Глава 6. Диада

- Почему 2? Почему именно две пирамиды оказались утеряны? Пифагор был первым из нееврейских мыслителей, наиболее близко подошедших к каббалистическому учению о Десяти Сфирот, первобытных началах, реализующих механизм воплощения трансцендентности Творца в Его Творение – наш материальный мир. Среди этих Начал великие каббалисты называют Мудрость, Благодать, Героизм, Милосердие, Любовь… Но основой материального мира является энергия. Значит, Мудрость, Благодать, Героизм, Милосердие, Любовь – это виды энергии, данные нам в ощущения, как СОСТОЯНИЯ. То есть, Человека можно было бы уподобить некоему прибору, способному фиксировать, или даже измерять эти виды энергии. Такой подход согласуется с еще одним каббалистическим откровением: динамика человеческой истории отражает динамику неких космогонических процессов – взаимодействия, противоборства неких Высших Сил. Свобода выбора превращает нас из устройства, фиксирующего эти энергетические проекции, в участников, персонажей этой космогонической драматургии. Но выбор по определению дуален – ложь\истина, +\-, 0\1. То есть, процесс принятия решений – это всегда функция, заданная на двоичных величинах, алгебра чисел с основанием 2.
- И ты решил, что разгадку нужно искать в переломных точках человеческой истории, когда принимались судьбоносные решения, делался судьбоносный выбор?
- Не совсем так. Выбор – это всегда результат рационалистического процесса, основанного на анализе «входных данных». Даже если сам он не всегда рационален и базируется на таких «аргументах», как интуиция, вера в удачу, хороших людей, или напротив – болезненная паранойя. Магия двоичных чисел абсолютно иррациональна. Её можно объяснить только мистикой. Когда Джордж Буль впервые опубликовал результаты своих умозаключений – бинарную алгебру состояний, или – логических переменных, это не принесло ему ничего, кроме снисходительно-насмешливого сочувствия коллег, а его теория на 100 с лишним лет (!) стала хрестоматийным примером бесполезного «умствования». Это сегодня она называется Булевой Алгеброй и является фундаментальной теоретической основой компьютерной цивилизации. Но что тогда говорить о таких гигантах, как Ньютон и Лейбниц восхищавшихся завораживающей красотой двоичных построений за 200 лет до Буля и за 300 лет до появления первого компьютера?! Думаю, это не компьютер придал мистическую глубину двоичной логике, а мистическая глубина двоичной логики предопределила появление компьютера. И даже наша ДНК – это лишь двоичный код соответствий, где каждый элемент цепочки – это логическая переменная. А что, если такими же логическими переменными являются утерянные пирамиды? Анжелика в Париже говорила об управляемой пассионарности, как главном симптоме надвигающейся угрозы. Но пассионарность, согласно гениальной догадке Льва Гумилева – это биологическая мутация, то есть – наследуемое изменение ДНК. Мутация, проявляемая в исторических потрясениях, стало быть, оставляющая вербальный документируемый след. И если управляемой эту мутацию делают утерянные пирамиды – это предопределяет алгоритм поиска!
- К сожалению, ключевым в твоей пламенной речи является «если». Откуда была такая уверенность, что ты прав?
- Видишь ли, для меня это «если» было абсолютно риторическим. «Фигура речи». Фундаментальным свойством любого мага является интуитивное чувство ИСТИНЫ. А я – МАГ.
- Но если кто-то экспериментирует с управляемой пассионарностью, это значит, что пирамиды найдены.
- Ключевым в твоей «пламенной речи» является «кто-то». Если он неизвестен ни нам, ни тому, кто инициировал «послание», значит они НЕ найдены. Во всяком случае – нами, просто задачу поиска пирамид можно заменить эквивалентным – найти того, кто их нашел. Но такая замена бессмыслена – она не упрощает, а усложняет задачу: вербальный след в истории оставляют пирамиды, а не могущественный НЕТКТО, ими владеющий. Более того, могущества этого «некто» до сих пор хватало, чтобы оставаться анонимным.
- Дальнейшее развитие событий показало, что в этой замене больше смысла, чем в самом поиске. Но ты прав – на том этапе это не имело значения. Как ты встретился с Зэевом?
- Автором теоретической статьи «О природе 4-го измерения»? Ну, после всего, что я рассказал, было бы странным если бы мы НЕ встретились. Он возглавлял создание нового исследовательского института, основанного на его идеях – Института Времени, а потому убедить его уделить мне «крупицу своего драгоценного времени» было не просто, но обошлось «вербальными» аргументами. Он рассказал мне историю двух археологов, близких друзей его родителей, во многом предопределившую то, чем он занимался. Эти археологи, муж и жена, были одержимы «Махабхаратой», не меньше, чем легендарный Шлиман – «Илиадой». Эта одержимость привела их в Хастинапур, где они надеялись отыскать легендарный дворец Куравов. И им это удалось! В тайной крипте, оборудованной в фундаменте дворца они обнаружили мистический «дар богов», через который, слепой от рождения патриарх рода, Дхритараштра, НАБЛЮДАЛ 18-дневную битву своих сыновей и своих племянников – Куравов и Пандавов. Им оказалась гранитная пирамида с противоестественно гладкими гранями и высотой РОВНО ОДИН МЕТР. Само по себе, это обстоятельство было на грани мистики: использование современной метрической системы в артефакте, принадлежавшем культурному слою 6-тысячелетней давности, было совершенно невозможно. Но то, что произошло потом, заставило их забыть об этой «маленькой странности». Там же они нашли испещренные загадочными письменами пять свитков из искусно обработанной воловьей кожи. Расшифровать свитки удалось лишь частично, и из этой расшифровки следовало, что найденная пирамида является одной из пяти ТАКИХ ЖЕ (то есть, идентичных) пирамид, оставленных на Земле в незапамятные (даже для той эпохи!) времена неизвестно кем и непонятно с какой целью. Там была еще странная фраза, больше похожая на аллегорическое обобщение, что они «собирают длину». Кому-то из участников экспедиции пришла мысль перевести это как «аккумулируют длительность» то есть – ВРЕМЯ. А это означало, что пирамида является неким устройством, временнЫм аккумулятором. Но это было потом, а тогда, из побуждений, граничащих с «хулиганством», они решили «запустить» это устройство, пропустив свитки под днищем пирамиды, по принципу плоского штрих-кода. Самое удивительное, что им это удалось! Позднее автор идеи «оправдывался» тем, что читал нечто подобное в трудах Аль-Масуди. Вокруг пирамиды возникло свечение («лучезарная дельта»), воплотившееся в «картинки», больше похожие на отрывочные видения. Что было потом, Зэев не знал.
- Или сказал, что не знает.
- Да, я это понял. Но услышанного мне было достаточно. И так, пирамиды могут находиться в двух состояниях – «покоя» и «действия», то есть, являются «логическими переменными». Две логические переменные определяют 4 возможных комплекта значений: «0\0», «0\1», «1\0», «1\1». Так как пирамиды идентичны, значения «0\1» и «1\0» - эквивалентны. На таком наборе аргументов можно задать 8 различных бинарных функций. Очевидно, что «выбор» функции предопределен МАГИЧЕСКИМ вмешательством – у людей для этого нет инструментов, но мы можем ее ВЫЧИСЛИТЬ! Человеческая ДНК содержит пары свободных радикалов, доступных управляемому воздействию (на чем, собственно, и основана вся «генная инженерия»). Взаимодействие этих радикалов описывается бинарной функцией, известной как «исключающее или», «сложение по модулю два». Я записал эту функцию в терминах булевой алгебры. На листах обычной бумаги. В рассказе Зэева была еще одна «особенность», или странность – письмена, начертанные на свитках были не просто «штрих-кодом», но текстом, доступным расшифровке, то есть, несущем ИНФОРМАЦИЮ. Оказавшись, вместе с Анжеликой, в пещере Ида, на острове Крит, мы, как и ожидалось, увидели три гранитные пирамиды, как бы парящие в нескольких дюймах над поверхностью полуметровых постаментов из грубо отесанного камня. Я провел подготовленные листы с формулой под нижней гранью каждой из пирамид. «Фактура носителя», априори, не могла иметь значения. Вокруг пирамид возникло свечение, становившееся все более ярким, всеобъемлющим, постепенно поглотившем все наше ЕСТЕСТВО трансформирующей плотностью СВЕТА. Когда свет рассеялся, мы обнаружили, что находимся посреди залитой солнцем каменистой долины, покрытой редкими пятнами бурого лишайника …

(Продолжение следует)


Рецензии