Глава 27. Больная боль

Приехав к месту назначения, Людмила, взяв волю в кулак, прошла в кафе. Сев за последний столик, она взяла телефон и хотела было позвонить, но немного покрутив телефон в своих руках, положила его на стол.
- Что-то будете заказывать? - она подняла свои глаза и увидела официанта: - Нет, я пока откажусь. Сейчас прибудет еще один человек, и мы уже вместе решим!
Посидев еще некоторое мгновение, смотря в потолок, она резко обратила внимание на мужчину, который присел напротив. Он был статный, лет пятидесяти. Людмила, поняла, что именно этот мужчина ей по душе. Когда мужчина поднял свои глаза, она влюбилась. В этот момент подошла Варвара. Присев рядом с Людмилой она тоже обратила внимание на глаза мужчины. Они были ярко синего цвета, словно океан. Мужчина смутился от взглядов двух женщин. Немного поколебавшись, сказал: - Хм, девушки! Я похоже не за тот стол сел? Я пожалуй пойду! - мужчина уже собрался встать, как его перебила Варвара: - Нет, что вы. Давайте кофе изопьём с вами, вы представитесь. Такой вы статный. Не откажете красивой девушке? – Варя, мило улыбаясь, предложила мужчине.
- Ну, раз уж вы настаиваете, пожалуй, я соглашусь. Я Золотов Георгий Алексеевич, нотариус. Вот моя визитка! - протянув Варваре с Людмилой, по визитке, продолжая: - Нет уж, пожалуй, я пойду!
Мужчина встал из-за стола и удалился. Людмила смотрела на Варвару с ненавистью. В ее глазах была озлобленность и  отчаяние. Немного оправившись от происходящего, она угрюмо спросила: - Слушай! Тебе что, мужа мало? Мне за брата обидно очень, он значит в коме, а ты такое себе позволяешь!
- Во-первых, Евгений уже не в коме, а во-вторых я его больше не люблю. И об этом хотела как раз с тобой поговорить! - с большой злостью ответила Варвара.
- Ты хочешь сказать, что только из-за этого меня вытащила сюда? Ты в порядке вообще? - прикрикнула женщина.
- Знаешь что?! Вообще-то твоя девочка, которую ты спасла, восемнадцать лет назад, мертва. Ее сестра Ника тоже! Да и фирм у нас больше нет, я перевожу их похитителям. Если этого не сделать, то они труп нашей Викули, скормят собакам. Теперь ты довольна услышав всю правду? - с большей злостью и безразличием, ответила Варвара. В ее глазах не было сожаления о том, что она сказала. Она настолько устала от всего этого, что ее сердце покрылось коркой, из плотного наста, и она уже не обращала внимание, ни на что. В ее сердце запал мужчина, который только что, был с ними за одним столиком. Людмила с тревогой в душе спросила:
- И что нам теперь делать? Ты бросишь моего брата? Заставишь его страдать? Это после того, что он для вас сделал? Тебе не стыдно? Он ради вас же и подставился тогда в девяностые, а сейчас ты с таким лёгким сердцем, говоришь, что не любишь? И мужчина будет мой, тот который сидел недавно с нами! А Евгению  я специально ничего говорить не буду. Сама выпутывайся из данной ситуации!
- Ты вообще представляешь каково это? Похоронить и дочь, и племянницу, затем пережить практически смерть любимого человека? Знаешь, каково это стоять за дверью, и наблюдать за обездвиженным, и таким родным телом, любимого мужчины? Знаешь каково это, лежать на холодном полу, рыдая, и скорбно молить о спасении дочери, и о муже?! А теперь ещё и муж инвалид, с потерянной памятью? Ну, уж нет! Увольте! Ещё и мужа овоща я не выдержу! И мне безразлично, что он там узнает, я ухожу из его жизни. Нас больше ничего не сближает! И я хочу другого финала для своей "сказки". Ты сама теперь разбирайся! Девочку нашу я сама похороню, и деньги, наши с Евгением сбережения, поделим пополам. Я закину на твой счет попозже. Мне все надоело, веришь, нет? Скажешь слабая? А я знаешь что отвечу?! - Варвара посмотрела злостно испепеляющим взглядом, продолжив: - Нет... Увы, слабая, столько сколько я, даже под пушечным выстрелом не выдержит! Все! Я ухожу! - Варвара начала вставать из-за стола, как Людмила, схватив за запястье, сквозь зубы, промолвила:- Ты еще об этом пожалеешь, дрянь!
- Это мы еще посмотрим Люд! Все, отпусти мою руку, мне пора! - Варвара быстро ушла из кафе.
 Людмила, находясь в большом шоке, смотрела в одну точку. Посреди кафе суетились официанты, царила домашняя обстановка, приглушённый свет. Но, она не обращала, на царившую вокруг атмосферу никакого внимания. Людмила сидела и думала, глубоко закрывшись в себе, что же делать дальше.


Рецензии