Книга Судеб. Глава 9

  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ.

  «…Даже не знаю, для чего мне потребовалось писать дневник. Никогда не занимался подобными глупостями и считал это занятием для девушек, точнее для девочек. Но сегодня я проснулся с твёрдым намерением попытаться записывать события, которые происходят со мной последние месяцы. Уж не знаю, что мне приснилось - я обычно не помню снов, но некое направление мысли они часто задают. А этим утром всё было несколько иначе, и я пробудился с чётким решением: «надо!». Вот надо и всё тут… Откуда эта мысль взялась и что означает я даже не думал - потом разберусь.

  Принял душ, позавтракал, сварил чашку кофе и присел к столу. Затем достал стопку писчей бумаги, взял ручку, подаренную мне лет десять назад и наконец-то пригодившуюся, и уставился на девственно белый лист. Мдааа… интересно, а как обычно пишут дневники? Видимо, и в этом деле опыт требуется. К тому же, будучи художником, да ещё и стилистом, я никак не мог позволить себе просто излагать события прошедших дней. Нет, мне необходима форма, в которой я буду писать, стиль, который будет отличать мои записки от всех других! В тот момент я даже не подумал, что дневники, обычно, не предназначены для прочтения другими, это личное действо, нечто вроде исповеди. Ну, в идеале, конечно…

  Так, вот и мысль появилась! Буду писать длинное письмо другу, с продолжением и лирическими отступлениями, описывать всё происходящее со мной, может советоваться, а возможно и спорить. Ведь я понимаю, кому будет адресовано это письмо, а следовательно, и некоторые возможные ответы знаю заранее. И даже могу предположить, что сейчас в глазах моего возможного читателя появилась его постоянная ирония. Ничего, это нормально, я же знаю какой он на самом деле…

  Итак, mon cher ami, я пишу тебе письмо, сам не зная о чём и зачем. Хотя нет, уже знаю, какая тема требует увековечения, а может и просто отображения на бумаге - ведь когда ты что-либо пишешь, то невольно систематизируешь мысли и включаешь логику. А мысли у меня последнее время совсем разбрелись в разные стороны, встречаются в голове редко, да и то, судя по всему, только ночью. Их напрочь вытеснили чувства, а ещё точнее чувство… Я влюбился, мой друг! Представляешь? Даже не так, влюблялся я и раньше, тебе ли не знать, но сейчас всё намного серьёзнее, это уже похоже на любовь. Нет, она не идеал, да идеалов, в реальной жизни и быть не может. Когда ты любишь человека, то прекрасно знаешь его недостатки, просто они для тебя не столь важны… Вот встречаешь человека и чувствуешь - он свой, тот, который нужен. С другими уже… не вкусно, понимаешь? От этого человека всегда остаётся чудное послевкусие, тебе, оторвавшись от него на минуту, тут же хочется вернуться. Так, если я пустился в рассуждения о таком тонком понятии, значит действительно полюбил…

  Началось это несколько месяцев назад, и ты не поверишь, где я с ней познакомился - в соцсетях! Всегда смеялся над такими знакомствами, даже шуточки на эту тему придумывал. Да-да, типа: «Друзья в интернете отговаривают меня от свидания с девушкой из соцсетей, говорят, что она выдуманная. Вся беда в том, что они тоже…». Конечно, это же суррогат отношений, здесь не может быть ничего серьёзного! Потрепаться со знакомыми можно, обсудить проблему вполне реально, передать нужную информацию - всё это нормально, для этого сети и придуманы. Но отношения, да ещё и серьёзные? Нет, это нонсенс! Надо видеть человека, ощущать его во всех мельчайших деталях поведения, тут важны именно нюансы. И совсем не обязательно эти мелочи должны тебе нравиться, они, скорее, должны тебя привлечь, стать неотъемлемой частью человека, с которым ты общаешься.

  Но с Кристиной всё получилось иначе…»
 
  Я оторвался от чтения и налил себе минералки - очень хотелось пить. Вот ведь незадача, опять эти сети! Нет, не подумайте, что я отношусь к ним отрицательно - они делают свою работу отменно. Глупо отрицать настолько полезную и нужную придумку. Я, кстати, понял всю важность такого вида общения в тот момент, когда немного приболел. Сижу дома, никому не мешаю, общаюсь в соцсетях как здоровый. И не важно, что у меня температура, например… Хочешь - общаешься с человеком, хочешь - молчишь и только читаешь. Очень удобно, знаете ли! К тому же, я там могу быть двухметровым голубоглазым блондином, владельцем заводов, газет, пароходов - кто мне запретит? Нет-нет, очень полезная вещь, практически необходимая в хозяйстве. Но влюбляться, а тем более полюбить? Не знаю, не знаю…

  Встал, тихо прошёл мимо спящей Пятницы на кухню, взял ещё бутылку воды. Вернулся обратно на веранду, кинул взгляд на записки, лежащие передо мной. Кристина… Странно, Игорь никогда мне о ней не рассказывал. Ах, да, что ж я за бестолочь-то такая! У него же всё серьёзно закрутилось к тому времени, когда я уехал готовить эту выставку. Хорошо, с этим понятно…

  Я отпил воды, отодвинул стакан на край стола и вернулся к дневнику.
 
  «Но с Кристиной всё получилось иначе. Она появилась в качестве комментатора публикуемых мной шуточек внезапно, и привлекла к себе внимание каким-то необычным подходом. Вроде бы похоже слова звучат, но не так - интонация чувствуется. Или это я сразу включился в её необычный стиль? Тоже может быть, сейчас уже точно и не вспомню. Факт в том, что через несколько дней мы подружились и перешли на «ты», а я зашёл на её страницу. В гости заглянул, так сказать… где увидел совсем другого человека - тонко и изящно пишущего довольно остроумные рассказы, иногда публикующего талантливые, но очень печальные и глубоко личные стихи, перемежающиеся шуточками на грани фола. Очень необычный коктейль, но меня он заинтересовал…

  Недолго думая, я написал ей сообщение, в котором просто спросил о том, почему она грустит. Ответ пришёл буквально через секунду, как будто она ждала этого письма. Не буду мучить тебя деталями, поведаю самую суть. Оказалось, что Кристина врач, кардиолог, как она сама себя охарактеризовала - сердечных дел мастер. И сразу же поправила себя - нет, максимум подмастерье… А вот её муж - тот действительно был мастер! Когда я спросил почему «был» выяснилось, что муж умер. Сердце… Да, и у гениальных кардиологов бывают инфаркты, представляешь? Было это уже несколько лет назад, но… как вчера. Я выразил ей свои искренние соболезнования, на что она поблагодарила и добавила, что боль от утраты притупилась, особенно в последние дни… Потом поблагодарила и за это, а на моё недоумённое восклицание «за что, собственно?», прислала мне какой-то смеющийся смайлик. Ох, не люблю я эти рожицы, называемые противным словом «эмодзи»! Не понимаю я их - неужели в словах мало эмоций? Всё можно сделать словами, практически всё! Недаром говорят, что словом можно поднять до небес, а можно и убить. Поэтому я попросил Кристину говорить со мной словами, если это не сложно, конечно, на что моментально получил утвердительный ответ с извинениями и одним уточнением:

  - А мы будем общаться, да?

  - Конечно. Если ты хочешь…

  - Я хочу! И не буду сильно тебе надоедать, я тихошечко в уголочке посижу.

  Я рассмеялся - ещё остававшийся тонкий ледок в отношениях был окончательно сломан. Мы поболтали минут пятнадцать, и я выяснил, что Кристина на десять лет младше меня, что живёт она под Киевом, в живописном местечке, называемом Белогорье. Живёт одна, если не считать пары чёрных котов, да любимой, но абсолютно дикой овчарки по кличке Дик. Селянка, как она себя назвала, но вынужденная. Выросла в Крыму и считает себя истинной крымчанкой, но в настоящее время работает в Киеве, в довольно престижном кардиологическом центре…

  Закончив разговор и попрощавшись, я почувствовал то самое приятное послевкусие. На душе было легко и светло, как будто там только что прошёл лёгкий грибной дождик, освещаемый косыми лучиками солнца. И тепло, и легче дышится… А ведь мы только переписывались, ничего более!

  Утром меня ждало письмо с вложенной в него фотографией чашечки кофе и припиской: «Ты же любишь кофе по утрам?». Вот не поверишь - я ощутил аромат свежесваренного кофе увидев эту фотографию… Сглотнул набежавшую слюну, рассыпался в благодарностях и отправился на кухню воплотить пожелание в жизнь. А вернувшись, я обнаружил, что мне уже ответили, причём с явным удовольствием. Не помню деталей той беседы, но мы проболтали целую вечность, расспрашивая друг друга о деталях жизни. Почему-то нас интересовали именно детали, мы находили в них особый смысл… Но через какое-то время мне надо было убегать по делам, мы простились, договорившись встретиться вечером. Ну а вечером всё продолжилось, мы рассказывали о разных смешных и интересных случаях, когда-либо приключившихся с нами, периодически перебивая друг друга, и обратив внимание на время только глубоко за полночь, когда уже тянуло спать. Часа в три ночи...

  Теперь понимаешь? Понимаешь, конечно, ты всегда отличался хорошим сочетанием интуиции и логики. Мне хотелось общаться с Кристиной всё чаще и дольше, мы проводили за беседами в сети несколько часов и никак не могли наговориться. Темы были не важны - нам было интересно практически всё, мы могли говорить о детских шалостях, о школьных годах, об учёбе в институте и моей службе в армии, даже о политике и международной обстановке. Но это реже…

  - А ты знаешь, что в детском саду я терпеть не могла манную кашу, которую нам давали на завтрак?

  - Ой, да кто же её любит в детстве?

  - Бывают и такие… Другие детишки быстро съедали и бежали играть, а я сидела одна и по щекам моим текли слёзки… Но у нас была очень строгая воспитательница - она не разрешала вставать из-за стола, пока не поем. Вот так сидела и плакала…

  - Бедняжка. И долго сидела?

  - Обычно до обеда…

  И вот от такой милой болтовни становилось тепло и покойно на душе, там зарождалось нечто неведомое, обычно называемое любовью. Я и сам не заметил, как постепенно стал ощущать её присутствие в кресле рядом, слышать голос, который сам себе придумал. Этакий всегда сопровождающий меня образ - то ли дух счастья, то ли ангел хранитель, воплотившийся в образе милой девушки…

  Наша переписка продолжалась почти месяц, незаметно приблизился странноватый праздник имени некоего Святого Валентина, к которому у меня двойственное отношение. Нет, я понимаю, что людям хочется иметь как можно больше поводов для поздравлений, но почему выбрали именно этого святого? Из-за его толерантности? Ладно, не буду тебе надоедать этой довольно мутной историей - сам всё знаешь, да и рассказать хочу о другом.

  Итак, праздник. Долго думал о том, удобно ли поздравлять Кристину с таким личным праздником - а вдруг я ошибаюсь насчёт её отношения ко мне? Может быть, ей просто приятно со мной болтать, и я являюсь неким подобием громоотвода в её не такой уж долгой, но полной утрат жизни? Так, всё, хватит рефлексировать, пора принимать решение! Свой телефон она мне давно прислала - «на всякий случай, мало ли что случится», как она прокомментировала, а значит, могу и позвонить. Случилось уже…

  Набираю её номер в мессенджере телефона, ставлю на видеозвонок, и сижу, уставившись в экран с довольно тупой улыбочкой, текст поздравления придумываю. Через несколько секунд раздаётся весьма мелодичный и чуть хрипловатый голос, который с удивлением произносит «Алло», потом из телефона доносится «ой, это же видео…», и передо мной возникают два огромных зелёных глаза. Они всматриваются в меня, ещё больше зеленеют, и вдруг происходит нечто странное - я слышу какой-то сдавленный стон и телефон, подпрыгнув пару раз, начинает показывать потолок с хрустальной люстрой. Хорошо, что хоть люстра не раскачивается, а то бы совсем походило на какой-нибудь триллер…

  Я не знаю, что и думать в такой ситуации, сижу в полном недоумении, боясь пошевелиться. Наконец экран оживает, в нём появляется милое личико Кристины, и я слышу её шёпот:

  - Игорёшшш, это ты?

  - Конечно я, Криссс… Вот, решил позвонить тебе, поздравить с этим глупым, но довольно милым праздником.

  - Почему глупым?

  - Не знаю, как-то это надумано, что ли… Объявить один день праздником влюблённых мне кажется странной идеей - он у них должен быть всегда, каждый день.

  - Да, ты прав. У меня уже несколько месяцев праздник. С того самого дня, как я увидела тебя в сети. А когда ты мне написал… с того момента это стало счастьем!

  - Прямо вот так, сразу?

  - А ты не смейся… Прямо. И сразу. Нет, не так, мне кажется, что я любила тебя всегда, тысячу лет, и в каждой своей жизни искала только тебя, твои глаза… И когда увидела - сразу узнала!

  Я молчал и смотрел в её искрящиеся глаза, не в силах сказать и слова.

  - Игорёш, что ты молчишь и улыбаешься? Я дурочка, да? Но я сейчас наверху блаженства, так что ты должен меня простить. Потом я привыкну, наверное, но сейчас во мне столько эмоций, что я не могу сдерживаться.

  Прокашлявшись, я обрёл голос и задал так интересовавший меня сейчас вопрос:

  - Крис, а что было в самом начале разговора? Я, если честно, не очень понял…

  Она смущённо хихикнула и потупилась.

  - Понимаешь… это я в обморок упала, кажется. Но ты не волнуйся, я хоть и сумасшедшая, но не припадочная. Ну, во всяком случае, была. До сегодняшнего дня…

  Я рассмеялся и просто физически ощутил, как по телу разливается абсолютное чувство полного и всеобъемлющего счастья. Вот в этом состоянии мы и проболтали несколько часов. Пока хватило заряда в телефоне…»
 

  …мягкие пальчики закрыли мне глаза. Интересно, кто бы это мог быть? Тем более, что так на нашем острове со мной может общаться только один человек, и по аромату чувствую - она принесла мне чашечку кофе. Я осторожно убрал от лица любимые пальчики, поцеловал их, усадив своё сокровище к себе на колени.

  - Фросечка, а ты у меня в своём уме?

  Она удивлённо посмотрела на меня, ласково улыбнулась одними глазами и покачала головой.

  - Неть, в твоём.

  Я чуть с кресла не свалился от этих слов, особенно когда перехватил любящий, но вмиг ставший серьёзным взгляд этих бездонных голубых озёр. Надо же, как точно сказано - ни убавить, ни прибавить! И говорить больше ничего не хочется, есть только желание утонуть в этих любимых водоёмах…



   (продолжение следует...)


Рецензии