Цели и средства

Петя и Вася были закадычными друзьями с самого раннего детства. Живущие по соседству в небольшом поселке городского типа их семьи часто устраивали совместные торжества, да и просто водили малышей в гости друг к другу. Закончив школу, ребята воспылали мечтой о лучшей жизни и вместе отправились набираться знаний в университет районного центра. Молодые люди были уверены, что, освоив модную нынче профессию управленца-экономиста, найдут уютное и сытое место в этой непростой переменчивой жизни.

Но крупный город встретил их весьма неприветливо. Поначалу все шло хорошо – и Вася и Петя сдали экзамены с первого раза, получили по комнате в общежитии и усердно приступили к учебе. Все портил финансовый вопрос. Петя старался осваивать новые знания изо всех сил, штудировал учебники, просиживая часами в библиотеке, и заработал небольшую стипендию. Вася к учебе быстро охладел, устроился подрабатывать грузчиком, а экзамены и зачеты сдавал по остаточному принципу – только, чтобы не отчислили. Как ни странно, его материальное благосостояние было получше, чем у старательного друга, но сорить деньгами тоже особой возможности не было. Потихоньку розовый туман юношеских мечтаний рассеивался, и становилось понятно, что в этом захолустье их дипломы не станут ключом к заветной двери состоятельной жизни. Даже работа по специальности здесь им светила вряд ли.

Двадцать первый день рождения Пети застал их не в самом радужном расположении духа. Друзья еле смогли наскрести денег на пару литров дешевого пива и решили просто немного посидеть на природе. В парках молодежь за распитие алкоголя гоняли, так что ребята выбрались на окраину города. Усевшись с ногами на ветхой скамеечке, сваренной из уже основательно проржавевших металлических труб, они неспешно распивали пиво, болтали ни о чем и наслаждались индустриальным пейзажем. Солнце склонялось к закату, оставляя на грязно-желтых облаках диковинные сиреневые полосы. Трубы далекой ТЭЦ выпускали в темнеющее небо невесомые облачка серого дыма. Небольшой пустырь, на котором расположились молодые люди, окружали чахлые болезненного вида тополя. Сам пустырь был вымощен потрескавшейся и поросшей сорняками бетонной плиткой, а в центре его одиноко стояло вытянутое трехэтажное здание. Обычная бетонная коробка, с начисто осыпавшейся облицовкой, отсутствующими оконными рамами, выбитыми дверьми и неаккуратными граффити на стенах.

Петя лениво указал рукой другу на заброшенное строение и сообщил:
- А знаешь, здесь когда-то было НИИ…
- Ну и что, давно уже растащили все ценное, - прагматично ответил Вася.
- Да я не про то, интересно посмотреть, как там все устроено внутри, не обычный жилой дом все-таки.
- Только бомжей будить, - буркнул Вася.

Однако пиво закончилось, делать было решительно нечего и друзья все же решились на эту небольшую вылазку. Внутри пустующего здания, как и ожидалось, было темно, пыльно и пусто. Васе пришлось включить фонарик на своем мобильнике. Молодые люди обследовали несколько захламленных поломанной мебелью и пустыми бутылками кабинетов. Ничего интересного тут, решительно, не было. Тем не менее, само путешествие по заброшенному НИИ рождало какое-то ощущение приключения, авантюры. Было даже немного жутковато бродить в темноте некогда живого и работавшего института. Попробовали выбраться на крышу, но металлический люк был предусмотрительно заварен. Разочаровавшись, друзья решили проинспектировать подвал здания и на этом сворачиваться.

Подвал пустующего здания оказался просторным, вытянутым и затхлым. Свет фонарика выхватывал тянущиеся вдоль стен ржавые трубы и сгнившие провода. Молодые люди уже хотели покинуть это душное помещение, когда Петя обнаружил объект. Прямо из бетонного пола торчало некое устройство, больше всего напоминающее полураспустившийся бутон. Стальные лепестки охватывали продолговатую стеклянную колбу. Вся эта конструкция, будто выросла из-под земли, пробив  и раскрошив старый бетон. Или с чудовищной силой была воткнута туда. Вася присел рядом с объектом, чтобы рассмотреть его получше. Тусклая сталь лепестков была словно только что отполирована, колба выглядела и вовсе литым куском стекла. На боку устройства расположился рычаг, похожий на стоп-кран поезда, а у самого основания была гравировка – «УПР».
- Что за хрень?! – вырвалось у Васи.
- Эта штука точно попала сюда недавно, - констатировал Петя, рассматривая рассыпанную вокруг объекта бетонную крошку.

Вася аккуратно коснулся устройства, а затем схватился за него обеими руками и попытался поднять. Объект застрял в полу прочно. И тогда Петя совершил странный поступок. Руководствуясь каким-то сиюминутным авантюрным порывом, он слегка сдвинул рычаг. Устройство мгновенно отозвалось  сердитым гулом. Стеклянная колба разгорелась мягким голубым светом, раскрашивая замусоренный подвал причудливыми волшебными отблесками. Вася выругался и выронил телефон. Смартфон рухнул на пол экраном вниз, фонарик мигнул и погас.
- Ты рехнулся что ли?! – заорал Вася, - На химзаводе тоже будешь все краны открывать?!
Он поднял телефон и печально отметил расползшуюся по погасшему экрану сеточку трещин:
- На ремонт-то где деньги теперь брать?
Объект продолжал гудеть и светиться. Внезапно глаза Васи округлились, и он застыл, удивленно уставившись в черный экран своего телефона. Петя заглянул ему через плечо и успел заметить, как покрывающие экран смартфона трещинки затягиваются. Через мгновение телефон уже пришел в рабочее состояние.
- Оно…Оно его починило, - прошептал Вася, будто боясь высказать эту мысль громче.

Эта находка открывала ребятам заманчивые перспективы, оживляла забытые мечты о шикарной жизни. На дворе стояла уже ночь, и молодые люди решили отложить дальнейшие исследования объекта на завтра. Они вернули рычаг в изначальное положение и устройство погасло. Дверь подвала закрыли и замаскировали всяческим хламом, сам объект для надежности накрыли коробкой и забросали мусором.

На следующий день, забив на институт, молодые люди рано утром прибыли на место и, с замиранием сердца, обнаружили, что устройство все еще на месте. Петя помнил, что вчера повернул рычаг лишь немного и предположил, что устройство работало не на полную мощность. Из общежития они прихватили с собой всякой требующей ремонта мелкой техники. Вася даже умудрился взять с одногруппника  денег, обещав тому починку смартфона. На этот раз Петя повернул рычаг устройства чуть больше. Объект загудел так, что пол подвала начал слегка подрагивать. Свечение тоже стало значительно ярче. Сваленные в кучу электробритвы, плееры и прочая бытовая мелочь обретали новую жизнь на глазах. И пока Петя зачарованно следил за этим, уже рисуя в голове бизнес-план, Вася оглянулся вокруг. Прогнившие коммуникации, идущие по стенам подвала, на глазах очищались от ржавчины, дыры в трубах затягивались, восстанавливалась изоляция проводов. Вася крикнул:
- Вырубай!

Отключив устройство, друзья торопливо выбежали на улицу. В глаза сразу бросалась чистенькая скамеечка, стоящая у входа. На сваренном из блестящих металлических труб каркасе покоились свежеокрашенные в яркий желтый цвет доски. Облицовка здания восстановилась почти до самого второго этажа. Красивые белые плитки.
Молодые люди сориентировались быстро. Теперь им предстояло много работы. Скамейка была оперативно разломана. С облицовкой пришлось разбираться гораздо дольше. Ничто не должно выдавать расположение объекта, и никто не должен забрать его у них. Отныне машина будет работать только на минимальной мощности.

Вскоре двое молодых предпринимателей открыли в этом захолустном городишке сервис по ремонту бытовой техники и дела с тех пор у них шли в гору.

В это же время на немыслимом расстоянии от Земли, которое даже свет преодолевает за миллионы лет, на совершенно иной планете, покрытой пятнами радиоактивных пустынь и укутанной в дымку отравленных туч, пошел ядовитый дождь. Это явление не было здесь чем-то необычным, и местные жители давно научились пережидать подобные невзгоды в тесных коморках стальных домов-башен. Поистине гигантские небоскребы иглами пронзали зеленовато-серые тучи, а у их подножий клубился едкий туман тяжелых фракций. Социальная лестница была здесь очень проста. Нижние этажи занимали простые рабочие, и жизнь их была коротка и безрадостна. Чуть выше, навечно отрезанный тяжелыми тучами от солнечного света, жил средний класс. И наконец, в стеклянных плазах, возвышающихся над облачным покровом, располагались управляющие и богачи.

Сами города стояли прямо на выработках полезных ископаемых. Они были и шахтами и заводами и крепостями и государствами. Производство безостановочно выплевывало все новые модели беспилотных боевых роботов, призванных защитить границы от посягательств таких же городов-государств. Все просто, понятно и предельно рационально.

 Сомний Симплициор занимал в здешнем обществе не последнее место. Его коморка была не так мала и располагалась на семидесятом ярусе городской застройки. Более того, как талантливый инженер, он имел перспективы в будущем переехать и повыше. Быть может, даже на старости лет оказаться в плазе и любоваться забытым солнечным светом. Сомний занимался проектированием навесной брони боевых роботов, а это направление сейчас очень ценилось.

Однако у семьи Симплициоров имелся один, бережно передаваемый из поколения в поколение секрет. Тайное знание, которое необходимо было строго охранять. Они располагали информацией, как в одночасье изменить этот страдающий мир к лучшему. Эта информация прорабатывалась и дополнялась уже больше столетия. И вот теперь Сомний обладал всем, что нужно, чтобы приступить к действиям.

Город он покинул легко, предъявив пропуск на полевые испытания вооружения. Вообще покидающие городскую черту граждане не особо интересовали представителей власти. Идти за пределами укрепленного поселения было некуда. Даже объемный груз Сомния не вызвал у охранников никаких вопросов. А груз этот был поистине интересным. В течение многих лет Сомний с огромным риском выносил с производства нужные компоненты. Ночами он трудился над своим детищем и в итоге собрал вполне сносную индивидуальную композитную керамическую броню. Класс защиты костюма был наивысшим – то, что нужно для предстоящего тяжелого путешествия.

О том, что он достиг нужной точки, Сомний узнал по тревожному треску дозиметра, закрепленного на запястье тяжелой брони. Мужчина сделал глубокий вдох воздуха, через фильтры шлема и уверенно зашагал вперед по изрытой воронками взрывов мертвой почве. Тут и там вокруг попадались сгоревшие остовы навсегда застывшей военной техники. Дозиметр трещал. Сомний задумался. В его родном городе-государстве мужчину ждала стабильная работа, даже кое-какие развлечения. Совсем не дурная по сравнению с большинством людей жизнь. Зачем он идет сюда, в самое сердце радиоактивной пустыни? Неужели им движет только долг перед предками, доверившими ему бесценное знание? Нет, было кое-что еще. Сомний вовсе не планировал жертвовать собой и ценил личный комфорт. Он просто хотел ощущать этот самый комфорт не только от добываемых для себя благ, но и от общества вокруг. Просто хотел сделать лучше свое окружение.

Тонкий свист вырвал Сомния из размышлений. Он успел заметить, как по его, закованной в броню, ноге скользнул тонкий красный лучик лазера. Будучи военным инженером, мужчина сразу понял, что наткнулся на мину. Но среагировать не успел. Широкий металлический диск со свистом выскочил из земли, на мгновение завис на уровне груди Сомния, а затем с грохотом начал выплевывать крупнокалиберные пули. Композитная броня показала себя весьма достойно, получив лишь одну широкую трещину и одну пробоину. Бок мужчины пронзила вспышка боли. Плевать на ранение. Главный враг здесь невидим. Сомний рывком сорвал с пояса моток просвинцованной ленты и надежно, в несколько слоев, залепил им пробоины в костюме. Полностью это от радиации не спасет, но выиграет время.

Бок под броней стал горячим и липким от крови. Во рту чувствовался металлический привкус, что было верным признаком серьезной дозы облучения. И тут, плывущим уже зрением, Сомнию удалось разглядеть свою цель. В первый момент он даже не поверил глазам. Посреди очередной воронки из земли торчал объект. Больше всего он напоминал диковинный бутон со стальными лепестками. Близость цели придала мужчине сил, и он побежал. Рядом с объектом свалился, резко почувствовав слабость. Но его рука уже легла на рычаг. В глаза бросилась гравировка  - «УПР». Универсальный Планетарный Регенератор. Сомний выдернул рычаг до упора.

Безжизненную равнину стремительно заливал живительный голубой свет, Сомний чувствовал, как измученное тело восстанавливается, наливаясь новыми силами. А еще он не видел, но знал, что тяжелые серо-зеленые тучи расступаются над головой, обнажая ослепительный диск летнего солнца для всех.


Рецензии
уже растащили все ценное!!!

Григорий Аванесов   19.04.2020 22:33     Заявить о нарушении