Чёрное Озеро

   Если лететь далеко на север, в края чужие и далёкие и послушать стариков, доживающих свои дни в ветхих жилищах, можно найти те странные места, которые люди обходят стороной. Да и мало теперь стариков из тех, кто чудо видывал на своём веку.

   Говорят, если идти по одной заросшей тропке пол-дня, выйдешь ты к берегу озера, да не простое оно, а Чёрное, Чёртово. Хозяин того озера и не человек вовсе, а чудовище с жабьей кожею и выпученными рыбьими глазами. А ещё говорят, о четырёх ногах Хозяин того озера.

   Сказывают, мужик один рыбачил как-то раз в его владеньях, да не удружил он Хозяину, наловил он много рыбы - и крупной, самой жирной, и маленькой да костлявой, малявок не пожалел, всё себе забрал. Жадный был мужик, до всего его руки тянулись, всё готов был себе утащить. Не понравилось это Озёрнику...

   А надо сказать, держал этот мужик животину - полон двор скота у него был, и больше всего ему любились лошади. Кормил он их так, что и многие люди бы позавидовали.

   Вот повёл однажды постух его коней в ночную, да остановился он около Чёртова озера - в старину его звали Улесское. Костёр развёл, снедь свою из сумы вытащил, поел да закурил.

   Вдруг ветерок повеял, зарябило зеркало водоёма, заржали лошади, потянул морды к воде. А пастушок сидит, да трубку свою курит, и усом не повёл. Тут ещё раз ветерок подул, кони к воде подходить начали. Сидит пастух и смотрит на лошадей, ничего дурного не чует. А потом запузырилось что-то на середине озера, дух плохой пошёл - тиной да мёртвой рыбой запахло. Бросились лошади в озеро, да не поплыли, а своим ходом пошли в глубину водоёма. Тут-то и дошло до пастуха, что чертовщина происходит. Не кинулся он коней из воды вытаскивать, а побежал стремглав к себе домой. Забился он там в самый дальний угол и всю ночь сидел не жив, не мёртв, кресты на себя накладывал.

   На том история с лошадьми и кончилась, не нашли коней. Две недели искали - не нашли ни следа. Погрустил жадный мужик, месяц пил горькую, да потом вдруг решил : "Была не была, заведу себе новых коней!"

   Но что-то у него не заладилось после того, как Озёрнику насолил. Сколько денег не тратил, жеребята все сдыхали через несколько суток, а старые лошади сходили с ума перед его воротами и много увечий нанесли людям, пытающимся их загнать во двор мужика.

   Говорят, горевал очень тот мужик, волосы на себе рвал, ходил к Улесскому озеру да плевал в него каждый божий день.

   Через пару лет даже после гибели своих лошадей мужик не успокоился и в срок, что утонули его кони, нанял он огромную телегу и поехал к Улесскому. А в телеге было - грех сказать! - навоз скотский. Вывалил он навоз в воду, плюнул, да смачно выругался, уехал домой и с горя напился.

   Наступила ночь. Понадобилось жадному этому мужику по-маленькому выйти во двор в нужное место. Вышел он из дома и глазам своим не верит: стоят его кони посеред двора живехонькие. Обрадовался мужик, кинулся к коням. И не сразу заметил, что скотина не живая, а мертвая, что съели лошадинное нутро рыбы да улитки, что через шкуру белые кости светятся. Но уж так лошади радостно заржали при виде своего хозяина и так пьян был мужик, что увидал, что шкура спадает со спины коня он только тогда, когда уже вскочил по-молодецки на его круп.

   Заржал табун и пронёсся по улице спящей деревни, а в середине мёртвого табуна - жадный мужик на любимом своём жеребце. Всю ночь катали его кони по деревне и ни один человек не проснулся, ни одна собака не залаяла, да и он ничего сказать не мог, сковала его немота, ни пошевельнуться, ни слова вымолвить. И как только пропели петухи третий раз, сгинуло наваждение и упал мужик на дорогу возле своего двора.

   Утром люди нашли его без чувств и пролежал он так неделю, а когда в себя пришёл выяснилось, что он говорить теперь только и может, а ложку в руках держать и ходить, на то у него сил теперь не стало, парализовало жадного мужика.

   На том всё и закончилось. Только с той поры никто на Чёртовом Озерере рыбу не ловит. А верить или нет старикам - уже не мне решать.


Рецензии