Я мечтал перейти в другую семью

(может также встречаться под названиями «Фонтанка.Вру» и «Скайуокер, который мечтал быть Палпатином»)

К кому относятся обыватели с крайней неприязнью, так это к тем, кто не хочет прогибаться под «это жизнь», но сам хочет прогнуть под себя, даже если в момент обиды не располагает готовым решением такой задачи.

Когда мне говорили, что «никогда у тебя ничего не будет», мне хотелось доказать говорившим, что я не глупее их, и что они не имеют никакого права говорить так мне. Кем бы говорившие ни являлись. В идеале – сложить такую обстановку, чтобы самым большим их страхом оказалось быть убитыми или избитыми по моему приказу.

То есть – не только не оказаться последним, но получить решающий и подавляющий перевес. Что для этого понадобится незаконный путь, даже, может быть, участие в гражданской войне, я не задумывался. Проиграть можно и в мирное время навязанной «стабильности», а в случае победы можно установить свои порядки по праву победившей стороны.

Одной из сильных обид, нанесённых мне родителями, оказалась реплика в одном из скандалов с ними, ими же вызванном, когда я по какому-то поводу потребовал от них отчёта о содеянном. Мне стали внушать, что на деле-то я «слабый и всех боюсь», и что особенно боюсь того, что меня либо они накажут, либо государство накажет.

Но ответной реакцией у меня было намерение … самому наказать своё государство! Да, для этого пришлось бы пойти на государственную измену. Которую я и сейчас не считаю аморальной, для меня это – стратегический резерв на случай потери всех остальных способов отстоять свои интересы, а то что по закону это преступление, так законы, как известно, пишутся под тех, кто их пишет.

Или страшнее (для моих родителей и обывателей вообще) – примкнуть к антигосударственным структурам, ведь этот разговор произошёл в «упущенные девяностые». Ведь основными аргументами моих родителей было то, что «у них «спины» нет». Попросту – то, что они русские бедняки, проживающие на территории национальной республики.

И поэтому понятно, что я мечтал, хотя не писал и не произносил этого, быть принятым в другую семью. И не просто - нерусскую и богатую!

Я мечтал принадлежать к клану Хачилаевых!

Да, к той самой зловещей семье, которая для обывателей была «бандитами», для нынешних великорусских свиней-шовинистов «обогатила» язык уничижительным сокращением «хачи», обозначающим национальные меньшинства. Для меня это были люди сильные, активные и материально благополучные, каким и я хотел быть, и каким стать в среде, созданной моими родителями, было, как я сейчас понимаю, невозможно (почему я и разорвал со своими родителями в итоге).

Читатель может сказать, что я «ненормальный». Действительно, это крайне нерусское желание русского по рождению человека, и сравнимо оно только с одной из линий диснеевских «Звёздных войн», только противоположное по направленности.

Вспомним: Рей, чувствительная к Силе девушка-мусорщица, мечтает принадлежать к семье Скайуокеров, а выясняется, что она внучка Императора! Правда, волей Джа Джа Абрамса она в финале принимает родовое имя Скайуокеров.

Но чтобы, наоборот, кто-нибудь из Скайуокеров мечтал бы быть Палпатином (пусть и не Шивом Палпатином), - это представляется даже за пределами больного воображения Джа Джа Абрамса.

А для меня это было здоровым и естественным!

Убеждения у меня, кстати, превосходят «хачилаевские», и именно поэтому я отношусь враждебно к «ранговым» теориям. Тем, которые различают мужчин по высокому, среднему и низкому рангу, и так объясняют женские предпочтения. Если провести аналогию для меня как профессионального исполнителя курсовых и дипломных работ, то в голову приходит следующее.
Ты знаешь, что хорошая работа – это такая, которая соответствует заявленной теме, по возможности не списана и отражает нравственную позицию того, кто пишет. И делаешь так.
И «как бы вдруг» тебе заявляют, что «хорошими» считаются такие работы, которые имеют высокий процент «уникальности» по произвольно выбранной программе, с оформлением «по методичке» (точнее – по надуманным идиотским требованиям) и носят «проблемный характер» (то есть надо искусственно эту проблему придумать и самому же решить её), да просто такие, которые приняты с первого раза (причём немало среди них содержат грубые ошибки, и преподаватели просто сделали вид, что не замечают этого).

Так и здесь: предпочтение отдаётся то буйным недоумкам с «самцовым инстинктом», то «чужим» (людям другой национальности, а то и расы), но иногда женщины впадают в другую крайность. Я заметил, что определённый спрос на «слабых» (подчас – «альфонсов») и «виртуальных танкистов» является хроническим. А подобные мне в массовой культуре либо представляются карикатурно, либо «назначаются» на роли врагов.

Понятно, что такой подход не соответствует моему представлению о себе. Как и различные «теории заговора». Их нравственный смысл таков: от тебя ничего не зависит, но ты пострадаешь, а организаторы этого ещё и получат улучшение своей жизни. Старая родительская формулировка «ты что-то здесь изменишь?», только под другим именем. И «ранговые теории, и «теории заговора» культивируются для создания убеждения «революция невозможна», чтобы обыватели всё сносили и стерпели.

Массовый всплеск «теорий заговора» можно было заметить на фоне «ковидных» событий, причём он превзошёл все всплески заболевания, вместе взятые, даже если к ним прибавить внебольничные пневмонии «нековидного» происхождения. Я видел это на ленте новостей в социальных сообществах, причём все эти люди-распространители «теорий заговора» были самыми русскими и самыми «православными» по убеждениям. Что только подтверждало правильность выбора убеждений моих.

А средства массовой информации это усиливали ещё больше. Особенно я бы отметил, как это делала «Фонтанка.Ру». Сведения, в общем-то верные, она дополняла своей отсебятиной и в таком виде подавала их читателям. Например, когда стоял вопрос о цифровых пропусках по образу и подобию московских, «Фонтанка.Вру», как её следует называть, дважды публиковала карту «планируемого расположения контрольно-пропускных пунктов» (как выяснилось, это был «информационный вброс»), заостряя внимание на том, что их нет на дороге из Курортного района, которой пользуются чиновники и богатые. То есть всем, кроме представителей власти и богатых, это был откровенный плевок. Или, когда вопрос стоял о постепенном снятии ограничений, в начале мая та же «Фонтанка» привела выдержки из интервью с вице-губернатором Елиным, а когда оказалось, что послаблений (по крайней мере, видимых) с 12 мая нет, подала это так, что население оказалось попросту обмануто властью. Комментируя минимальные послабления в Ленинградской области, «Фонтанка» отмечала: «Петербуржцам остаётся только завидовать». И таких «разбавлений» и «вбросов» у данного издания много, даже слишком много.

Впрочем, чего ждать от «медиахолдинга», включающего ряд «деловых» и «глянцевых» изданий? И даже ханжи от нравственности из «Научи хорошему», критикуя отдельные публикации в изданиях «Ажур-Медиа» (так называется управляющая компания»), не затрагивали сути, а именно их общего антинародного характера, усиленного доренковским приспособленчеством.

Раньше я считал это утратой мастерства подачи новостей. Сейчас для меня здесь нет ошибок, это – искажения. Так и в новостях, и в рефератном деле, и в обществе. Но именно поэтому, как никогда, важно не просто сохранить «хачилаевские» убеждения (не прогибаться под «это жизнь»), а развить и дополнить их.


Рецензии
Резко, но именно этим и интересно. Много важных проблем поднимаете.

Вдохновения! :-)

Вера Вестникова   29.06.2020 13:30     Заявить о нарушении