Каждому своё. Басня

              На невысокой крыше блочного дома беседовали две вороны.    
            - Ты подруга только посмотри на этих  букашек! Разлетались, разыгрались. Умора! Выше окна никогда не поднимутся, а туда же. Наперегонки летают. Ща умру со смеху.
            - О ком это ты? - прищурилась вторая ворона.
            - Да о мухах! Навозные перепёлки.
            - А почему перепёлки? - удивилась подруга.
            - Да потому  что налижутся этого навоза и летают как пьяные. ПерепИтые то есть. Люди так говорят на того, кто перепьёт, "пЕрепел". А они значит перепёлки. Дошло? Или не слышала? Люди так называют, не я же это придумала.
            - Мне люди никогда не были интересны, и я к ним не прислушиваюсь, и мухи неприятные твари. Я их тоже не очень. Вот бабочки... ничего себе. Смотри, смотри, полетела голубенькая в крапинку! Красивая какая!
            - Ну и что? – отвернув длинный клюв в сторону, - спросила первая ворона, - она даже до проводов не долетит. Краси-и-вая... Скажешь тоже. А мы чем хуже? Она маленькая! С ноготок.  Чуть больше навозных мух. А мы! Да ну...
            - Не скажи, подруга. У неё цвета просто закачаешься от восторга. И вообще...бабочки - это картина маслом! Я бы хотела  бабочкой родиться, но увы. Какие у них цвета! И белые и красные и оранжевые, и перламутровые, и синие, а у нас только два.               
            - Зато классические! Что против классики имеешь?
            - Да против классики ничего, конечно. Просто классика это чёрно-белый. А у нас серо-чёрный.
            - Ну серый ближе к белому! Значит почти белый. Не согласна опять?
            - Да нет согласна,- растерянно сказала  вторая ворона, и с завистью посмотрела на летающую голубую бабочку.               
               
              А бабочка была точно как картинка с выставки. Она осторожненько  перелетала с цветка на цветок. И только с цветка на цветок, или на кустик, или на соломинку. Она летала и садилась только на то, что красиво и приятно пахло. Навоз, грязь и остатки человеческой пищи, её просто не интересовали. Она и сама была похожа на летающий цветочек. Крылышки её, на кончиках, были окаймлены бархатными черненькими кружевами, у центра  покрыты бирюзовыми пятнышками, а в этих пятнышках  вкраплениями светились перламутровые точечки. Вся же поверхность крыльев была голубого цвета.   
            - О! - простонала вторая  ворона, просто глаз не оторвёшь, какая же красота. Я люблю тебя, крошечкака-ховрошечка! И так хочу  проглотить! Но котик мне один рассказал, что они очень горькие эти бабочки  красотки...
            - Нашла красоток! Да они живут один день, а мы годами. Тебе этого мало?
            - Ну,  красивое всегда мало живёт. Красивое на небо быстро забирают.
            - Ну и пусть забирают. Чего ты исстрадалась? Завидуешь? Твоя бабочка где летает? И мы где! Она ж выше проводов не взлетит. Кукла пустая!
            - Почему кукла? У тебя всё сравнения какие-то глупые, мухи- перепёлки, бабочки  куклы. Что ты несёшь? Почему кукла- то? Она же живая.
            - Ну и тупая же ты, подруга! Все красивые - куклы.
            - А! Вот ты о чём. Но с этим я поспорю. Это всё завистники придумали. Красивое это красивое. А кукла это кукла...               

              Первая ворона перевалилась с лапки на лапку, и отшагнула от подруги.
            - Что же ты за дурра такая! Всё ей красивое подавай. Мы ничем не хуже. Вороны - это, вороны -  это...Шик! Нашла она бабочку! Да тьфу на неё на эту бабочку. Она сегодня есть, а завтра её нет. Кукла пустая! А у нас зато родственники в книгу Гиннеса занесены! 
            - Какие родственники?
            - Какие, какие. Белые вороны.

            - Но они же  б е л ы е!- возмутилась вторая.
               
            - У! Какая ты завистливая, подружка,- со злостью прокаркала первая ворона, - так бы и свалила тебя с крыши.
              А первая едва слушала подругу. Она без устали наблюдали за голубой
красавицей бабочкой и тихо вздыхала.
             
              Вдруг, как от сильного вихря, обе вороны пригнулись мордочками к  крыше. Вторая ворона первой подняла головёнку.
            - Что это было?
              И они  вытянули  мордочки вверх. А прямо над ними стремительно и изящно, грациозно и уверенно взмыл молодой дымчатый ястреб. Он покружил над проводами, широко расправив крылья, и упруго сопротивляясь вихрям ветра, полетел высоко в небо. Эта картина вызвала у ворон такой восторг, и такую зависть, что долгое время они даже каркнуть не могли...
            - Хааарош красавчик! А ты говоришь бабочка,- почти промычала первая ворона.
            - Эх. Какая бывает красота...Что-то раньше я его и не видела здесь,-
грустно ответила вторая, и подняла клюв вверх.
            - А как высоко он летит! За облака прям направляется.
            - За облака...
            - Как там, интересно, за облаками?
            - Не знаю подруга. Не была. Темно наверное. И мы с тобой ничего не увидим. А у ястреба же зрение какое! Он и в темноте может летать.
            - Ну да,- ответила вторая ворона,- если бы у нас было такое зрение, мы бы тоже так летали. А может даже и выше, чем этот ястреб. Если бы у нас было такое зрение.
              И вороны, задрав мордочки вверх, долго смотрели в небо.
 
              По улице проехала машина с мусором. Запахло гнилыми арбузами и нефтяными пакетами.
            - О! Какой приятный запах!
            - Чудный запах, обедать пора!
            - Пора подруга. Я от людей слышала, что где-то недалеко новая помойка появилась. Они говорили, что там объедки горами лежат. Возмущались!
            - Ну если люди возмущаются, значит действительно хорошая помойка.
Полетим?
            - Не вопрос подруга!
 
              И каркая в два голоса, вороны полетели над проводами.

2010год.    


Рецензии
Большое даже вороны увидели.:)

Ирина Давыдова 5   24.03.2021 16:59     Заявить о нарушении
;-)! Это точно...

Нина Богдан   24.03.2021 18:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.