Кто заказал штирлица?

Итак, свершилось! Телеканал «Россия» показал миллионам зрителей раскрашенный шедевр чёрно-белого кино. Рекламное сопровождение телепоказа было исполнено по всем законам жанра, включая подобие гипнотизирующего «25-го кадра», серию интервью и отдельное освещение в выпусках новостей. Что это было? Дорогостоящая реставрация разрушающегося произведения искусства? По определению – нет! Очередной высококлассный «отмыв» грязных денег? Вполне возможно, но недостаточно для столь масштабной акции. Ещё одна демонстрация творческой импотенции современных киношников, способных на сплошные римейки? Не только.

Вся предварительная информация о «премьере» исчерпывалась разговорами о красках, которыми якобы заново заиграл фильм. При этом умалчивалось изъятие из полотна огромного количества материала! Я не буду долго распространяться о том, сколь абсурдно само стремление во что бы то ни стало раскрасить чёрно-белое искусство. Во времена съёмок «Семнадцати мгновений весны» цветное кино вовсю существовало, и если бы была жестокая необходимость снять именно цветной фильм, это было бы сделано. Отчего-то пока не приходит в голову «реставраторам» раскрашивать гравюры Дюрера или оркестровать в большом симфоническом оркестре квартеты Бетховена. Совершенно очевидно, что технологически чёрно-белые фотографии или киноплёнки снимаются иначе. Здесь требуется больше контраста, рельефности линий, чем в цвете. Просто раскрасить чёрно-белую картинку – не значит сделать её лучше. Была такая профессия – ретушёр. Человек, раскрашивающий чёрно-белые снимки. Так вот, вне зависимости от уровня профессионализма, работы ретушёра ВСЕГДА уступали художественным оригиналам. Фотограф, снимающий в цвете, иначе ставит свет, иначе подбирает фон, зачастую выбирает иные ракурсы. ТАМ ВСЁ ИНАЧЕ! А ретушь штука далеко не дешёвая. Особенно если речь идёт о ретушировании миллионов кадров фильма. Разрекламированный проект телеканала «Россия» встал в копеечку. При таких расходах и современном уровне пиратства даже ребёнку очевидно, что рассчитывать на окупаемость проекта не приходится. Тогда ради чего всё было содеяно?

А вот именно ради того, о чём умалчивалось и до премьерного показа и после него. Из фильма не просто изъяты некоторые куски. Изъяты ключевые слова в некоторых эпизодах, как, например, слова гестаповского чиновника «Всё зло в этом мире от стариков», произнесённые им через 5 минут экранного времени после слов Штирлица о том, что «больше всего в этом мире он любит стариков и детей». Исчезла смысловая арка, противопоставление, а значит, выхолощена одна из тысяч идей, вложенных Семёновым и Лиозновой в ткань картины. Порезаны некоторые диалоги, чья внутренняя динамика показывала психологию борьбы. Вместо психологии получился конспект, лишённый художественного смысла. Значительно сокращены все эпизоды кинохроники, которую, естественно, раскрашивать было глупо, а её чёрно-белое присутствие в цветной картине вызывает дисгармонию. Минимизируя её, реконструкторы вырезали большие её куски, сбив тем самым пафос, задаваемый включением подлинных документальных кадров в художественный фильм.

Как учил Андрей Тарковский в своих лекциях, искусство кино – это искусство управления временем. Так вот, сокращение времени приводит к потере управления им. Рушится ритмика фильма, над точностью которой работал гениальный режиссёр, собравший уникальную труппу на этом фильме. Кастрации подверглась и музыкальная драматургия фильма. Великая музыка Таривердиева оказалась перемонтирована, местами перезаписана, песни подвергнуты сокращению. В том числе, финальная песня. А из-за этого потерялся потрясающий текст Рождественского. В 24 саундтреках оригинального фильма не было ни одного точного повтора. Здесь же местами всё выполнено «под копирку». И вместо возвышающей душу очередной музыкальной волны зритель получает формальное указание на «место для рекламы» (там, где заканчивается серия).

Разрушающее художественный образ целого включение в титры чужеродного по своей сути интервью со старой больной женщиной, чьи слова, к тому же, подтасованы, извращены – ведь она говорит не о фильме в целом, а только об одной показанной ей серии, – добивает киноленту, превращая её в очередное «журналистское расследование», коих нынче на ТВ как грязи. Ретуширование запредельно гениальной игры Броневого местами умаляет тонкость этой игры. Цвет, как я уже сказал, придаёт картинке больше мягкой объёмности. В изначальном чёрно-белом варианте все мимические оттенки, вся пластика, даже грим выглядят резче, рельефнее.

Наконец, решительное сокращение знаменитых «длиннот» этого фильма – долгих немых сцен, сосредоточенных размышлений, виртуозно прожитых перед объективом непревзойдённым Тихоновым и его партнёрами – выхолостило главное достоинство этой картины, состоящее в её особом напряжённо текущем времени, в которое надлежит вглядываться, вслушиваться, вдумываться. Вместо звенящей тишины нам подсунули агрессивный калейдоскоп сменяющих друг друга бездумных картинок…

Так ради чего всё это делалось? Смею предположить, что именно ради того, чтобы в массовом сознании русского человека одним шедевром стало меньше. Это сродни издаваемым массовыми тиражами кратким изложениям для школьников и студентов литературных шедевров классики. Воспитание «клипового мышления», не способного подняться до высот осознания крупных явлений окружающей жизни, в конечном счёте, способствует выращиванию баранов, которых удобно стричь при жизни, а потом вести на бойню. Бараны не осознают вещей, лежащих за пределами их непосредственного видения. Бараны не могут долго сосредотачиваться на одном предмете. Бараны предпочитают яркую картинку содержательности.

Кому конкретно выгодно превратить великий народ, носитель величайшей культуры, рождающей шедевры мирового значения, в стадо баранов? Ответ очевиден: ВРАГАМ ЭТОГО НАРОДА, ЗАИНТЕРЕСОВАННЫМ В РЕСУРСАХ ЕГО ЗЕМЛИ. Ради отдалённой стратегической задачи шаг за шагом, строго следуя заветам обрисованного в фильме Лиозновой Алена Даллеса, наш народ последовательно оболванивают, подсовывая вместо подлинного подделку. И на это не жалеется ни времени, ни средств. Отсюда фантастические расходы на нелепую, с точки зрения практического бизнеса, раскраску телесериала.

Кабы доблестные «органы», воспетые Юлианом Семёновым, занялись не мифическими русскими фашистами, а реальной угрозой существованию России как культурно-исторической целостности, они давно увидели б источники финансирования подобных проектов! Они увидели бы стоящую за каждым из них длинную цепочку из подставных фигур! Они бы давно уже дали по рукам тем, кто под видом радетеля за отечественное достояние вносит в наши дома отраву. Но раз они этого не делают, нам остаётся самим заботиться о своей душевной безопасности.

Не так давно искусно и талантливо низринули с пьедестала шедевр Рязанова «Ирония судьбы». Лежащая в основе фильма этическая идея подверглась великолепно выполненной подтасовке. И если герои того, классического фильма имели право выбора своей судьбы в соответствии с духовным своим уровнем, то вышедшее на экраны «продолжение» заткнуло их обратно, на подсознательном уровне внушая зрителю» «Всяк сверчок знай свой шесток!». Легковерная публика вкусила сего ядовитого плода и, вне зависимости от того, насколько он понравился, НИКОГДА УЖЕ НЕ БУДЕТ СМОТРЕТЬ ПРЕЖНИМИ ГЛАЗАМИ НА КЛАССИЧЕСКИЙ ФИЛЬМ.

Сплошь и рядом на сценах оперных театров проводится массированное изгаживание классического русского наследия под негласным лозунгом «творческой свободы режиссёров». Вкусившие ТАКОГО оперно-балетного зрелища зрители, даже если и исполнились негодования на увиденное,  НИКОГДА УЖЕ НЕ ОЧИСТИТ ПАМЯТЬ ОТ ЛИПКОГО ЯДА ГАДКИХ НОВАЦИЙ.

Происходящее на наших глазах – не случайные завихрения «свободного рынка». Это чётко скоординированные, щедро проплачиваемые и стратегически выверенные шаги ПО ПРЕВРАЩЕНИЮ НАС В БАРАНОВ. Единственный способ не стать ими – игнорировать подобные плоды, не покупать билеты на скандальные постановки, выключать телевизоры при показе подобных поделок, бойкотировать скабрёзные выставки всяких там «нон-конформистов»!

До тех пор, пока структуры, отвечающие за безопасность страны и народа, не осознали нависшей надо всеми нами опасности в виде такой продукции, у нас нет иного выбора. Кроме, разве что, радикальных. Но их применение влечёт за собой применение соответствующих статей Уголовного Кодекса…


(опубликовано в газетах "Новый Петербургъ", "Ростовская Правда")


Рецензии
На это произведение написано 205 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.