Силуэт старого скульптора

               
Петр никогда и ничем  не выделялся из природы. Он,  как ее венец, лишь  оставался ее составной частью,  даже сейчас.

Не особо он выделялся и в детстве, в играх школьников на Старом Городке. И в учебе не выделялся. Хотя и часто вспоминал слова матери.

- Петрусь, учись! - И, когда будут у тебя деньги, люди станут звать  по имени и отчеству - Петр Яковлевич! А так всю жизнь Петром и останешься!

А ему больше  нравилось  наблюдать природу.

Тогда народ был, наверное, более воспитан. Столько лет простояла каменная двухметровая половецкая баба возле Старого Городка, а никто и не тронул!  Рассматривали узоры, или вышивки на каменной одежде, сделанные древним скульптором.
 
А только недавно это половецкое изваяние возле музея поставили.

В детстве зимой, возле этого изваяния, Петр вылепил  очень большого снеговика, метра два в диаметре. Причем хитро, изобретательно. В середине поставил старые корзины из лозы, а поверхность облепил снегом. Еще на ночь и водичкой полил, для прочности. Голову разукрасил. Простоял снеговик всю зиму…  Издали белели  силуэты, будто  два снежных человека!

Рядом, на Старом Городке, жила лань. Очень осторожная! Ее никто из школьников  не видел, а Петру летом, все-таки, посчастливилось! Со школы медленно шел через луг.

Т-т-ку-у! Ту-ку-у!

Лань выскочила из-за кустов и в два прыжка исчезла в лесу.  Ох и к-к-красная! Луг не скошенный, а она, наверное, водичку возле родника пила. Подпрыгнула, запомнился ее силуэт, как фигурка на капоте «волги»!

Немного неожиданно для самого Петра, его приняли учиться в  столичное высшее художественно-промышленное училище,  на отделение монументально-декоративного и прикладного искусства.

На вступительном экзамене он вылепил из пластилина три лошадки. Правда, ноги им чуть потолще сделал, чтобы не падали. Спички или там, что-то вставлять, преподаватель запретил.

Одна лошадь из корыта воду пьет, вторая – повернула голову оглядывается, а третья  - пасется.  Композиция получилась!

Довольно хорошо учился и у профессора   Шульца -  автора известного  памятника А. С. Пушкину, кажись,  в Ростове на Дону.

И рисовать любил Петр. Еще и девчатам помогал на первом курсе. Особенно Анастасии, Насте, самой стройной на факультете. Ох и черные глаза!… Гуляли  вечерами в маленьком парке, по Волоколамскому шоссе…

Долго ее помнил, даже в армии. Еще бы! Но писем не писал.  Стеснялся солдат!
 
В «учебке», когда еще не был старшиной,  нарисовал на стене в офицерской столовой натюрморт. Нарисовал на белой стене домашнюю сирень, точнее –  старый, еще  домашний натюрмортик и окно. 

Получилось, будто сирень за окном цветет. Рядом, возле рисунка, столик стоял для офицеров. Сирень получилась там, а здесь – столик, живой!

Потом, много лет спустя, не совсем по специальности пришлось работать, на фарфоровом заводе. Декоративно – парковой скульптурой занимались. В детском парке много  сказочных фигур создал из шамота. Кое-что уже успело  разбиться…

На заводе за целый день, как налепится,  даже в голове дурно. По дороге домой часто заходил к скульптору  Ивченку. Новости о фонде узнать, просто поговорить.

Зимой уже темно было, но скульптор ожидал, через окно виден был его силуэт.  Вождя лепил, из черной глины.

- А полепить хочешь, - поздоровавшись спрашивал скульптор, прищурив глаз. – Он же знал, что у Петра «чернило» есть! 

-Та, хочу, - учился же!  - Так вы же не дадите!

-Да, я ведь знаю, что ты тоже скульптор, - добродушно говорит Ивченко. -Только ты же ничего не испорти, я ведь почти уже закончил.

Разрешил, уважил!

- Покажи, сколько ты глины взял? - перестраховывался Ивченко.

Петр показал комочек, размером с куриное яйцо.

- Ладно, лепи! – А я отвернусь пока, но узнаю! Только на нос и лицо не лепи! А когда прилепишь, скажешь. Я узнаю, куда ты прилепил!…

Поспорили с ним на ящик коньяка!

Отвернулся  скульптор и даже отошел в сторону.

Петр прилепил глину на лацкан и ударил вождя «веслом», лопаточкой такой для выравнивания.

- Уже! - радостно сообщил Петр, благодарный за доверие.

- Что, уже?! - Так дольше бы полепил!

Одел очки скульптор, взял в руки лупу. Долго смотрел-смотрел, ходил вокруг по часовой и против часовой стрелки. Приседал даже. Переспрашивал, - действительно ли прилепил Петр глину.

- Где же ты прилепил? – скажи. Сдаюсь,  проиграл!
 
– Вот, видишь?!- торжественно проговорил Петр и показал ему место, на лацкане!

- Не надо ставить коньяк,  а смотри! -   нараспев сказал Петр и  улыбаясь достал из сумки четыре бутылки вина. 

- Значит, ты теперь скульптор! – И хотя на фарфоровом заводе работаешь, я принимаю тебя в скульпторы!

Открыли, по очереди, вино «Розовое». А закусочка у скульптора была!

Еще не поздно было, часов пять вечера. Потом пели, но не танцевали.  Различные песни пели. В основном – народные.

- Запомнилась «Ой волы мои круторогие», с  упоминанием имени однокурсницы Насти, - рассказывал  недавно Петр.
 
Тогда, на свое семидесятилетие, он только переставлял  на столе бутылки с водкой и коньяком.  Смущенно улыбаясь, разливал  гостям горячий чай. Ставил на голубом блюде  пирог с малиной. А вокруг него - двенадцать маленьких пасочек!


Рецензии
Хороший получился у Вас Петр! Талантливый, скромный, последовательный. В душе был скульптором, а работал на производстве, принося радость людям. А что касается Насти, то у каждого из нас была своя Настя. После учебы, а кто и до нее, мы шли служить в армию и во флот на три и четыре года. А насти в это время продолжали учиться и подниматься по карьерной лестнице. Естественно, они нас не ждали, а устраивали свою жизнь как могли. Творческих Вам успехов! Василий.

Василий Храмцов   24.05.2020 11:16     Заявить о нарушении
Уважаемый Василий!

Благодарю за прочтение рассказа и сопереживание с его героем Петром. Прочитал Ваш отзыв Петру и тот был взволнован...
Всех благ!

С уважением Александр

Александр Стадник 2   24.05.2020 18:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.