Буратино

Роды

На дворе шло четвертое тысячелетие и земля была перенаселена людьми. Чтобы иметь детей, нужны были немалые деньги для оплаты налогов и всяческих страховок. Те времена,  когда за рождение наследника государство ещё и платило, давно прошли и казались сказкой. Новый протоплазмоидный человек мог обойтись без потребления земных ресурсов в таких количествах, да и работоспособность его была гораздо выше. Поэтому за него и не брали никаких взносов. Просто необходимо было купить материал. Но и на это у  нас с женой не было денег. А детей хотелось. И мы решились. Вернее, решила жена, а мне пришлось согласиться стащить у себя на фабрике немножко искусственной протоплазмы. И случай как раз подвернулся. Мне велели отнести контейнер экспериментальной плазмы на утилизацию. Что-то у них там пошло ни так. Но, на халяву и уксус сладкий, говорят. И я прихватил домой комочек пластилинообразной, зелёной, вонючей и склизкой массы. Плазма была неучтённой и поэтому через проходную проходить я не побоялся.

- Чем это от вас так неестественно пахнет? - спросил меня робот-охранник на проходной.

- Это для тебя неестественно, а для меня вполне. Я в туалет хочу, а ты меня тут задерживаешь, дубина металлическая.

 Одноглазый робот подмигнул мне пару раз и сказал:

-  А, понимаю, выделения метана, естественный круговорот в природе.

- Слушай, железный, ты, наверное, в своё время химико-технологический факультет закончил? Не иначе, откуда бы такие глубокие познания? Ты меня выпускать будешь?

Робот открыл турникет и ещё раз подмигнул. Я понял, что это,  наверное, любовь, но дома меня ждала жена.

Придя домой, я сразу крикнул с порога:

- Дорогая, у нас будет ребёнок!

- Ну вот, я же говорила тебе не шляться по барам с незнакомыми мужиками -  съехидничала она.

- Да серьёзно, Света, я спёр немножко плазмы. Нам должно хватить.

Она выскочила из комнаты, обняла меня и сказала:

-  Я знаю, это будет девочка.

- Возможно, милая, хотя, по виду это больше смахивает на пацана, не очень приятной наружности.

Приготовления не заняли много времени. Мы добавили в массу по капле нашей крови, чтобы в нём были наши гены и вложили чип с памятью  предков, ну и ещё кучу всякой нужной и ненужной информации.
Я положил пластилиновый шарик под стеклянный купол, поддерживающий нужную для развития массы температуру в 80 градусов. Мы уселись со Светкой в кресла и стали наблюдать за процессом.

Через пол часа стали появляться ножки, потом ручки, а потом стало образовываться то, что отличает мужчину от женщины.

- Ну вот, пацан, - забубнила жена - это ты накаркал.

- Ну ничего, милая, пацан тоже не плохо.

И тут началось странное, между ног стала расти голова, а пипетка превратилась в нос, ну, а между рук стала появляться задняя часть.

- Ты что припёр, олух царя небесного? Это что такое? - закричала жена, вскочив с кресла.

- Тише, Света, не кричи при ребёнке, у него слабая психика. Это экспериментальная партия, могут быть нюансы. Сейчас всё исправим.

Я вытащил зародыш из купола как раз, когда он уже начал хлопать глазками в районе затылка. Благо, скелет полностью ещё не образовался и,  взяв пластилиновую субстанция, скомкал  в шарик, положив обратно под купол.

И мы снова стали наблюдать. На этот раз писюн появился первым.

- Ну вот, опять пацан, - возмутилась супруга.

- А что ты хочешь? Борьба за существование. Сразу видно упорство. Весь в батьку пошёл.

Жена, взглянув на меня, задумчиво выдала:

-  А ты свою кровь туда намешал?

На этот раз голова появилась на своём месте, задняя часть на своём, но из неё стали расти руки. Когда же я снова стал вытаскивать зародыш, то из заднего прохода послышался глухой хриплый голос:

- Твою мать, что же вы делаете?

-  Помолчи сынок, родители знают, что для тебя лучше,-  приговаривал я, разминая его в шарик.

- Может ну его, давай отнесём на помойку - удручённо сказала жена.

- Ты что, милая, родное дитя и на помойку?

- С каких это пор он стал тебе родным? Голос, до боли знакомый, из задницы услышал что ли?

- Молчи, женщина. Если не желаешь принимать участие в родах, можешь удалиться. А я не хочу, что бы наш сын при живых родителях на свалке обитал.

Светка поёрзала в кресле, потом посмотрела на меня и на купол. Подняла указательный палец к виску и покрутила.

На этот раз вперёд появилась голова, потом ручки и ножки. Затем малюсенькое мужское достоинство и нереально длинный нос. Глазки,ушки и рот, всё оказалось на месте.

- Ну вот, нет чтоб нос с пипеткой поменялся местами,-  заворчала опять жена. Теперь то я вижу, твоя кровь.

- Да не бубни ты. Смотри, какой красавец. Ты же хотела ребёночка.

- Ребёнка, да, а не это экспериментальной длинноносое чудо.

- Батяня-а-а, ты больше не будешь меня переделывать? - прохрипел сынок, когда я вытащил его из купола.

- Да что ты, родной, нет конечно, только носом мне в глаз не тыкай.

Взяв его на руки, мне показалось, что мы со спорами несколько его передержали, имея вес килограмм  20, он уже не был похож на младенца.

Я уложил новорожденного в кровать, и сынуля тут же захрапел, сдувая шторы на окнах.

- И как же ты его назовёшь, папаня? - спросила она, сидя за столом и придерживая руками подбородок.

- Ну, я где-то читал, что в древности жил такой мальчик с длинным носом. Его звали Буратино.

- И чем он известен, позволь у тебя поинтересоваться. Уж не великий ли полководец?

- Да нет, он был путешественник-кладоискатель.

- Посмотрим, что из твоего Буратино вырастет.

- Ты хотела сказать, из нашего?

- Нет, дорогой, экспериментальные Буратины - это не моё.

         
              Половинка

Батяня дал мне отличное имя. Буратино! Как звучит, ого-го, ни у кого такого нет! Если бы вы знали, как мне пришлось биться за собственное существование, когда я ещё был плазмой. Эта дура, из десятого отсека женских молекул, упорно хотела вылезти вперёд меня, собрав против нашего девятого армию атомов.
Но мы то тоже не лыком шиты.

Я сразу вперёд вырождал своё мужское достоинство, как флаг на флагштоке. А отец всё время перемешивал нас в пылу битвы, как только я начинал побеждать. И, по итогу, девчонке удалось конкретно  укоротить мой половой признак и перебежать вместе со своей армией, переродившись в мой нос. А армия была не маленькая, скажу я вам. И теперь они суют его везде, куда ни попадя.

На утро отец повёл меня в садик. Я успел как раз на завтрак. Меня усадили за столик со здоровенным хомякообразным пареньком, который, причмокивая, высасывал макароны из тарелки и зыркал злыми глазками по сторонам.

- Привет, дружище!- сказал я и случайно опрокинул носом стакан с компотом ему в тарелку.

- Ты чего тут своим клювом машешь, дятел недоделанный? - взбушевался хомячок и пнул меня ногой под столом.

 Тут во мне проснулись какие-то неведомые кавказские корни. Я схватил со стола вилку со словами:

-  Слышь ты, да я тебя сейчас как барана резать буду!

 И ткнул его носом в лоб. Карапуз с грохотом свалился со стула,  откатившись, как шарик, вскочил и побежал жаловаться к воспитателю. Бурно размахивая руками, он показывал не вполне приличные жесты в мою сторону.

Ну и молодёжь пошла! Наглая, беспардонная и ябеды. Не то что в прошлом. Перевелись рыцари в наше время.

Воспитатель, подойдя ко мне, сказала:

-  Буратино, ты зачем маленьких обижаешь? У нас в группе так не принято.

- А вы знаете, Настасья Никитична, что со свиным рылом за барский стол не лезут? Он тут хрюкал и макароны разбрасывал, некорректно отзываясь о моём органе обоняния. Я просто довёл до его сведения, что так некультурно вести себя в приличном обществе.

- Соломон, садись и доедай макароны с компотом - сказала она, усадив хомячка за стол,- А ты, Буратино, иди и пересядь за соседний столик, к Мальвине. Мне кажется, вы найдёте с ней общий язык. Она тоже новенькая.

- Можно присоединиться к вашему обществу, мадемуазель? - спросил я, уже усевшись.

У Мальвины, наоборот, практически отсутствовал нос, но отмечалась повышенная лопоухость. Она взглянула на меня голубыми озёрами глаз, и я моментально начал тонуть в них.

-  Родная, подай мне весло, а лучше два, а то мне не выплыть...

Она, облизав свою ложку, сунула мне её в руку. И я моментально вынырнул, испытав незабываемые чувства.

- Да, конечно, присаживайтесь, милостивый государь, не стесняетесь. Будьте так любезны, скрасьте моё одиночество и угостите даму компотом.

Ложка выпала у меня из рук и я вдруг почувствовал что-то близкое до боли родное.

- Послушайте, Мальвина, а не подскажите ли вы мне свою дату рождения?

-  Вообще-то, у дам не принято спрашивать о возрасте, но, так и быть, вам скажу. Это чудо произошло вчерась, - ответила она -  Моя мама купила протоплазму на торгах за огромные деньги.

- Ну да, у меня та же история,- признался я. Где же её ещё взять, эту протоплазму, как не на торгах за огромные деньги. А уж не из десятого ли ты отсека? Что-то чую близкое и родное.

- Ах, это ты вчера был в девятом? То-то, чувствую, уши к тебе клонит.

- Ну да, а у меня нос к тебе тянет.

- Послушай, Буратино, я ещё пока не размышляла о второй половинке. Мы ещё слишком молоды.

- А я что, я не ничего, это Настасья Никитична во всём виновата. Сам ещё не нагулялся и не готов к серьёзным отношениям.

-  Ну и не тяни ко мне свой нос!

- А ты уши от меня убери! Сидит тут, понимаешь ли, глазки мне строит. Ишь, фифа какая!

- Да я тебе сейчас нос вырву!

 - Это я тебе сейчас уши откручу!

Мы вцепились  друг в друга и не могли оторваться. Я опять начал тонуть в её озёрах, а она окунулась в бездну моих. Ощутил, как же чудесно, ещё только начав жить, уже найти свою вторую половинку. Я понял, что самый счастливый человек на свете. Что нет ничего дороже в мире, чем найти себя в жизни. Найти и понять, что порознь мы два уродца, а если объединиться в целое, происходит внутренняя и внешняя гармония.


Рецензии
Про будущее интересно читать, когда фантазия имеет обосновывающие предпосылки в настоящем и прошлом. У Вас получилось очень увлекательно.
С уважением, Петр.

Петр Лопахин   26.03.2021 06:33     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик, Пётр.

Роман Синицин   26.03.2021 06:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.