Madame Tarot - глава 6

 Первая глава повести:
http://proza.ru/2020/09/09/1823               

                (Это твой последний день, провидица!)

  Хелена проснулась. Раскрылась резко по пояс, надеявшись столкнуться с говорящим, но в комнате было пусто.
  Еще довольно заспанная, она начала оглядываться по сторонам. Лишенный осмысленности взгляд скользил по предметам, на каждом останавливался по несколько раз. Тревога сыпалась песком между легких. Словно что-то давило Хелене на плечи, только не получалось понять, что именно.

  На улице собиралась гроза. Даже сквозь стекло - напряжение, с которым готовился хлынуть потоком дождь. По черепичной крыше бродил гром, и воздух от этого слегка вибрировал. «Наверное, мне померещилось от стоящего вокруг рокота».
  Небо, напоминавшее незастывший гипс, вяло покачивалось. Из-за тусклого света комната казалась выцветшей, серой и блеклой. Даже кода, и без того смуглая, выглядела темнее на тон. Хелена попыталась накрыться одеялом и уснуть вновь, но не вышло. Слишком влажно и по-летнему душно.

 Вздохнула. Подняла голову.

«Какого черта?!»

  Девушка сразу проснулась. Вскочила и, прижав подушку к груди, отбежала.

  Мечи. Над ее кроватью прибито девять мечей. Девять темных заточенных лезвий - исход чьей-то злой шутки, которая и убить могла бы.

  Напряжение сразу вспенилось на дне желудка, кончики пальцев похолодели. «Откуда они здесь?» При одном взгляде - страшно порезаться. А если бы ночью упали?

  Накинув на плечи тонкую черную шаль, Хелена заторопилась к окну, чтобы проветриться. Голова шла кругом. Перед заспанными глазами все плыло, рябили черно-белые квадраты под ногами. Иногда приходилось перешагивать через шахматные фигуры - их развалины то и дело загораживали путь. Остановилась перед черным ферзем. Его фигура была длиннее Хелены на целую голову и потому выглядела слегка гнетущей. «И зачем кто-то приволок его ко мне в комнату? Странный выбор» Аккуратно обошла его. Заторопилась дальше.

  Запах эфирного масла. Стены выглядели скользкими и маслянисто блестящими. Небо грохотало за окнами, хрипело и заходясь кашлем. Девушка слышала ехидный шепот карточных людей - те прятались за хрустальными флаконами с парфюмом. Видимо, подобно всем сплетникам они были уверены в своей осторожности. Только вот шепот всегда звучит громче криков. Хелена лишь презрительно цокнула языком в их сторону, даже не оборачиваясь

  Затем она притворила оконную створку за своей спиной. В коридоре пусто и звонко, а от запаха дождя довольно скоро приятно похолодело в груди.

 - Такого исхода ты ожидала, моя волшебная?

«Опять она?»
 
  Голос откуда-то издалека, они доносился лишь эхом. На этаже никого. В нерешительности девушка стала спускаться по гибким дребезжащим ступенькам.

  Некоторое время  блуждала по темному запыленному коридору, спотыкаясь на каждом шагу об обломки досок или черенки битой посуды. Дергала за ручки дверей одну за одной. Заперто, заперто, заперто.

  Отчаявшись найти Люциллу, Хелена оперлась о стенку. Постояла так немного в попытках успокоить гудящую голову. А затем в сердцах стукнула по стене локтем.
Раздался треск.

  Стена разорвалась, будто это пергамент. Девушка почти ввалилась в какую-то комнату. Это гостиная, кажется.

  Сорванные шторы были разбросаны по всему полу и выглядели как ошметки истлевшего ковра. За окнами - все тот же гипс. Закручивающаяся спиралями жижа. В центре комнаты навалена гора какого-то мусора, смешанного с комьями пыли. Среди прочей трухи угадывались обломки кресел. Странно. И немного жутко.

  Хелена стала медленно приближаться к этой куче. Шаг. Ноги тонули в шторах. Вязли в мягкой рыхловатой ткани. Еще шаг. По спине холодок. Как если бы холодной рукой под платьем гладили.

  Как если бы оголенной костью поглаживали.

 - Итак, тебе все же удалось меня найти?

  Наконец-таки, это Люцилла! Услышал сзади знакомый голос, Хелена почти с облегчением выдохнула, с ее спины сползло леденящее чувство. Готовая улыбнуться, девушка развернулась и

      «Что с ней?»

                «Что с ней, черт подери?!»

  Действительно Люцилла. Сидела по-турецки и смотрела снизу вверх. На ней ветхое красное платье, похожее на кимоно. Корона из ржавых гвоздей в спутанных волосах. Женщина молчала, пока…

  Пока по ее груди и лицу медленно скользили змеи

  Хелена отпрянула и закрылась руками. К горлу мгновенно подступила рвота. В оцепенении девушка следила за тем, как чужие веки сомкнулись, пока по ним ползла рогатая гадюка.

 - Ты уже выбрала меч, моя волшебная? - Люцилла говорила, не убирая змею с лица.

  Хелена сказала, что не понимает. Голос ее дрожал.

 - Как же, моя волшебная? - змея скрылась за воротом. Из волос выползла новая. - Твоя счастливая жизнь закончится завтра вечером, и ее нужно обрезать чем-то острым, дабы прощание не казалось столь болезненным. 

Словно предвидя вопрос племянницы, улыбнулась и продолжила:
 - Ты уже не в силах это изменить. Когда внутри волшебный огонь, нужно обогревать им других, я не вижу другого выхода в провиденье. Тебя же он выжег изнутри, словно болезнь, так как не нашел не единой благодетельной щелочки.

  Змеи струились вниз по локтям, скрывались в складках платья. Хелена пыталась выкрикивать вопросы, но голос лишь клокотал где-то в животе. Стала трогать губы, лезть пальцами себе в рот. Глаза все больше пекло от слез. Надеялась найти в глотке то, что мешало говорить. Но там ничего не было, совсем ничего.

  Даже языка не оказалось

  Люцилла все так же молча наблюдала за ней. Лицо ее выглядело усталым и сильно постаревшим. Женщина тяжело вздохнула.

 - Не получается проснуться? Ничем не могу помочь, извини.

  И дама смолкла, теперь уже на совсем.
  Но еще целую вечность они провели в ирреальной разрушенной гостиной. Хелена, согнувшись вдвое, надрывалась из-за опустевшего горла. Пока Люцилла, покрытая змеями с головы до ног, молча наблюдала за ней.

  А за окнами бушевал дождь.

                ***
  Пробуждение было тяжелым и долгим - из ночного кошмара Хелена выбиралась как из глубокой ямы. На часах одиннадцать, а от переизбытка сна у девушки гудело в голове и ломило спину.

  Первым, что овладело ее мыслями, стал монолог отца:

  «…поводом определиться с кандидатом на роль твоего будущего супруга. Ты хочешь и дальше вести подобный образ жизни?»

  Хелена сбросила с себя одеяло, чуть влажное от ее пота, закинула ногу на ногу и вдалась в размышления. За окном душно, и дышать ей было нечем.

  Замужество. Она никогда не думала о себе, как о чьей бы то ни было супруге. Когда подруги рассказывали о приготовлениях к своим свадьбам, Хелену утомляли даже сами разговоры. Подписанные пригласительные открытки, скатерти в тон букета невесты, слезливые поздравления родственниц - все это вызывало в ней зудящее раздражение.

Брак не был целью ее жизни. Хелена видела в нем лишь необходимость, которую до упора можно оттягивать. Сейчас же ее просто поставили перед фактом - в столь скорой помолвке Пласид, кажется, нашел способ избавиться от разочаровавшей его дочери.

  Девушка считала это несправедливым по отношению к себе. Ее ведь передаривают, подобно тому ящику с вином.

  Почувствовав нахлынувший порыв жалости к себе, Хелена перевернулась на бок.  Прижала к животу подушку, чтобы в любой момент было удобно начать плакать.

  Ее целью ведь был вовсе не брак, а мужское внимание. Девушка жаждала анонимных признаний в любви, томных взглядов ей в спину. Чтобы ей бросались в ноги, а она отвергала, отворачивая лицо в сторону. Чтобы за нее стрелялись, а она делала вид, будто ни о чем не догадывается.

  Чтобы все восторженные взгляды обращались к ней, стоило девушке войти в комнату. Чтобы вокруг нее одной водили хороводы, и Хелене не пришлось бы при этом прикладывать хоть какие-то усилия в попытках удерживать чужое внимание на своей персоне.

  А сейчас ее лишат всего этого. Пласид подумал, что наслаждения от любовных интриг его дочь не заслужила. Он решил сбросить юное цветущее создание в колодец рутины и будничного уныния.

  Хелена закинула на подушку ногу и стала тереть глаза в ожидании слез. Все же от моментов жалости к себе отвыкать она не собиралась даже в сложившихся обстоятельствах.

  Дверь громко хлопнула.

 - Как может Провидица спать так долго в собственный день рождения! У нас ведь так много забот сегодня!

  На пороге стояла Люцилла. «Только ее сейчас не хватало»
Волосы родственницы вновь были закручены в высокую замысловатую прическу, а губы накрашены черным. Выражение лица же выглядело довольным, и при виде заплаканной племянницы оно ничуть не изменилось.

  Хелена раздраженно втянула носом воздух и лишь сильнее прижала подушку к груди.

 - Дайте мне с полчаса времени. Видите же, я сейчас не готова выходить.
 - Никаких «с полчаса»! - Люцилла в два шага оказалась рядом с постелью и схватила девушку за руку. - Разве ты не воодушевлена предстоящей феерией?

  От чужих пальцев запястье неприятно заныло. Выхватив его, Хелена еще ненадолго замешкалась. Массивное черное платье вошедшей, стеклянная улыбка на нечитаемом лице - все это вызывало чувство легкой тревожности. Что-то не так. Только потом стало очевидным,

  Они ведь не к совершеннолетию готовятся, а годовщине похорон.

  Как только Хелена вышла из комнаты, то сразу окунулась во тьму: все окна были завешены плотными бархатными шторами с вышитыми золотыми звездами, а свечи давали больше сладковатого дыма, чем света. С первого этажа уже доносились отголоски чьих-то разговоров. Все же то был праздник, первые всходы его праздности. Это слегка ободрило.

  От охватившей нутро решительности девушка сжала кулаки так, что на запястьях отчетливее проступили вены. Пусть решение отца висело грузом. Сегодняшний вечер посвящен именно ей, а про покойницу-мать никто из присутствующих и не вспомнит. Девушка решила, что совершенно точно будет безудержно веселиться, пусть еще и не придумала, как именно.

  Гости встретили именинницу воодушевленно. Постоянно пополняющаяся жижа из людей забурлила, многие сразу двинулись к Хелене, чтобы поздороваться лично.

 - Провидица! Мадмуазель Провидица, вы помните меня? С совершеннолетием вас, провидица! Рад снова лицезреть ваше волшебство!

  К девушке подбежал темноволосый мужчина и принялся выцеловывать ее руки, почти облизывая их. Кто это такой, вспомнить не получалось.

 - Оу, месье Блан! - донеслось у Хелены со спины. - Приятно видеть вас среди присутствующих. Вы уже пробовали напитки?
Люцилла, все так же улыбаясь, полностью переключила внимание гостя на себя. Хелена почему-то была уверена, что та давно уж ушла.
 - Благодарю, пока нет! Н-но я…
 - Тогда настоятельно рекомендую вам пройти и попробовать! - Люцилла обвила рукой талию племянницы, готовая увести ее от неловкого разговора. - Надеюсь, у нас еще будет возможность пообщаться с вами и вашей сестрой!

  Именинница не успела вымолвить и слова, как ее развернули и потащили в другой конец залы.

 - Мы не можем отводить каждому гостю слишком много времени, так даже до утра не закончить всех приветствий, - прошептала Люцилла заговорщически, дыхание ее было холодным и каким-то сырым. - К тому же, тебе еще предстоит сменить наряд!
 - Еще раз?
 - Конечно!
  При этих словах женщина улыбнулась. Затем театрально прислонила свои длинные черные ногти к лицу и вздохнула:
 - Ах, мне жаль всех присутствующих дам! Ведь наша Провидица затмевает всех в этот вечер, даже если окажется в одной сорочке!

  Услышав это, девушка невольно хихикнула. Все же Люцилла умела быть временами если не приятной, то хотя бы терпимой.

  Время от времени до Хелены пытались дотронуться. Мазнуть рукой по ее запястью, погладить талию. Заметив один из таких порывов, Люцилла прижала племянницу ближе к себе. Казалось, не сделай она этого, девушка бы давно увязла. Захлебнулась, схваченная кем-то, в бесконечном столпотворении.

  Немного путались мысли. И понять, что творится вокруг, удавалось с трудом - толпа все больше походила на мясистое чудовище, развалившееся на весь дом своим тучным телом. Вокруг стоял праздничный хаос, а осмысленности в поступках становилось все меньше и меньше. Однако это не умаляло шарма происходящего. Хелена пусть и не успела выпить ни бокала, но в груди у нее все больше плескалось шампанское и приятно звенело в голове.

 - Ну что, провидица, тебе льстит подобное внимание?
Хелена улыбнулась уголками губ.
 - А может не льстить?
  Впервые за долгое время она чувствовала себя расслабленно. Переизбыток сна лишь добавлял ощущения приятного безразличия и вялости, все люди от этого казались ей чуть милее. Девушка перевела взгляд на завитые ветвями волосы Люциллы - даже покачивались как бы доброжелательно.

 - Однако не знаю, поэтому и спросила. Может, тебя утомляет это праздное общество и обращенность каждого в нем лишь в твою сторону?
 - Это не так. Я вожделею этой обращенности, мадам, - послушно под давлением чужой руки свернула за поворот. - Почему у вас возникают подобные вопросы?
  Люцилла клацнула зубами и затем тоже смешливо оскалилась.
 - Важно всегда помнить о своих желаниях, чтобы перед самой собой потом оправдывать ими любую низость. Это помогает достигать их быстрее. Понимаешь… не всем ведь хочется потчевать на заслуженных лаврах. Некоторые люди по жизни бегут от любых торжеств и змеями сидят в своих норах. Никакого эстетства!

  Они снова свернули.

 - Я не понимаю, в чем логика таких людей.
 - Ее и нет, там нечего понимать. Они болезненно осознают собственную никчемность, но вместе с этим упиваются жалостью к себе, когда осознают, что мир в них не нуждается.
 - То есть? - Хелена не могла отделаться от чувства, что смысл чужих слов понимается ей не полностью. Что она что-то упускает, причем не только во время разговора. 

А с самого утра.

 - То есть им нравится постоянно жертвовать собой для блага любого проходимца, лишь бы чувствовать, что они прожигают жизнь ради какой-то там благой цели. Зато, подыхая, они смогут сладко выдохнуть и подумать «я так чудесна, я была настоящей альтруисткой и благодетельницей! И теперь, я ведь прожила так бескорыстно, можно спокойно сгнить!»

  «Все же не пойму, что здесь не так»

  Голос Люциллы был звучным. Во время ее монологов он то клокотал где-то в горле, то начинал звучать гнусаво и почти визгливо. Но живости в нем не чувствовалось. Женщина как бы зачитывала чужие реплики, пытаясь изобразить эмоции, но все же их не испытывая. Для Хелены этот волнообразный звук стал единственным, что она слышала вокруг себя, будто мир вокруг перестал существовать вовсе.

 - Только я не пойму, какое отношение подобные люди могут иметь ко мне, - Хелена повернула голову и увидела растянувшуюся черную улыбку и приторный прищур в ответ. - В мире миллионы никчемных людей, я не вижу смысла тратить на их обсуждение свое время или силы.
 - Тебе кажется, что подобная категория людей не имеет к твоей жизни отношения? - интонация снова сделала дугу. - То есть ты думаешь, что такие люди не представляют для тебя никакой опасности?!
 - Я н-не…

  Тут Люцилла внезапно расхохоталась. Запрокинула голову - на шее сразу очертились вены. И смеялась она долго. Раскатисто. Плечи подрагивали, качались рога из волос. Люцилла смеялась, и Хелена отчетливо видела ее зубы, неровные острые зубы в сумраке

                «Коридора?»

  Они ушли. Ушли очень далеко, в этом крыле было совершенно пусто. Это осознание ударило Хелену под колени. Как можно было не заметить, когда они вышли из залы! Какое это крыло дома? В полутьме девушка не понимала даже этого. Шаг назад.

 - Ты ошибаешься, провидица! Ты очень сильно ошибаешься! Эти жертвенники перегрызут тебе глотку!
 - Да, конечно.
  Еще шаг назад.

 - Знаешь, что самое забавное? - женщина еще не могла отдышаться. Она, слегка ссутулившись, навалившись когтистой рукой о свое бедро в попытке перевести дух. - Этим подножным тварям чертовски везет! Зачастую именно вокруг таких страдалиц водят хороводы по итогу.

  Хелену будто парализовало. Страх липкой холодной жижей начал подниматься по ее пищеводу. Он уже готов вылиться через горло. Звать ли ей на помощь? Был ли недалеко хоть кто-нибудь? В голове все скомкалось. Пугало не столько происходящее. Душило непонимание. Обмораживало руки и ноги. Снимало их с шарниров тела. Страх постепенно расчленял.

  Женщина, казалось, следила за ее внутренними метаниями. Прищур змеиный и сладкий. И даже налившиеся кровью розы в ее волосах не спускали с Хелены взгляда.

 - Будет забавно, если одна из таких девиц отберет у тебя твой дар, не так ли? - Хелена, не особо вслушиваясь, продолжала делать спиной небольшие шаги. - Ты же там не думаешь, что твое ясновидение нерушимо?

  Лицо женщины на миг приняло испуганно-обеспокоенное выражение, будто заблуждение племянницы искренне ее волновало. Потом повернула голову куда-то в сторону. Хелена в тот момент думала, получится ли докричаться хоть до кого-нибудь.

 - Представь, в какой-то момент такая особа подойдет к тебе и заявит «ты неправильно пользуешь свои способности, я забираю их»! И потом она их растратит на всяких оборванцев в первый же день, а ты останешься ни с чем.

  Хелена беззвучно продолжала отходить. Секундно переводила взгляд: «главное - понять, где мы сейчас». Она ждала знакомый поворот. Еще лучше - лестницу. Можно будет наконец развернуться. Побежать, позволив себе завизжать и заплакать.

 - Разве тебе не страшно остаться в забытьи?

Вот-вот побежит. Точно. Она точно побежит сейчас. Люцилла как раз не смотрит.

 - Страшно, но…

  Сжала кулаки - ладони скользили от пота, их слегка пекло. Между ребрами глухо и больно постукивало. Глубокий вдох. Хелена приподнялась на носках и

(Зря она это сделала)

 - Вы пугаете меня еще больше!

Тупик.

  С шумом уперлась в стену. Люцилла заметила. Парализующий ужас заново прошелся пальцами по шее Хелены. По костному мозгу. Надавил на поясницу. «Почему я так боюсь ее?!» Смотреть вперед не хотелось. В тусклом свете Люцилла с ее рогами - демоноподобна. С желтыми блеклыми пятнами на пустом улыбающемся лице.

  Тогда Хелена уперлась взглядом на пьедестал с расписанной вазой - та стояла рядом. Глазные яблоки тоже жгло. Стоило их прикрыть - начинали болеть веки. Люцилла не двигалась.

 - Пугаю? Я пугаю тебя, провидица?

  Хелена продолжала вжиматься в стену. «Ах, если бы она внезапно развезрнулась!»

  Ты даже представить не можешь, насколько это глупо! Я есть часть тебя, провидица, - Люцилла звучным неспешным шагом стала приближаться все ближе, - даже если ты перестанешь меня видеть…

  До них меньше трех метров

 - Даже если тебе покажется, что меня больше не существует, - она медленно провела рукой по своей шее, - ты ни одним ножом не выскоблишь меня из собственной плоти!

  Не больше двух

 - И если ты перестанешь быть убедительной, если вокруг тебя никого не останется, вся эта история, - Люцилла легко постучала ногтем по своей артерии, - эта история не пройдет без шрамов. Какая жалость, не правда ли? Считай это платой за минутную славу!

  Женщина приблизилась еще и

 - Не подходи ко мне!

  Удар коленом по пьедесталу, ваза с грохотом развалилась черенками по полу. Хелена схватила один из кусков. Большой и, кажется, наиболее острый. Вытянула его оборонительно вперед. Девушку все еще било крупной дрожью, и рука оттого прогибалась со слабостью в локте.

 - Да разве я делаю тебе что-то? Отчего столько страха? - Люцилла вновь рассмеялась. - Очень грубо выставлять острие на своего благодетеля! Без моей поддержки ты бы наверняка все еще надрывалась в ванной, задавленная картами!

  Осколок не опустился. Люцилла примирительно вздохнула.

 - Что ж, ты успела неплохо меня развлечь, и я надеюсь на продолжение сегодняшнего празднества. Успеть насладиться пышным банкетом, музыкой… Предлагаю сделку: простоишь с закрытыми глазами с минуту, и вся эта неразбериха закончится, идет? - продолжила более равнодушно. - Тебе нужно подостыть, а я успею уйти за это время. Даю тебе возможность не наделать занимательных глупостей.
 - Хорошо. Но у меня… У меня очень хороший слух! Если вы решите воспользоваться моей временной слепотой, ничего не выйдет.
 - Поверь, придумаю что-нибудь гораздо более увеселительное, нежели столь очевидный обман, - женщина развернулась, тряхнув розами в своих рогах. Последнюю фразу она произнесла уже со спины, удаляясь почти беззвучно. - Минута пошла, так что

                удачи, провидица.

  Хелена постаралась перевести дух, но дыхание все еще поминутно сбивалось, а острые плечи вздрагивали. Глазами она впивалась в удаляющуюся спину, и не удавалось, пересилив себя, сомкнуть их. Пришлось прикрыть лицо свободной ладонью.

  Потом звуки совсем стихли, и коридор загудел тишиной. Хелена старалась выждать нужное время, пересчитывала секунды на пальцах, чтобы не сбиться: «Двадцать во.. то есть двадцать шесть, двадцать семь…»

  Она чувствовала, что успокаивается все больше. Теперь подобие панической атаки, случившееся несколько ранее, ей самой начинало казаться необоснованным и почти глупым. Жар расходился по ее телу пятнами, а пальцы на лице морозили щеку. Хелена устала. Не от случившейся истерики - от всего этого. Сделав очередной глубокий выдох, продолжила ждать, уже слегка покачиваясь от скуки.

 В стене что-то зашуршало.

 «Завелись мыши? Нужно будет поговорить с отцом, это мерзко. Тридцать один»

  Шум не прекращался, отчего девушка все больше чувствовала себя неуютно. Сердцебиение вновь зазвучало в груди чаще. Нервные струны внутри нее все больше и больше дрожали. Хелена сильнее прижала ладонь к лицу.

  «Время такое долгое! Тридцать девять, осталось всего двадцать секунд… я могу досчитать до десяти два раза, и тогда будет словно быстрее, - вновь нажала пальцем на щеку, - значит, один, два…»

  Щелк - у нее за спиной. Скрип - из-за ее плеча. Хелена распахнула глаза, не убирая от них руки и почувствовала,

                Как стена под ее спиной медленно проваливается.

                ***
  Хелена в попытке удержать равновесие ухватилась за раму пальцами одной руки. Все это время за ее спиной была дверь. Дверь! Захотелось выкрикнуть это с надрывом. Сотню раз было возможно позвать на помощь за это время. Как глупо. С силой жмуря глаза, девушка чувствовала, как заныла вторая ее ладонь - Хелена, забывшись, успела порезаться осколком.

 - Я услышала шум. Что-то случилось?

  «Быть не может»

 - Не подходи ко мне!

 Глаза распахнулись и сразу заболели от света. Люцилла. Перед ней вновь возникла Люцилла. Кажется, даже кровь потекла по руке быстрее. Страх перемежался с яростью. Это все Люцилла! Она стояла напротив в похожей на саван сорочке, выражение смуглого лица было нечитаемым. Комната в болезненно-желтым свете. Этот свет сразу стал Хелену бесить.

 - Ты опять за свое. Моя волшебная, тебе ведь известно, что я не желаю тебе зла и..
 - Я сказала, чтобы ты стояла на месте!

  Женщина застыла, примирительно подняв к лицу руки. Сразу при этом замолчала, и вернувшаяся в воздух тишина принесла Хелене острое болезненное удовольствие. Но  здесь ее спрятанный за зубами язык наконец не выдержал:

 - Так, я играла по твоим правилам все это время. И если бы ты снова меня не обманула, я бы достояла эту несчастную минуту! Ты хотела, чтобы было смешно, да? Тебе хотя бы весело? - Хелена обхватила себя за плечи, отодвинув слегка осколок - Я просто хочу, чтобы это все закончилось, ты хоть понимаешь это? Разве я многого прошу? До этого дня я не понимала, чего мне хочется. Все мои мечты оказывались слишком размытыми и оттого несовместимыми с жизнью. Сейчас же я просто хочу вернуть все, как было раньше! Я не ценила своей прошлой жизни, и в этом была моя ошибка.

  Здесь Хелена опустила руки и распрямила плечи. Продолжила она уже более уверено. Ее мысли наконец выстраивались парадом планет.

 - Вся эта кутерьма с гаданиями была большой глупостью. Я осознаю это, но считаю, что сполна расплатилась за последние несколько дней. А сейчас, так как я все это время играла по твоим дурацким правилам, я выйду из комнаты и все закончится. Я выполнила свою часть уговора, ясно?

  На душе внезапно стало тоскливо до невозможности. Заныло вдруг сердце и загудела с тем плоть вокруг него. Прошло мгновение ее истрерии, когда изнутри Хелену выжигало пламя, сейчас на нее разом навалились усталость и измученность тревогой, ненадолго до того забытые.
  Сегодня последний день ее карнавала в конце времен. Зазеркального праздника, завораживающего тем больше, чем более пугающим он становился. Девушка сама не понимала, что за эмоции ее обуревали - обида, сожаление или радость. Ясным было лишь чувство всепоглощаюдей опустошенности. И осознание, что на рядом стоящей Хелена отыгрывалась за это непонимание все последнее время.

 - Сейчас я не могу попросить у вас прощения, мадам. Я бы хотела сначала разобраться в себе и потом сделать это более… достойно.

  После этих слов Хелена уперлась лбом в дверь, в нерешительности ее пальцы застыли на позолоченном узоре. Она звучно выдохнула.

 - Я все понимаю, моя волшебная! - голос за спиной вновь зазвучал тихо и медово. - Я рада, что мы наконец вышли из того непонимания, с которого началось наше знакомство.
 - Спасибо.

  Поза, в которой застыла девушка, казалась ей невероятно удобной. Открывать замок, выходить, закрывать его обратно - все это показалось очень сложным. Хелена чувствовала, что начинает непроизвольно дремать прямо так, стоя. Пусть она пробыла в постели невероятно долго сегодня - сон одолевал ее вновь. Только вот потом

  Она ощутила на своей шее чужие пальцы.

Уже совсем рядом, елейное, зазвучало
 - Мы ведь с тобой обещались оставаться вместе как можно дольше, правда? У нас будет много времени для этого!

 Люцилла вновь засмеялась. Этот смех. Этот чертов засевший в подкорках сознания смех! Не оправдание, просто…

 Внутри все разом перевернулось. Пальцы - влажные пальцы. Поворот, затем резкий толчок. Хелена чувствовала, что ад в ее голове. Смех, это все смех! Она не понила себя. Сонливость растворилась в огне. Резкий вздох,

  И струна порвалась.

  Комната резко укуталась обратно в тишину. «Что это сейчас было?» 
Сердце Хелены продолжало судорожно биться - оно есть птица, пожираемая коброй заживо. Взгляд не фокусировался. Зрачок точно затянуло молочной пленкой. Девушка повертела головой, почти не понимая, где она. Но ей почему-то было страшно.

  Лицо влажное. Разве Хелена плакала? Наконец удалось сморгнуть марево…

  Гости зашумели, встречая оркестр овациями. Вступили виолончели и дом восторженно задрожал. Завибрировали стены, и эхо звучно стало перекатываться по коридорам. Подобие выстрела - открыли шампанское. Все больше толпа погружалась в нетрезвое беспамятство, увеселительный хаос. Вокруг слишком шумно.

  И никто не услышал, как упал на пол осколок вазы. Как небольшая отдаленная комната наполнилась захлебывающимся визгом. Так странно, что никто из присутствующих наверняка не скажет

                Пролились ли в ту минуту кровь или вино...

Следующая глава:
http://proza.ru/2021/01/19/1361


Рецензии