Сватовство

Валера, молодой человек двадцати трёх лет, долговязый  блондин с давно небритым лицом, но с пышным букетом полевых цветов, шёл знакомится с родителями своей невесты. Войдя в подъезд высотного дома , Валера осмотрелся по сторонам, как будто опасался, что здесь его поджидает банда свирепых разбойников, затем подошёл к двери лифта и нажал на кнопку вызова. Но лифт долго не появлялся. Подниматься по лестнице было высоко.Жених решил ждать до конца.

         В конце концов лифт появился. Дверь отворилась. Из него вышла довольно сочная дама бальзаковского возраста в рыжей шубе из лисы. Боязливо глянув на молодого небритого человека в одежде явно с чужого плеча, она быстро зашагала в сторону выхода. "И чего ей меня бояться?! Такая сама кого хочешь уложит".


        Валера прошёл в кабину и нажал на кнопку двенадцатого этажа. От скуки он читал надписи на стенах кабины и совсем не смотрел себе под ноги. На этот раз зря. Его взгляд приковала к себе надпись фламастером на стене лифта :" Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша". "Какой идиот это написал? К кому она относится?! Ничего не понятно. Дурак написал!" Рядом была и другая надпись: "Кто прочитал, тот козёл", Наконец лифт остановился, дверцы растворились, и парень с облегчением вышел из кабины с оскорбительными надписями. К тому же в кабине явно было что - то не так. Но что именно балбес так и не мог понять. Это ему предстояло понять позже. А пока он пригладил волосы на голове, встряхнул и расправился букет, чтобы пышнее казался и позвонил в дверь, за которой должна была ближайшие два часа решаться вся его будущая жизнь.

     Дверь медленно распахнулась. В проеме показалась грузная фигура хозяина квартиры, отца невесты, то есть будущего тестя нашего героя.

Жених: - Валера,- бодро произнёс молодой человек.

Отец невесты: - Геннадий Петрович,- ответил мужчина.

Жених: - Я по поводу Алёны к вам пришёл.

Отец невесты: - А разве с ней что - не так?


Жених: - Вы не правильно меня поняли. С ней всё так и даже лучше, чем так. Я пришёл делать официальное предложение и просить у вас её руки, так как сердце она мне уже отдала.

Отец невесты: - Ну раз сердце, а не что иное уже отдала, проходи. Поговорим, познакомимся.

Жених: - Она вас не предупредила, что я должен прийти?

Отец невесты: - Что - то говорила, но я не очень поверил. Кому, думаю, такая неумеха нужна?!

Жених: - Ну, это вы зря так! Алёна - мастерица на все руки. Не раз убеждался.

Отец невесты: - И как же ты, если не секрет, в этом убеждался?

Жених: - Ну, печения прекрасные печёт, булочки с вареньем.

Отец невесты - А может она их на рынке у бабушек покупала?

Жених: - Об этом я не подумал. В любом случае это не будет препятствием нашей любви и браку.

 Отец невесты: - Ты о браке погодь говорить. Проходи на кухню, присаживайся за стол и расскажи ка лучше о себе. Где работаешь, кто по специальности, сколько зарабатываешь и чем семью содержать собираешься?

Жених: - По специальности я электрик.

 Отец невесты: - Электрик? Хорошая специальность. У нас как раз выключатель в таулете борохлит.

 Жених: - Но опыта, практики у меня мало. Совсем не работал по специальности. Так что в этом я вам мало чем могу помочь.

 Отец невесты:-  Не можешь так не можешь. А с чем вообще ты мог бы помочь ? Что ты умеешь делать?

Жених: - Всего понемножку. Там поднести, здесь принести.

 Отец невесты: - Не весёлые у тебя перспективы. Так где ты всё - таки работаешь?

 - Пока нигде. В поиске себя, как говорится.

 - И долго ты ещё себя собираешься искать?

 - Не знаю. Жизнь, вы сами знаете, очень непредсказуема. Сегодня ничего, а завтра, глядишь, могу найти кейс с деньгами или в лотерею миллиард выиграть. Билет я уже, кстати, купил.

 - Я так понимаю, ты целый день бродишь по улицам и кейсы с деньгами ищешь? То - та мне Алёнка говорила, вы пол Москвы пешком обходите. Она, дура, думает вы гуляете, а ты кейсы чужие высматриваешь!

 - Вы всё неправильно понимаете. Мы пешком ходим, чтобы за транспорт не платить. Экономия своего рода.

 - А мороженое ты ей тоже из экономии не покупаешь?

 - Отчасти да. Но основная причина - сейчас холодно и простудиться  можно.

 - На морозе гулять по три часа не холодно, а мороженое съесть холодно.

Немного поразмыслив отец невесты подвел как бы черту под первым пунктом разговора.Вы всё неправильно понимаете. Мы пешком ходим, чтобы за транспорт не платить. Экономия своего рода.

 - А мороженое ты ей тоже из экономии не покупаешь?

 - Отчасти да. Но основная причина - сейчас холодно и простудиться  можно.

 - На морозе гулять по три часа не холодно, а мороженое съесть холодно.

Немного поразмыслив отец невесты подвел как бы черту под первым пунктом разговора.

-  С этим мы разобрались. А кто твои родители, где вы живёте и сколько у вас комнат в квартире?

 - Комната у нас одна. А живём мы вдвоём с мамой. Но вы не переживайте. Мы с Алёной планируем жить отдельно на съёмной квартире?

 - Если ты не работаешь, если ты пока в поиске кейса с деньгами, как же ты квартиру снимать будешь? На какие шили?

 - В этом я надеюсь на вас.

 - На меня?

 - Да, на вас. И это единственная преграда нашему совместному счастливому с Алёной будущему.

 - Ты пока брось о совместном будущем говорить. Я никак в толк не возьму - ты действительно надеешься, я буду квартиру тебе снимать?

 - Не мне. Нам с Алёной. Она же ваша дочь, и вы должны заботиться о ней!

         Геннадий Петрович не знал, что ответить на такую вопиющую наглость и выскочил из кухни. Его не было минут десять. За это время Валера наполнил стоявшую на столе хрустальную вазу водой, опустил в неё недавно сорванные на клумбе цветы. Увидев на плите чайник, он набрал в него воды, разжег спичками плиту и поставил чайник на огонь. Между делом он заглянул в холодильник и подумал с завистью "Хорошо живут! И мы так будем!"

        Появился будущий тесть. Казалось, он придумал, что ответить наглецу.

  - Ну, а если я откажусь оплачивать вам квартиру это будет препятствием вашему счастливому совместному будущему?

 - Конечно же, нет. Я всё заранее продумал. Мы можем какое - то время жить на лестничной площадке на последнем этаже. Есть такие высотные дома, где предусмотрен вход на чердак. То есть на площадке нет квартир. Нам там никто не будет мешать. Растелим матросы в два слоя, чтобы холод от бетона не шёл и укрываться двумя одеялами будем. А утром всё собирать и на чердаке складывать, чтобы часом никто не унёс. Как говорится, с милой и в шалаше рай.


       Геннадий Петрович остобенел. Он всякое слышал в своей жизни и ко многому был готов, но с такою напастью он столкнулся впервые. Он уже хотел с кулаками наброситься на "жениха" и вытолкать его вместе с цветами из квартиры, как предательски засвистел чайник на плите и это несколько разрядило обстановку.

Отец невесты: - Откуда чайник взялся?

Жених: - Это я, пока вы выходили, поставил кипяток согреть. Может вы или я чаю захотим. Надо же как - то это отметить.

Отец невесты: - А куда вы в подъезде нужду справляться будете? Где умываться собираетесь?

Жених: - Это совсем не проблема. Малую нужду в бутылку, а большую в пакет и в мусоропровод. Умываться в Макдональдсе бесплатно хоть весь день можно.

Отец невесты: - Это ты в бутылку сможешь. Алёна не попадёт.

Жених:- В бутылку из под кефира. У них горлышко шире.

Отец невесты: - И сексом вы там же на лестнице заниматься собираетесь?! Внуков мне на площадке строгать будете? Не бывать этому!

Жених: - Но это зависит только от вас. Вы же не хотите оплачивать нам квартиру. А другого выхода у нас просто нет.

      В этот момент послышался шум в прихожей. Кто-то заходил в квартиру.

 Мама невесты:- Фу, чьи это калоши гавном провоняли! Здесь же невозможно дышать.

     Геннадий Петрович выскочил из кухни.

Отец: - Это, видимо, зятек твой будущий гавно с собой на туфлях принёс. Это к деньгам. Теперь точно кейс найдёт или в лотерею выйграет!

Мама: - Какой кейс? Какая лотерея? Какой зять в конце концов?!


Отец - А ты не стесняйся, ты у себя дома. Проходи на кухню, сама всё  увидешь!
    

        На кухню прошла женщина. По всей вероятности, мама Алёны. Она была младше своего мужа и прекрасно сохранилась для своих сорока пяти лет.

Мама: - Что ж ты гостя за пустым столом держишь?! Может он проголодался? Может с работы едет?

Жених: - Я Геннадию Петровичу говорил об этом, но он не придал значения.

        Геннадий Петрович не понимал, происходит ли это на самом деле или это сон, дурацкий затянувшийся сон Зять, цветы, чайник, матрасы на лестнице. Теперь ещё и гавно в прихожей! Он не знал верить происходящему или нет? Идти на поводу у этого дурака или всеми силами сопротивляться?

Мама: - Не годится, Геннадий, гостя голодом морить. Сейчас я что-нибудь приготовлю!

 - Ты бы лучше нашего зятька сначала послушала, где он с нашей Алёнкой жить собирается, где он нам внуков точать, няньчить предлагает.

  - Успеем об этом поговорить. Времени ещё впереди много. Да и Алёна ещё не пришла. Как же такие вопросы без неё решать?! А ты знаешь - у неё характер! Вся в твою мать пошла!

 Отец - Не надо мою маму сюда приплетать!

     Назревала семейная сцена. Но в прихожей опять послышался шум. Пришла Алёна.

Алёна: - Фу, кто из вас здесь в прихожей обосрался? Что донести не успели?

Отец:- Это женишок твой любезный вместо денег принёс,- ответил Геннадий.

Жених - У вас в лифте женщина какая - то передо мной проходила в рыжей шубе. Она и оставила.

Алёна - А ты, что рядом стоял, когда она того?

   Жених: - Нет, не рядом. Она на лифте спустилась. Я же внизу стоял, ждал. Она вышла, я зашёл. Дерьма не заметил. Вот и наступил. Отец говорит хорошая примета!

Отец невесты: - Какой отец?! Ты же говорил с мамой живёшь?

Жених: - Конечно, с мамой! Отцом я вас называю.

Отец невесты: - Значит, ты мне уже в сыновья набиваешься?!

 Жених: - Не в сыновья, а в зятья. В любом случае, одна семья!

Отец невесты: - Какая семья?! Ты сначала туфли свои помой и работу себе найди, а потом и о семье мечтать начинай!

Мама: - Ну чего ты взьелся?! Туфли я сейчас сама дорогому гостю отмою и высушу. До утра высохнут. Присаживайтесь все к столу. Чай с ватрушками пить будем.

Отец: - До какого утра?! Он, что здесь ночивать собирается?

Мама: - Почему нет?! Он же сам тебе говорил:- "Мы теперь одна семья!".

      " Дурдом, настоящий дурдом!", - подумал Геннадий Петрович, и первый раз в своей взрослой жизни он хотел искренне расплакаться.


Рецензии