Проклятие Хогвартса. Глава четвертая

Остаток августа Том провел бесцельно шатаясь по грязным, кривым улочкам, опоясывающим район, в котором располагался приют. Он и думать не хотел, что все кончено и остаток жизни пройдет в ожидании момента, когда незримая сила потребует плату.

«Должно же быть хоть что-нибудь, — размышлял он. — Всегда можно договориться, всегда есть компромисс».

— Слышишь! — выкрикнул он, заставив проходившую мимо маму с ребенком шарахнуться в сторону.

«Что я должен сделать? — мысленно обратился он к неведомой магии. — Салазар Слизерин прожил долго. Значит, ты не сразу потребовала у него жизнь. Я тоже так хочу».

Том долго вглядывался в серые стены домов, утыканные трубами крыши и покрытую пылью мостовую в поисках хоть какого-нибудь ответа, но никакого знака не увидел.

Последний летний день Том посвятил покупкам всего необходимого к школе. Оказавшись в Косом переулке среди волшебников, он узнал, что Амадеуса, все еще продолжают искать, правда, уже не столь рьяно.

Том облегченно выдохнул. Судя по всему, никто из министерских работников и не подумал разыскивать Амадеуса на побережье. Значит, ему не стоит волноваться, что кто-то чересчур пронырливый отыщет в магловском трактире волшебную палочку министра магии.

Шагая вдоль бесконечного ряда магазинов, Том заметил, что у многих колдунов и ведьм мрачные лица. До него долетели обрывки разговоров о неминуемой войне с Гриндевальдом, причем почти все волшебники были уверены, что это агенты темного мага повинны в исчезновении министра магии. В воздухе повисла атмосфера уныния и страха, люди с унынием глядели в будущее — страна находится на пороге войны, а Британия осталась без руководителя. Уже были назначены внеочередные выборы, но ждали их со скепсисом. По прогнозам победу на них должен был одержать Гектор Фоули, ранее уже занимавший должность министра магии долгие тринадцать лет. Английское общество неоднозначно оценивало этого политика — яркий и энергичный, он являлся полной противоположностью Амадеусу в своем отношении к темной магии. Оттого от его избрания не ожидали ничего хорошего.

Утром следующего дня, дождавшись пока все обитатели приюта отправятся на завтрак, Том, взяв собранные еще с вечера вещи, вышел на улицу. Предвкушая очередные одиннадцать месяцев в волшебном мире, он бодро шагал в сторону вокзала Кингс-Кросс.

Однако еще на подходе он угодил в шумную, взволнованную толпу. Живя в Лондоне, Том привык к большому скоплению людей, но сегодня горожане выглядели взволнованными более обычного. И чаще обычного попадались мужчины в военной форме.

Правда, как всегда, на вокзале всюду сновали торговцы пирожками и мальчишки, разносящие свежую прессу. Многие газетчики выкрикивали заголовки новостей. Том попытался прислушаться, но стоявший вокруг гвалт не позволил разобрать ни слова.

Счастливо избежав ринувшихся к нему попрошаек, Том устремился к платформе девять и три четверти. На его беду девятая и десятая платформы были забиты пассажирами. Казалось, Лондон сошел с ума — настолько рьяно его жители пытались покинуть столицу.

Проталкиваясь сквозь скопление людей и усилено помогая себе локтями, Том, наконец, добрался до разделительного барьера. Рядом с ним сгрудилось множество тележек, доверху нагруженных чемоданами. Стоявшие около них владельцы вещей всем своим видом демонстрировали, что никуда уходить не собираются. Тому стоило огромного труда протиснуться к барьеру. Толкнув ногой одну из тележек и уронив на перрон чемодан, он вызвал у отъезжающих настоящий переполох. Воспользовавшись суматохой, Том со всех ног метнулся к стене и спустя мгновение очутился на нужной платформе.

Там все, как и в прошлом году, проходило чинно и мирно. Вдоль перрона вытянулись вагоны Хогвартс-экспресса, с торчавшими из его окон лицами школьников. Алый паровоз впереди состава выпускал из огромной черной трубы белые клубы дыма, словно призывал отъезжающих поторапливаться. Студенты и их родители неспешно прохаживались, встречая знакомых, провожая родных и засовывая в узкие двери свои вещи.

В окружении толпы родственников возле груды сумок и чемоданов стояла Карина О`Брайан, худенькая блондинка со Слизерина. Заметив Тома, ведьма во все глаза уставилась на него, но увидев, что он тоже смотрит на нее, состроила такое выражение лица, словно только что съела что-то несвежее.

Направляясь к ближайшему вагону, Том столкнулся с Фредом Стариджем, черноволосым старшекурсником с Грифиндора. Одетый в школьную форму он с гордым видом кивал проходившим мимо знакомым. Узнав Тома, Фред смерил его презрительным взглядом и, поморщившись, отвернулся. Улыбнувшись грифиндорцу, Том отправился искать свободное место. Не успел он сделать и десятка шагов, как ближайшая к нему дверь резко открылась и чьи-то руки втащили его внутрь.

— Я устала тебя ждать, — набросилась на Тома Поппея. — Мы же вроде договаривались ехать вместе?

Она прищурилась и уперла руки в боки.

— Отстань от него, — лениво бросил Орион, и, не вставая, протянул для приветствия руку.

Сидевший напротив Блэка Абраксас Малфой, выглядевший бледнее обычного, удостоил Тома легким кивком головы.

— Как дела, Реддл? — Орион закинул ногу на ногу. — Что нового?

Том не успел ответить. Состав содрогнулся, раздался протяжный скрежет, перрон заволокло серым дымом и Хогвартс-экспресс, неспешно перестукивая колесами, медленно двинулся вдоль платформы.

— У Тома все по-старому, — замахала Поппея руками. — Это неинтересно. — Ведьма выразительно повернулась к Тому. — Я хочу знать все подробности того разговора.

Том понятия, о чем говорит юная колдунья.

— Это случилось только сегодня. Спустя почти три месяца. Давай, рассказывай!

Том молчал, все еще не понимая, что Поппея от него хочет.

— Ты это о чем? — удивился Орион. — Какого разговора?

— Ага… — меланхолично протянул Абраксас, разглядывая свои ногти.

— О Гриндевальде, — пояснила Поппея. — О том, что он нападет. Том сказал об этом в начале лета. Я хочу услышать подробности. О чем еще говорили те люди?

— Так, война началась? — спросил Том.

В голове сразу всплыло воспоминание, что в день, когда Гриндевальд объявит войну, заговорщики нанесут удар по Министерству.

— Сегодня утром, — пояснил Орион.

— И учебу не отменили? — забеспокоился Том.

— Хогвартс — самое безопасное место в стране, — растягивая слова, произнес Абраксас. — Иначе, мои родители оставили бы меня в нашем поместье. Вдобавок их уверили, что поезд надежно охраняется.

Том решил, что на вагоны наложено защитное заклинание. Ведь ни одного взрослого, кроме провожающих, он внутри не заметил. Продолжая стоять, он посмотрел в окно. Они между тем выехали из города и теперь дома и каменные строения Лондона сменились изумрудного цвета полями, изредка усеянными деревьями. Все казалось мирным и спокойным. С трудом верилось, что где-то сейчас гибнут люди.

— Молчишь? — Поппея грациозно уселась, продолжая настойчиво сверлить Тома пронзительным взглядом. — Опять тайны? Вокруг тебя, Том, секретов больше, чем сплетен в дамской колонке «Пророка».

Абраксас при ее словах тяжело вздохнул, а Орион с трудом подавил смешок.

— Он просто старался произвести на тебя впечатление, — Блэк ухмыльнулся и подмигнул Тому. — Я так всегда делаю, когда встречаю хорошенькую девчонку. Теперь и мне стало интересно.

Том и не думал выкладывать правду. Проще всего было продолжать отмалчиваться, либо ответить, что он все выдумал. Но отчего-то Тома не покидала уверенность, что Поппея ему не поверит. Желая выиграть время, он аккуратно сложил свои вещи на верхней полке и удобно расположился возле Ориона. Абраксас, сидевший напротив, с меланхоличным видом достал журнал с разноцветной обложкой и скучающим взглядом принялся его разглядывать. Изображения на журнале спустя мгновение задвигались, отчего у Тома слегка закружилась голова.

Только сейчас ему стала ясна причина большого числа лондонцев на вокзале. Видимо, война началась не только в волшебном мире, но и у маглов. Понятно теперь отчего он увидел столько людей в военной форме. Удивительное совпадение. А раньше он считал, что миры колдунов и маглов не связаны. Выходит, ошибался.

Внезапно поезд дернулся и начал сбавлять скорость. Поппея подскочила к окну и выглянула наружу.

— Что происходит? — на лице ведьмы, сменяя друг друга, замелькало любопытство вперемешку с непониманием.

— Мы не должны останавливаться, — озадаченно пробормотал Орион. Он открыл дверь и высунулся в коридор. — Эй, кто в курсе? В чем дело?

Паровоз между тем уже едва тащился.

— Машинисты разберутся, — посматривая из-за журнала, лениво бросил Абраксас.

— Утром, вообще-то, война началась, — возразила ему Поппея. — Теперь всякое следует ожидать.

Малфой резко свернул журнал в трубочку.

— Руководство школы обещало отцу, что в поезде безопасно. Сейчас подкинут угля и поедем дальше.

Между тем Хогвартс-экспресс окончательно остановился.

— Пойду и сам все узнаю, — не выдержал Орион и вышел в коридор.

Том последовал за ним. В коридоре уже толпились другие ученики, в основном слизерицы. Многие успели переодеться в школьную форму. Все выглядели удивлёнными и спрашивали друг у дружки причину остановки. В дверях Том столкнулся с Гилбертом Даунингом, членом школьной команды по квиддичу. Коротко поздоровавшись, парень хотел что-то спросить, но не успел — возбужденно галдевшая толпа увлекла его прочь.

Том попробовал перейти в соседний вагон, но заглянув в него, понял, что делать этого не стоит — внутри было не протолкнуться. И Том решил выйти наружу и быстренько пробежаться вдоль состава вперед. Взявшись за дверную ручку, он потянул ее на себя.

— Ты что? — набросилось на него двое стоявших рядом учеников. — Гриндевальд высадился в Англии. Не вздумай отрывать.

— Нужны вы ему, — отмахнулся Том.

Неожиданно раздался звук бьющегося стекла и ближайшее окно рассыпалось на тысячу осколков. С громкими криками перепуганные студенты бросились в разные стороны. Моментально в коридоре образовалась давка. В этот момент еще одно окно разлетелось на части, осыпав школьников стеклянными брызгами с ног до головы.

Том, накрыв голову курткой, метнулся в угол, избежав дождя из стекла. Он, как и остальные ученики Хогвартса не понимал, что происходит. Но старался не поддаваться всеобщей панике. На его глазах, многие, в тщетной попытке выбраться из давки, лезли едва ли не по головам.

Внезапно раздался противный металлический скрежет и вагон с силой затрясло. У Тома создалось впечатление, что огромный монстр силится их проглотить, активно работая челюстями. Окна продолжали взрываться, поливая коридор тысячами осколков. Ученики истошно вопя, наконец, открыли дверь в соседний вагон и ринулись в него. Том вновь ухватился за ручку. Игнорируя мольбу школьников не открывать ее, он распахнул дверь, намереваясь вырваться из этого ада.

И увидел направленную в его сторону волшебную палочку. Она принадлежала стоявшему возле входа в вагон высокому мужчине. Лицо незнакомца скрывал накинутый на голову черный капюшон, а фигуру такого же цвета плащ. Похожий наряд Том уже видел раньше, на людях, замышлявших свергнуть Министерство.

Мгновенно приняв решение, Том развернулся и толкнул на колдуна одного из учеников, твердивших о Гриндевальде. Студент рухнул на незнакомца, заставив мужчину сорваться со ступенек и упасть на землю. Вопя от ужаса, парень полетел следом.

Том хотел прыгнуть и забрать у нападавшего палочку, но тут увидел еще пятерых человек, приближающихся к поезду. Все они, судя по всему, появились тут только что, трансгрессировав из другого места. Лица всех пятерых скрывали капюшоны. Но самое важное — все они направлялись к вагону, где находился Том.

Он попытался закрыть дверь, но незнакомец, лежавший на земле, вцепился в нее, мешая ему. Том оглянулся в коридор, собираясь позвать на помощь кого-нибудь из старшеклассников. Требовалось всего несколько учеников с седьмого или хотя бы с шестого курса. Вместе они смогут выстоять против нападавших, дав время остальным позвать на помощь взрослых. Но как назло в коридоре сейчас остались лишь студенты с младших курсов. Остальные либо сбежали в другие вагоны, либо попрятались по купе.

Коридор продолжал пустеть. Ученик лежавший и мешавший до этого незнакомцу, потеряв от страха сознание, словно детская кукла отлетел в сторону. Широко раскинув руки, он неподвижно лежал на земле. Колдун поднялся, изрыгнув в адрес Тома поток грязных ругательств. Его товарищи подбежали ко второму входу, отрезав Тому путь к отступлению.

На секунду Том попробовал успокоить себя мыслью, что не такая он важная персона, чтоб нападавшие тратили на него свое время. Может, он посторонится, и они пройдут мимо, даже не заметив его? Но то, как колдун косился на него, объяснило происходящее лучше всяких слов. Он опять оказался не в том месте не в то время.

Горько вздохнув, Том попятился. Выбросив вперед волшебную палочку, он громко произнес:

— Colloportus maximus! — дверь, в которую собирался влезть незнакомец, с шумом захлопнулась.

Резко развернувшись, Том повторил трюк и со второй дверью, ведущей в вагон.

Снаружи послышались возмущенные крики, сопровождаемые нецензурной бранью. Том огляделся. Он был один. Кинувшись к ближайшему купе, он заглянул внутрь, но никого там не обнаружил. К следующему. И там пусто. К третьему, четвертому. Во всех лишь разбросанные вещи и выбитые окна.

Вагон вновь заскрипел, застонав, словно его заставляли делать нечто очень плохое. Затем раздался оглушительный взрыв и обе двери, будто пробки из бутылки, отлетели в сторону, впечатавшись в противоположную стену.

Сглотнув, Том отступил. В голове промелькнули мысли о первородной магии. Вот она расплата? Или неведомая сила подталкивает вновь попросить о помощи, и тем самым прочней связать договором?

Он стремительно юркнул в одно из купе, плотно прикрыв за собой дверь.

«Специально подстроила?» — обратился он к первобытной силе.

В коридоре отчетливо зазвучали тяжелые шаги и громкие голоса. Том выставил перед собой волшебную палочку. Он не собирался так просто сдаваться. Если ему суждено сегодня погибнуть, он постарается доставить своим убийцам, как можно больше неприятностей. Дверь резко открылась и Том истошно выкрикнул заклинание.


Рецензии