Очевидное невероятное

То, что происходит с культурой в «Культурной столице», называется одним простым словом – убиение. В Санкт-Петербурге не работают почти все концертные залы, все театры, большинство музеев, библиотек. Летние каникулы для школьников остались вне культурного пространства великого города, если не считать таковым виртуальные суррогаты, выложенные в сеть Интернет. Практически впятеро упал поток туристов, худо-бедно пополнявших казну города.
 
Но это не всё.
Полностью нарушено планирование, уничтожен многолетний труд тысяч людей, складывавших тончайший узор такой хрупкой ткани, как согласование гастрольных графиков и постановочных планов. Восстановлению он не подлежит. Теперь придётся всё складывать заново. Если, конечно, доведётся.
Впервые за 56 лет не состоялся старейший музыкальный фестиваль Европы – «Музыкальная весна в Санкт-Петербурге», впервые не пройдёт старейший детский музыкальный фестиваль «Земля детей».

Я не понимаю, почему разрешили работать ресторанам, но не окрыли театры. Я не понимаю, почему можно перемещаться в ставшем переполненным из-за административного произвола с сокращением подвижного состава общественном транспорте, где ни о какой дистанции или санитарных нормах речи даже близко не идёт, но нельзя посещать читальные залы и выставки. Я не понимаю, какому идиоту пришла в голову мысль, что посещение парков пенсионерами для них опаснее, чем сидение взаперти по квартирам. Идиоту или вредителю? Я не понимаю, на каком основании очередную эпидемию очередной болезни, поразившей в 150 раз меньше людей, чем, например, свиной грипп 2009 года, объявили настолько опасной, что под предлогом борьбы с нею обрушили бизнес, лишили средств к существованию миллионы людей во всём мире, отлучили от культуры, поломали систему образования. Если это не злой умысел, то что это?
В нашем городе существует губернатор как орган власти или это некий слабохарактерный дяденька, пригодный для того, чтобы облекать в форму распоряжений властные амбиции госпожи Башкетовой? Кто-нибудь вообще управляет городом? Кто-нибудь может разобраться с правомочностью злосчастного Постановления Правительства города №121 от 13 марта этого года, которое уже столько раз исправлено, латано-перелатано, что даже самые ушлые юристы не вполне понимают, на какую из формулировок имеет смысл опираться? Почему в столице уже работают концертные залы, а в Питере их недоступность продлевается ещё на неопределённый срок.

И у меня закрадываются подозрения, что смысл этой бессмыслицы лежит далеко за пределами медицины, санитарно-гигиенических правил и логики Закона. Когда издержки от простоя учреждений культуры станут закритичными, когда перенастроившиеся на дистанционно-суррогатные формы работы ВУЗы и техникумы будут уже не в силах просто так вернуться к традиционным формам обучения, перед финансовыми властями встанет со всею очевидностью простой вопрос. Все эти организации владеют избыточным количеством площадей, на которых, перейдя на «дистанционку», не ведут никакой деятельности, а значит, с целью ОПТИМИЗАЦИИ (неправда ли, знакомое словечко от наших «эффективных менеджеров» от «государства»?) их деятельности, требуется лишить их лишнего имущества – строений, зданий, кабинетов, флигелей и ради пополнения казны передать через торги более эффективным пользователям. А кто сказал, что это не будет сделано именно так? Зачем Филармонии Большой зал, если есть Малый? Зачем Университету столько корпусов, если все учатся, уставясь в монитор у себя дома? Зачем Русскому музею такие дворцы, если виртуальные экскурсии можно проводить из маленького подвальчика?

Мне скажут: это мол я перегибаю палку. Дескать, до такого, конечно же, не дойдёт. Как сказать! Год назад кто-нибудь мог подумать, что в год 75-летия величайшей Победы будет отменена акция Бессмертного полка и не состоится Парад? А ведь оказалось – достаточно пару месяцев походить в масках и послушать растиражированных СМИ страшных историй, и нет ни парада, ни народного схода. Если Эрмитаж полностью перейдёт в виртуальное пространство, кто сказал, что все его здания за ним оставят? С какой стати? Ведь логика нынешнего «государства» предельно проста. Как мычание! Если объект не приносит прибыль, его надо либо продать, либо перепрофилировать, либо списать. Культура? А на фига? Затрат куча, головной боли – ещё сверх того поболе, а профит небольшой. Прибыльность ресторана «Дворянское гнездо» превышает прибыльность филармонии, в которой сей элитный кабак занимает порядка 3% площадей. Значит, молодцы, эффективно работают! Если развивать эту «государеву логику» дальше, надлежит признать: во все времена самыми высокодоходными бизнесами были торговля оружием, торговля людьми, проституция и наркобизнес. То есть, максимальное выражение «оптимизации» должно способствовать превращению Северной Столицы в центр этих четырёх видов деятельности. Остаётся только очередные поправки в конституцию внести, и запускать прибыльный проект под крышей Государства Российского. Так, что ли?

Мне скажут: я смешиваю разные вещи. Мол, коронавирусная беда ударила по всем, и власти ищут, дескать, наиболее эффективных способов с этой бедой справиться. А я отвечу: во-первых, размеры этой беды настолько не соответствуют масштабам предпринимаемых ответных мер, что о беде как о причине можно не говорить вовсе, а во-вторых, кабы власти действительно искали способов беду побороть, она бы за полгода была бы уже поборота, а они только умножают проблемы людей, да усугубляют ущерб, наносимый бедой. Вбухали кучу сил и средств в преступно непригодный для медицинских целей конц-лагерь на территории Ленэкспо, который вынуждены были в итоге закрыть. Лишили десятки тысяч пенсионеров единственного доступного им пансионата, устроив там в непригодных для этого условиях «обсерватор», использующий 15% имевшихся в наличии площадей, а теперь ещё пытаясь превратить всё это в инфекционный филиал Сестрорецкой больницы. Лишили миллионы горожан плановой и текущей медицинской помощи, сосредоточив все силы на многократно преувеличенной инфекционной угрозе, из-за чего реально умерло много людей, отлучённых от реального здравоохранения. Создали неразрешимый логистический тупик для руководства средних школ, которым, ну, никак не вписаться в предлагаемые нормативы разделения детей на непересекающиеся субстраты. Обрушили более-менее устойчиво работавшую инфраструктуру общественного транспорта, которую теперь как-то пытаются восстановить с минимальными потерями, что невозможно по определению. Напуганные раздутой угрозой власти напоминают мне заполошных жильцов дома, в котором обнаружились грызуны, что вместо установки мышеловок и тщательной санитарной обработки дома принялись разделять его стеклянными перегородками, параллельно демонтируя стены.

Мне скажут: сгущаю краски. А вот скоро уже всем станет очевидно, что не сгущаю. Важнейшие отрасли социальной жизни, к которым я имею непосредственное отношение – культура и образование – подведены под тотальное обрушение. К концу осени это станет невозможно оспаривать и едва ли возможно предотвратить.


Рецензии