Когда пасутся козы

Редко какой человек отважится рискнуть пасти коз, хотя бы один день, зная козлиную природу. Разве что какая – нибудь отчаянная сорви - голова, легкомысленная, ветреная и пустая, наивно думая, что пасти коз – это плевое дело, согласится пасти стадо коз с восхода солнца до самого что ни есть его захода. Согласиться легко, но как пропасти коз весь бесконечно длительный летний день и остаться в живых?Чтобы пасти коз, нужно обладать природными качествами, данными от рождения: терпеньем, выносливостью, отличным физическим состоянием тела, знанием зоологии, повадок и экстремального поведения животных. Кроме этого, нужно быть немного экстрасенсом, психологом, обладать сверхчувствительной интуицией, чтобы угадывать малейшее намерение коз. Немаловажным фактором, а может быть первостепенным, нужно хорошо знать характер, манеру поведения, положительные и отрицательные качества хозяек рогатых животных, ибо, как правило, животные всегда
похожи на своих хозяев. Тогда ты с уверенностью можешь прогнозировать поведение животных в любой ситуации. Только обладая совокупностью всеми этими качествами и ещё рядом множества второстепенных, но незаменимых качеств, о которых можно не говорить, поскольку они возникают в соответствии со сложившейся ситуацией, возможно, справишься с поставленной задачей, и будешь пасти коз, не прилагая нечеловеческих усилий. И тогда на исходе дня не заледенеет сердце, когда обнаружишь, что из стада бесследно исчезли две козы и пять козлят, принадлежащие самой скандальной, обладающей прескверным характером, бабке Машухе.

Моя тётка Груша, в метрике о рождении значилась как Аграфена Ивановна, содержала на иждивении молочную козу Зинку и воспитывала двух очаровательных белоснежных козлят.

Козлята были такие неугомонные, такие стремительные, что, казалось, беготня в длину и кругами их не устраивала, поэтому они прямо с места прыгали, выгнув спину, в высоту, словно хотели взлететь и улететь в Африку, в Сафари, где круглый год тепло и всегда есть зелёная трава.
Однажды после обеда, это было в начале августа, к нам домой пришла моя тётка и по счастливой случайности застала меня дома. Обычно в это время я пропадал с друзьями на речке, купаясь в ласковой воде и играя в догонялки до посинения.

- Племянничек мой дорогой, - сказала тетка, протягивая мне пряник, твердый, как гранитный камень, возможно, пяти, а может быть, и восьмилетней выдержки. – Сгоняй послезавтра за меня стадо коз на пастбище, а то я стала старенькая, сил нет никаких, а ты молодой, тебе уже исполнилось пятнадцать лет, - прибавила мне для солидности тётка один год, - поэтому постеречь один день коз тебе не составит никакого труда. В прошлом годе коз пасли два хороших паренька, но в этом годе они отказались пасти, и нам теперь приходится по очереди гонять стадо. Так жалко, так жалко, что они отказались. Я, когда они пасли коз, не знала горя, такие хорошие и трудолюбивые хлопцы были, - сокрушалась тётка.

- Как же я один смогу удержать целое стадо коз? - спросил я, втайне надеясь, что этот аргумент убедит тетку в тщетности её просьбы, и она откажется от своего предложения. Но тетка продумала всё до мелочей.

- Возьмешь в помощники своего соседа Ваську, вы почти с ним ровесники, пусть попасет с тобой коз. Нечего ему каждый день колоть на речке хворостиной лягушкам глаза. Я вам заплачу целых три рубля, два рубля возьмешь себе, а рубль отдашь Ваське. Кроме этого, когда будете идти купаться на речку, то в моем саду можете набирать яблок столько, сколько хотите, но только падалицу, а с веток рвать запрещаю.

Я немного подумал, хотя если честно признаться, не хотелось целый день проводить в компании коз, но три обещанных рубля как-то согревали душу, и я согласился.    « Полежу на травке, - наивно думал я, - высплюсь, пока козы будут мирно щипать траву, а два рубля, которые я уже решил куда потратить, пригодятся».

В назначенный день, когда подошла очередь пасти коз, мы с Васьком, захватив специально для этого случая, вырезанные кленовые палки, с первыми лучами летнего солнца, прибыли к месту сбора коз. Первую партию коз с козлятами следовало забрать на лугу, вторую на клинке, около речки, а третью партию около моста. Везде, где мы собирали коз, они мирно щипали травку, словно поджидая нас. Стоило только нам подойти к очередной группе, так козы, видно заранее зная, что пора вливаться в целое стадо,бросали щипать траву и самостоятельно шли куда следует.
Около моста, там собиралась основная большая партия коз, формирование стада заканчивалось. Дальше путь вел коз на пастбище, где им предстояло набивать травой свои ненасытные желудки.

Всего в стаде было двадцать коз и тридцать восемь козлят. Для нас, на первый взгляд, все козы были одинаковые. Ни паспортов, ни водительских прав, ни других каких-либо документов, удостоверяющих козлиные личности, у них не было, поэтому они и казались нам все на одну морду, хотя были они ох, какие разные, такие индивидуалистки, каждая со своим, свойственным только ей, характером. Правда, когда они находились в стаде, их индивидуализм исчезал: вместо него козы проявляли свои самые низменные качества: безответственность, наглость, непредсказуемость поведения и постоянную готовность к совершению пагубных поступков. Предводителем стада был крупный баран, важный такой, степенный, отлично знающий своё предназначенье в стаде. Баран считал себя абсолютным предводителем, а не исполняющим функцию предводителя, которую делегировал ему его хозяин – Борис Иванович. Так в жизнь иногда бывает: получит чиновник властные полномочия – и вот он уже считает себя не исполнителем властных функций, а тем, что он и есть сама власть.

В последней партии коз, около моста, были две козы с пятью козлятами, принадлежащие скверной старухе Машухе.

« Попробуй не накорми коз и не дай бог потерять хотя бы одного козленка или упустить стадо в Карпов сад, где козы могут обожраться упавшими с веток яблоками и подохнуть от заворота кишок, удушу тогда собственными руками, - пригрозила мне Машуха и покачала увесистой дубинкой прямо у самого моего носа».

Баран гордо зашагал по дороге к пастбищу,за ним покорно потянулись все козы и козлята. Мы с Васей шли сзади стада. Прибыв на поле, где обычно пасли коз, стадо животных спокойно и усердно стало щипать траву. Нам с напарником ничего больше не оставалось делать, как прилечь на травку, подставив лицо утренним лучам солнца и наблюдать за мирно пасущимися козами. Были моменты, когда мы, разнежившись на солнце, стали слегка придремывать. Так продолжалось примерно часа полтора, но затем козы как-то странно стали щипать травку: схватят щепотку травы в пасть, а вторую щепотку рвали уже метров через десять в направлении колхозного сада, именуемого в народе Карповым садом. Щипали, а сами из-под лобья хитро поглядывали на нас, пастырей, дремавших на солнышке. Поглядывали на нас точно также как и их хозяйки, когда те в щелку в заборе подсматривали за соседом. Подглядывали лишь с одной целью: раздуть и преувеличить увиденное за забором до невероятных величин. Затем тайком поведать обо всем этом своим подругам, взяв с них клятвенное обещание никому больше на свете не рассказывать. Это действие было жизненно необходимой функцией для старух, державших молочных коз. Убери из жизни старух эту функцию и их жизнь станет скучной, бледной, однообразной и пустой, лишенной сладостно-любопытного смысла – подглядывать в щелку в заборе за соседом.

Козы, что они, неразумные и глупые существа, впитавшие в себя все отрицательные качества своих хозяек:хитрость, коварство, ложь, притворство, обман, злобу, непредсказуемость поведения и целый ряд ещё нехороших качеств. Конечно, это относится только к старухам, содержащих молочных коз, остальные пожилые женщины, все как на подбор, добрые, ласковые, умные и приветливые.

Так, применяя хитрый и излюбленный прием, пощипывать травку через каждые десять метров, часть коз незаметно для нас очутились в саду во главе с бараном, предводителем коз. Барана величали Борисом, а похож он был на своего хозяина Бориса Ивановича как две капли воды: такой же с виду важный, степенный, неторопливый и серьезный. В козлиное стадо Борис Иванович определил своего барана на службу добровольно. Баран, как только оказался в козлином царстве, повел себя надлежащим образом в соответствии со своими функциональными обязанностями. Он, по всей видимости, появился на свет с одной единственной целью: быть предводителем коз, а быть вкусным, сочным и аппетитным шашлыком на праздничном столе, его почему-то не устраивало. Козы признали барана своим предводителем, поэтому в стаде были всегда порядок и дисциплина. Так, по крайней мере, выглядело со стороны, а на самом деле баран Борис очень равнодушно относился к своим обязанностям: ему категорически всё равно, как будут вести себя козы.

Борис Иванович, хозяин барана, служа в одной из районных контор, вел себя точно также: ему было глубоко наплевать на то, чем в течение рабочего дня занимаются его подчиненные. Его занимали более значительные, вселенских масштабов, мысли. Он с серьезным видом, строго и основательно строил козни всем, кто попадался ему под руку. И что знаменательно, в совершении мелких и больших пакостей его никто и никогда не заподозрил. Разве кто-то мог подумать, что главбух Мария Захаровна состоит в тайной интимной связи с завхозом Николаем Петровичем? Кем она была уличена, как тайное стало явным – никто не знал. Впрочем, почему тщательно скрываемая интимная связь стало явью, по большому счету никого не интересовало. Сослуживцам было безразлично,кто выпустил джина из бутылки, кто явился автором слухов о Марии Захаровне и Николае Петровиче? Знал об этом лишь Борис Иванович, но он глубокомысленно молчал, делая вид, что личная жизнь сослуживцев ему безразлична. Подумаешь, распались две семьи в результате хождения слухов и смакования подробностей интимной связи Марии Захаровны с Николаем Петровичем, что тут такого? Борис Иванович в данном случае не причем, не он же был инициатором распада двух, до этого случая считавших образцовыми, семей.

Растолкав дремавшего напарника, я сказал ему, чтобы он не пускал остатки значительно поредевшего стада в сад, а сам решил выгнать из сада настырных коз. Прихватив кленовую палку, я бросился бегом выгонять из сада коз и козлят. Козы и козлята рассыпались по всему саду: некоторые пожирали упавшие яблоки, многие каким-то образом взобрались на деревья и обгладывали кору с веток, как будто на земле им не хватало травы. Ладно, козы, но как козлята, с торчащими, как у молодых чертей черными рожками,смогли взлететь на ветки? В поте лица я стал выгонять коз и козлят из сада. Выгнав одну группу, но, не успев
возвратиться за остальными, как первая группа уже снова оказывалась в саду.
Козы как будто играли со мной в догонялки, резвились и, видимо, втайне смеялись над моими тщетными усилиями, мекая и тряся головой, когда я прикладывался со всего размаха кленовой палкой по лытке зазевавшейся козы. Пока я мучился с козами, выгоняя их из сада, оставшиеся на пастбище козы прорвали оборону, державшую моим напарником, и всё стадо оказалось в саду. Как белые голуби козы замаячили средь ветвей на яблонях, словно насмехаясь надо мной: «Что, пастушок, выгнал нас из сада?
Вот возьмем и обожремся яблок, подохнем все от заворота кишок, тогда и посмотрим, что сделает с тобой Машуха и остальные наши старухи».

Нужно срочно было менять тактику. Просто так коз не выгонишь из сада. Следовало придумать оригинальный, неожиданный ход. И этот ход мне подсказал случайно попавшийся мне на глаза баран, о котором я в неравной схватке с козами совсем забыл. Я сказал напарнику, что из сада первым делом нужно выгонять барана, а козы сами тогда потянутся за ним. Так и сделали: взяли с двух сторон под конвой барана и стали его вытеснять из сада. Баран Борис против наших действий не возражал, а степенно и спокойно шел туда, куда мы его направляли. Козы, как я и ожидал, хотя и неохотно, но медленно потянулись за бараном.
Была в стаде одна коза, для которой авторитет барана Бориса ничего не значил. Она постоянно сеяла среди коз раздор и козни. И если бы непоколебимый авторитет барана, то козы разбрелись бы сами по себе в разные стороны.

Машуха, точь-в-точь, как и её коза, также строила козни среди своих знакомых старух. Излюбленным приемом её было обсуждение с самых неприглядных сторон с соседкой другую соседку, а потом, встретившись с той соседкой, которая была изобличена во всех смертных грехах, начинала поливать грязью первую соседку, с которой она с упоением обсуждала вторую.

- Кума, я тебе скажу по - секрету, ты только об этом никому не говори, - притворяясь немного испуганной, говорила Машуха. – Головастая Нюрка не верит в Бога и поддерживает порочную связь с Сатаной.

- Да неужели это правда, - с ужасом восклицала вторая соседка, не зная о том, что не более, как полчаса назад, она сама была изобличена в этом же неблаговидном деле.

Неожиданно у меня возникла мудрая мысль: необходимо загнать коз в Маницын яр и там их продержать до обеда. Яр глубокий, берега крутые, мы с напарником будем патрулировать, как часовые, по краям правого и левого берега яра и следить затем, чтобы козы не вылезали наружу. Без особого труда мы с напарником загнали коз в яр, а сами стали вальяжно прохаживаться взад и вперед по левому и правому краю яра, посматривая на коз с высоты, которые пощипывали редкую травку на самом дне яра.

В глубине души я возрадовался принятому тактическому приему, успокоился и думал, что до обеда мы без труда продержим бесовское стадо коз в яру. Сначала козы вели себя прилично: пощипывали травку, дружески

бодались друг с другом, козлята неугомонно бегали и играли в свои козлиные игры.
Затем некоторые козы как-то уж подозрительно стали посматривать на нас. Это меня насторожило, но причин для беспокойства особых не было. Спустя некоторое время, козы организованно, во главе со своим предводителем Борисом, медленно потянулись по дну яра вниз к выходу. Там в конце яра начинались огороды селян. Путь козам был совершенно открыт. Я ужаснулся, представив, как козы могут рассыпаться по огородам и собрать их тогда в стадо будет практически невозможно. Сломя голову, я бросился вниз под гору с целью отрезать козам выход из яра. В самый последний момент мне удалось преградить козам выход из яра, но они, увидев оголенным правый берег яра, как альпийские стрелки, стали быстро выбираться из яра.
Я бегом побежал наверх, пока добежал, некоторые козы уже почти вылезли из яра. Мне пришлось применить превентивные меры: кленовой палкой я метко ударял коз по рогам, отчего они скатывались кубарем с кручи. Скатившись вниз, они снова устремлялись вниз по яру в неприкрытую никем брешь. Казалось, яростный натиск коз не удастся предотвратить. Мне снова пришлось бежать вниз с горы, чтобы не допустить прорыва коз в чужие огороды. Так продолжалось несколько раз: то вниз с горы, то наверх, пока на помощь не пришел мой напарник. Он занял позицию при выходе из яра, а я поднялся наверх. Левый берег яра теперь был оголен, потому что Васек держал оборону при выходе из яра. Козы моментально сообразили и воспользовались этой ситуацией. Полезли по крутому берегу яра наверх, туда, где они не могли получить по рогам палкой и безнаказанно вылезти из яра. Мне ничего не оставалось делать, как бежать вокруг яра на противоположный берег. Пока я добежал, некоторые козы уже вылезли из яра и раздумывали, куда бы им податься от надоедливых пастушков. Я мало-помалу загнал коз обратно в яр, хотя мне это стоило больших усилий.

Чтобы предотвратить нежелательное развитие событий, необходимо было принимать экстренные меры. Быстрого и действенного решения не приходило в голову, но, нечаянно взглянув вниз, я увидел, что к моему напарнику подошла его младшая сестра Танька, лет 11-12 от роду. Я крикнул, чтобы Танька срочно подошла ко мне. Через пять минут Танька стояла со мной рядом и, наклонив голову на плечо, прищурив левый глаз, с любопытством ждала, что я ей скажу.

-Танюша, - ласково сказал я, - нужна твоя и твоих подруг помощь. Сейчас иди, позови свою сестру Нинку и подружку Любку, наденьте сандалии и приходите с палками помогать нам пасти коз.

- Мы ещё маленькие, нам запрещают стеречь козлов, - ответила Танюша, - родители узнают, ругать будут. Нам ещё рано гоняться за козлами.

- Какие же вы маленькие, я ведь сам видел, как вы частенько подглядывали в окно клуба, когда крутили взрослый фильм. Видел также как вы с Любкой, пробравшись в самую середину танцующих пар, выписывали кренделя, виляя попками.

- А что нам за это будет? - проявляя меркантильный интерес, спросила Танька.

- Я за оказание вашей помощи отдам вам свой новый, синий, с белыми полосками резиновый шарик, куплю килограмм шоколадных конфет и дам ещё целый рубль на троих. Ещё не расскажу родителям, что вы иногда танцуете в клубе после вечернего кино.

- А на велосипеде с красными колесами дашь покататься? – спросила маленькая вымогательница, невзирая на то, что я и так назначил щедрое вознаграждение.

- Конечно, дам, будете кататься столько, сколько вашим душам заблагорассудится. Обрадованная Танюшка, пушинкой полетела домой, и спустя некоторое время, новоиспеченные пастушки втроем с палками патрулировали левый берег яра.

Козы смирились со своим безысходным положением и лениво щипали травку на дне оврага, изредка поглядывая наверх, словно надеясь: « А не оказалось ли в обороне бреши, куда стремительным рывком можно будет ринуться?».
Но блокада коз в яру не предвещала никаких шансов на прорыв. Таким «Макаром» коз мы продержали в яру до самого обеда, а затем погнали их на отдых к пруду. Козы отлично знали и время отдыха, и дорогу к пруду, поэтому они самостоятельно по дороге пришли к пруду, напились воды и улеглись на отдых, на берегу пруда.

Мы все уселись подальше от коз в лесной полосе. Раскрыв котомки, мы достали хлеб, помидоры, кусок сала, четыре вареных яйца, пять картошек и бутылку молока, которое к этому времени скисло. У девчонок еды не было, мы с напарником предложили им отобедать с нами, но они гордо оказались.

- Ты же обещал нам килограмм шоколадных конфет, - капризно, чуть не плача, сказала Танюшка.

- Конфеты в магазине, завтра куплю, - пообещал Танюшке я. – А про себя подумал: вот коза драная, пристала как репей к хвосту барана Бориса.

- Знаем мы вас мужчин, сначала обещают, а потом обманывают, - обиженно проговорила Танюшка и стала ковырять указательным пальцем левой руки у себя в носу.

Ничего не оставалось делать, как послать Василия за конфетами в ларёк. Я дал ему рубль из козлиных денег и сказал, чтобы он купил килограмм «школьных» конфет, покрытых шоколадной глазурью за 85 копеек. Василий ушел, а я, поев, улегся в холодке отдохнуть. Девчонкам приказал не бегать, не шуметь и по возможности реже дышать, чтобы не потревожить коз. Сам незаметно задремал, а потом уснул, проснулся лишь тогда, когда Васёк пришел с конфетами. Козы ещё мирно лежали, делая вид, что спят, но я видел, как вдруг то одна коза, то другая изредка открывали глаза и поглядывали на своих товарок.

Девчонки поделили между собой конфеты, дали нам по одной конфетке и принялись лопать конфеты так, что мгновенно их рты, губы и щеки окрасились в коричневый цвет.

Часа через два после полудня, козы лениво стали вставать со своих належанных мест. Вскоре они были все на ногах и вертели головами,выбирая момент как бы им половчее нырнуть в кукурузное поле, бескрайне раскинувшееся вокруг пруда.

На сей раз, стратегический и тактический план сдерживания коз в повиновении, отработан был нами до мелочей. Сразу за прудом начинался длинный глубокий яр, носивший название: « Кузнецов яр». Яр был огромный, глубокий, поросший кустарником и травой. Происхождение названия яра оставалось неизвестным. Кузнецовы люди, конечно, не могли вырыть такой огромный овраг. Он был естественного происхождения, промытый на протяжении многих лет вешней талой водой, стекающей с поля. Козы ничего не знали о предстоящих выборах депутатов, поэтому название яра их совсем не интересовало, они с удовольствием щипали травку и обгладывали ветки кустарников. Вели себя на удивление мирно и прилично: никаких попыток не предпринималось с целью выбраться из яра.
Наступило желанное перемирие. Девчонки, чтобы чем-нибудь себя занять, стали плести из разнотравья венки. Сплетенные венки они вешали козам на шею, отчего козы становились наряднее, похожие на невест перед выданьем замуж. Теперь им было неприлично в таком наряде вылезать по крутизне берега наружу. Барану на его крутые рога девчонки водрузили целых два роскошных венка. Баран и без того гордый, теперь возомнил себя царем в царской короне. Козлята остались без венков, малы ещё щеголять в цветочном убранстве, да и времени у девчонок на плетение венков козлятам не оставалось. Единение, перемирие и братание людей с животными на исходе дня состоялось. Солнце медленно садилось за горизонт, на землю опускалась августовская прохлада. Ни мы, ни козы не торопились домой, но баран Борис, отлично знающий распорядок дня, вылез на берег и степенно пошел по дороге. Козы и козлята лениво потянулись за ним. Нам, пастушкам, не было необходимости идти с двух сторон стада, козы знали, куда они идут,поэтому на кукурузу, растущую справа и слева от дороги, не обращали никакого внимания, а мы все шли сзади.

Через некоторое время мы подогнали стадо к мосту, где своих коз встречали хозяйки. Увидев на шее коз венки из разнотравья, женщины умиротворенно стали нас нахвалить за хороший выпас коз и ласковое отношение к ним.

« Молодцы пастушки, - говорили нам женщины, - и коз накормили и на ужин венков козам навешали на шею».

Идиллию передачи коз хозяйкам испортила Машуха. Она гневно набросилась на меня, говоря, что её любимой козы Машки и двух козлят нет. Я побежал по дороге назад искать козу, но не успел пробежать и двухсот метров, как увидел Машухину козу с козлятами. Она лениво, не торопясь,шла по дороге. Я её огрел два раза палкой для приличия по спине и рысью погнал к мосту. По всей видимости, она, невзирая на авторитет барана, всё-таки нырнула в кукурузное поле. Коза как-то нехорошо оглянулась на меня и мекнула не по - козлиному, а, скорее всего, прошипела по-змеиному.

В стаде всегда найдется паршивая коза, которая будет мутить воду. Я знал одного предпринимателя, так ему, в силу специфики созданного им производства, приходилось работать исключительно с женским коллективом. Чего он, несчастный, только не делал: приглашал экстрасенсов, которые составляли гороскопы на совместимость характеров работниц, тайно с помощью батюшки освящал рабочие места, но ничего не помогало. В коллективе всегда появлялась личность, которая портила бочку мёда ложкой дегтя. Производительность труда падала, работницы увольнялись, и предпринимателю ничего не оставалось делать, как перепрофилировать производство, где костяком коллектива были мужчины. И это закономерно, ибо дух соперничества заложен в женщинах изначально самой природой.

Машуха успокоилась, увидев свою козу, но ещё долго ворчала, что у её коз бока впалые, а у остальных крутые, сетуя на то, что только её коз не накормили за целый день как следует.

На лугу мы с девчонками долго сидели, нам стало отчего легко и весело. Мы смеялись, вспоминая, как мы держали оборону в Маницыном яру, сбивая коз вниз с крутого берега. Девчонкам и Василию досталось по рублю, мне лишь сдача в сумме 25 копеек от купленных в обед конфет.

Придя домой, я без задних ног завалился спать, и больше никогда в жизни не пас коз.Засыпая, я невольно вспоминал моих друзей, которые прошлым летом, вдвоём, с раннего утра до позднего вечера стерегли коз. Удивлялся их трудолюбию, умению, терпенью и стойкости. Гордился ими, потому что пасти коз – это не работа, это искусство, творчество, достигшее наивысшей стадии мастерства.

С синим большим шариком, с белыми полосками, который мне и моим сотоварищам служил и футболом, и волейболом, пришлось навеки расстаться. А вот из-за велосипеда иногда случались прения: как только мне нужен был велосипед, а он мне был нужен каждый день, так тут же за велосипедом приходила Танька и просила покататься на велосипеде. Мне частенько в законной просьбе Танюшки частенько приходилось отказывать.

Тогда она,сделав обиженным лицо, со злостью говорила: « Все вы мужчины такие, только что и умеете обещать, а потом не выполнять, козлы…».


Рецензии
Замечательный рассказ! Действительно - искусство: пасти коз.
Вот чего мы просто не знаем, когда читаем античные поэмы, где лирические герои частенько пасут коз: неудивительно, что способны они и на подвиги, и на настоящую любовь.
Отличная находка про пряник пятилетней выдержки! Для стариков действительно - пряник оставался самым желанным лакомством. Потому и полагали, что можно им всех приманить - подкупить.

Что касается пастухов...

Моя мать, в студенческой юности целинных времён, на практике тоже была откомандирована в помощь старому пастуху казаху: она одна со всего курса бойко держалась в седле. Задача этих двоих была ездить, разделяя, между двумя стадами баранов - одно стадо ветеринары уже привили, вторая ждала своей участи. "А бараны - они ж бараны и есть! Один побежал - все другие за ним увязались: попробуй ты их удержи!.. Как меня этот казах материл!..".

Спасибо Вам за веселый, познавательный, легкий и чистый рассказ!

Андрей Жеребнев   14.01.2021 17:19     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, Андрей за хороший отзыв. Удивительно точно вы поняли смысл незамысловатого рассказика. Успехов Вам!

Петр Гуров   15.01.2021 07:11   Заявить о нарушении