Неугасимая свеча памяти

  Память о моем  предке, церковном старосте села Киреевское Григорие Ивановиче Мартынове, и его славных деяниях есть та самая неугасимая свеча, отсвет которой всегда горит в моем сердце.               
           Чем определяется роль человека в истории? Только одним –  добрыми делами, которые он совершил. Не так много в Ясногорском районе Тульской области людей, память о которых дошла из далекого прошлого до наших дней. Еще больше достойных земляков   кануло в небытие, которое они, вполне возможно, и не заслужили. Одним из них, на мой взгляд, был Григорий Иванович Мартынов. Как-то мне попалась на глаза книга "Тульский синодик", посвященная служителям Русской Православной церкви. Однако все попытки отыскать хоть  какую-то  информацию в этом издании о Мартынове не увенчались успехом. Это и побудило меня  к  написанию статьи о нем.Надеюсь, что публикация, основанная на материалах из Тульского архива, поможет вывести имя этого светлого человека из забвения. 
  В 1826 году в семье тульского крестьянина   Ивана Федоровича Мартынова родился мальчик. При крещении набожные  родители нарекли его  в честь святителя Григория Чудотворца. Нелегко жилось семье Мартыновых в крепостной России. Чтобы заплатить большой оброк помещику и прокормить свою семью (у него было семь сыновей), Иван Федорович работал от зари до заката, все силы отдавал ведению  хозяйства и хлебопашеству. Вера в Бога помогала его семье бороться, преодолевать препятствия на  жизненном пути.
  В селе Киреевском Тульского уезда, где проживала семья Мартыновых, стояла приходская  каменная церковь во имя Архистратига Божия Михаила с двумя теплыми  приделами  в честь святого апостола Андрея Первозванного и преподобного Герасима Иорданского. С храмом соседствовала красивая колокольня в византийском стиле. Когда выпадало свободное воскресенье, родители брали с собой Гришу в  церковь. Он всем сердцем полюбил  Божий храм и старался посещать его как можно чаще. Григорий с большим интересом слушал проникновенные молитвы и яркие проповеди священника. Он научился понимать язык колоколов, их звуки  не только созывали к богослужению, но и пробуждали в его душе высокие духовные чувства, заставляли задуматься о смысле жизни. Таким образом  мальчик познавал  христианский мир, жадно впитывая все, как губка.
  Наверное, Мартынову было предназначено судьбой свыше стать церковным старостой, его избрали на эту ответственную должность в 1859 году. Староста был помощником настоятеля храма по хозяйству и казначеем (он избирался приходским собранием  из числа благочестивых мирян  сроком на 3 года). С самого начала служения Григорию Ивановичу пришлось много потрудиться в деле ремонта и обустройства обветшавшего Архангело-Михайловского храма.
  Получив в наследство от прежнего старосты  мизерный капитал, Мартынов, благодаря  своей неустанной  деятельности, сумел не только отыскать средства через пожертвования прихожан, но и привлечь некоторых благотворителей для того, чтобы повысить доходность церкви. Он жертвовал и личные средства. Так, на  деньги Григория Ивановича   храм был заново оштукатурен и покрашен, мастера обновили и покрыли медянкой крышу, разрушенную бурей, иконописцы украсили интерьер церкви настенной живописью с изображением святых отцов, два разбитых колокола были перелиты  и  вновь заиграли своим мелодичным звоном. Иконостас пополнился  иконой Николая Чудотворца. После божественной литургии в честь обновленного храма  был совершен торжественный крестный ход с обнесениями вокруг храма новыми хоругвями (религиозное знамя с образом Иисуса Христа, Богородицы) и ковчегом с частицами мощей святых. Григорий Иванович пожертвовал  на эти богоугодные дела и другую церковную утварь из собственных доходов 1700 рублей – значительную по тем временам сумму.
   В период его длительного 25-летнего служения Архангело-Михайловская церковь после ремонта заметно преобразилась  и  постоянно благоустраивалась, в те годы   она считалась одним из лучших культовых зданий в Архангельской волости Тульского уезда.
   Его ревностное служение церкви и усердная попечительская деятельность вызывала большое уважение у прихожан и заслужила достойного поощрения со стороны Тульской епархии.  Так, в  1868 году Мартынов удостоился похвального листа, а в 1884 году в жизни Григория Ивановича  произошло значимое событие – он был награжден почетной серебряной медалью "За усердие" на Станиславской ленте для ношения на груди. Воодушевленный этой наградой, Григорий   Иванович в 1885 году сделал самое щедрое пожертвование для родного Архангело-Михайловского храма – приобрел красивую серебряную люстру, которая висела в храме вплоть до разрушения.
  Григорий Иванович Мартынов, скончавшийся в возрасте 70 лет в 1896 году, прожил интересную и насыщенную жизнь, оставив после себя яркий след в родных местах. Ему повезло, что не застал период жестокого гонения на Русскую Православную Церковь в 20-30 годах прошлого столетия. По всей стране закрывались и уничтожались Божии храмы, отправляли в ссылку и расстреливали священнослужителей.
  Родную для Григория Ивановича Архангело-Михайловскую церковь постигла печальная участь многих храмов России – она была закрыта и разграблена в годы безбожия. Так  и простояла она несколько десятков лет облупленной и бесхозной,  время не пощадило эту некогда красивую церковь от окончательного разрушения. В настоящее время память о ней сохранилась только у потомков ушедших из жизни  сельчан ныне уже вымирающей деревни Киреевское. 
  Церковно-приходское кладбище, где был упокоен Мартынов, постигла та же участь,  оно полностью было утрачено.
  P.S. Внуки Григория Мартынова пошли по стопам своего деда. Старший, Григорий Сергеевич, названный в его честь, служил старостой в той же  Архангело-Михайловской церкви, где когда-то трудился герой нашего повествования. Имя Григория-младшего  значится в "Тульском синодике". Имел отношение к церковному делу и младший внук, Федор Дмитриевич, – он был одним из лучших позолотчиков в Тульском уезде (покрывал сусальным золотом купола и церковную утварь).
                Андрей Емельянов                               


Рецензии