Даёшь наш блеск!

  «В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть. А на самом деле в уездном городе N люди рождались, брились и умирали довольно редко. Жизнь города N была тишайшей. Весенние вечера были упоительны, грязь под луною сверкала, как антрацит, и вся молодежь города до такой степени была влюблена в секретаршу месткома коммунальников, что это мешало ей собирать членские взносы».
  Наверное, многим памятно своё читательское состояние после прочтения этих строк.  Чаще всего уже немало бывает взято общепризнанных литературных вершин для детского чтения, когда   на глаза впервые   попадаются эти строчки. Первое чувство — восторженное удивление. И удивление такого свойства, которое не порождало до этого ни одно литературное произведение. А после продолжения чтения становилось понятно: значит, есть другая, вот такая, необычная, не ведомая тебе до этого литература. Замечательная литература. И главное — ТВОЯ!
   В ряду литературных вершин стало на одну больше. И в тот момент — больше на самую высокую вершину, и стоящую несколько особняком от известных литературных хребтов.
  Потом ты берёшь другие подобные литературные вершины, других авторов, и уже можешь сформулировать, в чём своеобразие и сила этой литературы — в её стиле. И отводишь ему всё бОльшую долю в литературной высоте художественного произведения. Математически этот вопрос каждый решит, конечно, по-своему. Но каждый должен будет согласиться: немалая, очень немалая это доля — стиль.
  Так поработаем же и мы, друзья, над стилем наших произведений. Пусть и наша грязь под луною  стремится к антрацитовому блеску; а  наши секретарши пусть будут настолько хороши, что месткомы, профкомы и даже парткомы вовсе годами остаются без членских взносов.


Рецензии