Соль земли

Два года минуло с того снежного январского утра, когда перестало биться сердце Владимира Михайловича Радченкова. Теперь ему было бы 55. Не всякое столетие рождает людей, столь щедро одарённых прихотливой природой. И тем горше осознавать, что мир прошёл мимо, практически не разглядев, что потерял, когда его не стало. На его скромной могиле на далёком сельском погосте вполне можно было бы начертать слова, высеченные на надгробии Ф.Шуберта «мир похоронил здесь богатое сокровище, но ещё более прекрасные мечты».
Выдающийся клавесинист, блестящий знаток барочной культуры, самобытный лектор-пропагандист старинной музыки, обладатель феноменальной памяти и ещё более феноменального музыкального слуха, он был любим всеми своими многочисленными учениками, коллегами и слушателями. В своё время Владимир Радченков внёс неоценимый вклад в создание фольклорно-этнографического архива полевых записей экспедиций Музыкального училища им. Н. А. Римского-Корсакова. Сам участник нескольких экспедиций, он применил свой удивительный музыкальный слух к созданию нотных расшифровок, которые ныне хранятся в Пушкинском доме. Владимир Михайлович был человеком тонкого обаяния и мягкого остроумия. Оставил он след и на литературном поприще, создав несколько юмористических новелл из жизни питерских музыкантов. А довелось ему соприкоснуться со многими – не только с теми, кто, как он сам, посвятил себя старинной европейской музыке, но и с джазовыми музыкантами, с рок-музыкантами. Сам он иногда брал в руки свой любимый Фендер-джазбас и принимал участие в джем сейшнах.
Человек редкой в наше время скромности, В. Радченков так до конца дней и не счёл себя достойным того, чтобы раскрыть миру ещё одну, на самом деле, главную ипостась – он был удивительным композитором. Автор всего нескольких произведений – блистательной сюиты «Сквозь зеркало» для голоса и клавесина на стихи Л. Кэролла, Концерта для фагота и струнных, Альтовой сонаты, пронзительного и глубокого вокального цикла «Три стихотворения Леопольда Стаффа», Северной пасторали для струнных, оперы «Тупейный художник» по повести Н. Лескова и нескольких пьес для Ансамбля виолончелистов Санкт-Петербурга, он в каждом сочинении одновременно ярок и глубок, сложен и доступен. Далеко на каждый удостоенный многими регалиями композитор может встать своими сочинениями в ряд с этими. Тем не менее, в Союз композиторов В. Радченков так и не вступил, всё откладывая и откладывая со словами: «Я ещё пока не готов». Его увлекательные лекции-концерты, собирающие полные залы, могли бы составить ему имя и антрепризе успех. Но он никогда ни у кого ничего не просил, и потому концерты в Малом зале филармонии были чрезвычайно редкими, а в других залах, если и чаще, то без должного общественного резонанса. Прессы о нём почти нет. На протяжение двух лет он вёл просветительские радиопередачи на канале «Град Петров», в архивах которого сохранились записи. Но ни одна организация пока не проявила к ним интереса, и, возможно, скоро они могут быть списаны и уничтожены. К счастью, В. Радченковым записано несколько аудио-дисков. Но это ничтожно мало в сравнении с тем, каким масштабом репертуара он делился с публикой, сопровождая великолепное исполнение не менее впечатляющими комментариями.
Мы, наверное, и впрямь излишне богатый народ, если можем себе позволить не заметить настоящего гения, скромно прожившего свою короткую жизнь рядом с нами, и постепенно растратить оставшееся наследие. Между тем, такие люди, как Владимир Михайлович, и есть та Соль Земли нашей, которая придаёт ей силу. Бережное отношение к культурному наследию, не только из далёких времён, но и создаваемого рядом с нами, есть одно из оснований жизни, без которого мы обречены рано или поздно стать Иванами, родства не помнящими. Как писал Н. В. Гоголь, грустно жить на свете, господа…

(2017)

ПОСЛЕСЛОВИЕ 2020

13 июня этого года ушёл из жизни Дмитрий Акульшин. Человек, который пытался сохранить наследие В. Радченкова. С его уходом шансов на спасение аудиоархива Радченкова почти не осталось.


Рецензии