И всё - таки ночь заканчивается рассветом. 7

Ну, а уж когда совсем не было сил и хотелось выть  на весь лес и царапать  стволы деревьев, в такие минуты, она шла, конечно же,  к папке своему.  Выговаривалась и ей становилось легче.   А   говорят:
От всякой беды,  есть два лекарства — время и молчание. Нет, иногда лучше выплеснуть   всё, что накопилось, что разрывает всё внутри, а иначе,  нет,   сил жить.


Глава41
       А, что она одна, так с людьми вон, тоже не  очень – то получилось.  Да и, слишком глубоко они  ранили её сердце,  из  за них она потеряла всё в жизни.   Буду жить  здесь, сколько смогу, решила девушка и, это было её окончательное решение.  Ведь и люди, как и  звери,   могли обидеть, не думая. Только  зверю было простительнее, он ведь зверь, а человек существо разумное, а поступали  они одинаково.

         А,  как же учиться? Что нового мне расскажут в том институте? Я, ведь и так всё знаю о лесе, а может и поболе.  Только диплом, ну, так что уж, буду  лесничим без диплома. Вон папка мой столько лет работал без всякого диплома, а знал, куда как больше некоторых профессоров.   Конечно же,  думала и решала она не правильно,  по молодости лет и неопытности в жизни, но получалось, как получалось. 

          Хорошо, что книги она не бросила читать, да, ведь это было самое главное, что связывало её теперь с людьми и цивилизацией.   Да   ещё был приёмник.    Она любила слушать передачи  о жизни больших городов и, конечно же,  музыку. 

Иногда, она уносила её  далеко  - далеко отсюда и она начинала мечтать. Как уедет она к своим дедуле с бабулей. Нет, дальше развивать события ей не хотелось. В их семье мечтам не суждено было сбываться, так зачем искушать судьбу.  Пусть всё идёт своим чередом. Она устала от всех бед, что  произошли за этот год, ей хочется прийти чуть – чуть в себя. Она не хочет больше ничего  от жизни, просто жить и всё.    

         Телевизор, почему  то,  перестал показывать, но починить его, у неё не было тяму.  Да   ладно.  Зачем   расстраиваться  ещё о том, что  тебе не дано.   Пользуйся тем, что имеешь.  У неё отличные друзья, с которыми она  не расстаётся ни на минуту.  Они вместе охотятся,  гуляют,  занимаются сбором информации о жизни леса. Где, кто,  сколько животных живёт у них в округе. Люба всё это записывает в тетрадку. Возможно, придёт время, и она вручит это в охотоведческую организацию.

 Да и в  леспромхоз у неё есть,  что  предоставить.  Ведь лес,  как живое существо. Он живёт, растёт, дышит, умирает. Его нужно подпитывать, заботиться о нём. Где  то он разросся и его нужно расчистить, а где то засадить новыми экземплярами.  За всеми этими своими  занятиями, девушка не забывала о своих приятелях. Ведь они самое дорогое, что сейчас имелось у неё. Да и поговорить, кроме них ей было не с кем.   Хотя, она  при любом деле проговаривала всё вслух. А то, прямо кричала,  что есть мочи.

Эхо уносило её слова под  самые кроны деревьев.   И,  ударяясь по ним,  слова эти,  набирали какую  - то силу и,  лес гудел каким – то особенным звуком, а потом спускал к самому низу, от чего получалась своеобразная какофония. Любу это радовало, забавляло, но и иногда пугало. А, вдруг, кто – то услышит эти её крики и придёт.    Ей этого не хотелось.   Но потом,  забыв об этом,  она снова практиковалась,  в произношении вслух.  А,  иначе забудешь, как говорить.

      От людей она  отвыкла. Хотя, глубоко в  душе, ей хотелось общения, что  кривить душой. Только боязнь, снова получить  удар под сердце, всё время останавливал её на сближение с ними.  Она поэтому и на могилку мамы ещё не ходила, хотя отец всё обстоятельно рассказал ей, как  найти это место. Нет, не теперь, решила она.  Она  ещё не  всё отпустила из души, что сделали ей люди.    Пусть это будет позже. Она ещё не готова для такого похода.  Да и  слишком мало прошло времени после смерти отца.  Увидеть ещё одну могилу, это понять до конца, что родителей обоих нет. А, так ей казалось, что мама где  - то очень далеко, но  здесь на земле. 


Глава 42
       Птицы и  звери привыкли настолько к ней, что уже не шарахались, а наоборот, брали даже из  её  рук еду. Сидя у неё на ладони, неспеша клевали семена, которыми угощала их девушка. Белки стали совсем ручными и  часто бегали по ней, как по дереву, доводя  этим Бари, почти до безумия.  Тогда Любаша гладила его по голове и ласково уговаривала, что   это  не стоит такой энергии от него. Он самый настоящий её друг, а белки, это только развлечение. Он  смотрел ей преданно в глаза и успокаивался на время. 

          Они кампанией ходили на рыбалку.  Речка протекала  совсем рядом с их жильём,  и они часто втроём, то  рыбачили, то купались, смотря по сезону.    В   отличие от Бари,  Храбрец не любил воды.  Но,  иногда  жара вынуждала его,   и он сам заходил на мелководье,  при каждом   шаге, отряхивая лапы. Тут же Бари хватал его за хвост зубами и  тащил на глубину.  И   тогда,    лес оглашался криками и смехом, лаем и душераздирающим мяуканьем.

 А   после купания Бари отряхивался, разбрасывая  во все стороны  брызги и тысячу радуг в них, а Храбрец сидел в сторонке, весь мокрый, обиженный и такой удручённый.  Что смех, крики и лай снова оглашали лес, и эхо несло это  всё ввысь. Там билось о  макушки деревьев,  и получался настоящий Содом и Гоморра.  А   потом они, уже высохшие и успокоенные, мирились и шли дружно домой, зная, что там можно перекусить, чем – нибудь вкусненьким. Это их мирило  окончательно и казалось, покой наступал во всём лесу.   

    И   вправду говорят: Человек умирает,  а дела остаются. Казалось бы, ну, какие дела в лесу, у молодой девушки?  А   дел этих было,  не початый край.  Их хватало на каждый день и в любое время года.  Сбор информации о жизни животных,  о новом виде растений и деревьев. Да, иногда она находила  и  такое.  Зарисовывала, описывала подробно, засушивала в виде гербария. Она не переставала думать,  что придёт время и этот её  материал, пригодится в масштабах страны, не боясь этого слова. Ведь некоторые виды исчезают,  так и не показав себя во всей красе.  А, если ими заняться вовремя, они могут принести не малую пользу человеку и человечеству в целом.  Жалко было, что  нельзя было купить плёнку для фотоаппарата. Что была, она использовала ещё при папке, а вот запастись, не подумала сразу. А потом было уже поздно.

         Она собирала   семена всевозможных растений и зимой насыпала их в кормушки, которые были развешены у самой их избушки.    Птицы так привыкли к этим бесплатным обедам, что в благодарность развлекали её своими песенками круглый год.  Это  очень нравилось  Любаше.   Но, это ещё больше нравилось Храбрецу.  Он  так наловчился  охотиться на этих пернатых музыкантов, что от них только перья летели,  в любое время года.   Люба же,  чтобы защитить их от посягательств Храбреца, часто ругала его за разбойничанье.  Он  внимательно слушал хозяйку,  облизывался, хитро щуря глаза,  и на несколько дней набирался совести, но тут же,  снова пускался во все тяжкие.   

         Так  прошло целых два года. Две весны, два лета, две осени и две, морозных и лютых зимы.  Зима   самое  серьёзное испытание. Хоть их и никто  не беспокоил, всё это время, но холод, метели, а главное – одиночество зимой, были ощутимы, как никогда.  Ведь зимой  ты не будешь бегать по лесу,  и распевать, ну, не сумасшедший же ты,  в конце концов.   Большую часть времени приходится  сидеть дома. Хорошо, что у неё много книг. Читать она любит.   Если выдавались погожие дни, они,  конечно же,  ходили на прогулки.  Красота  неописуемая в лесу.    Лес окутан будто сплошной, кружевной фатой. Искрится на солнышке тысячами бриллиантов, сверкает серебром и заставляет  тебя, забыть обо всех проблемах.


Глава 43
          Как было бы хорошо, если бы она была,  где нибудь в другом месте и, с кем нибудь близким и родным. Это было бы таким праздником души.   Но, увы.  Об этом приходится только мечтать. Да   даже, просто не думать  об этом, а иначе,  нет сил,  жить. 

             Но   жить, хоть как – то, было нужно и, значит для этого,  нужны были силы.    Да, те  же  животные, доставляли ей столько радости.  Она, ведь не  переставала помогать им, по привычке,  в холодную зимнюю пору. Эта  привычка   осталась с тех времён, когда она,  будучи ещё подростком с родителями,  выручала животных  в трудные годы бескормицы. Или, когда выдавалась очень снежная  зима,  и  всё было покрыто многометровой периной. Да, не дай бог, ещё  случится, вдруг оттепель среди зимы, а потом ударят морозы.  Прочный наст губил немало зверей и птиц.   

       Она и  теперь,   по возможности  косила траву  летом,  сушила и ставила стожки.   Всю  территорию вокруг дома, ещё папка вырубил, собираясь огородить большой двор. Да  и, она тоже подчищает, если деревца прорастают на этой  полянке.  Ведь это получается, как будто лужок, с отменной травой, которую она косит.  Олени, косули, изюбры и лоси приходили к самому её теремку, полакомиться  вкусным угощением.  И, когда трава была сочной и зелёной, летом и, зимой, когда это уже было погожее, пахучее сено.  И, хотя она повидала немало лесных жителей,  и её не просто было чем – то удивить, сердечко её замирало от этой красоты.   Она никогда и ни за что не посмела бы убить ни одно,  это животное, даже, если бы,  наверное, умирала с голоду.  Ведь они были свои, родные, что ли. Они пришли к ней в гости. Охотилась она далеко от своего дома, там  добыча была чужая.

         Да и, во время охоты,  она часто становилась зрителем  целых лесных спектаклей.   Ну,  к примеру,  красавица лиса.  Уж, как же хороша она,  во время брачных игр в январе месяце!  Огненно красная шуба её горит ярким костром на снегу, а рядом дерутся за её внимание пара, а то и  тройка лисовинов.  И   пусть они и не дерутся взаправду,  а только демонстрируют силу и ловкость, но пасть оскалена и зубы,  исправно щёлкают и готовы к нападению. А   Лизавете того и надо, мелькнёт она  своим пушистым, шикарным хвостом с белоснежным кончиком и, победитель  будет следовать за ней, как  привязанный. И, будет потом  опекать её, и детей, пока они не подрастут, и не научатся сами охотиться.

         Необыкновенное зрелище, спящей на снегу лисицы.  Она укладывается прямо в сугроб, укрывает себя сногсшибательным хвостом, который служит ей  ни меньше, ни больше, как одеяло. Горит целая куча спелой рябины на снегу, но только какой звук, вмиг рассыплется вся эта красота и   по  белоснежному полю, мчится рыжая красавица, руля хвостом и, заметая им же след. Не просто догнать эту хитрую бестию. У неё много приёмов, как удрать от преследователя.  Хвост же её, это  чуть ли не самый важный орган для неё, недаром он равняется почти длине её тела.


Глава 44
           Морально, не кому было  Любу поддержать, а  материально у них всё имелось.   Мяса им хватало, они охотились.  Картошка родилась  на новой земле крупной и  вкусной. Так  была крахмалиста, что рассыпалась, будто сахаром  посыпана.  Хоть  девушке и не удавалось вырастить её много, но на  перемену блюд  хватало, да и на семена она не забывала оставлять.  Бари, в свою очередь старался,    отгонять вовремя кабанов. Если они раскушают, тогда только уж держись.  Ничем не удержать их от такого лакомства.  Вспашут участок, лучше любого плуга. Ода, оно бы неплохо было, но урожай жалко. Да и, ведь потом их не отвадить отсюда.

       Муку она  просеивает каждые полгода и, её ещё достаточно.    Всякие крупы Любаша обкладывает от мышей чернокорнем и репьями лопуха, что растут в изобилии рядом с их подворьем.  Это,  самое лучшее средство и, поэтому урона в этом плане у них почти нет.  Чтобы не заводились жучки, она просушивает всё на солнце и пересыпает чесноком и колбой, которые собирает и заготавливает в обязательном порядке. Ведь это такой продукт, что даже, если у тебя нет соли, они спасут тебя от цинги и анемии.  Да  и, с ними  ведь соли, куда как меньше нужно, а соль это очень важный продукт в их жизни.  И её она бережёт вровень с патронами и спичками, да порохом. Потому что,  хоть без  того, хоть без другого в лесу, ложись и помирай.

        У Любаши запасы всего, ещё  не маленькие.  Папка её делал всё  наперёд, чтобы не разводить руками, но всё равно они имеют свойства заканчиваться. А, если они закончатся, куда идти за ними? В  Потеху нельзя ни в коем случае, а в неизвестное  место, не застрахован никто, даже,   если ты ас в этом деле,  от  возможности заблудиться.  Да  и, сколько той соли,  или муки  ты принесёшь на своём горбу? Три килограмма и, снова нужно тащиться в неизвестную даль.  Нет, соли у неё предостаточно, ведь отец запасался,  когда ещё у них Вороной был.  Он  всегда выпаивал ему  ведро  солёной воды, а потом уж чистой, сколько тот выпьет.  А   без него, сколько им троим и нужно, щепотки хватает. Но, всё же. 

         Правда, она даже  рыбу и мясо научилась солить и сушить с минимумом соли, больше добавляя сушёных трав и приправ.  В большей степени, всё ту же колбу.  И   получалось очень,   даже вкусно. Ну, а сахар в лесу вообще не нужен, тут столько мёда, да ягод всяких. Только не ленись, собирай.  Она готовила превосходную дичь с брусникой под мёдом. Ммм, пальчики оближешь.

          Порох, пули, спички, вот это  уж береги, как зеницу ока. Без этого не выживешь.   Хотя и здесь она  находила лазеечку.  Отлично умела  высекать искру кремнем, да и электроплитка работала  исправно, слава богу.  А, вот   без оружия ей, конечно же, не выжить, это уже точно. Но,  она  не беспокоится об этом, папка её позаботился сам на много вперёд. Он, как будто и вправду чувствовал что – то.    А, может, просто  человек хорошо был подготовлен  к жизни. Боеприпасов, если расходовать их с умом, ей хватит ещё не на один год.

            Да, она хозяйка хоть и молодая, но рачительная.   С детства ещё  умела вести хозяйство, а теперь и вовсе старается. От этого зависит вся её жизнь, сколько придётся ей здесь прожить.   Всё у неё разложено по полочкам, да расписано по дням. Ни больше, ни меньше не потратит она, а только, как  прописано ею.    Ну, может  какой непредвиденный случай, нарушит этот строгий учёт, а так, ни – ни.  Кто  знает,  что ей готовит жизнь в дальнейшем. Если просто  задуматься, лет – то впереди может быть ого – го.  Родители её  не пожили долго, а она,  возможно,  проживёт до старости. Может у неё, ещё и семья будет, и дети; а там и внуки.   


Глава 45
          Никто этого не знает.   Это, только  деревенские старухи  решили, что она ведьма, а она  на самом деле, простая, молоденькая  девочка.  Просто родители научили её многому с раннего детства, уж на радость ли, а может на беду. Да нет, конечно же,  на радость. Вон сколько она   живёт одна и, ведь справляется.  Ну, не  знай, она ничего, разве   смогла бы? А, ведь это всё благодаря её познаниям;   тем урокам, которыми  одарили её, любимые родители. Вот ведь, как всё ей пригодилось и,  возможно ещё пригодится. 

           Ну, вот и ещё одна зима катит в глаза.  Помертвело чисто поле, нет уж дней  тех  светлых боле. Где под   каждым под кустом,  мог быть добрый стол  и дом, - писал И. А Крылов.  Гудит, шумит лес.   Пугает, или сам  тревожится; а может сердится.   Навевает   грусть,  печаль – тоску. Была бы хорошая  погода, они сейчас  втроём гуляли бы по лесу,  дурачась и  гоняясь друг,  за другом.   Они любили  эти  забавы.    Снег ещё не глубокий и не тяжёлый, как в середине зимы.               

       Ветер гонит его с места на место, оголяя в одном и насыпая в другом.  Но, не хочется сегодня Любе идти ни куда. Она устроила прямо с утра постируху. Потом читала свою любимую книгу « Унесённые ветром».  Десятый раз читает  её  она, но ей интересно, как впервые.  Да, она  просто влюблена в Скарлетт из Тары.   Вон, как  ей было трудно,  но она не сдалась.  Она,  тоже будет  сопротивляться жизни, чтобы ей это не стоило.  И,  спать они сегодня легли рано. Она долго слушала завывание ветра в трубе, а потом незаметно уснула. 

         Ей снился сон.  Будто идёт она по лесу, а навстречу ей  пёс. Боится она его, незнакомый тот пёс. Но, он ластится к ней, смотрит в глаза, почти, как Бари.   И   вот  она,   уже ласкает его и  зовёт с собой.     Он  же   покорно следует за ней, а потом забегает вперёд неё, будто знает, где она живёт.    А   вот и их избушка. Люба берётся за ручку двери и просыпается. 

     Понимает, что это сон, радуется, что это  только сон.  Вторую собаку им не надо. И   Бари будет ревновать, да и, прокормить их надо же.  Они вон, как лопают, эти друзья – товарищи, только накладывай. А что, набегаются по лесу и тогда  метут всё подряд, да ещё и ревнуют, вдруг кому  - то больше хозяйка положит.   Тут же начинаются разборки. Визг, лай, мяуканье. Она с улыбкой поглядела на своих, ещё сладко спавших друзей и сама не торопилась  тоже.  Потянулась, полежала, понежилась  под  одеялом.  Оно согревало  её, совсем, как мамочка когда – то.  Но, об этом  нельзя думать, это отбирает силы, а их здесь нужно много.  Иначе, не  выжить.   

         За ночь в избушке  становилось прохладно, как бы  поздно она не заканчивала топить печку. Ну   да ничего. Вот  сейчас она быстренько набросает полешек в топку и,  через полчаса в домике будет теплее. А,  спустя час  -   другой,   будет жарища, она это знает точно.  За окном было уже довольно таки светло. Деревья  лениво  дремали под снегом. Буря улеглась и,   от неё не осталось и следа. Да  и,  разве же это буря?  Буря, это когда  два, три дня  куролесит  непогода.   А это, всего разминка.   На свежем снегу уже виднелись следы обитателей этого их оазиса. 

Белки вон куролесят с самого утра, значит, день будет  погожий.  Сорока трещит на самом коньке крыши, на большой земле сказали бы: К письму, или  новостям.  А   здесь, ну, какие новости? Разве, что скоро Новый год, так они знают это и не забывают про этот замечательный праздник.   По приёмнику об этом говорят чаще всего. Жалко, что телевизор не работает, хорошо бы посмотреть  огонёк, да и вообще, новогоднюю передачу.  Уже,   ведь  первые числа  декабря, не успеешь оглянуться, как и вправду наступит новогодняя ночь. 

Они  очень любят её, эту  волшебную ночь. Наряжают  ёлку, что стоит прямо рядом  с их  теремком. Зажигают свечи, пекут пирог с кедровым молоком. Готовят мясо, какой нибудь салат, достают   солёные грибы, мочёные яблоки, бруснику.  Да, у них стол получается на зависть многим. 

Одно плохо, они на этом празднике одни. Да и, вообще одни круглый год. Но, где же взять кого -  то? Довольствуйся тем, кто есть. Да, они  - то и довольствуются, не обижаются на жизнь. Что же делать, видно такова судьба.   

(продолжение следует)


Рецензии