ХХХ-промт

Решил как-то раз русский народный композитор гимнишко написать. Обратился он к одному великому русскому народному поэту - дай, дескать, слов для гимнишки. Тот, известное дело, без поллитра никаких слов связать не может. А что за поллитра, когда в одно горлО? Давай, говорит, сядем, вместе чего и родим. Но вдвоём поллитру - это, надо сказать, сомнительное удовольствие. Недаром говорят, Бог троицу любит. И позвали они приятеля поэтова. Тот, между прочем, тоже только-только с Пегаса слез. Устал, ясное дело. А тут такое предложеньице! Ну, как откажешь?

Сидят они, значит, пьют. Ну и заодно рожают. Это ж у нас принято так: где пьёшь, там и рожаешь. И где-то после третьей как потекло, как покатилось! В общем, гимнишко получился любо-дорого читать а наипаче слушать. А петь-то - так и вовсе сплошное удовольствие. Записали они это дело, когда последняя капля в стакан перетекла. Ну и потащили, стало быть на публикацию. Ан вот незадача-то: пили на троих, толковали душевненько так - русский народный композитор, великий русский народный поэт и третий. Ну, который поэтов друг и тоже рифмы плетёт. Да того не учли, бедолаги, что третий-то никак не может русским народным считаться. Звали-то его не как-нибудь, а и вовсе - Эль Регистан.

Хорошо, что нашёлся один мудрый усатый горец. Ну, это который всё про Сулико пел. Гимнишко ему ну оченно пондравился. И сказал им горец: "Будем считать вас втроём кем? Новой исторической общностью считать вас будем. Советский народ." Так и повелось: что ни Иванов, там, Петров или Александров - то русский народный, что ни кончаловский, Михалков или Тарковский - то, ладно с ними, тоже за русского сойдут, а как только какой Эль Регистан случится, ну, или, чего доброго, Маршак - то это обязательно советский.

Вона как! А поллитру небось все одинаково хлебали!


Рецензии