Троянский конь. Эпилог

Начало:
1 часть http://proza.ru/2020/10/01/164
2 часть http://proza.ru/2020/10/06/114
3 часть http://proza.ru/2020/10/14/130
(Если не читали ранее, рекомендую прочитать сперва 1, 2 и 3 части по этим ссылкам, а потом уже эту – Прим. авт.). 

 ЭПИЛОГ. КОНЦЫ С КОНЦАМИ

Блеск редкостных камней в разрезе этих глаз...
И в странном, неживом и баснословном мире,
Где сфинкс и серафим сливаются в эфире,
Где излучают свет сталь, золото, алмаз,
Горит сквозь тьму времен ненужною звездою
Бесплодной женщины величье ледяное.

Ш. Бодлер. «Цветы зла».
«В струении одежд мерцающих ее...»
Перевод А. Эфрон.

НЕД УОРРЕН

Спустя месяц после трагедии в доме Биллингтонов газеты сообщили о нелепой гибели в результате несчастного случая Неда Уоррена, 23-летнего красивого плейбоя без определенных занятий, по слухам, одного из многочисленных любовников ветреной красавицы и богатой наследницы Рафаэллы Биллингтон.  Нед был в числе молодых людей, участвовавших в той морской прогулке, на которую приехала Раффи и тем самым, по официальной версии, спасла себе жизнь от ворвавшихся на утро следующего дня в фамильный особняк убийц-грабителей. Будучи допрошенным полицией, Нед подтвердил, что решение пригласить Раффи возникло у участников вечеринки спонтанно, и он не помнит, кто его первый высказал. Может быть, и он, этого не помнит. Хозяин яхты, бывший тренер Раффи по теннису и ее бывший возлюбленный Марк Хеген позвонил ей. Мисс Биллингтон, к общей радости всех, согласилась и вечером того же дня приехала. Она веселая девчонка, оживляет любое общество, поэтому ее так любили в их общих компаниях. Да, она любит секс и неразборчива в связях с мужчинами, но это свойство ее бурного темперамента. Нед сказал на допросе, что, по его убеждению, человек Рафаэлла хороший, открытый, добрый и честный, и не может быть причастной не то, чтобы к каким-то убийствам, но и вообще к криминальным делам.

Через месяц после известных событий Неда нашли утонувшим на том же морском побережье, где он любил в то время кататься на своей яхте и где у него был собственный домик. У полиции не возникло сомнений, что молодой человек погиб в результате несчастного случая. По версии следствия, Нед, и без того часто пивший, гуляя по палубе яхты, стоявшей недалеко от берега, в состоянии алкогольного опьянения потерял равновесие и свалился за борт. Полиция нашла на борту яхты несколько опорожненных бутылок виски и никаких следов пребывания посторонних лиц. В теле же Неда нашли алкоголь, никаких следов физического насилия не было. Версию самоубийства также исключили по причине отсутствия каких-либо к нему известных поводов. Нед был вообще большим любителем и прожигателем жизни. Суицид был совершенно не в его характере. Никаких личных трагедий или драм, способных толкнуть его на такой шаг, обнаружено не было. Дело было закрыто. Суд признал гибель Неда несчастным случаем. А заплаканная Рафаэлла появилась на похоронах так нелепо погибшего друга, что не преминули заметить таблоиды.   

Но на самом деле никакого несчастного случая не было, не было и самоубийства. Нед Уоррен был убит. Ребекка получила все-таки от Рафаэллы ожидаемый заказ на уничтожение этого юноши, ее друга юности и бывшего любовника. «Мне тяжело на это решиться, но это необходимо сделать», – заканчивалось это сообщение Раффи, как будто она писала не наемной убийце, а делилась сокровенным со старой приятельницей. Для дамы-терминатора это было прогнозируемым заданием, но внутри себя она немного злилась на девушку, что та прервала-таки ее отдых. Да и не хотела, честно говоря, она больше никого по этому делу убивать, но, раз условились заранее, то, очевидно, придется. Заказ надо было выполнить таким образом, чтобы смерть парня выглядела несчастным случаем, не вызывающим подозрения у полиции. В этом Бекки была настоящий специалист. Киллерша сразу начала готовить операцию. Рафаэлла сообщила ей все подробности о привычках жизни своего друга. И однажды вечером, придя на взморье, чтобы, как обычно,  поплавать на яхте, он встретил у причала незнакомую высокую черноволосую девушку. Она сидела на каменном заборчике у самого моря, в хипповых мини и кожаной куртке, болтая длинными ногами, и приветливо ему улыбалась.  Заинтригованный, Нед обратился к незнакомке: «Что вы здесь делаете, прекрасное создание?» Он уже и в доме немного выпил. «Жду Вас, мой милый рыцарь», – ответила ему неизвестная дама, широко улыбнувшись.  Ребекка уже хорошо рассмотрела клиента и поняла, что убить такого ей будет также просто, как прихлопнуть комара. Но надо все сделать аккуратно.  Высокая девушка представилась Неду подругой его хорошей знакомой Рафаэллы еще со времен их совместной учебы в университете (Нед заметил, тем не менее, что девушка выглядит постарше возраста Раффи, – вероятно, она училась на старшем курсе), она наслышана о его яхте от их же общей знакомой и хочет попросить его об одолжении показать ему ее. Нед сам чувствовал себя растаявшим. Встретить вдруг такую словно свалившуюся с неба красотку, вот это удача! Какая умница Раффи, что послала ее ему, ах, какая она молодец! «Бесконечно буду рад сейчас видеть Вас у себя, мисс…». «Мисс Гилланд, Ребекка Гилланд», –  белоснежно улыбнулась ему девушка, – «Но Вы можете называть меня просто «Бекки».

Они поднялись на борт яхты. Нед завел мотор, и они отъехали от берега на определенное расстояние, там заглушили мотор и остановились. В каюте парень с незнакомкой немного выпили виски, разговорились, закурили. Эта неизвестная ему подруга Раффи оказалась общительной, веселой, смешливой и приветливой особой. В ней не было ни малейшего налета вульгарности, и все казалось естественным. Это выгодно отличало гостью от многих девушек его круга, с которыми он привык общаться.

Он себя чувствовал с ней легко и приятно, как со старой школьной приятельницей, не было напряжения, которое, бывает, возникает в общении с незнакомыми людьми. Низкий голос с приятной сексуальной хрипотцой располагал к себе и пьянил не хуже виски.

В глазах девушки светился ум. Ребекка рассказывала ему обычные в таких случаях байки о своей работе и бывшей учебе, которыми запудривала мозги уже ранее многим клиентам перед тем, как их уничтожить. Но обычно она охотно говорила таким жертвам свое настоящее имя, если в ходе встречи тет-а-тет должно следовать исполнение заказа. Рассказать все равно уже будет некому. Так было и на этот раз. И получилось даже забавно, – как «Бонд. Джеймс Бонд» на манер известной серии фильмов. Она, правда, иногда чувствовала себя «Бондом в юбке», но только со службой на стороне сил зла.  Хотя так ли уж киношный Бонд на стороне сил добра, если вдуматься? Да, он патриот, противостоит всегда каким-то злодеям, но в выборе средств тоже не стесняется. «Лицензия на убийство». Так, кстати, и назывался один из фильмов «бондианы». Нед выглядел настоящим джентльменом и галантным кавалером. Кроме того, оказался веселый, умный, образованный парень, с которым она легко нашла общий язык. Он понравился киллерше. В другое время она с удовольствием закрутила бы с ним роман. Но, увы, теперь было не до этого. Дело есть дело. «Давай посмотрим на море», – предложила она ему, и молодые люди, взявшись за руки, вышли на палубу.  Там они немного постояли и покурили. Все произошло в считанные секунды. Улучив выгодной момент, когда Нед посмотрел в сторону, Ребекка обрушила на его голову припрятанный ею ранее под курткой мешочек с песком. Удар не такой сильный, чтобы убить, но достаточный, чтобы выключить сознание, и, что самое главное, не оставляющий следов. Парень пошатнулся. Ребекка, не давая ему упасть на палубу, обхватила его и перебросила через перила яхты. Затем немного постояла, куря и наблюдая воду, в которой скрылся ее кавалер.  Нет, все было чисто. Прошло минут пять. Нед не всплывал. Он был мертв.  Бекки кинула окурок в море, рассыпала песок из мешочка над водой,  немного, теперь уже в одиночестве, погуляла по палубе, полюбовалась взморьем, еще покурила и удалилась в кабину яхты. Там повалялась минут 15 на софе и допила бутылочку виски. Она была довольна. Прекрасная работа. Тщательно исполненное идеальное убийство в ее фирменном стиле. Конечно, жалко такого классного парня, но все претензии должны быть к его подружке. Если бы не жестокая сучка Раффи, он бы долго еще катался на яхте, радовался бы морю, бабам и солнышку. Хорошего мальчика уничтожили две плохие девочки. Такое бывает. Обратно киллерше пришлось добираться вплавь. Несколько десятков метров не были для нее таким уж тяжким расстоянием.   

ВСТРЕЧА. РЕБЕККА ГИЛЛАНД СОЕДИНЯЕТ ВСЕ КОНЦЫ

Через месяц безжалостная наемная убийца Ребекка Гилланд и богатая наследница Рафаэлла Биллингтон тайно встретились в одной загородной беседке. Инициатива встречи принадлежала Рафаэлле, которая неожиданно выразила желание передать основную часть гонорара за уничтожение собственной семьи и еще нескольких персон киллерше лично. До этого обе преступницы никогда не встречались. Давно задумав убийство своей семьи, Раффи вышла на Бек по частной закрытой сети интернета, по которой киллершу и находили заказчики. Принцессе Биллингтонов был нужен безжалостный киллер, берущийся за грязные дела, не останавливающийся за деньги ни перед чем, даже перед убийством детей-подростков. После ряда зашифрованных блужданий по электронным  цепочкам такая жестокая особа, к вящей радости наследницы, была найдена. Удивительно, но она оказалась женщиной. Рафаэлле пришлось раскрыть ей свое инкогнито. Это всегда было для Бекки непременным условием выполнения таких заказов, чтобы заказчик не мог впоследствии, скрывшись за анонимностью, киллершу «кинуть».  Опасение заказчика за собственную жизнь гарантировало оплату. Соглашение было достигнуто, – при условии, что Раффи снабдит исполнительницу максимально точной и полной информацией обо всех ее клиентах. Так она и сделала, присылая Бекки подробные сведения о разных сторонах и деталях личностей и жизней обитателей поместья Биллингтонов по ее требованиям. В результате этой информации родились их согласованные идеи об имитации ограбления (в связи с кражей драгоценностей Элеоноры), о проникновении убийцы в поместье способом «Троянского коня» и об убийстве-исчезновении горничной Бриджит Лимминг для прикрытия настоящего информатора убийцы, то есть самой Рафаэллы.   

Аванс в 500 000 долларов, составленный из личных тайных сбережений Раффи, откладываемых ею из того содержания, что выдавали непутевой крошке родители в течение последних пяти лет, был передан Ребекке мелкими купюрами в чемоданчике через камеру хранения на вокзале. Еще основную часть гонорара в два с половиной миллиона долларов она оставалась должна убийце, – до полного вступления ею в права наследства. Рафаэлла не зря изучала финансовое дело в университете. Ею специально была придумана схема, согласно которой исчезновение этих денег, а также ряда других крупных сумм дальше, будет отследить невозможно.

«Киллеры не убивают в кредит» – говорил незадачливый заказчик убийства собственной жены Тони Уэндис в детективной пьесе Фредерика Нотта «Телефонный звонок», ставшей знаменитой благодаря хичкоковскому фильму. («В случае убийства набирайте «М» (1954 г.). – Прим. авт.). Почти нет, но ее богатый опыт киллерши говорил, что исключения из этого правила возможны. И случай с Биллингтонами был как раз из таких.         

Ребекка потому согласилась на эту встречу (обычно она редко допускала очные контакты с заказчиками), что Раффи написала ей, что, кроме передачи денег, у нее есть для нее деловой разговор. «Может быть, курочка хочет и дальше нести золотые яички», – подумала красотка Бекки, согласившись на встречу, – «Что ж, тогда я не против. Посмотрим, что она скажет. Мне, кстати, тоже есть, что ей сказать. Сама напросилась». На всякий случай киллерша, готовясь к встрече, приняла меры предосторожности. Она надела бронежилет, а также захватила с собой пистолет с глушителем и длинный острый кинжал. При попытке причинить ей вред крошка Раффи познакомится с одной из этих игрушек.

– Ребекка, рада тебя видеть и, наконец, лично познакомиться с тобой, – приветствовала Рафаэлла  уже ожидавшую ее развалившуюся в кресле высокую крупную женщину в кожаном и в черных очках (внушительный прикид настоящей крутой дамы-мафиози) и протянула ей свою холеную руку. Ребекка пожала ее и так крепко, что девушка едва не вскрикнула от боли. В другой руке Раффи держала чемодан.  В беседке еще был круглый столик и несколько кресел. Шикарные черные длинные вьющиеся волосы Ребекки были свободно рассыпаны по ее спине и плечам.

– Привет, наследница! – ответил девушке низкий голос с приятной сексуальной хрипотцой, – чемодан положи на этот столик и открой. А сама садись в это кресло прямо напротив меня, чтобы я тебя видела.

– Здесь два миллиона шестьсот тысяч долларов разными купюрами, основная часть твоего гонорара, как мы с тобой и договорились, и бонус за парня, – подтвердила Раффи, щелкнув каблуками, и раскрыла на столе чемодан.

Затем послушно села в указанное дамой место. 

Рафаэлла не без волнения и страха пришла на встречу с этой опасной женщиной, и, наверное, самой опасной женщиной в мире. Никто не знает, что у нее на уме, какие у нее расчеты. Может быть, она и ее убьет? Но Раффи любила риск. 

Сейчас, находясь прямо напротив Ребекки, она действительно боялась. Девушка представляла из себя прекрасную мишень. Никто не знал, где она. Охрану она отпустила далеко от места этой встречи, как это потребовала ее визави. Теперь жизнь ее висела на волоске. Стоит этой железной красавице только пошевельнуть пальцами, ее не станет. Захочет – ее вообще никогда не найдут. Рафаэлла, готовясь идти на встречу, не надела бронежилет. Она понимала, что против киллерши уровня мисс Гилланд это бесполезно.

Еще идя на эту встречу, она, чтобы справиться со страхом и волнением, перебирала в памяти недавний разговор с секретарем покойного папаши Энтони Гарстоном. Бедняга, бравший после трагедии отпуск на пару месяцев, почему-то решил, что теперь, став главой компании, она его точно уволит, и как лицо из прошлого, и в виду вскрывшегося на следствии его скандального романа с Элеонорой. Тони чуть не плакал, но буквально просиял от счастья, когда Раффи объявила, что увольнять такого отличаемого отцом, первоклассного делового помощника не намерена и будет только рада, если он продолжит исполнять должность секретаря уже при ней, так как не сомневается в его обычной ревности к делу и отличных способностях. А что касается его интимной связи с покойной мачехой, то он может твердо считать, что она уже об этом забыла.  Такие люди, как он, для нее ценны сами по себе, а старые грехи ей неинтересны, у самой их много. Нет, не зря она отвергла в свое время предложение Бекки его укокать. Еще, наверное, год яйцеголовый Тони может ей пригодиться. Может быть, она ему даже увеличит жалование. А там будет видно. Если какие-то секреты будет лучше похоронить вместе с ним, заплатит той же киллерше, чтобы его прикончить. Тони, наверное, думал, что ее «великодушие» связано с тем, что он дал в ее пользу показания на следствии... А не остались ли у него, вместе с тем, какие-то подозрения на ее счет? Об этом потом, потом... Теперь все эти ее минувшие усилия и смелые планы могут в одночасье рассыпаться прах, и такие договоренности, как с Гарстоном, в частности, окажутся ничем. Вполне возможно, что сегодня последний день ее жизни. Но Раффи была ИГРОК.         

Ровные ряды белоснежных купюр немного успокоили Бекки. Она взяла наугад одну из пачек и проверила, – куклы не было. Затем, прищурившись, посмотрела купюры на свет – денежки настоящие. Кинула пачку обратно, захлопнула чемодан и поместила его рядом с сидением. «Зер гут!» – громко сказала она, сняла черные очки и вперила в Раффи взгляд своих смеющихся больших черных глаз.

Взгляд этот как бы говорил: «Ну что, боишься?»

Убийца пристально смотрела на наследницу, как будто изучая ее. Вблизи она оказалась такой же сногсшибательной красавицей, какой и выглядела в видеосюжетах по ТВ, а также на фотках в интернете и газетах. У Раффи была весьма своеобразная романтическая красота. Бекки ценила такую. Нежное личико с выразительными большими голубыми глазами, окаймленное густыми вьющимися золотистыми волосами, имело сходство с ликами ангелов эпохи Возрождения. Имя Рафаэлла как раз било в данном случае в точку. Но только одна Ребекка Гилланд наверняка знала, что под этим прекрасным фасадом скрываются лютые истребительные демоны. Впрочем, она понимала, что и сама была такой же.

Белоснежная кожа, идеальные пропорции фигуры, большая грудь, длинные ноги, рост под 180 см (поменьше, чем у Бекки, с ее 185-ю без каблуков, но тоже высокий)  – у Раффи было явное сходство с супермоделью. «К чему такой милашке заниматься бизнесом?» – подумала Бек. – «Сколько бы она могла загребать на подиуме или в мире кино в Голливуде? Впрочем, она теперь у нас не только богатая наследница, но и выгодная невеста. Сколько ж слетится к ней женихов… Как мухи на мед». «А вот интересно, легла бы такая в койку вместе со мной?», но Бекки тут же отогнала от себя эту глупую шаловливую мысль.   

– Я хочу, в первую очередь, поблагодарить тебя, что ты меня избавила от моих надоедливых предков, от моих придурошных братика и сестренки и открыла мне дорогу к свободе и настоящим большим деньгам, – бойко заговорила Рафаэлла, стремясь прервать возникшую неловкую паузу, – я очень волновалась, получится ли у нас задуманное. Спасибо тебе и за то, что так элегантно устранила этого придурка Неда.

– Нед не был придурком, а был хорошим парнем, – мягко улыбнувшись, поддержала Бекки разговор. – Не надо так о нем. Перед тем, как я его...  мы с ним очень мило пообщались. Мне жалко было его спускать. Поверь мне, я разбираюсь в людях.          

– Ну, пусть так, но меня он совершенно достал. Он вбил себе в голову, что я собираюсь с ним строить дальнейшую жизнь. И потом, – он становился опасным свидетелем, сама понимаешь. Он единственный, кроме нас с тобой, знал, что мой отъезд к друзьям на море организовала я сама. 

– Нет, ты приняла в этой ситуации единственно правильное решение, –Ребекка поддержала девушку,  – концы всегда надо зачищать. Все успехи моего киллерского бизнеса основаны на том, что я твердо придерживаюсь этого правила.

– Да, и еще... Перед тем, как задушить твою подружку Бриджит, я ей шепнула, что она умрет и что я передаю от тебя привет. Мне показалось правильным, чтобы она перед смертью узнала, что это ты решила ее уничтожить. А затем я накинула ей на шею удавку и... исполнила приговор.

– Иногда надо жертвовать пешками, чтобы выиграть всю партию, –флегматично на это ответила Раффи.

Киллерша заметила: – А ты, оказывается, щедрая девочка. Два миллиона награды – за мою голову. Это неплохо.

Рафаэлла только улыбнулась.

Назначить два миллиона долларов награды за поимку нанятого ею же киллера, – это был с ее стороны ловкий ход, отводящий от нее подозрения, как от заказчицы.

– А еще ты смелая. Я ведь могла бы прямо сейчас тебя убрать. Как лишнего свидетеля. Деньги-то при мне. Охрану ты отпустила. Хоп – и тебя нет.

Рафаэлла развела руки в стороны, как бы подтверждая свою беззащитность.   

Бекки решила не ходить вокруг да около и высказать сразу всё, что ей стало известно. 

– Прежде, чем тебя выслушать, Раффи, я хочу тебе сама кое о чем рассказать, – после этой жесткой, как бы отчеканенной фразы голос Ребекки вдруг стал вкрадчивым, мурлыкающим как у кошки, –  Мотивом заказа  твоих близких ведь были не только деньги, не только все это богатство, хотя и оно для тебя очень важно. Мотивом была также месть. Ты не только жадная, ты еще мстительная маленькая сучка... Ведь ты ненавидела их всех, правда? Ненавидела отца, несмотря на всю эту видимость вашей дружбы и то, что он многому тебя, по всей видимости, научил, ненавидела мачеху,  которая, кажется, поняла твою моральную безнадежность, хотя и она, дама весьма проницательная, не осознала, как далеко ты зашла, ты также ненавидела их отпрысков – своих младших брата и сестренку по отцу – потому хотя бы, что они их детки, и еще потому, что они стояли на пути к вожделенным тобою власти и богатству, особенно мальчик – главный наследник, ты ненавидела даже их слуг, – вообще всё, что близко связано с твоей семейкой…   

 – Я не понимаю, о чем ты…

– Сейчас поймешь. Я думаю, что все началось тогда, ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД, КОГДА ТВОЙ ОТЕЦ И ЭЛЕОНОРА УБИЛИ ТВОЮ МАТЬ ЛОРУ БИЛЛИНГТОН…

Воцарилось неловкое молчание.

Бекки, довольная произведенным эффектом, после паузы продолжала.

– Ведь никакого несчастного случая на дороге не было. Лори действительно застала твоего отца в постели с другой женщиной, твоей будущей мачехой Элли, с которой он уже несколько лет как встречался. Конечно, она устроила ему сцену. Но ни истеричкой, ни сумасшедшей, какой они ее потом изобразили, твоя мать не была. Она была, напротив, очень уравновешенной трезвой женщиной и первым делом в этом разговоре жестко потребовала у твоего отца развод. Это было как раз то, чего Джеймс смертельно боялся. По условиям брачного контракта от него в этом случае уходили большие средства. А его бизнес оказывался под угрозой гибели. Он не мог этого допустить. Это же понимала его любовница и фактически вторая тайная жена Элеонора. Посовещавшись, они в тот же день решили убить ее, прежде чем Лори успеет что-либо сообщить своим адвокатам.  Все было исполнено как по нотам. Тебя срочно отправили к родственникам. В заговор было вовлечено еще двое человек. Теперь они тоже мертвы. Джеймс и Элли схватили твою мать, они ее какое-то время держали связанной в подвале, а потом, обдумав детали и подкупив нужных людей, инсценировали  случайный наезд на нее на дороге, положив ее там в бессознательном состоянии – с помощью таблеток, которые они подмешали ей в питье. А знаешь, кто был за рулем задавившего Лори автомобиля? Не догадываешься? – Ребекка хихикнула, – ты не поверишь, это был наш старина Эджин Вайфилд, погибший в той самой бойне шофер, тот самый «дядя Эджи», который на закорках тебя маленькую в детстве носил! Какое совпадение, а?!  – Бекки театрально широко развела руки.      

– Я здесь не за тем, чтобы выслушивать сказки… – Рафаэлла внезапно вскочила с места, голос ее как будто не слушался, был чужим. Произнеся эти слова, она поняла, насколько глупо они прозвучали.

– Сядь! – жестко приказала ей Бекки, подтвердив слово повелительным жестом, – Это не сказки, а самая что ни на есть правда. У меня ведь и доказательство имеется. Имей терпение выслушать меня до конца.

Рафаэлла послушно опустилась на место. Киллерша продолжала рассказ.

– Для меня с самого начала было непонятным, почему ты настаивала на уничтожении всех слуг в поместье. Ну, горничную и охранников – это можно еще объяснить. Они действительно могли раньше поднять тревогу, чем требовалось. Но садовник Брингс и водитель Вайфилд находились тогда в стороне от событий… Брингс вообще не появлялся в эти часы в доме, ничего подозрительного услышать он не мог. Не забудем и о его глухоте.  Вайфилд прилипал к телевизору в своей комнате в гараже. До того, как Биллингтон должен был туда спуститься, еще оставалось достаточно времени. Джеймс вообще имел привычку опаздывать. Потом до меня дошло, что дело не только в соображениях безопасности операции, но в каком-то особом твоем расчете. Вернемся к той ночи, когда погибла Лори. Вайфилд был многим обязан Джеймсу. Он вытащил его из жалкой дыры, где тот прозябал на мелких случайных заработках.  Джеймс дал старому товарищу приличное место водителя в создаваемой им фирме, вскоре сделал его своим личным водителем. За солидные прибавки к жалованию наш добрый старина Эджин участвовал в некоторых тайных махинациях Биллингтона, секретных и опасных перевозках ряда запрещенных грузов.  Он был смелый, отчаянный малый и по-собачьи преданный своему патрону человек. Эта его вторая работа на твоего отца была и до убийства твоей матери и продолжалась еще много лет после этого.  Что ни говори, но шофером он был высокой квалификации…

–  Только на это годился, лысая мразь, – процедила сквозь зубы Рафаэлла. Выражение ее лица вдруг стало злобным и некрасивым.

– Но как показала та история, не только на это, – улыбнулась Ребекка – он переехал находившуюся без сознания беззащитную женщину на угнанной машине со сбитыми номерами, когда твой папаша буквально бросил ее под колеса. И готов был переехать ее снова, пока Джеймс не удостоверился, что Лори мертва. Потом перегнал машину очень далеко и утопил в море. Ведь полиция так и не нашла наехавшего. Официальная версия была такой: обезумевшая Лори после семейной ссоры и попытки зарезать твоего отца выбежала из дома, оказалась одна на шоссе, а сбивший ее водитель испугался и скрылся с места аварии. У Элеоноры тоже была важная роль в этом деле.  Ей не пришлось замарать свои белоснежные ручки. Она была за рулем той машины, на которой она и Джеймс привезли твою мать к месту «казни» и помогала ему вытащить ее из машины. В дальнейшем стояла поодаль, так сказать, на стороже, – если появилось какое-то еще движение на той дороге в то самое время, когда Лори надо было уничтожить, она бы подала условный сигнал. Все должно было пройти гладко и без свидетелей.

Но и это не всё.  Убийцам надо было создать картину ложного безумия Лори – легенду для полиции.  Для этого Элеонора уже после убийства глубоко порезала руку своему любовнику длинным острым ножом, – об отпечатках Лори на рукоятке заблаговременно уже позаботились. Она же, вслед за Джеймсом, дала копам ложные показания о последней безумной истерике Лори (якобы она и раньше его изводила), об угрозах его убить, нападении и ножевом ранении, о ее побеге из дома.  Для убедительности этого рассказа преступной паре потребовались еще два лжесвидетеля. Первым стал уже знакомый нам сообщник и он же непосредственный исполнитель убийства, личный шофер Джеймса Биллингтона Эджин Вайфилд. Его показания были очень ценны для следствия, – он уже несколько лет прожил рядом с супругами, мог многое видеть и знать. Он дополнил картину рядом подробностей, какой Лори была плохой женой и как она изводила несчастного Джеймса своими периодическими безумными истериками. Одна из них и стала роковой, последней. 

А вот со вторым лжесвидетелем получилось весьма интересно. Он не имел тогда отношения к делам семьи Биллингтонов. Вайфилд был почти что член семьи, полицейские могли подумать о сговоре. Нужен был кто-то посторонний, ставший случайным свидетелем той злополучной ссоры, которая якобы закончилась ранением Биллингтона и бегством Лори из дома. Блестящая идея, ничего не скажешь. Джеймс тогда элементарно купил одного местного фермера, которому очень нужны были средства для расширения его хозяйства.  Это был уже почтенный отец семейства, прихожанин местной церкви и даже член приходского совета, человек авторитетный в своей округе. Его слову не могли не поверить. Джек Баллоу –  так его тогда звали.  Якобы он приехал тогда в условленное время к твоему отцу договориться о каких-то поставках, ждал его во дворе в беседке и услышал в доме страшный шум, крики. Когда он вбежал в переднюю, то, по его словам, увидел разъяренную женщину с окровавленным ножом и безумными глазами. Сзади ее за руки держала Элеонора. Рука Джеймса от предплечья заливалась кровью. Лори явно пыталась закончить дело. Он двинулся к ней, чтобы помочь остановить ее, но та каким-то образом вырвалась из удерживающих ее рук Элли, оттолкнула его и выбежала на улицу. Вот так эти байки поставлялись полиции. Баллоу также подтвердил алиби твоего отца и Элеоноры на то время, когда Лори погибла на дороге. Якобы он несколько часов неразлучно потом находился с ним, утешая его. Элли тоже была все время рядом. Рана оказалась неопасной, Элеонора ее перевязала, а врача они тогда же не вызвали якобы потому, что не хотели выдавать Лори, объясняя, как это произошло. И только, когда пришло известие о ее трагической гибели, раскрыли всю правду полиции. Так что, роль этого фермера была важной в общей картине.

Джек Баллоу скоро потом разорился, спустив на бегах даже те деньги, которые дал ему твой отец. Он продал остатки своего хозяйства и переехал в другой штат. Но каково было удивление Джеймса Биллингтона, когда десять лет назад Баллоу снова появился на пороге его дома. Прошедшие годы сильно его потрепали.  Семьи больше не было: жена умерла, а взрослые дети его выгнали и не желали иметь с ним дела. И, кроме того, полиция объявила на бедняжку Джека настоящую охоту. Он попался на крупной краже. Жить было негде, Баллоу пристрастился к выпивке. Его мольба о помощи была уважена Джеймсом. Конечно, здесь играла память об общем участии в том давнем деле. Не думаю, что Баллоу грубо его шантажировал. Но намекал, что факт его лжесвидетельства может всплыть. Вот и Биллингтон посчитал разумным держать отныне Джека поближе к себе. Так он устроил его садовником в свое загородное поместье, дав ему пристанище и возможность скрыться от полиции и весьма близкой тюрьмы. С моей точки зрения, он поступил неразумно. Проще было его просто убрать. Биллингтон позаботился и о том, чтобы Баллоу сменил имя и фамилию, организовал ему фиктивные документы, сочинил вымышленную биографию. ТАК ОН СТАЛ МАРТИНОМ БРИНГСОМ. Еще одна жертва в нашем списке, Рафаэлла. Итак, все участники того злодейства, убийцы и лжесвидетели, оказались собраны в одном месте…

– Скажи, ты узнала обо всей этой истории тем же образом, что и я? – вставила вдруг реплику Раффи.

 – В основном да. Но не только, – подтвердила киллерша. – Правда могла так никогда и не всплыть наружу. Но очевидно, что с годами шофер Эджин Вайфилд, твой «дядя Эджи», становился сентиментальным, сказывались муки совести, видимо. Ведь он не был профессиональным убийцей.  И вот он решил доверить все, что знает, бумаге и записал во всех подробностях, ничего не скрывая, рассказ о том убийстве твоей матери. Тот, что я тебе сейчас только что пересказала. Мотивы этого его поступка остаются неизвестными. То ли он хотел когда-нибудь переслать рукопись полиции и таким образом сдать своих хозяев, то ли хотел покинуть место службы Биллингтонов и, отдав рукопись нотариусу, таким образом застраховать свою жизнь. Кто знает? Так или иначе, он до последнего хранил свои признания у себя. Скажи, ты узнала обо всем именно так – найдя у него эту рукопись? А когда это было?

 – Да, ты права. Это произошло пять лет назад, когда я гостила здесь у родителей. Как-то Вайфилд надолго увез отца по делам фирмы. Элеоноры тоже дома не было. Я слонялась по поместью, не зная, чем заняться. И по какому-то капризу захотела осмотреть помещение водителя в гараже, хотя никогда раньше туда не заглядывала. Что странно – своих признаний он почти не прятал, как будто хотел, чтобы их кто-нибудь когда-нибудь нашел.  Они лежали в жестяной коробке в незапертом верхнем ящике стола. «О, да наш старина Эджи, оказывается, писатель! Какая неожиданная для него роль!» – примерно так я тогда подумала, найдя эти исписанные мелким почерком листки. И забрала их почитать к себе в комнату. Тут мне и открылась вся правда о том, что учинила тогда эта шайка с моей матерью. Я знала, кто такие Биллингтоны, но все равно это вызвало потрясение… Ведь мать была, наверное, единственный человек, к которому я имела искреннюю привязанность, хотя знала ее только в далеком детстве, и воспоминания о ней почти уже стерлись... И стало понятно, почему в то время я оказалась в гостях у тетушки. Джеймс позаботился о том, чтобы меня тогда не было дома.

–  Ну, и что же ты делала дальше?

– Тогда ничего. Я переписала для себя всю исповедь Вайфилда. Времени у меня было достаточно. Потом положила листочки на прежнее место, протерев их платком на случай отпечатков, также и коробку.  И дальше все эти годы делала вид, что мне ничего неизвестно. Массовое убийство своей семейки и этих двух подручных я задумала еще тогда и стала копить деньги для киллера. Главным мотивом для меня оставались, тем не менее, власть и деньги Биллингтонов. Этот мерзкий мальчишка преграждал мне путь… Я хотела получить все, без остатка, не делиться ни с кем, – тем более, с этой дебилкой Авророй. Ненависть и месть за убийство матери только дополнительно мобилизовывали меня для достижения этих целей.

 – Но почему ты не забрала эти бумажки из комнаты Эджина накануне своего отъезда на море? А если бы их обнаружила потом полиция? Это был, пожалуй, единственный промах с твоей стороны. Ведь копы могли сложить два и два.

–  Тебе покажется это странным, но я просто забыла это сделать. Мы с тобой обдумывали много вариантов и деталей, но это выпало. Когда я уже подъезжала к яхте, вспомнила и хлопнула себя по лбу. Но было поздно. Перед самым своим отъездом на море, кстати, я заходила в подсобку к ублюдку. Он вдруг так расчувствовался, плакал как девчонка, говорил, что устал и ему нужен отдых... «Ну, будет тебе скоро отдых», – так про себя говорила я. Утешала его, ломала комедию... А ведь могла за чем-то его отослать и там порыться. Потом подумала, что мои опасения на этот счет преувеличены. Было маловероятным, что Вайфилд хранил эту рукопись в одном месте все эти годы. Он, наверное, уже ее давно перепрятал или уничтожил, –  посчитала я.

– Даже если бы копы их нашли, – успокоила Раффи Ребекка, – ты могла бы утверждать, что никогда ничего не знала об этой истории и бумажек этих не видела. Они вовсе не были уликой против тебя, но стали бы лишним основанием для подозрений. А чем их меньше, тем лучше, – согласись.  А то, что тогда за собой протерла отпечатки пальцев, – молодец.   

– Значит, убив Вайфилда, ты тоже нашла эту коробку и забрала ее с собой…

– Не коробку, Раффи, бумажки. – Ребекка рассмеялась, – На самом деле он их перепрятал. Может быть, давно. Притом в той же комнате. Сделал это, видимо, по рецепту рассказа Эдгара По «Похищенное письмо», то есть держал их на видном месте, где никто не станет искать. Просто наверху его шкафа лежало несколько тонких пыльных папок. Они как-то не вписывались во всю обстановку. Их я бегло осмотрела. Оставалось прикончить Брингса-Баллоу, но немного времени было... Вроде ничего особенного, – какие-то отчеты, ведомости… И вдруг листки, исписанные мелким почерком. Как будто какой-то рассказ. Их я и забрала. Прочитала весь этот «роман» уже на другой день дома за чашкой кофе, когда все было сделано, и все следы убраны. Кстати, ты говорила, что сняла копию. Советую тебе ее уничтожить. 

 – Давно уже уничтожила.

– Тогда получай оригинал! – Бекки эффектным жестом передала Раффи листки Вайфилда. – Мне они ни к чему. А тебе советую также от них избавиться.

– Спасибо, Ребекка, – сказала Раффи. Она тут же стала рвать рукопись Вайфилда в мелкие клочки, и ветер уносил их вместе с листвой.

– Ты сказала только что, что узнала обо всем не только из записок Эджина, но и еще из какого-то источника, – напомнила наследница. 

И снова послышался низкий голос Ребекки, с приятной сексуальной хрипотцой. 

– Я должна тебе сказать, что, готовясь к операции у тебя в поместье,  все прочитала о той давней истории, – что писали газеты, что могла найти в интернете, и мне уже тогда показалось, что то дело нечисто. Просто интуиция. У меня ведь большой опыт в разных грязных делах. Я подозревала, что смерть Лори не является несчастным случаем. Слишком уж выгодно для Джеймса и Элеоноры вдруг все сложилось. Особенно для первого. Да и то, что Вайфилд давал в полиции, как свидетель, тогда показания, подпитывало мои подозрения… Если Лори в самом деле убили, то он лгал и замешан в этом убийстве. А, значит, скорее всего, он и был за рулем сбившей ее машины. Идем дальше. Другой свидетель по этому делу некто Джек Баллоу – исчез.  Я наводила о Баллоу справки. По своим каналам узнала только то, что он в розыске и где-то скрывается от полиции. Я подумала – может быть, он возродился потом как садовник Биллингтонов Брингс? По возрасту подходит. Почему его взяли к ним – непонятно. Биография у него какая-то странная, эмигрант из Германии… – вероятно, выдуманная. И еще – жил затворником, никуда и никогда не отлучался из поместья. Как будто боялся, что его кто-то узнает и найдет. Появился ровно 10 лет назад, – как раз тогда, когда скрылся Баллоу. Готовясь к операции, совершая разведочные прогулки, я не раз забиралась на стену вашего поместья. Ты прислала мне план, но надо было также осмотреть все самой. И решила заодно попутную задачу. Подождала, когда славный дедушка Мартин появится в своем любимом саду и сфотографировала его. Хорошие такие получились снимочки, в разных ракурсах. Потом с помощью специальной компьютерной программы сравнила эти фоточки с фотографиями Баллоу 20-летней давности. Некоторые газеты их тогда напечатали среди фоток других свидетелей по делу той дорожной аварии. Именно тогда, когда «честный фермер» дал показания, совершенно обелившие Джеймса и Элеонору. Конечно, годы над ним потрудились, и внешность была изменена, борода седая появилась. Но компьютерный анализ показал, что там и там – один и тот же человек. Короче, я поняла, что Брингс и есть Баллоу. А вместе с этим в общих  чертах стало понятно и все остальное, что произошло 20 лет назад. Признания Вайфилда только подтвердили мои догадки и дополнили их подробностями. Вообще думаю иногда, что если бы не избрала киллерство, стала бы неплохим частным детективом, неким Шерлоком в юбке. Предполагала, что ты каким-то образом знаешь правду.  Внезапно мне достался весь расклад. Но если бы этих записок не оказалось, мне и так было уже все основное известно.

Дама в кожаном спросила: – У тебя здесь можно курить? Я знаю, что ты не куришь, как ты к сигаретному дыму?

– Да кури, пожалуйста.

Ребекка достала сигарету и с наслаждением затянулась.

Напряжение в общении между дамами исчезало.

– Ну, вернемся от этих картин прошедшего к нашей современности, – успокоительно сказала Бек. – Так о чем ты хотела со мной поговорить?

– Да, Ребекка, у меня для тебя есть деловое и, надеюсь, выгодное предложение…

– Я тебя слушаю, кошечка.

– Ты хотела бы продолжить наше сотрудничество с перспективой на несколько лет?

– Какое сотрудничество?

– Понимаешь, я вхожу теперь в управление огромной компанией своего отца, и  мы будем делать большие дела по всему миру. У нас масса конкурентов и недоброжелателей. У моего отца было немало врагов, а у меня будут добавляться к ним со временем еще новые. И вот я хотела бы, чтобы…

– …Чтобы ты и твоя компания имели своего тайного киллера, – закончила за нее Ребекка, выпустив новый клубок дыма. – Специалиста по мокрым делам.

–   Да. – Раффи по-детски улыбнулась и пожала плечами. – Я вовсе не говорю о том, что наших недругов надо мочить всех подряд. Но о тех, которые будут особо зарываться, вероятно, периодически надо будет заботиться. О некоторых, наверное, так, чтобы не привлекать внимание полиции к нам, – то есть делать это под видом несчастных случаев, самоубийств, вооруженных ограблений и т.д.

– Ты знаешь, что моя квалификация это позволяет, – вставила реплику Бекки. Разговор ей определенно начинал нравиться.

– Да, я именно это и имела в виду, – продолжила Рафаэлла таким будничным тоном, будто речь шла не об убийствах, а о торговле швейными платками, – устранять надо будет не только конкурентов, но, возможно, также их родственников, каких-то свидетелей, предателей в нашей сфере, может быть, даже полицейских. Дело в том, что у меня уже есть кое-какая связь с криминалом, и, возможно, мы будем использовать капиталы нашей компании для отмывания грязных денег. Естественно, твои услуги будут оплачиваться по большему тарифу, чем тебе обычно платят за заказы. Устранять людей придется не только в Штатах, но и в разных странах мира, – конечно, все такие международные командировки будут оплачиваться за наш счет помимо твоих гонораров. Ну, что скажешь?

– Звучит привлекательно, но у меня есть кое-какие поправки, – сказала Ребекка, обдумав сказанное, – видишь ли, я кошка, которая гуляет сама по себе. Я очень независимая дама и не являюсь слугой ни чьих господ. Это не отказ от твоего предложения, а именно его корректировка. То есть я буду получать от вас заказы.  Но мое дело – согласиться принять какой-то конкретный заказ или нет. У меня могут быть в это время другие планы, я могу желать отдыха, могут быть другие киллерские заказы из других источников, за которые я взялась, а, значит, должна выполнить, или мне что-то не понравится в самом заказе. Я многим отказываю. То есть я могу быть вашей наемницей в течении нескольких лет, но именно вольной наемницей, а не сотрудницей, сохраняя свою независимость и самостоятельность.

Доводы Бекки звучали вполне резонно, и Раффи вновь убедилась в том, что имеет дело с очень умной женщиной. А Рафаэллу еще покойный, убитый ею же папа научил, что безжалостность и ум – это именно те качества, сочетание которых и приносит настоящий успех и реально большие деньги. Как-то, когда ей было всего десять лет, отец повел Раффи в зоопарк и показал ей большой вольер с крокодилами. «Вот, полюбуйся, девочка, на этих прекрасных и древних животных, я их очень люблю», – объяснил ей Джеймс Биллингтон, –  «Два раза в неделю работники зоопарка кормят их здесь живой рыбой. Запомни, что и у нас с тобой в этом жестоком мире нет иного выбора, – либо стать этими хищными крокодилами, либо стать всего лишь обычной рыбешкой, которая идет им на корм». Устроив все эти убийства, она и применила наставления отца на практике.

А Бекки подумала между тем, что «Троянским конем» во всей этой истории можно назвать не только способ, которым было совершено преступление. Троянским конем была сама Рафаэлла. Те злые духи, те силы бездны, которые жили в ней, однажды вышли и уничтожили всех обитателей того злополучного места, испепелили их своим убийственным огнем. Она не верила в мистику, но так художественно это можно представить. И если когда-нибудь писать об этой захватывающей истории книгу, то название «Троянский конь» будет самым для нее адекватным. Да, именно так и только так...   

–  Да, Ребекка, разумеется, я согласна. Ты будешь иметь полное право отказа от каких-то заказов. Ты можешь вообще разорвать с нами сотрудничество, когда этого пожелаешь. Для нас главное –  всегда иметь возможность обратиться к твоим услугам.

Бекки удовлетворенно кивнула головой.

–  Я рада, что мы поняли друг друга, – сказала она.

Дамы скрепили соглашение рукопожатием.

И отправились в разные стороны, вполне довольные и заключенным между ними соглашением и сами собой, и друг другом.

КОНЕЦ


Рецензии
Да, эти две дамочки стоят друг друга! Как две огромные паучихи в одной банке.

Нина Лесина   18.10.2020 21:53     Заявить о нарушении
Но паучихи в банке сцепляются, а они заключили контракт. Их линии потом развиваются у меня в романе "Черный клоун", более объемный и сложный, мультижанровый (далеко не только детектив, как этот), на самом деле главный в дилогии про Ребекку, (который пишется теперь), - там есть тень "Троянского коня", но сюжет совсем другой.

Ричард Макдональд   18.10.2020 22:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.