Расследование на троих - 3. Дом с привидениями. 11

 
    Глава 11. Не спи, сестра, без одеяла.

    Солнце уже перевалило далеко за полдень, когда из сада с задней стороны дома появилась чумазая, как трубочист, усталая и вконец расстроенная Лёля. Йоня постаралась как можно приветливее помахать ей рукой - ей было стыдно за свое утреннее поведение и за то, что она, по неведомому ей капризу дома, хотела сотворить с ней и Долли. Она даже пробормотала что-то, как ей показалось, приятное, но оторвать своих глаз от экрана она была не в силах. Еще утром, доставая планшет, она и подумать не могла, что так легко сможет найти объяснение всех этих странностей. Лёля какое-то время посидела на крыльце, приходя в себя и греясь на солнышке, затем объявила, что идет в душ, и скрылась в доме. Вернувшаяся еще часа через два Долли застала Йоню на том же месте за тем же занятием. Лёля, заслышав шум приближающейся машины, выскочила на балкон и сообщила, что минут через пять всех жаждущих и страждущих будет ждать обед, плавно переходящий в ужин. Но, если кто-то предпочитает питаться пищей духовной, может продолжать свое чтение и не беспокоиться.

       После встречи с мужем настроение у Долли было отличное. Она подсела на крыльцо рядом с Йоней и игриво толкнула ее в бок бедрами.

    - Не знаю, как ты, а лично я сейчас не отказалась бы от чего-нибудь вкусненького, - подмигнула она Йоне, когда та, наконец, соизволила оторваться от экрана.

    - Мне кажется, я знаю, что здесь происходит, - медленно проговорила Йоня. - Он написал об этом в своем романе.

   - Кто он? - беззаботно спросила Долли.

    Йоня закатила глаза. "Все молодожены так дуреют буквально на глазах или это особый случай?" - тяжело вздохнув, подумала она, а вслух сказала:

   - Пойдем поедим, потом все расскажу, никуда не денется.

    На столе их ждал поистине королевский обед, который вполне мог перетечь в ужин да и в завтрак, пожалуй, тоже. Лёля беззаботно порхала вокруг стола, раскладывая приборы. Долли и Лёля в изумлении переглянулись.

    - Ты это сама?..- неуверенно начала Долли, но Лёля кокетливо махнула рукой.

    - Да, что ты! Графине Фроммад не пристало возиться на кухне! - нараспев процитировала она. - Это Эвардс привез вместе со штуковиной от Джессики.

    Увидев, что лица подруг вытянулись еще больше, она поспешно уточнила:

    - Штуковина от Джессики, а еда от миссис Пепперс. Во, как расстаралась! Так, наверное, обрадовалась моему отсутствию, что еды нам наготовила на целый год! А мы съедим все за один раз и потребуем еще! - игриво закончила она. - Налетайте, девочки!

    Подруги не заставили себя просить дважды.

    Пережевывая салат, Лёля отчитывалась о своих подвигах:

    - Пара крыс, три птички и остатки компостной ямы, которую эта тупая железяка приняла за органические останки, - два последних слова были произнесены с особой тщательностью и некоторой долей торжественности. Закончив фразу, Лёля победоносно посмотрела на подруг.

    Те не смогли разразиться бурей аплодисментов и криками "браво", так как руки их были заняты столовыми приборами, а рты - едой, но они, как смогли, поощрительно покивали и улыбнулись, демонстрируя свое полное восхищение успехами Лёли.

    - Так что никакого трупа здесь нет! - подвела она окончательный итог.

    - И это прекрасно! - обрадовалась Долли. - А то началось бы тут: полиция, репортеры, досужие соседи - бр-р-р! - она передернула плечами. - Кстати, Йоня, а что ты там такое нашла а Интернете?

    - Я нашла один очень любопытный роман! - торжественно объявила Йоня.

    Долли и Лёля разочарованно переглянулись. "Кто-то руки до кровавых мозолей стирает, а кто-то романчики почитывает!" - сердито подумала Лёля и обиженно надула губки.

    - Это не просто какой-то там роман, - почувствовав их скептицизм, встала на свою защиту Йоня. - Во-первых это роман того самого писателя, что жил в этом доме, а во-вторых... - она сделала эффектную паузу. - Это его последний роман! И он, я думаю, автобиографический. Во всяком случае, действие его частично происходит в этом самом доме. Давайте я вам кратко перескажу то, что успела уже прочитать, а потом мы все вместе дочитаем его до конца и, может быть, сразу поймем, что нам делать.

      Долли читала вслух. Дочитав последнюю строчку она отвела усталые глаза от экрана. За окном было черным-черно. Долли ойкнула и с укоризной посмотрев на подруг, побежала закрывать шторы.

       Конечно, в былые времена в этой великой морской державе о шторах и слыхом не слыхивали - все соседи должны были видеть, чем занимается жена в отсутствие супруга, ушедшего в море. Здесь и сейчас шторы, если они есть, скорее, являются просто украшением интерьера, нежели несут на себе какую-то функциональную нагрузку. Но даже прожив здесь год, Долли никак не могла с этим смириться. Она привыкла, что дома никогда не включали свет, если шторы не были закрыты. И сейчас в ярко освещенной кухне она почувствовала себя выставленной напоказ, словно в витрине магазина.

    Когда она обернулась, Йоня задумчиво потирала виски, а Лёля тихонечко шмыгала носом, украдкой смахивая выступившие на глаза слезы, затем она достала из пачки бумажный платок и, громко высморкавшись, проговорила:

    - Как романтично...

    Йоня в изумлении подняла на нее глаза:

    - Что "романтично"?

    - Ну... как... - замялась Лёля. - Она стоит на берегу и ждет его, а он бежит... бежит...

    - Кто стоит? - еще в большем изумлении снова спросила Йоня.

    - Она...

    - А ничего, что "она" - это он? Ведь это, как ты сама выражаешься, "мужик"!

    - Ну, почему мужик?.. вот так сразу и мужик...

    Лёля внезапно обнаружила какое-то пыльное пятно на своих пижамных штанах. Она принялась усердно счищать его, чуть слышно бормоча:

    - Ну, конечно, если кому-то хочется, чтобы это был мужик... конечно, если кто-то не понимает всей выразительности мысли... полета фантазии... красоты...

    Йоня махнула на нее рукой и обратилась к Долли:

    - А ты, что думаешь?

    Долли откашлялась. Разумеется, как учителя литературы ее весьма тронула такая неоднозначная, даже надо бы сказать, весьма, оригинальная трактовка концовки данного художественного произведения ее бывшей ученицей, что лично для нее было довольно неожиданным и приятным сюрпризом, но об этом ли спрашивала Йоня, задавая свой вопрос?

    - Что я думаю... - протянула она, лихорадочно соображая, а что же она, собственно, думает. - Что думаю...

    - Да-да, ты. Что ты думаешь? - требовательно напомнила о своем вопросе Йоня.

    - Дом, описываемый в этом романе, действительно похож на мой...

    - Да это он и есть! - возмутилась Йоня и посмотрела на Лёлю, та предпочла сохранять нейтралитет. - А эти "темные личности", что, по словам вашей знакомой, шныряли вокруг писателя? Вы же мне сами рассказывали! И синий туман... - она осеклась и внезапно замолчала.

    - Ну-ну! - подбодрила ее Долли.

    - Я тоже его видела. Прошлой ночью, - призналась Йоня.

    - И все, - подвела итог Долли. - Больше пересечений нет. Этот роман совсем о другом. В этом романе нет призраков...

    - Да там их целые толпы! - возмутилась Йоня.

    - Они другие! - не соглашалась Долли. - Если ты обратила внимание, они не навязывали главному герою ни своих чувств, ни своих эмоций...

    - Девчонки! - вступила в разговор долго молчавшая Лёля. - Вы упускаете самое главное, что присуще всем привидениям!

    Долли и Йоня в удивлении воззрились на нее.

    - Может, просветишь? - иронично спросила Йоня, но Лёля не обратила на ее укол никакого внимания.

    - Вспомните, в романе призраки ищут свет. В "Говорящей с призраками" все призраки в конце каждой серии уходят в свет, в "Призраке" главный герой, ставший призраком, тоже уходит в свет!

    - И что? - спросила Долли.

   - Где мы возьмем для них этот свет? - удивилась Йоня.

    Ни та, ни другая все еще не понимали, куда клонит их молодая подруга.

    - Они сами увидят его, когда смогут! - обрадовано сообщила Лёля. - Просто они пока не могут, и хотят, чтобы мы им помогли! Пока их что-то держит!

    - Ты еще скажи, что их держит великая любовь, как в "Призраке", - саркастически усмехнулась Йоня.

    - А я вовсе не исключаю этого! - воскликнула Лёля. - Чего только ни совершают люди ради любви!..

    - А уж призраки-то... - ехидно вставила Йоня.

    - Девочки! - Долли решила прекратить эту перепалку. - Значит, ты считаешь, - обратилась она к Лёле, что нашему привидению что-то нужно доделать в этой жизни, и он хочет, чтобы мы ему в этом помогли?

    Чашка, стоявшая на столе около раковины, неожиданно покачнулась, упала на пол и разлетелась на кусочки. Все трое вздрогнули и инстинктивно придвинулись друг к другу.

    - Вы видели? - возбужденно прошептала Лёля. - Я права!

    - Ты просто поставила ее на самый край! - раздраженно проговорила  Долли.

    - Ага! А потом дернула за веревочку! - осклабилась Лёля.

    - Или это землетрясение! - хихикнула Йоня.

    - Да, ну вас! - обиделась Долли. - Неужели вам не страшно? Если Лёля права, то здесь сейчас рядом с нами кто-то есть, он наблюдает за нами, а мы его не видим...

    - Мамочки! - охнула Лёля. - Он, может, за нами и в душе наблюдает? Ой, мы там такие голые и беззащитные...

    - Мы, кажется, уже пришли к выводу, что наш призрак - женщина, - Долли строго посмотрела на Лёлю.

    - Да это она так... мечтает... - пояснила Йоня.

    - Уж и пошутить нельзя! - обиделась Лёля.

    - Нашла время! - рассердилась Долли. - Нужно решать, что нам делать дальше.

    - Может, попробовать поговорить с ним... с ней... с привидением этим?

    - А ты, что, экстрасенс? - поинтересовалась Йоня.

    - Точно! - обрадовалась Лёля, не обращая внимания на ее ехидный тон. - Нам нужен экстрасенс! Этакая "говорящая с призраками", только настоящая.

    - Где же нам ее взять? - удивилась Долли.

    - Не знаю... - Лёля с надеждой посмотрела на Йоню. Та в свою очередь развела руками:

    - Мне-то откуда знать! Вы тут, вроде как, местные! Хотя... Ведь в Интернете все есть!

    Она придвинула к себе планшет и открыла поисковик.

    - Ого! - через некоторое время присвистнула она. - Да их тут пруд пруди: и все потомственные, заслуженные, почетные члены такого и сякого ордена... Как в них тут разобраться... Наверняка, на сто экстрасенсов - девяносто девять шарлатанов!

    Все трое приуныли. В наступившей тишине было лишь слышно позвякивание посуды, которую Долли, задумавшись, то складывала в посудомойку, то вытаскивала обратно.

    Внезапно она почувствовала холод, как будто кто-то включил кондиционер. Волна холодного воздуха окутала ее с ног до головы и также внезапно отступила. Свет мигнул. Начавшая уже было работать посудомойка обиженно пискнула и замолчала.

    - У, черт! - выругалась Долли и, прежде чем перезапустить ее, огляделась по сторонам, чтобы убедиться, всю ли посуду она сложила. Обернулась к столу - Лёля крепко спала, используя вместо подушки собственные кулаки - активные физические упражнения на свежем воздухе, явно, дали о себе знать. Впрочем, рыскание по Интернету и чтение романа тоже, вероятно, оказались весьма утомительным занятием, так как Йоня тоже спала, откинувшись на стуле и тихо посвистывая носом.

    - И что мне с вами делать? - не ожидая ответа, вопросила Долли.

    Перспектива будить двух уставших подруг не очень радовала ее. "Принесу одеяла и укрою, - решила она. - Когда устанут спать сидя или замерзнут, сами прибегут". И она пошла вниз.

    Она уже ступила на площадку лестницы, когда неожиданно услышала позади смех. Долли резко  обернулась и уже готова была сказать: "А вот и не разыграли!", но так и осталась стоять с открытым ртом. Подруги спали все в тех же позах. Было тихо. "Ну-ну, - сердито подумала Долли. - Притворяетесь? Ну, притворяйтесь, притворяйтесь! Вот возьму и не принесу вам никаких одеял!" Она отвернулась и начала спускаться вниз, преувеличенно топая и прислушиваясь к тому, что происходит у нее за спиной. Но позади все так же было тихо. Наверное, ей почудилось... И, вообще, думая сейчас об этом, она поняла, что это был какой-то странный смех... Он не был похож ни на смех Лёли, ни тем более на смех Йони... Она остановилась и вновь оглянулась назад. Но она точно слышала раньше этот смех! Где? Нет, вопрос неверный... "Когда она его слышала?" - вот верный вопрос! А слышала она его очень давно! Так весело, звонко и непринужденно смеются только дети. Ее уже давно выросли, а внуки не считали себя детьми и, подчас, были намного скучнее и зануднее иных взрослых, но вот когда они забывали об этом, то их смех был именно таким... Долли только сейчас осознала, что оказывается очень скучает по своим внукам! Детям... друзьям... питомцам... Вот поэтому и чудится всякое!

     Она пошла дальше. Нет, смех явно был! Она слышала его также ясно, как сейчас слышит посапывание Йони! Возможно, он долетел с улицы? Ну, точно! И как это она сразу не догадалась! У англичан ведь такой обычай: ровно в два ночи все хватают своих маленьких детей и скорее бегут гулять! Долли хмыкнула. Конечно, ей это только померещилось - слуховые галлюцинации на нервной почве. Лёле и Йоне лучше этого не рассказывать - засмеют.

    Она спустилась на площадку между вторым и третьим этажами и уже протянула руку, чтобы включить свет, когда с удивлением поняла, что на втором этаже было достаточно светло. Она ясно видела коридор, двери спален и ванных комнат, темные пятна на стенах, где когда-то висели картины или фотографии. "Наверное, сегодня полнолуние", - решила она, но тут же некий ехидный голосок из глубины подсознания прошептал: "Ну да! И светит Луна прямо сквозь стены и крышу!" Пытаясь заглушить этот противный внутренний голос, она начала что-то бессвязно мурлыкать себе под нос, стараясь как можно более уверенно и беззаботно спускаться вниз, но как бы она ни старалась, руки ее дрожали, а ноги все время оступались и подворачивались. "Ну, светло... Подумаешь: светло!" - уговаривала она себя. - "Не темно же! Было бы гораздо хуже, если бы вокруг была кромешная тьма - тогда вот стоило бы поорать, побегать, а так... Свет - это же хорошо..."

    Вдруг ей показалось, что впереди, на стене коридора мелькнула какая-то тонкая тень, словно от ветки дерева. Она оглянулась - позади стена. "Что здесь странного! - одернула она себя. - Луна светит на дерево, и его тень колышется на стене - что может быть естественнее!" "Угу, прямо сквозь стены... " - опять вступил в диалог ехидный внутренний голос. Двери спален были плотно закрыты. А на стенах коридора Долли уже видела множество тонких теней, словно чьи-то тонкие длинные руки с растопыренными пальцами, они тянулись к ней. Она взвизгнула и развернулась, чтобы бежать наверх, к подругам, но в ту же секунду вновь услышала веселый заливистый детский смех, топот и шум возни. На площадку третьего этажа выскочила Лёля, у нее на спине, как на лошади, восседала Йоня, держась одной рукой за ее шею, а другой размахивая в воздухе. Лёля, подпрыгивая, лихо "поскакала" вниз. Долли отступила назад и уперлась спиной в стену. Замерев от ужаса и отчаяния, она не знала, что делать: сверху на нее "скакала" Лёля с Йоней в качестве наездницы, а снизу к ней тянулись эти ужасные руки-ветви. В конце концов, решив, что дружба дороже, Долли кинулась к подругам и, ухватившись за Йоню, попыталась их остановить, не пустить к этим отвратительным теням, что подступали все ближе и ближе. Но ей не удалось даже замедлить их бега. Некая сила, наверняка, многократно превышающая силу далеко и так нехилой Лёли, поволокла Долли вперед, и лишь ее ноги застучали по ступеням.

    Она отпустила Йоню и осталась лежать на лестнице вниз головой, слушая удаляющийся топот ног Лёли. Открылась дверь спальни, и она вновь услышала радостный смех. Внезапно тонкая тень скользнула около самого ее лица. Долли завизжала и, лихорадочно отталкиваясь руками, поползла вверх. На площадке между этажами она встала и рванула по лестнице на третий этаж, судорожно соображая, где бы она могла спрятаться. Надо было бежать вниз, потом из дома на улицу! Но эта мысль пришла слишком поздно! Итак... Здесь  были только две комнаты, оснащенные дверями: кладовая и кабинет. Долли, не раздумывая выбрала последний. Заскочив внутрь, она захлопнула дверь и поспешно начала наваливать на нее все, что могла поднять: вращающееся кресло, металлическую подставку для цветов с керамическими горшками, мусорное ведро... Книжный стеллаж оказался намертво прикручен к стене. Тогда, собрав все силы, Долли навалилась на письменный стол. Тот заскрипел и, натужно постанывая и оставляя на полу глубокие борозды, медленно пополз к двери. Совершенно без сил Долли опустилась на пол. Ей казалось, что за дверью она слышит какой-то шорох и чье-то невнятное бормотание. Она сжалась в комок и зажмурила глаза, готовая умереть. " Я так не долго была снова замужем... " - пронеслось у нее в голове.

      И когда казалось, что все кончено, неожиданно, как петушиный крик, на весь дом раздался сигнал телефона: " Ооо-ле, о-ле, о-ле, о-ле! Россия - вперед!" Долли так и подпрыгнула на месте. Это был звонок ее мобильника. Практически, одновременно она услышала дикий вопль - это был голос Йони, к которому тут же присоединился крик Лёли. Подруги в большой беде!

     Долли бросилась разгребать устроенную баррикаду. Это оказалось не легко, учитывая громоздкий письменный стол, который ей каким-то чудом удалось придвинуть почти вплотную к остальным накиданным у двери вещам. Как смогла, Долли попыталась вытолкнуть и вытащить их и немного освободить дверь, чтобы хоть чуть-чуть приоткрыть ее. С трудом ей удалось выбраться сквозь узкую щель наружу. Здесь было относительно светло, но никакой Луны - на кухне все еще горел свет. Она бросилась вниз, попутно включая свет на лестнице, в коридоре...

    Открыв дверь спальни, она увидела лежащую на кровати Йоню и стоящую рядом Лёлю.

    - Что случилось? - задыхаясь, спросила она.

    Обе тут же замолчали и, повернувшись к ней, одновременно заговорили, то и дело тыкая пальцем друг в друга и закатывая глаза.

    - Сто-о-оп! - что есть сил заголосила Долли и в воцарившейся тишине устало попросила:

    - По очереди, пожалуйста! Ничего не понимаю...

    - Она... она... - задыхаясь от негодования, еле выговорила Йоня. - Она пыталась меня поцеловать!!!

    - Да больно надо! - вступилась за свою честь Лёля. - Я подхожу к кровати, а она тут разлеглась! Мы же договорились! Где мне теперь спать?!

    - А я думала вы все переиграли и передоговорились, - устало сказала Долли, опускаясь на кресло. - Ну, если судить по тому, как одна весело везла на себе другую и обе, по-моему, были несказанно счастливы...

    Подруги в изумлении уставились на нее.

    - И не надо мне говорить, что я вру! - поспешно добавила Долли. Говорю то, что видела. Собственными глазами, а еще... - она уже собиралась поведать им о том кошмаре, что ей пришлось пережить, но тут снова на весь дом разнеслось:

    - Ооо-ле, о-ле, о-ле, о-ле...

    - Ой, черт! - выругалась Долли и принялась искать свой мобильник.

    - Звук идет сверху! - крикнула Йоня, и все трое побежали на кухню.

    Звонил Павлик. Он чуть не плакал и, услышав его расстроенный голос, Долли уже представила себе нападение на дом, разбежавшихся по всей округе животных и гастарбайтеров. А где дочери? Где внуки? Не гостил ли кто в это время в доме?.. Она не успела ни о чем спросить, ноги ее подкосились и, Лёля едва успела подставить ей стул. Павлик тем временем принялся извиняться:

    - Прости, я знаю, что ты не встаешь в семь, но дольше я ждать не мог... - Долли посмотрела на часы: они показывали четыре.

   - Ничего-ничего, - пробормотала она. - Оказывается, я могу встать и раньше...

    Она залпом выпила стакан воды, протянутый Йоней и еле усидела на стуле - вместо воды или какого-нибудь там успокоительного, эта хитрая бестия подсунула ей стакан водки. Долли укоризненно посмотрела на подругу и покрутила пальцем у виска, та лишь подмигнула ей и уселась неподалеку. Долли почувствовала, как по всему телу разливается приятное тепло, в голове чуть-чуть зашумело - в самый раз для того, чтобы совсем успокоиться и немного заплетающимся языком проговорить:

   - Так что там у вас произошло? Кроме тебя есть живые?.. Ничего не скрывай - я выдержу!

    Павлик какое-то время молчал, потом медленно и членораздельно проговорил:

    - Все живые. Все хорошо. Я вылетел в Лондон.

    - Все-все живые? - уточнила Долли. - И дом целый?

    - Да с чего бы ему быть не целым! - удивился Павлик.- Все в порядке! Архип двор метет да цветочки сажает, Ганна пыль вытирает да полы моет, Зуйбеда с Гюльнарой собаками да кошками занимаются, а Зинаида Петровна всех кормит да поит. Скука смертная! - закончил он свой отчет. - Я очень обрадовался, когда ты меня к себе вызвала.

    - Так, летишь уже, что ли?

    - Нет, - буркнул Павлик. - Потому и звоню.

   - А что случилось?

      Павлик поведал грустную историю о том, что "Рижские Авиалинии" перенесли вылет его чартерного рейса, и вместо того, чтобы вылететь утром до Риги, а оттуда, практически, сразу в Лондон, ему пришлось улететь из Москвы вечером, а так как он, не предвидя такого хода событий, не сделал себе шенгенскую визу, то целую ночь ему пришлось коротать в рижском аэропорту.

   - Ты можешь представить, Доленька! - голос Павлика дрожал. - Эти бездушные бюрократы даже не позвали меня в ВИП зал! А ведь это по их вине я застрял здесь на целую ночь! Я говорил им, что у меня нет шенгенской визы! Они обещали мне отель! Но никто не ждал меня, чтобы устроить на ночь! В результате я корчился на этих холодных железных креслах всю ночь!

   - Бедный мальчик! - посочувствовала ему Долли. - Как бы я хотела выслать тебе подушку и одеяло!

   - Издеваешься! - обиделся Павлик.

   - Нет-нет, что ты! - Долли неожиданно икнула. - Я даже не думала... - она икнула снова. - Я обязательно встречу тебя! Во сколько ты прилетаешь?

   - В двенадцать.

   - По Москве или по Лондону? - уточнила Долли.

    Павлик надолго замолчал. До него, вероятно, только сейчас начало доходить во сколько он на самом деле позвонил Долли. Он тут же принялся активно извиняться, рассказывать о том, что редко выезжал куда-то из Москвы и области, что само понятие "часовые пояса" было для него чем-то далеким и, весьма, абстрактным. Вспомнил несколько историй из своего далекого детства. Они еще немного поболтали. Долли слушала его, ее глаза потихоньку слипались.

    - Да-да-да, - говорила она время от времени и снова погружалась в приятную дрему.

    Когда они закончили разговор, солнце сквозь неплотно задернутые шторы уже вовсю прорывалось внутрь. Лёля и Йоня крепко спали на стульях около стола, положив головы друг на друга. "Может, ничего и не было? - подумала Долли. - Никаких ночных происшествий?" Может, они так и проспали втроем на кухне всю ночь? А теперь солнце, заглядывая в окно, разбудило ее? Она посмотрела на телефон, который все еще держала в руках - значит, что бы там ни было, но Павлик прилетает по-настоящему.  Она сладко потянулась и встала. Ее качнуло, и она завалилась на Йоню.

    - Что такое? - пробормотала та сквозь сон. - Пора вставать? Уже на работу?

    - Вставай, сестра моя, вставай! - пропела Долли. - Труба зовет! По-о-одъем! - прокричала она над самым ухом Лёли, так как по опыту знала, что прервать сон бывшей спортсменки было не так-то легко.

    - Что случилось? Я проспала завтрак? - поинтересовалась Лёля, едва открыв глаза.

    - Завтрак я сейчас приготовлю, - пообещала Долли. - А тебе следует позвонить Эвардсу и попросить его быть к двенадцати в Гатвике. Прилетает мой хороший друг и помощник. Надо бы его встретить. Сами возьмем такси, - наклонившись к самому плечу Лёли, чтобы не слышала Йоня, она добавила:

    - Мне за руль сейчас... сама понимаешь, а Йоню я бы не хотела пускать...

    - Я все слышу! - крикнула окончательно проснувшаяся Йоня. - Не очень-то и хотелось, я лучше в машине посплю, - и она пошла вниз. Лёля последовала ее примеру, а Долли занялась завтраком, благо этим она могла заниматься, махнув ни один стакан горячительного  - долгий жизненный опыт не пропьешь!


Рецензии
Рука с тонкими пальцами очень жутко! Как Долли поняла в какой спальне подруги?

Ульяна Кукушкина   08.06.2020 01:01     Заявить о нарушении
Они все спали в одной спальне. Вполне логично, что она туда и пошла.

Регина Сервус   10.06.2020 10:37   Заявить о нарушении