБС-2) поручили разработать проект усовершенствованной средней подводной лодки на базе серии IX-бис, получивший наименование «проект 97», или серия XVI. Согласно заданию, основные элементы субмарины оставались прежними; главный упор делался на улучшение технологичности, что должно было позволить развернуть крупносерийное производство лодок на нескольких заводах.
Технический проект был завершен в ноябре 1940 года. Главной особенностью новой серии «эсок» стал цельносварной корпус. Кроме того, применили новые дизели марки 4Д с механическим наддувом. Существенным изменениям подверглись кингстоны и система управления ими — в основном с целью облегчения их монтажа. В конструкциях различных систем увеличили число шарнирных соединений: это удешевляло сборку, позволяло расширить монтажные допуски и осуществлять монтаж узлов без предварительной подгонки деталей. Была усовершенствована система аварийного продувания балластных цистерн, для снижения шумности применена амортизация главных дизелей. Запас торпед увеличился на две штуки, была внедрена система БТС. Но наибольшая подводная скорость снизилась до 8,7 узла. Уменьшилась и дальность плавания экономическим ходом в надводном положении (до 8200 миль) - главным образом, за счет отказа от использования балластной цистерны № 2 в качестве топливной.
В первой половине 1941 года в Ленинграде и Николаеве началось строительство шести подводных лодок XVI серии, но, как уже говорилось, с началом войны их постройку прекратили. В сентябре 1941 года Наркомат судостроительной промышленности выдал ЦКБ-18 задание на разработку проекта 106 - упрощенного варианта подводной лодки типа «С» для крупносерийной постройки в условиях военного времени, Затем ему на смену пришли проекты 608 и 608-1. Увы, все они остались на бумаге: исход войны с Германией решался на суше, и строительство лодок новых типов пришлось отложить. Лишь в конце 40-х годов у «эсок» появились потомки - лодки нового поколения проекта 613.
  Общая оценка проекта
По конструкции субмарины IX и IX-бис серий были, безусловно, шагом вперед по сравнению со своими предшественницами типа «Щ», «Л» и «Д». «Эски» отличались рациональностью размещения постов управлений, хорошей доступностью механизмов, лучшими условиями обитаемости, прогрессивными конструктивными решениями топливной, вентиляционной, балластной и вспомогательных систем. Корпус лодки имел удачные обводы, позволяя развивать высокую скорость надводного хода при умеренной мощности дизельных двигателей. Вместе с тем, необходимо отметить, что в мировой практике оптимальными для закрытых морских театров считались лодки водоизмещением 550-650 т. Ближайшая «родственница» «эски» - германская подлодка типа IX - использовалась исключительно на океанских коммуникациях. Опыт войны показал, что излишне крупные размеры субмарин типа «С» затрудняли их использование в мелководных районах Балтийского моря, а в ряде случаев (например, с С-7, С-9, С- 12) сыграли роковую роль в их судьбе. Гораздо лучше «эски» зарекомендовали себя на Севере, где им, в частности, удалось реализовать свои скоростные качества при перехватах вражеских конвоев в 1944 году.
Из недостатков лодок типа «С» наши моряки отмечали неудачную конструкцию топливных цистерн внутри прочного корпуса (при сильных сотрясениях цистерны теряли герметичность), малый запас пресной воды, частый выход из строя обрезиненных пробок манипуляторов управления пневматическими машинками кингстонов, трудность обслуживания дизелей из-за их сильного нагрева и загазованности моторного отсека. При приеме топлива в балластную цистерну № 2 лодки IX и IX-бис серий получали дифферент на нос, что существенно ухудшало их мореходность в надводном положении в свежую погоду. Наконец, серьезным недостатком конструкции было отсутствие амортизации двигателей на наших лодках. А для своих лодок немцы широко применяли «мягкие» фундаменты, что значительно снижало шумность, вибрацию и повышало живучесть механизмов при сотрясениях от подводных взрывов.
В целом перечисленные недостатки не слишком портили благоприятное впечатление об «эске» - тем более, что многие из них нетрудно было исправить в процессе модернизации. И можно было бы утверждать, что советские подводные лодки типа «С» к началу Второй мировой войны вполне соответствовали лучшим мировым образцам в области подводного кораблестроения, если бы не одно «НО»: приборы управления торпедной стрельбой и технические средства обнаружения не выдерживали никакой критики и остались на уровне Первой мировой войны.
Поэтому неудивительно, что боевая эффективность подлодок в годы Великой Отечественной оказалась невысокой. И дело здесь не только в технике, но и в слабом уровне подготовки личного состава, зачастую не умевшего грамотно использовать находившееся в его руках оружие. Отрицательную роль играли и оперативные просчеты, допущенные в применении подводных лодок. Нередко подводила и техника, как из-за некачественного изготовления, так и неправильной эксплуатации.
Из всех ТИПОВ советских кораблей, участвовавших в Великой Отечественной войне, именно подводные лодки «эски» нанесли врагу наибольший ущерб. Они сражались на всех театрах в течение всей войны. И тот факт, что список потопленных вражеских кораблей не так уж велик, отнюдь не умаляет героизма советских подводников, зачастую своей жизнью оплачивавших просчеты адмиралов и наркомов. Из 33 «эсок» погибло 15, из них в море с экипажами -14 …. Всего лодок типа «С» было построено - 41 ед.
Тактико-технические элементы подводной лодки С-56 серии IХ-бис (после 1936 г.). 
Кораблестроительные элементы:
Длина наибольшая, м - 77,75
Ширина наибольшая, м - 6,43
Осадка наибольшая с килем, носом/кормой, м:
при нормальном водоизмещении - 3,96/4,04
при дополнительном запасе топлива в балластных цистернах - 4,0/4,0
в позиционном положении - 4,72/4,72
Водоизмещение объемное, м'/весовое, т:
надводное нормальное - 836/856
надводное с топливом в балластных цистернах - 920/940
подводное - 1064/1090
Запас плавучести  - 27,5%, или 234 т
Глубина погружения рабочая/предельная, м - 80/100
Высота корпуса от ГВЛ до верхней палубы, м - 1,4
Высота выдвинутых перископов от ГВЛ, м - 10 - 10,2
Начальная поперечная метацентрическая высота,
отнесенная к нормальному водоизмещению
(без поправок на переливающиеся грузы), см:
в надводном положении - 57
в подводном положении - 18,9
Продолжительность непрерывного пребывания под водой, ч:
без использования регенерации -10
с использованием регенерации - 88
Время перехода, с:
из крейсерского положения в позиционное - 15
из позиционного в боевое - 40
из крейсерского в боевое - 50
Механическая установка
Дизельные двигатели - 2х1-Д
Мощность каждого дизеля, л.с./
при числе оборотов, об/мин - 2200/470
Электродвигатели - 2 х ПГ-8
Мощность каждого электродвигателя, л.с. /
при числе оборотов, об/мин - 550/275
Диаметр х шаг гребных винтов, мм 1720 х 1770
Запас дизельного топлива, т:
наибольший - 126,3
полный - 108
нормальный - 40,2
Расход топлива, кг/ч:
на максимальном ходу - 744
на экономическом ходу - 105
Запас воздуха высокого давления, м3 - 5,975
Запас пресной воды, т - 3,8
Вооружение
Артиллерийское - 1х100-мм Б-24, 1х45-мм21-К
Боезапас, выстрелов:
100-мм/45-мм - 200/500
Торпедное - 6 трубных аппаратов
калибра 533,4 мм
Запас торпед - 6 в аппаратах + 6 в стеллажах
Время подготовки одной торпеды
для второго залпа, мин - 45 — 46
Время подготовки четырех торпед
для второго залпа, час - 5,3
Штатное стрелковое оружие - 1 пулемет ДП и 6 винтовок.
Морские дымовые шашки МДШ, шт  - 3
Регенерационные патроны РВ-2, шт - 1300
 -----
Судьбы и боевая служба подводных лодок
1940 год.  Балтика. С-2
Подводная лодка С-2 с 1 января 1940 года отправилась в Ботнический залив. Вечером следующего дня она достигла Аландских островов и получила разрешение на форсирование Южного Кваркена. Пришедшая в ответ в 4.20 3 января радиограмма стала последним известием от субмарины - единственного боевого корабля, потерянного советским флотом в «зимней» войне. Скорее всего, лодка погибла на минном заграждении, выставленном финским минзагом «Лоухи» в нескольких кабельтовых западнее фарватера, которым пользовались наши подлодки. Тайна гибели С-2 будет раскрыта лишь после того, как лодку удастся найти и обследовать.
1941 – 1945 год.  Балтика
С-1
К началу войны субмарина находилась в доке завода «Тосмаре» в Либаве. В первые же часы военных действий С-1 на буксире вывели из дока. С вечера 22 июня на подступах к порту завязались ожесточенные бои. Работы по монтажу механизмов продолжались примерно до 18.00 следующего дня. Но обстановка резко изменилась. Противник неожиданно прорвался на ближние подступы к базе с восточного направления. С-1 взорвали в 20.36. Впоследствии восстанавливать ее немцы не стали.
С-3
Поскольку к вечеру 23 июня лодка могла самостоятельно идти в надводном положении, ее командир - капитан-лейтенант Н.А. Костромичев отказался выполнить приказ о самозатоплении. Взяв на борт часть экипажа взорванной С-1, С-3 вышла в море. Лодка направлялась в Усть-Двинск, но около 3.30 следующего дня в районе маяка Ужава ее перехватили германские торпедные катера S-35 и S-60. Поскольку выпущенные немцами торпеды прошли мимо, столкновение вылилось в 70-минутный артиллерийский бой. Заходя с разных бортов, катера поражали лодку огнем из 20-мм пушек и стрелкового оружия. От полученных пробоин С-3 затонула. Погибло около 80 человек. Немцы подняли из воды 20 подводников, впоследствии 14-ть погибли в плену.
С-4
24 ноября 1944 года подлодка С-4 отправилась на позицию юго-западнее Виндавы. За первые три недели лодке ни разу ни удалось выйти в атаку, и лишь 14 декабря С-4 дважды неудачно попыталась торпедировать транспорт . Тем же вечером лодка получила приказ перейти на позицию севернее Данцигской бухты. На переходе ее пыталась атаковать германская подлодка. По всей видимости, местонахождение «эски» стало известно немцам. До конца месяца С-4 не смогла выйти ни в одну атаку, зато сама еще дважды становилась целью для вражеских «у-ботов».
1 января 1945 года С-4 последний раз вышла в эфир. С позиции она уже не вернулась. Зарубежные исследователи считают, что в ночь на 4 января «эска» стала жертвой таранного удара и глубинных бомб миноносца Т-3. Однако приемный центр радиосвязи в Кронштадте принял неразборчивую радиограмму, исходившую якобы от С-4 в ночь на 6-е. Загадку раскрывает запись, обнаруженная в журнале боевых действий немецкой группы армий «Север» за 6 января. В соответствии с ней, западнее Брюстерорта миноносец Т-33 таранил и потопил советскую подлодку. Вероятнее всего, это и была С-4. Ее экипаж состоял из 48 человек.
С-5
При переходе из Таллинна в Кронштадт в конце августа 1941 года С-5 была включена в состав отряда главных сил. В кильватерной колонне ее место находилось сразу за крейсером «Киров». 28 августа в районе мыса Юминда корабли попали на плотное минное поле. Количество мин, подсекаемых тральщиками, постоянно увеличивалось, что создавало большую угрозу даже в пределах протраленной полосы. В 20.11 мина ударилась о корпус в районе 2-го отсека. От взрыва сдетонировал артиллерийский боезапас, и «эска» с членами экипажа камнем ушла на дно. Подоспевшие катера спасли девять моряков.
С-6
В начале августа 1941 года лодка перешла в Таллинн и 6-го августа отправилась на позицию между островом Борнхольм и портом Карлскрона. Подлодка должна была вернуться из похода в Таллинн 24 августа, но этого не произошло. Не ответила она и ни на один из вызовов по радио.  В последнем походе на борту С-6 находилось 49 человек.
С-7
Утром 19 октября 1942 года С-7 покинула Лавенсари, через двое суток от нее было получено донесение об окончании прорыва противолодочного рубежа. Но очередного сообщения о занятии позиции в Ботническом заливе в штаб не поступило.  Вечером того же дня «эску» потопила финская субмарина «Весихииси». Последняя находилась в районе специально с целью перехвата наших подлодок и первой обнаружила всплывшую для зарядки С-7. После попадания торпеды лодка С-7 стремительно ушла под воду. 44 члена экипажа погибли. Спаслась только верхняя вахта, кроме штурмана. В числе четырех поднятых на борт «Весихииси» подводников был и ее командир С.П. Лисин. О присвоении ему звания Героя Советского Союза за ранее успешные боевые походы он узнал, уже находясь, в плену. После выхода Финляндии из войны Лисин вернулся на службу в ВМФ. В 1970 году он вышел в отставку. Умер подводник в 1993-м, не дожив пяти лет до дня, когда на дне Балтики была найдена его субмарина.
С-8
В ночь на 12 октября 1941 года отряд кораблей, куда кроме С-8 входили Щ-322, Щ-323, два базовых тральщика и 4 сторожевых катера, в районе Гогланда попал на минное поле. Строй отряда нарушился, и от меридиана острова Кери субмарины пошли самостоятельно. Щ-323 посчастливилось  вернуться, а Щ-322 и С-8 - нет. Летом 1999 года в 10 милях юго-восточнее маяка Несбю (южная оконечность о. Эланд) на дне была найдена затонувшая советская подлодка. Обследование позволило установить ее тактический номер - С-8. Судьба лодки и 48 членов ее экипажа перестала быть загадкой.
С-9
В свой последний поход С-9 вышла вечером 30 июля 1943 года. Радиопередачи позволяют частично восстановить ее маршрут. 7 - 8 августа лодка достигла вражеского противолодочного рубежа, обследовала сети и сообщила, что форсировать их невозможно: ни налеты авиации, ни торпедный выстрел с самой субмарины не нанесли заграждению видимых повреждений. Начался отход в базу. 10-го подлодка зарядилась у банки Калбодагрунд, а в ночь на 12-е в 10 милях северо-западнее острова Вайндло было передано последнее донесение. 4 сентября к острову Сескар прибило тело старшины 2-й статьи К.Т. Дикого - одного из 40 без вести пропавших подводников. Стало ясно, что С-9 погибла - скорее всего, на немецкой донной мине, выставленной между банками Неугрунд и Намси или у самого Лавенсари.
С-10
Утром 23 июня 1941 года лодка (командир - капитан 3 ранга Б.К. Бакунин) вышла из Усть-Двинска на позицию в Данцигской бухте. «Эска» должна была прибыть в район патрулирования утром 25-го и действовать на протяжении двух недель. В ночь на 28-е с нее поступило сообщение: «Ухожу от погони. В 5.00 буду в Либаве». Поскольку порт к тому времени уже был занят немцами, С-10 получила приказ прибыть в Усть-Двинск. Неизвестно, приняла ли лодка это указание, но спустя несколько часов в штаб бригады пришло донесение без позывных, по характеру работы ключом соответствовавшее почерку радиста С-10: «Терплю бедствие, нуждаюсь в помощи». На этом связь прекратилась. Долгое время считалось, что подлодку потопили торпедные катера противника.  Скорее всего, С-10 подорвалась на немецком оборонительном заграждении у Пиллау во время зарядки вечером 27 июня. Получив серьезные повреждения и обнаружив дозорные корабли противника, Бакунин, видимо, решил уйти от погони на полной скорости в надводном положении. Исчерпав незначительный запас плавучести, субмарина затонула. Большое расстояние до суши стало причиной гибели экипажа из 40 человек. С-10 и по сей день лежит на дне моря где-то между Пиллау и Либавой.
С-11
Днем 2 августа 1941 года лодка встретилась с кораблями эскорта, которые должны были привести ее в бухту Триги. Около 18.00 в устье Соэла-Вяйна под корпусом «эски» прогрохотал взрыв донной мины. Она мгновенно скрылась под водой. С поверхности воды подобрали только трех моряков которые, не приходя в сознание, скончались на палубе сторожевого катера. И все-таки три человека из экипажа подлодки сумели выжить. Спустя шесть часов после подрыва матросы Н.А. Никишин, В.В. Зиновьев и А.В. Мазнин, оказавшиеся в 7-м отсеке, покинули лодку через кормовой торпедный аппарат. Тела остальных 44 членов экипажа были захоронены в Риге в 1955 году, после подъема остова С-11.
С-12
С-12 (командир - капитан-лейтенант В.А. Тураев) лодка смогла выйти в море19 сентября 1942 года. Вернулась С-12 в Кронштадт только 19 ноября 1942 года. 62-дневный поход С-12 стал самым продолжительным крейсерством советской субмарины за всю Великую Отечественную войну. За 1190 ходовых часов лодка прошла 4960 миль, в том числе 1774 под водой. Позже выяснилось, что за 11 суток движения через Финский залив С-12 пересекла линии минных заграждений ровно 70 раз!
 С-12 была оставлена на зимовку в Кронштадте, поскольку в 1943 году именно ее планировалось послать в море в числе первых. 25 мая 1943 года она прибыла на Лавенсари, но поход отменили, и лодка вернулась в Кронштадт. Вновь она вышла в море вместе с С-9 только 26 июля. Вечером 30-го С-12 покинула Лавенсари и утром 1 августа доложила о зарядке у острова Кэри. Далее ее путь лежал к глубоководному проходу у Найссара, который немцы перекрыли линией донных мин. Больше ни от лодки, ни от 46 членов ее экипажа известий не поступало.
С-13
С-13 построенная на заводе  «Красное Сормово» 11 июня 1941 года начала переход на Балтику по Мариинской водной системе и 25-го прибыла в Ленинград, в течение июля прошла ходовые испытания, а в следующем месяце сдала основные зачеты КПЛ. Официально в состав флота С-13 включили 30 августа, но до конца года подлодка с неопытным экипажем к боевым действиям не привлекалась. С-13 стала второй и последней «эской» КБФ, имевшей на своем счету потопленные суда в кампанию 1942 года. Весной 1943 года командиром С-13 стал капитан 3 ранга А.И. Маринеско (ранее командовал М-96). С-13 закончила ремонт и докование 24 мая 1943 года, но в море в этом году она так и не вышла. 6 ноября лодка встала на зимний ремонт. Весной 44-го на ней был установлен гидролокатор «Асдик-129».
1 октября 1944 года лодка покинула Кронштадт и уже утром 8-го заняла позицию севернее полуострова Хель. Через девять дней поступило указание занять позицию у Виндавы. На новом месте противника найти не удалось, и 11 ноября С-13 ошвартовалась у причалов Ханко. В начале следующего месяца она прошла докование в Хельсинки.
В свой третий боевой поход С-13 отправилась 11 января 1945 года и находилась на позиции между маяком Риксхёфт и Кольбергом с вечера 13-го. К этому времени противник развернул на Балтике крупные противолодочные силы, и несколько дней субмарину преследовала группа охотников. 16 января «эска» пыталась выйти на обнаруженный авиаразведкой конвой, но этому помешал 8-балльный шторм. В последующие дни Маринеско несколько раз обнаруживал и преследовал конвои, и лишь противодействие кораблей охранения не позволило осуществить атаку. Наконец, 30 января произошла встреча с крупным лайнером. Им оказался «Вильгельм Густлоф» (25 484 брт) шедший без противолодочного охранения в сопровождении одного миноносца. Получивший три торпеды лайнер затонул. Всего вместе с лайнером погибло: 406 матросов и офицеров 2-й учебной дивизии подводных сил, 90 членов собственного экипажа, 250 женщин-военнослужащих кригсмарине, 4600 беженцев и раненых (из них почти 3000 детей).
С-13 продолжила крейсерство. 3 февраля при попытке атаковать конвой она сама подверглась нападению сторожевого катера, еще два удара по транспортам сорвались из-за невыгодных курсовых углов. 6-го «эску» обстреляли с субмарины противника. Лишь спустя четыре дня Маринеско вновь улыбнулась удача. Обнаруженный гидроакустиками санитарный транспорт «Штойбен» (14 660 брт) шел с 16-узловой скоростью, переменным курсом, с погашенными ходовыми огнями. Его эскорт составляли миноносец Т-196 и торпедолов TF-10. Четыре часа Маринеско маневрировал, зная о присутствии врага только благодаря гидроакустической станции, и наблюдал его лишь последние 40 минут. Преследовать «Штойбен» пришлось на скорости от 12 до 18 узлов. Из-за помех со стороны охранения залп был произведен с дистанции 12 кбт из кормовых торпедных аппаратов, обе торпеды попали в цель. На санитарном транспорте на момент торпедирования находилось 2680 раненных военнослужащих вермахта, 100 солдат, около 900 беженцев, 270 лиц медперсонала кригсмарине и 285 членов экипажа судна (из них 125 - военнослужащие). Спаслось 659 человек, из которых раненые составили около 350.
15 февраля С-13 прибыла в Турку. По результатам похода Маринеско стал лидером по объему потопленного вражеского тоннажа. 20 апреля С-13 была награждена орденом Красного Знамени. Однако присвоение командиру звания Героя Советского Союза произошло лишь через 45 лет. Этому помешали личные качества Маринеско поведение которого на берегу чуть было не подверглось рассмотрению суда военного трибунала. Стараниями общественности высшая военная награда досталась А.И. Маринеско спустя 27 лет после его смерти.
В последний военный поход С-13 вышла 20 апреля. Сначала она занимала позицию южнее Готланда, на коммуникации Либава - Свинемюнде, затем — севернее Штольпемюнде, а начиная с ночи на 8 мая - северо-западнее Либавы. Выйти в атаку ни разу не удалось, в то время, как сама С-13 четырежды становилась объектом нападения немецких подлодок и самолетов. Только 23 мая «эска» вернулась из боевого похода. С-13 оказалась единственной «эской» Балтийского флота пережившей Великую Отечественную войну.
С-101
Лодка (командир - капитан 3 ранга В.К. Векке) покинула Усть-Двинск утром 27 июня 1941 года и заняла позицию на западе Ирбенского пролива. В походе командир вел себя крайне пассивно — большую часть времени субмарина лежала на грунте в северной части позиции и лишь изредка подвсплывала под перископ. Не удивительно, что лодка не имела ни одной встречи с кораблями противника. Утром 15 июля в момент входа в Соэла-Вяйн «эска» подверглась бомбардировке с германского гидросамолета. Противнику удалось добиться прямого попадания 50-кг бомбы, которая пробила цистерну быстрого погружения, но, к счастью, не взорвалась. Не сработал взрыватель и второй бомбы, упавшей на расстоянии 3 — 4 м от кормы подлодки. Этот эпизод стал первым в драматической боевой карьере С-101, негласно прозванной на флоте за многочисленные повреждения - «бомбоуловителем». По прибытию в базу Векке объявили выговор, но снимать не стали из-за срочной отправки лодки по Беломорско-Балтийскому каналу на Север, что было сделано в середине августа 1941 года.
С-102
Балтийская служба этой лодки (командир - капитан-лейтенант Б.В. Иванов) мало отличалась от карьеры С-101. В конце июня она вышла на позицию в Рижский залив. Первое и последнее столкновение с противником состоялось вечером 12 июля, когда лодка обнаружила южнее мыса Колкасрагс многочисленный конвой катеров, барж и мотоботов экспериментального десантного соединения «Балтика», направлявшийся в Ригу. Попытка приблизиться к кораблям, шедшим под самым берегом, могла окончиться для субмарины трагически - малые глубины просматривались кружившими над конвоем самолетами, возможностей уклоняться от бомб, маневрируя по глубине, не было. Командир лодки резонно отказался от атаки. И, тем не менее, по возвращению в базу, он был снят с должности. Новым командиром С-102 назначили капитан-лейтенанта Л.И. Городничего. Под его руководством в августе субмарина перешла на Северный театр.
1941-1945 г.  Север
К началу Великой Отечественной войны подводных лодок типа «С» в составе Северного флота не было. В сентябре 1941 года на театр прибыли С-101 и С-102. Эти «эски» были единственными на Северном ТВД вплоть до начала 1943 года. 24 января 1943 года в Полярный прибыла С-51, совершившая переход с Тихого океана. Она покинула Владивосток 6 октября 1942 года и за 64 ходовых дня преодолела 16 205-мильный путь, с заходом в Датч-Харбор, Сан-Франциско, Коко-Соло (Панамский канал), Гуантанамо (Куба), Галифакс и Рейкьявик. 8 марта тем же путем прибыли С-55 и С-56. С-54 пришлось задержаться для ремонта в Портсмуте, где она получила на вооружение новую гидроакустическую станцию «Дракон-129». В апреле - мае 1943 года по Волге и Северо-Двинской системе из Баку в Архангельск были переведены новейшие С-14, С-15, С-103 и С-104.   В 1943 году подлодки типа «С» совершили 28 походов и 27 торпедных атак. В 1944 году ситуация осложнилась. С января по октябрь лодки IX-бис серии смогли потопить только три и повредить одно судно противника. Примечательно, что все три потопленных в 1944 году судна - на счету ветеранов Г.И. Щедрина и В.А. Тураева, в то время как новичкам удалось повредить лишь один транспорт.  Боевая деятельность подводных сил на Северном театре закончилась в октябре 1944 года, когда конечной точкой вражеских коммуникаций стал порт Тромсё. С ноября 1944 года выходы лодок на позиции прекратились.
С-14
Лодка (командир - капитан-лейтенант В.П. Каланин) прибыла в Полярное 28 сентября 1943 года и до конца года она в походы не выходила. В 1944 году подлодка С-14 ничем особенным себя не зарекомендовала и в октябре 1944 года завершила боевую службу. 
С-15
15 октября 1943 года субмарина (командир - капитан-лейтенант А.И. Мадиссон) перешла в Полярное и уже 18 ноября отправилась в первый боевой поход на позицию в район Тана-фьорда. Последний свой боевой поход «эска» совершила в октябре (24.9 21.10.1944) для борьбы с подводными лодками у мыса Желания.
С-16
Лодка (командир - капитан 2 ранга В.К. Векке; с июня 1944 года капитан 3 ранга А.В. Лепешкин) прибыла в Архангельск 18 мая 1944 года и до перебазирования в Полярное  19 октября 1944 г. осуществляла ремонт и подготовку экипажа. 7 ноября она вышла для поиска противника в районе между Тана-фьордом и Нордкапом и, не обнаружив врага, 21-го числа вернулась в базу.
С-17
Субмарина (командир - капитан-лейтенант Н.В. Фирсов; с июня 1944 года -  капитан-лейтенант Е.Н. Трофимов; с февраля 1945 года - Герой Советского Союза капитан 3 ранга Я.К. Иосселиани) прибыла в Архангельск 21 мая 1944 года. Ее ремонт затянулся, и прибытие в главную базу СФ состоялось лишь 12 декабря. В боевые походы С-17 не выходила.
С-19
«Эска» (командир - капитан 3 ранга А.А. Косенко; с июня 1944 года - капитан 3 ранга Г.Ф. Макаренков) прибыла в Архангельск из Баку одновременно с С-16, и 18 октября перешла в Полярное. С 13 по 28 ноября лодка выходила в боевой поход в Лопское море. Обнаружить противника не удалось. Неоднократно субмарина подвергалась риску подрыва на минах заграждений, о которых не было известно нашей разведке; выручил гидролокатор «Дракон» - с его помощью С-19 целых 33 раза форсировала минные поля, даже ни разу не задев за минреп.
С-51
Лодка (командир - капитан 3 ранга И.Ф. Кучеренко) прибыла в Полярное еще в январе 1943 года, но из-за необходимости ремонта в свой первый боевой поход она вышла лишь 9 мая. 30 августа С-51 вышла для действий в районе Тана-фьорда. В ночь на 3 сентября Кучеренко атаковал небольшой конвой и потопил из его состава немецкий охотник Uj-1202 («Франц Данкворт»). Затем  лодка получила приказ возвращаться в базу, куда и прибыл 10 сентября. До февраля 1944 года С-51 простояла в ремонте. В очередном походе  10 октября 1944 г. был обнаружен небольшой караван, шедший на восток. Субмарина выпустила по нему четыре ЭТ-80, после чего донеслось три взрыва. Не увидев характерных следов торпед, немцы, очевидно, решили, что взорвались плавающие мины. Преследования лодки они не вели и атаку, произведенную «эской», в своих документах не зафиксировали. 13 октября С-51 вернулась в базу, доложив о потоплении миноносца и повреждении транспорта. Указом от 15 ноября 1944 года она была награждена орденом Красного Знамени.
С-54
Прибыв в Полярное 7 июня 1943 года  лодка (командир - капитан-лейтенант Д.К. Братишко) вышла в первый боевой поход. В свой последний - пятый - поход лодка отправилась 5 марта 1944 года. После этого на связь она ни разу не вышла и в базу не вернулась. Поскольку в районе Конгс-фьорда атак лодок с немецкой стороны не было, можно предположить, что С-54 подорвалась и погибла на вражеском минном заграждении NW-31, поставленном минзагом «Остмарк» в июле 1943 года. Можно предположить, что подрыв произошел 7 или 8 марта. Экипаж погибшей «эски» состоял из 50 человек.
С-55
С-55  (командир - капитан 3 ранга Л.М. Сушкин) в первый боевой поход вышла 28 марта 1943 года. В последний свой поход лодка вышла 4 декабря 1943 года и пропала без вести, вероятно, что «эска» стала жертвой бомбежки немецких охотников, зафиксировавших атаку советской субмарины на конвой в районе Гамвика 8 декабря. Весьма возможна и гибель на минных полях. На С-55 погибли 52 человека.
С-56
31 марта 1943 года лодка (командир - капитан-лейтенант Г.И. Щедрин) вышла в первый боевой поход. 19 апреля С-56 вернулась в Полярное. 14 мая «эска» вновь покинула базу, чтобы занять позицию у Тана-фьорда. Утром 17-го Щедрин обнаружил конвой, шедший в восточном направлении. На этот раз был дан четырехторпедный залп по створившимся судам каравана с небольшой дистанции. Это принесло реальные результаты - танкер «Ойрштадт» (1118 брт; перевозил нефтепродукты) после попадания загорелся и спустя несколько часов затонул. К сожалению, две другие торпеды взорвались до контакта с целью, а третья, попав в борт транспорта «Вартеланд» (3678 брт), наоборот, не взорвалась. Залп с С-56 стал единственной за всю войну торпедной атакой советской подводной лодки, когда реально были поражены два судна. Немцы преследовали нашу субмарину, сбросив на нее в течение шести часов 70 бомб, но «эска» благополучно ушла и 29 мая вернулась в базу.
Еще более успешным для С-56 оказался ее третий поход (11 - 21.7.1943). На этот раз лодка заняла позицию между мысами Нордкап и Омганг. В ночь на 17 июля Щедрину удалось перехватить возвращавшийся с минной постановки отряд немецких кораблей. Две из четырех выпущенных торпед разнесли в клочья тральщик М-346, но минный заградитель «Остмарк» сумел увернуться. Вечером 19-го «эска» обнаружила конвой, идущий на запад. Две атаки из кормовых и носовых аппаратов принесли очередную победу - на дно отправился сторожевик NKi-09 («Алане»). Так С-56 и ее командир вошли в число наиболее результативных на Северном флоте. До конца года «эска» стояла в ремонте и в боевых действиях не участвовала. Первым в 1944 году стал поход в рамках операции «нависающей завесы» РВ-1. Щедрин действовал умело и напористо. 18 января подлодка покинула базу и уже вечером 20-го вышла в атаку на конвой в районе мыса Слетнес. К сожалению, из-за помехи со стороны эскорта («эска» находилась в надводном положении) пришлось стрелять кормовыми аппаратами. Взрывов не последовало, новой атаке мешало близкое присутствие С-102 (она выпустила торпеды спустя 35 минут после С-56). 22 января другой караван был упущен из-за ухудшившейся погоды. На следующий день С-56 сама подверглась нападению немецких кораблей ПЛО, но ей удалось уйти. Зато 28 января Щедрин добился еще одного успеха, потопив двумя торпедами транспорт «Хайнрих Шульте» (5056 брт), следовавший в составе «западного» конвоя. 4 февраля «эска» вернулась в базу, и 31 марта ее наградили орденом Красного Знамени.
С 20 февраля по 7 марта С-56 принимала участие в операции РВ-2. Почти две недели ей не удавалось выйти на перехват конвоев из-за штормовой погоды, но 4 марта в районе Слетнеса цель все-таки была обнаружена. Опасаясь попасть под таранный удар кораблей охранения, Щедрин предпринял бесперископную атаку со слишком большой — 25-метровой — глубины. Ничего хорошего из этого не вышло: стопор одной из двух торпед зажало, и она осталась в аппарате. Другая взорвалась, не дойдя до цели, и этим лишь привлекла внимание противника. Эскорт сбросил на «эску» четыре бомбы, высланная в район зарядки группа охотников — еще 165, но лодка осталась невредимой. Вскоре ее отозвали в базу.
Шестой боевой поход (16 - 31.5.1944) стал единственным, в котором подлодка ни разу не атаковала - сказались плохая погода и неполадки с техникой: сначала вышел из строя зенитный перископ, затем стала барахлить аккумуляторная батарея. На ее ремонт ушел весь июнь, тогда же на «эске» установили гидролокатор «Дракон». 11 июля С-56 - вновь на коммуникациях противника. Спустя четыре дня ей удалось атаковать конвой, обнаруженный нашей авиаразведкой. Щедрин выпустил с дистанции 7 кбт четыре торпеды по транспорту и миноносцу, после чего услышал три взрыва. Через шесть минут подняли перископ: транспорта на поверхности не было видно, а миноносец, как тогда показалось, «тонул». Вопреки этим наблюдениям, данные германской стороны свидетельствуют, что следы двух торпед прошли за кормой транспорта, а третья выскочила на поверхность. Корабли охранения вяло контратаковали, сбросив наугад 19 глубинных бомб. 22 июля лодка вернулась в базу. Последний поход «эски» начался 16 сентября 1944 года. Вечером 24-го ей удалось обнаружить конвой. Щедрин выпустил четыре парогазовые торпеды с 19 кбт. Транспорт «Готия» успел уклониться от залпа. Немцы преследовали лодку, но безрезультатно. Другая атака с дальней дистанции, произведенная спустя два дня, также оказалась неудачной. Одна из четырех торпед взорвалась, не дойдя до тральщиков М-31 и М-251, после чего те обрушили на лодку три десятка глубинных бомб. С-56 увернулась и вечером того же дня легла на обратный курс. За боевые заслуги указом от 5 ноября 1944 года Щедрину было присвоено звание Героя Советского Союза, а С-56 23 февраля 1945 года стала гвардейской.
С-101
Субмарина (командир - капитан 3 ранга В.К.Векке) прибыла в Беломорск 8 сентября 1941 года. 7 октября, после восстановительного ремонта она направилась в Полярный. На рассвете вахтенный обнаружил впереди по курсу два неизвестных самолета (ими оказались наши МБР). Хотя они дали правильные опознавательные, на субмарине на всякий случай объявили срочное погружение. В этот момент ведущий МБР сбросил на С-101 четыре бомбы ПЛАБ-100. Правда, взорвалась лишь одна из них. Корпус корабля сильно подбросило, ряд механизмов сдвинулся с фундаментов. Лодка потеряла ход и упала на дно на глубину 45 м. Через 45 минут, после приведения механизмов в действие лодка-«бомбоуловитель» всплыла и ушла для ремонта в Архангельск. Ее докование закончилось 17 ноября, и 13 декабря она прибыла в главную базу СФ.
В свой второй боевой поход, ставший первым на новом театре, С-101 вышла 31 января 1942 года. Ни одного конвоя противника обнаружить не удалось. 6 февраля Векке предпринял атаку остова сидевшего на камнях норвежского транспорта «Мимона» (1147 брт), выброшенного штормом еще 11 января. 27 февраля «эска» вернулась в Полярное. В третьем походе (10 - 22.4.1942) лодка должна была защищать союзные караваны QP-10 и PQ-14, заняв позицию в 150 милях севернее Альта-фьорда. Из-за ошибки, допущенной при подготовке карты операторами штаба СФ, район патрулирования оказался прямо по курсу QP-10. За день 12 и утро 13 апреля с британских кораблей на лодку сбросили несколько десяток глубинных бомб - к счастью, без последствий. Обнаружить противника на позиции также не удалось, если не считать многочисленных «юнкерсов», от которых постоянно приходилось уклоняться погружением. Четвертый поход (17 - 27.5.1942) для С-101 чуть было не стал последним. Утром 25 мая лодка вышла в атаку на вражеский конвой в районе мыса Нордкин. Ее торпеды прошли рядом с госпитальным судном «Метеор». Конвой проследовал дальше, а командование противника выслало в район группу охотников. Обнаружив их, Векке решил атаковать. Немцы засекли лодку и устроили на нее 22-часовую охоту, в ходе которой UJ-1102, Uj-1105, Uj-1108 и Uj-1109 сбросили около двух сотен глубинных бомб и нанесли субмарине тяжелейшие повреждения: вышел из строя один перископ, нарушилась герметичность топливной цистерны № 2, разбилась часть банок с электролитом. До вечера «эска» отлеживалась на дне, но затем подвсплыла и попыталась оторваться в подводном положении. С 4 часов утра 26-го экипаж стал ощущать острую нехватку кислорода. Спустя два часа командир решил всплыть и принять бой в надводном положении, на всякий случай подготовив лодку к взрыву. К счастью, преследователи отстали, и субмарина смогла вернуться в базу. В начале июня С-101 получила дополнительные повреждения от вражеской авиации в Мурманске, что задержало ее ремонт до середины следующего месяца. С 21 июля по 6 августа она действовала на позиции у Варде. Теперь Векке был гораздо осторожнее, и субмарина встреч с противником не имела. В ноябре (2- 15.11.1942) в северной части Баренцева моря лодка обеспечивала переход одиночных транспортов с Новой Земли в Исландию. После возвращения С-101 поставили на капитальный ремонт. 2 декабря в должность командира лодки вступил капитан 3 ранга П.И. Егоров, а Векке перевели на строящуюся С-16.
20 марта 1943 года «эска» отправилась в свой седьмой поход и, прибыв на позицию между Нордкином и Маккёуром утром 22-го, сразу вышла в атаку. Несмотря на то, что субмарине удалось прорвать линию охранения и выстрелить с малой дистанции, пароход «Драу» успел уклониться от четырехторпедного залпа. Оставшиеся в носовых аппаратах торпеды были выпущены 29 марта при встрече с другим конвоем. На этот раз жертвой стал пароход «Аякс» (2297 брт), перевозивший солому. Судно затонуло, а немецкие охотники на протяжении восьми часов преследовали «эску», однако ни одна из сброшенных ими 60 глубинных бомб не нанесла лодке повреждений. 31 марта С-101 вернулась в базу. Еще одну атаку Егоров совершил 25 апреля в следующем походе (20.4 - 2.5.1943). К сожалению, торпеды прошли за кормой транспорта «Нойкурен», хотя две из них, оснащенные неконтактными взрывателями, взорвались, что дало основание считать залп успешным. Эскорт обрушил на лодку 46 глубинных бомб, также не достигших цели. В июньском походе (11 - 25.6.1943) «сто первая» выходила в атаку на конвои четыре раза: 13-го, 14-го, 19-го и 23-го. Выстрелив все торпеды  с дистанций от 8 до 12 кбт, Егоров ни разу не попал, но, по донесениям, потопил и повредил 4 транспорта и сторожевик. Противник контратаковал вяло, а одного нападения даже не заметил.
В июле Егорова назначили командиром 5-го дивизиона, но на С-101, находившейся теперь под началом капитан-лейтенанта Е.Н. Трофимова, он сходил еще в один боевой поход. 7 августа лодка вышла к мысу Желания. Через три недели ожидания шумопеленгатор обнаружил движущийся объект. При сближении выяснилось, что это - подводная лодка. Атакой руководил Егоров. В 20.50 он произвел трехторпедный залп, ставший гибельным для немецкой U-639 - это был самый значительный успех североморских «эсок». 2 сентября наша субмарина вернулась в Полярное.
Последний в 1943 году поход С-101 совершила с 18 по 29 октября. Лодка патрулировала на позиции близ Нордкапа и лишь единожды (26 октября) неудачно вышла в атаку на пару «тральщиков», которыми, вероятно, в действительности являлись норвежские мотоботы. По возвращению из похода «эска» стала на капитальный ремонт, продлившийся без малого год. За это время на ней успел поменяться командир. С августа 1944-го им стал капитан-лейтенант Н.Т. Зиновьев, бывший ранее старпомом на С-15. В свой единственный поход он вышел 26 октября, «под занавес» операции «Вест». Утром 28-го лодка заняла позицию у Нордкапа, но 30-го из-за волнения не смогла выйти в атаку на пару эсминцев 4-й германской флотилии. Когда утром следующего дня эсминцы появились вновь, Зиновьев дал по ним трехторпедный залп. Увы, две ЭТ-80 застряли в аппаратах, а третья прошла в стороне от кораблей. Спустя семь часов лодка попыталась торпедировать охотники Uj-1207 и Uj-1222. Поскольку неисправные ЭТ-80 вытолкнуть не успели, пришлось дать двухторпедный залп. Одна из торпед взорвалась при ударе о скалы, встревоженные охотники засекли «эску» и атаковали ее глубинными бомбами. От близких разрывов нарушилась герметичность топливной цистерны, вышли из строя вал лебедки перископа и гидролокатор «Дракон». Зиновьеву удалось устранить повреждения в море, но дальнейшее крейсерство оказалось безрезультатным, и 11 ноября лодка вернулась в Полярное. По итогам похода ей засчитали потопление тральщика и повреждение эсминца. 24 мая 1945 года С-101 была награждена орденом Красного Знамени.
С-102
Лодка (командир - капитан 3 ранга Л.И. Городничий) прибыла в Беломорск 12 сентября 1941 г. В третьем походе (3 - 20.1.1942) лодка заняла позицию в районе Варде. Днем 10 января она выпустила две торпеды по одиночному транспорту (очевидно, норвежскому траулеру), а спустя четверо суток атаковала немецкий конвой. На дно пошел транспорт «Тюркхайм» (1904 брт), однако контратака охотников Uj-1205, Uj-1403 и сторожевика V-5903 чуть было не оказалась для С-102 роковой. Уже вторая серия глубинных бомб накрыла «эску». Сначала ее выбросило на поверхность, а затем швырнуло на дно, на глубину 88 м. Бомбежка длилась шесть часов, немцы израсходовали 198 бомб. Вышло из строя все навигационное и электрооборудование; нарушилась герметичность топливных цистерн, исправность клапанов вентиляции кормовых балластных цистерн. Лодку спас отход к побережью полуострова Рыбачий, куда немцы сунуться не решились. Из-за тяжелых повреждений Городничий получил разрешение возвращаться в базу. Весь февраль ушел на ремонт. В четвертом походе (3 - 27.3.1942) С-102 вновь крейсировала у Варде, а в период с 8 по 14 марта прикрывала союзный караван PQ-12. Ее действиям сильно мешали штормовая погода и снежные заряды, а единственная возможность выйти в атаку 4 марта оказалась упущенной. Пятый поход продолжался с 18 мая по 1 июня. На этот раз район патрулирования лежал в западном шхерном участке немецкой коммуникации, у острова Рольвсё. Действовать там в период полярного дня оказалось крайне рискованно, и Городничий старался держаться подальше от берега. Следующий поход (24.9 - 17.10.1942) был совершен к северной оконечности Новой Земли - мысу Желания - для перехвата вражеских надводных и подводных рейдеров, действовавших в Карском море. Ни одной встречи с ними не произошло. С 5 по 16 ноября лодка находилась в северной части Баренцева моря, пытаясь обеспечить переход одиночных союзных транспортов с Новой Земли в Исландию. К крейсерству на вражеских коммуникациях С-102 вернулась лишь в восьмом боевом походе (15.12.1942-1.1.1943). За две недели, проведенные на позиции в районе мыса Нордкап, встречи с противником не произошло. Начавшийся после возвращения капитальный ремонт занял четыре месяца.
На позицию в районе Нордкапа лодка совершила три похода (31.5-16.6, 7 - 25.8 и 1 - 17.10.1943). 3 июня она задела за нижнюю часть антенны противолодочной мины, но последовавший взрыв нанес ей незначительные повреждения. 18 августа субмарина неудачно выпустила две торпеды по транспорту, шедшему в составе небольшого конвоя. Вечером 26 декабря С-102 была послана для перехвата германского линкора «Шарнхорст», но не успела она прибыть на позицию, как стало известно, что линейный корабль потоплен англичанами. Лодку отправили на позицию к Тана-фьорду. Добиться успеха и на этот раз не удалось - из-за течи в трюме приходилось часто отходить в море для откачки воды. 3 января С-102 вернулась в базу.
В 1944 году старейшая северная «эска» совершила всего три боевых похода. Первый, с 17 по 30 января, проходил в рамках операции РВ-1. Заняв позицию в районе мыса Нордкин, 20-го лодка вышла в атаку на «западный» конвой. Четырехторпедный залп произвели с дистанции 12 кбт из надводного положения. Городничий утверждал, что слышал один взрыв (ему было засчитано потопление 6000-тонного транспорта), однако немцы, осуществлявшие профилактическое бомбометание, даже не заметили нападения. С 3 по 20 марта С-102 вновь находилась в море, в районе Порсангер-фьорда. За это время командир неоднократно обнаруживал тральщики и сторожевики, но в атаки не выходил. По возвращении субмарина стала в ремонт, окончившийся только в начале октября. 10-го «эска» покинула базу. Она удостоилась сомнительной чести стать единственной подлодкой СФ, участвовавшей в операции «Вест» и ни разу не выпустившей торпеды. За это время через ее позицию прошло, по меньшей мере, семь вражеских конвоев, но лишь единожды, 24 октября Городничий обнаружил противника. Выход в атаку сорвали вражеские охотники, сумевшие засечь С-102 до залпа. В тот же день лодка получила приказ вернуться.
С-103
Лодка (командир - капитан-лейтенант Н.П. Нечаев) перешла в Полярное 20 сентября 1943 года и 19 октября отправилась в первый боевой поход. Патрулирование в районе острова Рольвсё продолжалось до 3 ноября. В ходе него штаб флота предпринял три попытки навести лодку на идущие из Варангер-фьорда конвои, но все они из-за отсутствия сведений об используемых противником маршрутах провалились. Второй (16 - 31.1.1944) и третий (12 - 28.4.1944) походы «эски» закончились безрезультатно, несмотря на стремление командира атаковать врага. В майской операции (16 - 31.5.1944) Нечаев, очевидно, раздосадованный тем, что и на этот раз не удалось выйти наперехват конвоев, 29 мая атаковал четырехторпедным залпом «тральщики» (охотники Uj-1209, Uj-1211 и Uj-1219). На лодке слышали три взрыва и сочли все корабли уничтоженными, даже несмотря на то, что стреляли залпом с временным интервалом с дистанции 18 кбт, находясь на кормовых курсовых углах. Охотники атаки не заметили и пошли дальше, а лодка вернулась в базу. После текущего ремонта «эска» совершила пятый боевой поход (16 - 29.8.1944) в район Конгс-фьорда. Утром 23-го она выстрелила двумя торпедами по одиночной десантной барже, но не попала, а спустя час атаковала шедший в западном направлении конвой. Из носовых аппаратов с дистанции 5 кбт были выпущены три ЭТ-80 (четвертая не вышла из-за неисправности), две из которых, по наблюдению Нечаева, поразили 3000-тонный танкер. Через минуту в перископ увидели кренящееся судно, а затем шум его винтов прекратился. По данным противника, атаке подвергся танкер «Гретхен» (255 брт), но все торпеды прошли мимо и взорвались при ударе о скалы. Днем 28-го лодка вышла наперехват другого конвоя. На этот раз пришлось стрелять парогазовыми торпедами из носовых аппаратов с дистанции 12 кбт. Нечаев слышал два взрыва, но в действительности торпеды прошли мимо, поскольку немецкие корабли шли со скоростью 14 узлов, а не 8 - 9, как рассчитывал командир С-103. Канонерская лодка К-3 пыталась преследовать субмарину, сбросив около 80 глубинных бомб, но бесполезно. Израсходовав торпеды в носовых аппаратах, «эска» вернулась в базу, заявив об уничтожении 4000-тонного транспорта и сторожевика. Необходимость нового ремонта не позволила ей выйти в море ни в сентябре, ни в октябре.
С-104
С 30 сентября 1943 году субмарина (командир- капитан-лейтенант М.И. Никифоров) находилась в Полярном и готовилась к боевому выходу. Но утром 12 октября она подверглась налету звена истребителей Fw-190. Близкий разрыв 500-кг бомбы повредил балластную цистерну лодки, сдвинул с мест ряд приборов и механизмов. Она отправилась в ремонт. Первый боевой поход (18.1 - 5.2.1944) закончился неудачно. Несмотря на сравнительно длительное пребывание в море субмарина ни разу не обнаружила противника. 24 февраля командир лодки был снят, но нового  капитана 3 ранга В.А. Тураева (ранее командовал М-200, а до этого - С-12 КБФ) назначили лишь в середине марта. В море «эска» вышла 13 апреля. До позиции дойти не удалось - выявилась неисправность гироскопа. Лодка вернулась в Полярное. 21-го апреля С-104 вновь направилась к вражескому побережью. Неудачи преследовали и дальше. 22 апреля «эска» чуть было не стала жертвой торпед, выпущенных немецкой субмариной, а попытки перехвата двух конвоев сорвались. 7 мая лодка вернулась в базу.
Успех был достигнут лишь в третьем походе (11 - 26.6.1944). Два первых конвоя атаковать не удалось, но 20 июня Тураев дал меткий четырехторпедный залп по судам каравана, шедшего на запад. Две торпеды поразили крупный охотник Uj-1209, мгновенно скрывшийся под водой, остальные взорвались в конце дистанции (Тураев считал, что им потоплены 8000-тонный транспорт и тральщик). Немцы контратаковали «эску» четырьмя десятками бомб и причинили ей некоторые повреждения. В июле лодка прошла текущий ремонт. С 15 августа по 13 сентября С-104 безрезультатно выходила на позицию к мысу Желания. Новая победа была одержана в ходе операции «Вест» (поход 8 - 24.10.1944). 12 октября Тураев атаковал крупный конвой, направлявшийся на запад. Залп осуществлялся после прорыва линии охранения с дистанции 7 кбт. От одной из четырех выпущенных торпед на дно пошел транспорт «Лумме» (1730 брт), перевозивший разобранные бараки. В ночь на 15-е, когда лодка патрулировала в надводном положении у Берлевога, был обнаружен еще один караван. Залп из кормовых аппаратов не достиг цели из-за неправильного пользования ночным прицелом. Развернувшись носом, «эска» повторила атаку. Не успел командир дать команду «товсь», как из аппарата вышла одна торпеда. Несмотря на то, что выстрел произошел случайно, транспорт водоизмещением 5000 т посчитали потопленным. В действительности противник не заметил атаки, и уж, тем более, не понес потерь. Других контактов с неприятелем за время похода не было. Указом от 24 мая 1945 года С-104 была награждена орденом Красного Знамени.
 1941 – 1944 г.  Черное море
Результативность наших подлодок на Черном море была ниже, чем на Балтике и, тем более, на Севере. На первом этапе войны это объяснялось ограниченным объемом судоходства противника, на втором усилением неприятельской ПЛО и слабостью ремонтной базы кавказских портов, куда вынуждены были уйти черноморские субмарины. К сожалению, свою роль сыграл и уровень боевой подготовки экипажей, в ряде случаев оказавшийся явно недостаточным.
С-31
Первые два выхода для субмарины (командир- капитан-лейтенант И.Ф. Фартушный)  несение дозорной службы в ста милях южнее Феодосии (15.7- 3.8.1941) и у мыса Шаблер (21.8- 7.9.1941) закончились безрезультатно. Противника удалось обнаружить лишь в третьем походе. Им оказался румынский миноносец «Налука», но атака сорвалась из-за позднего обнаружения и большой скорости цели. Крейсерство также прошло безрезультатно, хотя именно в этот период через позицию С-31 следовали главные силы румынского флота, обеспечивавшие минные постановки у побережья Болгарии. Дело в том, что субмарина большую часть времени держалась вдали от берега. По этой же причине она не встретила ни одной цели и в двух последующих походах к мысу Эмине (29.10- 12.11.1941 и 28.1 - 14.2.1942). К числу операций, имевших хоть какой-то результат, следует отнести обстрел в ночь на 27 октября объектов на побережье Каркинитского залива (выпущено 77 штук 100-мм снарядов).
В марте 1942 года лодка прошла текущий ремонт, после чего совершила еще один безрезультатный поход в район Ахтебол (между Сизополем и болгаро-турецкой границей). Вскоре Фартушный был переведен на минзаг Л-23, а «эской» стал командовать ст. лейтенант Н.П. Белоруков. Первым заданием для нового командира стали транспортные перевозки в осажденный Севастополь. Всего с 30 мая по 21 июня лодка совершила пять рейсов, доставив в город 204,5 т боеприпасов, 20,1 т продовольствия, 45 т бензина; в обратном направлении С-31 вывезла 59 человек. В конце июня - первой половине июля последовал очередной ремонт, а с 6 по 26 августа лодка выходила на позицию к Констанце (обнаружений не было). 12 сентября она впервые направилась к берегам Крыма. Здесь С-31 производила разведку, обеспечивала действия торпедных катеров, в ночь на 27 сентября обстреляла Ялту (выпустила 22 штук 100-мм снаряда и была вынуждена погрузиться под огнем береговой батареи). Днем 21-го «эска» неудачно выпустила две торпеды по одиночному судну у Ялты. Через несколько часов лодку обнаружил итальянский торпедный катер MAS-572 и сбросил 14 глубинных бомб. Ночью Белоруков перевел С-31 в район Судака и днем напал на конвой, состоявший из тральщика с баржей на буксире и трех катеров. Через минуту после залпа послышался взрыв, в связи с чем баржу посчитали уничтоженной. Немцы отрицают как свои потери в этот день, так и сам факт атаки, хотя на «эске» слышали, по меньшей мере, шесть взрывов глубинных бомб. 30 сентября лодка вернулась в Поти, причем незадолго до входа в порт чуть было не стала жертвой наших же гидросамолетов МБР. 25 ноября С-31 вышла на позицию к Тарханкуту, но спустя двое суток вернулась из-за неисправности материальной части. Поход в указанный район состоялся чуть позже (4 - 24.12.1942), но закончился безрезультатно.
В январе 1943 года лодка встала на капитальный ремонт. Он продолжался более шести месяцев. 21 июня «эска» вышла в поход на позицию у мыса Тарханкут. 28-го Белоруков выпустил две торпеды с дальней дистанции по быстроходной десантной барже (БДБ), но промахнулся. 15 августа субмарина вернулась в базу. Следующее крейсерство проходило с 29 сентября по 27 октября. Утром 17-го выдался шанс атаковать уже несколько таких же барж юго-западнее Евпатории. Хотя четырехторпедный залп был дан всего с 4 кбт, попадания достичь не удалось. Скорее всего, торпеды, установленные на углубление 1,5 м, прошли под баржей, имевшей меньшую осадку. В течение дня немецкий конвой дважды подвергался ударам наших торпедоносцев. БДБ F-418 получила попадания трех торпед и была брошена немцами возле Ак-Мечети. Этот факт дал некоторым историкам основание считать, что С-31 была причастна к гибели вражеского корабля. Поздно вечером 18-го Белоруков вновь предпринял атаку. На этот раз две торпеды были выпущены с расстояния всего 3 кбт по «крупному транспорту, шедшему в охранении эсминцев и моторных тральщиков». Несмотря на победный доклад, до сих пор не ясно, кого же атаковала С-31, так как ни немцами, ни румынами это нападение зафиксировано не было.
Реально открыть боевой счет удалось лишь в 19-м походе (28.11 - 28.12.1943). 9 декабря от торпеды, выпущенной с дистанции менее 500 м, на дно пошла БДБ F-580. 17 марта 1944 года лодка вновь направилась к Тарханкуту, но никаких результатов не добилась. После начала операции по освобождению Крыма С-31 перешла на юго-западные подходы к мысу Херсонес. 13 апреля четырехторпедным залпом с дистанции 4,5 кбт Белоруков пытался потопить румынский транспорт «Ардял», но попасть в него не удалось. Вечером 18-го «эске» представилась возможность добить поврежденный нашей авиацией пароход «Альба Юлия» (5708 брт), однако при выходе в атаку подлодка была обнаружена и контратакована. 21 апреля С-31 вернулась в Поти. Последний - 21-й поход субмарина совершила с 16 августа по 15 сентября на позицию у Бургаса. Противник опять-таки обнаружен не был, поскольку лодка держалась восточнее линии минных заграждений. Указом от 5 ноября 1944 года С-31 была награждена орденом Красного Знамени.
С-32
В своем первом боевом походе С-32 (командир - капитан-лейтенант С.К. Павленко) несла дозорную службу в районе мыса Сарыч (15.7 - 5.8.1941). Вскоре после возвращения она была направлена к мысу Эмине (25.8 - 8.9.1941), где с нее на вражескую территорию была высажена группа болгарских коммунистов. Днем 31 -го «эска» попыталась выйти в атаку на небольшой конвой, но ее обнаружил и атаковал гидросамолет. В ночь на 6 сентября она едва не столкнулась с эскортом танкеров «Тампико» и «Суперга». Обнаружив дым, Павленко объявил боевую тревогу, решив стрелять из надводного положения. Старшина, несший вахту в центральном посту, не понял команду и открыл кингстоны и вентиляцию цистерн главного балласта. Командир поздно заметил погружение лодки и приказал всплывать, когда вода уже подступила к рубочному люку. В последний момент Павленко успел спрыгнуть вниз и задраить люк, оставив на мостике четырех человек верхней вахты. Через полторы минуты С-32 вновь всплыла, но вахтенных на поверхности не оказалось.
В третьем походе (10-19.10.1941) Павленко наблюдал, как румынские корабли ставили мины у мыса Эмине (впоследствии на них погибла С-34), но не смог выйти в атаку из-за невыгодного курсового угла. Затем С-32 привлекалась к обстрелу крымского побережья, а после ремонта совершила один безрезультатный поход в район Ахтебол (7 - 25.3.1942). В апреле субмарина опять ремонтировалась, и с конца мая вошла в состав сил, выделенных для снабжения Севастополя. Начав свои транспортные рейсы одновременно с лодкой Белорукова, С-32 до 20 июня успела совершить на один поход больше. Секрет заключался в следующем: «зека» выходила из баз в темное время суток и благодаря высокой скорости хода успевала до рассвета отойти далеко от берега. Днем она также продолжала следовать в надводном положении, в связи с чем затрачивала на рейс от 17 до 22 часов - в среднем на треть меньше, чем другие субмарины. Всего С-32 доставила в осажденный город 320 т боеприпасов, 160 т продовольствия и бензина, а также вывезла 140 человек.
В свой последний поход лодка отправилась из Новороссийска 26 июня 1942 года. В Севастополь она не пришла. В большинстве наших исследований причиной гибели «эски» называют торпеды, выпущенные итальянской сверхмалой лодкой СВ-3. В то же время, по данным противника, успешную атаку нашей субмарины провели 26 июня бомбардировщики. Можно предположить, что лодка стал жертвой внезапного авианалета, а перевозимый «эской» груз (40 т боеприпасов и 30 т бензина) способствовал ее быстрой гибели. На С-32 было 55 человек.
С-33
Лодка (командир - капитан-лейтенант Б.А. Алексеев) вышла в первый боевой поход 6 июля на позицию в районе Мангалии. Главной ее задачей стала не борьба на коммуникациях, а наблюдение за портом Констанца, в котором, по данным нашей разведки, готовился вражеский десант. Поэтому не удивительно, что за весь поход лодка имела единственный контакт - в ночь на 10 июля с румынской субмариной «Дельфинул». Обнаружив друг друга, обе подлодки погрузились, но атаковать не пытались. 23 июля «эска» вернулась в Севастополь. Во втором походе (27.8 - 11.9.1941) С-33 занимала позицию у побережья Болгарии (район юго-восточнее Сизополя). 4 сентября она выходила в атаку на одиночное судно, но обе выпущенные торпеды прошли мимо. Третье крейсерство (11 - 23.10.1941) проходило у мыса Шаблер. Вечером 15 октября наша субмарина была обнаружена и атакована румынским эсминцем. Вскоре в поле зрения перископов «эски» появились еще три корабля — минный заградитель «Мурждеску», эсминцы «Р. Фердинанд» и «Марашешти», но выйти в атаку на них не удалось из-за невыгодного курсового угла. На следующее утро Алексеев обнаружил этот же отряд. Румыны ставили мины в течение нескольких часов, но командир на атаку не решился - отпугивали внезапные повороты кораблей охранения и отдаленные взрывы глубинных бомб (их сбрасывали немецкие гидросамолеты, которые несколько раз обнаруживали субмарину на перископной глубине).
С-33 занимала позицию у мыса Шаблер в четвертом (4- 18.11.1941) и пятом (8 - 27.12.1941) походах. Утром и днем 6 ноября С-33 дважды атаковала эсминцы «Р. Мария», «Р. Фердинанд» и «Марашешти», выходившие из Констанцы на поиски потопленного ( Щ-214) итальянского танкера «Торчелло». Оба двухторпедных залпа прошли мимо цели. По итогам года лодка числилась среди отстающих. Хотя она имела 12 контактов с кораблями и судами противника (абсолютный рекорд среди субмарин ЧФ в 1941 году), ни один из четырех выходов в атаку не завершился успехом. В середине января 1942 года субмарина перешла из Поти в Туапсе для ремонта. Он уже подходил к концу, когда 23 марта порт в очередной раз подвергся налету вражеских бомбардировщиков. «Юнкерсы» 51-й боевой эскадры избрали своей целью район стоянки лодок. Всего сюда упало 32 авиабомбы, причем одна из них, 250-кг - в 8 м от кормы С-33. Сильнейший гидравлический удар сорвал с фундаментов кормовые торпедные аппараты, сдвинул многие приборы и механизмы, в прочном корпусе появились многочисленные трещины. Аварийный ремонт «эски» продлился до августа.
14 октября С-33 вышла в очередной поход на позицию севернее Босфора. 24 октября она атаковала турецкий пароход «Туркан», но в условиях 6-балльного шторма торпеды изменили направление и прошли мимо цели. Второй поход в этот же район (19.11 - 9.12.1942) завершился двумя встречами с турецкими судами, нападать на них Алексеев не стал. Новый, 1943 год «эска» встретила на позиции у мыса Шаблер (поход 27.12.1942-16.1.1943). С небольшими перерывами субмарина продолжала действовать на протяжении всего 1943 года. С 9 по 28 февраля она находилась у Феодосии. 12-го Алексееву чуть было не удалось торпедировать итальянскую подлодку. С 11 по 30 апреля «эска» приняла участие в первой комбинированной операции, где действия субмарин должны были обеспечиваться разведывательными самолетами (правда, ни одной рекомендацией штаба воспользоваться не удалось). Зато в ночь на 20 апреля сигнальщики С-33 заметили вражеский конвой. Единственным судном в нем был румынский транспорт «Сучава» (6876 брт), перевозивший из Севастополя в Констанцу пустые бочки из-под горючего, в охранении шли эсминец «Р. Мария» и три моторных тральщика. Заняв выгодную позицию в надводном положении, командир выпустил с дистанции 12 кбт три торпеды. Две из них поразили пароход, мгновенно отправив его на дно. Тральщики пытались преследовать погрузившуюся лодку, но, сбросив 18 глубинных бомб, нанесли ей лишь незначительные повреждения.
Следующий, 11-й боевой поход (29.6 - 20.7.1943) был совершен в мелководный район северо-западнее Тарханкута. Здесь лодка находилась до 10 июля, обнаружив за все это время лишь один конвой из парусных шаланд, на которые решили не тратить торпеды. Далее она перешла к Босфору, но и там противник встречен не был. Аналогично протекал и следующий выход (9.9 — 9.10.1943). Сначала лодка находилась у Босфора, затем на сутки (21.9) перешла к Констанце, а далее направилась к Тарханкуту. На переходе рано утром 22-го она обнаружила встречный вражеский конвой (танкер «Продромос», минзаг «Мурджеску», три тральщика), выпустила по нему три торпеды, но промахнулась (хотя командир доложил о потоплении транспорта). 7 декабря С-33 вышла в район Тарханкут - Евпатория. 14-го Алексееву не удалось совершить нападение на крупный конвой - его лодку засекли морские охотники еще до выхода в точку залпа. Через неделю лодка опять встретила пару охотников типа «КТ» (Перестроенные из корпусов военных транспортов типа «КТ» (тоннаж 830 брт) охотники первоначально принимались нашими подводниками за транспорты, а затем, когда выяснилось их назначение, за «суда-ловушки»), но вновь была обнаружена и подверглась длительному преследованию, в ходе которого противник сбросил 117 глубинных бомб. 27-го «эска» сумела подкрасться к «транспортам» на дистанцию 1,5 кбт и выпустить 4 торпеды. Одна из них поразила Uj-101, но, поскольку ударник не успел прийти в боевое положение, не взорвалась. Две другие не попали в корабли, но взорвались рядом с ними. Охотник серьезно пострадал, а уцелевший Uj-106 подверг лодку длительному преследованию и сумел нанести ей небольшие повреждения. Их удалось устранить на позиции, и днем 6 января 1944 года Алексеев еще раз неудачно атаковал небольшой конвой. 9-го лодка вернулась в Поти.
Последовавший ремонт удалось завершить лишь к началу мая. 9-го лодка вышла для участия в операции по освобождению Крыма. Поскольку ее позиция (юго-западнее мыса Херсонес) находилась в стороне от конвойных маршрутов противника, единственной удачей стало потопление артиллерийским огнем брошенной сдрейфовавшей БДБ (очевидно, F-130) утром 12 мая. С учетом последнего результата по итогам боевой деятельности лодка была удостоена гвардейского звания, Алексееву присвоили звание Героя Советского Союза и повысили в должности до командира 1-го дивизиона. Последний поход к берегам Болгарии (16.8 - 15.9.1944) С-33 совершила под командованием капитан-лейтенанта В.И. Матвеева, ранее командовавшего отличившейся в крымской операции субмариной А-5.
С-34
С 15 июля по 5 августа 1941 года лодка (капитан 3 ранга Я.М. Хмельницкий) выходила на дозорную позицию на полпути между Евпаторией и Констанцей. Следующий поход был (6 - 19.9.1941) к мысу Шаблер. 7-го лодке представился шанс выйти в атаку на румынские корабли — через ее позицию проходили эсминцы «Р. Фердинанд», «Марашти» и отряд траления (канлодки «Гикулеску», «Думитреску» и буксир «Бессарабия» в охранении трех миноносцев). За три часа маневрирования Хмельницкий упустил эсминцы, но в 14.41 выпустил одиночную торпеду по «Думитреску». Торпеда прошла мимо, а миноносцы «Налука» и «Сборул» сбросили глубинные бомбы - к счастью для С-34, с некоторых из них румыны впопыхах забыли снять предохранители. Других встреч с противником ни в этом, ни в следующем (17 - 28.10.1941 она занимала позицию у мыса Эмине, которую незадолго до ее прихода заминировали румыны) походах лодка не имела. Очередное крейсерство стало для «эски» последним. 8 ноября она вышла из Поти, а уже 14-го на берегу в районе Сизополя были обнаружены тела двух членов экипажа С-34. Очевидно, лодка подорвалась на мине, а моряки утонули, пытаясь доплыть до берега после выхода из затонувшей на мелководье субмарины. На борту лодки погиб 51 человек.
==
Подводные лодки тип «К» (серия XIV) – «Катюша»
В начале 1920-х годов штабом Красного флота было сформулировано задание на проектирование эскадренной подводной лодки. Новая ПЛ должна была иметь мощное артиллерийское вооружение и нести службу вдали от баз как автономно так и взаимодействуя с эскадрой. Последнее считалось важной составляющей успеха боевых действий, а эскадренным подводным лодкам при этом предстояло наносить удар первыми. В технических требованиях помимо прочего значилось: надводная скорость минимум 22 узла; четыре кормовых и шесть носовых торпедных аппарата с двойным запасом торпед; артиллерийское вооружение калибра 100 мм.; дальность плавания около 15000 миль. Такие подводные крейсеры в первую очередь предназначались для Тихоокеанского и Северного флотов.
В 1926 году приступили к реализации проекта подводного крейсера. Первой стала подлодка типа «Д» - «Декабрист». Однако данный проект принят не был в связи малой надводной скоростью хода - 15 узлов. Следующим проектом подводных крейсеров в данной классе стали ПЛ типа «П» серии IV – «Правда». Надводную скорость удалось довести до 20 узлов, но увеличилось время погружения, и ухудшилась подводная маневренность. Проекты дальнейшего развития не имели.
Концепция крейсерской лодки была окончательно сформирована в 1930—1932 гг. По оперативно-тактическому заданию, представленному в 1934 г. новая подводная лодка должна была:
- атаковать силы десанта и боевые корабли противника при действиях в одиночку, группой или совместно с надводными кораблями;
- действовать в отдаленных районах на коммуникациях;
- нести позиционную и разведывательную службу;
- проводить диверсионные операции;
- быть способной атаковать торпедным оружием и выставлять минные заграждения.

Для выполнения данных операций предусматривалось сильное артиллерийское вооружение (2 пушки калибра 102 мм), 8 торпедных аппаратов, дальность плавания 12000 миль и автономность 45 суток при надводной скорости до 12 узлов.
В 1935 году Рудницкий М.А., начальник отдела подводного кораблестроения НИВК, предложил свой вариант данной подводной лодки «КР» («Крейсер Рудницкого»). В своих разработках Рудницкий опираясь на опыт создания ПЛ «Правда» с учетом перспективы разработки новых мощных и легких дизельных двигателей завода «Русский дизель». 15 апреля 1935 года предложенный проект был одобрен СТО и его включили в программу 1936 года.
25 января 1936 года утвердили эскизный проект «крейсерской эскадренной подводной лодки» «КЭ-9» серии XIV (в дальнейшем подводная лодка получила обозначение «К» - крейсерская, и прозвище «Катюша»). Главным конструктором подводных лодок данного типа назначили Рудницкого М.А. Технический проект под его руководством был разработан в ЦКБС-2 (позднее ЦКБ-18). В разработке проекта принимали участие инженеры-конструкторы Быков Н.М., Горячев П.Г., Новожилов В.В., Сегаль В.Ф. и др. Чтобы выбрать наиболее рациональные форму и размеры корпуса, в опытном бассейне испытали более 20 моделей подводного крейсера.
Первоначальным ТТЗ предусматривалось наличие на крейсерской подводной лодке самолета. Считалось, что это усилит самооборону подлодки и расширит район наблюдения за судами противника. Такой самолет 1934 году построил Четвериков И.В. под шифром СПЛ (специальный лодочный). СПЛ – свободонесущий моноплан со 100-сильным мотором. Консольные части стабилизатора и крылья с поплавками – складные. В сложенном состоянии самолет вписывался в ангар-цилиндр длиной 7450 мм и диаметром 2500 мм. Однако в дальнейшем от использования самолета отказались.
27 декабря 1936 года на ленинградских заводах – Адмиралтейском, Балтийском, «Судомех» – были заложены первые 3 подводные лодки типа «К». М.А. Рудницкий был назначен и главным строителем на заводе №194 Адмиралтейском.
Первоначально в соответствии с утвержденной 26 июня 1936 года СНК СССР 10-летней кораблестроительной программой, предполагалось построить 62 «катюши»: 6 для Балтийского Флота, 4 для Черноморского, 17 для Северной военной флотилии и 35 для Тихоокеанского. Однако в реальности заложили 12 субмарин - 6 для ТОФ и по 3 для КБФ и СФ.
На ранней стадии строительства возникли значительные проблемы. При составлении весовой нагрузки выяснилось, что центр тяжести дизельных двигателей (каждый 130 т) в действительности размещается на метр выше. Метацентрическая высота становилась значительно меньше спецификационной. По ряду разделов выявили строительную перегрузку. Все это результат спешки, при которой закладка подводных лодок фактически совпала с утверждением тех. проекта.
Чтобы спасти уже частично построенных корабли уменьшили толщину обшивки надстройки и ограждения рубки, сняли щиты пушек и облегчили ряд конструкций в верхней части лодки. Чтобы компенсировать перегрузки пришлось уменьшить толщину легкого корпуса. Метацентрическая высота осталась на уровне 300 мм, но сильные и продолжительные крены сохранялись.
В 1937 году опасались, что проект может оказаться менее удачным, чем тип «П». В связи с этим дальнейшие закладки приостановили до завершения испытаний головных судов.
Первоначально Адмиралтейский завод должен был сдать три первые единицы в конец 1938 года, пять следующих – в 1939 году и оставшихся – до конца 1940 года. Однако сроки в связи с затягиванием изготовления «начинки» для подлодок, в первую очередь силовой установки, были сорваны.
При изготовлении прочного корпуса подводных крейсеров использовали традиционный метод клепки, хотя руководство заводов, имея подготовленные кадры сварщиков и опыт сварочных работ, предлагало выполнить их цельносварными. Это предложение в УВМС не утвердили, мотивируя сложностью переработки чертежей и возможностью срыва сроков сдачи. Однако подлодках типа «К» сварными был выполнен легкий корпус, надстройка и фундаменты под вспомогательные и главные механизмы. Сочетание сварной и клепаной конструкций потребовало от тех. бюро заводов тщательно проработать узлы и детали.
Во время испытаний головных кораблей удалось развить заданную скорость хода. Вскрылись и ошибки, допущенные на стадии проектирования, однако их последствия выглядели не столь значительными. Сюрпризом не стали посредственные мореходные качества подлодок. Острые обводы носовой части подводных крейсеров прорезали волну, что не позволяло подлодке типа «К» реализовать свою надводную скорость при волнении выше 3-4 баллов. Кроме того через открытый рубочный люк в центральный пост попадали обильные порции воды. Несмотря на выявленные недостатки, комиссия посчитала, что указанные недостатки будут устранены при помощи новой «широкой» конструкции носовой части, которой в 1940 году оснастили «К-3» вышедшую на испытания.
В связи с отсутствием мин провести испытания минного устройства смогли лишь в декабре 1940 – январе 1941 года. При этом использовались мины, собранными во флотских мастерских поштучно. Устройство, несмотря на замечания, приняли на вооружение, но с оговоркой, что в июне-сентябре 1941 года будут проведены контрольные испытания с использованием серийно изготовленных мин. Данные планы были сорваны, чем частично объясняются многочисленные выявленные в годы войны проблемы с устройством.
Считая, что все «детские болезни» со временем удастся устранить, приемная комиссия оценила «катюши» в целом очень высоко.
К началу войны заводами №189 и №194 были сданы подводные лодки «К-1», «К-2», «К-3», «К-21», «К-22» и «К-23», вошедшие в состав Северного флота. В 1942-1943 годах на Балтике в строй вступили подлодки «К-51», «К-52», «К-53», «К-56», принявшие в конце 1944 – начале 1945 годов участие в боевых действиях на данном театре. 25 декабря 1944 года в строй вступила «К-55», однако в боях она участия не приняла. Недостроенная «К-54» после окончания войны была разобрана на металл. Стоимость постройки головного корабля равнялась 23 млн., в серии ее снизили до 18 млн. рублей.
Конструкция подводной лодки – двухкорпусная. Прочный корпус имел цилиндроконическую форму диаметром 5,7 м. Сборка осуществлялась при помощи клепки. Использовались стальные конструкции толщиной 18 – 22 мм. Прочная рубка подводной лодки размещалась над отсеком №3 и представляла собой горизонтальный цилиндр (диаметр 2,3 м) со сферическими концевыми переборками. В ней был размещен главный командный пункт. Также она могла использоваться в качестве шлюзовой камеры. Переборки между отсеками 1-2, 2-3, 5-6 сферические. Переборка между отсеками 3-4 плоская. Все эти переборки были рассчитаны на давление 10 кгс/см2. Переборки между отсеками 4-5, 6-7 плоские, но рассчитаны на давление 2 кгс/см2. Концевые переборки — литые, сферические. При изготовлении легкого корпуса лодки использовались 6-мм стальные листы соединенные сваркой.
Корпус подводных лодок типа «К» разделялся на семь отсеков в которых находились:
1. Носовой торпедный отсек, служащий для размещения 6 торпедных аппаратов, 10 запасных торпед на стеллажах, жилое помещение матросов;
2. Аккумуляторный, жилые помещения офицерского состава, кают-компания;
3. Центральный пост;
4. Аккумуляторный, кают-компания старшин, кубрик;
5. Главных дизельных моторов;
6. Вспомогательный дизель, главные электромоторы, жилое помещение матросов;
7. Кормовой торпедный отсек (2 торпедных аппарата размещенных горизонтально), жилое помещение матросов.
Отсеки №№ 1, 3, 6 и 7, представляли собой отсеки-убежища, которые были оборудованы постами аварийного продувания главного балласта.

На субмарине имелось 14 балластных цистерн. №№ 3, 4, 7, 8 и 9 служили для хранения топлива. Общий максимальный запас топлива составлял 243 т. Цистерна №14 размещалась внутри прочного корпуса под центральным постом и являлась минно-балластной (на подлодках «К-51»-«К-56» данную цистерну переоборудовали в топливную). Управление кингстонами и клапанами вентиляции осуществлялось при помощи пневматических приводов дистанционно. Цистерны №№ 2, 12, 13 оборудовались шпигатами вместо кингстонов. Крышки люков открывались электроприводами.
Подлодки типа «К» оснащались двумя главными дизельными двигателями надводного хода типа 9ДКР (мощность каждого 4200 л. с. при 400 об/мин, разработаны ленинградским заводом «Русский дизель»), вспомогательным дизель-генератором (дизель 38К8 и генератор ПГ84/42) и двумя электродвигателями типа ПГ11 (мощность каждого 1200 л. с. при 235 об/мин). Аккумуляторные батареи типа «С» были разделены на 4 группы (соединение между собой параллельное) по 60 элементов, размещавшихся в трюмах отсеков №№ 2 и 4.
Носовые горизонтальные рули – складывающиеся. Горизонтальные рули в сложенном состоянии размещались вдоль борта надстройки. Отливные средства состояли из одного центробежного насоса М-125 и трех трюмных поршневых насоса ТП-18 (один - дифферентовочный). Для пополнения запасов сжатого воздуха служили два компрессора высокого давления (производительность каждого 15 л/мин). Имелся стабилизатор глубины без хода. Для провизионных цистерн впервые в отечественном подводном судостроении применили рефрижераторную фреоновую установку. Для пополнения питьевой воды имелось два элетроопреснителя (производительность каждого 40 л/ч).
Как уже говорилось ранее, скорость подводных лодок типа «К» во многом зависела от состояния моря. По данным ГМШ, 20 узлов достигалось при волнении менее 3 баллов, при 4 баллах она составляла уже 18 узлов, при 5 – 11 уз., при 6 – 9 уз., при 7 баллах – 6 уз. При волнении более 8 баллов движение против волны под главными дизелями становилось невозможным, и необходимо было переключаться на вспомогательный дизель, обеспечивающий скорость не более 4 уз. Кроме того наблюдались значительные крены – до 35 градусов при волнении 7 баллов и до 55 в условиях шторма.
Подводные крейсеры «К» оснащались двумя перископами большой светосилы, также приспособленные для ведения фотосъемки. Оптическая длина составляла 8,5 м, ход – 4 м. Радиостанции подлодки были способны обеспечить устойчивую радиосвязь даже на дальних дистанциях. Основным средством получения от базы информации служил длинноволновый приемник «Дозор», передатчиком – коротковолновый «Скат». Передатчик «Окунь» фактически являлся резервным.
Экипаж подводной лодки тип «К» состоял из 10 офицеров, 20 старшин и 37 рядовых. На подводных крейсерах серии XIV были обеспечены лучшие условия обитаемости: для офицеров были оборудованы каюты, каждый старшина и рядовой имели отдельную койку. Старшины получили свою кают-компанию. Впервые на советских подлодках появились душевые и электрокамбуз.
Крейсерско-эскадренные лодки серии XIV имели мощное торпедное, артиллерийское и минное вооружение.   Главным оружием подводной лодки «Катюша», как и других подлодок, были торпеды. Всего на субмарине имелось шесть торпедных аппаратов в носовой части располагавшихся по три в два ряда и два в кормовой. Еще два кормовых торпедных аппарата располагались в надстройке, хотя большинство механизмов управления находилась внутри. Все стальные трубчатые, пневматические торпедные аппараты имели калибр 533,4 мм и обеспечивали запуск торпед с глубины менее 15 м. Лодки оснащались электрическими «автоматическими коробками торпедной стрельбы», позволявшими осуществлять пуск из боевой рубки с интервалом 2 секунд, однако из-за ненадежности их практически не использовали. В 1944 году создали счетно-решающий прибор ТАС-Л, позволявший определять курс и скорость цели для расчета параметров стрельбы. Однако значительные габариты не позволяли устанавливать прибор в лодке без снятия прочной рубки. В связи с этим ТАС-Л был установлен в конце 1944 года лишь на К-21.
Штатный боекомплект лодки - 24 торпеды. В первом отсеке на стеллажах хранились 10 запасных торпед, под нижними торпедными аппаратами 4 могли в пеналах, однако на практике их никогда не загружали, таким образом, боекомплект составлял 20 торпед. Кроме того, в холодное время года вода в торпедных аппаратах в надстройке замерзала, поэтому в Северном и Балтийском флотах зимой эти аппараты не заряжались. Время перезарядки носовых аппаратов – 50 минут, время приемки торпед – 5 часов. В годы ВОВ на подлодках типа «К» применялись торпеды 53-38, 53-38У и 53-39.
Артиллерийское вооружение подводных лодок «Катюша»: два орудия Б-24ПЛ калибра 100 мм образца 1938 года и два полуавтоматических орудия 21-К калибра 45 мм образца 1933 года. Боезапас каждого 100-мм орудия составлял 200 патронов (по некоторым данным данные орудия являлись модернизированными и их боезапас составлял по 400 выстрелов). Боезапас 45-мм орудий — по 600 выстрелов, углом возвышения до 85 градусов. Часть патронов хранилась в ограждении рубки в специальных герметичных кранцах. 100-мм орудия устанавливались на поворотных площадках, имевших фальшборт с трех сторон. Чтобы увеличить углы обстрела кормовой 21-К в бортах выполнили откидные панели, которые в ходе войны заменили постоянными вырезами с фальшбортами. Зенитное вооружение усиливалось двумя выносными пулеметами «Максим» калибра 7,62 мм.
В отличие от минного заградителя «Ленинец» на подлодках серии XIV постановщик и мины «ЭП-36» были расположены в специальной минно-балластной цистерне, а не в кормовых трубах. Устройство минно-балластной цистерны позволяло проникать в нее изнутри прочного корпуса через люк. Само минное устройство прошло испытания на подлодке «Форель». При постановке мины перемещались электролебедкой по рельсам и сбрасыванием под корпус через два люка, выполненных в легкой обшивке цистерны. Рукоятку рычага вывели на пост управления сбрасывания мин.
Подводная лодка «К-3» стала единственной из всей серии которую оснастили пневматическими сетепрорезателями «Краб-3». Всего было установлено восемь устройств: 4 в форштевне, 2 в диаметральной плоскости на верхней палубе и 2 на горизонтальных рулях. Работа сетепрорезателей не вызывала нареканий, однако в боевых условиях применения не нашли.
Поскольку еще на ранних стадиях проектирования были выявлены некоторые недостатки «Катюш» предпринималось несколько попыток развить и модернизировать проект. Первая попытка развития подводных лодок типа «К» была предпринята в 1937 году. Под руководством Б. А. Малинина в ЦКБ-18 начались работы над серией XIV-бис — проектом 41а или тип «КЭ». От базового проекта он отличался установкой создававшихся в то время дизельных двигателей мощностью 6000 л.с. каждый и возврат к размещению ангара с гидросамолетом СПЛ. В качестве одной из причин официального отказа назывались недопустимость снижения подводной скорости и увеличения водоизмещения.
В январе 1940 г. по распоряжению Кузнецова Н.Г., нового наркома ВМФ СССР, вернулись к разработке улучшенного проекта получившего обозначение «КУ» или «Крейсерская улучшенная». Работы поручили ЦКБ-18 под руководством Дерибина З.А. Основные изменения «КУ»: введение цельносварного корпуса и установка двигателей 10ДКР (мощность каждого 6000 л.с.). При этом, подводное водоизмещение должно было вырасти на 80 тонн, а надводное на 50—60 тонн. Надводная скорость должна была увеличиться до 24 узлов, а автономность до 60 суток. Эскизный проект «КУ» планировалось завершить в 1941 , а тех. проект — в 1942 году. Закладка первых двух лодок по новому проекту также планировалась на 1942 год. Однако данные планы оказались сорваны начавшейся ВОВ и дальнейшего развития подводные лодки тип «К» не получили.
Ни одна из подлодок «Катюша» не принимала участие в советско-финской войне, даже несмотря на то, что К-1 и К-2 были введены в ходе нее. Подводные лодки тип «К» серия XIV проходили службу на Северном и Балтийском флотах.
Северный флот
За годы войны «Катюшами» Северного флота было выставлено 399 мин, и выполнили 26 торпедных атак, во время которых было запущено 89 торпед.
К-1
Заложена 27 декабря 1936 года. Спуск на воду 28 апреля 1938 года. Строительство завершено 16 декабря 1939 года. Совершила переход в Северный флот из Ленинграда в июне — августе 1940 года. На минах поставленных субмариной подорвались транспорты «Ингвар Нильсен», «Конг Нирг», «Роберт Борнхофен», «Курцзее» суммарным тоннажем 12000 брт, сторожевые корабли «Убир» и «Черускер», получил повреждения танкер "Конгсдаль" (9959 брт). В сентябре 1943 года пропала без вести.
К-2
Заложена 27 декабря 1936 года. Спуск на воду 28 апреля 1938 года. Строительство завершено 16 декабря 1939 года. Совершила переход в Северный флот из Ленинграда в июне — августе 1940 года. 10 сентября 1941 г. у острова Вардё произвела постановку мин на которых подорвался транспорт «Акка» (2646 брт). Во время своего одного их боевых походов уничтожила транспорт артиллерийским огнем и по возвращению отсалютовала артиллерийским залпом, что стало традицией на Северном флоте. В сентябре 1942 пропала без вести.
К-3
Заложена 27 декабря 1936 года. Спуск на воду 31 июля 1938 года. Строительство завершено 27 ноября 1940 года. 3 декабря 1941 г. в проливе Бустансунд К-3 атаковала транспорт «Альткирх» (4713 брт) и три корабля ПЛО. В результате торпедной атаки был поврежден транспорт. Однако противник обнаружил субмарину и начал ожесточенное бомбометание. Погружаясь подлодка ударилась о подводную скалу. Разрывы глубинных бомб повредили междубортные цистерны. Поднимавшееся на поверхность топливо демаскировало субмарину, поэтому командир дивизиона капитан 2 ранга Гаджиев М.И. решил всплывать и навязать артиллерийский бой. В результате корабль ПЛО «Фёрер» («UJ-1708»), «Мекленбург» («UJ-1403») получил серьезные повреждения. «UJ-1416» вышел из боя и скрылся. В марте 1943 года пропала без вести.
К-21
Заложена 10 декабря 1937 года. Спуск на воду 16 августа 1939 года. Строительство завершено 30 ноября 1940 года. 5 июля 1942 года подлодка К-21 атаковала немецкую эскадру. В результате атаки кормовыми торпедами линкор «Тирпиц» получил повреждения (по немецким данным повреждений не было), а один эсминец сопровождения потоплен. В октябре 1942 г. подводный крейсер К-21 наградили орденом Красного Знамени. От подрыва на минах, поставленных подводной лодкой противник потерял транспорт «Бессхайм» (1174 брт) и корабль ПЛО «UJ-1110». Транспорт «Ригель» (3828 брт) получил повреждения. Весной 1944 года стала на капремонт, завершившийся после войны. 11 сентября 1954 года снята с вооружения. В 1983 году была отремонтирована и установлена в Североморске в качестве мемориала.
К-22
Заложена 5 января 1938 года. Спуск на воду 4 ноября 1938 года. Строительство завершено 15 июля 1940 года. Осенью 1941 года К-22 вышла в боевой поход, в котором потопила бот, транспорт и нефтеналивную баржу. В том же походе были уничтожены еще один сторожевой корабль и два транспорта. В декабре 1941 года ставила в надводном положении в проливе Рольвсесунд минные банки (здесь погиб транспорт «Штейнбек» 2185 брт). Затем было уничтожено артиллерией судно «Вейдинген» (200 брт). 19 января 1942 г. Торпедным залпом был поврежден транспорт "Мимона" (1147 брт). Сторожевой корабль был уничтожен при помощи артиллерии. Находясь под обстрелом противника подлодка К-22 смогла уничтожить пароход "Вааланд" (106 брт), после чего ушла в открытое море. Подводная лодка К-22 стала гвардейской. В феврале 1943 года пропала без вести.
К-23
Заложена 5 февраля 1938 года. Спуск на воду 28 апреля 1939 года. Строительство завершено 25 сентября 1940 года. На минах субмарины погибли транспорты «Асунцион» (4626 брт), «Бирк» (3664 брт), «Флотбек» (1930 брт) и судно-ловушка «Альтенланд». 12 мая 1942 года потоплена глубинными бомбами.
Балтийский флот
За годы войны балтийские подлодки тип «К» выполнили 36 торпедных атак, во время которых выпустили 94 торпеды.
К-51
Заложена 28 февраля 1938 года. Спуск на воду 30 июля 1939 года. Строительство завершено 17 ноября 1943 года. Первый боевой поход в район Кольберга состоялся 23 ноября 1944 г. 28 января 1945 г у маяка Рюгенвальде был потоплен датский угольщик «Виборг» (2028 брт). 29 декабря 1955 года снята с вооружения.
К-52
Заложена 28 февраля 1938 года. Спуск на воду 5 июля 1939 года. Строительство завершено 11 октября 1942 года. Была награждена орденом Красного Знамени. 29 декабря 1955 года снята с вооружения.
К-53
Заложена 30 мая 1938 года. Спуск на воду 1 сентября 1939 года. Строительство завершено 31 июля 1943 года. 11 сентября 1954 года снята с вооружения.
К-54
Заложена 30 апреля 1937 года. Спуск на воду 3 марта 1941 года. Не достроена, пущена на слом.
К-55
Заложена 29 апреля 1937 года. Спуск на воду 7 февраля 1941 года. Строительство завершено 25 декабря 1944 года. 11 сентября 1954 года снята с вооружения.
К-56
Заложена 17 октября 1937 года. Спуск на воду 29 декабря 1940 года. Строительство завершено 29 октября 1942 года. 10 октября 1957 года затонула при ядерных испытаниях.
Итоги боевой службы лодок типа «К»
В общей сложности на счету подводных лодок типа «К» XIV серии насчитывалось 37 потопленных судов (общее водоизмещение 82597 брт) и 20 вспомогательных и боевых кораблей, повреждены были 4 боевых корабля и 8 судов (35126 брт) противника.
Подлодки данного типа уничтожили:
- торпедами 4 вспомогательных судна, 5 боевых кораблей и 16 транспортов (43195 брт);
- на минах погибли 5 боевых кораблей и 12 судов (33997 брт);
- потоплены артиллерией 3 вспомогательных судна, 3 боевых корабля и 9 транспортов (5405 брт).

После войны в составе советского ВМФ остались 6 подлодок типа «К», которые в 1948 году собрали в составе Северного флота. В 1949 году их переклассифицировали в большие подлодки и К-21, -51, -52, -53, -55 и -56 получили индексы Б-4 — Б-9, соответственно. Значительная модернизация этих субмарин не проводилась, поскольку к тому времени на вооружение начали поступать большие подлодки проекта 611, которые имели более высокие характеристики. В 1954—1956 годах подлодки типа «К» сняли с вооружения. Б-9 (К-56) перевели в разряд опытовых. Остальные пять переоборудовали в плавучие зарядные станции, а в 1956—1958 годах — в учебно-тренировочные.
Технические характеристики ПЛ типа «К»:
Водоизмещение:
надводное – 1710 тонн;
подводное – 2200 тонн;
Длина – 97 м;
Ширина – 7,8 м;
Осадка – 4,04 м;
Запас плавучести – 41,4%;
Скорость хода
подводная – 10 узлов;
надводная – 22 узла;
Силовая установка:
2 дизеля 9ДКР51/55 мощностью 1200 л. с. каждый;
дизель-генератор 38К8 номинальной мощностью – 800 л.с.;
2 электродвигателя ПГ11 мощностью 1200 л.с. каждый;
аккумуляторная батарея тип «С», 240 элементов, 4 группы;
Дальность надводного плавания – 15000 миль;
Максимальная глубина погружения – 100 м;
Рабочая глубина погружения – 80 м;
Автономность – 50 суток.
Вооружение:
10 торпедных аппаратов (6 носовых, 2 кормовых, 2 в надстройке, боезапас 24 торпеды);
2 орудия Б-24ПЛ калибра 100 мм (боезапас 400 снарядов);
2 орудия 21-К калибра 45 мм (боезапас 1100 снарядов);
минное устройство МБЦ (боезапас 20 мин);
Экипаж – 67 человек.
==

Подводные лодки типа «Л»
Первая программа военного кораблестроения, утвержденная в 1926 г., наряду с торпедными ПЛ предусматривала постройку подводных минных заградителей (по 3 единицы для Балтийского и Черноморского флотов). Проект подводного минного заградителя был передан на Балтийский завод для реализации. По названию головной ПЛ серии все минные заградители этого типа стали называться "Ленинцами". К разработке проекта ПЛ серии II были привлечены широкие круги балтийских и черноморских подводников и минеров - специалисты минного дела А.Е. Брыкин и П.П. Киткин, принимали участие Б.М. Малинин и А.Н. Щеглов, флагманский минер ЧФ Б.А. Денисов, корабельный инженер П.И. Сердюк, председатель секции подводного плавания НТМК А.Н. Гарсоев. Использование коллективного опыта подводников и минных специалистов отечественного флота позволили справиться с поставленной задачей.

В архитектурном отношении ПЛ "Ленинец" во многом напоминала ПЛ типа "Декабрист" и являлась его логическим развитием с учетом уже полученного опыта. В то же время впервые была применена упрощенная форма прочного корпуса в виде сочетания цилиндра в средней части с конусами в оконечностях вместо веретенообразной формы, перенесенной на ПЛ типа "Декабрист" с однокорпусных ПЛ типов "Барс" и "АГ".

Прочный корпус ПЛ типа "Ленинец" (далее по тексту просто тип "Л") разделялся переборками на 6 отсеков. Из 5 междуотсечных переборок 4 были сферическими, рассчитанными на давление 6 атм, а одна плоская - на давление в 1 атм. Все переборки имели двери овальной формы (на ПЛ типа "Д" они были круглыми). Концевые переборки, замыкавшие торцы оболочки прочного корпуса, изготовлялись литыми, толщиной 40 мм, сферической формы. Они были обращены выпуклой стороной наружу. ПЛ имела 3 отсека-убежища, в которых находились посты аварийного продувания главного балласта и средства спасения личного состава. Существенно изменилось распределение объемов прочного корпуса между отсеками и помещениями. Были увеличены размеры носового отсека (он стал самым большим), центрального поста (третий отсек) и четвертого отсека. Это облегчило перезарядку носовых ТА. В кормовом (шестом отсеке) торпедные аппараты были заменены минными трубами. Специальный радиоотсек (второй на ПЛ типа "Д") был ликвидирован.

ПЛ типа "Л" принадлежали к полуторакорпусным ПЛ. Их легкий корпус располагался по всей длине прочного корпуса, но не по всему его периметру - нижняя часть прочного корпуса оставалась открытой. Такая форма корпуса заметно улучшала остойчивость ПЛ в надводном положении. Вертикальный киль был заменен коробчатой конструкцией, не связанной с легким корпусом. В ней находился твердый балласт. Была значительно расширена надстройка в носовой части корпуса. На первый взгляд этим достигалась лучшая всхожесть ПЛ на волну, но вместе с тем значительно затруднялось управление в подводном положении, а в надводном - стала более порывистой килевая качка. Чтобы ликвидировать эти недостатки, попытались увеличить площадь носовых горизонтальных рулей, но это дало ничтожный эффект. На последующих сериях ПЛ типа "Л" надстройка была снова сужена. В результате этого удалось добиться более плавной килевой качки и уменьшить ее размах. Естественным окончанием легкого корпуса минного заградителя в корме был бы вертикальный транец (плоский срез кормы). Но для ПЛ такая форма оказалась недопустимой по соображениям ходкости. Поэтому в первом варианте ПЛ типа "Ленинец" был предусмотрен проницаемый обтекатель заостренной (сплющенной) формы. Однако конструкция такого обтекателя при наличии в нем больших ниш для выхода мин получилась очень сложной. В дальнейшем выяснилась практическая нецелесообразность обтекателя и от него отказались.

На ПЛ типа "Л", как и на ПЛ типа "Д", главный командный пункт был расположен в центральном посту, а рубка имела форму вертикального цилиндра и служила только опорой для перископных тумб и шлюзовой камерой. НО во время испытаний ПЛ типа "Д", а затем и ПЛ "Ленинец" было замечено, что у них даже при небольшом волнении моря нередко обнажались во время подводного хода верхние направляющие перископов и части радиомачт, образуя хорошо заметные буруны. Решение о переносе ГКП из рубки, как это было на ПЛ типа "Барс", в ЦП оказалось ошибочным. Дело в том, что глубина погружения перископных тумб, а также верхней части радиомачт зависит не от длины перископа, а только от его хода при подъеме, т.е. от расстояния между нижним роликом оттяжного троса в трюме и верхним положением окуляра в командном посту. Совмещение ГКП и ЦП уменьшало это расстояние почти на 2 м. На столько же уменьшалась и перископная глубина погружения ПЛ. Между тем на волнении возникала добавочная подъемная сила динамического характера, тем большая, чем меньше глубина погружения ПЛ. Для ПЛ типа "Л" она могла достигать 1,5 - 2% водоизмещения, т.е. 15 - 20 т! Понятно, что бороться с такой положительной плавучестью горизонтальными рулями во время погружения на скорости 5 - 10 узлов практически невозможно. Был разработан второй вариант рубки, имевшей форму горизонтального цилиндра, в которой размещался ГКП. Несмотря на то, что это вызвало уменьшение жесткости крепления перископных тумб и даже появление вибрации перископов, задача повышения скрытности ПЛ была признана более важной.

Незадолго перед войной ПЛ типа "Л" прошли модернизацию. По новому были установлены перископы - зенитный и командирский. Место командира было поднято из ЦП в боевую рубку более чем на 2 м. Это новшество освободило командира от шума и тесноты центрального отсека, куда поступали потоком доклады со всех боевых постов ПЛ, а их было более 20.
К недостаткам этих ПЛ следует отнести загромождение внутренних помещений, особенно жилых, чему способствовал переход в системах общекорабельной и батарейной вентиляции от труб прямоугольного и трапецевидного сечения к круглым. Однако круглые трубы хуже вписывались в очертания внутренних помещений, а в технологическим отношении их изготовление требовало значительно больших затрат труда, особенно при наличии многих колен и отводов. Тем не менее круглые трубопроводы были применены и на ПЛ последующих типов и серий.

При постройке ПЛ "Декабрист" затруднительной оказалась герметизация палубных цистерн из-за наличия в них большого количества труб и приводов. Поэтому на ПЛ "Ленинец" отказались от применения палубных цистерн, а для компенсации в надводном положении верхний стрингер (крыша) междубортных цистерн был поднят почти до уровня верхней кромки прочного корпуса. Это уменьшило средний напор воды при заполнении цистерн во время погружения и потребовало некоторого увеличения площади сечения кингстонов. Переход ПЛ из надводного положения в подводное при одновременном приеме всего водяного балласта занимал около трех минут.
Увеличение запаса сжатого воздуха по сравнению с ПЛ "Декабрист" позволило увеличить применение пневматики. В частности, на ПЛ типа "Л" были снабжены дистанционным пневматическим управлением не только клапаны вентиляции цистерн главного балласта, но и кингстоны. Это, в свою очередь, дало возможность увеличить количество междубортных цистерн, что улучшило непотопляемость, уменьшило сечение и упростило конструкцию их кингстонов. В то же время на кингстоне кормовой балластной цистерны имелся ручной привод. Кингстон оставался всегда открытым и закрывался лишь при необходимости по приказанию. У клапана вентиляции цистерны быстрого погружения был один пневматический привод.

ПЛ типа "Л" получили модернизированные нереверсивные дизели отечественного производства "42-БМ -6", установленные в пятом отсеке. Они были бескомпрессорными, что исключило основную причину выхода из строя всех дизелей с воздушным распылением топлива и обеспечивал надводную скорость до 14,5 уз. Экономической скоростью 9 узлов ПЛ типа "Л" серии II могли пройти 7400 миль.

Вместо четырех групп аккумуляторов, как у ПЛ типа "Д" (240 элементов), на ПЛ типа "Ленинец" были поставлены только три группы по 112 элементов типа "ЛС" в каждой. Общее число элементов (336) увеличилось, но размеры и емкость каждого из них уменьшились. Это обеспечило им более интенсивное охлаждение и позволило рассчитывать на возможность форсирования разрядных режимов (например, при резком увеличении подводной скорости). Преимуществом новых аккумуляторов оказалось допустимость разряда большим током (1,3-часовым вместо двухчасового на ПЛ типа "Д").

Сокращение числа аккумуляторных групп позволило уменьшить количество аккумуляторных отсеков, т.е. уменьшить количество переборок, что сэкономило массу без ущерба для непотопляемости ПЛ. Но в связи с переходом к нечетному количеству групп пришлось отказаться от возможности их переключения на последовательное соединение и фиксировать постоянное напряжение в 220 в.

Чтобы не потерять при этом в коэффициенте полезного действия главных электродвигателей подводного хода (шестой отсек) на экономическом и малом ходу, они были выполнены с двумя якорями равной мощности (по 325 л.с. при 340 об / мин.), при этом обеспечивалась возможность их переключения с параллельного на последовательное соединение. На полных ходах якоря включались параллельно, на малых ходах - последовательно. Якоря двигателя экономического хода, стоявшие на ПЛ типа "Д" на главном валопроводе в общем корпусе с якорем полного хода, были заменены отдельными двигателями экономического хода мощностью 30 л.с. при 800 об/ мин. с текстропной (т.е. элластичной) передачей на гребной вал.

Носовое торпедное отделение ПЛ "Ленинец" никаких изменений по сравнению с ПЛ типа "Д" не претерпело, за исключением впервые примененных в отечественном подводном кораблестроении стальных труб ТА вместо литых бронзовых.

Артиллерийское вооружение ПЛ "Ленинец" составляли, как и у ПЛ "Декабрист", одно 100- мм орудие и один 45-мм зенитный полуавтомат. Но орудие 100 мм было установлено не на мостике, где оно мешало обзору, а перед рубкой на специальной платформе (парапете) пониженной высоты. От встречной волны орудие защищал наклоненный вперед фальшборт. Главным оружием ПЛ "Ленинец" являлись мины. В 1924 г. на вооружение была принята мина "ПЛ-150", являвшаяся модернизацией мины "ПЛ-100", которая применялась на ПЛ "Краб". Ее использовал в боевой подготовке экипаж ПЛ "Рабочий" (бывший минный заградитель "Ёрш") на Балтийском море. Но она уже не удовлетворяла предъявляемым требованиям. Поэтому для ПЛ типа "Л" была создана якорная ударно-механическая мина ПЛТ (подлодочная трубная) с массой боевого заряда 300 кг. Она имела форму цилиндрического баллона длиной 2100 мм и диаметром 850 мм и состояла из корпуса и якоря. Внутри корпуса размещались зарядная камера, ударно-механический прибор, запальное устройство и гидростатическая коробка. Сбрасывание мин в корму (как и у ПЛ "Краб") исключало вероятность подрыва ПЛ на них во время постановки. После выхода из трубы мина погружалась и с помощью гидростатической коробки устанавливалась на нужной глубине.

Для механического передвижения мин в трубах при их погрузке и постановке была использована цанговая система, аналогичная применявшимся в устройствах элеваторов морских артиллерийских установок. Она состояла из продольных штанг с храповым головками (цангами). При продольном поступательно-возвратном движении штанг упорные зубья цанг упирались в зубцы кремальер, прикрепленных к минам и продвигали их в нужном направлении.
В отличии от ПЛ типа "Д", имевших систему заваливания носовых горизонтальных рулей для уменьшения сопротивления вода, на ПЛ "Ленинец" серии II их выполнили стационарными. Дело в том, что система складных носовых горизонтальных рулей на ПЛ типа "Д" получилась очень сложной и оказалась ненужной - в процессе их заваливания ПЛ неудержимо всплывала на поверхность.

Первые 3 советских подводных минных заградителя были заложены 6 сентября 1929 г. Наименования ПЛ: "Ленинец", "Сталинец" и "Фрунзовец". 15 марта 1930 г. в Николаеве были заложены 2 подводных минных заградителя - "Гарибальдиец" и "Чартист" для Морских сил Черного моря. Третья ПЛ типа "Л" - "Карбонарий" была заложена 15 апреля 1930 г. 22 октября 1933 г. головная ПЛ "Ленинец" вступила в строй Морских сил Балтийского моря. Вслед за этим флот получил подводные минные заградители типа "Л": 24 октября 1933 г. - ПЛ "Сталинец»; 9 ноября 1933 г. -ПЛ "Фрунзовец". В том же году в строй Морских сил Черного моря вступили: 14 октября 1933 г. - ПЛ "Гарибальдиец"; 2 ноября 1933 г. - ПЛ "Чартист". 11 мая 1935 г. вошла в строй ЧФ шестая ПЛ типа "Л" серии II - "Карбонарий".

Технические  характеристики  ПЛ типа "Л"
Водоизмещение 1025 т /1312 т
Длина 78 м
Ширина наибольшая 7,2 м
Осадка в надводном положении 3,96 м
Запас плавучести 28,3%
Мощность дизельных двигателей 2 х 1100 л.с.
Мощность электродвигателей 2 х 600 л.с.
Скорость полная надводная 14,5 уз
Скорость полная подводная 8,3 уз
Дальность плавания полной надводной скоростью 3600 миль (10,8 уз)
Дальность плавания экономической скоростью над водой 7400 миль (9 уз)
Дальность плавания экономической скоростью под водой 154 мили (2,5 уз)
Автономность 28 суток
Глубина погружения рабочая 75 м
Глубина погружения предельная 90 м
Вооружение: 6 носовых ТА, запас: 12 торпед.
Одно 100 мм орудие (122 снаряда),
Одно 45 мм зен. орудие (250 снарядов)

13 августа 1933 г. Советское правительство приняло решение строить подводные минные заградители типа "Л" для ТОФ. 2 февраля 1934 г. СТО постановил приступить к постройке 6 ПЛ серии II- бис ( затем серия ХI). Необходимость транспортировки их на Дальний Восток железнодорожным путем потребовала секционной сборки этих ПЛ. Число отсеков ПЛ типа "Л" серии XI увеличилось до 7 (прежний кормовой отсек был разделен на два. Изменилась компоновка приборов и устройств во внутренних помещениях, что улучшило обитаемость ПЛ. Их длина возросла на 2 м (в частности, за счет удлинения носовой оконечности). Аккумуляторные ямы были выполнены герметичными (по образцу ПЛ типа "Декабрист").
Все ПЛ типа "Л" серии XI были заложены в период с 10 апреля по 10 июня 1934 г. Головная ПЛ получила название "Ворошиловец" (Л-7). В 1935 г. началось строительство для ТОФ 7 подводных минных заградителей серии XIII (Л-13 - Л-19). 25 апреля были заложены 2 ПЛ - Л-13 (головная), 31 декабря - последняя ПЛ этой серии (Л-17).

ПЛ серии XIII были смешанной конструкции - прочный корпус клепаный, а легкий корпус - сварной. Они существенно отличались от предшествующей серии совершенством технологии, сочетавшейся с большой простотой конструкции. Подводники, служившие на этих ПЛ, полушутя-полусерьезно утверждали, что на них сохранились от предшественников только минные трубы. Однако и минное устройство также претерпело изменения. Практика показала, что применяемая на ПЛ -минных заградителях первых серий цанговая система продвижения мин в трубах имела изъяны (заклинивание привода из-за перекоса цанг). Но чтобы разместить в кормовой части каждой минной трубы тросовый барабан и толкач, обеспечивающий одинаковое натяжение обеих ветвей троса, пришлось уменьшить число мин на борту до 18. Механический указатель количества поставленных мин, размещавшийся ранее у носовой оконечности минной трубы, был заменен дистанционным, получавшим сигналы от электрического датчика, установленного в кормовом ее конце.

ПЛ типа "Л" серии XIII имели наклонный форштевень и выдвижные носовые горизонтальные рули. На этих ПЛ дополнительно устанавливались 2 ТА в кормовой части надстройки. Там же в пеналах находились 2 запасные торпеды. Общий запас торпед возрос с 12 до 18, артиллерийских снарядов калибра 100 мм с 122 до 150, 45 мм снарядов с 250 до 500. Была улучшена обитаемость ПЛ.
Дальность плавания надводной экономической скоростью достигла 10000 миль вместо 7400-7500 миль у ПЛ серий II и XI. Предельная глубина погружения увеличилась до 100 м. Время срочного погружения удалось сократить до 60 секунд.

Еще более совершенными стали ПЛ типа "Л" серии XIII-бис (по техдокументации серия XIII -38 г.)., закладка которых осуществлялась в 1938 г.  Носовая оконечность ПЛ серии XIII - бис была укорочена на 2 м для устранения задевания выстреливаемых торпед за волнорезные щиты. Значительная часть механизмов внутри прочного корпуса имела резиновые амортизаторы, что существенно снизило шумность ПЛ. Было восстановлено заданное первоначально проектом число мин (20) за счет небольшого удлинения минных труб. Дизели марки "42 - БМ - 6" заменили на дизели марки "1 - Д" мощностью 2000 л.с. с некоторым снижением расхода топлива - 200 г / л.с. в час. Благодаря этому надводная скорость возросла до 18 узлов вместо14,5 - 15,0 уз у ПЛ серий II, XI, XIII -бис. Головная ПЛ типа "Л" серии XIII-бис -Л-20 была заложена 10 июня 1938 г. Вся серия состояла из 6 единиц. До 22 июня 1941 г. в строй ВМФ СССР вступили 19 ПЛ типа "Л". В общей сложности отечественная промышленность построила 25 ПЛ типа "Ленинец", из них 24 ПЛ были введены в строй. Последняя ПЛ - Л-25 погибла в 1944 г. от взрыва мины при буксировке.

Минные заградители Типа "Л" хорошо зарекомендовали себя в годы Великой Отечественной войны, эффективно применяя не только мины, но и торпедное оружие. Например, на счету ПЛ Л-3 ("Фрунзовец") серии II было 22 транспортных судна и 5 боевых кораблей противника. Такого количества кораблей и судов не уничтожила ни одна из ПЛ ВМФ СССР. Экипаж под командованием капитана 2 ранга П.Д. Грищенко уничтожил 17 транспортных судов общим водоизмещением 35506 брт и одну ПЛ противника. ПЛ Л-3 неоднократно подрывалась во время боевых походов на минах, но оставалась в строю. Под командованием капитана 3 ранга В.К. Коновалова ПЛ Л-3 еще больше увеличила свой боевой счет. За достигнутые спехи ПЛ Л-3 стала одной из первых на КБФ удостоенных гвардейского звания. Рубка ПЛ Л-3 была установлена на территории подводного соединения КБФ.

ПЛ Л-15 и Л-16 ТОФ совершили переход из Петропавловска-на Камчатке (вышли 25 сентября 1942 г.) через Тихий океан, Панамский канал, Атлантический океан, в Баренцово море ( 19 мая 1943 г. ПЛ Л-15 пришла в порт Полярный). ПЛ Л-16 погибла вблизи Сан- Франциско после торпедной атаки японской ПЛ. В общей сложности на боевом счету ПЛ типа "Ленинец" 40 погибших транспортных судов общим водоизмещением 93900 брт, а также 18 боевых и вспомогательных судов противника.

Судьба и боевая служба подводных лодок типа «Д», «П», «Л».

ПЛ типа «П» IV серия
П-1 «Правда»
Заложена 21.05.1931 г. в Ленинграде. Спущена на воду 3.01.1934 г. Вступила в строй 9.06.1936 г. и 23.07.1936 г. вошла в состав БФ. 9.09.1941 г. вышла из Кронштадта на Ханко в сопровождении тральщиков. От о. Гогланд шла самостоятельно в надводном положении, но на Ханко «П-1» не пришла. Предположительно лодка подорвалась на минном заграждении 9–17.09.1941 г.

П-2 «Звезда»
Заложена 19.12.1931 г. в Ленинграде. Спущена на воду 15.02.1934 г. Вступила в строй 9.07.1936 г. и 23.07.1936 г. вошла в состав БФ. В апреле 1944 г. поставлена на консервацию. 10.08.1944 г. выведена из боевого состава. 9.08.1955 г. разоружена. 20.06.1956 г. исключена из списков ВМФ.

П-3 «Искра»
Заложена 19.12.1931 г. в Ленинграде. Спущена на воду 4.12.1934 г. Вступила в строй 2.02.1935 г. В апреле 1944 г. поставлена на консервацию. 21.06.1944 г. выведена из боевого состава ВМФ. 2.06.1952 г. разоружена, исключена из состава ВМФ.
--
ПЛ типа «Д» I серия.
Д-1 (до 21.08.1934 г. «Декабрист»).  Заложена 5.03.1927 г. в Ленинграде. Спущена на воду 3.11.1928 г. Вступила в строй 12.11.1930 г. и 18.11.1930 г. вошла в состав БФ. 18.05.1933 г. убыла и 5.08.1933 г. по прибытии в Мурманск вошла в состав СФ. 13.11.1940 г. погибла в Мотовском заливе Баренцева моря при погружении в ходе испытаний после ремонта.

Д-2 «Народоволец»
 Заложена 5.03.1927 г. в Ленинграде. Спущена на воду 19.05.1929 г. Вступила в строй 6.09.1931 г. и 11.10.1931 г. вошла в состав БФ. 18.05.1933 г. убыла и 5.08.1933 г. по прибытии в Мурманск вошла в состав СФ. На 22.06.1941 г. находилась в капитальном ремонте в Ленинграде и 17.08.1941 г. перечислена в состав БФ. 20.06.1956 г. выведена из боевого состава.  5.03.1987 г. исключена из списков ВМФ.  8.07.1989 г. установлена в качестве мемориальной ПЛ недалеко от Морского вокзала в Ленинграде.

Д-3  (до 21.08.1934 г. «Красногвардеец»)
 Заложена 5.03.1927 г. в Ленинграде. Спущена на воду 12.07.1929 г. Вступила в строй 1.10.1931 г. и 14.11.1930 г. вошла в состав БФ. 21.09.1933 г. убыла и 5.08.1933 г. по прибытии в Мурманск вошла в состав СФ. 10.06.1942 г. вышла на позицию в район Тана-фьорда. После выхода на запросы не отвечала. Предположительно  11–30.06.1942 г. погибла от подрыва на минном заграждении.

Д-4 «Революционер»
 Заложена 25.03.1927 г. в Николаеве. Спущена на воду 16.04.1929 г. Вступила в строй 30.12.1930 г. и 5.01.1931 г. вошла в состав ЧФ. В октябре 1941 г. перебазировалась в Поти. С 15.11.1943 г. находилась на позиции в Каламитском заливе. По румынским данным, 4.12.1943 г. катера «Uj-44» и «Uj-102» атаковали в этом районе и потопили ПЛ. Предположительно это была «Д-4».

Д-5 «Спартаковец»
 Заложена 25.03.1927 г. в Николаеве. Спущена на воду 28.09.1929 г. Вступила в строй 5.04.1931 г. и 17.05.1931 г. вошла в состав ЧФ. Весной 1943 г. «Д-5» встала в ремонт и больше в боевых действиях не участвовала. 29.12.1955 г. разоружена и исключена из состава ВМФ.

Д-6 «Якобинец»
Заложена 25.03.1927 г. в Николаеве. Спущена на воду 12.05.1930 г. Вступила в строй 15.06.1931 г. и 20.11.1931 г. вошла в состав ЧФ. На 22.06.1941 г. проходила в Севастополе модернизацию и капитальный ремонт. 26.06.1942 г. ввиду невозможности эвакуации с разобранным корпусом и механизмами была взорвана.
--
ПЛ типа «Л»
серия IІ
Л-1 «Ленинец»
 Заложена 6.09.1929 г. в Ленинграде. Спущена на воду 28.02.1931 г. Вступила в строй 22. 10. 1933 г. и вошла в состав БФ.  С 11.12.1940 г. находилась в Ленинграде в капитальном ремонте. 8.11.1941 г. затонула от попаданий артиллерийских снарядов. В 1944 г. поднята. 7.07.1945 г. ввиду нецелесообразности восстановления исключена из состава ВМФ.

Л-2 «Сталинец»
Заложена 6.09.1929 г. в Ленинграде. Спущена на воду 21.05.1931 г. Вступила в строй 24.10.1933 г. и вошла в состав БФ. С 7.12.1938 г. по 11.11.1941 г. прошла модернизацию и капитальный ремонт. По окончании ремонта была назначена на позицию в районе Данцигской бухты.12.11.1941 г. вышла из Кронштадта совместно в составе конвоя на Ханко. При форсировании минного заграждения  дважды подорвалась на мине и 14.11.1941 г. в 2 ч. 00 мин., через час после второго подрыва затонула. Спасено 3 человека.

Л-3 «Фрунзенец»
 Заложена 6.09.1929 г. в Ленинграде. Спущена на воду 8.08.1931 г. Вступила в строй 5.11.1933 г. и 9.11.1933 г. вошла в состав БФ. Самая успешная по количеству побед ПЛ нашего флота. 17.08.1953 г. «Л-3» выведена из боевого состава ВМФ. 21.05.1956 г. разоружена. 15.02.1971 г. исключена из состава ВМФ. Рубка «Л-3» установлена в качестве памятника на Поклонной горе в Москве.
--
Катастрофа «Гойя»
-
В ночь с 16 на 17 апреля 1945 года советская подводная лодка Л-3 "Фрунзевец" потопила немецкий теплоход "Гойя". Из-за нараставшего в Германии хаоса в связи с начавшимся днем ранее наступлением Красной армии на Берлин это событие прошло почти незамеченным и не вызвало столь бурного резонанса, какой последовал за потоплением в конце января другой советской субмариной транспорта "Вильгельм Густлов".

Однако по количеству жертв "Гойя" превзошел "Густлова", а его уничтожение считается крупнейшей катастрофой на море за всю историю человечества. На "Густлове", по современным оценкам, погибло примерно 5 300 человек, а "Гойя" унес на дно более 7 тысяч. Имя знаменитого испанского художника, известного своими жуткими, инфернальными фантазиями, воплотилось той апрельской ночью в реальный кошмар. Не зря говорят, как вы судно назовете, такая и будет у него судьба ...

"Гойя" - довольно крупный сухогруз длиной 130 метров и водоизмещением 7 000 тонн - строился в Норвегии и был спущен на воду в 1940 году, буквально за несколько дней до оккупации этой страны германской армией. Немцы достроили корабль, и в январе 1942 года он вступил в строй. В 1944 году его переоборудовали в военный транспорт, вооружив несколькими зенитными орудиями.   Весной 1945 года "Гойю" задействовали для эвакуации военнослужащих и беженцев из осажденного советскими войсками Данцига. До своей гибели он успел совершить четыре рейса, вывезя примерно 19 тысяч человек, то есть, в среднем около пяти тысяч за рейс. Но в своем последнем походе корабль был нагружен гораздо больше, поскольку немцы из-за резкого ухудшения обстановки на фронте старались побыстрее завершить эвакуацию.

Официально на нем находилось 6 200 зарегистрированных пассажиров плюс экипаж и зенитчики, однако, по свидетельствам выживших реальное число пассажиров было гораздо больше - от семи до восьми тысяч. Корабль вывозил из Данцига примерно 1500 солдат  4-й танковой дивизии, около 2000 раненых из военных госпиталей и неизвестное количество гражданских лиц. Людей было так много, что они занимали буквально каждый метр площади, сидели на лестницах и в коридорах. Более 1000 человек, которым не нашлось места во внутренних помещениях, толпились под холодным дождем на верхней палубе. На каждой койке в каютах лежало по двое-трое раненых. Никаких шансов на спасение в случае гибели корабля у них, конечно, не было.

15 апреля "Гойя" вышел из порта, по которому уже била советская артиллерия, и в сопровождении двух тральщиков направился в Копенгаген. К вечеру 16-го он прошел примерно половину пути, когда в сгущавшихся сумерках его обнаружил экипаж подлодки Л-3, несущей боевое дежурство на маршруте немецких конвоев. Командир Л-3 приказал догнать и атаковать столь заманчивую цель.  В 23-52 подлодка сблизилась с транспортом и дала залп из двух торпедных аппаратов. Обе торпеды достигли цели, одна попала в машинное отделение, другая - в носовую часть, которая от взрыва откололась и корабль переломился надвое. Он погиб очень быстро, всего через восемь минут, то есть ровно в полночь "Гойя" ушел под воду, унося с собой почти всех, кто был на его палубах и в трюмах. Эскортные корабли смогли поднять из воды лишь 157 человек, в том числе восемь солдат.
---
 
Л-4 «Гарибальдиец»
 Заложена 15.03.1930 г. в Николаеве. Спущена на воду 31.08.1931 г. Вступила в строй 8.10.1933 г. и 14.10.1933 г. вошла в состав ЧФ. 2.11.1954 г. выведена из боевого состава ВМФ. 17.02.1956 г. разоружена, исключена из состава ВМФ.

Л-5 «Чартист»
 Заложена 15.03.1930 г. в Николаеве. Спущена на воду 5.06.1932 г. Вступила в строй 30.10.1933 г. и 8.11.1933 г. вошла в состав ЧФ. С января 1943 г. по август 1945 г. проходила капитальный ремонт в г. Поти. 29.12.1955 г. разоружена, исключена из состава ВМФ.

Л-6 «Карбонарий»
 Заложена 15.04.1930 г. в Николаеве. Спущена на воду 3.11.1932 г. Вступила в строй 9.05.1933 г. и 11.05.1933 г. вошла в состав ЧФ. 11.04.1944 г. вышла на позицию из Поти к Севастополю. Донесений от ПЛ не поступало, на базу она не вернулась. По документам, полученным после войны, стало известно, что 16.04.1944 г. противолодочный корабль «Розита» атаковал глубинными бомбами подводную лодку. Вскоре немецкие гидросамолеты, просматривавшие район атаки, обнаружили ПЛ в надводном положении и сбросили на нее бомбы. Одна из бомб попала в ПЛ. 19.04.1944 г. в 120 милях от м. Калиакрия немецкие катера-охотники потопили другую советскую ПЛ. Видимо, в одном из этих случаев была потоплена Л-6.
 
серия ХІ
Л-7  (до 15.09.1934 г. «Ворошиловец»)
 Заложена 10.04.1934 г. в Ленинграде. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток где производилась сборка. Спущена на воду 15.05.1935 г. Вступила в строй 10.12.1936 г. и вошла в состав ТОФ. 3.04.1958 г. разоружена и исключена из состава флота.

Л-8 (до 15.09.1934 г. «Дзержинец»), с 10.06.1949 г. Б-24, с 30.05.1959 г. УТС-89
 Заложена 10.04.1934 г. в Ленинграде. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток где производилась сборка. Спущена на воду 10.09.1935 г. Вступила в строй 29.12.1936 г. и вошла в состав ТОФ. 20.02.1952 г. исключена состава флота. Рубка установлена на памятнике ПЛ «Л-19».

Л-9  (до 15.09.1934 г. «Кировец»), с 15.09.1949 г. Б-19
 Заложена 1.06.1934 г. в Ленинграде. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток где производилась сборка. Спущена на воду 25.08.1935 г.. Вступила в строй 29.12.1936 г. и вошла в состав ТОФ. 20.02.1959 г. исключена из состава флота.

Л-10 (до 15.09.1934 г. «Менжинец»), с 10.06.1949 г. Б-10, с 30.05.1959 г. ЗАС-18
 Заложена 10.06.1934 г. в Ленинграде. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток где производилась сборка. Спущена на воду 18.12.1936 г. Вступила в строй 17.12.1937 г. и вошла в состав ТОФ. 20.02.1959 г. выведена из состава флота.

Л-11  (с 10.06.1949 г. Б-11)
 Заложена 10.06.1934 г. в Николаеве. Секциями по железной дороге перевезена в Комсомольск-на-Амуре где производилась сборка. Спущена на воду 4.12.1936 г. Вступила в строй 6.11.1938 г. и вошла в состав ТОФ. 20.02.1959 г. разоружена и исключена из состава флота.

Л-12 (с 10.06.1949 г. Б-12, с 20.02.1952 г. УТС-11)
 Заложена 10.06.1934 г. в Николаеве. Секциями по железной дороге перевезена в Комсомольск-на-Амуре где производилась сборка. Спущена на воду 7.11.1936 г. Вступила в строй 9.12.1938 г. и вошла в состав ТОФ. 20.02.1959 г. разоружена.

серия ХІІІ
Л-13 (с 10.06.1949 г. Б-13)
Заложена 25.04.1935 г. в Ленинграде. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток  для сборки. Спущена на воду 2.08.1936 г.. Вступила в строй 2.10.1938 г. и вошла в состав ТОФ. 17.02.1956 г. выведена из боевого состава. 17.03.1958 г. исключена из списков ВМФ

Л-14  (с 10.06.1949 г. Б-14., с 20.02.1959 г. УТС-33)
Заложена 25.04.1935 г. в Ленинграде. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток для сборки. Спущена на воду 20.12.1936 г. Вступила в строй 10.10.1938 г. и вошла в состав ТОФ. 20.02.1959 г. выведена из боевого состава.

Л-15 (с 10.06.1949 г. Б-15, с 15.09.1953 г. КБП-34, с 27.12.1956 г. УТС-20)
 Заложена 5.11.1935 г. в Николаеве. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток  для сборки. Спущена на воду 26.12.1936 г. Вступила в строй 6.11.1938 г. и вошла в состав ТОФ. С 24.09.1942 г. поход на СФ. 29.05.1943 г. «Л-15» прибыла в Полярное и вошла в состав СФ. 15.09.1953 г. выведена из боевого состава флота.

Л-16
 Заложена 5.11.1935 г. в Николаеве. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток для сборки. Спущена на воду 9.07.1937 г.. Вступила в строй 9.12.1938 г. и вошла в состав ТОФ. С 24.09.1942 г. поход на СФ. 11.10.1942 г. в районе Сан-Франциско потоплена японской ПЛ «I–25».

Л-17  (с 10.06.1949 г. Б-17, с 18.04.1958 г. УТС-84)
Заложена 25.01.1936 г. в Николаеве. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток  для сборки. Спущена на воду 5.11.1937 г. Вступила в строй 5.06.1939 г. и вошла в состав ТОФ. 18.04.1958 г. выведена из состава флота. 

Л-18  (с 10.06.1949 г. Б-18, с 18.04.1958 г. УТС-85)
 Заложена 30.12.1935 г. в Ленинграде. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток  для сборки. Спущена на воду 12.05.1938 г. Вступила в строй 24.09.1939 г. и вошла в состав ТОФ. 18.04.1958 г. выведена из состава флота.

Л-19
Заложена 26.12.1935 г. в Ленинграде. Секциями по железной дороге перевезена во Владивосток для сборки. Спущена на воду 25.05.1938 г. Вступила в строй 4.11.1939 г. и вошла в состав ТОФ. 22.08.1945 г. Л-19 получила приказание форсировать пролив Лаперуза и перейти в район порта Отомари. Л-19 подтвердила получение приказания, но больше на связь не выходила и на базу не вернулась. Предположительно Л-19 подорвалась на мине и погибла в проливе Лаперуза.

серия ХІІІ-бис
Л-20  (с 9.06.1949 г. Б-20)
 Заложена 10.06.1938 г. в Ленинграде. Спущена на воду 14.04.1940 г. В сентябре 1941 г. переведена по Беломорско-Балтийскому каналу в Молотовск для достройки. 28.08.1942 г. вошла в состав СФ, официально вступила в строй 4.09.1942 г. В феврале 1944 г. экипаж Л-20 полностью заменен экипажем ПЛ Л-19 ТОФ. 17.02.1956 г. выведена из боевого состава. 1.03.1958 г. исключена из списков флота.

Л-21  (с 9.06.1949 г. Б-21)
Заложена 10.06.1938 г. в Ленинграде. Спущена на воду 14.07.1940 г. Вступила в строй 7.08.1943 г. и 31.08.1943 г. вошла в состав БФ. 29.12.1955 г. выведена из состава флота.

Л-22   (с 9.06.1949 г. Б-22)
 Заложена 4.12.1938 г. в Ленинграде. Спущена на воду 23.09.1939 г. В сентябре 1941 г. переведена по Беломорско-Балтийскому каналу в Молотовск для достройки. Вступила в строй 28.08.1942 г. и вошла в состав СФ. 17.02.1956 г. выведена из состава флота. 21.05.1959 г. исключена из списков флота.

Л-23
Заложена 17.10.1938 г.  в Николаеве. Спущена на воду 29.04.1940 г. 28.07.1941 г. прибыла своим ходом в Севастополь. Вступила в строй 31.10.1941 г. и вошла в состав ЧФ. По румынским данным, 17.01.1944 г. в 16 милях севернее м. Тарханкут (Каркинитский залив) атаковала торпедами немецкий противолодочный корабль «Uj-106», который контратаковал ее глубинными бомбами и потопил.

Л-24
 Заложена 20.10.1938 г. в Николаеве. Спущена на воду 17.12.1940 г. 13.08.1941 г. прибыла своим ходом в Севастополь. 8.11.1941 г. прибыла в Поти. Вступила в строй 29.04.1942 г. и вошла в состав ЧФ. 12.12.1942 г. Л-24 вышла на позицию, с момента выхода радиосвязи с ней не было. Предположительно  Л-24 подорвалась 15–29.12.1942 г. на минном заграждении.

Л-25
 Заложена 23.10.1938 г. в Николаеве. Спущена на воду 26.02.1941 г. На 22.06.1941 г. находилась на  на достройке. 11.08.1941 г. Л-25 начали буксировать сначала в Очаков, затем в Севастополь, в Туапсе и, наконец, в Поти. К концу 1941 г. Л-25 законсервировали. В конце 1944 г., после окончания боевых действий на Черном море, было решено перевести Л-25 в Севастополь. 18.12.1944 г. при буксировке в 15 милях от м. Пицунда затонула.
 
-----

Трагические ПЛ типа «Щ». Результаты их боевой деятельности. 

Разработка эскизного проекта ПЛ серии III среднего водоизмещения с торпедно-артиллерийским вооружением, получившей название "Щука", осуществлялось в НТМК с участием специалистов подводного кораблестроения Б.М. Малинина и К.И. Руберовского. К концу работы в нее включился С.А. Базилевский. Основные тактико-технические элементы ПЛ "Щука" были одобрены на совещании, проводившемся под руководством начальника ВМС Р.А. Муклевича, 1 ноября 1928 г. Разработку проекта Техбюро № 4 закончило к концу 1929 г. Полуторакорпусная (с булями) ПЛ клепаной конструкции предназначалась для массовой постройки. Поэтому при разработке проекта много внимания уделялось ее всемерному удешевлению. Предполагалось заменить блочную сборку ПЛ в цехе, в наиболее благоприятных условиях для повышения производительности труда и снижения себестоимости.

В первом варианте проектного задания предусматривалось деление прочного корпуса ПЛ "Щука" на 5 отсеков. Прочность всех легких плоских переборок была рассчитана всего на 2 атм. ПЛ в случае затопления любого отсека оставалась бы на плаву, т.к. запас ее плавучести (22%) превышал объем самого большого из них - носового. В то же время расчеты показали, что при затоплении носового отсека, если прилегающая к ней цистерна главного балласта будет заполнена, образуется дифферент свыше 80 градусов. Поэтому носовой отсек был разделен на два дополнительной переборкой, установленной между торпедными аппаратами и запасными торпедами. Расчетный дифферент после этого уменьшился примерно на 10 градусов, чт о признавалось удовлетворительным.

Была принята упрощенная форма легкого корпуса. В отличие от ПЛ типа "Ленинец" он охватывал только две трети длины прочного корпуса. В проходивших по бортам булям (полусферические наделки) были расположены цистерны главного балласта, а в оконечностях легкого корпуса - носовая и кормовая цистерны. Лишь цистерна средняя, уравнительная и быстрого погружения находились внутри прочного корпуса. Это обеспечивало более простую технологию, большую ширину цистерн главного балласта, облегчало их сборку и клепку.

Однако булевая форма легкого корпуса средней ПЛ имела как преимущества перед двух- и полуторакорпусными ПЛ типа "Декабрист" и "Ленинец", так и недостатки (ухудшала ходкость). Испытания головной ПЛ серии III показали, что на полном ходу у нее образовывались две системы поперечных волн: одна создавалась основными обводами корпуса и оконечностей, другая - булями. Следовательно, их интерференция должны была повышать сопротивление движению. Поэтому форму булей для ПЛ этого типа последующих серий усовершенствовали. Их носовая оконечность была заострена и приподнята вверх до уровня ватерлинии. Этим вся система поперечных волн, образуемых булями, смещалась несколько в нос, дальше от резонанса с волнами от основного корпуса. Для ПЛ серии III был принят прямой форштевень. В последующих сериях ПЛ этого типа его заменили наклонным, изогнутым по образцу ПЛ типа "Декабрист".

В конечном варианте прочный корпус ПЛ типа "Щ" серии III был разделен плоскими переборками на 6 отсеков.
Первый (носовой) отсек - торпедный. В нем размещались 4 торпедных аппарата (по два по вертикали и горизонтали) и 4 запасных торпеды на стеллажах.
Второй отсек - аккумуляторный. В ямах, закрытых съемным настилом из деревянных щитов, были расположены 2 группы АБ (по 56 элементов типа "КСМ"). В верхней части отсека находились жилые помещения, под аккумуляторными ямами - топливные цистерны.
Третий отсек - центральный пост, над ним была установлена прочная рубка, закрытая ограждением с мостиком.
В четвертом отсеке были размещены 2 четырехтактных бескомпрессорных дизеля по 600 л.с. со своими механизмами, системами, газоотводными клапанами и устройствами.
Пятый отсек занимали 2 главных гребных электродвигателя по 400 л.с. и 2 электродвигателя экономического хода по 20 л.с., которые соединялись с двумя гребными валами ременной эластичной передачей, что способствовало снижению шумности.
В шестом (кормовом) отсеке находились 2 торпедных аппарата (расположены по горизонтали).
Кроме торпедного вооружения ПЛ имела зенитное 37-мм полуавтоматическое орудие и 2 пулемета калибра 7,62 мм.

При постройке первых ПЛ типа "Щ" не было уделено достаточного внимания явлению обжатия корпуса наружным давлением воды. Незначительное на ПЛ типа "Барс" с их меньшей глубиной погружения и большими запасами жесткости, оно причиняло серьезные неприятности на строящихся ПЛ. Например, при первом глубоководном погружении ПЛ типа "Щ" была деформирована выкружка кормового торпедопогрузочного люка. Образовавшаяся течь представляла собой сплошную пелену воды, бившей под большим напором из-за обделочного угольника, соединявшего обшивку выкружки с прочным корпусом. Правда. Толщина водяной пелены была не более 0,2 мм, но протяженность превысила 1 м. Разумеется, такая течь не создавала угрозы затопления 6-го отсека, но сам факт ее появления свидетельствовала о недостаточной жесткости конструкции, компенсирующей эллиптический вырез в прочном корпусе довольно большой протяженности (перерезавший несколько шпангоутов). Кроме того, появление течи оказывало отрицательное психологическое воздействие на личный состав. В связи с этим уместно привести слова одного из опытнейших советских подводников: "Видимо, даже человеку, далекому от подводной службы, нетрудно представить себе, что значит мощная струя воды, врывающаяся под огромных давлением внутрь ПЛ, находящейся на глубине. Деваться от нее некуда. Либо останови ее любой ценой, либо погибай. Безусловно, подводники всегда выбирают первое, чего бы это ни стоило каждому из них".

Конструкция в районе соединения выкружки с прочным корпусом была усилена добавочными съемными бимсами. Еще в процессе испытаний ПЛ "Декабрист" было обращено внимание на сильное зарывание носа ПЛ во встречную волну на полном надводном ходу. Палубных цистерн на ПЛ типа "Щ", как и на ПЛ типа "Л", не было, и это еще более увеличивало их стремление к зарыванию. Лишь позднее стало очевидным, что такое явление неизбежно для всех ПЛ в надводном положении и вызывается их малым запасом плавучести. Но при создании ПЛ первых серий с этим пытались бороться, увеличивая плавучесть носовой оконечности. С этой целью на ПЛ типа "Щ" была установлена специальная "цистерна плавучести", заполняемая, как и вся надстройка, через шпигаты (отверстия с решетками), но снабженная клапанами вентиляции носовой цистерны главного балласта. Однако это привело только к сокращению периода килевой качки и увеличению ее амплитуды: после резкого всхода на волну нос ПЛ также резко падал вниз и зарывался в ее подошву. Поэтому позднее на ПЛ типа "Щ" носовые "цистерны плавучести" были ликвидированы. Цистерны главного балласта заполнялись забортной водой самотеком через кингстоны, расположенные в специальных выгородках в нижней части легкого корпуса. Они имели только ручные приводы. Клапаны вентиляции этих цистерн управлялись как с помощью пневматических дистанционных приводов, так и ручными приводами.

Излишнее упрощенство и стремлении удешевить привели к решению отказаться на ПЛ серии III от продувания цистерн главного балласта турбокомпрессорами, заменив продувание откачкой центробежными помпами. Но эта замена оказалась неудачной: продолжительность процесса удаления главного балласта возросла до 20 минут. Подобное было абсолютно недопустимо, и на ПЛ типа "Щ" вновь поставили турбокомпрессоры. Позднее на всех ПЛ этого типа впервые в отечественном подводном кораблестроении воздуходувки были заменены продуванием главного балласта отработанными газами дизелей (система воздуха низкого давления). Дизели в этом случае приводились в действие главным гребным электродвигателем и выполняли роль компрессора.

Так 3 ПЛ серии III - "Щука", "Окунь" и "Ёрш" были заложены 5 февраля 1930 г. Первые 2 ПЛ вступили в строй Морских сил Балтийского моря 14 октября 1933 г. Четвертую ПЛ серии III предполагалось назвать "Язь». Но в начале 1930 г. комсомольцы страны выступили с почином построить к 13-1 годовщине Октябрьской революции одну ПЛ и назвать ее "Комсомолец". Они собрали на строительство ПЛ 2,5 млн. рублей. 2 мая 1931 г. ПЛ была спущена на воду, а затем доставлена по Мариинской водной системы в Ленинград для достройки. 15 августа 1934 г. ПЛ "Комсомолец" была принята и 24 августа зачислена в состав Балтийского флота.

Технические элементы  ПЛ типа " Щ"  серии III
Водоизмещение надводное / подводное 572 т/ 672 т
Длина 57 м
Ширина наибольшая 6,2 м
Осадка в надводном положении 3,76 м
Число и мощность главных дизелей 2 х 600 л.с.
Число и мощность главных электродвигателей 2 х 400 л.с.
Скорость полная надводная 11,5 уз
Скорость полная подводная 8,5 уз
Дальность плавания надводная полной скоростью 1350 миль (9 уз)
Дальность плавания надводная экономической скоростью 3130 миль (8,5 уз)
Дальность плавания подводная экономической скоростью 112 миль (2,8 уз)
Автономность 20 суток
Рабочая глубина погружения 75 м
Предельная глубина погружения 90 м
Вооружение: 4 носовых и 2 кормовых ТА, общий боезапас 10 торпед
Одно 45-мм орудие (500 снарядов)

В соответствии с решением ВКП б и Правительства СССР в 1932 г. началась постройка 12 ПЛ типа "Щ" для Тихого океана. Первые 4 ПЛ ("Карась", "Лещ", "Карп" и "Налим") были заложены 20 марта. Вначале новую серию стали называть ПЛ типа "Карась" серии III, затем ПЛ типа "Щука" - бис и ,наконец, ПЛ типа "Щука" серии V (в ноябре 1933 г. ПЛ "Карась" получила название "Лосось").

На ПЛ серии III прочность переборки между первым и вторым отсеками была рассчитана, как и других переборок, на подводную аварию. Но метод приближенного расчета, которым при этом пользовались, не учитывал возможного переуглубления ПЛ при движении с дифферентом. Поэтому на ПЛ типа "Щ" серии V была добавлена еще одна поперечная переборка (на 31-м шпангоуте), разделившая второй отсек на два. Группы аккумуляторов оказались в результате изолированными одна от другой, что повысило живучесть аккумуляторной батареи. Одновременно кормовую переборку носового отсека передвинули на 2 шпации в нос (с 24-го на 22-ой шпангоут).

Следует отметить, что при изготовлении межотсечных переборок применялась электросварка. Ее использовали также при изготовлении некоторых цистерн и фундаментов отдельных механизмов внутри прочного корпуса. Электросварка настойчиво внедрялась в подводное кораблестроение.
Общее число отсеков ПЛ серии V увеличилось до 7. Однако пришлось пойти на хранение во втором отсеке запасных торпед без зарядных отделений, для сборки их перед стрельбой из торпедных аппаратов левого борта (№ 2 и № 4) использовать овальную переборочную дверь, а по оси торпедных аппаратов правого борта (№ 1 и № 3) сделать в новой переборке соответствующие люки.

Средняя цистерна была вынесена в междубортное пространство, что позволило облегчить ее конструкцию, повысив испытательное давление втрое. Эти конструктивные изменения диктовались также необходимостью транспортирования ПЛ типа "Щ" на Дальний Восток. Поэтому одновременно были изменены раскрой обшивки и набор прочного корпуса, который изготовлялся из восьми секций, соответствовавших железнодорожным габаритам.

Длина ПЛ серии V была увеличена на 1,5 м, в результате чего несколько возросло водоизмещение (592 т / 716 т). Этому способствовали также установка второго орудия калибра 45-мм и увеличение боезапаса вдвое (до 1000 снарядов). Первый железнодорожный эшелон с секциями ПЛ серии V был отправлен на Дальний Восток 1 июня 1932 г. Уже к концу года в строю были 7 ПЛ серии V. Их появление на Тихом океане вызвало серьезное беспокойство у правительства Японии. Японские газеты запустили такую информацию: "Большевики привезли во Владивосток несколько негодных старых ПЛ".

Всего до конца 1933 г. ТОФ получил 8 ПЛ типа "Щ" серии V (приемочный акт восьмой ПЛ "Форель", впоследствии Щ-108, был утвержден 5 апреля 1934 г.). Дальнейшей модификацией ПЛ типа "Щ" являлись ПЛ серии V - бис (первоначально серия VII), V- бис 2 , Х и Х-бис. В них вносились отдельные конструктивные изменения, которые улучшили живучесть, внутреннее помещение механизмов и устройств и несколько повысили тактико-технические элементы. Устанавливались более совершенные электронавигационные приборы, средства связи и гидроакустики.

Из 13 ПЛ серии V - бис - 8 ПЛ были построены для ТОФ, 2 ПЛ - для КБФ, 3 ПЛ - для ЧФ. Из 14 ПЛ серии V -бис 2 по 5 ПЛ получили КБФ и ТОФ, 4 ПЛ - ЧФ. Ко времени проектирования ПЛ серии V - бис появилась возможность повысить мощность главный дизелей на 35% практически без изменения их массы и габаритов. Вместе с улучшением формы булей это дало увеличение надводной скорости ПЛ более чем на 1,5 уз. Головная ПЛ серии V- бис "Воинствующий безбожник", строившаяся на средства добровольных взносов членов этого общества была заложена в ноябре 1932 г. При вступлении 19 июля 1935 г. в строй КБФ ПЛ дали новое название "Линь" (Щ-305). Второй ПЛ серии V- бис стала ПЛ "Сёмга" (Щ-308).

На ПЛ типа "Щ" серии V - бис 2 были несколько улучшены носовые обводы путем удлинения булей. Для хранения запасных торпед в сборке кормовую переборку второго отсека (на 31-м шпангоуте) сделали необычной - по профилю не вертикальной, а ступенчатой, верхнюю ее часть (над аккумуляторной ямой) сдвинули на одну шпацию в корму. Прочность переборок центрального поста, расположенного теперь в четвертом отсеке, была рассчитана на 6 атм.

5 ПЛ серии V- бис 2 - "Треска" (головная Щ-307), "Пикша" (Щ-306), "Дельфин" (Щ-309), "Белуха" (Щ-310) и "Кумжа" (Щ-311) были заложены в канун 16-й годовщины Октябрьской революции - 6 ноября 1933 г. Первые две из них вступили в строй КБФ 17 августа 1935 г., третья - 20 ноября 1935 г. До создания ПЛ серии Х (сперва V-бис 3) промышленность начала выпускать усовершенствованные дизели марки "35-К-8" мощностью 800 л.с. при 600 об / мин. В результате надводная скорость новых ПЛ типа "Щ" возросла по сравнению с ПЛ серии V - бис на 0,5 уз. Некоторому увеличению подводной скорости способствовала установка на них рубки так называемой лимузинной формы, характеризующейся наклоном ее стенок в нос и в корму. Однако при плавании в надводном положении, особенно в свежую погоду, такая форма рубки позволяла встречной волне легко накатываться по наклонной стенке и заливать ходовой мостик. Для устранения этого на некоторых ПЛ серии Х были установлены козырьки-отражатели, отводившие встречную волну в сторону борта. Меры, принимавшиеся для увеличения надводной и подводной скорости ПЛ типа "Щ" не дали желаемых результатов: наибольшая скорость была у ПЛ серии Х - 14,12 уз / 8,62 уз. Для успешных атак даже торговых судов этого было уже недостаточно.

Одной из серьезнейших проблем в подводном кораблестроении всегда была обеспеченность ПЛ запасами пресной воды, ибо это непосредственно сказывалось на ее автономности. Еще при постройке ПЛ типа "Д" ставился вопрос о создании электрических опреснителя, способного удовлетворить потребность экипажа в пресной воде для питья и приготовления пищи, а также в дистиллированной воде для доливки аккумуляторов. Долгое время решение этой проблемы затруднялось из-за недостаточной надежности нагревательных элементов и большого расхода электроэнергии. Но в конце концов оба вопроса были решены: во-первых, путем улучшения технологии и качества теплоизоляции, во-вторых, введением более полной рекуперации тепла из отходящих воды и пара. Одновременно были найдены способы придания опресненной воде нужных вкусовых качеств и снабжения ее теми микроэлементами, без которых невозможно нормальное функционирование человеческого организма. Первый образец электроопреснителя, удовлетворявший предъявляемым требованиям, был установлен на ПЛ типа "Щ" серии Х.
Головная ПЛ Щ-127 серии Х была заложена 23 июля 1934 г. Она строилась для ТОФ. В тот же день началась постройка еще одной ПЛ серии Х (Щ-126). Первые 4 ПЛ этой серии вступили в строй ТОФ 3 октября 1936 г. Всего промышленность дала ВМФ  32 ПЛ типа "Щ" серии Х, которые были распределены по флотам следующим образом: КБФ - 15 ПЛ, ЧФ - 8 ПЛ, ТОФ - 9 ПЛ.

До начала войны вступили в строй 75 ПЛ типа "Щ" серий II, V, V - бис, V - бис -2 и Х. В постройке находились 13 ПЛ серии Х - бис, из них 9 ПЛ были зачислены в состав ВМФ до конца войны.
В общей сложности из 88 ПЛ, которые промышленность строила, в состав ВМФ вошли 86 ПЛ, две ПЛ были разобраны после войны.

На счету ПЛ типа «Щ» в годы Великой Отечественной войны значится 29 потопленных транспортов противника (82 211 брт.; сюда же включены финский пароход «Вильпас» и немецкий «Рейн-бек», уничтоженные в ходе советско-финляндской войны), японский мотобот, а также две немецкие БДБ, подводная лодка и сторожевик. Еще четыре вражеских судна (18 168 брт) получили повреждения.  Особняком стоят 19 транспортов и шхун нейтральных государств (10 турецких, 5 болгарских, 3 шведских, 1 эстонский; общий тоннаж около 6500 брт), уничтоженных вблизи территориальных вод указанных государств. В масштабах общих достижений наших подводников «щуки» претендуют примерно на 40% по количеству и на 35% по тоннажу — больше, чем экипажи подводных лодок любых других типов. На Балтике в 1941—1945 годах «щуки» потопили 17 из 31 вражеского транспортного и вспомогательного судна; на Черном море — 5 из 17, на Севере — 5 из 23. Такая неравномерность объясняется не только распределением подлодок по флотам, но и тем, что к началу войны практически все «щуки» находились в строю или на сдаточных испытаниях и, следовательно, вынесли на себе основную тяжесть борьбы на коммуникациях противника в 1941—1942 годах. Не случайно первых побед на каждом из западных театров добились именно подводные лодки типа «Щ». К тому моменту, как наши подводники и командование накопили необходимый опыт, уцелело лишь небольшое количество подлодок этого типа, да и из них примерно половина оказалась на приколе из-за слабости судоремонтной базы на Севере и Черном море.

Но и потери ПЛ типа «Щ» впечатляющи - погибли 31 из 44 (70%), принявших участие в Великой Отечественной войне. На всех театрах главной причиной их гибели стали мины: на них подорвалось 13—14 балтийских, 6 черноморских и 3 североморские. 5—6 лодок потопили надводные корабли, 2 — вражеские субмарины и еще одну, по-видимому, своя авиация. Фактически уничтожение каждого вражеского корабля или судна оплачивалось гибелью одной «щуки». 17 из погибших подлодок не смогли открыть боевой счет, как минимум, восемь (Щ-203, Щ-208, Щ-212, Щ-302, Щ-322, Щ-324, Щ-405, Щ-408) погибли, так ни разу не выйдя в торпедную атаку, а пять (Щ-206, Щ-301, Щ-302, Щ-319, Щ-408) не вернулись из первого же боевого похода.

Погибшие подводные лодки типа «Щ» в Великой Отечественной войне по годам:
1941 год.  6.07.1941 пл. Щ-206 БФ, 28.08.1941 пл. Щ-301 БФ, 09.1941 пл. Щ-319 БФ, 10.1941 пл. Щ-322 БФ, 11.1941 пл. Щ-211 ЧФ, 11.1941 пл. Щ-324 БФ, 12.1941 пл. Щ-204 ЧФ. 1942 год. 03.1942 пл. Щ-210 ЧФ, 8.04.1942 пл. Щ-421 СФ, 04.1942пл. Щ-401 СФ, 13.06.1942 пл. Щ-405 БФ, 20.06.1942 пл. Щ-214 ЧФ, 07.1942 пл. Щ-317 БФ, 09.1942 пл. Щ-208 ЧФ, 10.1942 пл. Щ-320 БФ, 10.1942 пл. Щ-302 БФ, 14.10.1942 пл. Щ-213 ЧФ, 10.1942 пл. Щ-311 БФ, 10.1942 пл. Щ-308 БФ, 29.10.1942 пл. Щ-304 БФ, 05.11.1942 пл. Щ-305 БФ, 11.1942 пл. Щ-306 БФ, 12.1942 пл. Щ-212 ЧФ. 1943 год. 1.05.1943 пл. Щ-323 БФ, 22.05.1943 пл. Щ-408 БФ, 1.06.1943 пл. Щ-406 БФ, 07.1943 пл. Щ-422 СФ, 09.1943 пл. Щ-203 ЧФ, 10.1943 пл. Щ-403 СФ. 1944 год. 03.1944 пл. Щ-216  ЧФ, 21.09.1944 пл. Щ-402 СФ.
---
Трагические «Малютки»
И нельзя не упомянуть наши малые подводные лодки типа «М» - «малютки». Посылать их в море с боекомплектом всего в две торпеды - это даже преступлением назвать нельзя.  Причем такие же немецкие малые подводные лодки времен Первой мировой типа UB имели боезапас в 4 торпеды, а немецкие малые лодки времен Второй мировой  II серии имели уже по 5 торпед. Всего было построено 111 лодок. Из 99 наших «малюток» построенных перед войной и в годы войны не все успели принять участи в боевых действиях, еще 34 «малютки» были на ТОФ. Всего погибло 39  «малюток», в годы войны  – 34 …

Серия VI. Построено 30 лодок. Главный конструктор А.Н. Асафов. Развитие проекта субмарины «Минога» (1908 г.). Построены в 1932–33 на заводе № 198 в Ленинграде. Собраны в 1932–34 на заводе № 202 во Владивостоке (кроме М -51, 52, достроенных на заводе №200 в Николаеве). Первые советские субмарины, при постройке которых клепку заменили электросваркой.
Крайне неудачный проект:
1) плохая мореходность (волна накрывала ограждение рубки и через рубочный люк заливала аккумуляторную батарею);
2) малая скорость на поверхности и под водой;
3) длительность погружения (2 минуты);
4) большая длительность всплытия (11 минут!);
5) высокая шумность на подводном ходу;
6) очень слабое вооружение;
7) выброс лодки после пуска торпеды;
8) плохая вентиляция внутренних помещений;
9) плохая обитаемость;
10) крайне недостаточная дальность плавания.
 -
Серия VI-бис. Построено - 20 лодок. Погибло – 12. Построены в 1934–39 на заводах № 196, 198, 200. Улучшенный проект M-VI. Главный конструктор А.Н. Асафов. Лодки этой серии, несмотря на некоторые улучшения, сохранили все принципиальные недостатки серии предыдущей.
 -
Серия XII. Построено – 45. погибло – 27. Построены в 1936–42 на заводе № 196 в Ленинграде. Развитие проекта M-VI-бис. Главный конструктор П.И. Сердюк.
-
 Серия XV. Построены в 1940–48, в годы войны – 4 лодки, остальные 11 после войны. Строились в годы войны на заводе №196 в Ленинграде, достраивались на заводе № 638 в Астрахани. Развитие проекта М-XII. Главный конструктор Ф.Ф. Полушкин. Последней лодкой данного типа стала М-294, вступившая встрой 3.03.1953. Главные отличия от M-XII: а) цистерны главного балласта размещены в бортовых булях (демонтируемых при транспортировке по железной дороге); б) двухвальная силовая установка с двумя дизель-моторами; в) 4 торпедных аппарата вместо двух.
Корпус стал длиннее на 5 м, шире на 1,1 м.

Погибшие  подводные лодки типа «М» в Великой Отечественной войне по годам:
1941 год.  23.06.1941 пл. М-78 БФ, 28.06.1941 пл. М-99 БФ, 1.07.1941 пл. М-81 БФ, 21.07.1941 пл. М-94 БФ, 08.1941 пл. М-103 БФ, 23.09.1941 пл. М-74 БФ, 10.1941 пл. М-58 ЧФ, 11.1941 пл. М-59 ЧФ, 11.1941 пл. М-34 ЧФ, 14.11.1941 пл. М-98 БФ, 23-26.06.1941 в Лиепае взорваны: М-83, М-80, М-71. Небоевые потери: 08.1941 пл. М-49 ТОФ, 08. пл. М-63 ТОФ. 1942 год.  10.01.1942 пл. М-175 СФ, 15.06.1942 пл. М-95 БФ, 04.07.1942 пл. М-176 СФ, 08.1942 пл. М-173 СФ, 08.1942 пл. М-33 ЧФ, 09.1942 пл. М-97 БФ, 09.1942 пл. М-60 ЧФ, 1.10.1942 пл. М-118 ЧФ, 11.1942 пл. М-121 СФ, 12.1942 пл. М-31 ЧФ, 12.1942 пл. М-72 БФ. 1943 год. 14.05.1943 пл. М-122 СФ, 05.07.1943 пл. М-106 СФ, 22.09.1943 пл. М-51 ЧФ, 10.1943 пл. М-172 СФ, 10.1943 пл. М-174 СФ. 1944 год. 04.01.1944 пл. М-36 ЧФ, 02.1944 пл. М-108 СФ, 09.1944 пл. М-96 БФ.
-
Малые подводные лодки типа «А»
Проект и постройка американской фирмы «Д. Голланд». Куплены в США, в разобранном виде доставлены морем во Владивосток, по ж.д. перевезены на Балтику и на Черное море, где были собраны на Балтийском заводе в Петрограде и на заводе «Наваль» в Николаеве. Для своего времени очень хорошие подводные лодки. 3.04.1918 г. все лодки «АГ» Балтийского флота взорваны в гавани Гангэ (Ханко) во избежание захвата германскими войсками.

А-1 (до 15.09.1934 г. «Шахтер», до 12.06.1923 г. «Незаможный», до 31.12.1922 г. «АГ-23»)
Заложена в 1917 г. на заводе «Руссуд» в Николаеве под названием АГ-23. Спущена на воду 1.06.1920 г. Вступила в строй 21.10.1920 г. и вошла в состав ЧФ. Прошла капитальный ремонт в 1928–1929 гг. 15.09.1934 г. переименована в А-1. На 22.06.1941 г. находилась в капитальном ремонте в Севастополе. 26.06.1942 г. взорвана из-за невозможности перевода на Кавказ. В апреле 1945 г. поднята и сдана на слом.

А-2 (до 15.09.1934 г. «Коммунист», до 31.12.1922 г. «Им. тов. Луначарского», до 1.06.1920 г. «АГ-24»)  Заложена в 1.06.1920 г. на заводе «Руссуд» в Николаеве под названием АГ-24. Спущена на воду 2.04.1921 г. Вступила в строй 22.07.1921 г. и вошла в состав ЧФ. Прошла капитальный ремонт в 1928–1929 гг. 15.09.1934 г. переименована в А-2. На 22.06.1941 г. находилась в капитальном ремонте в Севастополе. 18.08.1941 г., после окончания ремонта, вышла в Поти. В 1947 г. выведена из боевого состава. 18.11.1950 г. исключена из списков ВМФ.


А-3 (до 15.09.1934 г. «Марксист», до 23.03.1923 г. «АГ-25») Заложена в 11.07.1921 г. на заводе «Руссуд» в Николаеве под названием «АГ-25» . Спущена на воду 5.04.1922 г. Вступила в строй 26.05.1922 г. и вошла в состав ЧФ. Прошла капитальный ремонт в 1934–1935 гг. 15.09.1934 г. переименована в А-3. На 22.06.194] г. находилась в капитальном ремонте в Севастополе. 18.08.1941 г., после окончания ремонта, вышла в Поти. Последний раз радиосвязь с А-3 была 28.10.1943 г. На базу ПЛ не вернулась. По румынским данным была атакована глубинными бомбами судном-ловушкой и тремя катерами-охотниками и потоплена в районе м. Тарханкута (Каламитский залив).

А-4 (до 15.09.1934 г. «Политработник», до 4.05.1923 г. «АГ-26») Заложена 23.10.1920 г. на заводе «Руссуд» в Николаеве под названием АГ-26. Спущена на воду 24.02.1923 г. Вступила в строй 11.07.1923 г. и вошла в состав ЧФ. Прошла капитальный ремонт в 1928–1929 гг. 15.09.1934 г. переименована в А-4. 22.06.1941 г. находилась в Поти. 6.03.1947 г. выведена из состава ВМФ.


А-5 (до 15.09.1934 г. «Металлист», до 3.02.1931 г. «АГ-21»)  Заложена и спущена на воду в 1917 г. на заводе «Руссуд» в Николаеве под названием АГ-21. Вошла в состав ЧФ в 1918 г. 23.04.1919 г. затоплена англичанами у Севастополя. 5.01.1928 г. поднята и после капитального ремонта 30.12.1930 г. вошла в состав ЧФ. 8.06.1931 г. затонула в результате аварии. 10.06.1931 г. поднята и 1.01.1932 г. введена в строй. 15.09.1934 г. переименована в А-5. Прошла капитальный ремонт в 1936–1938 гг. На 22.06.1941 г. находилась в капитальном ремонте в Севастополе. 2.08.1941 г., закончив ремонт, вышла в Поти. 25.07.1942 г. в районе Одессы, находясь в подводном положении, подорвалась на мине. Получила тяжелые повреждения корпуса, вертикального и горизонтальных рулей и винтов. Частично устранив повреждения, 28.07.1942 г. начала движение в базу, где встала в ремонт на 22 месяца. 28.07.1945 г. переоборудована в ПЗС и исключена из боевого состава флота, а 6.03.1947 г. сдана для разборки на металл.

==


И, несмотря на беспримерные по сложности условия боевой обстановки, несовершенство своих кораблей и систем оружия, наши подводники смело шли в бой. Вечная слава им …


Рецензии
Спасибо.
Вечная память.
Братишка моей бабули погиб на
Диксоне, до войны. Затерло льдом.
Вечная память ему, Кузьминых
Дмитрию, и его товарищам.

Иветта Дубович Ветка Кофе   07.04.2020 11:18     Заявить о нарушении