А потом придет рассвет...

А ПОТОМ ПРИДЕТ РАССВЕТ…

Летний день медленно догорал. Солнце опускалось за горизонт, последние его лучи отражались в водной глади и слепили глаза. Жара ушла, уступив место прохладе. Но песок еще был теплым и согревал. Света сидела на камнях, в отдалении от пляжа. В такое время здесь уже никого не было и это радовало, девушка боялась встретить кого-нибудь из знакомых. На пляже было тихо и спокойно, ей хотелось остаться здесь навсегда. Ибо с сегодняшнего вечера в ее жизни больше не было ни тишины, ни спокойствия…
Свете исполнилось шестнадцать, когда ее мама, Вера Павловна, вышла замуж. Отчим понравился девушке – спокойный, рассудительный мужчина, он поддерживал падчерицу, и она считала его почти что отцом. Отцом, которого никогда не было.
Света окончила школу, пробовала поступить в университет, но ей не хватило всего нескольких баллов. Но девушка не сильно расстроилась по этому поводу, она устроилась на работу официанткой, а по ночам сидела над учебниками. Правда это было довольно сложно – мама родила мальчика. Ребенок рос беспокойным и много плакал. Но девушка не жаловалась, она надевала наушники и читала дальше.
То, что отчим изменился, она заметила не сразу. Сначала были мелкие придирки, потом он стал цепляться к ней без повода, а затем и вовсе стал устраивать скандалы. Света не понимала, чем вызывает его недовольство, терпела, но в итоге срывалась, начинала кричать. Теперь каждый вечер в их доме заканчивался скандалом. А сегодня…
Отчима не было дома, когда Света вернулась с работы, а мама… Мама пряча глаза попросила:
- Света, ты должна уехать.
- Почему? – опешила девушка, не ожидавшая такого поворота.
- Неужели ты ничего не понимаешь? – зло взглянула на нее Вера Павловна. – Я не могу больше терпеть ваши скандалы. Валерий… Он никогда так себя не вел, а теперь…
- И ты выгоняешь из дома дочь? – усмехнулась Света. – Между нами ты выбрала его?
- Света, я никого не выбирала! Я же не отказываюсь от тебя, я дам тебе денег! Что ты от меня хочешь? Чтобы я ушла от Валерия? А Мишка? Мне остаться одной с ребенком? Ты нас будешь содержать?
- Я не хочу, чтобы ты уходила от Валерия, - возразила Света. – Я только не понимаю, чем я вам помешала.
- Дочь, ты взрослый человек, неужели не понимаешь истинного смысла его придирок к тебе?
- Нет, не понимаю.
- Иди сюда, - мать подтащила дочь к зеркалу и встала рядом с ней. – Видишь?
- Мам, что происходит? – вскинулась Света. – Я не понимаю тебя, что ты хочешь сказать? Говори прямо!
- Да ты ему нравишься! – заявила Вера Павловна. – Посмотри, какая я стала после родов, и какая рядом со мной ты! Ты молодая девушка, постоянно мелькаешь у него перед глазами, но совесть ему не позволяет к тебе полезть, вот он и психует. Но я уверена, еще немного, и он забудет про совесть!
- Мам, ты с ума сошла? – попятилась Света. – Я и Валерий?
- Ты может быть и нет, а он… В общем так, Светлана, собирайся и уезжай. Снимешь квартиру и будешь жить. Я денег дам.
- Спасибо, не нужно, - отказалась Света. – Справлюсь сама.
Девушку душила обида. Собрав чемодан, она вышла из дома, не попрощавшись с матерью. И вот она здесь, сидит на безлюдном пляже и размышляет о жизни.
С моря подул ветер, и девушка зябко поежилась. Надо было что-то решать, не может же она сидеть здесь всю ночь. Решение пришло быстро – она поедет в Москву. Ну а что? Почему бы и нет? Сочи прекрасный город, но если туристы с ума сходят от него, то ей, его коренной жительнице, он просто осточертел.
Поднявшись, девушка подхватила чемодан и с трудом протащила его по песку. Выбравшись на дорогу, Света побежала к аэропорту. Деньги у нее были, копила весь год, первое время продержится, а там видно будет.
Потратив два часа на перелет, девушка вскоре уже была в Москве. Выйдя на улицу, она медленно побрела по тротуару. Неожиданно нахлынула тоска.
Несмотря на ночное время, город не умолкал. Вокруг ходили люди, веселые компании молодых ребят. Света почувствовала себя чужой. Острое ощущение ненужности укололо сердце. Непрошеные слезы подступили к глазам, и девушка тряхнула головой, прогоняя их.
- Ничего, я сильная, я справлюсь, - прошептала она, сжимая кулаки.
 Развернувшись, Света пошла обратно к аэропорту. Там, оставила чемодан в камере хранения. Казалось, налегке будет легче устроиться в этом большом, чужом городе.
Вернувшись на проспект, она зашла в супермаркет и купила булочку. Чувство голода немного притупилось, и Света воспряла духом. Оглядевшись по сторонам, она увидела стоявшую неподалеку молодую девушку, с растерянным видом оглядывающуюся по сторонам.
- Привет! – подошла к ней Света.
- Привет! – девушка обернулась.
- Ты приезжая?
- Да, я только что приехала, меня обещала бабушка встретить, но позвонила мама и сказала, что бабулю увезли в больницу. Но я могу поехать к ней домой и жить там. Но я в Москве впервые и вот растерялась, куда ехать, на чем? Как-то страшно одной здесь. А ты?
- А у меня здесь никого и я тоже здесь впервые. Поэтому мне негде жить и я тоже в растерянности. Кстати, я Света!
- А я Нина.
- Очень приятно!
- Взаимно. А ты как, поступать приехала?
- Нет, я сюда насовсем. Буду искать работу. Но для начала, конечно же, жилье, хоть какое-то, а то и переночевать негде.
- Слушай, Света, если тебе негде жить, то сегодня ты можешь переночевать у меня… - вдруг предложила Нина.
- Ой, правда? – обрадовалась Света. – Спасибо!
- А где твои вещи?
- Здесь, в аэропорту, в камере хранения.
- Ну так иди, забирай и поехали.
- Хорошо! Ты только дождись меня! – Света почти бегом побежала за вещами. Больше всего на свете она боялась, что Нина не дождется ее. И еще была немножко удивлена ее предложением. Интересная девушка Нина, взяла и позвала к себе домой незнакомого человека!
Вскоре они подъехали к пятиэтажному дому, прячущемуся в тени деревьев. Поднявшись на третий этаж, открыли железную дверь. В квартире было темно и прохладно. Нина щелкнула выключателем, и мягкий свет озарил маленькую, но очень уютную прихожую.
- Класс! – выдохнула Света. – Как здесь красиво!
- Ну да, очень красиво! – фыркнула Нина. – Ничего особенного, обычная старческая квартира! Одни вышивки кругом! Бабуля на вышивании вообще повернутая! Мне на дни рождения только это и шлет, а я все выбрасываю!
Света удивленно взглянула на новую подругу, пожала плечами и ничего не ответила. Если бы у нее была такая бабушка, она любила бы ее очень сильно!
Нина, даже не пыталась строить из себя гостеприимную хозяйку. Провела Свету в комнату, указала на кровать, застеленную темно-зеленым покрывалом, и ушла. Конечно же, Свете не понравилось такое обращение, но она была рада и этому! В конце концов, она не одна среди ночи в большом городе!
Из кухни потянуло ароматом свежезаваренного чая, и рот девушки моментально наполнился слюной. Одной булочки для молодого организма было маловато. Света все ждала, что Нина позовет ее пить чай, но та молчала. Тогда девушка решила выйти сама. Подойдя к кухне, она улыбнулась и приветливо спросила:
- К тебе можно?
Нина, стоящая у плиты обернулась:
- Тебе чего?
Света решила не обращать внимания на грубость и продолжила:
- У тебя так чаем пахнет, что у меня аж слюнки текут! Может, нальешь чашечку?
Нина громко хмыкнула и отвернулась, а Света подумала что наглость – второе счастье, и села за стол. Нина злобно взглянула на нее из-под густой челки, но чаю все же налила. И даже поставила рядышком корзиночку с печеньем.
Света забыв обо всех приличиях и не замечая недовольного взгляда Нины, съела сразу шесть штук. Чувствуя, как тело наполняет тепло от обжигающе горячего чая, она почувствовала себя почти счастливой.
- Спасибо большое, Нина! Я очень проголодалась за день! Спокойной ночи?
- Сладких снов! – язвительно бросила девушка.
Света аккуратно расстелила кровать и легла, укрывшись одеялом. Видимо, кровать была самой бабушки Нины, потому что и одеяло и подушка пропитались запахом чего-то уютного, доброго и теплого. Сон пришел моментально. Света спала, улыбаясь во сне. А завтра будет новый день, новые дела, новые проблемы и новые решения…
Утром Свете было очень тяжело проснуться. Голова была как чугунная. Но Нина на кухне чересчур громко гремела посудой, из чего девушка сделала вывод, что ей пора вставать.
- Доброе утро, Нина, - поздоровалась Света, выходя на кухню.
- Доброе ли, - буркнула девушка.
- Что-то случилось? – напряглась Света.
- А должно?
- Нет, просто ты мрачная какая-то.
- Это мои дела, не надо в них лезть, - отрезала она. – Со своими разберись.
- Нин, зачем ты так? – обиделась Света. – Я же тебе ничего плохого не сделала. Ты сама мне разрешила переночевать здесь, а сейчас ведешь себя так, словно я в чем-то виновата.
- Я просто боялась ехать ночью одна через весь город, - отвернулась Нина. – Да и тебя пожалела, уж очень жалко ты выглядела, сразу видно, провинциалка.
- Ясно, - вздохнула Света. – Я поняла. Не беспокойся, я сейчас уйду.
- Подожди, - окликнула ее Нина и вздохнула: - Ладно, бабушки еще несколько дней не будет, можешь пожить здесь. Пока жилье не найдешь, - добавила она.
Свете очень не хотелось оставаться здесь, но она придушила гордость, поднявшую было голову, в зародыше. Все-таки не в ее положении гордиться, жить-то ей и правда негде.
- Спасибо, - тихо ответила она.
Умывшись, девушка вышла на улицу. Подойдя к киоску, она купила газету с объявлениями и села в тенечке на скамейке. Обведя ручкой несколько вакансий, Света сложила газету и запихнула ее в сумочку. Затем достала мобильный и набрала номер мамы. Хотелось узнать, как у них дела.
- Алло, - услышала она спокойный голос матери.
- Привет, мам, - отозвалась Света.
- Света? – в голосе мамы мелькнула удивление. – Ты чего звонишь?
- Просто хотела узнать как вы.
- Нормально. – Сухо ответила мама.
Повисла неловкая пауза.
- А ты не хочешь спросить как дела у меня?
- Как у тебя дела? – послушно повторила за ней мама.
- Я в Москве, пытаюсь устроиться на работу и…
- Я рада за тебя, - перебила ее мать. – Света, Валерий очень злится, едва слышит о тебе. Поэтому… Не звони сюда больше. Пока не звони. Может он успокоится.
- Я поняла, - помолчав, ответила девушка, по ее щекам потекли слезы. – Надеюсь, у вас все будет хорошо.
Отключив звонок, она горько заплакала, уткнувшись в ладони.
- Девушка, у вас что-то случилось? – услышала она голос и, подняв зареванное лицо, увидела рядом с собой женщину, лет тридцати в светлой рубашке и джинсах. Она с беспокойством смотрела на нее.
- Случилось, - всхлипнула Света. – Я никому не нужна.
- Вот уж глупость, - улыбнулась женщина, присаживаясь рядом с ней. – Так не бывает.
- Бывает, - буркнула Света, вытирая слезы рукой. Женщина достала из сумки салфетку и протянула ей. – Спасибо.
- Не за что. Может, вам помощь нужна?
- Мне нужна работа. И жилье. И я не знаю, что мне делать. – Выдала Света. – Простите, я не должна свои проблемы на кого-то вешать. Я пойду.
- Подождите, - удержала ее женщина. – Не спешите. Возможно, я могу вам помочь.
- Чем? – обреченно взглянула на нее Света. Она уже не верила ни во что, и главное в то, что ей может повезти.
- С работой так точно. Я работаю в одной фирме юристом, и нам требуется секретарша. Давно уже ищем, все девчонки какие-то безголовые попадаются. Пойдешь?
- Пойду… - несмело отозвалась Света, боясь поверить в удачу.
Но ей все-таки повезло. Секретаршей ее взяли и даже помогли устроиться в общежитие. Работа была не тяжелой, Света удивлялась, с чем могли не справиться ее предшественницы? А уж коллектив… Нет, было здесь несколько человек, которые постоянно ворчали, все им было не так, но большинство ребят оказались милыми и приветливыми. Женщина, так помогшая ей, звалась Евгенией Игоревной, но требовала от коллег, чтобы ее звали просто Женей. С ней на ниве юриспруденции работал Сергей, в коллективе поговаривали, что между ними что-то есть, но они тщательно шифруются. Лучшей подругой стала для нее Аня, еще одна секретарша из их офиса, они вместе жили в общежитии. Но самое главное Артем… Системный администратор, молодой, веселый парень.
С ним дружбы не получилось! Нет, сначала была дружеская помощь в работе, потом «уже темно, я провожу», разумеется, тоже по-дружески! Затем, дружеские комплименты, «Светик, ты самая красивая!», а потом уже совсем не дружеские прогулки по ночному городу в обнимку.
Такая безрадостная жизнь вдруг превратилась для девушки в настоящий праздник. В одночасье она обрела и работу и друзей. Но как в одночасье все можно обрести, так же можно все и потерять. Вот только Света об этом совершенно не думала…
В то утро Света пришла на работу с опозданием и уже думала, что скажет начальству в свое оправдание. Но зайдя в дверь, она увидела только Артема.
- Привет! – поздоровалась она.
- Привет, Светик! – откликнулся он.
- А где все?
- А кто где! Аня в командировку уехала, Женя к матери, а у Сергея сегодня мальчишник, его друг женится. – Перечислил Артем, смотря в монитор и одновременно отхлебывая кофе.
- Значит, мы сегодня вдвоем? – Света очень обрадовалась этому, но всеми силами пыталась не показать своей радости.
- Да.
- И чем займемся?
- Светик, а сделай-ка бутерброды? Есть хочется, просто ужас! – попросил Артем.
- Тебя что, дома не кормят? – засмеялась Света.
- Вообще-то я живу один! И я тебе это говорил!
- Извини, забыла! – засмеялась Света.
- Надеюсь это девичья память, а не старческий склероз! – хрюкнул от смеха парень.
- Что?! – ахнула Света. – Я старая?! Вот я тебя сейчас!
Света погналась за Артемом, а он сделал вид, что ужасно испугался и бросился бежать.
Сделав резкий выпад, парень круто развернулся на месте - и уже Света оказалась впереди, а он крепко обнял ее сзади. Она охнула и обернулась. Его губы и глаза оказались так близко, что дыхание моментально сбилось, а сердце забилось где-то в горле. Кожа покрылась мурашками, и она не в силах совладать с собой вскинула руки и обняла Дениса за шею. Он медленно коснулся губами губ Светы и отстранился. Но лишь за тем, чтобы взглянуть в ее сияющие глаза, и прижаться снова по-настоящему. Они долго не могли оторваться друг от друга. Вот уже перехватило дыхание, а они стояли и целовались.
Света вдруг поняла одну важную вещь: все правильно, так и должно быть. Его глаза, смотрящие на нее с необыкновенной нежностью, губы, так ласково целующие ее, руки, так чувственно проводящие по ее волосам… Все так и должно быть…
Раздавшийся телефонный звонок, ударил по нервам хуже, чем звонок будильника, в середине самого сладкого сна. Да и разве бывает сон слаще?
Артем коротко переговорил и положил трубку.
- Женя звонила. Ее мать приболела, просит привезти лекарства. У них в деревне аптека не работает. Я поеду?
- Поедешь? – лицо Светы вытянулось от огорчения. – А можно я с тобой?
- Ты еще спрашиваешь, Светик? – улыбнулся парень. – Не можно, а нужно!

Через два часа ребята остановились у маленького, но очень красивого домика.
Женя встретила их, проводила в дом, познакомила со своей матерью. Потом они сидели в саду за круглым столиком, и пили ароматный чай из настоящего самовара. Темнеть начало быстро и Женя, внезапно взволновавшись, запретила им возвращаться в город в темноте. - Ничего! Переночуете здесь! Конечно, у мамы только одна комната, но вы мне скажите, вы спали когда-нибудь на настоящем сеновале? - спросила она.
Ребята переглянулись.
- Нет.
- Вот и переночуете! Вам понравится! Запах сена ночью, непередаваемый аромат! Хоть раз в жизни, побудете деревенскими, городские вы мои! – Женя, хитро прищурившись, посмотрела на них.
Оставив двери сеновала открытыми, ребята смотрели в звездное небо, лежа спинами на колкой соломе.
Света вспоминала их сегодняшние объятия, поцелуи. От этих воспоминаний внутри тела разливался непонятный жар.
Интересно, чувствует ли Артем то же самое?
Света открыла глаза, но почти ничего не различила. Вокруг стояла летняя ночь: безлунная, звездная.
- Как их много! – не выдержала Света. – Я никогда раньше не задумывалась, сколько на небе звезд…
Артем подвинулся ближе, и Света положила голову ему на грудь. Он крепко прижал ее к себе, потом приподнял голову девушки и поцеловал ее.
Они нежились в ворохе сена, не обращая внимания, что оно колется и лезет в глаза. Артем осмелел. Он целовал ее жадно, неистово, не давая перевести дыхание.
- Я люблю тебя… - тихо произнесла она.
Артем гладил ее лицо, целовал и шептал всякую ерунду. Света все больше убеждалась, что Артем – ее судьба. Теперь она без него никуда.
Утро застало их в сладкой дреме в объятиях друг друга.

Вера Павловна, прижимая к груди маленького Мишку, все чаще вспоминала дочь. Как бы она не называла ее, как бы ни отказывалась, Света все равно снилась ей каждую ночь.
А муж Валерий неожиданно начал пить, все чаще не ночевал дома. А когда приходил, то был практически невменяемым и кидался в драку. Вера Павловна молча сносила побои и закрывала темными очками синяки под глазами. И тихо радовалась, что он не трогает малыша.
Каждый день Вера Павловна вспоминала Свету, несколько раз брала в руки телефон, чтобы позвонить дочери, и каждый раз набрав номер, сбрасывала его. Не знала, что сказать. Она так плохо с ней поступила, как теперь вымолить прощение?
Однажды ей приснился страшный сон. Света стояла посреди шоссе, вокруг проносились машины. А потом словно из ниоткуда возник огонь. Девушка бросалась из стороны в сторону, а он все настигал ее.
- Мамочка! – Вера Павловна явственно услышала отчаянный крик дочери и проснулась. Материнское сердце чувствовало: со Светой беда.
Женщина бросилась к висевшей в углу иконе.
- Господи, отведи от нее беду!
В коридоре скрипнула дверь, и душу заполнило беспокойство: вернулся Валерий.

В тот вечер Аня ушла с работы пораньше, у нее было свидание. Света завершила работу и уже собиралась домой, как у нее зазвонил телефон, и на экране появилась фотография подруги.
- Да, Анют, - отозвалась Света, выключая компьютер.
- Светка, - услышала она плачущий голос подруги. – Светка, мне нужна твоя помощь.
- Что случилось? – перепугалась Света. – Ты же на свидание ушла, почему ты плачешь?
- Он привел меня в ресторан, - захлюпала носом Аня. – Заказал все самое дорогое, поел и сбежал, а у меня в кошельке три копейки. Светка, мне некому больше позвонить, выручай!
- Вот урод, а! – искренне возмутилась Света. – Ну что за мужики пошли? Не реви, слышишь? Я скоро буду!
Записав адрес, девушка вызвала такси и выбежала из офиса. Уже в машине ее застал звонок Артема.
- Ты где? – поинтересовался он.
- Еду в такси, - сообщила Света. – У цирка, - выглянув в окно, добавила она.
- О, прикольно, - засмеялся Артем. – А я тоже здесь, машину к другу перегоняю, вижу твое такси. Посмотри влево, я тебе рукой помашу.
Обернувшись, Света увидела знакомую машину и, открыв окошко, помахала парню.
КамАЗ взялся из ниоткуда. Артем даже не успел заострить на нем свое внимание. Он вдруг неожиданно выскочил из-за поворота, на огромной для такой машины скорости. Все произошло за несколько секунд, но Артем наблюдал за этим как в замедленной съемке.
Вылетающий из-за поворота КамАЗ, буквально смявший такси, где ехала Света, и перевернувшийся на бок, сам. Скрежет металла и столб огня, взметнувшийся на дороге…
- Света!!!! – Артем даже не понял, что этот безумный, полный отчаяния крик, его собственный. – Света, нет!!!!
Артем плохо помнил, как выбрался из машины. Он подошел к месту аварии и в полном оцепенении смотрел на покореженный автомобиль. Он пытался разглядеть за стеклом Свету, но ничего не вышло. Машина была в ужасном состоянии.
Артем плохо помнил, как набирал номер Сергея и сообщал ему ужасную новость. Крик Сергея казалось, пролетал мимо, да он и не вслушивался, сразу бросил трубку. Его взгляд был прикован к машине, где уже работали спасатели.
Артем плохо помнил, как неподалеку остановились машины коллег, и они все собрались вокруг него. Он не слышал их вопросов. Только краем глаза заметил, как Женя закрыла руками лицо, и ее плечи сотрясались от рыданий. Заметил, как подошла Аня, и женщины обнимались и ревели друг у друга на плече.  Но это все прошло мимо, не оставив ни следа в душе. Его душа сейчас была там, в покореженной машине, рядом со Светой.
Он напряженно наблюдал за работой сотрудников МЧС. Вот дверца машины снята, и спасатели прокалывают подушку безопасности. Еще секунда и из автомобиля вытаскивают тело Светы.
Артем хорошо запомнил только один момент - крик одного из спасателей, склонившихся над девушкой.
- Она жива!
В этот момент, Артему показалось, что он вдохнул огромный глоток кислорода. Резко выдохнув, он бросился сквозь ограждение.
- Молодой человек, вы куда? – остановил его гаишник.
- Это моя… невеста! – резко выкрикнул Артем и бросился бежать.
- Светка… - он склонился над девушкой, лежащей на носилках. На нее было страшно смотреть. Лицо разбито, волосы в крови, одежда порвана и все тело тоже в крови. Но главное – она жива!
- Так, молодой человек, не мешайте, ее нужно срочно реанимировать!
- Можно я с вами?
- Вы ей кто?
- Жених!
- Садитесь в машину!
Следующие два часа очень хорошо врезались в память Артему.
Он сидел под операционной, непрерывно смотрел на горящую лампу над дверью. Он не заметил, в какой момент, рядом с ним появился Сергей.
- Ну, ты как? – хлопнул мужчина его по плечу.
- Хреново. – Буркнул парень. - Не видно?
- Видно. Ты держись, Артем. Все будет хорошо. – Сочувствующе похлопал его по плечу Сергей.
- Что будет хорошо, Серега? Ты ее видел? Нет? А я видел! Я удивляюсь, как она жива осталась!
- Я спрашивал. После того, как сработали подушки безопасности, сидение в машине сломалось и Свету отбросило назад. Конечно, покалечилась она сильно, но и жива осталась просто чудом. После таких аварий не выживают, Артем. Поэтому благодари Бога, а не злись.
-Это все Анька со своим рестораном! – зло бросил Артем.
- Тем, Аня-то здесь причем? – возмутился Сергей. – Ей не легче, Женька ее валерьянкой отпаивает!
- Да… Извини… Просто нервы уже ни к черту! – Артем нервным движением взлохматил волосы.
- Да ладно! – вздохнул Сергей. – У кого они сейчас есть?
Еще через час Сергей, приказав Артему держать себя в руках уехал. Легко сказать, держать себя в руках…
Через двадцать минут, вышел врач.
- Ну что? – подскочил к нему Артем.
- Пойдемте, молодой человек, поговорим с вами! – вздохнул врач.
- Она… - помертвел Артем.
- Она жива.
Парень выдохнул.
- Но… Она в коме. У нее черепно-мозговая травма. Но она жива. И это настоящее чудо. – Объяснил ему доктор.
- Сколько она пробудет в коме? – затаив дыхание, спросил Артем.
- Этого никто не сможет сказать. Для нее это и хорошо. Это своеобразная защитная реакция организма.
- Можно мне к ней?
- Нет. В реанимацию не пускают.
- Ну пожалуйста! Я должен быть рядом!
Но доктор был непреклонен.

Потекли томительные дни ожидания. Врачи говорили, что Свете давно пора прийти в себя. Организм начал восстанавливаться, но потом состояние резко ухудшилось. Артем сидел рядом с девушкой и днем и ночью, практически не отлучаясь. Он сильно похудел, осунулся, под глазами залегли черные круги.
В один, далеко не прекрасный день, лечащий врач Светланы, вызвал парня в кабинет и сообщил:
- Артем, скажите, у Светланы есть родственники?
- Есть. Мать. Но Светка с ней не общается. А что? – насторожился Артем.
- Мне очень неприятно вам это говорить, но если в течение следующих десяти дней Светлана не придет в себя и не будет никаких улучшений, мы будем вынуждены поставить вопрос, об отключении ее от аппаратов жизнеобеспечения. Тогда и понадобятся родственники, чтобы подписать документы.
- Что?! – остолбенел Артем. – Вы хотите ее убить?!
- Артем, не говорите ерунды! Я не меньше вашего жду, хоть малюсенького улучшения в ее организме, но мы не Боги!
- Если Светка не придет в сознание в течение этих дней, что я могу сделать, чтобы ее не отключали?
- Артем, это содержание будет платным. Вы не потянете. Это очень дорого.
- Плевать. Я найду любые деньги. – Отрезал Артем.
Доктор с жалостью посмотрел на парня и отвернулся.

Вера Павловна несколько раз за день звонила дочери на мобильный, но он все время был недоступен. Беспокойство после того страшного сна росло с каждым часом. Она чувствовала – со Светой случилась беда.
Звонок раздался под вечер.
- Алло.
- Здравствуйте. – Послышался из трубки приятный мужской голос. – Гордеева Вера Павловна?
Женщина удивилась. Она уже давно сменила фамилию. Вслед за удивлением пришел страх. Ее назвали фамилией дочери. Неужели с ней что-то случилось?
- Да, это я.
- Света ваша дочь? – голос в трубке внезапно стал хриплым.
- Да. Что с ней?
- Я знаю, что вы ничего не хотите о ней знать, но все же я считаю, что должен вам сообщить. Света уже неделю находится в реанимации, в коме. Через десять дней ее отключают от аппаратов.
Женщине показалось, что земля ушла из-под ее ног. Ухватившись за край стола, чтобы не упасть, она спросила, внезапно ослабевшим голосом:
- Что с ней случилось?
- Авария на дороге. В Светину машину врезался КамАЗ.
- В Светину? Она была за рулем?
- Нет, она ехала в такси, - сухо пояснил мужчина. - Вы приедете?
- Да! Конечно!
- Тогда запишите мой номер и сообщите когда приедете, я встречу вас в аэропорту. Меня зовут Сергей.

Вера Павловна, как во сне отнесла Мишку к соседке и стала собираться в дорогу. На глаза попалась фотография Светы. Девушка улыбалась, ее волосы трепал ветер. Слезы навернулись на глаза.
Не оставив мужу даже записки, она бросилась в аэропорт.

Сергей встретил и привез женщину в офис. Он рассказал ей о жизни Светы за последние восемь месяцев. Вера Павловна горько плакала, уткнувшись в платок. И ловила на себе неприязненные взгляды друзей дочери. Женщина не винила этих ребят, хорошо понимала, что прощения ей нет.
Ее отвезли в больницу, где она познакомилась с парнем своей дочери, но как Сергей не уговаривал его оставить Свету на попечение матери и ехать домой отдохнуть, Артем не согласился.
- Я ей не доверяю! – зло бросил он, сел на стул рядом с кроватью Светы и сжал руку девушки.
Срок, отведенный Свете заканчивался через два дня, и Артем стал совсем похож на тень. Приехавшая в больницу Женя, уговорила его уехать домой и поспать. Парень уже шатался от усталости, поэтому согласился. Но домой, сразу не поехал.
По дороге он заехал в церковь, поставил свечку и долго стоял у иконы, беззвучно шевеля губами, а по щекам его струились слезы.
Добравшись домой, Артем принял душ и сразу лег в постель. Есть не хотелось совершенно.
Утром проснулся от звонка телефона. Увидев номер Жени на дисплее, он схватил трубку, а сердце замерло в предчувствии беды.
- Да, Женя! Как она?
- Артем! – голос женщины дрожал. – Сегодня ночью, Света…
Артем крепко сжал зубы и приготовился услышать самую страшную новость.
- … пришла в себя! – закончила Женя.

- Что?! – ахнул Артем. Ноги перестали держать, и он присел на диван.
- Артемка, я сама в шоке! – Женя захлебывалась от восторга. – Я всю ночь не спала, сидела, читала книгу. Вдруг слышу ее голос! Я думала, что уснула, и мне снится чудесный сон. Подняла голову, а у нее глаза открыты! Представляешь?! Я бросилась к ней, а она прошептала: Женя, где я?
Слов не было. Было только затопившее все тело чувство счастья. Неужели?!
- Женька, я скоро буду! – Артем в спешке стал собираться. Жалел он только об одном, что его не было рядом, когда она открыла глаза.
В больницу Артем влетел как на крыльях. Женя сидела в коридоре, низко склонив голову. У парня в груди все оборвалось.
- Что? Женя, что?!
- Ничего. – Женщина попыталась улыбнуться, но взгляд ее был потухшим. – Иди, она ждет тебя.
Артем тихонько приоткрыл дверь и взглянул на Свету. Она лежала с закрытыми глазами. Он уже почти испугался, но заметил, что ее ресницы слегка подрагивают.
- Светка… - парень шагнул к ее кровати, встал на колени и прижал руку к своей щеке.
Девушка распахнула глаза и прошептала:
- Артем…
Артем вздрогнул. Голос Светы невозможно было узнать, хриплый, лишенный сил и эмоций…
- Артем… Ты пришел…
- Конечно, милая… Я рядом… Всегда.
Света слабо провела пальцем по его щеке.
- Ты похудел… Глаза грустные, круги под глазами… Это из-за меня?
- Светка… - Артем перевернул ее руку и стал целовать. – Это все не важно! Главное, что ты пришла в себя и скоро поправишься!
Девушка слабо улыбнулась. Артему было очень тяжело удерживать веселое выражение лица, когда при одном взгляде на нее хотелось выть. Почти синие, потрескавшиеся губы, впалые щеки и глаза. Но главное что она жива и идет на поправку!
Света слабо шевельнулась.
- Мне запретили шевелиться, но спина уже затекла.
- Повернись на бок, думаю, вреда не будет. – Улыбнулся Артем.
Света сделала легкое движение, и у нее в глазах мелькнул страх.
- Что? – встревожился Артем.
- Тема, что со мной? Почему я не могу пошевелить ногами?
Сердце парня отчаянно дернулось, и в душу закрался липкий страх. Сразу вспомнилось хмурое лицо Жени.
Но жилка на руке у Светы сильно забилась, глаза стали метаться из стороны в сторону, и Артему пришлось взять себя в руки, чтобы успокоить девушку.
- Светка, не переживай, все будет хорошо. Просто организм еще не восстановился после комы. Пройдет несколько дней, и ты будешь как новенькая! – он говорил всякую ерунду, лишь бы она перестала волноваться. Говорил, а у самого замирала душа, от страшной догадки.
- Свет, я на минутку выйду, ладно? – легонько высвобождая руку из ее ладони, попросил Артем.
- Хорошо. – Кивнула Света.
Парень вышел в коридор и плотно прикрыл дверь в палату.
- Женя? – он вопросительно взглянул на женщину.
Она поняла, что он хотел узнать, а он понял, по ее взгляду, что его самые страшные предположения сбылись.
- Она не сможет … ходить? – Артем сглотнул образовавшийся комок в горле.
Женя покачала головой. В ее глазах заблестели слезы.
- Почему? Позвоночник?
- Нет. При ударе, у нее произошла защемление нерва в позвоночнике. Это бывает очень редко, поскольку это практически нереально. Но бывает.
- Это лечится? – в глазах Артема мелькнула такая надежда, что Женя не смогла смотреть, и отвела взгляд.
- Нет… Никто не знает, как это лечить. Это единичные случаи. Таких во всем мире только четыре. Света пятая.
Артем присел на корточки, прижался спиной к стене и закрыл глаза. Ему вспоминалась Света. Такая веселая, радостная, счастливая, отчаянно любящая жизнь. А жизнь издевалась над ней как могла. За что?
- Жень, за что нам это? – прошептал он.
Женщина подошла к парню и обняла его.
- Я не знаю, Артем. Терпи. Нам всем нелегко. Ничего не поделаешь, надо смириться и учиться жить по-другому.
- Как ей сказать?! – Артема била нервная дрожь. – Она не переживет этого!
- Переживет! – убеждала его женщина. – Она сильная! Но кто ей скажет? Я не могу! Может мама? Она уже едет сюда.
- Нет! – вскинулся Артем. – Я сам скажу! Я справлюсь! Только не ее мать! – Парень встал на ноги.
- Давай, Артем. – Женя крепко обняла парня. – Ты сможешь. Давай! Я мысленно с тобой!
Артем зашел обратно в палату.
- С кем ты там разговаривал? – Света взглянула на парня.
- Там Женька в коридоре сидит.
- А чего не заходит?
- Дала нам возможность побыть вдвоем. – Артем попытался улыбнуться. Но у него не получилось. Улыбка вышла кривая.
- А… - Света запнулась. – Вы маме ничего не говорили?
- Твоя мама сидела рядом с тобой три дня.
- Правда? – обрадовалась Света.
- Правда. Потом уехала к твоему брату. Сейчас она едет обратно.
- Она сразу приехала?
- Не совсем. Мы позвонили ей позже. Но она сказала, что собиралась искать тебя, звонила, но твой мобильный разбился.
Артем рассказывал ей хорошую новость и с тоской смотрел, как ее глаза загораются. Ведь сейчас ему предстояло ей сказать такое, что потушит этот огонь в глазах, как бы не навсегда…
- Свет… - начал Артем. – Я должен тебе сказать…
- Что? – заволновалась девушка.
А Артем вдруг подумал, что если скажет ей это сейчас, она может сдаться, и ослабленный организм, не выдержит очередного стресса.
- Я люблю тебя!
- Напугал! – выдохнула Света. – И я тебя…

Артем еще долго сидел рядом с ней, говорил всякую ерунду, она слабо улыбалась, а у него внутри была страшная тоска.
Но вот двери отворились, и в палату зашла Вера Павловна.
- Ну, я пойду. – Сказал Денис. – Думаю, вам есть о чем поговорить!

Когда парень вышел, Вера Павловна, аккуратно села рядом с дочерью и взяла ее за руку.
- Доченька… Прости меня!
Света тихо плакала, не произнося ни слова.
- Светочка, это я во всем виновата! Если бы не… Все бы пошло по-другому! Прости меня, моя хорошая!
- Мам…
- Что, доченька?
- Как Мишка? – полюбопытствовала девушка.
- Хорошо! Большой уже совсем! На тебя похож.
- Я соскучилась за ним. – вздохнула Света.
- Увидишь как-нибудь! Ты только поправляйся!
Света кивнула и отвела глаза. Она была рада видеть мать, но понимала, что эта история, будет теперь всегда стоять между ними. И прежних отношений уже никогда не будет.
- Знаешь, мама, я благодарна тебе, только за одно… Если бы ты не выгнала меня…
- Света!
- Мам, перестань! Давай называть вещи своими именами! – голос девушки был очень слабым, но она, замолчав на секунду, продолжила: - Так вот, если бы ты меня не выгнала, я бы не встретила своих друзей. А они самые лучшие! Не встретила бы Артема. А жизнь без него не имеет смысла. И мне страшно представить, что было бы, не появись они в моей жизни! Да, не приедь я сюда, не села бы в то такси, ничего этого сейчас не было бы. Но я верю в судьбу. Видимо мне было суждено попасть в аварию в тот день. И мне страшно представить, что я лежала бы вот так, совсем одна. Никому не нужная. А так, рядом со мной, любящие меня люди. А я уверена, что они меня любят! Женя сказала, что Артем не отходил от меня все эти дни, да я и сама это вижу, по его виду. И я их очень люблю! Они для меня – сама жизнь. Это единственное, за что я тебе благодарна. Но неужели ты думала, что придешь, попросишь прощения, я брошусь тебе на шею, и все будет как раньше? Нет, мама, как раньше уже не будет! И мне нужно время, чтобы простить тебя.
Свете было больно видеть слезы матери, но она не могла простить ей, ее слова, и особенно, зло брошенную фразу: «Мне это не интересно! Не звони сюда больше!». Кто бы знал, сколько времени, она еще звучала у нее в ушах!
- Я понимаю доченька, и не тороплю тебя. Просто надеюсь, что когда-нибудь ты меня простишь.
Вера Павловна наклонилась, поцеловала дочь и вышла за дверь.
Под стеной сидел Артем. В его глазах светилась такая боль, что женщина невольно отшатнулась.
- Вы чего?
Артем встал.
- Вера Павловна, вы поговорили?
- Да. Но она не простила меня. Ничего, пройдет время, все забудется. И она еще будет бегать с Мишкой по нашему двору.
Артем горько усмехнулся.
- Не будет она бегать.
- Почему? Она в детстве любила играть в казаки-разбойники, пусть теперь учит брата!
- Света не сможет ходить… - эти слова было невыносимо больно произносить.
Вере Павловне показалось, что ей влепили пощечину. Резкая, страшная фраза, эхом звучала в голове. Женщина посерела лицом и ухватилась за сердце.
- Как?!
- А вот так! – зло бросил Артем и отвернулся.
Проходили дни, Света шла на поправку, а Артем так и не решился сказать ей страшную новость. Они все в один голос твердили на ее вопросы, что это пройдет. Но вот врач сообщил, что девушку должны скоро выписать и ребята решили, что ей пора узнать горькую правду.
Друзья пришли навестить Свету. Аня считала себя виноватой, ведь это из-за нее Света села тогда в то такси. Но поговорив с подругой, и поревев друг у друга на плече, обе девушки успокоились, а дружба стала еще крепче. А Света и так не считала подругу виноватой! Виновных не было. Это была судьба.
И вот просидев в палате полчаса, друзья стали расходиться и Артем понял, что настал момент истины. Его трясло от страха, но тянуть было нельзя. Последними палату покинули Сергей и Женя.
- Свет, мне нужно тебе сказать…
- Что? – Света заглянула парню в глаза.
- Светка, ты только не волнуйся. Пойми, жизнь на этом не заканчивается… Люди же как-то живут… А у тебя есть мы! Мы любим тебя. И я… Я всегда буду рядом. Помнишь, наш первый поцелуй? Мы клялись, быть вместе всегда, в горе и в радости… И я буду рядом с тобой всегда! Ты мне нужна любая… - Артем понимал, что Свете сейчас страшно, и она не понимает, к чему он ведет, но сказать решающую фразу, было очень тяжело.
- Артем, в чем дело? – глаза Светы испуганно метались.
Артем сжал кулаки, отвел глаза и произнес:
- Света, ты не сможешь ходить…
Он долго боялся поднять на нее глаза, но когда взглянул, внутри все перевернулось. Отчаяние, страх, безнадежность… Ее глаза не выражали больше той радости, что десять минут назад. Артем бросился ее обнимать и шептать утешающие слова:
- Светочка, солнышко мое, пойми, тысячи людей так живут. Ну и что? Жизнь продолжается! А я буду любить тебя любую! Ты мне нужна в любом состоянии! Мы все тебя очень любим!
- За что? – Света уткнулась в грудь парню и горько навзрыд рыдала. – За что мне это, скажи! Чем я это заслужила?!
Через час изможденная Света уснула. А Артем смотрел на опухшие от слез, родные глаза и мечтал, чтобы время повернулось вспять, и если нельзя все изменить, то хотя бы поменять их местами, и чтобы на месте Светы сейчас оказался он…
Но Артем ошибался, Света не спала. Она просто устала от слез и молчала, прикрыв глаза. Даже мыслей не было. Только пустота… Страшная, засасывающая пустота…
Когда парень, аккуратно освободив руку, встал и вышел из палаты, Света открыла глаза и долго-долго смотрела на отблески фар на потолке.
Она думала, как жить дальше. Как смириться со страшной новостью и жить другой жизнью. И где? Кому нужен инвалид?
За такими невеселыми мыслями она задремала. Организм не выдержал напряжения и отключился. А сон ей снился радостный и светлый. Как будто они с Артемом бегают по лесной поляне, и громко смеются.

На следующий день, Света отказалась от еды и лежала, отвернув голову к стене. Ни слезы матери, ни мольбы Артема, ни утешающие слова ребят, ничего не помогало. Она не хотела ни на кого смотреть, ничего слушать, вообще ничего не хотела. Даже жить.
- Это последствия шока. – Качал головой врач. – Вы сообщили ей страшную новость и ей нужно время, чтобы смириться с этим.

- Светик, - Артем подошел к кровати любимой. – Солнышко, посмотри на меня, пожалуйста!
Но Света даже не открыла глаза.
- Свет, ну я же знаю, что ты не спишь!
Ни один мускул не дрогнул в лице девушки.
- Света, ну зачем ты так?! – парень перешел на крик. – Я же тоже не железный! Зачем ты меня мучаешь? Я знаю, тебе тяжело! Но кому легче? Думаешь, наблюдать за страданиями любимого человека легче? Да, я бы с радостью поменялся с тобой местами!
Светины ресницы слегка задрожали.
- Ладно, можешь молчать. Но… Нам нужно решить, как жить дальше. Конечно, одна на съемной квартире ты жить уже не сможешь. И варианта только два. Или у мамы, или у меня. Мне очень не хочется тебя отпускать. Но это только твое решение и я его уважаю. – Артем встал и направился к двери.
Света открыла глаза и повернула голову.
- Артем! – Парень обернулся. В глазах Светы была растерянность.
- Что милая? – Артем присел рядом с кроватью и взял девушку за руку.
- Артем, я не хочу домой!
- В смысле? – растерялся парень.
- Я не хочу домой к маме. У мамы есть Мишка, за которым нужен глаз да глаз, а я буду для нее обузой. Я не хочу видеть сочувствующих взглядов знакомых, не хочу жалости к себе. А больше всего не хочу, видеть отчима… Лучше отправьте меня в интернат, чем к нему… - голос Светы задрожал.
- Родная, что ты такое говоришь? Какой интернат? – Артем целовал ее дрожащие пальцы. – Не хочешь и не надо. Я заберу тебя к себе.
- Артем, я очень тебя люблю, поэтому не могу с тобой так поступить! Ты молодой, красивый, умный, ты должен быть счастлив! Зачем тебе инвалид? Ты должен найти девушку…
Легкий удар по щеке, заставил Свету замолчать и удивленно взглянуть на парня.
- Не смей так о себе говорить! – глаза Артема пылали гневом. – И не нужна мне другая! Таких как ты больше не существует! Все! Разговор закончен! Не хочешь домой, будешь жить со мной!
Артем вылетел из палаты и хлопнул дверью. Завтра Свету выписывали, значит нужно переделать много дел. Заодно и успокоиться.
Потратив два часа на уборку квартиры, он остался доволен результатом. Оставалось самое трудное. Купить ей коляску.
Но и этим нелегким заданием он справился. Решив не считать денег, парень приобрел самую навороченную модель, призванную облегчить жизнь людям, лишенным движения. Называть Свету инвалидом он принципиально отказывался.
Купив цветы, заскочил к Свете. Но она спала, и парень поставил цветы в вазу и написал на листе бумаги, размашистую надпись «Я люблю тебя», ушел.
Хотелось спать, но выпив три чашки крепкого кофе, он до четырех утра сидел на медицинских форумах и к утру знал все, о Светкином диагнозе. Но ничего утешительного, ни одного малюсенького шансика, не было. Но Артем решил не сдаваться и еще два часа лазил по сайтам нетрадиционной медицины. Уже собираясь выходить, прочитал одну запись, оптимистично гласившую: «Если от вас отказались врачи, и больше не дают ни каких шансов, никогда не опускайте руки. Ведь терять вам нечего, хуже уже не будет. Можно пробовать любые способы и может быть, хоть один, даст результат. Всем добра!», и куча смеющихся смайликов. Артем перечитал эту запись четыре раза.
- А что если? – вспыхнувший огонь надежды, казалось, влил новые силы в парня.
Вдруг вспомнился фильм «КостяНика. Время лета». Ведь было же там чудо! Почему в жизни его не может быть?! Главное верить!
К семи утра, готовый распечатанный курс занятий для Светы, лежал на столе. Артем падал с ног от усталости, но пора было ехать в больницу. Свету выписывали через два часа. Влив в себя еще две чашки крепкого кофе, он вышел из дома.
В больнице пришлось вытерпеть пренеприятную сцену. Вера Павловна рыдая, обнимала дочь и умоляла ее ехать домой. Но Света выглянув у нее из-за плеча, увидела Артема, приехавшего за ней, и решительно отказалась.
За ребятами, на своей машине приехал Сергей, и Артем вынес Свету на руках.
Девушка, долгое время не выходившая на улицу, жаловалась на головокружение. А Артем, сидя в машине, крепко прижимал ее к себе.
День прошел сумбурно. Переезд, хлопоты, все это просто выбило из сил, молодых людей. Поэтому уже в девять вечера, ребята лежали на кровати, крепко прижимаясь, друг к другу. А за окном летали сверкающие в лунном свете хлопья снега…

Дни проходили быстро, и постепенно Света смирялась со своим положением. Она начала улыбаться и даже готовила ужин Артему.
Вот только Артем никак не хотел мириться с ее положением. Он твердил, что опустить руки и смириться, самое легкое, а нужно бороться! Показывал ей какие-то упражнения, притаскивал домой гантели, твердил о фильме «КостяНика». Света покорно выполняла его требования, чтобы не расстраивать парня, и что там говорить, себе она могла признаться, что где-то в глубине души все же теплилась надежда…
Но дни шли, зима заканчивалась, а Света стала раздражаться при виде очередной гантели. Надежда давно умерла, в душе поселилась злость.
Однажды Артем не выдержал ее психов, наорал на плачущую девушку и выбежал из квартиры. Света понимала, что достала его, но все равно было обидно.
Девушка стала собирать вещи. Лучше уж домой, чем портить ему жизнь. Да, он будет страдать. Но лучше пострадать некоторое время и забыть, чем мучиться с ней всю жизнь.
Она давно собрала сумки и ждала возвращения парня. Но его все не было и не было.
Пришел Артем в половине двенадцатого. Света сидела в гостиной и стеклянным взглядом смотрела на часы. Споткнувшись об сумки в прихожей, парень сразу все понял. Тяжело вздохнув, он поцеловал изумленную девушку в щеку, забрал сумки и спокойно, не произнося ни слова, стал разбирать вещи.
- Что… Что ты делаешь? – Света была сильно удивлена.
- А ты думала, я отпущу тебя? – усмехнулся Артем.
- Ты же злишься на меня!
- Потому что злишься ты! И прости меня, такого больше не повторится.
У Светы на душе вдруг стало очень легко. Она рассмеялась и оперлась руками об ноги. Довольно странное ощущение, которое сначала безумно пугало, теперь казалось чем-то совсем обычным.
Но сегодня, опершись острым локтем об ноги, она вскрикнула. Острая боль прошила левую ногу до колена.
Боясь поверить в чудо, она подняла взгляд на Артема.
- Что?! – он замер боясь пошевелиться.
- Нога… - прошептала Света. – Болит…
- Как болит? – неожиданно охрипшим голосом, переспросил Артем.
- Вот так… - Светин голос дрожал. – Болит… Тема!
Артем опустился на колени рядом с креслом и легонько дотронулся до ноги Светы.
- Ты чувствуешь мои прикосновения?
- Нет. – Девушка вся дрожала от необъяснимой надежды.
- Надо звонить твоему врачу. – Парень вскочил на ноги.
- Артем, ночь на дворе!
- Плевать! У нас ЧП!
Через минуту в трубке раздался сонный голос врача.
- Я слушаю.
- Здравствуйте! Извините за поздний звонок, но у нас такое! – Артем прямо захлебывался словами. – Это Артем Лиманов!
- Какой еще Артем?!
- Ну, вспомните, моя девушка лечилась у вас в январе, Света Гордеева, после аварии!
- Гордеева? Защемление позвоночного нерва? – вспомнил доктор.
- Да-да!
- Что у вас случилось?
- У Светки болит нога! – захлебываясь от восторга, воскликнул Артем.
- Что?! – голос был изумленным. – Это невозможно!
- И, тем не менее, это правда!
- Не может быть! Утром я жду вас в больнице!
Уговаривать ребят долго не пришлось. Уже в девять утра, такси доставило их к больнице.
Врач долго осматривал Свету, а Артем, сидя в коридоре, изнывал от нетерпения. Наконец, специалист вышел в коридор.
- Мне жаль, лишать вас надежды, но не могло ли Светлане это показаться? Все осталось без изменений.
- Как показаться? – Артему показалось, что его оглушили. Еще одно разочарование… - Как может показаться боль?
- Такое бывает, молодой человек. От сильного желания встать на ноги, показалось, что нога болит. Ну, поймите вы, после такого не встают, вам придется с этим смириться.
- Смириться, легче всего! – сорвался на крик Артем. – Если с этой болезнью еще никто не вставал на ноги, это не значит, что это невозможно! Просто все смирялись, а я не сдамся! Я не верю, что ей показалось!
Света выглядела не сильно расстроенной.
- Знаешь, Артем, я не верю доктору. Я не сумасшедшая. Мне не могло показаться. Нога болела.
- Я рад, солнышко, что ты не веришь в это. Мы будем бороться, без врачей. Только давай, пока никому ничего не говорить? Чтобы не сглазить?
- Давай! – согласилась Света.
И опять потянулись дни, тренировок, новых идей, попыток и разочарований.
В то воскресенье, Артем решил, что сегодня они отдыхают, от всего. От тренировок, от разговоров о лечении и даже от мыслей.
Заглянув в холодильник, ребята поняли, что завтракать им нечем и нужно бежать в магазин. Артем уговорил Свету, пойти с ним. Заодно и подышать свежим воздухом.
Они медленно двигались в сторону магазина, вдыхали полной грудью, свежий морозный воздух и смеялись.
Оставив Свету под деревом в парке, Артем бросился в магазин.
Какое-то предчувствие больно кольнуло в сердце, и Света напряженно смотрела в спину удаляющемуся парню.
Плотный поток машин остановился, пропуская единственного пешехода, но из-за крайнего автомобиля, на огромной скорости вылетел огромный БМВ. Машина неслась прямо на Артема. Все это занимало считанные секунды, но Света поняла, что такое настоящий ужас, и что Артем чувствовал, когда она попала в аварию.
- Проклятие какое-то… - мелькнула мысль и исчезла.
Артем смотрел в другую сторону и не видел несшийся на него автомобиль.
- Артем, нет!!!! – Света не узнала свой голос, так страшно и отчаянно он звучал. Девушка дернулась всем телом… и вскочила на ноги.
Машина затормозила в паре метров от парня, Артем, не обращая на нее внимания, оглянулся на Свету и замер. Девушка увидев, что все в порядке, перевела взгляд на свои ноги и не смогла отвести взгляд. Ноги дрожали, были очень слабыми, как у куклы, но она стояла!
- Света!!! – Артем в мгновение ока оказался рядом.
Света рухнула обратно в коляску и, закрыв лицо руками, зарыдала.
- Светка, ну ты чего? – Артем схватил девушку за руки и тряс ее. – Светик, радоваться надо, а ты плачешь! У нас все получилось, Света!
Артем не смог справиться с эмоциями и, не обращая внимания на недоуменные взгляды людей, подхватил Свету на руку и закружил.
- Ну что ты делаешь?! – Света обхватила парня за шею.
Через полтора часа, изумленный доктор, говорил ребятам:
- Я ничего не понимаю! Это просто чудо! Ваш организм, Светлана, начал восстанавливаться! Думаю, пройдет немного времени - и вы будете ходить!
Кто бы знал, какой музыкой для Светы и Артема прозвучали эти слова!
Артем посоветовался с врачом, стоит ли продолжать тренировки, и, услышав положительный ответ, забрал Свету и ушел.
Дома, усталые и голодные ребята, перекусив на скорую руку, легли отдыхать.
Организм Светы восстанавливался очень быстро, и она уже медленно передвигалась по квартире. Врач запрещал ей много ходить, первое время, и она старалась выполнять его указания.
С того знаменательного воскресенья прошло почти три недели, и Света попросила парня отвезти ее в кафе, на встречу с друзьями.
До машины, в очередной раз, одолженной у приятеля, несмотря на протесты девушки, Артем нес ее на руках. И от машины до кафе тоже.
Но потом, решив устроить ребятам сюрприз, Артем поставил Свету на землю.
Прихрамывая и держась за стену, девушка добралась до дверей. Ребята сидели за столиком, оживленно что-то обсуждая.
Света долго, со слезами в глазах, смотрела на такую знакомую обстановку и на таких родных людей.
- Привет. – Тихо произнесла она.
Ребята обернулись и потрясенно замерли. Сергей выронил печенье, а Аня разлила чай.
- Светка? – неуверенно спросила Женя и махнула рукой перед собой. – Ребята, вы тоже это видите?
Света, смотря на ошарашенные лица друзей, рассмеялась, а Артем, вошедший следом за ней, громко хохотал, глядя на вытянувшиеся лица друзей.
- Светка! – Аня первой бросилась обнимать подругу. Следом прибежала Женя.
Сергей и Юра с открытыми ртами следили за девушками.
- А это как? – Артем впервые видел Сергея таким растерянным, поэтому не мог говорить от смеха.
Наконец, порядок был восстановлен, Света усажена на диван, а Артем, рассказывал историю их борьбы. Особенно впечатлилась Женя.
- Ребята, вы понимаете, что это и есть настоящее чудо? Это и есть сила настоящей любви! Ведь уедь Света к матери, ничего этого бы не было! Артем, ты такой молодец!
- Да ладно вам… - Артем смущенно отвернулся. – Эта вредина, еще как упиралась! Иногда было ощущение, что мы перекрикиваемся с разных континентов, так сложно ей было меня услышать!
- Но ведь расстояние от сердца к сердцу измеряется любовью. – Неожиданно для всех, сказал, совсем не романтичный Сергей. – Ну чего вы смотрите на меня? – заметив, что все пять пар глаз, смотрят на него, спросил мужчина. – Объявляю сегодня праздник! Артем, заказывай торт и шампанское!
…Томительные три месяца реабилитации, во время которых ребята не давали ей сделать ни одного лишнего шага, тянулись для Светы очень долго. Неприятные процедуры, боли в спине и ногах, скука, и длительные рассказы Артема о работе, просто выбивали девушку из колеи.
А за окном все цвело, весна была в самом разгаре. Света считала себя совсем здоровой. К концу апреля, она уже спокойно ходила, совсем не хромала, и мучительные боли покинули девушку. Но до конца реабилитационного курса оставалось две недели и для Светы они тянулись особенно тяжело.
А погода радовала. Сидя на балконе, девушка подставляла лицо ласковым лучам солнца, легкому теплому ветерку и мечтала съездить вместе с Артемом домой, где не была уже почти год, погулять у моря, пройтись в лес, на любимую полянку, где в детстве с друзьями строили шалаши…
Но вот и мучительное ожидание закончилось. Теперь Артем разрешал ей выходить из дома. Света выходила в магазин, гуляла в парке.
И вот, наконец, наступили долгожданные майские праздники, и Артем получил выходные. Света еще вечером собрала вещи и рано утром, молодые люди отправились на вокзал.
Оказавшись в до боли знакомом месте, Света невольно вспомнила, как все начиналось.
Вспомнила страх, отчаяние, Нину, чужую квартиру, равнодушные ответы матери, и посильнее прижалась к Артему.
- Ты чего, малыш? – удивился парень.
- Ничего. – Свете не хотелось рассказывать ему о своих чувствах. Она только сильнее сжала руку парня и положила голову на плечо. Что это она, в самом деле? Вот он, рядом, самый близкий и родной человек! А что еще нужно для счастья? Это стоило того, чтобы вытерпеть столько испытаний!
Мама долго обнимала Свету, а она сама смотрела на родной дом, в котором не была целый год и не узнавала его. Нет, в целом, все осталось прежним, только что-то неуловимо изменилось. А может это изменилась она сама.
Больше всего девушка была рада видеть брата. Она долго его обнимала, целовала и плакала. Мишка сторонился сестры, но это и понятно. У детей память короткая.
Отчима дома не было, чему Света была несказанно рада.
Но дома они долго не пробыли. Света потащила Артема по своим любимым местам.
Раскинув руки, Света кружилась на краю поля. На душе было светло и хорошо, как бывает редко. Перед глазами плыли кусты, деревья и облака в небе. Потом Света упала в высокую траву и затихла.
Она слышала лишь свое дыхание, которое никак не восстанавливалось. Потом закрыла глаза и словно умерла, но только затем, чтобы оказаться в раю. Горячие губы осыпали поцелуями ее лицо, завладели губами. Она поддалась с радостью, признав его победителем. Хотя кто был проигравшим, а кто – победил?..
Артем сдернул с ее волос заколку, распустил их и зарылся лицом с тихим вздохом.
Время замерло и вернулось после того, как они, обессиленные и счастливые, прижались друг к другу и затихли. Никто не хотел нарушать благостный покой. В небе над ними плыли облака. Теперь Света точно знала, что в раю есть облака.
Быстро вечерело, и они смотрели, как солнце закатывалось, окрашивая небо в алый цвет.
Первым нарушил молчание Артем.
- Светик, я давно хотел тебя спросить… Можно?
- Можно. – Света только поудобней устроилась на его плече.
- А где твой отец?
Света вздохнула и села.
- Папа… - в глазах девушки появились грустинки.
- Светка, ну ты чего? – Артем обнял девушку за плечи. – Если не хочешь, не рассказывай, я не настаиваю!
- Да нет, милый, все в порядке. Я с удовольствием расскажу тебе про папку.
Артем сзади крепко обнял Свету. Она прижалась к его груди спиной, взяла за крепкую, надежную руку и, смотря вдаль, начала рассказ.
- Папка был очень хорошим. Он сильно любил меня. В детстве, я с жалостью смотрела на подруг, у которых не было отцов. Ну как так? Как же можно жить без папки? А мама… Мама была с ним счастлива. У нее светились глаза. Мы часто ездили на пикники, и тогда я чувствовала себя самой счастливой на все белом свете! Но… Но когда мне было тринадцать, папку уволили с работы, которую он очень любил. Папа долго переживал, мама плакала. А потом он устроился грузчиком в магазин. И его как будто подменили. Он стал пить. Приходил домой поздно и бил маму и меня. Было не столько больно, сколько обидно. Ведь папа для меня был идеалом. В тот год была очень холодная зима. Папа не пришел с работы, и мы с мамой полночи бегали и искали его. Была сильная метель и ужасный мороз. Нашли его только под утро. Неподалеку от магазина. В тот вечер он выпил чересчур много и просто замерз…
Света тяжело вздохнула и погладила любимого по руке.
- Как хорошо, что ты у меня есть…
Артем улыбнулся и поцеловал девушку в щеку.
- Я знаю, милая, тебе очень много пришлось пережить в жизни, но теперь все будет по-другому. Теперь у тебя есть я… Ты знай, в этом мире я живу только для тебя… То что мы с тобой встретились, это такое счастье! Я так тебя люблю, моя девочка!
- Артем, я не могу поверить… - облегченно вздохнула Света. – Неужели для меня наконец-то наступил рассвет?..
- Рассвет приходит к тем кто видел ночь… - продекламировал чьи-то стихи Артем. – А мы с тобой, ее точно видели. Вот он и пришел, наш с тобой рассвет…
Когда Артем и Света возвращались домой, на небе уже загорались первые звезды. Из-за горизонта поднималась луна, набрасывая на сумеречное небо призрачно-желтую вуаль.
- Не поздновато для возвращения? – от неожиданности Света влетела ногами в колючий куст.
Из тени деревьев, выступила ненавистная фигура отчима.
- Валерий, что вы здесь делаете? – выдохнула девушка.
- А я первый спросил? – гадко ухмыляясь, протянул мужчина.
- А она первая увернулась от ответа! – вмешался Артем, слегка загораживая Свету спиной.
- А ты вообще кто? – Валерий, казалось, только сейчас заметил, что рядом с падчерицей кто-то есть.
- А это вас не касается!
- Ишь, ты какой бойкий! – запрокинув голову, захохотал мужчина.
- Светка, пойдем! – Артем с отвращением посмотрел на пьяного Валерия и потянул Свету в сторону.
- Ну что значит пойдем? – неожиданно запротестовал мужчина. – Я еще не все сказал!
Валерий пытался быстрым шагом добраться до пары, но его заносило в сторону.
- Ладно, Тем. – Внезапно решила Света. – Лучше мы пойдем в обход, будет длиннее, зато спокойнее.
Взявшись за руки, молодые люди вышли на дорогу.
- Извини… - голос Светы был виноватым.
- Не понял? – поразился Артем. – Из-за чего ты извиняешься?
- Мне стыдно, что ты видел эту отвратительную сцену.
- Брось, милая, ты не виновата, что твой отчим, оказался алкашом!
За тихими разговорами, они незаметно подошли к дому.
Во всех окнах горел свет и из двора были слышны громкие голоса и отчаянный плач ребенка
- Там что-то случилось! – обмерла Света и припустила домой бегом.
Толкнув калитку, молодые люди увидели … Валерия.
- Не понял… - изумился Артем. – Как он добрался раньше нас?! В таком-то состоянии!
- Мы же пошли в обход, забыл?!
Валерий, шатаясь из стороны в сторону и спотыкаясь на каждом шагу, нес на руках, заходившегося в плаче ребенка. Рядом бежала заплаканная мать и пробовала отобрать сына у пьяницы. Но, несмотря на то, что Валерий был пьян, мальчика он держал крепко.
- Валера, отдай ребенка! Что ты делаешь, Валера?! – мужчина грубо оттолкнул Веру Павловну и нетвердой походкой, продолжил свой путь, вопя во весь голос:
- Отойди! Не отдам вам сына! Из девки своей шалаву воспитала, этого портить не дам!
- Валера, что ты говоришь?! – бежала за ним женщина. – Причем здесь, Света?!
- При том! Приехала из своей Москвы и хахаля привезла! Шалава! Вот где она сейчас?! А?!
- Валера, это же ее жених!
- Знаем мы таких женихов! Женишок на одну ночь!
- Витя! – женщина зарыдала пуще прежнего. – Верни ребенка!
Света и Артем онемев, наблюдали за этой сценой, а потом ступили на освещенную дорожку.
Валерий, заметив Дениса, остановился.
- О, явился женишок! – захохотал он. – Быстро вы, однако!
Артем, не обращая внимания, на его пошлые намеки, сделал еще два шага вперед.
- Слушай меня, урод. Сейчас же отдай ребенка. – Тихий голос парня, тем не менее, скрывал в себе угрозу.
- Ага, щас! – мужчина забавлялся.
- Что именно ты не понял в этой просьбе? – голос Артема зазвучал громче. В воздухе запахло грозой. Даже Мишка притих, испуганно смотря по сторонам.
- Чего это я должен сына тебе отдавать? Ты ему кто?
- Я – никто. Матери ребенка верни! – Артем краем глаза заметил, что Света обошла их кругом и зашла со спины Валерия.
Мишка обернулся и протянул меленькие ручки к сестре.
- Матери?! – смех Валерия опять громом разнесся по двору. – Мать нашлась! Одну шлюхой воспитала? Воспитала! А из сына, гомика какого-нибудь сделает! Не позволю!
- А вот это ты зря! – голос Артема стал угрожающим. Руки зачесались дать мужику в морду. Но парень боялся причинить вред малышу.
Но Света изловчилась и одним легким движением, дернула брата на себя. Еще секунда и ребенок, обвил ручками шею сестры, а обалдевший Валерий, посмотрел на свои пустые руки.
- Отдай! – взревел он. – Верни сына!
Мужчина бросился вслед за падчерицей, но Артем ловким движением завернул ему руку за спину. Валерий взревел опять, теперь уже от боли.
- Пусти! Больно же! Пусти!
- Больно?! – Артем еще сильнее дернул руку вверх. – А больше никому не больно?! Светке не больно было, когда ты, мразь, ее оболгал перед матерью?! Не больно было одной в чужом городе?! А Вере Павловне не больно было, когда ты ей синяки ставил?! А Мишке не больно было, когда ты его тащил за собой?!
На парня накатила страшная ярость. Перед глазами мелькало то, заплаканное лицо Светы, в тот день, когда она впервые познакомились, то, испуганные глазки Миши.
- Все, сволочь, ты попал! – Артем еще сильнее выкрутил руку Валерия. Тот взвыл от боли.
- Артем, не надо! – спокойный голос Светы, вернул парню способность адекватно мыслить. – Я вызвала полицию.
Через полчаса, Валерий смирно сидел за столом, а руки его были закованы в наручники.
- Вера, одумайся! – совершенно трезвым голосом, говорил мужчина. – Родного мужа в тюрьму отправить хочешь!
- Оставь меня в покое Валера! – устало сказала Вера Павловна. – Туда тебе и дорога! А я завтра же на развод подам!
- Надолго вы его? – осведомился Артем, когда Валерия вывели со двора.
- Пятнадцать суток отсидит и свободен!
Когда в доме воцарилась тишина, Света крепко обняла мать.
- Мам, ты, правда, хочешь развестись?
- Устала я от него, дочка! Сил моих больше нет! – горячо воскликнула Вера Павловна.
- Понимаю. Значит нужно успеть оформить процесс, до его освобождения.
- Вот только боюсь одной остаться…
- Мама, ты не одна! – Света поцеловала мать в щеку. – У тебя есть мы. Мишка и я. Я буду часто к вам приезжать! Я обещаю!
Вера Павловна погладила дочь по руке.
- Спасибо, доченька! Прости меня за все…
- Давно простила, мама. – Света с грустной улыбкой смотрела на мать.
- А вот я никогда себя не прощу! – Вера Павловна закрыла лицо руками.
- Мамочка, перестань! Что было, то было! Слава Богу, все прошло! Теперь у нас все будет хорошо!
- Доченька, скажи мне, ты очень любишь этого парня?
- Очень… - Света мечтательно улыбнулась. – Мам, очень это не то слово! Я без него жизни не вижу! Он для меня все!
- Я рада за тебя, Света. Хорошо, что ты его встретила!
- Прекрасно! Я не знаю, как бы я жила без него! Я ему обязана всем! И не только ему! Всем своим друзьям! Где бы я сейчас была, если бы не они? А Артем вернул меня к жизни! Кому, как ни мне знать, чего ему это стоило! Он заставлял меня делать упражнения, а я упрямилась и капризничала. А он терпел! Я плакала по ночам и не верила, что смогу когда-нибудь ходить, а он верил, и шептал мне утешающие слова! Он самый лучший на свете!
Глаза Светы светились такой любовью и счастьем, что Вера Павловна невольно залюбовалась дочерью.
- Как приятно видеть тебя счастливой, доченька!
Вера Павловна, как и хотела, подала на развод. Но бракоразводный процесс, дело долгое. А оно еще и усложнялось тем, что женщина хотела лишить Валерия родительских прав. Процесс грозил затянуться на несколько месяцев.
Света обратилась за помощью к Сергею. Он вместе с Женей приехали к следующему вечеру, с кучей разных документов, которые должна была подписать Вера Павловна. Через четыре дня, дело было завершено, а тонкая судебная папка, отправилась пылиться в архив.
Женя и Сергей, сидели на большой уютной кухне Светиной матери и пили обжигающий ароматный чай. Беседа текла плавно, размеренно и никто не хотел вспоминать, почему они оказались все вместе на этой кухне.
Через час, Вера Павловна, Сергей и Женя отправились спать, а Артем и Света выскользнули из дома.
Ночь была теплая, легкий ветерок чуть слышно шумел в кронах вековых тополей и дубов, а молодые люди, обнявшись, гуляли по парку.
- Света… - тихонько проговорил Артем и остановился. – Я хотел сделать это в более романтической обстановке, но…
- Что сделать, милый? – удивилась Света.
Артем легонько прикоснулся губами к ее губам и выдохнул:
- Будь моей женой… - в его руках, при лунной свете сверкнуло колечко.
Света восхищенно выдохнула, глядя в глаза любимому. А Артем уже надевал кольцо, на тонкий палец девушки.
- И что ты мне ответишь?
- Ну что еще я могу тебе ответить? – Света, счастливо улыбаясь, обвила руками шею любимого. – Конечно, да!
Начало осени выдалось теплым, словно лето не заканчивалось. Деревья еще не пожелтели, сады ломились от урожая яблок и груш.
Света, уже неделю жила у матери, готовясь к предстоящему торжеству.
В свадебном платье, Света была сказочно красивой. Вечером, перед отъездом в Москву, девушка еще раз достала платье из коробки и стала крутиться перед зеркалом. Понравится ли оно Артему?..
Скинув платье, Света вышла на улицу и вдохнула чистый воздух, сорвала с яблони красное яблоко.
Вспомнилось детство, папа…
- Господи, папочка, как же я могла забыть!
Несмотря на сгущающиеся сумерки, Света почти бегом бросилась в сторону старого кладбища.
Она никогда, даже в детстве не боялась темноты. А сейчас тем более. Наверное, мало кто, решится прогуляться по кладбищу, поздно вечером, в гордом одиночестве. Но девушке не было страшно, ведь где-то здесь, почти рядом, находился ее отец. А значит, ничего страшного не случится.
Но вот и знакомая сосна, поворот влево, два шага и вот и могилка отца.
- Ну, здравствуй, папа.
Света шагнула за ограду и села на скамейку. Помолчала минуту, вглядываясь в родные черты лица, на портрете и продолжила:
- Ты мне часто говорил слова «Когда ты будешь взрослой». Хотел, чтобы я была счастливой, и говорил, что я буду самой красивой невестой. Ну, вот пап, теперь я взрослая, счастливая и невеста. Все как ты и хотел. И как я хотела. Вот только одному моему детскому желанию сбыться не удалось. Я хотела, чтобы ты был рядом в это время. Я представляла, как вы с мамой будете радоваться на моей свадьбе, и нянчить внуков потом. Но… Мама это будет делать одна. Я не жалуюсь на судьбу. Я счастлива. У меня есть мама, брат, любимый человек, надежные друзья. У меня все хорошо, папа. И я знаю, что ты был бы рад за меня. Ты знай, чтобы не случилось, я никогда тебя не забуду, и буду любить тебя всегда.
Света тяжело вздохнула и поднялась со скамейки. В этот момент, на ее плечо присела бабочка.
Света улыбнулась, глядя на нее. В какой-то миг ее показалось, что душа отца, прилетела поздравить ее.
В этот день засыпала она со спокойной душой. Казалось, что она наконец-то сделала важное дело.
Свадьба была прекрасной. Марш Мендельсона заставлял сердца биться быстрее, Света не могла поверить, что все это происходит с ней. Артем в костюме выглядел сногсшибательно, а увидев Свету замер с открытым ртом, не скрывая своего восхищения. Света не могла налюбоваться на тонкий золотой ободок на безымянном пальце, связывающий их с Артемом судьбы навсегда. Артем кружил ее на руках, а вокруг раздавались довольные крики друзей и родных. Первый крик «Горько!», первый свадебный поцелуй и первый вальс… Все это оставило в сердцах молодых людей, ощущение небывалого счастья.
- Я люблю тебя, жена! – прошептал Артем, замирая от счастья.
- Я люблю тебя муж… - тая в его влюбленных глазах, прошептала Света.

Весь мир, казалось, радовался их свадьбе. А впереди была долгая жизнь наполненная радостью и счастьем…












Я БУДУ ЖИТЬ ДЛЯ ТЕБЯ
Ночь была тихая безветренная. Настя, поплотнее закутавшись в халат, сидела на подоконнике и смотрела на звезды. Стрелки часов сошлись на цифре «2», но девушке не хотелось спать. Неясная тревога мучила ее с самого вечера, как только она вышла с работы. Время от времени тревога набирала такую силу, что хотелось взвыть от страха. Настя перевела взгляд на телефон, лежащий рядом, на столике, и почувствовала уверенность, что вскоре он зазвонит и ей сообщат что-то страшное.
Время шло, стрелки часов лениво ползли по кругу, за окном заморосил дождь, скрывая звезды, а Настя все сидела в одной позе, прислушиваясь к бушующему внутри нее урагану.
Телефон зазвонил около четырех утра. Настя почувствовала, как сердце сжалось и, спрыгнув с подоконника, ответила на звонок.
- Алло.
- Насть, это я. – Раздался из трубки сдавленный голос Леши.
- Что случилось? – спросила девушка, опускаясь на кровать.
- Ты только держи себя в руках, ладно? – попросил Леша и, судорожно вздохнув, продолжил: - Макс попал в аварию.
- Он жив? – тихо спросила Настя, чувствуя сковывающий сердце холод. – Леш, не молчи!
- Его машина слетела с обрыва на большой скорости и взорвалась. Там и самой машины-то всего несколько частей уцелело, трудно представить, что там мог выжить человек.
- О, Господи… - пискнула Настя, закрывая рот ладонью.
- Нужно сказать об этом Вере. – Тяжело вздохнул парень. – Но я боюсь ехать к ней один. Ясно же всем, что их отношения с Максом были не совсем дружеские, хотя они это и скрывали. Ее реакция на такую новость непредсказуема.
- Я приду. – Тихо ответила Настя. – Встретимся возле ее подъезда.
Девушка собралась быстро, закрыла дверь квартиры и стала спускаться вниз. Ступеньки прыгали у нее перед глазами, от катившихся непрерывным потоком слез. Почему? Почему она никому не сказала о своем предчувствии? Может все могло быть иначе?
Вера, Настя и Леша дружили с детства, учились в одном классе, затем разошлись по разным институтам, но не потеряли друг друга. Их дружба несмотря ни на что, была крепкой, они, конечно же, ссорились (куда ж без этого?), но быстро мирились, так как не представляли жизнь друг без друга. Их связь была гораздо крепче, чем у иных родных сестер и братьев. Чуть позже к их компании добавился Максим, однокурсник Леши. Между ним и Верой сразу же возникли особые отношения, хотя они и не признавались в этом даже самим себе, считая себя «не парой». Но Настя и Леша видели, что дело катится к роману и искренне радовались за друзей. И вот теперь Максим погиб.
Вера распахнула дверь и удивленно посмотрела на ребят. Настя и Леша переступили порог и Вера, взглянув на заплаканное лицо подруги, попятилась:
- Что случилось? – в ее широко распахнутых глазах, заметался страх.
- Вер… - Настя дотронулась до плеча подруги. – Мы не знаем, как сказать…
- Прямо! – перебила ее Вера. – Говорите прямо!
- Максим разбился на машине. – Крепко зажмурившись, выпалила Настя.
Ребята внутренне сжались, ожидая истерики, но Вера только молча смотрела на них, внезапно потемневшими глазами.
- Шутка удалась. – Наконец произнесла она ледяным голосом. – Начинайте смеяться. Где он прячется?
- Вер, это правда! – растерянно произнес Леша.
- Я не верю! – голос Веры сорвался. Еще секунду она выжидающе смотрела на друзей, а затем бросилась к двери.
- Ты куда?! – попытался преградить ей дорогу Леша, но Вера оттолкнула его и бросилась вниз по лестнице. Ребята кинулась следом.
- Где он?! – крикнула Вера, когда они выскочили из подъезда. – Где он??!!
Настя с болью смотрела на подругу, стоящую под холодным осенним дождем в одном халате и тапочках и беспомощно размазывающую слезы по щекам.
- Верочка, милая, ну пойдем домой! – умоляла ее Настя, чувствуя, что теплые дорожки слез, вновь побежали по щекам.
Вера посмотрела на нее глазами, полными страданья и осела на мокрый асфальт. Подбежавший Леша схватил девушку на руки и бегом бросился в подъезд.

Вера пришла в себя, только после приезда скорой. Врачи, узнав о причине ее внезапного обморока, сразу же приготовили успокоительный укол. Но он не понадобился, девушка тихо смотрела на них, не плача и не крича.
- Как вы себя чувствуете? – дотронулся до нее врач.
- Никак. – Последовал односложный ответ.
- Ничего не болит? Голова не кружится? – допытывался доктор.
- Нет.
- Может вам укол успокоительного?
- Не нужно. – Отрезала Вера, глядя в потолок. – Оставьте меня в покое. Не нужны мне никакие уколы, ничего не нужно. – Вера отвернулась к стене и свернулась калачиком.
Врач внимательно посмотрел на девушку и кивком головы вызвал Настю в коридор.
- Сделайте все, чтобы вернуть ее к жизни. – В полголоса проговорил он. - Что угодно! Какое-то потрясение, какая-то ответственность, дайте ей понять, что она нужна вам, очень нужна! Я видел таких на своем веку. Если она не захочет жить без этого парня, значит и не будет. И это не значит, что она будет резать вены, вешаться или травиться, она просто не захочет жить настолько, что от одного этого желания умрет.
- Как вы можете такое говорить?! – возмутилась Настя. – Вера сильная, она всегда со всем справляется, она любит жизнь! Вы видите ее впервые и всего несколько минут, как вы можете судить!
- Не злитесь на меня, я просто предостерегаю вас. – Доктор устало вздохнул и провел ладонью по лицу. – Так было с моей дочерью. Когда ее муж погиб, у нее был такой же отстраненный взгляд. Она сильная, поэтому у нее нет истерики. Она ломает себя. Тоже было и с моей девочкой. Она внезапно погасла. И чахла день за днем, умирая на моих руках, а я ничего не мог сделать. Мы водили ее по психологам, но даже они не смогли помочь.
- Она умерла? – голос у Насти дрогнул, а глаза стали похожи на два темных омута.
- Нет. – Покачал головой врач. – Через два месяца Катенька узнала, что беременна. И это вдохнуло в нее силы. Поэтому я знаю, что говорю. Найдите ей смысл жизни. Я знаю, что вам тоже нелегко, но… Того парня вы уже потеряли, и уже ничего не исправишь. А подругу вам нужно спасать.

Настя заперла дверь за врачом и вернулась в комнату. Вера по-прежнему лежала, теперь она смотрела в потолок.
- Верочка… - ласково погладила подругу по руке девушка.
- Отойди. – Голос Веры был ледяным. – Идите домой, оставьте меня в покое.
- Как мы можем тебя бросить? – возмутился Леша.
- Ничего со мной не случится! – крикнула Вера и села на кровати. – Я ничего не сделаю, я просто хочу побыть одна! – и уже тише добавила. – Обещаю.

Настя с Лешей тихо перешептываясь покинули квартиру, а Вера продолжала сидеть, тупо глядя в одну точку. Перед глазами проносились два последних, таких счастливых года. Их приключения, ссоры и примирения, обиды и шутки… И теперь этого всего не будет! Его не будет рядом! Никогда… Куда он ехал? Куда и зачем? Слезы лились из ее глаз, казалось, им не будет конца.
За окном давно рассвело. Вера, прижавшись головой к стеклу, наблюдала за спешащими кто куда людьми и думала. Думала о том, что Макс уже не будет никуда спешить и что это самое страшное утро в ее жизни.
Следующие дни прошли для нее как в тумане. Леша, побывавший в полиции, сказал, что Максим спешил в деревню, к заболевшей тетке. Обгорелый труп опознавали по зубам. Стоматологическая карта подтвердила личность Максима Петренко. Похороны состоялись через два дня. Максим был сиротой, поэтому на кладбище собралась лишь маленькая кучка его друзей и знакомых. Но Вера не видела ничего этого. Слезы застилали глаза.
Ребята всеми силами пытались растормошить девушку, но она была безучастна к их попыткам. Время словно остановилось, жизнь потеряла смысл. Она ходила на работу, только потому, что так было надо, но желание работать пропало. Она перестала есть, осунулась, под глазами залегли черные круги. Душа ее находилась рядом с ним…
В один из дней Вера взяла выходной и, отказавшись от общества Насти, поехала к месту аварии.
Машина остановилась у самого обрыва, девушка взяла в руки, купленные в городе цветы и, взглянув вниз, туда, где еще были видны следы недавней аварии, расплакалась. Цветы выпали из ее рук и беззвучно опустились на землю.
- Макс! – уже в голос зарыдала Вера, опускаясь на колени и собирая цветы, а затем сбросила их в пропасть. – Макс, зачем ты меня бросил?! Я люблю тебя!
Голос ее эхом разнесся над дорогой, слезы текли и текли из глаз, в груди все разрывалось от боли. Вера еще раз взглянула вниз и почувствовала острое желание шагнуть туда и обрести покой. Испугавшись собственных мыслей, девушка бросилась обратно к машине и, круто развернувшись, поехала в город.

Следующим вечером, Вера вышла из офиса и тихо брела по дороге, шурша опавшими листьями. Резкий телефонный звонок, заставил ее вздрогнуть и вынырнуть из пучины своих горьких мыслей. Девушка взглянула на дисплей и недоуменно пожала плечами, номер был ей незнаком.
- Алло.
- Вера, это я. – Раздался из трубки родной до боли голос. Голос Максима.
Девушка остановилась посреди дороги, с силой прижимая телефон к уху. Голос внезапно пропал, горло сжал спазм.
- Вера? Ты меня слышишь?
- Этого не может быть! – взвизгнула девушка и разрыдалась. – Ты же умер!
- Я живой, Вера! Мне нужна ваша помощь! – связь внезапно оборвалась, а Вера, круто развернувшись, бросилась к дому Насти, который находился совсем рядом.
Дверь ей открыл Леша, как всегда после работы гостивший у подруги. Вера посмотрела на него безумными глазами и бросилась в комнату.
- Он жив! – крикнула она, влетев в двери, на ходу стягивая с себя шарф. – Он только что мне звонил!
Мирно пьющая чай Настя, поперхнулась, Леша выронил телефон и он с глухим стуком, упал на пол, В глазах ребят читалась откровенная жалость, они решили, что Вера от горя помутилась рассудком.
- Я не сумасшедшая! – топнула ногой девушка и выронила сумку и шарф, даже не заметив этого. – Он звонил и просил о помощи! А потом звонок оборвался и теперь номер недоступен!
- Дай я проверю твой телефон. – Буркнул Леша и, отобрав у нее мобильный, отправился к компьютеру.
Веру колотила крупная дрожь, глаза горели надеждой. Настя помогла ей снять пальто и, усадив на диван, укутала пледом. Затем подала чай, и Вера тут же принялась большими глотками пить горячую ароматную жидкость, пытаясь согреться.
- Есть! – внезапно крикнул Леша. – Есть адрес владельца номера! Странно… Внезапно притих он. – Он живет в деревне, неподалеку от того места где… Где произошла авария.
- Как ты это нашел? – поразилась Настя.
- Недавно купил диск с базой, - как само собой разумеющееся ответил Леша и пожал плечами.
- Так поехали, чего мы ждем! – вскочила на ноги Вера, чуть не расплескав чай.
- Нет! – отрезал Леша. – Я поеду один, а вы будете дома.
- Ага, сейчас же! – упрямо сдвинула брови Вера. – Я еду с тобой и это не обсуждается!
Через двадцать минут машина выехала за пределы Москвы и неслась по совершенно пустому шоссе. За рулем сидел Леша, Вера примостилась сзади, прижалась головой к стеклу и, глядя на проносившиеся за окном поля, шептала:
- Господи… Пусть он будет жив! Я просто не выдержу, если придется потерять его во второй раз… Пусть он будет жив… Пусть он будет жив…
Наконец машина остановилась у добротного деревенского дома, и Леша нажал на клаксон. Тут же из-за ворот выглянул мужчина в старой куртке и резиновых сапогах, держащий в руках топор.
Прикрикнув на Веру, пытающуюся выйти из машины, Леша обратились к мужчине, показывая ему фотографию Макса.
Вера, наблюдавшая за беседой через окно, но, не слыша слов, чувствовала, что сердце бьется где-то в горле.
Наконец разговор был закончен и озадаченный парень вернулись в машину.
- Он узнал Макса. – Обернувшись к девушке, заявил Леша. – Он бродил по центру деревни и искал, откуда позвонить. Только выглядел очень плохо. У него было разбито лицо, он сильно кашлял и хромал. Но главное, что это был он! Живой!
- Живой… - пробормотала Вера и закрыла рот рукой. – Живой… Где же его искать теперь?
- Нужно походить по домам, поспрашивать у людей. – Сказал Леша и погладил девушку по руке. – Не переживай, главное, что он жив, мы обязательно найдем его.
На улице давно стемнело, а ребята все бегали по домам и спрашивали у местных жителей о Максиме. Многие узнавали его, но где находится - не знали.
- Надо ехать домой. – Подойдя к машине, сказал Леша. – Завтра соберемся вместе и вернемся сюда.
- Нет. – Упрямо покачала головой Вера. – Я останусь здесь. Попрошусь у кого-нибудь на ночлег, но домой не поеду.
- Вер, не глупи! – разозлился Леша и распахнул дверцу машины. – Садись и поехали! Мы ничего сейчас не сможем сделать! Не надо себя доводить, посмотри на кого ты стала похожа? С такими успехами, мы найдем Макса, а потом будем долго возвращать тебя к жизни! Ты этого хочешь?
Тяжело вздохнув, Вера тоскливо посмотрела на друга и полезла в машину.

Фары слабо освещали дорогу, на улице опять начался дождь. Ветер бросал его холодные капли в стекла, дворники не могли справиться с таким напором воды, и Леше пришлось сбросить скорость до минимума.
- Что это за знак? – внезапно спросила нахмурившаяся Вера. – Я днем его не видела.
- Был он здесь, только я внимания на него не обратил. – Отозвался Леша, притормозив рядом. – Сейчас посмотрю.
Натянув капюшон поглубже на голову, парень нырнул под дождь.
- Знак самодельный, видимо его местные жители поставили сами, чтобы указать дорогу к еще одной улице этого поселка. Она стоит за пролеском, поэтому со стороны деревни ее не видно и дорога к ней здесь проходит.
- Съездим? – с надеждой взглянула на него Вера.
- Ладно. – Тяжело вздохнув, буркнул Леша. – Поехали.
И опять все повторилось. Хождение по темной улице, заглядывание во дворы и недовольные лица людей, которых они отвлекали от домашних дел.
- Есть здесь такой. – Наконец заявила молодая девушка, с маленькой девочкой на руках. – Его тетя Валя у себя пригрела. Сходите к ней, она через три дома от меня живет.
Путь до дома неизвестной тети Вали, показался для ребят вечностью. Но вот, промокшие до нитки, трясясь от холода, они стояли на крыльце.
Дверь открыла женщина в длинном цветастом платье, опиравшаяся на палку и с косой, уложенной венком на голове.
- Проходите, только тихо. – Взглянув на фото, кивнула женщина. – Ему хуже стало, еле температуру сбила.
Вера первой ринулась в дом и, влетев в комнату, замерла на пороге. На кровати, под теплым одеялом, лежал осунувшийся, похудевший, с разбитым лицом, ЖИВОЙ Максим.
- Господи! – вскрикнула девушка и, бросившись к постели, опустилась рядом с ним на колени. – Макс, родной мой, ты жив! Господи, спасибо! – Вера прижала горячую руку мужчины к своей холодной щеке, и он глухо застонал.
- Не будите его. – Тронула ее за плечо тетя Валя. – Пусть поспит, а мы пока чаю попьем.
Чай, настоянный на травах, имел горьковато-сладкий вкус и приятно согревал замерзшие организмы ребят.
- Я его на дороге подобрала. – Рассказывала тем временем женщина. – Он лежал на обочине, весь в крови и без сознания. Я попросила мужиков местных, и они дотащили его до моего дома. А здесь я занялась лечением. Я думаю, у Максима воспаление легких, так как он долго лежал на сырой земле. Я всеми силами пыталась вылечить его и у меня получилось! По крайней мере, вчера Максиму стало лучше, и он стал рваться домой. Но я его не отпустила одного. Он хотел позвонить, но у меня нет телефона. Да и на всей нашей улице тоже, здесь же только старики живут, только Аринка одна из молодежи, да и она тоже скоро уезжает.
Женщина тяжело поднялась и, выглянув в окно, быстро зашторила его. Затем, вернувшись к столу, шумно отхлебнула чай и продолжила:
- Я поранила ногу и не могла ходить, поэтому Максим уговорил меня показать дорогу к центру деревни, и там нашел, откуда позвонить. Правда, не успел сообщить, где он, что-то со связью случилось. Очень расстроенный тогда вернулся сюда, ко мне. А потом ему стало хуже, поднялась высокая температура, и он стал бредить.
- Но как он оказался на той дороге? – спросил Леша, отставив чашку в сторону и откинувшись на спинку стула.
- Максим сказал, что его машину остановили, на него напали, избили. Машину видимо угнали. – Спокойно пояснила женщина.
- Мы заберем его в город. – Твердо сказала Вера, с тревогой оглянувшись на бледное лицо мужчины.
- Да пусть хоть переночует! – возразила тетя Валя. – У него же температура, а на улице такая погода!
- Ему нужна помощь врачей! – вскинула брови девушка. – Я, конечно, очень вам благодарна, за то, что вы его спасли, лечили, но я не доверяю нетрадиционной медицине, тем более при лечении воспаления легких. Спасибо вам большое, мы можем вас отблагодарить деньгами, но сегодня мы забираем Максима в город.
- Да не нужны мне деньги! – грустно махнула рукой женщина. – Я же просто так, от чистого сердца.
Шатающегося и почти ни на что не реагирующего от слабости и температуры Макса, под руку вывел из дома Леша. Вера, еще раз поблагодарив добрую женщину, поспешила вслед за ними.
Обратный путь, стал для ребят настоящим испытанием. Погода по-прежнему свирепствовала, Макс стонал во сне, Вера не сводила с него тревожного взгляда и мечтала только об одном: быстрее оказаться в городе и доставить парня в больницу.
- Леш, ну давай быстрее! – в очередной раз повторила она.
- Перестань! – разозлился парень. – Видимость нулевая, я не могу прибавить скорости!
- Ну, хоть немножко! – взмолилась Вера, кладя руку на лоб Макса. – Он весь горит!
- Вер, мы сейчас совсем рядом, с тем местом, где разбилась машина Максима! Если я прибавлю скорости, мы рискуем полететь в пропасть! И так ехать в ночное время, да в такую погоду, по этой дороге, гиблое дело! Терпи, нам всем нелегко!
И правда, на лице усердно вглядывающегося в дорогу парня, выступили капельки пота, костяшки на пальцах Леши побелели от напряжения. Машина скользила на мокрой дороге и шаталась из стороны в сторону от порывов ветра.
- Леш, давай я поведу! – не выдержала Вера, взглянув в сторону друга. – Ты устал, посиди, отдохни.
- Нет. – Упрямо махнул головой парень. – Я доеду. Ты лучше в планшет смотри, далеко еще до обрыва?
- Пять километров. Мы совсем рядом, сбавь скорость.
Сердца ребят отчаянно бились об ребра. Страх застилал глаза. Вера вспомнила, как еще несколько дней назад стояла на краю обрыва и мечтала спрыгнуть вниз и мысленно перекрестилась. По спине побежали мурашки, ее затопило огромное желание жить.
Сжав руку Макса, девушка вглядывалась в темноту. Машина ползла еле-еле, но ветер то и дело, толкал ее. На каждой кочке, ребята замирали, ожидая полета в никуда…
- Все! – наконец радостно крикнул Леша. – Мы проехали обрыв!
- Слава Богу! – выдохнула Вера и откинулась на сиденье.
Леша остановил машину на обочине и уткнулся головой в руль. Всем хотелось хоть ненадолго расслабиться.

Светящиеся миллионы огней города, показались ребятам входом в рай. Вскоре машина затормозила у входа в больницу.
Сдав Макса на руки врачам и уговорив Веру, ехать домой, отдохнуть, ребята разошлись по домам.
Вера закрыла за собой дверь и опустилась на пол. Силы покинули ее. Плечи затряслись от рыданий. Но на этот раз это были слезы счастья. Такой счастливой, она не чувствовала себя никогда в жизни. Он жив! Он снова рядом! Это ли не чудо? Да как она смела раньше считать, что чудес не бывает? Глупая…

Утром, врач сообщил ей, что у Макса действительно воспаление легких, в запущенной стадии. Но теперь ему ничего не угрожает.
Приоткрыв дверь в палату, Вера осторожно заглянула туда и увидела лицо Максима, расплывшееся в улыбке при ее появлении.
- Привет… - слабым голосом поздоровался он.
- Привет. – Улыбнулась Вера, чувствуя, что горячие слезы, опять побежали по ее щекам.
- Ты чего плачешь-то? – удивленно посмотрел на нее Максим. – Наша железная Вера умеет плакать?
- Да ну тебя! – отмахнулась Вера, вытирая слезы руками. – Я так рада, что ты жив!
- Ты о чем? – удивился парень. – Ты и по телефону что-то такое говорила… Что случилось пока меня не было?
- Мы тебя уже похоронили! – сжав его руку в своих руках, воскликнула девушка. – Твоя машина упала с обрыва, в ней находился мужчина. Труп опознавали по зубам, никакой другой экспертизы провести было невозможно. И опознали же!
- Стоматологическая экспертиза не самая точная… - усмехнулся Макс. – Я был уже почти на месте, когда на дороге появились трое парней с дубинками. Видимо один из них и оказался тем самым трупом.
- Я не знаю, что там произошло, да, в общем-то, и не хочу знать! Этим пусть занимаются полиция, да кто угодно! Мне надо только одно, чтобы с тобой все было хорошо. – Вера опустилась на колени рядом с кроватью и уткнулась головой в грудь парня. – Я люблю тебя.
Раньше ей казалось, что произнести эти слова очень трудно. Теперь же, она была готова говорить их снова и снова… Они наполняли мир особым смыслом, от них хотелось жить, дышать… Она была безумно счастлива в этот момент…
- Я тоже люблю тебя, моя хорошая девочка… - прошептал Макс, проводя рукой по ее волосам.
Он видел все. Бледной лицо, черные круги под глазами, так усердно замазанные пудрой, усталые, опухшие от бесконечных слез глаза. Все это без слов говорило о том, как она страдала, думая, что он погиб. Родная, любимая, милая Вера… Самая замечательная девушка в мире…

Максим вышел из больницы, только через две недели. Все это время, Вера почти неотлучно находилась рядом с ним. Полиция нашла тех, кто промышлял «бизнесом» на дороге. Двое бравых парней, оставшихся без третьего напарника. На данный момент они сидят в СИЗО, ожидая суда.

Еще немного хромавший Максим и Вера шли по улице, с улыбками наблюдая за опадавшими листьями, за быстро плывущими по небу облаками.
- Я обещаю, что ты больше никогда не будешь плакать из-за меня. – Прижав к себе девушку, прошептал Максим.
- А еще, пообещай мне, что больше не придется хоронить тебя! – горько улыбнулась Вера. – По крайней мере, лет до восьмидесяти пяти!
- Обещаю. – Засмеялся Макс. – Мы умрем в один день, в восемьдесят шесть лет! А пока… Пока я буду жить для тебя…






















Я СНОВА СМОГУ ЛЮБИТЬ
Я открыла глаза и долго не могла понять, что же меня разбудило. В комнате была тишина, только на стене метались оранжевые всполохи, да часы тихо тикали на тумбочке. Я протянула руку и включила подсветку. Три часа ночи. Полежав еще минуты две, я окончательно отошла от сна и в голову пришла страшная догадка, заставившая сердце сжаться.
Я вскочила с постели и бросилась к окну. Рывком распахнула его и высунулась наружу. Теплый летний ветер тут же начал играться с волосами, а я с ужасом смотрела перед собой. Баня, совсем недавно, так любовно выстроенная отцом, сейчас полыхала ярким пламенем.
- Мама! – я бросилась в комнату родителей. – Мамочка вставай!
- Даша, ну что ты хочешь? – недовольно проворчала мама, не открывая глаз.
- Мама, у нас пожар! – крикнула я и бросилась вниз по лестнице, на первый этаж нашего особняка.
Света в доме почему-то не было, и я на ощупь нашла трубку телефона и набрала номер пожарной. По лестнице, путаясь в складках халата, бежала мама. Она распахнула дверь и с ужасом отпрянула.
- Господи, как же это?!
Я проскользнула мимо мамы на улицу и помчалась к соседям.
С соседями у нас, мягко говоря, были нехорошие отношения. Дело в том, что мой отец, человек довольно богатый. В своей родной деревне, на месте старого дедушкиного дома он отстроил наш особняк. Появившийся среди деревни двухэтажный дом, с двумя балконами и разными пристройками, воспринялся односельчанами в штыки. Папу окрестили «новым русским», за глаза называли бандитом и здоровались сквозь зубы.
То, что мы не услышали пожар, вполне естественно. В доме замечательная звукоизоляция, наши спальни на втором этаже, баня находится довольно далеко от дома. Я возвратилась с пикника и уснула мертвецким сном, а мама просто приняла снотворное. Но вот как соседи не могли заметить пожара в соседнем дворе, вопрос. Скорее всего, заметили, если самолично не устроили проблемы для «нового русского» в его отсутствие.
Дело в том, что папа уехал к моей двоюродной сестре на свадьбу. Мы с мамой остались вдвоем. Я, потому что поступаю в университет, и мама, потому что не смогла бросить меня одну в такой ответственный момент.
Все эти мысли пронеслись в моей голове за несколько секунд. Я выбежала со двора с твердой уверенностью: пожар нужно тушить своими руками. Пока приедут пожарные, пламя может перекинуться на гараж, а там и на дом.
Понимая, что своими силами мы не справимся, я забарабанила в калитку соседей. Из окна высунулся хозяин.
- Чего хулиганишь, негодяйка?! – заорал он.
- Помогите, пожалуйста, у нас пожар! – в ответ закричала я.
- А я здесь причем? У вас пожар – вы и тушите! – окно со стуком захлопнулось.
Я в отчаянии металась между запертыми калитками соседей, уже понимая, что нам никто не придет на помощь.
- Даша! – услышала я мамин крик и бегом помчалась домой.
- Где тебя носит? – накинулась на меня мама.
- Я хотела помощи попросить! – задыхаясь от бега и дыма, сказала я.
- Нашла, у кого помощи просить! Да они скорее удавятся, чем нам помогать станут! – ругалась мама.
- Но что делать?! – я в отчаянии прислушивалась к звукам с улицы, но долгожданной пожарной сирены все не было.
- Не знаю! Брать воду из колодца и лить на бушующий огонь, по меньшей мере, глупо!
- Черт, черт… - я тихо ругалась, то и дело выглядывая на улицу.
Через несколько минут, издалека донеслась долгожданная сирена.
- Едут! – крикнула я и бросилась отворять ворота.
Пожарные работали слаженно и быстро, а мы с мамой, обнявшись, стояли на крыльце дома. Когда огонь погас, а двор заполнили клубы едкого дыма, один из пожарных подошел к нам.
- Да вы не расстраивайтесь так. Конечно, баню спасти не удалось, но скажите спасибо, что на дом пламя не перекинулось.
- Из-за чего она могла загореться? – спросила мама.
- Да, кстати, - лицо пожарника стало озабоченным. – Это поджог, на земле следы бензина. Вам нужно обратиться в полицию.
- Как поджог? – побледнела мама. – Господи, кому это нужно? Может вы ошиблись?
- К сожалению нет. Однозначно, это поджог.
- Какой ужас… - прошептала мама.
В ту ночь, мы больше не ложились спать. Мама долго плакала, смотря на обугленные остатки бани, а я сидела на диване в гостиной, укутавшись в плед и тупо глядя перед собой.
Когда небо за окном окончательно посветлело, я поднялась и побрела в ванную. Умывшись ледяной водой, я взяла себя в руки и набрала номер папы. Из трубки раздался его встревоженный голос:
- Даша? Почему ты не спишь? Что случилось?
- Пап, не кричи. – Тихо попросила я. – У нас случился пожар. Баня сгорела.
- Что? Как? Этого не может быть! А вы как?
- Вот так. Пап, не расстраивайся, пожалуйста! Ну, подумаешь, баня, новую построим!
- Да черт с ней, с баней! С вами все в порядке? Где мама?
- У нас все в порядке! – я подумала, что у меня все-таки самый замечательный папа в мире. – Только пожарный сказал, что это поджог.
- Поджог?! – в голосе отца засквозила тревога.
Стоит ли говорить, что на следующее утро папа вернулся домой? Он заявил в полицию. У нас по двору бродили люди в форме, о чем-то спрашивали маму, говорили с отцом. А я думала, как быстро меняется жизнь… У нас дома полиция!

Через несколько дней жизнь потекла своим чередом. Вот только смотреть на место пожарища было немного страшно. Папа разобрал баню, вывез все со двора, но обгоревшая трава напоминала ту страшную ночь, и пробуждала во мне нехорошие мысли.
Я боялась за себя, за родителей. Ведь если у нас появился враг, то кто знает, какой его шаг будет следующим. Мне казалось, мама с папой, думают тоже самой. У отца на лбу пролегла морщинка, а мама все чаще думала о чем-то, уставившись в одну точку.
Потом события той ночи, стали забываться. Я поступила в университет и беззаботно отдыхала. Однажды мне в руки попалась очень интересная книга, и я просидела с ней весь день. Опомнилась, когда за окном стемнело. Я решила немного размяться и подышать свежим воздухом. Жара спала, уступая место приятной прохладе. Я медленно брела по улице. Неожиданно раздавшиеся голоса со двора одинокого, неприветливого мужчины, заставили меня остановиться. Я услышала мамин голос.
- Я прошу тебя, пожалуйста, не трогай Сергея. Я знаю, что поджог это твоих рук дело. Не трогай его.
- Моих, - не стал спорить ее собеседник. – Ты обещала уйти от Сергея. Почему не уходишь?
- Я передумала.
- Галя, что значит передумала? У нас были такие планы!
- Нет! Я так не могу! У нас все-таки дочь! Она так любит отца!
- Да при чем здесь дочь? – возмутился мужчина. – Я про тебя говорю, а не про дочь. Дочь уже взрослая, поймет!
- Я боюсь… - чуть слышно прошептала мама и заплакала.
- Ничего не бойся.
- Я прошу тебя. Не трогай Сергея, - опять попросила мама.
- Ты уйдешь от него? – я выглянула из-за дерева и увидела как мужчина крепко прижал маму к себе, а она обвила его шею руками. – Уйдешь?
- Как же я тебя ненавижу! – горячо произнесла мама, и тут же послышался звук поцелуя.
У меня отнялись ноги. Я стояла, прижавшись к дереву, и не могла унять дрожь. Моя мама завела любовника и он заставляет ее уйти от папы!
- Нет… Не может этого быть! Это дурной сон! – я отлепилась от дерева и медленно побрела домой, уговаривая себя, что мне все показалось.
Я вбежала в свою комнату, заперлась на ключ и, не зажигая света и не раздеваясь, залезла под одеяло.
Я думала, думала, думала. В итоге, мне стало казаться, что это и вправду был сон. От таких мыслей стало легче. Я встала и распахнула окно. Прохладный ветер привел в чувство.
- Конечно, это полная ерунда! Как я могла такое подумать! – я даже засмеялась. – Мама давно спит, я ее с кем-то перепутала! Что за чушь приходит в голову!
Со двора раздался осторожный скрип, и я увидела маму, приоткрывающую калитку. Сердце ухнуло вниз.
- Не может быть… - прошептала я.

В ту ночь я так и не сомкнула глаз. Утром чувствовала себя совершенно разбитой. Спустилась к завтраку и увидела, что мама и папа мирно завтракают, о чем-то переговариваясь. От последних событий голова шла кругом. Я отказалась от завтрака и тихонько пила крепкий кофе, украдкой наблюдая за мамой.
- Детка, с тобой все в порядке? – голос мамы был встревоженным.
- Да, мам, все окей. Не волнуйся.
Я не могла разговаривать с матерью. И я не знала, что мне делать дальше. Рассказать все отцу? А вдруг это неправда? Вдруг я что-то не так поняла? Ничего не делать? Страшно! А вдруг родители разведутся? Мама просила своего любовника не трогать отца, он даже признался в поджоге бани! А если он не послушает маму, она ведь по-прежнему не ушла к нему, и что-то сделает с отцом?
В конце концов, я решила понаблюдать за мамой несколько дней. Но та вела себя безукоризненно. Из дома почти не выходила, смотрела фильмы, читала, готовила. Я терялась в догадках, перестала спать, почти не ела и сама себя не узнавала в зеркале. Только сейчас я поняла смысл пословицы, меньше знаешь – крепче спишь.
Однажды папа задержался на работе и даже не позвонил. Я не выходила к маме в гостиную, сидела в своей комнате и раз за разом набирала его номер. Но бесстрастный голос твердил, что абонент недоступен.
- Папочка, где же ты?.. – простонала я и откинулась на подушки.
Прошло минут двадцать, и телефон зазвонил. Я чуть не разрыдалась, услышав в трубке такой родной папин голос.
- Пап, ну ты где?
- Дашуля, не волнуйся! Я попал в небольшое ДТП!
- Что? – обмерла я.
- Да ничего страшного! Типичный несчастный случай! Всякое бывает!
Несчастный случай… Он тоже говорил про несчастный случай… Господи…
- Пап, ты-то как?
- Все нормально! Руку сломал только! Ерунда!
- Ничего себе ерунда! Папочка, бедный… - я уже не сдерживала слез.
- Даша, ну-ка прекрати сырость разводить! Я живой! И относительно невредимый! Скоро буду дома, ждите.
- Это он… - в голове пульсировала одна мысль. – Он пытался убить папулю. Что же мне делать?
Два дня папа сидел дома, а я не отходила от него ни на шаг. Но потом он вышел на работу, а я сходила с ума от беспокойства.
В тот день, я засиделась в интернете. На часах была полночь. Я выключила компьютер и, зевая, расстилала постель. В доме стояла тишина. Родители спали. Я залезла в кровать и протянула руку к выключателю. Тихий стук в дверь заставил вздрогнуть. В комнату заглянул папа.
- Дашутка, не спишь еще?
- Нет, пап. Что-то случилось?
- Нет. Я просто так редко бываю дома, соскучился очень.
Я улыбнулась. Папа сел на кровать, расспрашивал меня о друзьях, университете, о жизни вообще. Я была удивлена. Он никогда особенно не интересовался такими деталями. Но я покорно отвечала на вопросы.
- Даша, знаешь, я хотел тебе сказать… Ты уже взрослая… Вот, держи, короче. - Папа протягивал мне папку.
- Что это, пап?
- Не важно. Документы. Пусть они пока побудут у тебя, ладно?
- Ладно. – Я была напугана.
- Мне, возможно, завтра придется уехать.
- Куда?
- Даш, это не важно. Если я уеду, ты открой папку, ладно? А если нет, то я заберу ее вечером. Договорились?
- Да.
- Я всегда знал, что ты у меня умничка. Я люблю тебя.
- И я тебя…
Папа посмотрел на меня долгим взглядом и вышел. Если бы он знал, что я находилась на грани истерики!
Что это за папка? Куда он собрался ехать? Что вообще, черт возьми, происходит в этом доме?!
Тем не менее, я спрятала папку и на удивление быстро уснула. А когда проснулась, на часах было начало двенадцатого.
Я спустилась вниз, увидела маму и спросила:
- Где папа?
- Могла бы и доброго утра матери пожелать! – мама выглядела раздраженной.
- Доброе утро, мамочка! – покорно повторила я. – Так, где папа?
- На работу уехал! На часы посмотри и не задавай глупых вопросов!
Мама заметно нервничала. Она то и дело прикусывала губу, просыпала соль и разбила тарелку.
- Соль просыпать к ссоре… - проговорила я, потягивая кофе.
- Не говори ерунды! Всякие суеверия это чушь собачья! - мама сердито подметала пол на кухне.
Я же весь день не знала, куда себя деть. Нехорошее предчувствие больно кололо сердце. Я несколько раз набирала номер отца, но он не брал трубку.
Сгущались сумерки, когда я в очередной раз набрала заветный номер. Мне ответил сухой незнакомый голос.
- Кем вы приходитесь Воронину Сергею Михайловичу?
- Дочь…- у меня внутри все оборвалось. – Что с ним?
- Он попал в аварию. Отказали тормоза.
- Он жив? – у меня дрогнул голос.
- Сожалею. Он погиб.
Я плохо помню, как спустилась вниз и нашла маму.
- Ты чего? – увидев мой невменяемый вид, спросила она.
- Папа погиб.
- Что? – охнула мама и схватилась за сердце.
- Что слышала! Его теперь нет! – я сорвалась на крик.
Мама с ужасом смотрела на меня, а я бросилась на улицу.
Не помню, сколько я бродила по засыпающим улицам, но внезапно начавшийся дождь отрезвил меня.
- Он все знал. – Прошептала я. – Потому и сказал, что уедет. Не хотел пугать меня раньше времени… И папка… Папка? Папка!
Я бежала со всех ног. Влетела в дом и вихрем поднялась по лестнице.
- Даша. – Пыталась остановить меня мама, но я захлопнула дверь перед самым ее носом. Щелкнула замком. Поплотнее задернула шторы.
Серая невзрачная папочка. Ничего особенного. На секунду затаив дыхание, я открыла ее.
Несколько листочков исписанных крупным папиным почерком и еще два с какими-то печатями. Я принялась читать.

«Дорогая доченька! Не хочется говорить банальных фраз, но если ты это читаешь, то значит, со мной случилось что-то очень плохое. Скорее всего, я уже мертв. Я не знаю, вправе ли я рассказывать тебе это, но… Я давно знаю, что твоя мать завела любовника. Знаю, ты сейчас в шоке, но, Даша, умоляю тебя, не впадай в истерику! Тебе сейчас очень тяжело, но, девочка моя, именно сейчас ты должна быть сильной. В чем-то я могу понять Галину. Она прожила не самую счастливую жизнь со мной, хотя многим казалось, что лучшей судьбы не бывает, а я всеми силами пытался сделать ее счастливой. Дашенька, сейчас мне придется шокировать тебя еще больше… Я не твой родной отец. Да-да… Но видит Бог, я люблю тебя очень и очень сильно! Роднее тебя у меня нет никого и мне безумно больно сообщать тебе такие страшные новости, вот так, в виде письма, когда я уже не смогу обнять тебя и утешить! Ты прости меня за это. Я просто хочу, чтобы ты знала правду. Твоя мать, в молодости, любила одного мужчину. Знаешь, как это бывает? Просто потеряла голову. Вскоре узнала что беременна. А он, узнав об этом, бросил ее. У Галины были очень строгие родители. Она боялась сказать им правду. А я очень любил ее… Да и что говорить? Люблю! Даже сейчас, зная, что она изменяет мне, люблю! И я женился на ней. Признал тебя своим ребенком и ни разу не пожалел об этом. Не жалею и сейчас. Все это стоило того счастья, которое я испытывал несколько лет назад. Совсем недавно Галина изменилась. И я узнал, что любовь всей ее жизни поселилась с нами по соседству. Я видел, как она мучается. Но ничем не мог помочь. Сам мучился не меньше. А недавно я узнал… Мама не хотела разводиться со мной, наверное, в глубине души она все-таки любит меня… А вот ее любовник… Он тоже не хотел развода, хоть неоднократно просил твою маму уйти к нему, хитрил. Он задумал избавиться от меня, ведь тогда он смог бы жениться на ней и получить и ее и мои деньги. Он предложил Галине убрать меня, но она, конечно же, отказалась и обещала уйти к нему, лишь бы он не трогал меня. Глупая, она не знает, чего он действительно хочет. А я не мог сказать ей правды, она не поверила бы. Он и баню поджег, поссорившись с Галей. Назло. Его план убийства был довольно прост… Но этого я тебе не расскажу. Не хочу, чтобы ты знала эти ужасные подробности, ведь тебе и так сейчас не сладко. Я знаю, что ты сейчас задаешься вопросом, откуда я это все узнал, и почему не предотвратил свою гибель. Откуда узнал не имеет большого значения, а добровольно ждал пока меня убьют… Потому что я болен. Мне осталось всего ничего. Поэтому я придумал свой план. Когда меня не стало бы, этот ужасный человек вошел бы в вашу семью, а я не хочу, чтобы он жил с вами. Галина понимает, что он плохой, но словно зачарована им. А ты, видя, что мать страдает, поняла бы ее и приняла его. Поэтому… Может быть это и жестоко, но я решил, если он убьет меня, его посадят, а вы будете в безопасности от него. А человек, планирующий убийство достоин тюрьмы.
Дашенька, не осуждай маму! Ведь она тебя так любит! И я тебя очень люблю… Девочка моя, прошу тебя, будь сильной! Постарайся пережить это достойно! А я? Если загробный мир действительно существует, то ты помни, я буду рядом! Даша, я так хочу, чтобы ты была счастлива! Это мое единственное желание! Заклинаю тебя, будь счастлива! В этой папке находятся документы. Я открыл для тебя банковский счет, там находятся почти все мои сбережения. Пользуйся ими правильно. Ну, вот и все… Что еще я могу сказать? Я люблю тебя, Дашенька…»
Я читала письмо и из глаз катились слезы. Папочка, ну почему ты так легко сдался?..
Я не знала, стоит ли мне сказать маме, что я знаю правду. Мне не с кем было посоветоваться. Стыдно признаться, но за свои семнадцать лет, я не нашла настоящих друзей, только хороших знакомых. Но с ними хорошо погулять, а вот решить такой сложный и страшный вопрос – нет.
Я вновь и вновь перечитывала письмо, перебирала бумаги, а голову как будто заволокло туманом. В конце концов, я поняла, что чем дальше я буду так сидеть, тем хуже буду себя чувствовать. Я быстро сложила бумаги обратно в папку и вышла из комнаты. Мама сидела на диване в гостиной и смотрела в стену перед собой.
- Даша! – вскрикнула она, увидев меня, и встала.
- Что?
- Доченька, зачем ты так? Я понимаю, как тебе тяжело и больно, но ведь мне не легче! Мы сейчас должны держаться вместе!
А смотрела на мать и думала, как она может сейчас смотреть мне в глаза и нагло лгать, изображая из себя безутешную вдову. Наверное, в тот момент мои мозги окончательно отключились, потому что я зло выкрикнула:
- Не смей ко мне прикасаться! Я ВСЕ знаю!
Я выскочила на улицу, громко хлопнув дверью. Прохладный ветер освежил голову, но не смог утихомирить гнев, обиду и боль…
В этот момент я поняла, что душевная боль в сотни раз страшнее физической. Ведь если болит тело, можно выпить обезболивающее, а какая таблетка обезболит душу?
Я долго-долго бродила по улицам, а когда подошла к дому, заметила возле калитки тень. Тело действовало быстрей разума: я метнулась за дерево и прислушалась. Плачущий голос матери говорил:
- Тимофей, это катастрофа! Неужели Даша узнала про нас? Она никогда меня не простит!
- Галчонок, прекрати! Мало ли что могла сказать, обезумевшая от горя девчонка! Да и откуда бы ей что-то знать?
- Мало ли что, могла узнать, ей мог сказать что-то Сергей… Тим, мне так страшно…
Далее последовали всхлипы матери и утешающее бульканье Тимофея.
На похоронах я не проронила ни слезинки. Вдоволь наревевшись за ночь, я никакой пудрой не смогла замазать синяки под глазами и опухшую от слез физиономию. Но на похоронах, мне казалось, что внутри все окаменело. Я, молча, смотрела в одну точку, а в груди казалось, горел пожар. Я боялась только одного, потерять сознание. А я уже была близка к этому.
Но вот страшная церемония осталась позади. Все перебрались в кафе. Я тихо просидела в уголке два часа, а потом встала и поехала домой.
Я пролежала на кровати, не зажигая света часа четыре. Потом приехала мама. К тому времени я уже четко понимала, что мне нужно делать дальше.
Я спустилась вниз и сказала:
- Мам, нужно поговорить.
- О чем? – устало вздохнула она.
- О жизни. – Зло усмехнулась я.
- Начинай.
- Хорошо. Итак, я уже говорила однажды, я ВСЕ знаю.
- Даша, ты о чем?
- Не перебивай! Я знаю, что у нас на улице живет твой любовник. Я знаю, что он хотел убить папу. И он сделал это.
Мать подскочила как ужаленная.
- Ты что несешь?!
- Замолчи! – я повысила голос. – И не смей говорить, что это неправда! Я слышала твой разговор с этим подонком, через несколько дней после пожара! Ты знала, что это он поджег баню, поругавшись с тобой. И знала, что он хочет избавиться от отца! Ты думала, попросишь его этого не делать, и он не сделает? А он сделал. Да, мама, я все знаю. Папа оставил мне письмо и все рассказал. Он тоже все знал.
Мама как-то заметно сникла и села на диван, обхватив голову руками.
- Дашенька, что ты такое говоришь? Да, у меня есть любовник, я не буду спорить, но Тим не убивал папу…
- Убивал. – Жестко перебила ее я. - Он хотел жениться на тебе и прикарманить папины денежки.
- Даша, ты говоришь страшные вещи, - покачала головой мама. – Ты перечитала детективов. Папа попал в аварию. И все.
- Хватит! – оборвала я ее. – Я не хочу этого слышать! Ты просто не хочешь верить в очевидное!
- Ладно, я не буду тебя переубеждать, ты сама поймешь что это глупость. И что теперь? – тихо спросила она.
- Я побуду здесь еще девять дней, как положено. А потом уеду в Москву.
- Дашенька, не бросай меня… Ты же ничего не знаешь! Ты не знаешь всей правды!
- Я все знаю, мама. Ты знала, что рано или поздно правда выплывет наружу.
- Ты жестокая.
- У меня хорошие учителя! – едко бросила я и поднялась в комнату.

Все эти дни что я прожила в особняке, мы с мамой почти не разговаривали. И вот настал, последний день перед отъездом. Я сходила на могилу к отцу, попрощалась. А потом спешно начала собирать вещи. Вечером у меня был поезд, билеты лежали в сумке.
Я решила не брать много вещей, только самое необходимое. У меня не было жилья и мне не хотелось таскать за собой неподъемный багаж.
- Даша, ну куда ты поедешь?! – мамин потерянный взгляд выбивал меня из колеи.
- В Москву.
- Да слышала я это уже! Тебе же негде жить!
- Обустроюсь, не маленькая!
- Позвони мне хотя бы… Как устроишься… - мамин голос дрогнул. – И вообще, звони мне, не забывай.
- Хорошо. – Я хотела побыстрее уйти, ведь щемящая боль в груди не отпускала ни на мгновение. Мне было жаль маму, но я понимала, что не смогу жить с ней. По крайне мере пока. – Я позвоню, мам, пока. – Я быстро поцеловала ее в щеку и вышла на улицу.
Слезы застилали глаза, но я быстро направлялась к вокзалу. Впереди была новая жизнь.
Мне не было страшно. Я знала, что со всем справлюсь, тем более у меня есть деньги. Я найду, где жить и что есть. Но мне было больно. Очень больно. Я думала: а имею ли я право так поступать с матерью? То, что она изменяла отцу, конечно же, плохо, но она ведь не знала, что все так закончится.... Меня же она действительно любит и никогда ничего плохого мне не делала.
Я была в растерянности…
А поезд между тем приближался к Москве. Я вышла с вокзала и была поражена этим сверкающим огромным городом. Нет, я бывала раньше в Москве, но никогда не воспринимала ее как город, в котором мне предстоит жить.
Долго любоваться, не было времени. Я отправилась искать банк. Первое поражение привело меня в шок. Мне отказали выдать папины деньги. До совершеннолетия я не имела права распоряжаться средствами.
Естественно, наличные деньги у меня были, поэтому я нашла первую попавшуюся гостиницу и сняла там номер. Мне предстояло хорошенько обдумать эту ситуацию.
Вспомнив мамину просьбу, я уселась в кресло и набрала ее номер.
- Алло. – Встревоженный голос матери больно кольнул в сердце.
- Мам, я Москве.
- Где ты, Даша?
- В гостинице.
- У тебя все в порядке?
- Да, мам, все окей. Не волнуйся.
- Ты хотя бы поела?
- Сейчас спущусь в ресторан и поем.
- У тебя деньги есть?
- Есть… - я запнулась. – Все, мама, давай, я хочу отдохнуть. Спокойной ночи.
Я повесила трубку и отправилась в ванную. Там долго плескала в лицо холодной водой. Наконец мысли пришли в порядок, и я спустилась в ресторан.
За невеселыми мыслями я почти не чувствовала вкуса еды. Безумно хотелось спать.
А утром решение пришло в голову само. До учебы еще больше месяца, значит нужно устроиться на работу и найти жилье. А еще мне не давала покоя одна мысль. Отец в своем письме рассказал мне многое, но я уверена, не все. А я хотела знать всю правду. Но как до нее докопаться я не имела понятия. Поэтому решила нанять частного детектива. Но вопрос по-прежнему упирался в деньги.
Решив не спешить, я купила газету с объявлениями и уже через час, собиралась на собеседование. Продавцом в магазине можно работать и до восемнадцати. Такими мыслями я успокаивала себя.
Мне повезло. Меня приняли. Безумно счастливая я мчалась обратно в гостиницу. Новая жизнь начиналась вполне успешно!

Мое оптимистичное настроение рухнуло на следующее же утро. Я открыла глаза, почувствовала боль в горле, и мне сразу же расхотелось вылезать из-под одеяла. А еще больше захотелось оказаться дома, в своей комнате, которую я в последние дни пребывания дома, считала тюрьмой. Но взглянув на часы, я со вздохом покинула теплую постель. Отдернула жалюзи и поморщилась. За окном лил дождь. Я натянула на себя водолазку небесно-голубого цвета, которая очень шла к моим глазам и задумалась. Надевать куртку или нет? Внезапно почувствовала озноб, и сразу же отпали все сомнения. Схватив сумку, вышла из номера. Незнакомые люди вокруг страшно раздражали. Дождь мерно стучал по зонтику, пока я стояла на остановке. Автобус был переполнен. Стоит ли говорить, что пока я добралась до работы, настроение было гаже некуда?
В магазин я влетела с трехминутным опозданием. Прекрасно понимая, что для первого рабочего дня это катастрофа, быстро перебирала в уме, что я могу сказать в свое оправдание начальнику.
- Ну, ты, подруга, даешь! – поприветствовала меня Люба, вторая продавщица. – Кто опаздывает в первый рабочий день? Да и во второй тоже! У нас начальник – зверь! Каждый день ровно в 9:00, и ни минутой позже, входит в зал и проверяет нашу готовность.
- И сегодня приходил? – обмерла я.
- Приходил. – Радостно подтвердили девчонки. – Сказал, как только придешь, сразу к нему в кабинет.
- Черт! – я швырнула сумку к кассе и опрометью бросилась по коридору.
- Извините, можно? – я осторожно заглянула в кабинет.
- Проходите. – Голос Василия Евгеньевича был суров.
Я осторожно подошла к столу и вытянулась по стойке «Смирно»
- Дарья э-э…
- Сергеевна.
- Дарья Сергеевна, почему вы позволяете себе опаздывать в первый же рабочий день?
- Понимаете… - начала я.
- Не понимаю! – перебил меня шеф. – Не понимаю, как можно опаздывать! Вам видимо, не очень нужна эта работа?
- Очень. Очень нужна.
- Тогда вам придется прекратить свои ночные гулянки и вставать по утрам вовремя! «Элита», не какой-нибудь сельский магазин, это элитный косметический бутик и никаких опозданий я не потерплю! Вам ясно?
- Ясно. Извините меня, пожалуйста! Такого больше не повторится!
- Я очень на это надеюсь! В следующий раз, я вас просто уволю!
- Извините. – Я чувствовала, как предательская краска заливает мне лицо.
- Идите, работайте!
- Спасибо! – пробормотала я и опрометью выскочила из кабинета.
Девочки смотрели на меня с сочувствием. Но я не стала ничего рассказывать. Просто молча, встала за кассу.
Было очень трудно улыбаться покупателям. Утро испорчено, горло немилосердно болит, голова раскалывается, а еще постоянный страх сделать что-то не так. К вечеру была как выжатый лимон.
- Дашка, пойдем с нами в кафе, заодно отметим твой первый рабочий день! – приглашали коллеги, но я была вынуждена отказаться.
По дороге забежала в аптеку, купила лекарств и помчалась в гостиницу. Погода была совершенно не летняя. Ветер бросал пригоршни холодного дождя в лицо.
Я заказала ужин в номер. Быстро поев, выпила лекарств и, укутавшись в плед, с чашкой горячего чая уселась на подоконник. В окно заглядывала луна. В этот момент я особенно остро почувствовала свое одиночество. На душе было тоскливо.

Я каждый день с ужасом смотрела на убывание денег и понимала, что еще пара дней и меня выселят из гостиницы. И что тогда? Куда идти?
Люба, единственная девушка из магазина, с которой я подружилась, заметила мое состояние и спросила:
- Даш, ты такая мрачная сегодня, что случилось?
- Деньги заканчиваются. Скоро мне нечем будет платить за гостиницу.
- Скоро зарплата. Не переживай так.
- Люба, какая зарплата? Ведь мне нужно и питаться чем-то! Знаешь, сколько стоит ужин в ресторане гостиницы?
- Подруга, ну ты даешь! – восхитилась Люба. – С твоим финансовым положением, только в ресторанах и питаться! Вот уж поистине дочь олигарха!
- Люб, ты чего? – опешила я. – Папа был не олигархом. Мы не так уж и богаты. Просто я как-то не задумывалась об этом…
- А ты задумайся! Знаешь, сколько денег сэкономишь? Сколько тебя еще до восемнадцати?
- Почти месяц.
- Ну вот. Это немного. Протянешь как-нибудь. Но если что, обращайся. Я постараюсь помочь.
- Спасибо Любаша. – Улыбнулась я.
День пошел своим чередом. Вечером, я решила последовать Любкиному совету и отправилась в магазин за продуктами. Стараясь экономить, купила только хлеб и колбасу. Подумав, прихватила кофе.
К остановке подбежала с опозданием и увидела удаляющийся автобус.
- Черт! – Я моментально расстроилась. Хотелось скорее попасть домой, а до следующего автобуса еще сорок минут. Такси в моем положении непозволительная роскошь.
Я уселась на скамейку и решила не расстраиваться по пустякам.
- Пусть это будет самая большая неприятность в моей жизни. – Пробормотала я и включила музыку.
Сбоку почувствовала легкое шевеление и открыла глаза. Рядом примостился симпатичный парень. В другое время я бы обязательно обратила на него внимание, но сейчас мне было не до амурных дел. Вот наладится жизнь, тогда и буду романы заводить.
Но, тем не менее, я видела, как он бросал на меня заинтересованные взгляды. Мне было приятно. Но я подавила в себе это чувство и опять закрыла глаза. Резкий толчок, заставил отпрянуть в сторону. Я вскочила со скамейки и увидела только спину удаляющейся девушки. У нее в руках была моя сумка. Все произошло так быстро, что я на мгновение растерялась.
- Стой! – придя в себя, крикнула я. – Остановись сейчас же!
- Ну ты даешь! – выкрикнул парень и бросился вслед за девушкой.
Ну вот, а мне казалось я ему понравилась… А это преступная шайка. Глаза наполнились слезами. В сумке были почти все мои деньги, продукты, фото мамы с папой и еще много всего по мелочи. У меня мелко затряслись руки.
Я вертела головой из стороны в сторону и не знала, что предпринять. Да и что тут можно сделать? Я даже лица этой девушки не видела! А парень… Да я и парня не особо помню. Нашла где музыку слушать! Дура! Насладилась? Пожинай плоды теперь! Идиотка деревенская!
Ругая себя, на чем свет стоит я опять присела на скамейку. Внезапно из толпы, краем глаза, выхватила того же парня. Тут же вскочив, я бросилась ему на встречу.
Но он сам подошел ко мне. Сильно запыхавшийся, подал мне сумку, со слегка порванным ремешком.
- На, и не теряй больше! Маша-растеряша. – Улыбнулся он. От улыбки его лицо внезапно засветилось, а в глазах запрыгали веселые чертики.
- Я… Я не Маша, я Даша. – Улыбнулась я в ответ.
- Ну точно в тему! Даша-растеряша! А я Денис.
- Счастлива познакомиться. – Я смотрела на него во все глаза. Какое-то теплое чувство вдруг разлилось в груди.
- Наше счастье кажется взаимным!
Я внезапно захохотала.
- Ты чего? – удивился Денис.
- Нет, ничего. Это, наверное, нервное.
- До автобуса еще почти полчаса, может, выпьем по чашечке кофе и познакомимся поближе?
- Да я вообще-то не против, только бы опять не опоздать!
- Не опоздаем! – Денис схватил меня за руку и потащил к ближайшему кафе.
- Ну так что, Даша-растеряша, расскажешь о себе? – усевшись за столик и получив две чашки крепкого кофе, спросил парень.
- А что ты хочешь знать?
- Все! Например, ты из Москвы или так, на экскурсию приехала.
- Не угадал. Я приехала в Москву недавно и надеюсь навсегда!
- Понятно! – поскучнел Денис. – Как и все провинциалки хочешь найти богатого мужа и жить на Рублевке.
- Опять не угадал! – засмеялась я. – Я не гоняюсь за богатыми мужчинами! Я просто поступила в университет.
- Сейчас не учатся! Лето!
- Знаю. – Внезапно обозлилась я. – Я просто уехала из дома, по семейным обстоятельствам.
- С предками поругалась?
- Не совсем. – Я опустила голову. – Все это очень сложно. Давай не будем об этом?
- Окей!
- Расскажи лучше ты о себе.
- Я простой московский парень. Работаю сисадмином в детективном агентстве.
- В детективном?! – вскинулась я. – О, Боже, это точно судьба!
- Почему? – удивился Денис.
- Я давно ищу детективов! Но… Нет, сейчас точно не смогу.
- Что не сможешь? Объясни нормально!
- Оплатить услуги не смогу! Только через месяц.
- Почему через месяц?
- Через месяц мне будет восемнадцать. И я получу папины деньги. Ладно, давай по порядку!

Денис слушал меня очень внимательно и даже попросил почитать папино письмо. Я заколебалась: в конце концов, отец писал это письмо мне, вправе ли я показывать его еще кому-то? Но ведь письмо мое, значит, имею право. Денис долго читал и хмурил брови.
- Слушай, Даша, а оно тебе надо? – наконец, отложив письмо, спросил он.
- В смысле? – удивилась я.
- В прямом. Отец рассказал то, что посчитал нужным. Зачем копаться во всем этом дальше? Да и что еще ты хочешь знать, по-моему, и так все понятно.
- Подробности. Хочу знать и все тут, - заупрямилась я. – Как все это произошло, с чего началось. Мама не расскажет, это точно.
- Ладно, Даша. – Наконец сдался он. – Я думаю, что смогу убедить начальство тебе помочь.
- Но сколько это будет стоить? – сникла я.
- Не парься! Разберемся! Давай свой номер, я позвоню!
Я писала номер на салфетке, про себя усмехаясь. Еще никто не брал у меня номер таким способом!
В тот вечер я, даже не поужинав, свалилась в кровать и тут же уснула.

Шли дни, я бросалась на каждый писк телефона, но Денис все не звонил. Я же думала о нем постоянно. Чем-то зацепил меня этот парень! Может быть той уверенностью, которой от него веяло, ведь сама я была совсем не такая решительная, как хотелось бы.
В тот день, покупателей было на редкость мало. Мы с девчонками изнывали от скуки, стоя за кассами и то и дело бросали взгляды на часы. Телефоны на работе было принято отключать, и только я в последнее время пренебрегала этой обязанностью. Поставив мобильный на вибросигнал и засунув его поглубже в карман, я прислушивалась к каждому шороху. Долгожданная вибрация раздалась ближе к концу рабочего дня. Попросив Любу прикрыть меня на несколько минут, убежала в подсобку. Каково же было мое разочарование, когда я увидела мамин номер. Нет, я была рада, поговорить с ней, но уж очень сильно я ждала звонка Дениса.
- Да, мам.
- Даша… Есть разговор. Ты не могла бы приехать домой?
- Что? – изумилась я. – Я же работаю!
- Даша, это очень важно!
- Мама, что случилось?
- Это не телефонный разговор. Приезжай. – В ухо понеслись гудки.
Сказать, что я была удивлена, это не сказать ничего. Мамино поведение было более чем странным.
Телефон запрыгал в руке еще раз и, взглянув на дисплей, я чуть не запрыгала от радости.
- Да, Денис! – мой голос звенел.
- Привет! Есть новости, мы можем встретиться?
- Да, конечно! Когда?
- Когда у тебя рабочий день заканчивается?
- В шесть.
- Ну, вот в шесть, я встречу тебя возле магазина. Договорились?
- Да!
В зал я вернулась с таким сияющим лицом, что Люба не выдержала и поинтересовалась:
- Эй, подруга, поделись радостью, что стряслось?
- Ой, Любка… - я закатила глаза к потолку. – Кажется, я влюбилась!
- Когда успела? – присвистнула Люба. – Прям в подсобке и влюбилась?
- Люб, не тупи! Мы с ним на автобусной остановке познакомились!
- Где? – фыркнула Люба. – Никакой романтики в этой жизни! Остановка!
- Много ты понимаешь! – обиделась я. – У меня сумку украли, а он догнал эту сволочь и вернул мне украденное!
- Ага, супергерой, да?
- Хватит издеваться! – я отвернулась и принялась поправлять товар на витрине.
- Даш, ну ты чего! Обиделась что ли? – тронула меня за плечо подруга. – Я очень за тебя рада, просто шутки у меня такие дурацкие! Извини! Давай рассказывай подробности!
- Мы же на работе! – улыбнулась я.
- Ой, я тебя умоляю! – захохотала Люба. – Сегодня покупателей и так нет, так сейчас еще и мертвое время, ты же знаешь! Давай не тяни! Я сгораю от любопытства!
- Ладно! – я с горящими глазами начала свой рассказ.
За разговорами время пролетело незаметно, и вот настал конец рабочего дня. Я долго прихорашивалась возле зеркала и вот, наконец, вышла на улицу.  Дениса я заметила сразу. Он подошел ко мне и, улыбаясь, сказал:
- Привет!
- Привет! – я чувствовала, как щеки заливает румянец, но ничего не могла с собой поделать.
Люба из-за спины парня, показала мне большой палец и лукаво подмигнула.
- Даш, давай зайдем в кафе, я ужасно голодный! И у меня для тебя есть новости!

Маленькое, но уютное кафе «Весна», располагало к романтическому ужину, но никак не к тому рассказу, который начал Денис. Но я понимала, что сама этого хотела, поэтому была вся внимание.
Денис заказал себе еду, а я чашку крепкого кофе. Телефонный звонок заставил меня вздрогнуть.
- Да, мама.
- Даша? Ты где?
- Сижу в кафе.
- Какое кафе, Даша? – мамин голос дрожал. – Я же просила тебя приехать!
- Мам, я помню! Я решу все дела и приеду!
- Я смотрю, ты сильно деловая стала! Только не забудь за своими делами, что у тебя есть мать!
Из трубки понеслись гудки, а у меня на глаза навернулись слезы от обиды. Нет, нормально, да? Мне ведь нужно отпроситься с работы, выписаться из гостиницы, чтобы не платить лишние деньги, купить билет, между прочим, на последние деньги, а это все так легко не делается!
- Что случилось, Даша? – Денис смотрел на меня обеспокоенно.
- Ничего. – Я старательно захлопала глазами, прогоняя непрошеные слезы. – Просто мама срочно просит приехать. Не знаю, почему такая спешка.
- А я знаю. – Нахмурился парень, и в его глазах мелькнула жалость.
- Что? – вскинулась я. – Что там случилось, рассказывай!
- Даш, я все расскажу. Только наберись терпения.
- Хорошо. – Кивнула я.
- Итак, начнем. – Денис потер руки и приступил к еде, попутно рассказывая. – Жила на свете милая девушка Галя из не очень благополучной семьи. Ее родители не пили, не гуляли, работали и днем и ночью, но вот не складывалась у них жизнь и все тут! Единственное, что они требовали от своих детей – хорошо учиться и слушаться старших. Когда Галине исполнилось семнадцать, она взяла да и влюбилась. Тихая, забитая девушка, вдруг оказалась настоящей тигрицей, которая защищает свою любовь, не смотря ни на что, не обращая внимания на уговоры матери и угрозы отца. После окончания школы, Галина решила переехать к своему возлюбленному, но незадолго до выпускного, узнала что беременна. А Тимофей, так звали, ее любимого, узнав о ребенке, наотрез от него отказался. Бедная девушка, понимая какой гнев эта новость вызовет у родителей, поняла что другой дороги у нее нет, прямиком отправилась к реке, с твердым желанием утопиться. Там и нашел ее твой отец. Стащив рыдающую девушку с моста и узнав о ее беде, без памяти влюбленный парень, сразу же сделал ей предложение. Галина, решила согласиться. Родители обрадовались такой новости, ведь Сергей был из обеспеченной семьи. Вот только девушка всю первую брачную ночь прорыдала, а Сергей ее утешал. Потом Галина смирилась со своим новым статусом. У нее родилась дочь, Сергей принял ее как родную. Девушка впервые подумала, что не зря вышла замуж за этого человека. Шли годы, Сергей превратился в довольно богатого человека, у них подрастала дочь. Впервые за долгое время, Галина почувствовала себя счастливой. А еще через время, Сергей кружил жену на руках, узнав о том, что она беременна. Кто же мог предположить, что счастье на этом закончится. Сын должен был родиться через два с половиной месяцы, когда в их поселок вернулся Тимофей. Галина чуть не лишилась чувств, увидев его, а он в свою очередь, начал говорить, что был не прав и мечтает увидеть дочь. Девушка просила его замолчать, но мужчина говорил и говорил. С Галиной приключилась истерика, вследствие которой она потеряла ребенка. Девушка пролежала в депрессии три месяца. Даже дочь не могла заставить ее подняться с постели. В тот момент она ненавидела Тимофея. – Денис ненадолго замолчал.
- Да, я помню это… - я в растерянности смотрела в окно. – Мне было тринадцать. Я ужасно переживала за маму. И когда она стала выходить на улицу, казалось, весь мир преобразился. А папа за эти месяцы весь осунулся и почернел.
- Да, им пришлось нелегко. Но дальше было только хуже. Галина буквально сходила с ума. Она ненавидела Тимофея и в то же время тянулась к нему. Сергей знал об этом. Представь, каково была ему?
У меня на глаза навернулись слезы. Бедный папа! Бедная мама!
А Денис отставил тарелку и сыто прижмурившись, откинулся на спинку стула.
- В семье наступили тяжелые времена. Галина понимала, какую боль приносит мужу, поэтому сама мучилась. Так продолжалось долгие годы. Сергей постепенно смирился с этой ситуацией. А сама Галина страдала все больше и больше. Ее тянуло к Тимофею как магнитом, а он в свою очередь клялся ей в вечной любви. Постепенно Галина начала ненавидеть всех: Тимофея, мужа, себя. Ей бы к психологу обратиться, но она даже не помышляла об этом. Женщина просто тихо сходила с ума. А коварный Тимофей задумал свой план. Он предполагал, что Галина поддержит его и согласится избавиться от мужа, но она пришла в ужас. При каждой встрече она умоляла любовника не причинять вреда Сергею и он соглашался, но сам знал, что все равно убьет его. И тогда женится на Галине, и тогда доберется до денег соперника…
К этому моменту рассказа, я допивала вторую чашку кофе и еле сдерживала слезы. Мне было безумно жаль всех маму, отца, себя…
- Даш, ты как? – озабоченно взглянул на меня Денис. – Бледная такая стала. Может не стоит рассказывать дальше?
- Стоит! – я схватила парня за руку. – Рассказывай дальше, пожалуйста!
- Ну ладно… - неуверенно протянул Денис. – Итак, Тимофей стал воплощать свой план в жизнь. А он был довольно прост. Твой отец был бизнесменом, у него естественно могли быть враги. Поэтому, убийство нужно было замаскировать под происки недоброжелателей. Тимофей не торопился. Он все обдумал, взвесил и принял решение. Для начала Тимофей поджег баню. Так он и отомстил любовнице за ссору и приступил к исполнению своего плана. Первая ступень была пройдена.
Денис на мгновение замолчал, задумчиво глядя в окно и помешивая ложечкой чай. Я нетерпеливо ждала продолжения.
- Прошло несколько дней. – Наконец продолжил парень. – Галина много думала над произошедшим, ведь вам сказали, что баню именно подожгли. И пришла к выводу, что это мог быть только Тимофей. И бросилась к нему. Именно этот разговор ты, Даша, и слышала.
Через некоторое время, Тимофей реализовал вторую часть своего плана. Он нанял мужика, который за небольшое вознаграждение устроил небольшое ДТП. В результате Сергей сломал руку. А через неделю... Тимофей следил за Сергеем весь день и к вечеру взломал его машину и парой ловких движений испортил тормоза. Сергей появился через полчаса и сел за руль. Теперь мы никогда не узнаем, знал ли мужчина, о готовящейся ему участи или нет, хотя судя по его письму, знал. Но, тем не менее, он выехал на трассу и, развив достаточно большую скорость, въехал в столб. Твоя мать ослепленная произошедшим даже не подумала, что это могло быть дело рук ее любовника, но после твоих слов все поняла. Она поговорила с Тимофеем и он не стал ничего скрывать. К чести твоей матери, она не стала защищать любовника, а сразу пошла в полицию.
Слезы градом покатились с ресниц и я, извинившись перед Деном, устремилась в туалет. Там, наскоро умывшись холодной водой, я постаралась привести себя в чувство. Не думала, что мне будет так тяжело узнать правду.
Приведя себя в порядок, я вернулась за столик.
- Ты как? – Участливо глядя на меня, спросил Денис.
- Нормально. Извини, это была минутная слабость.
- Перестань. Я тебя понимаю. Это большой удар.
- Не то слово… - я тоскливо уставилась в окно, чувствуя, как предательские слезы опять подступают к глазам. – Вся жизнь полетела в тартары.
- Даш…
- Не надо, Денис. – Я упрямо тряхнула головой. – Не надо меня жалеть, я не люблю этого. Свои проблемы привыкла переживать в одиночестве. Какими бы они ни были.
- Может это потому, что когда ты повзрослела, поделиться проблемами было не с кем? Отец работал, а мама разбиралась в чувствах?
Понимая, что Денис говорит правду, я только разозлилась.
- Не надо меня лечить! – мой голос зазвенел, но я тут, же поняла, что парень ни в чем не виноват и устыдилась. – Прости…
- Ничего. – Денис взял меня за руку. – Просто я хотел сказать, что очень трудно переживать все в одиночку. Ты всегда можешь на меня положиться.
- Спасибо. – Я с благодарностью взглянула в его глаза. – Денис, ты сказал, что знаешь, зачем мама требует моего немедленного приезда?
- Знаю. – Кивнул парень.
- Ну, так говори, не молчи! – потребовала я.
- Тимофея посадили.  Между прочим, мы и узнали почти все это, от него. Бесхребетный оказался мужик. Остальную часть нам рассказала сестра твоего отца. Он оказывается, всем с ней делился. Разумеется, кроме подготовки его убийства.
- Тетя Рита? Она что, здесь?
- Да, она приехала два дня назад.
- Почему мне ничего не сказали?
- Даша, ты представь, что сейчас творится у тебя дома! Думаю, ни мать, ни тетя, не хотят, чтобы ты присутствовала при их разборках!
- А сейчас там творится форменный кошмар… - продолжила я фразу Дениса. – Но почему мама не сказала мне о приезде тети Риты сразу, а сейчас срочно вызывает меня домой?
- Тетя Рита вдруг предположила, что твоя мать могла быть причастна к гибели мужа, поэтому твоей матери требуется твоя поддержка.
- Господи, да она с ума сошла! – ахнула я. – Мама бы никогда не стала… Ден, где же мне взять этих сил?
- Даш, ты только держись, ладно? – парень еще раз погладил мою руку. – Все наладится со временем.
- Ничего уже не наладится, Ден…
- Не говори так! Пройдет время и…
- И что? – перебила я его. – Что будет? Папа погиб! Все! Это неизменно!
- Даша, со временем боль утихнет.
- Утихнет. Не волнуйся, я справлюсь. Я не стану рыдать и спрашивать, за что мне это.
- Знаю, ты сильная. – Денис ласково смотрел на меня.
- Нет, я совсем не сильная. Просто девчонка в душе. Но, как говорила одна умная женщина: какая разница, почему небо рухнуло тебе на голову, оно рухнуло, следовательно, надо устоять!
- Это и есть слова сильного человека, Даша. Ты справишься, а я буду рядом.
- Будешь рядом? – приподняла бровь я.
- Не знаю, почему так, но ты мне неожиданно стала безумно дорога. Такого со мной еще не было. Но ты мне нужна, я это точно знаю.
Кто бы знал, какой музыкой прозвучали для меня эти слова! И все проблемы померкли перед этим!

Денис вызвался проводить меня до гостиницы. Мы медленно брели к автобусной остановке и болтали, ни словом не касаясь моих проблем. Денис рассказывал о своей жизни. Так я узнала, что его воспитала бабушка, поскольку его родители погибли, когда ему было десять лет. Узнала, что его отец хотел, чтобы сын стал адвокатом, но он увлекся компьютерами. Узнала, как его в шестнадцать замели в полицию за драку и как он устроился на работу в детективное агентство. Мне было с ним легко и спокойно и, заметив, что автобус приближается к гостинице, я расстроилась. Не хотелось расставаться с Денисом и оставаться одной. Еще минут двадцать мы поджидали вызванное Деном такси. Но пора прощаться неумолимо приближалась.
- Ты завтра домой? – Денис все же коснулся щекотливой темы.
- Да, наверное. – Я вмиг погрустнела.
- Дашка, не переживай. Все образуется. – Денис приобнял меня за плечи.
- Мне страшно. – Наконец-то призналась я, в том, в чем боялась признаться даже самой себе и положила голову ему на плечо.
- Хочешь, я поеду с тобой? – вдруг выпалил Денис и замер, а я улыбнулась.
- Нет, спасибо. Я благодарна тебе за поддержку, но я справлюсь одна. Сам сказал, я сильная.
- Ты умница, я точно знаю. – Денис легонько сжал мою руку.
Прибывшее такси остановилось у гостиницы и призывно посигналило.
- Ну, мне пора. – Кивнул Денис.
- Конечно, поезжай, до встречи. – Скороговоркой выпалила я и шагнула к двери.
- Даш… - я обернулась.
- Удачи. И звони если что. И просто так звони. Я буду волноваться. – Денис быстро поцеловал меня в щеку и прыгнул в машину, а смотрела ему вслед и улыбалась.
Утро было солнечным и теплым. Я вышла на балкон и с удовольствием подставила лицо ласковым солнечным лучам. Я любила это время. Каждое утро, пятнадцать минут я посвящала небольшому аутотренингу. Я доказывала сама себе, что день будет успешным, у меня все получится и заряжалась позитивом.
Но эти милые моему сердцу минуты прошли, и вот я уже в спешке умываюсь, судорожно соображая, во что одеться и что нужно сделать до поездки домой.
Быстренько натянув на себя любимые летние брючки и босоножки, я вытряхнула из чемодана все оставшиеся вещи и стала тщательно выбирать майку. Кто знает, может сегодня еще суждено встретить Дена?
Выбор пал на серебристую маечку без рукавов и небольшим декольте. Судорожно запихнув одежду в чемодан, я оглядела комнату, уже ставшую мне родной. Нет, ничего не забыла. Последний взгляд в зеркало… Я осталась собой довольна. Через двадцать минут выписавшись из гостиницы и стоя на остановке, думала, что скажу начальнику.
Но за всю дорогу так ничего и не придумала. Поэтому входя в двери магазина, решила сказать правду. Семейные проблемы, что может быть проще?
- Подруга, тебя не узнать! – засмеялась Люба. – Свидание прошло продуктивно? Кафе, поцелуи, романтика и утренний кофе?
- Люб, - поморщилась я. – Давай без пошлости, ладно? Мы просто посидели в кафе, и он проводил меня до гостиницы.
- И все? – лицо Любы вытянулось от разочарования.
- И все. – Я, пыхтя, заталкивала чемодан под прилавок.
- А ты куда это собралась? – Наконец заметила Люба.
- Домой.
- Что-то случилось? Ты увольняешься?
- Случилось, Люба. Но надеюсь, что Василий Евгеньевич войдет в мое положение и даст мне несколько отгулов. Я все равно вернусь в Москву, поэтому увольняться мне не хочется. Как думаешь, могу я рассчитывать на его благосклонность?
Люба отчего-то покраснела и спрятала глаза.
- Не знаю, Даш. Смотря, как ты себя поведешь.
- Не поняла. О чем ты?
- Иди, Дашуля, сама поймешь. Иди. – Люба отвернулась и с преувеличенным вниманием принялась считать что-то на калькуляторе.
Я недоуменно пожала плечами и отправилась в кабинет.
- Василий Евгеньевич, можно? – я робко заглянула в кабинет.
- Да, Дарья, заходите. Присаживайтесь.
Я опустилась на краешек кресла.
- Что вы хотели?
- Василий Евгеньевич, я хотела вас попросить… Э-э… Отпустить меня с работы на два-три дня.
- Что значит отпустить? А работать за вас кто будет? – загрохотал начальник.
- Василий Евгеньевич, у меня дома большие проблемы. Мне очень нужно! Поймите! – я молитвенно сложила руки на груди.
Начальник откинулся на спинку кресла и пристально посмотрел на меня.
- Ну если очень нужно… - протянул он.
- Очень! Вы меня отпускаете?
- Отпускаю…
- Ой, спасибо вам большое! – я вскочила с кресла и рассыпалась в благодарностях.
- Ладно, ладно… - проворчал начальник.
А я попятилась к двери.
- Ну, подождите, Дарья, я вас еще не отпускал.
Я растерянно на него посмотрела. Ну что еще?
- Я отпускаю вас, Дашенька, на четыре дня.
У меня в голове пронеслась мысль: здесь какой-то подвох! Перед глазами вспыхнуло смущенное лицо Любы.
- Но за это, вы мне окажете маленькую услугу… - Василий Евгеньевич выбрался из-за стола и подошел ко мне вплотную.
- Какую услугу? – я подозрительно уставилась на начальника.
- Совсем такую небольшую… - он провел пальцем по моему плечу и приспустил бретельку майки.
- Вы что себе позволяете?! – мой голос зазвенел от возмущения.
- Ой, ну чего ты ломаешься? – насмешливо глядя на меня, спросил Василий Евгеньевич. – Дашуля, мне здесь еще никто не отказывал!
- Что? – задохнулась я. – Отойдите от меня немедленно!
- Ой, какие мы строгие! – гнусно усмехнулся начальник и двумя пальцами стянул бретельку со второго плеча и дунул мне на лоб.
Я не удержалась и со всей силы оттолкнула его от себя. Шеф отлетел к столу и зло посмотрел на меня.
- Дура! Ты понимаешь, что я тебя уволю?
- Увольняй! – у меня внутри все клокотало. – Козел похотливый!
Я вылетела в зал и попыталась привести нервы в порядок. Сердце билось где-то в горле.
- Даш, ты как? – Люба встревожено смотрела на меня.
- Как?! Прекрасно! Лучше всех!
Я остервенело рванула чемодан из-под прилавка и крикнула на подругу:
- Ты! Как ты могла мне не сказать правды?!
- Даш…
- Что Даша? Я же тебе доверяла!
- А что я? Ты бы все равно пошла к нему отпрашиваться! В любом случае!
Я опустила голову, постепенно остывая.
- Прости… Я погорячилась.
- Да ладно. – Махнула рукой Люба. – Рассказывай, давай.
- А что рассказывать? Я здесь больше не работаю!
- Как? – ахнула Люба. – Ты ему отказала?!
- Нет, согласилась! – у меня даже дыхание перехватило от возмущения. – Скажешь тоже! Конечно, отказала!
- Ну и дура! – в сердцах бросила Люба. – Подумаешь, один разочек потерпеть! Зато и работу бы сохранила, и на хорошем счету бы у него была, и вполне возможно, что и с жильем бы помог! Директор человек влиятельный!
- Что?! – у меня что называется, «глаза на лоб полезли». – Так то, что здесь ему еще никто не отказывал, правда?!
- Ну не знаю как все, но я уж точно такой дурой не была! – фыркнула Люба.
- Ну, знаешь ли, пусть я и дура, зато у меня есть чувство собственного достоинства!
- И что с того? – засмеялась подруга. – Чем тебе это достоинство поможет? Работы нет, жилья нет! Зато есть достоинство! Или ты думаешь, что твой мальчик тебе с этим поможет? Запомни, подруга, с такими мальчиками хорошо жить вместе, любить, возможно, даже детей воспитывать! Но он тебя не обеспечит! Надо заводить нужные связи!
- Через постель? – я поражалась цинизму Любы.
- А хоть бы и так!
- Ну уж нет, это не для меня! – я, не оглядываясь, пошла к двери.
- Даш! – окликнула Люба.
- Что?
- Маленький совет на прощание, засунь свою гордость куда подальше, иначе жизнь тебя заставит это сделать!
- Обойдусь без советов! – я хлопнула дверью и вдохнула горячий летний воздух.
На душе было горько. Особенно из-за ссоры с Любой. Мне очень не хотелось расставаться с подругой вот так. Но уж слишком сильно расходились наши взгляды на жизнь.
Дав себе установку не расстраиваться, я бодро двинулась в сторону вокзала.
- Билетов нет. Приходите завтра с утра. – Бросив на меня равнодушный взгляд, сказала билетерша.
Это был удар ниже пояса.
- Господи, сколько это будет продолжаться? – простонала я. – Может на мне порча, какая?
Я села на скамейку и набрала мамин номер.
- Мам, это я.
- Я слышу, Даша. Ты уже едешь?
- Нет, сижу на вокзале.
- Во сколько у тебя поезд?
- На сегодня билетов нет. Завтра утром.
- Даша! Почему ты такая безголовая! Неужели трудно было купить билет заранее! Почему нужно все делать в последний момент! – раскричалась мама, а я вышла из себя.
- Не ори на меня! – люди начали оглядываться на мой гневный крик, но начавшаяся истерика уже набирала обороты.
- Меня уволили с работы, жить негде, денег нет! Последние копейки на билет! Я обязана лететь домой, чтобы разруливать проблемы! А ты спросила меня, легко ли я переживаю все это? Нет! Ты только орешь! – я нажала отбой и подавила в себе желание бросить телефон о пол.
Я рыдала, уткнувшись в ладони. Всхлипывая, размазывая слезы и тушь по лицу. Мне была стыдно из-за своей слабости, но рыдания вырывались из груди самопроизвольно. Резкий звонок телефона заставил вздрогнуть. Денис.
- Алло. – Я пыталась унять дыхание и не всхлипывать.
- Привет. Как ты там?
- Привет. Все нормально.
- Ты плачешь что ли? – насторожился Денис.
- Нет, тебе показалось.
- Вряд ли мне показалось. Ты где?
- На вокзале. Представляешь, билетов нет. Только завтра.
- Поэтому ты плачешь?
- Нет. Еще и с мамой поругалась. – Слезы опять ручьем потекли из глаз.
- Жди, я сейчас приеду. – Денис бросил трубку, а я не возражала. Мне был необходим человек, который просто обнимет и скажет, что все будет хорошо.
Прошло минут двадцать, когда я заметила ставшую такой родной фигуру Дениса, растерянно стоящего среди толпы. Я махнула ему рукой, и он двинулся ко мне.
- Привет! – я попыталась улыбнуться.
- Привет. Ну что ты тут? Чего плачешь?
- Меня с работы уволили…
- Что?! Почему??
- Начальник сказал, что если я с ним не пересплю, то могу на работу больше не являться… - я сама удивлялась своей прямоте.
- Что?! – вскинулся Денис. – Ты серьезно?!
- Нет, блин, шутки шучу. Самое время для них.
Денис вскочил на ноги.
- Вот сволочь! Я с ним поговорю!
- Перестань! – я поморщилась. - Он там со всеми… Может оно и к лучшему.
Денис присел рядом и крепко обнял меня.
- Ничего, Дашунь, все будет хорошо. Сейчас главное, домой съездить, и там со всем разобраться. А когда вернешься, мы что-нибудь придумаем. Ты мне веришь?
- Верю. – Я положила голову ему на плечо. В груди разлилось тепло. Как важно иметь человека, который поддержит и просто будет рядом. – Вот только домой нужно побыстрее. Ну почему этих билетов нет!
- Девушка! – билетерша высунулась из окошка и махнула мне рукой. – Тут билет один сдали! Вам еще нужно?
- Нужно! – я подхватилась. – Денис, ты приносишь мне удачу!
Я рысью побежала в кассу. Через пять минут билет был в руках.
- Ну, вот видишь, проблемы начинают решаться! – Денис, улыбаясь, смотрел на меня, а я опять таяла в его шоколадных глазах.
- Спасибо тебе!
- За что?
- За поддержку! Мне сейчас это важнее всего!
- Да не за что…
- Ну, мне пора. Посадка через десять минут. Пока? – я подхватила чемодан и сделала шаг в сторону.
- Даша!
- Да?
Денис, молча, привлек меня к себе и нежно коснулся моих губ своими губами. Мне показалось, что в груди лопнула туго натянутая веревка. И старый мир рухнул. В новом мире не было обид и зла, лжи и притворства. Все проблемы теряли свои силы.
Когда мы оторвались, друг от друга я показалась себе пьяной.
- Мне пора…- я провела рукой по его щеке и бросилась к поезду. Жизнь приобрела новые краски.

Я подошла к дому и долго стояла у калитки, не решаясь войти. Если бы мне раньше сказали, что такое возможно, не поверила бы.
- Даша! – мамин голос вывел из оцепенения. Я тряхнула головой и попыталась улыбнуться.
Мама вышла со двора и обняла меня. Она сильно похудела, под глазами появились темные круги, лицо побледнело. Мне стало жаль ее.
Мама проводила меня в дом и сразу же усадила за стол, решив, что в Москве я голодаю.
- Мам, а где тетя Рита? Она же была здесь! – спросила я, уплетая за обе щеки котлеты.
- Откуда ты знаешь? – вздрогнула мама.
- Это не важно, мам. Теперь я знаю все.
- Что все? – мама устало опустилась на стул.
- Все значит все. Как вы с отцом поженились, почему ты потеряла ребенка, о том, что мой папа вовсе не мой папа, о том, что здесь была тетя Рита.
- О, Господи… Откуда? Ты с Ритой встречалась?
- Нет. Я была весьма удивлена, когда узнала что она здесь. – Я отодвинула от себя тарелку. – Мам, о чем ты хотела поговорить?
- Да… - невпопад бросила мама. – Даша, я просто… Я не могу сейчас одна. Ты прости меня. Рита заявила, что я могла знать о планах Тима и даже быть его соучастницей. Я не знаю, как доказать обратное. Доченька, ты же не думаешь так же?
- Нет конечно, - я поднялась и обняла маму. – Я тебя ни в чем не виню. Ты не знала, что Тимофей окажется таким.
- Скоро суд. Я боюсь что Рита в суде заявит о своих подозрениях.
- Я расскажу в суде правду, какая у нас замечательная семья была. Как вы с отцом любили друг друга, и как Тимофей разрушил наше семейное счастье.
- Ведь так и было… – вздохнула мама. – Если бы я только знала, что так будет…
- А папа все знал про Тимофеев план. Но он тебя очень любил и ни в чем не обвинял.
Мама схватилась за сердце и начала хватать ртом воздух. Я сбегала за водой и валокордином.
- Когда суд?
- Через два дня. Тебе пришла повестка.
- Очень хорошо, что суд так скоро. Мне это все надоело. Ничего, конечно, не забудется, но и напоминаний больше не надо.
Вечером я позвонила Денису и попросила его приехать в суд, для моральной поддержки. Он согласился.
Суд был назначен на десять утра. Меня всю трясло.
Когда меня вызвали для допроса, я как могла, расписывала, какие у родителей были хорошие отношения. Сердце выпрыгивало из груди. Когда вызвали тетю Риту, я замерла: что скажет она? Неужели скажет о своих глупых подозрениях? Но тетя не стала такого говорить…
Денис держал меня за руку весь процесс. Тимофея приговорили к двенадцати годам лишения свободы.
Мы вчетвером вышли из здания суда. Денис сказал мне, что будет ждать в парке, и ушел. Мама обратилась к тете Рите:
- Рита, я не виновата, поверь. Спасибо, что не стала говорить в суде о своих подозрениях.
- Не надо меня благодарить! – бросила та, в ответ. – Не ради тебя это сделала! Если бы не Даша, я бы посадила тебя рядом с ним! Тьфу! – тетя Рита сплюнула на асфальт и ушла.
- Мам, не расстраивайся! – я приобняла маму за плечи.
- Если бы ты знала, дочка, как сильно я жалею о том, что совершила! Не потому, что меня все винят, а потому что Сергей был лучшим мужчиной. Просто рядом с Тимофеем я теряю весь разум.
- Мам, не кори себя…
- Даша, ты же любила отца, почему ты меня простила?
- Потому что тебя я люблю ничуть не меньше! – я уткнулась маме в плечо. – И в чем-то я понимаю тебя. Люди способны терять голову от любви.
- Спасибо, солнце мое. Кто этот парень, что все за руку тебя держал?
- Это Денис. – Улыбнулась я.
- Твой парень?
- Да нет… - растерялась я. – Ну, то есть… Я не знаю, мама. Но мне кажется, что я влюбилась.
- А он тебя любит?
- Он, наверное, тоже. Если бы это было не так, вряд ли он бы бросался ко мне, по первому зову.
- Он мне понравился, но смотри не ошибись. Не хочу, чтобы ты повторила мои ошибки.
- Мам, я не схожу с ума рядом с ним. Просто я знаю, что все это, я бы не пережила без него. Я жила, ходила на работу, но в груди, казалось, была страшная рана, которая мешала дышать. А после знакомства с ним… Когда он рядом, забывается боль, свою роль теряют все ошибки, обиды и проблемы. – Я мечтательно улыбалась, смотря в ту сторону, куда ушел Ден.
- Да, я вижу. – усмехнулась мама.
- Что?
- У тебя глаза светятся!
- Правда?
- Правда. Пойдем домой?
- Ты иди, а я попозже приду.
Когда мама ушла, я рванула в парк. Денис сидел на скамейке.
- Ден! – позвала я.
- Я тебя заждался. – Тепло улыбнулся он и обнял меня. – Ну, ты как?
- Нормально. Хотя до сих пор, все это кажется страшным сном. Вот только проснуться я не могу.
- Время лечит, Даша. И эта боль пройдет. Нужно только подождать.
- Да, я знаю. Но как оставить маму?
- Когда ты собираешься в Москву?
- Послезавтра. До сентября осталось не так уж и много времени. А мне нужно еще найти квартиру, устроиться на работу и перевестись на вечернее отделение. Я хотела завтра ехать, но не могу бросить маму, сразу после суда. Тем более у меня завтра день рождения.
- Да, я помню. – Улыбнулся Денис.
- Вот только я не представляю, как мне ее вообще оставить! Она раскаивается в своем поступке. И не просто раскаивается, она съедает себя морально, казнит. Я боюсь. На поддержку родственников в этом вопросе и рассчитывать нечего.
- Почему?
- С маминой стороны у нас никого нет, а с папиной – ее все ненавидят.
- Может попробовать с соседями договориться? Будут заходить иногда, проведывать. Все, тебе спокойнее будет!
- Не вариант. – Покачала я головой. – Папу здесь звали «новым русским» и сильно недолюбливали. Уверена, они только рады, обрушившимся на нашу семью несчастьям.
- Да… Ситуация. – Задумался Денис. – Тогда просто поговори с мамой. Скажи, что любишь ее. Попроси быть благоразумной. Хотя бы ради тебя.
- Да, видимо ничего другого мне не остается. Денис! – вдруг опомнилась я. – А ты останешься? У меня завтра праздник, я бы хотела, чтобы ты был рядом!
- Ну, если ты приглашаешь! – Денис обхватил мою голову руками, привлек к себе и прижался губами к моим губам.

Следующим утром я проснулась в своей комнате, все еще сонным взглядом окинула родные стены и рывком села в постели. У меня сегодня день рождения, да еще какой! Не каждый день исполняется восемнадцать лет! И даже не каждый год! А я тут сплю полдня!
Я тщательно уложила волосы, оделась и подошла к лестнице.
- Ну наконец-то, соня! – воскликнула мама.
Денис держал в руках бутылку шампанского, и когда я оказалась внизу, открыл ее. Пробка с громким хлопком выскочила из бутылки. Ден быстро наполнял бокалы. Мама поцеловала меня.
Посидев вместе с нами за праздничным столом, мама сослалась на головную боль и ушла к себе.
- Ты поговорила с мамой? – нарушил затянувшееся молчание Денис.
- Нет еще. – Вздохнула я. – Сегодня много дел.
- Давай так, Даша. – Предложил Денис. – До обеда, ты не будешь думать ни о каких делах. У тебя праздник, значит пока что, будем праздновать. А после обеда, будешь делать свои дела. Договорились?
- Да. – Улыбнулась я, в очередной раз, подумав, как хорошо, что он у меня есть.
Мы гуляли по поселку. Я показывала Дену, свои любимые места. Сидя на берегу речки, мы долго целовались. В тот момент, я чувствовала себя почти счастливой. Но счастье быстро заканчивается. Часы показывали три часа дня.
- Вот и обед… - вздохнула я.
- Уже? – огорчился Денис. – Ну что ж, пора браться за дела…
Дома, я первым дело поднялась к маме и поговорила с ней по душам. Мы долго плакали друг у друга на плече. Я обещала приезжать, при первой же возможности. А мама обещала быть благоразумной и не делать глупостей.
Потом я собрала чемодан и выскользнула из дома. Мой путь лежал на кладбище. Я хотела перед отъездом, попрощаться с отцом.
- Даш, ты куда? – окликнул меня Денис.
- Ден, я скоро вернусь. Не ходи за мной, пожалуйста.
Я быстро добралась до кладбища. Нашла могилу и присела на скамейку.
- Здравствуй, папа. – На глаза навернулись слезы, а я даже не пыталась сдержать их. Сейчас можно.
- Я думаю, ты был бы мной доволен. Ты любил маму и просил не винить ее. Вот. Я не виню ее. Я простила ее. Пап, мне очень не хватает тебя. – Слезы полились из глаз с удвоенной силой. – Я очень люблю тебя. Обидно… Обидно, что так получилось. Вы с мамой ограждали меня от всех проблем. Я росла, и ничего не знала о нашей семье. Как же я ненавижу этого Тимофея! Знаю, ты говорил, что ненависть разрушает душу, но я не могу иначе. Не появись он, у меня сейчас был бы брат, был бы ты. Не случилось бы того, что случилось! Мама бы не страдала так, как страдает сейчас!
Я уткнула лицо в ладони и горько плакала, всхлипывая, как маленький ребенок.
- Я помню, пап, ты говорил, что мои слезы для тебя, больнее самой страшной боли. И еще, ты умолял меня быть счастливой. Знаешь, у меня теперь есть Денис. Я люблю его, а он меня. Он отличный парень. Самый-самый лучший! И я обещаю тебе, я плачу сейчас последний раз! Я буду счастлива, во чтобы то, ни стало!
С этими словами, я встала и направилась к выходу. Теплый ветер быстро высушил слезы и я улыбнулась. Вот и все. Эта страшная история подошла к концу. Но смогу ли я сдержать свое обещание? Надеюсь, что смогу.
- Я буду счастлива!!! – мой отчаянный крик разнесся по всему полю и отозвался эхом. – Я так решила. А решений я никогда не меняю. – Уже тише добавила я и пошла к дому, где меня ждали мама и любимый человек.

ЧАСТЬ 2
Прошло два года
Данное папе обещание больше не плакать я сдержала на все 100%. С того страшного времени прошло два года, а плакала я всего один раз. От счастья. Не скажу, что была счастлива, все это время. Было много всего. Не раз к глазам подкатывали слезы, но я научилась справляться с ними и идти дальше. Я просто научилась быть сильной. Теперь я понимаю, что все эти проблемы были сущей ерундой.
Мы вернулись с Деном в Москву. В первый же день я перевелась на вечернее отделение и стала искать работу. Денис помог найти квартиру, в которой я счастливо прожила полгода. Работа тоже нашлась довольно быстро. Я стала билетером в аэропорту. А через полгода, Ден предложил пожить вместе. Именно в тот вечер, собирая чемодан на своей съемной квартире, я в буквальном смысле рыдала от счастья. Жизнь налаживалась, на душе потеплело. Почти полтора года я прожила в эйфории. Но два месяца назад, в наших отношениях с Денисом что-то произошло. Первое время, я старалась не замечать этого. Мы вместе уже довольно долго, вполне естественно, что чувства немного остыли. Но противная тревога забралась в душу своими липкими лапами и намертво прилипла к сердцу.
Вот и сейчас, я сидела в гостиной, не зажигая света. К тому, что у Дениса ненормированный рабочий день, я давно привыкла. Но на часах было два часа ночи, а он даже не позвонил. Я вновь и вновь набирала его номер, но безучастный голос твердил «Абонент недоступен». Где он может быть среди ночи? В голову лезли самые страшные предположения. Когда стрелки часов показали на цифру «3», я не выдержала. Найти в записной книжке номер его начальника, оказалось плевым делом. И вот уже из трубки несутся гудки.
- Алло. – Ответил хриплый ото сна голос.
- Игорь Андреевич?
- Да. Кто это?
- Извините, пожалуйста, за столь поздний звонок, но дело не терпит отлагательств. Это … - Я на мгновение запнулась, не зная как себя назвать. – Это девушка Дениса.
- Даша? Ты? – голос стал напряженным. – Что случилось? Что-то с Денисом?
- Я не знаю. Денис не пришел с работы. Его телефон недоступен. Вы не знаете, где он может быть?
- Не знаю, Даша. Я сегодня ушел в половине шестого. Попробуй позвонить в офис, а я наберу Лешке, они вместе сегодня дежурили.
Когда Игорь отключился, у меня задрожали руки. Мысли о том, что с любимым могло случиться что-то непоправимое, вытеснили из головы ревнивые мысли, по поводу любовницы.
Стараясь держать себя в руках, я набрала номер офиса. Но из никто не спешил брать трубку. Параллельный вызов от Игоря.
- Да!
- Даш, короче, Леха сказал, что они с Денисом ушли в двенадцать, как положено.
- О Господи… - я прижала трубку к груди и тихо сползла по стенке.
Минут двадцать я просидела в полном отупении, а потом поднялась и, чувствуя себя столетней старухой, отправилась за справочником. До пяти утра я обзвонила все больницы и морги. В голове шумело, сердце вырывалось из груди. Нет ничего страшнее, чем набрать номер морга и сообщать приметы родного человека. Хотя нет, есть. Это те минуты, пока служащая узнает, поступил такой к ним или нет.
Укутавшись в теплый плед, я с ногами забралась в кресло. Меня бил озноб.
Около шести в замке заскрежетал ключ. Я выскочила в прихожую и увидела Дена.
- Где ты был?
- Даш, не начинай. – Устало произнес он и бросил ключи на тумбочку.
- Денис, где ты был? – я повысила голос.
- Отстань.
Это слово прозвучало как пощечина. И тут я не выдержала. Со мной случилась настоящая истерика. Я плакала, кричала, била его.
Денис схватил меня за руки и крепко прижал к себе.
- Ты чего, с ума сошла?!
- Почему у тебя отключен телефон? Почему ты не позвонил? Где тебя носит? Я обзвонила все больницы, все морги! А он заявился под утро и спрашивает, сошла ли я с ума!
Кое-как мне все же удалось успокоиться. Спать, естественно, уже никто не ложился. Я стала собираться на работу, а Денис, молча, удалился в ванную. Он так и не объяснил, где он был всю ночь. Из чего я сделала вывод, что здесь я теперь лишняя.
На работе я была сама не своя. Так хорошо налаженная жизнь, рушилась на глазах.
- Почему такая милая девушка грустит? – я подняла голову и уткнулась взглядом в лицо довольно приятного мужчины.
- Куда вам билет и на какое число?
- Билет до Анкары, на 27 июня.
- Хорошо. Я забронирую вам билет.
Весь остаток дня прошел как в тумане. Я автоматически делала свою работу, мыслями улетая к Денису.
Выйдя на улицу, я зажмурилась от яркого солнца. Не успела сделать шаг в сторону, как дорогу мне преградил мужчина. Тот самый, что бронировал билет в Турцию.
- А я вас жду! – улыбнулся он.
- Что вам от меня нужно? – разозлилась я.
- Я просто хотел познакомиться, с такой очаровательной девушкой! Меня зовут Селим.
- Дарья. Познакомились? Я могу идти?
- Вы сердитесь? – лицо незнакомца вытянулось. – Но я не сделаю вам ничего плохого. Можно я провожу вас до дома?
Лицо этого мужчины было растерянным и наивным, как у ребенка. Я не выдержала и улыбнулась.
Наверное, в тот момент мой ангел-хранитель заснул, потому что я, беспечно махнув рукой, ответила:
- Можно! Я не возражаю!

Удивительно, но от общения с Селимом, на душе потеплело. Он рассказывал разные истории о Турции, расспрашивал меня о русских традициях. Напоследок попросил номер телефона. А я взяла, да и дала!
Поднявшись на этаж, тихо открыла дверь в квартиру. Услышала голос Дениса. Он говорил по телефону:
- Да. Хорошо. Конечно, я приеду. Успокойся. Все, договорились.
Увидев меня, Ден тут же нажал отбой. В моей душе всколыхнулась обида.
- Привет. – Кивнула я. – С кем болтаешь?
- Да это ерунда, по работе. – Денис отвел глаза.
- Понятно.
Денис отвернулся и уставился в телевизор. А ведь раньше, всегда интересовался, как прошел день, рассказывал о делах агентства… Как же все изменилось! А я даже не заметила, когда он стал чужим… Сглотнув вставший в горле комок, я ушла в спальню. Я сидела на кровати и вспоминала, как хорошо нам было вдвоем эти два года. И с горечью понимала, что этого больше не будет. Мысль о том, что у Дениса появилась другая, прочно укрепилась в голове. Решение уйти возникло неожиданно.
Я встала, достала свой чемодан и распахнула дверцы шкафа. Денис зашел в комнату, когда я уже почти закончила сборы.
- Даша, что ты делаешь? – недоуменно взглянул он на меня.
- Освобождаю место. – Буркнула я и отвернулась.
- Для чего?
- Для твоей новой подружки!
- Даш, прекрати! – повысил голос Денис. – У меня никого нет!
- Нет? – вскинулась я. – Тогда где ты был всю ночь?
- Я не могу тебе сказать!
- Почему?
- Это допрос?!
- Нет. Не волнуйся, милый. Больше тебя допрашивать я не буду.
- Дашутка… Ну что ты, в самом деле?
Сердце предательски дрогнула. Дашутка… Таким именем звал меня только папа... Захотелось забыть все, уткнуться носом в грудь любимого и никуда не уходить. Я сделала шаг в его сторону, но тишину разрезал резкий звонок телефона. От меня не укрылось, как Ден занервничал.
- Я тебе перезвоню! – почти крикнул в трубку, а я услышала на том конце провода звенящий женский голос. – Я же сказал, перезвоню! Прекрати орать! – Ден в раздражении отбросил телефон.
- И после этого, ты будешь утверждать, что у тебя никого нет? – я сорвалась на крик. – Денис, ты даже не замечаешь, как сильно ты изменился!
Я, смахивая слезы и уже не заботясь о том, что вещи помнутся, не складывая, просто срывала их с вешалок и бросала в чемодан. А он, стоял и молча, наблюдал за этим.
Когда я, протискиваясь с чемоданом в чересчур узкий дверной проем, на минуту замешкалась, Денис вдруг сгреб меня в охапку и стал страстно целовать. В первые секунды я вырывалась, а потом почувствовала, как коленки предательски дрожат, а губы, независимо от моей воли, отвечают на его поцелуи…
За окном давно стемнело. Я лежала в кровати, всматриваясь в ночь за окном. Денис мирно сопел рядом, обняв меня одной рукой и уткнувшись лбом мне в плечо. Я нежно провела пальцами по его плечу и поцеловала в щеку. Ден зашевелился, улыбнулся во сне и прошептал:
- Ленка…
Я выкатила чемодан в прихожую и вернулась в комнату. Боль разрывала изнутри.
- Прощай, дом, в котором я была такой счастливой… - прошептала я, сглатывая слезы. – Прощай, кухня, где я приготовила столько блюд, ставших в последствии его любимыми… Прощай диван, сидя на котором, я посмотрела столько фильмов о любви…
Уже открыв дверь, я не выдержала, вернулась в спальню и в последний раз взглянула на любимого. Денис спал, по-детски сложив ладони лодочкой под щекой. Я крепко сжала зубы и бросилась к выходу. Уже стоя в коридоре, достала из сумочки блокнот и ручку и написала: «Не звони и не ищи меня. Прости, если в чем-то я была неправа. Будь счастлив вместе со своей Леной. Прощай».
Положив на тумбочку записку и ключи, я еще раз оглянулась и, погасив свет, быстро выскочила из квартиры. Я почти бежала по лестнице, казалось, стоит мне только замедлить шаг, нервы не выдержат, и я вернусь.
Рассвет я встречала, стоя на мосту и вглядываясь в темные воды реки. Я не знала, куда идти. Домой поехать нельзя. Мама, конечно, все поймет. Но именно там, будет искать меня Денис. А в том, что он будет меня искать, я была почему-то уверена. Я не хотела, никому ничего объяснять, ни маме, ни Дену. Мне нужно было время, чтобы успокоиться, все взвесить и научиться относиться к этому, более равнодушно.
Дождавшись открытия кафе, я села за столик и заказала крепкий горячий кофе. Нужно согреться и успокоиться. А лучше кофе, в этом мне не поможет ничто.
Телефон зазвонил на третьей чашке. Только сейчас я почувствовала, что с кофе все же переборщила: в голове шумело и сердце билось как сумасшедшее.
На дисплее высветился незнакомый номер, и я заколебалась. Кто это может быть?
- Алло.
- Дария? – приятный мужской голос с акцентом показался знакомым.
- Да, это я. Простите, мы знакомы?
- Да! – почти выкрикнул мужчина. – Дария, вы не помните меня? Я Селим!
- Селим! – выдохнула я. – Ну как же, помню, конечно!
- Вы дали мне номер и разрешили звонить! Ничего, что я так рано? Не разбудил?
- Нет, не разбудили. Я уже давно не сплю.
- А что делает, прекрасная девушка по утрам?
- По-разному! Именно сейчас, сижу в кафе и пью кофе.
- В кафе? Так рано?
- Да. Что в этом такого? – тут же вспыхнула я.
- Дария, вы сердитесь? Не сердитесь! Я просто подумал.. Э-э… У вас какие-то проблемы?
- С чего вы взяли?
- У вас голос грустный, Дария.
- Ну, хорошо, у меня проблемы. Вам-то до этого, какое дело?
- Может, я могу чем-то помочь?
- Мне никто не сможет помочь! – неожиданно громко выкрикнула я и, увидев, как немногочисленный посетители оглянулись в мою сторону, добавила потише: - Извините, Селим, я сорвалась.
- Скажи, в каком ты кафе, я подъеду! – неожиданно перешел на «ты», Селим.

Я сидела, уставившись в одну точку, и думала, что сейчас делает Денис. Наверняка, уже нашел записку. А дальше? Что он будет делать дальше? На это моей фантазии не хватало.
Селима я заметила сразу. Что ни говори, а мужчина он был видный, такого не заметить невозможно.
Он подсел ко мне за столик и начал расспрашивать. Сначала я, отказывалась говорить, но его сочувствующий взгляд, все, же вывел меня из равновесия. Я выложила ему все, про Дениса и его Лену.
Я думала, Селим из мужской солидарности начнем защищать Дена, но он сказал совсем другое.
- Я понимаю тебя, Дария. Предательство родного человека ранит больнее всего. Понимаю, твое нежелание общаться с кем-то из близких. Поэтому, не посчитай меня навязчивым или сумасшедшим. Не знаю, как у русских принято считать людей, после такого предложения… - немного путано заговорил Селим а я насторожилась. Что еще за предложение?
- Хочу пригласить тебя в Турцию. Дария, не отказывайся сразу! – Заметив мой возмущенный взгляд, попросил Селим. – Я не буду к тебе приставать. Я могу показать тебе свои документы. Могу попросить, чтобы мне прислали по электронной почте, копию лицензии, договоров, любые документы, которые ты пожелаешь увидеть!
- Кто вы вообще такой? – наконец-то догадалась я спросить. – Может, для начала расскажете о себе?
- Хорошо. – Тут же согласился Селим. – Я живу в Анкаре. У меня свой магазин. Не скрою, я был женат. Моя бывшая жена Айгуль, живет в другом городе. Она удивительно красивая женщина, у нее чудесный характер, когда-то я ее очень любил. Но, у нее не может быть детей, а я мечтаю о сыне. Айгуль, решила, что не может лишить меня радости отцовства и уехала.
Селим ненадолго замолчал, отхлебнул из чашки чай и продолжил:
- У меня большая семья. Мать зовут Муниса. Отец давно умер. У меня две сестры и брат. Сестры Алия и Танзиля и брат Айдын. Алие всего пятнадцать, Танзиле восемнадцать. Сейчас мы ей подыскиваем хорошего жениха. Айдын женат, его жену зовут Гайша. У них двое маленьких детей: девочка Надия и мальчик Айзам.
У меня закружилась голова от обилия родственников и странных, непонятных турецких имен. Надеюсь, мне никогда не придется их запоминать!
- Кроме этого, у меня еще много дядей, тетей, бабушек, дедушек и так далее. – Как ни в чем не бывало, продолжал Селим. – Семья для нас святое и все без исключения члены семьи, будь они даже самые дальние, достойны любви и уважения. Ну вот, вроде бы, все самое важное рассказал. Ты довольна, Дария?
- Да. Спасибо. – Пробормотала я. – И что вы мне хотите предложить?
- Через несколько дней я уезжаю в Анкару.  Хочу предложить тебе ехать туда со мной. Две недели отдыха в Турции, за мой счет. У тебя будет гостевая виза, паспорт останется естественно с тобой. Тебе нечего бояться, Дария.
Я пребывала в состоянии шока. Этот, по сути, абсолютно чужой человек, делает мне такое предложение. Что на это можно ответить? Был бы он русским, я бы согласилась не раздумывая. Но он из Турции. Страны необыкновенной и поэтому для меня, немного страшной. Сколько девушек, пропали там без вести? О судьбе скольких несчастных доверчивых дурочек, писали в газетах? Но, с другой стороны, в России тоже полно подонков, и об этом пишут не меньше. А отдых, в таком интересном месте, мне бы сейчас очень подошел. Нигде не успокаиваются нервы и не залечиваются раны лучше, чем на море.
- Селим, сколько еще дней вы пробудете в России?
- Еще неделю. У тебя будет время узнать меня получше.
- Хорошо. Но вы мне предоставите документы, которые обещали!
- Отлично! Дария, я покажу тебе все документы! Тебе не стоит меня бояться!
- Ладно, Селим. Сейчас мне нужно идти. Хочу взять отпуск на работе и найти временное жилье.
- Я оплачу тебе гостиницу! – заикнулся, было, Селим.
- Нет! – отрезала я. – Даже не думайте! Я способна позаботиться о себе сама.
Выйдя из кафе, я достала телефон, который все это время лежал в сумке на беззвучном режиме. Пять пропущенных от мамы и двенадцать от Дениса.
- Мам, привет! – я тут же набрала ее номер.
- Даша! Ну, где же ты? Денис мне с утра позвонил, спросил, нет ли тебя дома, и больше ничего не объяснил. Я звоню-звоню, ты трубку не берешь! Я уже не знала, что и думать!
- Мамулечка! – перебила я маму. – Извини, мне сейчас некогда говорить! Со мной все хорошо! Я потом тебе все объясню. Не переживай, я девочка взрослая и не глупая. Со мной ничего не случится! Я буду звонить! Пока!
Я постояла минуту на месте, размышляя куда податься. И тут меня словно током пронзило. Университет! Что мне делать с университетом? Я не в состоянии сейчас ходить на занятия… Что же делать?
Решив посоветоваться в деканате, я поймала такси.

- У вас какие-то проблемы? – строго посмотрела на меня декан.
- Да. У меня проблемы.
- Что-то со здоровьем? В семье? Предоставьте нам документы, мы сможем оформить вам академический отпуск.
- У меня нет никаких документов! – перебила я. – Это личное дело. Мне нужно уехать.
- Надолго?
- Я еще не знаю точно. Но думаю, недели на две. А там видно будет.
- Даже не знаю, что вам сказать, Дарья Сергеевна… - пробормотала декан. – Когда вы едете?
- Через неделю.
- Хм… Может я дам вам не совсем обычный совет, но… Попробуйте получить справку о болезни.
- Вы думаете это реально?
- Нет ничего невозможного. Попробуйте. Но только о нашем разговоре, никому не слова. Вы хорошо учитесь, не пропускаете занятий, вы мне глубоко симпатичны. И я верю, что у вас действительно, серьезная причина.
- Спасибо вам! – горячо поблагодарила я.
Решив, не откладывать дело в долгий ящик, я тут отправилась в больницу и смогла уговорить врача дать мне справку о болезни.
Итак, справка на руках. Декан подписала все что нужно. На три недели я свободна. Осталось взять отпуск на работе.
И с этим проблем не было. За два года работы, я ни разу не была в отпуске. Так что стоило мне заикнуться об этом, начальник тут же дал согласие.
Проблемы решались легко, вот только на сердце лежал камень. Денис звонил несколько раз, но я не брала трубку.
- Даша? Ты? – раздался за спиной удивленный возглас.
Я обернулась и увидела Любу.
- Любка! – я бросилась обнимать подругу. – Как я рада тебя видеть!
Несмотря на то, что расстались мы, поссорившись, я была счастлива, увидеть ее.
- Дашуля, я по тебе скучала! Давай, рассказывай, что ты, где ты, как ты!

Мы сидели в парке и ели мороженое. Люба похвасталась, что вышла замуж и ушла из «Элиты». Я тоже не сдержалась и рассказала подруге все.
- Вот козел, а! – возмутилась Люба, услышав про предательство Дениса.
- Люб, не надо так о нем. – Попросила я.
- Даш, он тебя предал, а ты защищаешь его? Вот дура-девка! А что этот Селим? Что ты решила? Судя по тому, что взяла отпуск на работе и в универе, полетишь с ним?
- Я не знаю, Люба! – поморщилась я. – Я взяла отпуск еще и потому, чтобы меня не нашел Денис. А что делать с Селимом я не знаю. Какой-то незнакомый турецкий мужик, предлагает ехать с ним на море! Тебе не кажется, что я поступлю, как какая-то… - я запнулась, не подобрав слова.
- Не кажется! – отрезала Люба. – Тебя же никто не заставляет с ним спать! Я бы поехала! Две недели в Турции, за чужой счет! Это же, мечта, Дашка!
- Я боюсь! Как ты не понимаешь!
- Дашуля, ты главное, паспорт свой никому не отдавай, а за остальное можешь не волноваться! Деньги с собой, конечно, бери! Надо все сделать так, чтобы в случае чего, ты могла в любой момент уехать! И все!
Я задумалась, но шебутная Люба, не дала предаться мыслям.
- Точно! Дашка, я тут подумала, а пожить ты можешь у меня! Квартира трехкомнатная, Ленька не будет против!
- Правда? – обрадовалась я.
- Правда! Поехали!

Зайдя в квартиру, я наконец-то избавилась от надоевшего чемодана и позвонила маме.
- Мамуль, привет!
- Даша! Ну, наконец-то!
- Что-то случилось? – насторожилась я.
- Наш сегодняшний разговор меня взволновал! Почему мне звонил Денис?
- Мам, я ушла от Дениса.
- Как?!
- Мам, давай без подробностей. Я сейчас не в состоянии об этом рассказывать.
- Доченька, но как, же так? – мамин голос стал плаксивым.
- Мам, только слез. Я все объясню. Позже.
- Когда позже?
- Когда вернусь из Турции. – Огорошила я маму.
- Откуда?!
- Из Турции. Меня пригласил один знакомый.
- Какой еще знакомый? Даша, что ты творишь?
- Ничего особенного, мама! – повысила голос я. – Через неделю, я уезжаю в Анкару! И, пожалуйста, ни слова Денису! И я тебя не просто прошу, я требую!
- Хорошо… Даша, зачем тебе это?
- Нужно. Мне сейчас очень тяжело, мама. Я хочу уехать и попытаться все забыть.
- Он тебе изменил? – мама оказалась проницательной.
- Не важно. Потом расскажу. Все, мам, пока. Целую тебя.
- И я тебя.

Я упала на кровать и уставилась в потолок.
- Значит, все-таки решилась? Ты едешь? – заглянула в комнату Люба.
- Подслушивала? – усмехнулась я.
- Чуть-чуть. – Лукаво улыбнулась Люба.
- Я думаю, что все же соглашусь. Только сначала, посмотрю документы, которые обещал показать Селим.
- Вот это правильно! – обняла меня Люба.

Через пару дней, мне позвонил Селим и сказал, что документы готовы.
С того дня, я стала доверять ему чуточку больше. Мы встречались по вечерам и сидели в кафе или гуляли по набережной. Но я, ни на секунду не забывала Дена. Где он? Что делает? Думает ли обо мне? Все ли у него хорошо?
Но, тем не менее, через пять дней, я стояла в аэропорту, рядом с Селимом Знала бы я тогда, чем все это для меня обернется, попросила бы политического убежища в монастыре! Но вместо этого, я заняла место в самолете, отправила смс маме «Взлетаем!» и расслабленно улыбнулась. Вперед к приключениям!

Мы прилетели в Анкару в пять часов вечера по московскому времени. Я была немного удивлена, узнав, что разница во времени Анкары и Москвы всего два часа. Когда получали багаж, я изнывала от нетерпения. Не потому, что хотелось скорее посмотреть город, я просто очень устала. Шестичасовой перелет меня просто доконал. Сначала все шло прекрасно, но потом мне стало душно, и закружилась голова. Где-то в середине пути, я вдруг представила, на какой высоте сейчас нахожусь и на меня накатил страх. В общем, сейчас я просто мечтала оказаться в прохладной комнате и прилечь на мягкую кровать.
- Селим, а где я буду жить? – спросила я, выйдя из здания аэропорта.
- Есть два варианта, Дария. Ты можешь жить в гостинице, я естественно все оплачу. Или можешь жить, вместе со мной, в съемной квартире. Обещаю, что не буду приставать! – замахал руками Селим.
- Ну, уж нет! – отрезала я. – Я буду жить в гостинице! И за свой счет!
- Но, Дария! – запротестовал Селим – Я ведь пригласил тебя сюда, значит, я и оплачу твой отдых!
- Хорошо! Оплатишь за меня ужин в ресторане как-нибудь! А более крупные расходы, я буду оплачивать сама! Предпочитаю оставаться независимой!
- Ты ф-ф… - запнулся Селим. – Забыл, как это называется. Такое сложное русское слово. Женщина, которая платит за себя и старается ни в чем не уступать мужчине!
- Феминистка? – усмехнулась я.
- Да!
- Нет! Я не феминистка! И ничего не имею против, если мужчина заботится обо мне и в чем-то превосходит! Но только в том случае, если это близкий мужчина!
- Ладно. – Сразу же сник Селим. – Я не буду настаивать. Просто буду надеяться, что стану когда-нибудь для тебя близким мужчиной.
Я громко фыркнула и пошла по тротуару.

Когда я устроилась в гостинице, Селим уехал по делам. Я быстро приняла душ и упала на прохладные простыни. Сон сморил меня сразу же. Мне снился папа. Он смотрел на меня тем самым осуждающим взглядом, которого я так боялась в детстве. Он означал, что я сделала что-то очень плохое. Практически непоправимое. Папа смотрел на меня и кивал головой, а потом развернулся и ушел в туман. Я кричала и звала его, но он даже не оглянулся и быстро исчез.
Я села в кровати. Сердце билось как сумасшедшее. По спине побежали мурашки. Господи, что же я наделала?
Я вскочила и бросилась звонить маме. Пусть дорого, зато, хоть узнаю как она. Мама сказала, что у нее все хорошо. Но на сердце все равно было неспокойно. Я безумно хотела знать, как дела у Дениса. Так и не решившись попросить маму, как-нибудь узнать о нем, я положила трубку.
Поколебавшись несколько минут все же набрала его номер с телефона гостиницы.
- Алло. – Такой родной, но очень грустный голос отозвался в сердце болью. Я тут же бросила трубку.
И повалившись на кровать, горько зарыдала. За этим занятием и застал меня вернувшийся Селим.
- Дария, что случилось? – встревожено спросил он, когда я открыла дверь.
- Ничего. Все хорошо. – Я вытерла слезы и улыбнулась. – Куда пойдем сегодня?
Две недели в Анкаре пролетели для меня незаметно. Город мне очень понравился, я в него практически влюбилась. Но все равно к концу второй недели потянуло домой. Я привыкла к Селиму, он стал для меня другом. Я перестала ждать подвоха от каждого его слова. Перестала бояться. Боль стала притупляться. Нет, я не забыла Дениса. Я безумно скучала, часто думала о нем, но боль все равно постепенно утихала. Наверное, море и вправду лечит. Или лечит смена обстановки, или просто время… Наверняка, любая боль теряет остроту даже за столь короткий срок. Но я не знала, что будет по возвращении в Москву…
Но вот настал последний день моего пребывания в Анкаре. Селим пригласил меня в ресторан. За эти две недели, мы бывали в разных заведениях, но именно этот меня очаровал. Небольшой ресторанчик, под открытым небом.
Селим заказал еду и внимательно посмотрел на меня.
- Что-то не так? – заволновалась я.
- Дария… Я хотел тебе сказать…
- Что?
- Дария, я понял что ты замечательная девушка и именно о такой я всегда мечтал… Именно такой я видел свою жену и мать своих будущих детей…
- Это что, предложение? – удивилась я.
- Да. – Кивнул Селим и достал коробочку с кольцом. – Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
Я растерялась. Признаться, я не ожидала такого поворота событий. Для меня Селим был не больше чем другом.
- Селим… Это неожиданно. Я не знаю что и сказать… И кольцо я не возьму! – отрезала я.
- Дария, не обижай меня! Даже если не согласишься, пусть это кольцо будет у тебя, на память об этих волшебных четырнадцати днях.
- Селим, милый, пойми, я не могу. Это слишком дорогой подарок… - замялась я, не зная как прекратить этот разговор.
- Не дороже тебя, Дария… - надевая кольцо на мой палец, прошептал Селим.
Я была обескуражена и остаток вечера оставалась задумчивой.

Багаж уже был сдан, пора было лететь домой. Но я безумно боялась лететь одна! Селим провожал меня, говорил, что будет скучать.
Несмотря на мои опасения, полет прошел нормально, и уже вечером я была в Москве. Меня встретила Люба. Я переночевала у нее, познакомилась с Леней, показала фото, а утром собралась к маме.
Мама охала и ахала, рассматривая фото и мой загар. Расспрашивала о Селиме. Я не утаила от нее ничего. Рассказала о предложении и показала кольцо. Мама была недовольна, ей нравился Денис. Пришлось рассказать всю правду и про расставание с Деном. Мама очень огорчилась и посоветовала не рубить с плеча, а хорошенько во всем разобраться.
Я пробыла дома два дня и уехала обратно. Пора было возвращаться в университет.
Я вышла из поезда и не спеша шла по тротуару. До лекций было еще два часа, спешить некуда. Купив мороженое, я убеждала себя, что жизнь прекрасна! Внезапно что-то привлекло мое внимание. Я остановилась и медленно обернулась. Мороженое выпало из рук прямо на асфальт. Из магазина вышел Денис с девушкой. ОН ОБНИМАЛ ЕЕ.
Примчавшись к Любе, я зарылась в подушки и рыдала до самой ночи. Попросила подругу ни о чем не спрашивать и не стала ничего объяснять. Да и что тут объяснять! Я надеялась, что он скучает! Я думала о нем каждую минуту в Турции, а он разгуливает с какой-то девкой! Ночь, пролежав без сна, уставившись в потолок, с наступлением рассвета, я поднялась и набрала знакомый номер. Услышав в трубке сонное: Аллоу, сказала:
- Селим? Твое предложение еще в силе? Я согласна!

Когда я сообщила Любе о своем решении, моя всегда бесшабашная подруга закатила настоящую истерику. Слова «дура» и «идиотка» были самыми мягкими из тех, которыми она меня назвала. Признаться, я была в шоке. Вот уж от кого-кого, но от Любы я ожидала поддержки. Когда подруга выдохлась, я робко спросила:
- Люб, ты чего орешь, а?
- Чего я ору?! – задохнулась подруга. – Знаешь что, дорогая моя! Если Денис нашел себе другую, это не значит, что свою жизнь ты должна угробить!
- Люба! Ну почему угробить? Ты же сама, весьма настойчиво, отправляла меня в Турцию.
- Так то, всего на две недели! Отдохнуть, развлечься, но не замуж, же за него выходить! Или… - Любины глаза внезапно расширились. – Ты беременна?!
- Ты с ума сошла?! – подскочила я. – У нас ничего не было!
- Пффф… - Люба устало опустилась на стул. – Ну, слава Богу! Напугала!
- Люба, а что такого? И что, что он турок?
- Что такого? – Взвилась Люба. – Да у них там дикие обычаи! Ты примешь ислам? А ведь для них это принципиально!
- Не думаю, что религия, имеет такое большое значение в этом деле!
- Имеет! Тебе будет приказано носить платок, тебе могут не разрешить выезжать в Россию, в конце концов, если будут какие-то проблемы, ты не сможешь развестись! Особенно если появятся дети!
- Люба! Ну почему я должна разводиться?
- Дура! – заорала Люба. – Потому что, твой Селим, только сейчас такой хороший! Найди себе русского мужика и прекрати вытворять идиотские поступки!
- Люб, не ругайся. Я все решила. – Я развернулась и ушла в свою комнату.
Я хорошо понимала, что Люба права. Но обида на Дениса сидела в сердце занозой, подталкивая меня в объятия Селима.
Но друзья на этом не успокоились. Пришедший вечером Ленька, целый час рассказывал мне, о всяких ужасах происходящих в Турции
- Леня! – Перебила я его страстный монолог. – А в России ужасы не происходят? Они есть везде! И никто не знает, где я могу стать счастливой, здесь или в Турции!
Ленька растерянно оглянулся на жену и махнул рукой:
- Дура! Что с нее взять?
Когда парень вышел из комнаты, Люба мне пригрозила:
- Если ты не перебесишься, я вызову сюда твою маму!
- А ты думаешь, я маме не скажу о замужестве? – усмехнулась я.
- Упрямая как баран! – в очередной раз взвилась Люба. – По глазам же вижу, что все прекрасно понимаешь! Что ты хочешь ему доказать?
- Кому?
- Денису! Он может и не узнать, что ты уехала в Турцию!
- Оставь меня в покое! – зло буркнула я.
Люба внезапно вскочила с кресла, вихрем поднеслась ко мне и, схватив за плечи, принялась трясти.
- Ты, идиотка, решила загубить свою жизнь из-за какого-то парня! Да пройдет полгода, и ты его забудешь, а время назад уже не вернешь! Ты будешь замужем за турком!  Господи, да это даже звучит страшно!
Отбросив от себя подругу, я устремилась в комнату. Нервы сдали, и я опять разревелась. Я понимала, что веду себя неправильно, но не думала, что все ужасы, которыми пугают меня друзья, могут произойти на самом деле.

Проснулась я поздно, в половине двенадцатого. Полежав еще некоторое время в кровати, встала и, накинув халат, вышла в коридор. Из кухни раздавались возбужденные голоса. Приоткрыв туда дверь, я увидела… маму!
- Мама! – вскрикнула от неожиданности я. – Ты откуда здесь взялась?
- Приехала.
- Когда?!
- Два часа назад. – Мама поднялась из-за стола. – Пойдем, нам нужно поговорить!

Мама не выпускала меня из комнаты почти три часа. Сначала уговаривала, потом требовала, кричала, приказывала, потом просто умоляла. Но я была непреклонна. Я была противна сама себе, но в силу своего характера, уже не могла отступить. Поэтому после обеда, отправилась в университет, забирать документы.
- Дарья Сергеевна, зачем? – посмотрела на меня поверх очков декан.
- Я уезжаю за границу.
- Надолго?
- Скорее всего, навсегда.
- Как? – удивилась декан. – Как навсегда?
- Я выхожу замуж.
- Замуж? За иностранца? И в какую страну вы собираетесь?
- В Турцию.
- О Боже! – охнула декан и схватилась за сердце.
- Маргарита Юрьевна! – сразу пресекла я еще одни увещевания. – Давайте не будем. Я и так уже наслушалась очень многого.
- Ладно. – Кивнула женщина. – Но знай, что в течение пяти лет, ты имеешь право восстановиться.
- Спасибо. – Кивнула я. - До свиданья, Маргарита Юрьевна.

С работы уволиться, оказалось проще. И уже через полчаса, я с билетом на руках покидала аэропорт. Самолет завтра в 18:30.

Придя домой, я ожидала очередного скандала, но меня больше не стали трогать. В полной тишине я проследовала в спальню и завалилась спать.
Мне опять приснился папа. Теперь его взгляд был по-настоящему злым. Он что-то сказал, но из-за надвигающегося сильного ветра, я не расслышала слов. Я крикнула: «Я не слышу!» Но ветер быстро переходил в ураган, и папина фигура стала отдаляться. Сквозь бушующий ветер я все же расслышала обрывок фразы: «Ты обещала быть счастливой!».
Я проснулась и долго не могла прийти в себя. Казалось, это все не закончится никогда. Меня пытались убедить все, а когда они не смогли, папа появился во сне и напомнил, что я обещала ему быть счастливой. Так может бросить это все, поговорить с Денисом и попытаться выполнить обещание?
Я встала и достала из сумочки билет. Первым порывом было порвать его, но раздавшийся звонок, нарушил мои планы.
- Дария, привет. – Грустный голос Селима заставил вздрогнуть.
- Здравствуй Селим. – Ответила я.
- Я соскучился по тебе. Когда ты приедешь?
- Я уже взяла билет! – против моей воли проболтался язык. – Завтра ночью буду в Анкаре. Встречай.
- Завтра?! – обрадовался Селим. – Уже завтра? Какое счастье!
А вот я счастья что-то не ощущала.
В аэропорт провожали меня все трое: мама, Люба и Ленька.
Мама долго обнимала и плакала, Люба тоже плакала, а Ленька приказывал звонить, если что-то пойдет не так. Да мне, признаться, уже и самой было не по себе.

Шестичасовой перелет меня окончательно утомил и из аэропорта я просто выпала в объятия Селима. Мне хотелось только отдохнуть и поесть..
Сопроводив меня в гостиницу, Селим заказал ужин. Я приняла душ и почувствовала себя лучше. Быстро поужинав, я легла отдохнуть. Но проспала не долго. Через час я чувствовала себя весьма бодро. Потом Селим привел меня в свою квартиру и сказал, что завтра поведет знакомиться с родственниками.
Следующие дни я провела как во сне. Кошмарном сне. У меня кружилась голова от обилия его родственников, они что-то говорили на непонятном мне языке. Я не могла запомнить их всех по именам. Потом была помолвка. Оказывается здесь, она происходит почти как свадьба. Мы с Селимом сидели во главе огромного стола, а его родственники носились вокруг как сумасшедшие. Меня затошнило. В последнее время, я постоянно чувствовала себя плохо. Наверное, организм мстил за издевательство над душой.
Свадьба прошла так же страшно. Родственники подходили к нам, совали деньги, поздравляли. Единственным светлым пятном, был приезд мамы. Она все время держала меня за руку. А после свадьбы, обнимала меня и плакала, причитая, что я сотворила со своей жизнью.
Потом мама уехала, и потекли абсолютно безрадостные и никчемные дни нашей с Селимом совместной жизни. Я абсолютно точно поняла, какую фатальную ошибку совершила. Не раз по ночам я думала, что надо объяснить все Селиму и уехать в Россию. Здесь все было чужим и вызывало глухую тоску. Мне снился Денис. Постоянно. Я скучала. А еще постоянная тошнота и головная боль просто убивали.
Через какое-то время мне в голову пришла догадка, и я помчалась в аптеку. Догадка подтвердилась. Я беременна. И беременна от Дениса. В этом я была уверена абсолютно точно. Я хотела сходить к врачу, узнать срок, поговорить с ним. Но больницы Анкары я не знала. Турция меня просто доконала.
Я спрятала тест поглубже в сумку и решила молчать. Селим не должен ничего знать.
Муж пришел вечером с работы и полез обниматься. Я вытерпела все объятия и поцелуи. Покормив Селима, сослалась на головную боль и ушла в спальню.
Через полчаса в комнату влетел возбужденный Селим и, подхватив меня на руки закружил.
-Селим, в чем дело?! – закричала я.
- Дария, я так счастлив! – Селим отпустил меня и раскрыл ладонь. Я онемела: он держал мой тест.
- Ты что, рылся в моей сумке? – гневно блеснув глазами, спросила я.
- Нет, Дария, нет! – отступил Селим – Я просто задел ее случайно, она упала, все рассыпалось. Я хотел сложить и нашел это.
Я легла на кровать и отвернулась к стене.

А на утро Селим повез меня к врачу. Мужа в кабинет не пустили и когда врач, на ломанном английском, который я хоть немного, но знала, сообщил мне срок, я сунула в карман его халата сто долларов и попросила сказать Селиму все немножко по-другому. Врач вопросительно поднял брови, покачал головой, но просьбу выполнил.
Так начались совсем другие дни в моей жизни. Селим буквально на руках меня носил и сдувал пылинки. А мне было стыдно за этот обман.
Маме я тоже не рассказала всей правды. То, что это ребенок Дениса знала только я.
Я не знала, что будет дальше. Только чувствовала, что ничего хорошего меня не ждет. И предчувствия меня не обманули.

Когда у нас родилась девочка, Селим выглядел таким разочарованным, что мне стало обидно. Малышка выглядела так трогательно и беззащитно, что в тот момент я тут же поняла, что же чувствуют матери к своим детям. И это чувство невозможно передать словами.
После родов я чувствовала себя очень слабой. Но в Турции, в роддоме, оказывается, держат только сутки. Поэтому уже на следующий день, я, шатаясь, бродила по квартире. Слава Богу, Селим догадался позвонить маме, когда у меня начались схватки, и сейчас она была рядом.
Я уговорила Селима назвать девочку на русский манер, Катенькой. Он особо и не сопротивлялся. Видимо слишком сильным было его разочарование.
Мама пробыла у нас две недели и улетела домой. Я горько плакала, когда она улетала. Больше всего на свете, мне хотелось забрать дочь и махнуть вместе с ней на родину.
Так начались самые трудные дни в моей жизни. Катенька была беспокойной, по ночам плакала. Селим ушел спать в другую комнату, а я, проводя бессонные ночи, стала похожа на тень и сама себя не узнавала в зеркале.
То, что Селим от меня отдалился, я, поглощенная дочерью, заметила не сразу. Прозрение пришло неожиданно. Его постоянные отлучки из дома, задержки на работе. Потом я заметила, что он все дольше сидит в ванной с мобильным телефоном. Я не ревновала, хотя прекрасно понимала, что Селим завел любовницу. Ревнуют тех, кого любят. А я его не любила. Я была даже рада, такому развитию событий. Может быть, теперь он мне спокойно даст развод. Но пока, нужно подождать.
И я ждала. Ждала целый год. Катенька уже научилась ходить, лепетала что-то на своем языке и я не могла налюбоваться на дочь. Она была точной копией Дениса.
Однажды вечером я уложила Катю спать, а сама, набравшись смелости, решила поговорить с мужем. Но стоило мне только заикнуться про развод, как Селим отрезал:
- Я не против. Можешь катиться на все четыре стороны. Только Катя останется со мной.
- Селим, что ты такое говоришь? – в ужасе отпрянула я, и, чувствуя, как в груди поднимается волна паники, продолжила: - Катя, для меня все! Я не смогу без нее!
- Не сможешь, значит сиди дома и молчи. Я тебя не выгоняю.
- Селим! Пожалуйста! Отпусти нас! – взмолилась я.
- Я тебя не держу! – сурово повторил Селим. – Но Катя останется со мной! И любой суд это подтвердит! Это закон Турции! При разводе дети остаются с отцом!
Селим с плохо скрываемым отвращением посмотрел на меня и вышел из комнаты. А я поняла, что попала в ловушку. Мне не вывезти Катю отсюда без разрешения Селима. И одна я тоже не уеду. Катя – это моя жизнь.
С того дня, моим основным занятием, стал поиск в интернете, путей решения этой проблемы. Но из всего потока информации, я поняла только одно: мне нужно добраться с дочкой до России – там Селим нас не достанет. Там можно доказать все что угодно. Там моя территория. А здесь, я боюсь даже намекнуть Селиму, что Катя не его дочь. Ведь я не знаю их законов. И не могу даже представить его реакцию на это признание.
Подруг я здесь не завела, посоветоваться было не с кем. Маму волновать не хотелось. Поэтому мой выбор пал на Любу.
- Алло. – Тихий голос подруги, в тот момент, показался мне самым родным.
- Любочка, привет! – стараясь говорить как можно бодрейшим голосом, сказала я.
- Кто это? – не узнала меня Люба.
- Люб, ну ты даешь! – возмутилась я. – Это я, Даша!
- Господи, Дашка! – обрадовалась Люба. – Точно, быть тебе богатой! Это ж надо, я тебя не узнала!
- Ничего, бывает! – я слушала веселый голос и чувствовала на губах соленые капли.
- Дашка, сколько мы не общались? Я так соскучилась! Как Катюша??
- Все в порядке с Катенькой. – Ответила я. – Полгода прошло, как мы созванивались!
- Точно! Сейчас Катюха уже большая, наверное? – бодренько защебетала Люба. – Ой, счастливая ты, Дашка! А мы вот тоже мечтаем о ребеночке, да что-то не получается!
- Ничего, Люб, все получится! – дрожащим голосом пробормотала я.
- Даша? – насторожилась Люба. – Ты чего? Какие-то проблемы?
- Ой, Люб… - всхлипнула я и выложила на подругу все, что накопилось на душе. Удивительно, но мне стало легче.
- Дела… - протянула Люба. – Вот же сволочь!
- Любочка, что мне делать, а? – жалобно протянула я. – Почему я вас тогда не послушалась? Ведь даже папа меня предупреждал!
- Даша… - каким-то тихим тоном, пробормотала подруга. – Дашка, я знаю, что тебе тяжело, но ты с ума-то не сходи, ладно? У тебя же, Катюша, ты должна быть сильной, ради нее! Твой папа, давно погиб!
- Да знаю я! Он мне в страшных снах тогда снился! – пояснила я.
- Понятно. Но я не буду говорить что-то типа, мы тебя предупреждали! Скажу это, когда буду держать Катю на руках, а ты будешь сидеть рядом, здесь, в России. А пока, нужно решать проблему!
- Не уверена, что такое будет! – всхлипнула я.
- Так! – прикрикнула Люба. – Не раскисай, подруга! Прорвемся! Я сегодня посоветуюсь с Ленькой. Позвони мне завтра, в это же время. Договорились?
- Договорились. – Вытирая слезы, кивнула я.
- Вот и отлично! Держи хвост пистолетом и целуй от меня Катюшу! – с этими словами, Люба отсоединилась.

Эти сутки я провела как во сне. Все делала автоматически: кормила дочь, купала, укладывала спать, все на автопилоте. Мыслями я была в далекой России…

Длинные гудки в трубке, вызывали нервную дрожь.
- Алло! – наконец-то долгожданный Любкин голос.
- Люба! Ну что? Поговорила? – сразу же забросала вопросами я.
- Даша! Конечно, поговорила. И если честно, то ничего особо утешительного сказать не могу…
- Что? – выдохнула я и медленно опустилась прямо на пол. Силы покинули меня.
- Даша, не раскисай, а слушай меня! – взывала к моему уму подруга. – В твоей ситуации нужно использовать любой, малейший шанс покинуть Турцию!
- Но где этот шанс?! – взвыла я.
- Есть такой!
- Какой? – как утопающий за соломинку, схватилась я за эти слова.
- Просто попробуй сбежать с Катериной и все! Вполне возможно что в аэропорту не будут особо разбираться и пропустят вас, ты гражданка России, а у Кати двойное гражданство!
- Как пропустят? Все равно, нужно разрешение!
- Нет! То есть, да! Нужно! Но могут и пропустить! Если ребенок капризничает, захотят отпустить эту даму поскорее! Такое бывает сплошь и рядом! Попробовать стоит!
- А если меня не пропустят и об этом узнает Селим?
- Если бы да кабы! – съязвила подруга. – У тебя есть варианты? Нет? Тогда попробовать стоит! А если пропустят? Когда ты будешь в России, уже будет наплевать на твоего Селима! Уж мы-то тебя в обиду не дадим!
- Господи, Любка, никогда не думала, что моей единственной мечтой, может быть Россия! – горячо проговорила я.
- Понимаю. Дашка, держись! Верь, что все получится! Я с тобой!
- Если бы ты была со мной! – заплакала я.
- Дашенька, я переживаю не меньше тебя! Это только кажется, что мы с тобой мало общаемся. Я тебя люблю, как родную сестру! Ты же знаешь, кроме Леньки и тебя, у меня больше никого нет!
- Спасибо, Любочка. – Пробормотала я. – Я подумаю, об этом. Пока.
А вечером Селим сообщил, что едет в командировку.Я подумала, что это знак. Когда Селим будет далеко, осуществить наш план будет легче.
Я старалась ни чем не выдать своего волнения. Селим уезжал через четыре дня, а я за это время должна была подготовить все необходимое для побега.
Страх и желание оказаться на родине, придали мне сил, именно поэтому, уже накануне поездки Селима, у меня уже было все готово. Билеты тщательно запрятанные ждали своего часа.
Утром я улыбалась Селиму и даже поцеловала его на прощание. Но как только машина отъехала от дома, я бросилась собирать вещи. В небольшую дорожную сумку влезли почти все Катины вещи и любимый плюшевый мишка. Из своих я прихватила только самое необходимое. На остальное было плевать. Мысленно перекрестившись, я взяла дочку на руки и вышла из квартиры, так и не ставшей мне родной. Вышла с безумной надеждой никогда больше сюда не вернуться.
Когда такси привезло нас в аэропорт Анкары, меня по-настоящему трясло. Катя, наверное, чувствуя мое состояние, раскапризничалась. Но мне, это было только на руку. Ведь Люба говорила, что если ребенок капризничает, то могут и не просматривать тщательно документы.
Очередь двигалась медленно, Катя начала плакать, а у меня самой было чувство, что я сейчас потеряю сознание от страха. Как оказалось не напрасно.
Суровый молодой человек, внезапно приказал нам возвращаться, я не могла уехать с Катей без разрешения Селима.. Мужчина сочувствующе посмотрел на меня, покачал головой и что-то пробормотал, про российских дурочек, которые рвутся в Турцию Боже, как же он прав!
Я плохо помнила, как добралась до дома. Распахнув дверь в ненавистную квартиру, разрыдалась. Но долго ныть, не было времени – на руках сидела доченька. Быстро переодев и покормив ребенка, я позвонила Любе.
- Успокойся, Даша! – потребовала она. – Нужно надеяться, что Селим ничего не узнает! А мы будем думать дальше! Ты не одна, тебя никто не бросит! Не бойся, все будет хорошо!
- Да, я не одна, у меня есть люди, которые меня любят. – Пробормотала я, положив трубку. – Но, эти люди находятся на другом конце земного шара!
Уложив Катю спать, я всю ночь пролежала без сна. Под утро встала, достала из кармана в чемодане, нашу с Денисом фотографию и разрыдалась.

Селим влетел в квартиру к вечеру следующего дня. Именно влетел, чуть не снеся дверь с петель. Катя мирно играла в комнате, а я вышла в коридор. При одном взгляде на мужа, поняла: он все знает.
Таким злым, я Селима никогда не видела. Его глаза пылали такой злобой и ненавистью, что я невольно отшатнулась.
- Тварь… - прошипел он и накинулся на меня с кулаками.
Я не заметила, как оказалась на полу. На меня постоянно обрушивались удары. А я думала только об одном: только бы он не забрал Катюшу. Остальное – не важно. Переживу.
Но видимо, Селима волновало не то, что я пыталась увезти ребенка, а то, что я пошла против его воли. Стукнув меня последний раз, он выскочил из квартиры, громко хлопнув дверью.
Я полежала еще некоторое время, потом попыталась подняться. Сильно ныли ноги, правая рука и спина. Но я поднялась и сделала шаг, значит ничего страшного. Видимо от стресса у меня что-то щелкнуло в голове, потому что я тут же ринулась к телефону. Набрав до боли знакомый номер, когда-то родной квартиры, долго слушала гудки. Никто не ответил.
Посидев минуту, набрала Любу. Тоже никого.
- Сговорились они, что ли? – прошептала я. – У меня каждая минута на счету.
Решив, что сейчас крайний случай, решила все же позвонить маме.
- Алло. – Тихий и спокойный мамин голос.
- Мамочка! – почти закричала я.
- Дашенька! – обрадовалась мама. – Как ты, доченька? Как Катюша?
- Мама, у меня мало времени! – перебила я ее. – Мам, все очень плохо! С Селимом все плохо, но нас с Катей он не отпускает! То есть, меня да, а Катю нет! Я пыталась сбежать, а он избил меня!
- О, Господи! – мамин голос выражал такой страх и беспокойство, что я не выдержала и разревелась.
- Мамочка, найди Дениса! – сквозь слезы попросила я. – Я звонила ему, но он не взял трубку. – Найди его! У него есть связи, его начальник влиятельный человек! Он сможет мне помочь! Пожалуйста!
Я остановилась и перевела дух. Говорить, почему-то было трудно, перехватывало дыхание. Я слышала мамины всхлипы из трубки.
- Мама, Катя не дочь Селима! – выложила я оглушительную новость.
- Что? – ахнула мама. – А чья?
- Это ребенок Дениса! Мама, попроси его забрать Катю! Я не прошу за себя, мне все равно! Скажи ему, только Катю! Я хочу, чтобы она была с вами, чтобы я знала, что она в безопасности! Мамочка, помоги… - у меня сильно перехватило дыхание, и я выронила трубку.
Аккуратно пристроив трубку на тумбочке, я на четвереньках поползла в комнату к Кате. Сильно болела спина, я не могла подняться.
- Все будет хорошо, доченька… - прошептала я, взяв Катю на руки. – Твой папа нам поможет, я знаю. Он хороший. Он нам поможет. Надо только потерпеть еще чуть-чуть…
В этом я была права. Как потом мне рассказали, события в эти дни, в России разгорелись нешуточные.
… Когда я бросила трубку, рыдающая мама, принялась названивать Денису. Но он не брал трубку. Отчаявшаяся дозвониться мама, бросилась на вокзал. К счастью билеты были и уже через час, она сидела в поезде, попеременно набирая то Дениса, то Любу. Но никто не отвечал. Поезд прибыл в Москву в одиннадцать ночи. В очередной раз, набрав номер Любы, мама услышала в трубке голос Лени и, рыдая, сообщила ему о моем звонке. Леня и Люба тут же примчались на вокзал и отвезли маму к дому Дениса.
Через двадцать минут мама трезвонила в дверь несостоявшегося зятя, не отрывая палец от звонка. Дверь распахнулась, и на площадку вышел Денис.
- Галина Дмитриевна? – изумился он. – Что вы здесь делаете? Что-то случилось?
- Денис, помоги! – зарыдала мама.
- Что-то с Дашей? – побледнел Ден и втащил маму в квартиру.
- С Дашей беда! – выдохнула мама. – Страшная беда! И с Дашей, и с Катей!
- Кто такая Катя? – интенсивно бледнея от услышанной новости, сдавленным голосом просипел Денис.
- Ваша дочь… - зарыдала с удвоенной силой мама.
- Чья дочь?! – почти закричал Денис. – Где Даша?
- Даша в Турции, Катя твоя и Дашина дочь.
- Что? – Денис схватился за голову. – Да объясните вы нормально, что произошло! Я ничего не понимаю!
- Денис, умоляю, вытащи их оттуда! Даша, звонила тебе сама, но ты не брал трубку! Она умоляет забрать хотя бы Катю, но ты должен помочь, вытащить их обеих!
Денис устало рухнул в кресло и попытался собрать остатки самообладания.
- Я никуда не сдвинусь, пока вы мне не расскажете, по порядку что произошло! – твердо сказал он. – Я ничего не понимаю! Почему Даша в Турции? Откуда у меня взялась дочь Катя? И откуда я должен их вытащить?
Залпом, осушив стакан с соком, стоящий на столике, мама попыталась связно пересказать всю историю, случившуюся со мной.
По мере рассказа, лицо Дениса то бледнело, то краснело. Руки начали подрагивать, и он судорожно мял край покрывала.
- Дашенька позвонила ближе к вечеру, сказала, что Селим сильно избил ее. – Закончила рассказ мама.
- Господи… - прошептал Денис. – Если бы я знал… Я столько искал ее. Но дома она не показывалась, из университета ушла, с работы уволилась. Дурочка… Что же она натворила?..
Денис бросился звонить Игорю. Вскоре все служащие агентства собрались в офисе и принялись обсуждать ситуацию. Дашу знали все, всем было жаль девушку. А известие о том, что у Дениса есть ребенок, ввергло всех в состояние шока.
Но даже Игорь в этой ситуации разводил руками. С законами Турции никто знаком не был, что со всем этим делать, было непонятно.
- Если бы Даша смогла приехать с дочкой в Россию, все было бы гораздо проще. Здесь мы бы смогли, доказать все что угодно! – сказал Игорь.
- Значит, все упирается в то, чтобы переправить девчонок сюда? – Переспросил Денис. – Кажется, у меня есть идея…
- Какая?
- Незаконная… - лукаво подмигнул Денис.
Я с ужасом ждала возвращения Селима. Что он сделает вернувшись? Опять накинется с кулаками? Где он сейчас? А вдруг он устроит какую-то подлянку? Что если он решит забрать у меня Катю?
Я держала дочь на руках, даже когда она уснула. Боялась отпустить ее даже на мгновение. В какой-то момент подумала, что больше не могу терпеть этот дикий страх.
Скрежет ключа в замке ударил по натянутым нервам. Еще сильнее прижав дочь к себе, я откинулась на спинку дивана.
Селим ходил по квартире, что-то делал, чем-то громыхал, а я сходила с ума от ужаса.
- Сидишь? – грозно спросил он, заглянув в комнату. Я сжалась в комок.
- Не бойся, бить не буду! – махнул рукой муж. – Но запомни: выкинешь еще один фортель, Катю тебе больше не видать. Поняла?
- Да. – Закивала головой я.
- Молодец.
С этими словами, Селим вышел в гостиную и включил телевизор. Раздавшийся через минуту звонок телефона, заставил тревожно замереть.
Селим заглянул в комнату и буркнул:
- Мама звонит.
Я схватила трубку и тихо сказала:
- Да, мама.
- Дашенька, как ты? – взволнованный голос мамы.
- Да. Все хорошо, мамуля. – Защебетала я. – Катюша такая большая уже. Ходит уже уверенно, «мама», говорит.
- Он находится рядом? – догадалась мама. – Понятно. Доченька, я все…
- Мам, давай потом расскажешь про соседку. Я сейчас очень устала. Мне надо к Кате. – Заметив, что Селим прислушивается к разговору, сказала я и положила трубку.
Вечер прошел в тревожном молчании. Я занималась ребенком и чувствовала, как в теле напряжена каждая мышца. Страх завладел мной основательно.

Утром, как только Селим ушел на работу, я бросилась к телефону. Но не успела я снять трубку, как телефон зазвонил сам.
- Алло… - я сильно прижала трубку к уху.
- Даша? – сквозь треск и попискивание, услышала я усталый, но такой родной голос.
- Денис?! – чувствуя, как силы покидают меня, спросила я.
- Да, это я. – Связь улучшилась, и я услышала, как он вздохнул. – Как вы?
- Все нормально. – Еле сдерживая слезы, прошептала я, но он расслышал.
- Даш, я хотел сказать тебе… - пробормотал Денис. – Ты не переживай, мы скоро вытащим тебя оттуда. Потерпи еще чуть-чуть.
- Хорошо. – Сглатывая вставший в горле комок, ответила я. – Только…
- Что только? – насторожился Денис.
- Денис, ты сейчас должен злиться на меня. – Выдохнула я. – Я не должна была беспокоить тебя, но мне очень страшно. Не за себя, за Катю. Поэтому, пожалуйста, вытащи хотя бы ее…
- Даша, прекрати! – возмутился Денис. – Не говори ерунды! Все будет хорошо. Мы вытащим вас оттуда.  Вот видишь, осталось потерпеть совсем немножко. Держись, Дашутка, мы с тобой.
Денис положил трубку, а я долго стояла, смотря в небо за окном. Дашутка… Опять это имя…
Почему-то в груди потеплело, мне стало спокойней и показалось, что теперь точно все будет хорошо.

Больше новостей из России не поступало. Селим приходил домой хмурый, со мной почти не разговаривал.
Тем утром Селим нарядился, и вышел из квартиры, ни сказав мне, ни единого слова. Я понимала, что у него скорее всего свидание, но мне было все равно. От Дениса вестей не было. Я боялась звонить и надоедать. И вообще боятся, у меня вошло в привычку.
Не успела я сделать завтрак для дочери, как раздался звонок в дверь. В полном недоумении, я пошла открывать. А открыв, остолбенела. На площадке стоял… Денис.
- Денис?! – вскрикнула я.
- Не ожидала? – улыбнулся он. – А ведь я говорил, что скоро я все решу.
- Но… - начала я.
- Подожди! – перебил Ден меня. – У нас мало времени, собирайся.
- Куда? – удивилась я.
- Домой!
- Не понимаю…
- Даша, я по дороге все расскажу! – замахал руками Денис. – Собирайся быстрее!
Я решила довериться ему и заметалась по квартире. В очередной раз в спортивную сумку летели самые необходимые вещи. Денис терпеливо ждал в гостиной. Я помчалась на кухню, взять хотя бы пару баночек пюре для дочери в дорогу. Все, я готова. Осталось разбудить Катю.
Я отдала Дену сумку и устремилась в спальню. Ласково потрепав дочь по щеке, дождалась, пока она распахнет сонные глазки и принялась одевать ее. Мои руки дрожали. То, что Денис так спешил, означало только одно: Селим ничего не знает. Мы опять убегаем. Сердце замирало от страха, ведь муж предупредил меня: в следующий раз он заберет Катюшу. Но присутствие рядом Дениса придавало сил. Разбуженная не вовремя дочка, раскапризничалась. Сунув ей в руки плюшевого зайца, я выбежала в прихожую.
- Ну, мы готовы! – почти выкрикнула я.
Но Денис не двигался с места. Он, не отрываясь, смотрел на Катюшу.
- Денис! – дернула я его за рукав.
- Да, поехали! – очнулся парень.

Когда мы сели в такси, Денис знаком показал, чтобы я ни о чем не спрашивала. Дорога до аэропорта заняла ровно полчаса. И вот мы уже на месте. Денис попросил взять Катю на руки. Я заколебалась – девочка мало приучена к чужим людям. Но все же решила не спорить. Каково же было мое удивление, когда дочь спокойно обвила маленькими ручками, шею своего, пока еще незнакомого, отца.
- Да уж… - улыбнулась я. – Не ожидала.
Сердце растаяло, когда я увидела, как трепетно Ден обнимает Катеньку и улыбается, смотря на нее. Но это чувство длилось недолго. Страх тут же занял свое место.
- Денис, но как же мы пройдем? – занервничала я. – Ведь я уже пыталась и…
- Точно! – перебил меня Ден. – Совсем забыл! Держи! – и протянул мне паспорт.
- Что это? – Изумилась я и открыла бордовую книжечку.
На последней странице паспорта, была вклеена моя фотография. Вот только вместо привычных имени и фамилии, там стояло: Давыдова Ольга Валерьевна.
Быстро пролистнув паспорт, я заметила штамп, извещающий, что я, оказывается, замужем за Давыдовым Денисом Сергеевичем. И у нас есть дочь, Давыдова Мария Денисовна.
- А мы оказывается женаты? – усмехнулась я.
- А ты как думала? – тепло улыбнулся мне в ответ Денис. – Пойдем, пора регистрироваться.
Я думала сойду с ума от страха, пока мы проходили регистрацию. Когда нам протянули паспорта и с улыбкой пожелали счастливого пути, я чуть не заплакала. Неужели все закончилось?
Через сорок минут мы сидели в салоне самолета. Я вздохнула спокойно. Самолет набирал высоту.
- Неужели все закончилось? – озвучила я, все время вертевшийся в голове вопрос.
- Закончилось… - чуть слышно, ответил Денис и сжал мою руку. – Нам о многом нужно поговорить, Дашутка…
- Да. Видимо мы оба натворили дел.
- Не то слово. Но теперь, тебе нечего бояться, я вас в обиду не дам.
Я положила голову на плечо Дениса и закрыла глаза. Ставшее уже непривычным чувство покоя, захлестнуло меня, и я уснула.

Родина встретила нас холодным пронизывающим ветром и лужами под ногами. Но я была безумно счастлива, видеть это серое небо над головой и слякоть. Это погода была сейчас для меня гораздо приятней, чем палящее солнце Турции.
Нас встречали мама и Люба. Мама обнимала меня и плакала, потом отобрала у Дениса Катеньку и не отпускала от себя всю дорогу до дома. Люба причитала, что больше никуда меня не отпустит и тоже плакала. А я таяла, от присутствия самых родных людей и чувства безопасности. Я понимала, что все еще впереди, еще предстоит трудный процесс развода и куча всяких формальностей. Еще будут скандалы с Селимом, но это все теряло свою мощь, ведь теперь я не одна…
Когда мы вышли из аэропорта, Любке позвонил Леня, и она умчалась домой. А мы поехали на квартиру к Денису. Едва переступив порог, я почувствовала, что в носу защипало, а к глазам подкатили слезы. Именно здесь я была безумно счастлива. И могла быть еще счастливей, если бы не Лена… Лена? О, Боже, как я могла забыть? Мне захотелось тут же о многом поговорить с Денисом.
Но вечер прошел сумбурно. Сначала я покормила уставшую от перелета Катюшу и уложила ее спать. Потом, еще раз пересказала все события произошедшие за последние два года. Еще раз поохав, мама ушла спать. Мы с Денисом остались одни.
- Даш… - пробормотал он, отводя глаза.
- Денис, можно я начну? – перебила я.
- Конечно. – Кивнул парень.
- Я знаю, что поступила глупо, уехав с Селимом. – Начала я. – Просто обида жгла сердце, подталкивая на глупые поступки. Это была первая ошибка. Когда я уезжала из России и чуть позже выходила замуж, я еще не знала, о том, что беременна. Узнала через несколько недель после свадьбы. Естественно, я сразу поняла, что это твой ребенок, но зачем-то заплатила врачу, чтобы он обманул Селима со сроком. И это была вторая ошибка. И, наверное, главная. Куда проще было, объяснить все Селиму. В ту пору он был еще нормальным, трепетно относился ко мне и наверняка, все понял бы. Но, что сделано, то сделано. Я просто была очень обижена на тебя за измену.
Я облегченно вздохнула. Наконец-то сказала, все, что хотела.
- Даш, прости меня. – Еле слышно пробормотал Денис. – Только прощения прошу не из-за того, о чем ты думаешь. Я тебе не изменял. Я виноват лишь в том, что не рассказал тебе сразу всю правду.
- Какую правду?
- Даш, Лена – моя сестра.
- Что? – изумилась я. – Какая сестра? Откуда она взялась?
- Ниоткуда. Она всегда была.
- Но ты не рассказывал! – упрекнула я.
- Дашка, не мог я тебе рассказать. – Закрыл лицо руками Денис. – Ленка, наркоманка. Когда родители погибли, бабушка забрала нас к себе. Лена младше меня. И когда в шестнадцать я бросил учиться, связался с плохой компанией, побывал в полиции, бабушка все силы бросила на то, чтобы вытащить меня из этой ямы. Ей это удалось, но мы пропустили момент, когда тихая, примерная отличница Лена, связалась с наркотиками. Никто этого не ожидал. Ей было всего тринадцать. И в том, что случилось с сестрой, я виню только себя.
- Почему? – тихо спросила я, чувствуя, как сердце сжимается, от щемящей жалости.
- Потому, что если бы я не хулиганил, то мы заметили бы, что с Леной что-то не то. Мы были очень дружны. Особенно после гибели родителей.
- Денис, вы ничего бы не смогли сделать! – попыталась спорить я. – Наркоманы очень изобретательны и Лена бы смогла найти способ, получить очередную дозу. Даже если бы вы сторожили ее круглосуточно.
- Да, это так! – вскинулся Денис. – Но… А что если бы, Лена не переживала за брата, если бы все было в семье хорошо, может она бы и не пристрастилась к наркотикам?
- Денис, это всего лишь домыслы, выращенные на чувстве вины. – Я нервно теребила в руках салфетку, не зная, какие слова подобрать для его утешения.
- Да-да-да! Это все так, Даша! Но отделаться от этой мысли я не могу!
- Где она сейчас?
- В клинике. В ту ночь, когда ты искала меня по моргам, я искал Лену по всех подворотнях. Еще раньше, мне сказали, что сестра стала вести себя хуже. Она уже была вполне адекватной, я надеялся, что Лена вылечится! Ведь она столько лет, пролежала в этой чертовой клинике! А в один далеко не прекрасный вечер, мне сообщили, что Лена сбежала! Я попросил Лешу прикрыть меня, а сам до пяти утра искал ее. Нашел в каком-то гаражном кооперативе, невменяемую, полуголую, а рядом еще какой-то урод лежал. Я вызвал врачей, они забрали Лену, а я еще полчаса разговаривал с ее врачом. И он не сказал мне ничего утешительного. Скорее наоборот. – Денис замолчал, низко опустив голову.
- Но почему ты мне ничего не сказал?
- Даша, я не хотел, чтобы ты знала об этом! Ты знаешь обо мне все, даже о тех временах, которые я предпочел бы вычеркнуть из своей биографии! Но Лена, моя сестра! И уж поверь, увидев ее, ты не испытала бы ничего, кроме чувства брезгливости! Потому что так поступают все, увидев наркомана со стажем! Лена сейчас не похожа на человека, она страшно выглядит! Сейчас! Когда, после тех событий, прошло почти два года! Она все равно находит дозу. Я не понимаю как, но находит! В закрытой клинике для наркоманов! В этом ты права, Даша! Никто не сможет удержать ее!
- Денис, не вини себя! – попросила я. Сердце разрывалось от боли. Я не могла спокойно смотреть на его мучения.
- Знаешь, меня даже с работы пытались уволить. Я никому не рассказывал о сестре, а пропадал у нее часто. Я бы рассказал все тебе! После того, как увидел тебя, собирающую вещи, понял, что могу потерять и тебя! Я думал, мы помирились в ту ночь. А на утро ты исчезла. Я думал, с ума сойду, прочитав твою записку! Зачем ты ушла?
- Я… - у меня загорелись щеки. – Я передумала уходить. А потом, ночью, ты обнял меня и прошептал Ленка… Наверное, не стоит говорить, что я почувствовала в тот момент?
- Не стоит. – Кивнул Денис. – И я вполне мог сказать ее имя. В те дни, Лена занимала все мои мысли. А когда ты ушла, из жизни ушел смысл жизни. Я искал тебя. И больше всего на свете боялся, когда никто не мог сказать, где ты, что ты что-нибудь сотворишь с собой. Я бы этого точно, не пережил.
Денис замолчал, уставившись в стену, молчала и я, чувствуя себя полной идиоткой.
- В тот день я вообще не вышел на работу. Сначала искал тебя, потом опять позвонили из клиники и я помчался туда. Спасибо девчонкам с работы, это именно они, уговорили Игоря не увольнять меня. Две недели я не находил себе места. Потом мне предложили, забирать Лену днем и гулять с ней. В одну из этих прогулок я увидел тебя. И увидел, что ты тоже нас заметила. Я звал тебя, тысячу раз набирал номер, но ты была недоступна. А потом я узнал, что ты забрала документы из университета, уволилась с работы. Вот и все. Больше я о тебе ничего не слышал.
- Прости меня… - прошептала я, еле сдерживая слезы.
- Это ты прости меня. – Денис встал с кресла и подошел ко мне. Потом присел на корточки и заглянул в глаза. – Если бы я тогда рассказал тебе правду, ничего бы этого не было.
Денис протянул руку и провел пальцем по небольшому синяку, который проступал под большим слоем тонального крема, на левой щеке.
- Нет, ты не виноват! Ты ни в чем не виноват! – я зарыдала и обвила его шею руками, уткнувшись носом в плечо. Мне было безумно больно. Но больно не оттого, что эти два года я провела в кошмаре, из-за собственной глупости. Было больно из-за того, что я причинила столько горя, и так страдающему, родному и любимому человеку. Душа рвалась на части.
- Ну что ты, маленькая моя? Не плачь, теперь у нас все будет хорошо! – растерянно бормотал Денис.
Но я не могла остановиться. Сначала рыдала навзрыд, вновь и вновь переживая все события и все слова, потом облегченно, понимая, что все уже пережито, мы наконец-то вместе. С каждой слезинкой из меня выходила вся грусть, вся боль, все отчаяние, уступая место нежности, любви и предчувствию счастья. А ведь каждый день, смотря на Селима, я думала, что мое сердце надежно заковано в объятия льда и любить я больше не буду никогда. Ведь все чувства к Денису были запрятаны глубоко-глубоко. А сейчас, я понимала, что снова смогу любить, я уже люблю… И никогда не переставала любить…
- Господи, как же я тебя люблю, дурочка моя. – Выдохнул Денис и прижал меня к себе покрепче.
- Я не дурочка… - вяло воспротивилась я, даже не пытаясь вырваться из крепких и уютных объятий.
- Хорошо. – Легко согласился Денис. – Ты умница моя. Только ты не плачь больше.
На минуту в гостиной установилась тишина, нарушаемая только моими всхлипами.
- Солнышко, давай забудем обо всем плохом, поставим на прошлом жирный крест? – предложил Денис. – Мы теперь вместе, а остальное уже не важно.
Денис прижал меня к себе еще крепче и поцеловал.
А я просто растворилась в этом поцелуе.
- Господи, какое счастье! – мелькнула мысль и тут же исчезла, уступив место чувствам.

Волшебство ночи уступило праву суете дня, и я поняла, что сбежать от проблем очень сложно. Да, я уехала, но тем самым нарушила закон. Мы с Денисом весь день просидели на всяких сайтах и форумах, узнавая, как происходит развод в Турции. Все было бы не таким уж и сложным, если бы не то, что у нас есть совместный ребенок. Формально, Катя была дочерью Селима. В какой-то момент, во мне сработала страусиная реакция. Захотелось убежать, спрятаться, исчезнуть. Чтобы Селим нас никогда не нашел.
Я отошла от компьютера и прилегла на диван. Весь день был свободным, благо мама, не отходила от внучки ни на шаг, предоставив нам заниматься проблемами, не отвлекаясь.
- Дашка! Нашел! – крикнул Денис.
- Тише ты! – шикнула на него я, возвращаясь к компьютеру. – Привыкай, теперь орать нельзя, у нас маленький ребенок!
- Ладно! Я запомню! – отмахнулся Денис. – Посмотри, что нашел! Женщина, может подать на развод, предоставив доказательство измены, избиения и т.д.
- Избиение? – ухватилась я за эту мысль.
- Это другое дело! – кивнул Денис. – Усложняется все тем, что сейчас ты в России, а побои снимать, лучше было бы в Турции.  Но выхода у нас все равно нет. Будем все это делать здесь, на родине. И ДНК надо обязательно у Катюши взять.
- Хорошо. – Кивнула я. – И сделать все это, надо как можно быстрее. Селим сейчас в бешенстве, это точно. До того, как с ним связаться, нам нужно быть во всеоружии.
- Значит, будем действовать. – Денис выключил компьютер и велел мне собираться.

День прошел в хлопотах, сначала поход в полицию, потом анализ ДНК. Все это очень выматывало. Вечером я чувствовала себя совершенно разбитой. Справка о побоях была на руках, осталось получить результаты анализа. Их обещали сделать завтра. Значит завтра, нужно позвонить Селиму. Нельзя больше откладывать. Нужно решить все как можно быстрее, иначе я сойду с ума.
Спала я в ту ночь тревожно, мне снились страшные сны. Сначала, отчетливо видела, как Селим убивает Дениса, потом как меня бросают в турецкую тюрьму, затем, как у меня отбирают дочь. Все три раза, просыпалась в холодном поту и с бешеным сердцебиением. Встав в последний раз, помчалась к дочери и долго смотрела, как она мирно спит, посапывая во сне.
Утром, забрав анализ, в котором черным по белому было написано, что Катя дочь Дениса, я стала готовиться к ответственному разговору. Тысячу раз набирала знакомый номер и бросала трубку. Взяла себя в руки, только в четыре часа вечера, когда с работы пришел Денис. Когда он сидел рядом, я чувствовала себя уверенней. Глубоко вздохнув и сосчитав до десяти, я все же заставила себя позвонить. Долгие гудки в трубке доводили до истерики. Руки были ледяными, я непроизвольно мяла в руках край покрывала.
- Аллоу! – услышала я знакомый, раздраженный голос и вздрогнула.
- Селим? – пытаясь придать своему голосу как можно больше твердости, сказала я.
- Дария? – удивленный возглас. – Ты?
- Я… - Я не успела больше сказать ни слова, Селим тут же разразился гневной тирадой. Он орал пятнадцать минут, ни разу не повторившись, откуда и силы взялись! Кричал, что я неблагодарная тварь, что посадит меня в тюрьму, что дочери мне больше никогда не видать!
Я слушала, не перебивая и когда он все-таки выдохся, спокойно сказала:
- Катя, не твоя дочь!
- Что?! – ахнул Селим. – Что ты несешь?
- Говорю тебе правду. У меня на руках имеется справка подтверждающая это. И я подаю на развод!
- Где ты делала справку? В России? Сделай такую же в Турции! Может быть, тогда я и поверю! – заорал Селим.
- Даже не мечтай! – перебила я. – Я, конечно же, прилечу в Турцию, чтобы развестись с тобой. Но Катя останется здесь. Уж слишком тяжело мне было ее увезти из страны.
- Суд Турции, не такой как в России! – зло засмеялся Селим. – Здесь нельзя подать на развод, потому что, мы «не сошлись характерами»! Здесь нужна веская причина!
- Я думаю, нас разведут! – спокойно сказала я. Кто бы знал, чего мне это спокойствие стоило! – Я обманывала тебя с ребенком, а ты бил меня. Справка о побоях у меня так же имеется!
- Подготовилась стерва! – заорал Селим так, что у меня заломило в висках, и бросил трубку.
- Дело сделано! – улыбнулась я, оборачиваясь к Денису. – Я могу лететь в Турцию.
- Мы! – взял меня за руку Денис. – Мы можем лететь в Турцию! Не думаешь ли ты, что я отпущу тебя одну?
- Не думаю! – я обхватила парня за шею и прижалась к его губам своими.
Прошедшая неделя была для меня очень тяжелой и показалась вечностью. Но, заглянув в такие любимые глаза, я забывала все проблемы и тревоги…

А через сутки, оставив дочь на попечение бабушки, мы с Денисом сидели в самолете, полные решимости, наконец-то освободиться от проблем и начать новую жизнь.

С Селимом мы встретились в суде в тот же день. Мой, уже почти бывший, муж, изменился до неузнаваемости. Его глаза пылали такой неприкрытой ненавистью, что мне стало не по себе. Завидев нас, он сразу же начал орать, брызжа слюной, а я с отвращением наблюдала за этим.
- Захлопни пасть! – первым не выдержал Денис. – Заколебал, блин! Че ты орешь, как идиот? Это и так всем понятно!
- Что?! – на полуслове захлебнулся Селим. – Да как ты смеешь?!
- Смею! – невозмутимо ответил Денис, скрестив руки на груди. – А тебе лучше помолчать! Что-то ты повторяться начал? Память подводит? Все это, ты уже сказал по телефону!
Селим не успел и слова произнести, как судья пригласила нас в зал. И когда я написала заявление, Селима попросили выйти. Оказывается здесь, с каждым из супругов, говорили тет-а-тет. Я поведала грустную историю про мужа-тирана и попросила развести нас, как можно скорее. Судья объявила, что нам дадут время на раздумье. Вот это никак не входило в мои планы, поэтому несколько зеленых хрустящих бумажек, перекочевали в карман судьи.
После того, как судья наедине поговорила с Селимом, меня опять вызвали в зал. Я ужасно нервничала. Судья попросила предъявить справки и долго разглядывала их. А потом поставила печать на каком-то документе и объявила, что брак расторгнут. Катюша, поскольку она не является, биологической дочерью Селима, остается с матерью.
У меня перед глазами, как будто фейерверк взорвался. Такого чувства облегчения, я не испытывала, даже сбежав из Турции и оказавшись на родине. Хотелось плакать, смеяться, танцевать… Я чуть не расцеловала милую женщину-судью.
Выскочив в коридор, бросилась на шею к Денису.
- Я свободна! – целуя его в обе щеки, закричала я. – Слышишь? Я СВОБОДНА!!
Счастье затопило меня всю, я не обращала внимания на недоуменные взгляды, сдержанных турок.
- Тише, тише… - шептал Денис, пытаясь усмирить меня.
В коридоре появился зеленый от злости Селим.
- Чтоб ты сдохла, дрянь! – прошипел он и сплюнул на пол.
Мое хорошее настроение стремительно покатилось вниз. Но я решила не терять достоинства и круто развернувшись, ответила:
- Фи, как некрасиво! Я была о тебе лучшего мнения! Ну что ж, а я тебе желаю большого личного счастья, с твоей любовницей, наконец-то долгожданного рождения сына! А уж мое мнение о тебе, пусть так и останется, при мне. Тебе ни к чему его знать, можешь получить, тяжелую моральную травму! – я отвернулась и, кивнув Денису, пошла по коридору, как можно громче и бодрее стуча каблучками. Неожиданно вспомнила про последнее недоделанное дело и вернулась. Денис недоуменно посмотрел на меня.
- Извини, забыла кое-что тебе вернуть! – я остановилась напротив бывшего мужа и, сорвав с пальца кольцо, бросила его ему в лицо. – Вот теперь, мы точно, можем забыть друг о друге. А вещи, которые я оставила в ТВОЕЙ квартире, может носить твоя любовница. Я не возражаю.
- Она не будет, носить вещи шлюхи! – мстительно ухмыльнувшись, бросил Селим.
Я онемела от такой наглости. Вот же сволочь!
Я даже не успела отреагировать, как подскочивший Денис, ударил его в челюсть. Селим, не оставшийся в долгу, тоже стал размахивать кулаками. Минута потребовалась мне, чтобы прийти в себя.
- Денис! – вскрикнула я и бросилась разнимать дерущихся. – Денис не надо! Прекрати! Он того не стоит! Денис!
Кое-как, мне удалось разнять разгоряченных мужиков.
- Урод! – бросил Денис и зашагал по коридору, увлекая меня за собой.

Мы бродили по улицам, понемногу успокаиваясь. Мне не хотелось больше ни минуты оставаться в Турции, но я так же понимала, что не имею права, лишать Дениса этого малюсенького путешествия. Тем более что Анкара действительно прекрасна, в этот город невозможно не влюбиться. К сожаленью, с ним у меня связаны не самые приятные воспоминания, но для Дениса он все такой же, величественный и волшебный.
К вечеру, полные впечатлений, с гудящими от усталости ногами, мы купили билеты на ближайший самолет и поселились в гостинице. Денис выглядел потрясенным. Где мы сегодня только не были! А ведь раньше мы везде бывали с Селимом, он смеясь показывал мне все это и терпеливо объяснял то, что я не понимала.
Господи, я же считала его тогда другом. Он казался мне замечательным! Что же случилось с ним, за два года совместной жизни? Он так изменился? Или просто показал свое истинное лицо? На эти вопросы, нет ответов.
Денис давно спал, а я все смотрела в потолок и думала, думала, думала… Потом повернулась на бок, прижалась к широкой спине любимого и провалилась в сон. До самолета оставалось четыре часа.
Мне опять приснился папа. Удивительно, но за два года, он не приснился мне, ни разу. А сейчас, он смотрел на меня и ласково улыбался. А я плакала. Плакала как в детстве и говорила, что он был прав. Ощутила легкое дуновение ветерка, как прикосновение нежной руки.
- Ты все сделала правильно! - услышала я, а потом папин облик начал таять в клубах белого тумана.
Открыв глаза, я увидела над собой испуганное лицо Дениса.
- Ты чего? – удивилась я.
- А ты чего? Почему плачешь?
- Плачу? – изумилась я и провела ладонью по щеке. Хм… Да, действительно плачу… - не волнуйся, милый, теперь у нас все будет хорошо!

Вернувшись в Россию, пришлось уладить еще кучу формальностей. Но в конечном итоге, мы наконец-то подали заявление в ЗАГС. Счастливые, мы вышли на улицу и с радостью увидели лучик солнца, прорезавший хмурые облака.
- Денис! – глубоко вздохнув, я решилась произнести то, что так боялась сказать. – Я хочу познакомиться с Леной!
- Что? – вздрогнул Ден. – Зачем?
- Как зачем? – удивилась я. – Мы скоро станем родственниками! Да и что там станем? Уже стали! Она тетя нашей Катюши!
- Даш, оно тебе не нужно… - попытался уговорить меня Денис.
- Нет! Даже слушать ничего не хочу! – заартачилась я. – Веди меня к сестре!
- Ну, ладно… - с видом обреченного кивнул Денис и поймал такси.
Когда мы подошли к белоснежному зданию клиники, я заволновалась. Все-таки не так легко спокойно посмотреть в глаза наркоманке. Я не могла предугадать своей реакции. Бог миловал, раньше я с таким не сталкивалась.
Врачи кивали Денису как старому знакомому. Оно и понятно, он здесь частый гость.
Остановившись перед дверью палаты, Ден взял меня за руку.
- Ты уверена, Даша?
- Уверена. – Кивнула я.
Денис толкнул дверь и вошел первым, я следом.
Палата была одноместной. У самого окна, забранного железной решеткой, на кровати лежала девушка. На наше появление она не отреагировала. Она смотрела отсутствующим взглядом в окно и не шевелилась. В Лене я узнала ту девушку, которую видела с Денисом. В палате не было ничего: ни телевизора, ни компьютера. Только на прикроватной тумбочке лежали книги. Я присмотрелась: любовные романы.
- Лена, привет! – бодрым голосом заговорил Денис.
Девушка повернулась и недоуменно уставилась на меня.
- Ты кого привел? – раздраженно спросила она.
А я, наконец, получила возможность хорошенько рассмотреть девушку. Бледная, почти прозрачная кожа, темные круги под глазами. Тоненькие запястья с ярко проступающими венами. Иссиня черные волосы выступали единственным ярким пятном на этой бесцветной, блеклой девушке.
- Познакомься, сестренка, это моя невеста Даша. – Представил меня Денис.
- Невеста? – в глазах Лены загорелась искорка интереса. – У вас свадьба будет?
- Будет. – Улыбнулся Денис. – Я тебя обязательно заберу отсюда на свадьбу.
- Правда? – несмело улыбнулась ему в ответ Лена.
- Правда. – Вступила я в беседу. – Обязательно заберем. Я рада, с тобой познакомиться.
- Я тоже. – На щеках девчонки загорался румянец. – А ты случайно не беременна?
- Нет. – Засмеялась я. – С чего ты взяла?
- Ни с чего. – Замялась Лена. – Я просто мечтаю подержать на руках ребеночка. Я никогда не видела маленьких детей.
- Ну, уж это, мы тебе можем устроить! – я обернулась на Дениса, он согласно кивнул.
- Как это? – заинтересовалась девушка.
- А так, что у нас есть дочь. – Пояснил Денис. – Катя. Ей чуть больше года.
- Дочь?! – чуть не вскрикнула от удивления Лена. – И ты скрывал это?
- Подожди, Лена! – перебила я девушку. – Не надо обвинять брата. С нами случилась удивительная история!
- Расскажи! – попросила Лена и села в кровати, укутавшись в одеяло. Глаза горели неподдельным интересом.
- Ну, в эти подробности, тебя пусть посвятит Даша! – отмахнулся Денис. – А я пока отойду, надо с врачом поговорить!
Я долгое время провела в палате у Лены. Девушка слушала меня, открыв рот и не перебивая. А когда я показала ей в телефоне фотографию Кати на руках у Дениса, на глазах девушки выступили слезы.
- Ты чего, Ленка? – удивилась я.
- Ничего. – Отмахнулась девушка. – Просто я тоже так хочу.
- Как?
- Вот так как вы. Женитесь, ребеночек есть. А я у меня этого ничего нет и вряд ли, когда-нибудь будет. Я лишена этого.
- Леночка! – погладила я девушку по руке. – Ты же еще молодая, вся жизнь впереди!
- И жизнь эта пройдет здесь, в этой палате. Это очень страшно, Даша. – Лена нервно сглотнула. – Разве знала я тогда, на что себя обрекаю? Сейчас мне лучше, я разговариваю, все осознаю. А потом как накатит… Чувствую, умру если не уколюсь. И начинаю искать, становлюсь словно сумасшедшая. Или хуже. Денис злится, а я ничего не могу с этим поделать. Будто я сама этого хочу.
- Лена, мы все в юности совершаем ошибки. Все поправимо. Нельзя исправить только смерть. – Мне было безумно жаль девушку. – А пока мы живы, выход есть из любой ситуации.
- Какой выход? Где он?
- Лечиться.
- Знаешь, сколько лет, я лечусь? Лучше тебе не знать! Накатит такое и у меня сразу же, как будто пелена перед глазами и все. Я ничего не помню, просыпаюсь под капельницей. Стыдно, ужасно.
- Лен, тебе нужен стимул? Я же вижу, ты действительно хочешь вылечиться, но не можешь. Не получается, так бывает. Ты когда-нибудь любила?
Лицо Лены исказила такая гримаса, что я испугалась.
- Ты чего?
- Любила ли я? – с горечью переспросила Лена. – Любила! А он подсадил меня на эту дрянь! И исчез! А я мучайся! А сейчас…
- Что сейчас?
- Даша, здесь такой врач есть… Милый, обходительный, спокойный, красивый, разговаривает со мной вечерами…
- Ну вот! Чем не стимул?
- Да нужна я ему больно! Наркоманка со стажем! – Лена опять уставилась в окно.
- Леночка, нельзя так к себе относиться! Никто не знает, где встретит свою судьбу! Может быть, ты подсела на наркотики, для того, чтобы встретить его?
- Думаешь? – глаза девчонки загорелись надеждой.
- Все может быть. – Улыбнулась я. – Ты только возьми себя в руки. А мы, завтра же, привезем к тебе Катюшу.
- Честно? – как-то по-детски переспросила Лена.
- Честно! – кивнула я и вышла из палаты.
Мне очень понравилась эта девушка. Я поняла, что не смогу быть полностью счастливой, пока она страдает. И была полна решимости, заняться ее судьбой.

Мы с Денисом приносили Катюшу к Лене почти каждый день. И даже когда Ден был на работе, я сажала дочь в коляску и шла в клинику. Лена расцветала при виде племянницы. Она очень похорошела, со дня, нашего первого знакомства. Из взгляда пропала отрешенность, глаза светились живым огнем, на щеках играл румянец. Уже нельзя было поверить, что эта девушка наркоманка. Даже ее доктор (кстати, тот самый, герой девичьих грез), отметил положительную динамику в ее состоянии.
Я украдкой наблюдала за врачом и его отношением к Леночке. Он улыбался, заходя в палату, шутил, но никакого романтического настроя, в его поведении я, к сожалению, не заметила.

В тот вечер, мы с Денисом гуляли в парке вместе с Катюшей. Я с восхищением смотрела, как любимый возится с дочерью. Я видела, что он уже совсем свыкся с мыслью о том, что стал отцом. Когда у парня случались выходные, он проводил с Катюшей весь день, порой, даже меня не подпуская к ней. А я и не возражала. Я просто тихо радовалась.
Вот и тогда, он держал Катю на руках, а я катила пустую коляску. Телефон зазвонил около половины пятого, когда Денис рассказывал мне смешную историю с работы.
По тому, как побледнело его лицо, я поняла, что случилось что-то ужасное.
- Денис, что? – спросила я, когда он отключил звонок.
- Лена сбежала. – Потускневшим голосом ответил Денис.
- Как сбежала? – расстроилась я. – Неужели все напрасно?
- А что ты хотела, Даша? – хмуро взглянул на меня Денис. – Знаешь сколько раз, за эти годы, я говорил слово «напрасно»? Не счесть! Я пойду искать ее.
- Я с тобой!
- Нет. Бери Катю и иди домой.
- Нет! – запротестовала я. – Мы в двух шагах от дома Любы. Сейчас позвоню, она заберет Катю, а я пойду с тобой!
- Как хочешь! – отмахнулся Денис и сел на скамейку.
Люба примчалась через десять минут. Схватив на руки обожаемую будущую крестницу, не стала выяснять подробностей, а просто ушла домой.

Мы с Денисом бегали по всяким закоулкам около часа, а нашли Лену в самом неожиданном месте. Она сидела на скамейке во дворе детского сада и наблюдала за детьми.
- Лена! – яростно закричал Денис и подскочил к сестре. – Ты опять? Ты же обещала!
Лена подняла на нас абсолютно ясные глаза и вполне адекватно спросила:
- Чего ты орешь? Я ничего плохого не сделала.
- Зачем ты сбежала? – подсела я к ней.
- Затем, что меня тошнит от этой больницы! С утра приходите вы, потом заходит Дмитрий Олегович и болтает со мной. А с трех часов, тоска такая, что повеситься можно! Почему мне нельзя выходить погулять?
- Ты прекрасно знаешь, почему! – жестко отрезал Денис.
- Я не собираюсь больше искать наркотики! – воскликнула Лена. – Благодаря вам, я кое-что поняла…
- И что же? – заинтересовалась я.
- То, что если я не прекращу все это, то у меня никогда не будет такого ангелочка, как Катюша…
Мы с Денисом на секунду остолбенели от услышанного. А потом я бросилась обнимать Лену.

Врач встретил нас на крыльце клиники. Лена осталась сидеть в машине. Она уговорила нас попросить врача отпустить ее на ночь.
- Где она? Не нашли? – взгляд Дмитрия Олеговича был таким встревоженным, что я невольно задумалась, а так ли уж права Ленка, говоря, что ему безразлична.
- Нашли. – Кивнул Денис. – Она сидит в машине.
- Где? В каком она состоянии? Машину заперли? – забросал вопросами врач.
- Нет, не заперли. – Вмешалась я. – А Лена в прекрасном состоянии.
Мы, перебивая друг друга, рассказали Дмитрию Олеговичу о том, как нашли Лену.
- Не может быть… - покачал головой врач. – Я должен ее увидеть!
Дмитрий Олегович осмотрел Лену, сделал все анализы и сообщил нам, что девушка действительно не принимала наркотиков.
- Конечно, загадывать далеко еще рано! Но вы, Даша, сотворили чудо! – руки врача тряслись, глаза горели. – Я уже потерял всякую надежду на Ленино выздоровление!
- Это не я, это Катя… - смущенно улыбнулась я.

Умом я понимала, что надевать белое платье невесты, имея почти двухлетнего ребенка от жениха, по меньшей мере, глупо. Но душа так хотела настоящего праздника, что я уступила.
Свадьба получилась шумной и веселой. Перед походом в загс, Любочка, со светящимися от счастья глазами, сообщила, что ждет ребенка. Я была безумно рада за подругу, она ведь так долго ждала этого!
Лена, по моему настоянию, была моей свидетельницей. Накануне, мы полдня провели в салоне красоты. В итоге, Лена выглядела абсолютно нормально и ни чем не отличалась от остальных. Хотя нет, отличалась! Да еще как! Я и не подозревала, что она может быть такой красивой!
Зашедший поздравить нас, Дмитрий Олегович, буквально потерял дар речи, увидев бывшую пациентку. Лена же, краснела и прятала глаза. Ой, чует мое сердце, что у этих двоих еще все впереди!
Мама все время что-то поправляла и украдкой плакала от радости за меня.
Ко мне подошли коллеги Дениса, обнимали, поздравляли. А Игорь Андреевич, предложил работу в своем агентстве. Конечно, пока Катенька маленькая, об этом даже думать нечего, но ведь время летит так быстро!
- Ой, я даже не знаю! – смутилась я.
- Не знаешь? – возмущенно воскликнул подошедший Денис. – Нет уж, милая, если хочешь работать, то только рядом со мной! А то, куда ни устроится, везде проблемы найдет!
- Как скажешь, любимый! – счастливо засмеялась я.
Самый главный праздник в моей жизни, рядом, самые родные люди, улыбающиеся и всем довольные, дома с няней, мое главное богатство – любимая доченька. Господи, что же еще можно пожелать? Наверное, только того, чтобы так было всегда! Я все-таки выполнила обещание, данное отцу, я счастлива! Необыкновенно, безумно, нереально СЧАСТЛИВА!


Рецензии