Глава 2. Парадигма

Парадигма – определённый набор концепций или шаблонов мышления, включая теории, методы исследования, постулаты и стандарты, в соответствии с которыми осуществляются последующие построения, обобщения и эксперименты.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии.

- Вы католики? – С несколько вызывающей интонацией, неожиданной для самого себя, спросил Борис.
- Странное начало беседы с незнакомыми людьми. Не находишь?
- А мы незнакомы?
- Ну, если ты имеешь ввиду нашу встречу в музее, вряд ли это можно назвать знакомством. – Вмешалась в разговор девушка.
- Я не об этом. У меня ощущение, что вы знаете обо мне гораздо больше, чем я о вас.
- Твои ОЩУЩЕНИЯ – мужчина сделал упор именно на множественном числе – тебя не обманывают. И да – мы католики. И даже более чем.
- Что значит «более чем»? Потомки Торквемада ? Тайный фан-клуб Игнатия Лойолы ?
- Что-то вроде того.
- Вроде того?!! Вообще-то мой вопрос был саркастическим и менее всего предполагал ответ «вроде того»!
- А мой ответ – нет. – Мужчина пристально смотрел в глаза Бориса.
- И что это значит?
- Это значит, что нам предстоит небольшое путешествие.
- Добровольное?
- Абсолютно. Надеюсь этот вопрос не саркастический? – Мужчина улыбнулся одними уголками рта. – Извините. Ваши (он стал нарочито-демонстративно вежливым) сомнения столь же естественны, сколь и банальны. Вас разбирает любопытство. Это естественно. Но пугает отсутствие информации – это банально.
- Вы можете решить обе эти проблемы здесь и сейчас. Удовлетворите мое любопытство, предоставив информацию и можно будет обойтись без таких «энергетических затрат», как путешествия.
- Дело не в «энергетике», а в вашей готовности, а точнее – не готовности, эту информацию получить. Надеюсь «путешествие» это исправит.
Они поднялись. Борис нерешительно последовал за ними. На ближайшей к Собору платной стоянке, их ждал серебристый «лексус».
- Как говорила незабвенная Алиса: «Все страньше и страньше» . – Пробормотал Борис, приближаясь к машине. – Вы заранее знали, что я пойду за вами и где именно мы встретимся? Или у вас есть машина времени?
- Опять сарказм? Вы удивитесь, но машина времени действительно есть, но не у нас. И это одна из причин, по которой нам предстоит сесть в это «транспортное средство» (он небрежно кивнул в сторону «лексуса»). Однако вам надлежит надеть вот это. – Мужчина протянул ему небольшой, размером с человеческую голову, мешок из плотной непроницаемой ткани. – Считайте это частью ритуала.
Видимо, «частью ритуала», было также многочасовое кружение по улицам города, выезд на автостраду (непонятно какую) и, наконец, гулкое эхо в подземном гараже какого-то здания. На внутреннем, «домашнем», лифте они поднялись на первый (не считая цокольного) этаж. Лифт открывался в небольшое, но уютное полуовальное фойе, обшитое вишневого цвета «красным» деревом и освещённое мягким, теплым, пастельных тонов золотисто-коричневого, светом, льющимся из большого матового плафона на потолке – пока они добрались, уже стемнело. Войдя в одну из трех, выходящих в фойе, дверей, они оказались в просторном кабинете, повторяющем интерьерный стиль фойе: массивный красного дерева письменный стол, мягкая мебель, обшитая тёмно-вишнёвой драпировочной тканью и такого же цвета деревянные в человеческий рост панели на стенах, продолженные тканевыми обоями, воплощающими орнамент из многократно воспроизведенной золотой геральдической лилии на синем фоне.
За столом сидел средних лет человек с густыми черными живописно-небрежно зачесанными назад волосами с седой прядью по центру, обнажающими высокий лоб и короткой густой бородой с седыми висками, обрамляющей овал лица с неожиданно мягкими, под стать свету в кабинете, чертами. Одет он был в тёмно-синий, перекликающийся с цветом обоев, просторный плюшевый халат поверх белой рубашки с кружевным шелковым жабо и темно-синих брюк с двойными атласными такого же темно-синего цвета лампасами по обе стороны швов. Весь его облик являл синкретическое объединение средневековой готики и модерна, оставляя, однако впечатление изысканной целостности, а не китча.
Когда они вошли, человек поднял голову от лежащего на столе манускрипта, в упор посмотрев на вошедших. Его взгляд не выражал ничего, даже безразличия. «Сканер» - пронеслось в голове у Бориса. Сдержанным кивком головы человек за столом дал понять, чтобы их оставили одних. Наступившая в комнате тишина, постепенно становилась не просто гнетущей, но плотной, осязаемой, физически ощутимой тяжестью, сдавливающей плечи. И вдруг, как тогда в аллее Прадо, осознав, почувствовав ВНЕШНЮЮ природу этой тяжести, Борис смог перенаправить ее «отправителю». На лице человека за столом отразилось искреннее удивление – первая с момента их встречи «человеческая» эмоция. И снова, как тогда в аллее, Борис испытал радостную новизну СИЛЫ.
- Где я? – Борис сосредоточено смотрел в глаза хозяина кабинета.
- В Храме.
- И можно узнать где этот Храм?
- Храм — это не место, а состояние души. Далеко не всем дано его испытать. Ты – в числе избранных. Ты сам не представляешь кто ты. «Как причудливо тасуется колода! Кровь…» . В тебе перемешалась кровь древних коэнов-каббалистов с потомками Царя Давида – генетической «корневой системой» самого Спасителя. Что поделать – люди не равны. И это не в их власти, но в их власти сделать выбор: те, кому достанет мудрости и мужества это принять, проживут достойную жизнь. Мудрости принять свою заурядность без досады и озлобления. Мужества – принять свою избранность, ибо избранность такого рода – это тяжкая ноша. Ты здесь для того, чтобы научиться эту ношу нести. Но потом тебе предстоит сделать еще один ВЫБОР – между Силой и Силой, Добром и Злом, и он будет далеко не так тривиален, как может показаться. Не буду лукавить, говоря, что мы не попытаемся на него повлиять, но в конце концов – все будет зависеть от тебя.
- И зачем же вам все эти хлопоты? – С грустной иронией усмехнулся Борис.
- Это не хлопоты. Это – ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ.
- И кто же вам его «предназначил»? Кто назначил вас быть избранными?
- А мы ими и не являемся. Мы лишь ХРАНИТЕЛИ. Хранители древнего знания. Видишь ли, «человек должен ощущать себя в чем-то лучше других, только тогда он может испытать радостное чувство равноправия» . Но это не имеет никакого отношения к ИЗБРАННОСТИ. Избранность – это инструмент, через который в мир приходит СИЛА. Но, как и всякая сила, она лишена этической составляющей. И вот тут происходит чудо превращения «инструмента» в ЧЕЛОВЕКА, ибо только человеку дана свобода выбора. Делая выбор, Избранный реализует свой талант, придавая силе ВЕКТОР НАПРАВЛЕНИЯ. Это значит, что вопреки чудесному, но наивному постулату – «Гений и злодейство – две вещи несовместные» , Гений может быть «злым» или «добрым». И если ИЗБРАННОСТЬ, как и было сказано, не зависит от человека, то ВЫБОР, как привилегия чисто человеческая, доступен человеческому влиянию. Собственно, Гений далеко не всегда осознает, что именно он выбирает. Мы призваны сделать этот выбор осознанным. Необходимость подобных институтов ощущалась людьми чуть не с начала своей истории. После оргии «золотого тельца» у подножия Горы Синай, Великий и Всеблагой возложил эту обязанность на сынов колена Левия, к которому принадлежал сам пророк Моисей. Но по прибытии в Землю Обетованную, обнаружилось, что что кровь, генетика, очень хорошо коррелируют с ТАЛАНТОМ, но очень плохо с НРАВСТВЕННОСТЬЮ. Великий пророк Самуил не был левитом, но был Великим Коэном (священником) и Великим Судьей нарда Израиля, чего не скажешь о его сыновьях. Другими словами, возникла необходимость создания структур, «больших, чем сумма, составляющих их элементов», то есть, структур, функционирование которых не зависит от воли и даже генетики, входящих в них, ОТДЕЛЬНЫХ людей, а это значит – с не наследуемым (и это важно) местом внутри структуры. Создание таких структур далеко не «ноу хау» и имеет богатый исторический опыт от, основанного легендарным Ромулом, Римского Сената, рыцарей круглого стола короля Артура, до современных парламентских демократий. В их основе – сообщество ЛИДЕРОВ, вынужденных ДОГОВАРИВАТЬСЯ друг с другом. Во времена Высокого Средневековья, подобные сообщества именовались «орденами». Наиболее одиозным из таких орденов является Орден Храмовников, Тамплиеров, но были и другие. Ровно через сто лет после разгрома Тамплиеров, в 1407 году от Рождества Христова, возник мистический Орден Розы и Креста – Розенкрейцеры.
- Когда я спросил ваших, назовем их так – помощников… - Воспользовался паузой Борис.
- Теодора и Анжелику.
- Теодора и Анжелику, являются ли они католиками, то получил утвердительный ответ, и «даже более чем». Розенкрейцеры, если не ошибаюсь, больше тяготели к протестантам.
- Очень поверхностная ассоциация. Демократизм идей Реформаторства, в дальнейшем, несомненно, повлиял на формирование конечной идеологии нового братства, но сама Лютеранская Реформация на сто с лишним лет «моложе» Ордена. По своему духу и уставу, Розенкрейцеры были гораздо ближе к Ордену Тамплиеров, создание которого утвердил глава КАТОЛИЧЕСКОЙ церкви. Но было и отличие. Отличие очень существенное: те первые розенкрейцеры ставили своей целью достижение ВСЕОБЩЕГО БЛАГОДЕНСТВИЯ, как государств, так и отдельных лиц. Власть, иерархическая догма, деньги, политическое влияние – все это полагалось лишь инструментами для достижения этой Великой Цели. К таким инструментам относилось и мистическое постижение Великих Истин мироздания. Инерция этого посыла оказалась очень сильной, но недостаточной перед лицом соблазнов, порождаемых самими «инструментами». Из стремления возродить и сохранить изначальную чистоту и ясность целей Розенкрейцерства и возник наш Орден – Принципат Совести. История розенкрейцеров убедила основателей нового Ордена, что он должен быть тайным. Очень тайным, что существенно ограничивало спектр форм деятельности, заставив Отцов Основателей сконцентрироваться на мистике. Я вижу скепсис в твоих глазах. Ты не веришь в реальность мистики?
- Я не верю в результативность европейских мистических практик. В основе их всех лежит Каббала – еврейское сакральное (я намеренно не употребляю слово «мистическое») учение. На это указывает, например, вся оккультная терминология – вся она взята из иврита: коэн – священник, некама – месть, и даже Святой Грааль – это искаженное еврейское гораль – судьба. Однако, выхолостив философию Каббалы, вы превратили оставшееся в балаганное шарлатанство. Великий каббалист и целитель, основатель хасидизма, совершивший задокументированные чудеса, Исраэль бен Элиэзер Бааль Шем Тов (Носитель Доброго Имени) сформулировал не достаточное, но необходимое условие рукотворного Чуда: его можно совершить лишь во Славу или во исполнения Воли Создателя. Все остальное – от лукавого.
- Ты совершенно прав, но именно это я и пытаюсь тебе объяснить. От Лукавого также можно творить чудеса, как и от Всеблагого. Магия Черная и Магия Белая – не умозрительная абстракция, не поэтическая аллегория, это реальность. Ибо способность творить чудеса объективно заложена в нашем теле. Великий русский писатель Андрей Платонов сформулировал «биологию» всего европейского эзотеризма, сам не понимая, что написал (что довольно часто бывает с гениями): «Но где-то в темноте своего тела он ощущал тихое место, где ничего не было, но ничто ничему не препятствовало начаться» . Это место здесь.
Человек вышел из-за стола и, подойдя сзади к Борису, коснулся кончиками пальцев верхней части его затылка, чуть ниже темени. Борис ощутил странное ДВИЖЕНИЕ, пульсацию под пальцами «магистра», но происходило оно не вовне, а внутри, будто прикосновение «разбудило» нечто, жившее своей самостоятельной жизнью.
- Эта способность, как и всякая объективная реальность, лишена этической составляющей. И, как всякая БИОЛОГИЧЕСКАЯ, способность распределена «в человеках» очень неравномерно, как ТАЛАНТ: одним отмерено щедро, иногда даже расточительно щедро, как тебе, другим достались лишь жалкие крохи. Но, как и всякая способность, это лишь потенциал, требующий развития. Как спортсмену необходимы тренировки. Еврейские мудрецы и каббалисты открыли одну из таких «тренировочных систем». Но она не единственная. Мы предлагаем тебе альтернативу, просто для того, чтобы ты убедился в реальности ее существования. Это ПУТЬ, то есть - движение, и, как сама способность, ПУТЬ лежит вне категорий «добра» и «зла». Поэтому выбор пути никак не повлияет на осуществимость твоего права сделать Главный Выбор. Но это будет потом, когда ты завершишь ПУТЬ.
- И когда же это будет?
- Может быть – никогда. Это зависит не от меня, а от тебя. Тебе предстоит освоить практики монахов Шаолиня, технику медитативного СОЗЕРЦАНИЯ в индийских ашрамах, научиться эзотерической концентрации у буддистов Тибета. Этот путь может быть длинною в жизнь, а зачастую, и дольше. Но я уверен, что мы еще встретимся. И очень скоро.
- В основе этой уверенности – ЗНАНИЕ, или что-то более «туманное», как, например, интуиция? «Скоро» - характеристика ВРЕМЕНИ. Теодор, убеждая «воспользоваться его приглашением», удивил меня странной фразой: «Машина времени есть, но не у нас». Что он имел ввиду?
- То, что сказал. Один из «мемов» нашей цивилизации – путешествия во времени. Вопреки очень красивой математической теории Пуанкаре-Лоренца, использованной Эйнштейном в качестве технической, вычислительной основы Специальной Теории Относительности, путешествия во времени действительно возможны, но их механика «несколько» иная, чем это рисуется, или «воображается», поп-культурой. Действительность, как это часто бывает, гораздо богаче и «неожиданней» любого воображения. Но об этом нам еще предстоит поговорить при «следующей встрече».
- Как мне вас называть?
- Как ты это уже сделал, хоть и «мысленно» - Магистр. Иногда к этому добавляют эпитет «великий». Но мне – безразлично. Счастливого ПУТИ, УЧЕНИК.

(Продолжение следует)


Рецензии