Крымский гамбит. 2

    Путь из степного Алтая в далекий жаркий Крым (более пяти тысяч километров через всю Россию) в начале  пятидесятых годов прошлого столетия  занял около 12 суток. Поездка  в деревянных, фактически общих вагонах с четырьмя пересадками с 2-х летним ребенком на руках,  далась Анне с трудом. Купе курящее за сутки рассказало про всех её обитателей, про все прошлое и про настоящее. Ехать было тесно, много людей набивалось в вагон и колеса под полом так стучат, что закладывает уши, но привыкаешь ко всему. На вторые сутки уже полупьяный плацкарт запел душевно застольные песни и не только песни. Поезд стремительно мчался сквозь ночные леса, обдавая паром и оглашая протяжным предостерегающим криком спящие полустанки с полузамерзшими стрелочниками. Поезд укачивал. Тук-тук, тук-тук! Весь вагон спал, Анне не спалось, ей было тревожно. Больше всего она переживала, как её встретят там, в неведомом ей жарком Крыму. Тук-тук,тук-тук.

   Горячий «чай» можно было получить только на остановках в больших городах  -  успеть в большой очереди набрать кипяток на вокзале! С едой было еще сложнее. Спали на деревянной полке без матраса, не говоря уже о постельном белье. И так, почти две недели, пока не добрались до станции Владиславовка в Крыму. Но по указанному сослуживцем отца адресу дома с яблонями и виноградом не нашли. А стояли во дворе деревянный туалет, несколько кустов какой-то ягоды и… землянка. Друг отца – Иван, виновато извинился и объяснил, что хотел похвастаться тем, о чем он сам мечтал, и не предполагал, что люди в такую даль смогут сорваться со своих мест. Но, не смотря на свою бедность, все же помог им с расселением. Мать хотела сразу уехать обратно, но денег на дорогу уже не оставалось. Пришлось устроиться на работу фельдшером и акушером, подрабатывать на «Скорой помощи», чтобы сводить концы с концами. И ждать мужа.
   Деревня Ой-Кую переименована во Владимировку и была отдана  в 1851 году художнику - маринисту И.К. Айвазовскому (Айвазян) с сопроводительным документом «О всемилостивейшем пожаловании земли И. К. Айвазовскому». Но художник вскоре отказался от неё и переехал в Айвазовское, вблизи Феодосии (а жаль), он очень много сделал, как меценат, для города – проложил железную дорогу до Джанкоя, провёл в город  питьевую воду с родников окрестных гор в городские фонтанчики. А главное – нарисовал более 400 картин с морскими пейзажами и прославил город. Маринист, он все картины рисовал по памяти, воображая сюжет, композицию, свет, цвет...

   Саман. Переселенцы жили поначалу в землянках, которые делали сами вместе с соседями,  постепенно обживались, затем  стали строить жилища из самана. Саман - глина и солома - на степном солнцепёке приобретает цементную твёрдость. Дом из самана живет, пока в нём живут люди, а вот покинутые саманные строения быстро превращаются в то, из чего сделаны: в липкую степную грязь...
  Люди занимали землю постройками и хозяйством столько, кто сколько мог - зримого владельца земли  во Владиславовке никогда не было.
  Мама с маленькой Любашей жили в такой же землянке из самана. Анна работала и ждала Илью из армии. Ходила на вызовы больных и днем и ночью. В одной семье, проживающей в доме из ракушечника, с богатым садом, Анна делала лежачей, угасающей от рака женщине, уколы ежедневно. Её муж, Саша Бидный - крепкий красивый высокий мужчина, чаще стал приглашать её в соседнюю комнату выпить чаю, поговорить. Так, вечерами он её уговаривал жить вместе - понравилась ему Анна. Не дожидаясь возражений, он крепко прижимал и целовал так, что у неё не было сил вырваться, и она не могла кричать, чтобы не побеспокоить больную. Но, несмотря на это, она все равно каждый вечер приходила, делала укол и… ждала мужа из армии. 

    Приезд отца. Илья уже подъезжал к станции Кировская, с любопытством разглядывая поля и сады из окна вагона, как вдруг, в вагоне закричали: «Воруют!» Увидел, как трое молодых мужиков схватили какие - то вещи и ринулись к выходу. Одним прыжком он сбил одного, а двое других бросились на него. Спецподготовка и приемы самбо помогли ему, но удар в лицо он все же пропустил. Эти двое с вещами спрыгнули с поезда, но одного он скрутил с помощью других пассажиров. В результате он не досчитался своего вещмешка с серебром. Но на станции милиция их уже встречала и его пригласили к себе на работу, в органы, когда узнали, что он фронтовик, демобилизовался.
   Осенью в цветущем Крыму все благоухало и плодоносило. Илье сразу понравился этот теплый, фруктовый рай. Временные неудобства его, служивого, совсем не смутили. Он сразу же, как был в военной форме, так и пошёл в милицию посёлка Кировское. Стал сначала оперативником, а вскоре и оперуполномоченным. Им сразу же дали жильё с подселением у хозяйки - старушки в отдельном доме. Местность возле курортного города Феодосия, который был основан греками из Милета в VI веке до н. э. («Тео досия» - «Богом данная») –уникальный приморский климатический и бальнеогрязевой курорт, между двумя морями. Благодать.
  Дочка Любаша отца не признавала сразу, тем более пугал его фингал под глазом. Когда он хотел взять ее на руки, она вырвалась и закричала: «Тикай дядьку, ты не мий татку. Вон мий, - показывала на портрет, - вин в Катае!» Такое произношение слов у Любы было оттого, что за ней целый день присматривала женщина - украинка. Из деревни семья переехала в посёлок, где я и родился 12 декабря 1953года.
    Чем славен мой 1953 год !?!   «В начале года произошёл переворот на государственном уровне с целью захвата власти. Сегодня, когда удалось раскрыть главные документы тех дней, нет сомнений, что высказанное Сталиным намерение провести смену элит? на молодежь, и нависшая в связи с этим угроза над так называемой «старой гвардией», сделали свое дело. В итоге получилось так, что «вождь народов» еще был жив, а «старая гвардия» уже не только вернула себе все прежние посты, но и успела захватить новые, которые принадлежали самому Сталину. Началось, якобы «коллективное правление. Во главе заговора стоял Берия и Хрущёв. Но уже в июне жаркого лета 53-го группой генералов во главе с маршалом Жуковым (так все боялись самого страшного человека в СССР) был  арестован этот страшный Л.П. Берия (по другим данным, он был убит спецгруппой из ФЕС). Берия был сторонником вождя и пытался убрать старую номенклатуру, но убрали его, по - тихому.
25 марта – вышла «амнистия Берия». Более 1,2 миллиона уголовников «вышли в никуда», усилив криминал в стране.
17 ноября мавзолей переименован - «Ленин – Сталин». «Соратники» оказались опять рядом. Будущая номенклатура подумала, может мёртвые договорятся меж собой. Нет, не договорились. Сталина вынесли из мавзолея, предав земле, уже  31 октября 1961 года.  В СССР началась кампания по переписыванию истории… в очередной раз. Поэтому, непредсказуемо не только будущее, но и прошлое.
В 1953-м начался серийный выпуск русского джипа «ГАЗ-69 А» - так называемый «Бобик» или «Козёл».
Компанией IBM сделан 1-й компьютер и принтер (размер с чемодан). А в России появилась сначала малая МЭСМ счетная машинка, а затем БЭСМ-1 (С. Лебедев - академик).
Коронация самой любимой женщины планеты и самой долгой королевы Британии Елизаветы - Второй.
27 июля - День победы КНДР в Отечественной освободительной войне 1950—1953 гг.
12 августа ПЕРВАЯ В МИРЕ водородная бомба — советская РДС-6 была взорвана на полигоне в Семипалатинске.
1 сентября открылся новый корпус МГУ на Ленинских горах, построенное по инициативе И.В. Сталина высотное здание «храма науки».
7 сентября Пленум ЦК КПСС избрал первым секретарем ЦК КПСС Никиту Сергеевича Хрущева.

     Крым Украине. В ноябре 1953 года Хрущев совершил по железной дороге деловую поездку на Юг в Крым. Толпа народа собралась на станции Владиславовка посмотреть на Генсека. Нельзя было не заметить главнейшую черту Хрущева – потрясающую энергетическую заряженность. Он заряжал всё вокруг себя действием, все начинали крутиться. Так вот, Никита Сергеевич был шокирован тем, что в южном краю в государственной торговле отсутствовали овощи и фрукты. Через Украину шло все: строительные материалы, транспортные коммуникации, электроэнергия, строительная техника и так далее. И то, что Крым мог производить и поставлять за пределы области, шло тоже в основном на Украину. И Крым передали Украине. Передача завершилась 26 апреля 1954 года вместе с Екатерининскими верстами, установленными в честь приезда императрицы Екатерины II, стоящими по пути ее следования, при ее единственном посещении Крыма во время присоединения к России. Тогда в 1784г. императрица сказала: «Крым – «жемчужина» в моей короне, как жаль, что Петербург расположен не здесь».
   Главный город Крыма для меня - это, конечно, Севастополь. Я бывал несколько раз в легендарном городе. Лучшей гавани не только для полуострова, но и на всем Черном море не сыскать. 237 лет назад, 21 февраля 1784 года по указу императрицы Екатерины II порт и крепость (Ахтиар) в Крыму получили название Севастополь, а датой основания города считается (3) 14 июня 1783 года. В этот день были заложены первые каменные постройки по приказу  Александра Суворова.
Городу дали имя Севастополь ещё в античные времена, когда Цезарь подарил Херсонесу свободу. Тогда император Рима Октавиан Август назвал город в честь себя — Севастополем. Название переводилось как «город, достойный поклонения». Титул «август» по-гречески звучал как «севастос», поэтому его часто называли еще августейшим, или императорским, городом.
Город русских моряков!

    Шрам.  Мы жили какое-то время в поселке Кировское, снимали комнату у одинокой  бабушки. Маленьким я никак не мог отучиться от соски. И в 1,5 года, разгуливая по двору, где ходили хозяйские куры, я нашёл пустую бутылку и показывал матери, что надо надеть на неё соску. В это время на меня сбоку налетел задиристый огромный петух и клюнул в голову под висок возле уха. Я начал реветь, кровь течёт ручьём!  Взрослые переполошились, испугались. Хорошо, что мать - медик, оказала первую медпомощь. В результате на всю жизнь у меня на лице шрам, украшающий от петушиных боёв. Ну, а что петух? попал в суп!

     Деревня моя… Отец закончил милицейские курсы, и мы переехали опять во Владиславовку, где нам дали отдельный дом с глиняным полом, но с большим двором. Буквально через год  в нашем дворе появились корова, свиньи, куры, огород, сад… Свой урожай овощей, фруктов и мяса отец сортировал, сбывая для рынка оптом.  Отцу, как участковому, выделили еще и лошадь, чтобы на Астре (так звали лошадь со звёздочкой во лбу), запряженную в «бедарку» (безрессорный экипаж, двухколесная повозка),  объезжать свои «подведомственные» деревни. Я любил лошадь, ухаживал за ней и говорил, что когда вырасту, буду конюхом. Родители весь день работали, а за мной и сестрой наблюдала бабушка. Она брала меня в церковь на богослужение в Феодосию, и в тайне, от родителей – коммунистов, меня окрестила.
   В деревне было раздолье. Я целый день был предоставлен самому себе, убегая из дома и слоняясь со старшими мальчишками в окрестностях, по степи, на прудах. Лазали в колхозный сад за яблоками, персиками и виноградом, а еще за черешней и айвой, унося потом свои ноги от  «объещиков» (объездчиков), охранявших сады на лошадях. Из рогатки стреляли по птицам и по лягушкам. Ловил удочкой рыбу, солил и ел. Если проголодался, то лазил в курятник за яйцами, да в печь, где в казанке томилась гречневая каша. Но больше всего я любил кутью - каша из цельных зёрен пшеницы, ячменя, реже пшена или риса с добавлением мёда (сыти или сахара, иногда с изюмом, орехами, зёрнами мака.) Её готовили, когда кто-то умирал, на похороны. Так жалобно вздыхают духовые инструменты похоронного оркестра, но нас это задевало недолго. Кутья. Мы – мальчишки, угощались всласть, и, не соображая, я спрашивал на следующее утро у мамы, ну, что там у нас в деревне, никто сегодня не помер!?
   Иногда с ребятами приходили на элеватор и помогали разбрасывать для просушки зерно. Иногда в поле вместе с колхозниками косили траву. Ох, как мне нравился запах скошенной травы! Сколько в воздухе летало ароматов сока трав, нектара цветов и волновали наше воображение, и, казалось, что ничего нет лучшего на свете. Уставший, я падал в рожь, лежал, глядя в безоблачное небо, где высоко летали стрижи, ласточки, чайки. Я завидовал колоскам ржи, они видели закаты и рассветы, вечерние зори, лучи солнца, пронизывающие их из-за туч, наполняя энергией. А ранним утром мелкая роса, похожая на светящуюся жемчужину, медленно ползла по стеблю, умывая его от ночного сна.
    Проголодавшись, мы шли к кому-нибудь «просить милостыню» - фактически поесть. Усталая, надорванная работой хозяйка всегда найдет сегодня что-нибудь съестное чужим детишкам, так как завтра кто-то другой может покормить её ребенка. Бедняки-сельчане никогда не отказывали в том, чего им самим не хватало. С годами я понял, что милосердие — не обглоданная кость, и брошенная собаке. Милосердие — кость, которую ты разделил с ней, потому что сам голоден не меньше собаки. В этой южной деревне (церкви не было), горячую мягкую пыль дорог которой редко тревожили машины, моя семья прожила семь беззаботных для меня лет. Я частенько лазил по цветущей акации и поглощал её цветки, по вишне, уплетая за обе щеки, красный кисловатый сок. Они казались мне тогда очень вкусными. По моим "накрашенным" губам, мама легко определяла, где я напроказничал. А я думал, что она ясновидящая.
  Кстати, у нас были собаки  две овчарки -  Рекс и Инга (одна после другой). Я с ними занимался, обучал по книге «Служебная собака», которую отец из милиции принес. Они не брали пищу у чужих и ходили даже по следу.

   Дети войны.  Мы - дети послевоенного периода, бегая по полям, часто находили гильзы, патроны, винтовки и даже снаряды, не разорвавшиеся с войны. У каждого из нас дома во дворе были спрятаны целые арсеналы этих трофеев, которыми мы между собой хвастались.  Главное, чтобы о них не знали родители, иначе ремнем достанется по «первое число». Потому что ребята частенько играли в войну, то в гражданскую и называли себя Чапаями, Фрунзе, то в германскую – партизанами, Матросовым, Жуковым. При этом жгли костры подальше от дома, и бросали туда патроны, банки с карбидом и даже снаряды… и в рассыпную, только успевай укрыться  за пригорком в ямке. Бывало и взрывалось... Адреналин зашкаливал. Бывали случаи, когда погибали на глазах мальчишки по нелепой глупости: не успел отбежать, не знал, что там еще одна граната… Снаряды, гранаты, мины – срока годности у них нет: наоборот, чем дольше снаряд лежит в земле, тем выше шанс, что он сработает от внешнего воздействия. Отец попросил меня перекопать грядку в огороде, я наткнулся лопатой на что-то, и выкопал авиационную бомбу. Сначала использовал ее для сидения, когда отдыхал, а потом оставил её во дворе. Перекатывал круглый фугас, когда он мешал нам играть в футбол. Пока не заметили эту бомбу взрослые. Как подпрыгнули, да как начали визжать, кричать, мол, что она могла взорваться и от нашего хозяйства, ничего не осталось бы! Не о себе пеклись… Понаехали саперы, полдеревни эвакуировали, и осторожно, как ребёнка, унесли фугас,  взорвали в степи. Слышно было далеко, как рвануло моё огородное «кресло».

  Керченский десант.  «Оружия войны на полуострове Крым было предостаточно. Здесь шли бои. В этом районе было высажено два десанта, чтобы помочь осажденному Севастополю.  Однако, действия Крымского фронта были неудачными и в мае 1942 года наши войска потерпели от Э. фон Манштейна жестокое поражение (более 40 тыс погибших)в ходе операции  «Охота на дрофу», а их остатки отброшены на Керченский пролив и ушли под землю, началась 2-ая оборона  Аджимушкайских каменоломен. Полегла целая армия генерала Львова В.Н., который со штабом погиб на КП от авианалёта под Керчью, а операцию разрабатывал г-л Мехлис Л.З. - "полное непонимание природы войны", сгрупировав всю армию для авиарасстрела.

    Сбор оружия.  Оружия, боеприпасов в земле оставалось от тех жесточайших боев много, очень много.  Милиция сбилась с ног в поисках оружия и снарядов в округе у местного населения. Почти в каждом дворе был свой пулемет, а то и орудие. Наказывать всех не будешь, а вот поощрить можно!? Отец вместе с председателем придумал в деревне хитрый трюк: пригласили передвижной цирк выступить перед сельчанами, но вместо билетов, сдача оружия с конфискацией, но без наказания. Кто же не хотел попасть в цирк и полюбоваться на силачей и акробатов, фокусников и клоунов. Поэтому оружие несли и складывали целые горы. Так частично был решен вопрос с изъятием огнестрельного и обезоруживанием населения.

   Про отца. Отец ловил и сажал распоясавшихся уголовников, среди них было много воров - авторитетов, из вышедших по амнистии Берия. Приемы восточного единоборства помогали в схватках с уголовным миром. Много лет отец был на Доске почёта в областном УООП за образцовое выполнение служебного долга. Он был настоящий службист с холодной головой, горячим сердцем и почти чистыми руками. Если бы не  начальное образование – 4 класса, он бы дослужился до высоких чинов. Восьмилетку он закончил при Владиславовской средней школе уже заочно. В деревенской компании местного руководства они часто собирались у кого - нибудь дома и под  хорошее вино  пели песни и русские, и украинские: «Зачем ты в наш колхоз приехал, зачем нарушил мой покой», «Ой, рула, ты рула», «Расцвела под окошком белоснежная вишня…» или в шутку: «Писня вся, писня вся, писня кончилася, а як бы чарочку винца, писня була без конца!»…
      Отец любил спорить и часто споры выигрывал. Например, предлагал поднять табурет или стул за ножку вертикально. Его железная хватка кузнеца, как рукопожатие командора, побеждала в спорах.
      По характеру он был семьянин, вдали тосковал  о жене и домашнем уюте, а  побывав дома, снова спешил в дорогу. Занятия его предков землей передались ему и сказались на его любимом увлечении. Он всегда имел свой участок земли под огород, который был в образцовом состоянии. Всё было «параллельно» и «перпендикулярно». На огороде  - картофель, огурцы, помидоры, лук, чеснок, перец и всякая зелень, словом,  чего там только не росло. В свободную минуту отец ухаживал за своими ровными грядками,  один день окучивал, а другой - поливал… Агроном так советовал. Зато и урожай всегда был хороший!

   Месть Яшки Приморского.  Как-то ночью, мы были с сестрой дома одни, как вдруг грубо постучали в дверь. Залаяла тревожно собака во дворе. Любаша спросонья хотела открыть засов на массивной двери, не разобрав, кто стучит за нею. В это время за крошечными окнами, в которые взрослый никак не пролезет, грубые чужие голоса матерились и собака, взвизгнув, замолчала навсегда. Люба моментально захлопнула засов. А за дверью орали: «Открывай, «твою мать», мы вас всех все равно убьем!» Мы с сестрой с перепуга спрятались под стол и сидели там, пока не приехали наши родители. Потом выяснилось, что это были из соседней деревни подельники уголовника Яшки Приморского, которого отец посадил за бандитизм. Больше нас одних не оставляли. За нами приглядывала соседская бабушка.

     Засада на бахче. В 50-е годы город голодал. Горожанам не хватало продуктов питания, фруктов и овощей. Не были еще выполнены планы поставки продуктов. Участились кражи сельхозпродукции.
     Как-то августовским вечером отец взял меня в засаду, охранять бахчевые культуры – арбузы, дыни. Я видел, как много важных и толстых кавунов валялось на поле. Урожай был богатым. Дружинники скрылись в укромные места в лесополосе и стали ждать. Стемнело. Подъехала с потушенными фарами грузовая машина и из неё резво выпрыгнули несколько человек, заговорили на непонятном языке. С двух сторон дружинники включили фары и отец скомандовал: «Всем стоять на месте, стреляю!» Парни врассыпную, но одного удалось скрутить. Это были южные парни из города.

    Первый телевизор появился в деревне в 1959 году, у моего друга Виктора Воробьева. Его родители работали в сельпо. Это был черно-белый экранчик размером 10 на 15см марки КВН - 49. Такой ТВ «Народный» с увеличительным кругом перед экраном показывал смутно всего 3 отечественных программы, но посмотреть на диковинку сбегалась вся деревня. Всего-то каких-то 60 лет прошло, а что сейчас мы имеем?! Гаджеты у каждого…

    Районный центр. За отличную службу отца повысили, перевели в колхоз - миллионер «Украина» и дали офицерское звание - младший лейтенант. Мы переехали обратно в поселок Кировское (татарское название Ислам Терек), где уже вместо лошади Астры - умной, появился  мотоцикл «Иж» с коляской. У нас был свой дом (правда, в начале, мы жили с подселением: занимали две комнаты, а одну женщина) и свой двор, где отец построил летнюю кухню с  террасой, гараж, сарай, душ. Посадил сад, завел огород. А позже в огороде появились пчёлы - несколько ульев, и мы качали свой мёд через медогонку. Покусанными пчелками были все, каждый получил порцию пчелиного яда. От деда Афанасия и старших братьев отец перенял страсть к сельскому хозяйству — такому, которое ведется по всем правилам науки. А на мне, как он говорил, гены сельхоз страсти прекратились. Меня больше влекли гуманитарные науки, история и организация разных мероприятий. Позже откроется истинная страсть всей жизни – книги и аналитика.  Этим заветным талисманом, верным советчиком, неиссякаемым источником знаний была любовь к книгам. Из них я понял, что герои книг становятся одними из крупнейших специалистов своего дела, пройдя сквозь нужду и лишения, через пот и труд, мечту и веру в успех.
      В поселке я пошёл в третий класс, а сестра в седьмой. Но вдруг на меня обрушились сразу три несчастья. Меня перевели в 3 «В» класс, а я хотел быть с новыми друзьями в «А». На следующий день меня поколотили местные хулиганы за то, что я заступился за девочку Светлану из «А» класса сцепившись с одним из них, второгодником, а ещё меня прихватил аппендицит. Драться я не любил, но приходилось с ребятами с «чужой территории» выяснять отношения в кулачном бою. Чаще я договаривался на мировую. Три проблемы я решил: первую - с помощью уважаемых родителей, меня вернули в 3-й «А» класс; вторую - с помощью местного «авторитета», ухаживающего за моей сестрой (она красивая, смуглая) меня хулиганы больше не трогали, обходили. А в больничной палате, где я лежал с аппендиксом, были веселые взрослые ребята и постоянно рассказывали анекдоты и всякие байки, сдабривая отборным матом. Мне нравилось слушать их рассказы про взрослую жизнь. Я после больницы спрашивал у мамы, а больше ничего мне не надо вырезать?
    Зато потом было самое беззаботное время. До 4-го класса я был отличником, потом до конца школы оставался хорошистом. Мои учителя были замечательные люди – Николай Григорьевич Трошин, Нина Яковлевна Гусарова, Дора Абрамовна Левина.  Они мне дали важные знания, хорошие качества в образовании и любовь к однажды выбранному предмету. Литературе, истории! Всё пригодилось на уроках жизни, откуда ещё никто не выходил, не совершив ошибок. Жизнь не ставила "неуд". а жестоко могла загнать в угол. Задача наша - делать как можно меньше ошибок, особенно в молодости. На "второй год" не оставит, а нервишки пощекочит. Помню, как из главных эмоций советского школьника была тоска перед первым сентября и облегченный восторг при известии о болезни учительницы или карантине по гриппу. Ура! В школу не идти.
 
  Лидерство. Внутри меня постоянно горел огонь и шумел ветер необычайного будущего. Я вызывал его силой собственного мальчишеского воображения. Мне казалось, что впереди большая, интересная, длинная жизнь. Часто мы ошибаемся, соединяя в одно целое два разных понятия – то, что мы воображаем, желаем, и то, что имеем вокруг себя. В действительности всё иначе, чем есть на самом деле.
  В поселке я обзавелся друзьями. В школе мы создали костяк, ядро класса и вместе проводили свободное от учёбы время. С уличными друзьями – играли в футбол, где я был капитаном, а если состязались в разные игры, то я был то Дъартаньяном, то Чапаевым. Играли в небезопасные игры – в ножичек, карты или метали камни, выбивая камень соперника, как биту. А после игры все бежали пить газировку в центр, туда, где стояли прилавки с прозрачными стеклянными колбами, наполненными сиропом ярко-вишневого цвета? А как вкусно шипела подаваемая из крана холодная вода? И как приятно разливалась по телу, что аж животик улыбался. Центральная улица почему-то называлась Розы Люксембург. Позже я узнал, что в Кировском жили после татар, ссыльные немцы, затем украинцы и курские русские. Правители тасовали людьми, как колодой карт. У них были свои козыри, свои шестёрки, нам не понять.

  Астрономия. А еще я мечтал об астрономии. В Крыму очень Чёрное море и темнейшее чёрное небо. Всё в звездах, и все отчетливо видны, когда летом лежишь на плоской крыше саманного сарая, а над тобой бездна звезд и Млечный путь, обе Медведицы и Кассиопея, похожую на букву W или М. Так мы назвали свою дворовую футбольную команду, и даже эмблему на груди придумали – «КаэС». Пацанам с улицы было все равно, главное - красивое название.
  В детстве мы ходили на все кинофильмы, которые привозили в сельский клуб. Знали их наизусть, играли в «Угадай фильм» по первой букве. Фильмов было так мало, что мы без труда отгадывали их название. Когда показывали в летнем кинотеатре вечером фильм, и у нас не было денег на билет, то залезали на высокие деревья и смотрели целый час оттуда, поверх стены. Главное – не заснуть на ветке.

    Поучения.  Я часто пытался понять отца, но не всегда мне это удавалось. Всегда он был живчиком, всегда действовал, а не рассуждал, помогал, а не искал причину отказать. «Шевелиться надо!» - часто приговаривал он и летел на очередное дело, - «Запомни, если я что-то прошу сделать, то это надо делать за пол - минуты до моей просьбы! Как в шахматах, продумывай на один ход больше, чем соперник». Он бывал то мягок, то груб, но главное - он любил меня, и поэтому я ему многое прощал, а он мне. Он научил меня играть в шахматы, правда, но сам играл слабо. Уже через год я у него выигрывал все партии и знал, как разыграть «Ферзевый гамбит» или «Сицилианскую защиту» и сделал вывод, жертвуя чем – то малым (пешками), овладеть можно намного большим (центром).
     Мой мозг был похож на чуткий сейсмограф, улавливающий малейшее колебание. А в «колебаниях» недостатка не было: в течение многих лет, приходилось доказывать окружающим, а главное самому себе, что ты еще чего-то стоишь. Нужда, бедность всегда заставляют грести двумя вёслами, а то и тремя. Родители никак не могли из неё выбраться. Бедность шла по пятам. Но из-за того, что так жило большинство вокруг людей, с этим миришься, пока молодой, несмышленый.

  Страсть отца.  Самой большой слабостью отца были женщины. Когда друзьям случалось упрекнуть «бабника» в прегрешениях против морали, он, указывая на судьбу, восклицал: «Увы! Так уж мне на роду написано». Все мы родом из детства, а парню (отцу) приходилось по ночам «работать мужчиной» за тех, кто воевал… А здесь в работе на несколько деревень, его приглашали зайти помочь к себе очень много людей, среди них, большинство женщины. Даже в мирное наше время женщина остается быть женщиной. А уж после войны одиноких было очень много, и некоторые «одеяло» тянули на себя, подсознательно или из нахлынувшей страсти, и устоять мужчине было ой как сложно. А вокруг солнце, витамины, вино и никакого контроля.
   Друзья отца. Большую часть жизни он был скорее беден, чем богат, деньги собирал, но они сгорали, то от девальвации, то в займах. У него было много друзей и разных. Он щедро угощал всех ящиками с фруктами и овощами, 3-х литровыми банками добротного вина из Яркополянского винзавода. А друзья у него были непростые -председатель колхоза, его тезка, Илья Поддубный, - Герой Соцтруда, поучавший, чтобы не захмелеть, надо проглотить кусочек масла перед выпивкой; главный винодел – Николай Андреевич, выпивавший наперстками, но щедро снабжавший своих друзей вином; начальник штаба авиаполка, фронтовик полковник Галилов В.И.; главный следователь района Румянцев В.А.; зампотехнической части танкового полка Батурин Ким Трофимович и др. И все любили при встрече поговорить и выпить. Что еще может быть лучше на свете, чем добрые друзья - товарищи? По - настоящему счастливых среди трезвых я не наблюдал. У всех были свои проблемы, но главная – нехватка финансовых средств, во всем был дефицит вещей, автомобилей и всего, что надо было для полноты счастливой жизни. Но, не смотря ни на что, мы жили и радовались.

   Пчёлы.  А ещё у отца были пчёлы. Несколько семей. «У пчёл уже давно коммунизм» - говорил отец. Это очень дружные и сплоченные насекомые. У них матриархат. Всем управляет Матка, она одна. Работают рабочие особи – самки с недоразвитой половой системой. Самцы – трутни. Каждая рабочая пчела и трутень отличают свою матку по специфическому запаху, поэтому если подсадить в улей новую королеву, семейство воспримет её в качестве угрожающего врага, за чем последует уничтожение. Для каждой особи определены соответствующие функции, поэтому жить и размножаться вне семьи пчелы не могут. Благодаря зависимости каждого члена семьи друг от друга осуществляется сбор огромного количества цветочной пыльцы, мёда, поддерживается оптимальный температурный режим и влажность в ульевых отсеках. Пчелы могут размножаться и защищаться от любых врагов.  Я мог часами наблюдать за пчелиным роем, их дружной работой, шершавым жужжанием.

   Эпоха 70-х. Как самое прекрасное время  родители вспоминали брежневскую эпоху, особенно первую половину его правления. Просто сказка! От солнечного света, а его здесь на юге в изобилии, многие сказки сжимаются и прячутся, как улитки, в свою раковину рапана. Приложи такую ракушку к уху, и ты услышишь шум моря, увидишь "Алые паруса" Грина. Я тогда зачитывался сказками, особенно Ганса Христиана Андерсена. Мне нравились такие, как «Огниво» и «Новое платье короля». Он говорил, что сказки и истории скрываются в мыслях каждого, подобно семени, нужен только луч, капля росы, чтобы произрасти. Памятуя про это, еще в школе я начал пробовать писать стихи и рассказы. Награждался не один раз грамотой директора школы, а два или три. Ещё мне нравилось, что в финале всегда добро побеждало зло. А в реальной жизни справедливость торжествовала не всегда. Далеки мы ещё от нормальной жизни. Бернард Шоу говорил, "Теперь, когда мы научились летать по воздуху, как птицы, плавать под водой, как рыбы, нам не хватает только одного: научиться жить на земле, как люди».
   Всегда, когда собирались с друзьями выпить, отец не жадничал, не мелочился, был весел, рассказывал всякие байки, но не про свои загулы. Мать, конечно, знала о его похождениях, «добрые люди» позванивали по телефону анонимно. Она устраивала скандалы, он что-то ей обещал, но через некоторое время все повторялось.

   Поиск счастья на стороне. Одно время Анна хотела уйти от отца. Когда  она работала на «Скорой помощи», то водителем устроился в её смену тот крепкий красивый мужчина – дядя Саша Бидный, жене которого она когда – то делала уколы. Жена его уже давно умерла, и он решил опять попытать счастье с Анной, чувствуя её упадшее настроение. Он стал за ней ухаживать, они на своё дежурство брали и меня, и я ездил с ними на вызов в другую деревню по полям, через сады, вдоль лесополосок. Мне нравилось кататься на машине «Скорой». Лучом прожектора по вечерам можно было искать в степи зайцев, лис, разных птиц. Заяц, попавший между фарами, мог долго бежать впереди машины, не понимая, в какую сторону можно сбежать. Меня они приманивали поездками, подарками, я видел их нежные отношения, но тогда я ещё не все понимал, к чему они клонят, маленький был. А вот сестра Любаша сразу оценила ситуацию и наотрез отказалась уходить к другому дядьке.

  Наставник. Дядя Саша был умён, умел дать в нужный момент толковый совет. И он стал иногда, в трудный момент моей жизни неожиданно появляться и также неожиданно исчезать, оставляя меня с готовым, испечённым как пирог, решением проблемы. Поэтому, он всегда спрашивал, как мои дела. Я отвечал, что плохо, вот, подрался или обидел девочку. На что он всегда говорил: «Не спеши делать выводы!» Жизнь так устроена: то, что сегодня казалось плохим, завтра превращается в хорошее и наоборот. Лучше всего не торопиться с выводами, а дать времени возможность назвать вещи своими именами. Лучше подождать хотя бы до завтра. Но по-любому, все, что с нами происходит, несет в себе позитивное начало для нашего жизненного опыта. И на прощанье потрепал мои волнистые темнеющие волосы (до семи лет я был блондином, светлым).

      Море.  Наряду с книгами самой большой страстью в моей жизни было море. Чёрное море меня всегда манило, но местные редко его посещают, а тем более редко купались в силу своей хозяйственной занятости. Поэтому когда нас возили к морю  - это был праздник. Я лет в 7 научился плавать «по-собачьи», после того, как у меня ветром унесло мячик, а парень постарше его догнал в море и вернул мне. Тогда меня это задело и дало толчок на обучение грести самому… за мячиком.
  В городках у моря самым любимым и многолюдным местом является набережная – «Мекка» для туристов и горожан. Поэтому их выкладывают красивой плиткой, обкладывали гранитом или мрамором. Каждый приморский город имел набережную, и она была как визитная карточка для приезжих. В детстве я не очень ощущал жару. Поэтому мы носились по пыльным улицам весь день, забывая пообедать. И только зов, переходящий в крик наших матерей напоминал о том, что пора бы и подкрепиться.
 Мы иногда ездили на Черное море, но чаще на пустынное, более тёплое - Азовское. Друзья из авиаполка имели свои машины. Дядя Вася Засов, инструктор – парашютист часто нас возил с собой. Ставили палаточный лагерь, ловили бычков со спасательных надувных авиалодок едкого оранжевого цвета ЛАЗ-3. Делали из рыбы уху, засушивали к пиву, но основной деликатес – это обжаренная на масле рыбья печенка. Теплая погода держалась обычно до самого ноября, когда уже поздняя осень срывала свой огненный парик штормами и ливневыми дождями, ползущими с почерневшего моря.
  Море обладает удивительной способностью залечивать любые раны, будто смывает тяжесть с наших душ мягкой своею волною. Я с детства люблю носить тельняшку. Мало того, у среднестатистического европейца или американца она четко ассоциируется с Россией, наряду с медведями, водкой и автоматом Калашникова (АК-49). Считалось, что тельник был своего рода оберегом. Спасал от ундин, русалок, морского беса и прочих представителей нечистой силы («тельник» - будто это скелет, как будто рёбра вместо полосок видны, их по 12). Море в конце сезона всегда штормовое, недовольное. В кафешках столики вверх дном. Пустые пляжи чайками живут. Всё затихает, бросив якорь. и по пустынной набережной гуляет ветер с пожелтевшею листвой.

   Выбор пути.  В поселке Кировское находился авиаполк – филиал Чкаловской дивизии по подготовке космонавтов к запускам. Здесь они отрабатывали приёмы приводнения и приземления по возвращению из космоса. Я смотрел, как живут мои родители, как трудятся люди и какая служба у военных и решил сначала быть лётчиком, а затем – в космические войска. Это наиболее подготовленные во всех отношениях люди.

   Мои увлечения. В поселке из живности у нас были куры, а еще я ухаживал за кроликами и разводил их. «Шиншиллы» и «Бабочки» (породы кроликов) размножались быстро. Мы сдавали шкурки, и я заработал на них целых 25 рублей. На эти деньги я купил спортинвентарь и спортивную форму. Надо было готовиться физически для поступления в военное училище. В школе мы сдавали нормы ГТО, была военная подготовка, даже жили неделю у десантников в летнем лагере. С инструкторами совершили марш-бросок по Крымским лесистым горам в районе города Старый Крым, и вышли на гористое плато к Коктебелю, где соревнуются планеристы. В Крымских школах основная игра – гандбол (ручной мяч). Я хорошо научился играть в неё. Играл за сборную школы левым нападающим. После школы дядя Саша иногда провожал меня, расспрашивая, как мои дела. Далее он у меня Наставник!
   Наставник: занимайся тем, что тебе по душе. Но в первую очередь – это то, что поможет обрести твою основную профессию.  В школе  увлекался радиотехникой, сделал радиоприставку – передатчик в соединении с радиолой «Мелодия» и выходил в эфир на определенных частотах. Антенна тянулась от крыши дома и на весь двор. Связывался с радиолюбителями из других городов, давал концерты музыки для одноклассников. В общем, хулиганили в эфире, пока не появились пеленгаторы в районе. Они выхватывали, пикировали одного за другим радиохулиганов, тех, кого не успели предупредить «соэфирники», они и штрафовали. Мне сообщили поздно. Я их увидел уже в окно. Но успел накрыть стол, зная наших чиновников и служащих. Когда во двор явились пеленгсмены, я вскрывал уже отборных устриц и шпроты, обильно сдабривал их специями, ставил на стол и, не давая гостям опомниться, все подливал им в кружки крепленого отцовского вина из большого стеклянного кувшина. Обошлось. Договорились, тем более я упомянул отца - милиционера. Это было летом, я переходил в 10-й класс. Выпускной. А в школе мне доверили, как радиолюбителю радиорубку, откуда я управлял трансляцией на школьных линейках, проводил вечера отдыха и танцев, и здесь мы с друзьями могли даже перед дискотекой выпить какого-нибудь «Солнцедара» или Портвейна 777. Но отец меня учил разуму, чтобы не пить в подворотнях плохие напитки, он приглашал приходить с друзьями домой, и наливал нам хорошего весёлого вина, от которого ничего не могло заболеть и голова оставалась свежей. Он вырабатывал у нас норму дозы и культуру пития. Сам он свою дозу знал, но никогда не доходил до неё, и всегда был в форме. Он говорил: "Заботься о своем теле. Это единственное место, где тебе придется жить постоянно, и уживайся с тем, кто в тебе сидит". Нахватался цитат в Китае, а сам их не выполнял.

   Ну, а девушки..? А девушки для меня были, как друзья до 16 лет. Конечно, мне нравились некоторые девушки, но и только. Среди друзей всегда есть бывалые и опытные ребята, желающие поучать неопытных. Таким был Иван, который был для меня и кум, и брат. Он все старался показать мне, как бросить красноречивый взгляд, как улыбнуться, приподнять кепку. Смотришь, тебя и заметят: вот послышался нерешительный смешок — тут-то и надо заговорить. Но я был скромен и застенчив. Девушки оставались для меня чем-то удивительным и недоступным; в решающий момент присутствие духа изменяло мне, самоуверенный вид сменялся робким, а развязность, совершенно необходимая в подобных случаях, исчезала бесследно. Я оставался собой.

   История.  А еще я увлекался историей, и по истории Крыма можно было проследить всю историю России. Здесь жили скифы, крымчаки, караимы, татары, украинцы, русские…
   Крымчане на себе почувствовали великое переселение гунов. Великороссы – это русские живущие вдоль великой реки (росса) – Волги. Азовское море греки называли Меотийским озером, а Черное море когда-то называлось Руским. Азовское самое мелкое (13,5 м), самое удаленное от океана и самое богатое рыбой море. Здесь насчитывается 103 вида рыб. Город Керчь (Пантикапей) – самый древний на Руси (26 веков). Я знал, что Феодосию, в переводе – «Богом данная» (Кафа), как и другие города полуострова, построили купцы – греки, приплывшие в поисках рынка торговли в 6-м веке до н.э. Здесь проходил Шёлковый путь, шла работорговля. А ровно 100 лет назад из 4-х крымских портов Русский флот из 126 судов уходил с белыми офицерами и их семьями в никуда. До конечного порта Бизерта (Тунис, Франция) дошли всего лишь 33 корабля. Русские оказались без России…  Эти увлечения в дальнейшем помогли мне получить диплом преподавателя истории.

  Будущий тесть. Отец дружил с начальником штаба авиаполка Галиловым Владимиром Ивановичем, ветераном войны, участником знаменитого налёта эскадрильи в самое логово врага. В ночь с 7 на 8 августа 1941 года группа самолетов 81-й авиадивизии дальнего действия Балтийского флота произвела разведывательный полет в Германию и бомбила город  Берлин. Тогда они почти все вернулись на базу. Немцы их принимали то за своих, то за англичан и не ожидали такой наглости от русских, так как расстояние от линии фронта до Берлина составляло более тысячи километров. Командование обещало всем кто вернется – звезду Героя вручить… а наградили орденом Ленина. Не ожидали, что все вернутся…
   Галилов был человеком с внутренним стержнем и строгими принципами. Так вот, когда я с отцом переступил порог квартиры Владимира Ивановича, и увидел его дочь. Она была точной копией того образа, который я себе представлял. Белокурые волосы спадали волнистыми локонами на нежную кожу шеи. Тонкая дуга бровей, маленький носик, невинные губки-вишенки и красивая, уже сформировавшаяся, грудь. Она стояла посреди комнаты и будто слегка улыбалась мне. Галатея!?
  Каждый мальчик в своих мыслях заранее рисует идеаоьный для себя образ будущей избранницы по жизни, словно скульптор Пигмалион изваял фигуру девушки, которую рисовало его воображение. И получилась Галатея, которую он оживил и полюбил. Мастер был уверен, что его рукой водила сама богиня любви Афродита.
 
   Первая любовь.  Наташа, так ее звали,  была существом эфирным,  с одухотворенным выражением широко открытых голубых глаз. Её можно было сравнить с бледно-золотым цветком на стройном стебельке. Она говорила красивым приглушенным голосом, а ее звонкий смех казался мне музыкой. Она была младше меня на два года, но произвела еще на меня впечатление тем, что кокетничала она как взрослая женщина. Тогда я еще не знал и не думал о душевной близости. А зря. Для меня важна была внешность. Доброта, гостеприимность и веселый нрав её родителей были прекрасными, особенно - мамы, ростовской казачки. Антонина Сергеевна былы настолько милая женщина, что в неё влюблялись все окружающие её мужчины, даже у меня какие-то муравьи в организме забегали. Не зря первым мужем её был бравый командир авиаполка рыжий красавец Коновалов, погибший под Сталинградом. Это была самая прекрасная женщина, которую я знал в то время. Ну вот, если уж у неё такие хорошие родители, то и ребёнок, значит, весь в них должен быть, посчитал тогда я.
  Конечно, до нее я встречался с девушками, ходил в кино, провожал их домой, но на этом все и заканчивалось. Мне в последние годы школы нравилась одна девушка из моего 10-го А класса, Елена – дочь одного лётчика. Я тайно был влюблен в нее, как в богиню, которой можно лишь поклоняться. Прикоснуться к ней - святотатство. Может быть, в честь этой первой недосягаемой любви я и назвал свою дочь Леной.
    Ах, этот южный тёплый вечер. Так и тянет на романтичные прогулки. Первый поцелуй с Натальей был на Азовском море через полгода, после знакомства, где мы все вместе, семьями отдыхали в палатках и ловили рыбу. Я не сразу догадался, что грубая мужская сила, теплой волной струившаяся от меня, особенно в этот романтичный вечер на море, так же влекла ее, как и меня - ее хрупкость. Не буду говорить о любви, потому до сих пор не знал, что это такое по настоящему.
    Владимир Иванович, отец Натальи, в рыбалке и во всём подбадривал меня, иногда поучал: «Ну, зачем ты взял рыбные консервы на рыбалку? У тебя не будет клёва, примета такая»?

   Рыцарство. Надувную лодку, в которой катались Наталья с приятелем, не умевшим управлять веслом, понесло легким штормом в море. Лодка то появлялась на горизонте, то скрывалась за очередной большой волной. Здесь же крутилась стайка дельфинов, и никто из двух десятков присутствующих на берегу людей не осмелился плыть на помощь. Все плавали очень плохо или совсем не умели, как мой отец. Пришлось мне преодолевать волны и страх, догонять, уносящих штормом «туристов» в резиновой лодке, и грести против ветра и волн обратно к берегу. На что ушло немало сил, и я чуть живой приплыл героем нашего прибрежного лагеря. Это был  первый случай, когда дама моего сердца находилась так близко от меня и смотрела в упор такими испуганно - влюбленными глазами. Любовь, особенно первая – это, наверное, проникновение и наполнение друг другом. Те же звёзды светили над миром, но уже по другому. Мои бонусы и шансы подросли, и я получил приятный уход  как за «больным» так и после. Спокойная прохлада приморского вечера обняла нас за плечи, возбуждая новые чувства, до сего времени не проявленные. 
   Вскоре полковника Галилова перевели в  Подмосковье, на Чкаловский аэродром, и он в шутку спросил меня: «Ну что, Наташку оставлять тебе, если возьмёшь, то под расписку? Обратно не примем!?» И я понял, что он не против нашего союза. «Спасибо вам за всё хорошее, - поблагодарил я, - Вы очень добры, мне нужно долго этому учиться!?». На что он ответил: «Быть хорошим для всех, вот что изнашивает человека! Будь естественным, индивидуалистом».

   Мои одноклассники друзья в основном были из военного городка, поэтому из 15 мальчиков класса больше половины поступали в военные училища. Отец помогал мне готовиться к поступлению в училище. Он считал, что это его несбывшаяся мечта, и пусть она воплотится во мне. Он сделал  для меня турник, обучал приёмам самбо, даже делал со мной пробежки в поле. Подготовка шла по всем направлениям.

   Поездки с отцом.  Больше всего мне нравилось разъезжать с отцом по его участку и наблюдать за его работой. Вот мы едем по деревне, и он вдруг говорит, что в доме, где идет дымок из трубы, гонят самогон. Почему?! – спрашиваю я.  Потому, что тепло уже на улице, а хозяева топят, да и соседи их выдали. Вывод: с соседями надо дружить или не ссориться. У отца был большой отряд дружинников, и хорошая агентура. «Рак» по Знаку зодиака, сибирский самородок, он умел расположить к себе собеседника.   Мы заходим в дом самогонщиков. Женщина как увидела милиционера, так от страха уписалась и села на лавку у печи, где стоял аппарат. «Ну, что будем протокол составлять или расскажешь, кто из местных твоих клиентов – алкоголиков обворовывает сельпо? И сахар, который ворует, приносит тебе на брагу!?» - так отец, как Аниськин, легко раскрывал кражи и преступления, вербовал людей и наводил порядок. «Чем беднее живут люди, тем больше краж в стране на всех уровнях», - говорил он. «Русские – хорошие люди, однако, 4 миллиона доносов в 30-е годы кто написал?!» Но отец защищал Сталина, и был на его стороне. Кровавый вождь сидел у него в каждой клетке, в крови, вместе со страхом и успехами того времени… времени аврального социализма.
   Как-то приехали мы с отцом на винзавод, а здесь космонавты, целый отряд экскурсию к царю Дионису совершил после тренировок по прыжкам с парашютов на воду. Отряд «привинился» прямо на винзавод. Юрий Гагарин, когда узнал, что отец - сибиряк, предложил крепышу: «Давай бороться!» А мне было интересно смотреть на их дурачества, как будто школьники на переменке. У лётчиков самые добрые и простые отношения между собой, чем у военных других видов войск, так как им приходится часто рисковать жизнью, и они старались беречь друг друга по принципу: «никогда не ссорься с тем, кто укладывает твой парашют». Первые покорители неба рассказали анекдот, как их хотел Хрущев послать на Солнце, чтобы опередить США, которые высаживались на Луне. «Но мы же сгорим?!» - испугались они.  «Что в правительстве дураки сидят, - не унимался Никита Сергеевич, - ночью полетите!» Эта встреча была уже после смещения Хрущева (в 1964г).
     Во время Хрущёва каждого гражданина страны обязывали приобретать облигации в размере, равном одному месячному окладу в год. В 1956 году долг государства населению перевалил за 259,6 млрд руб.  Хрущев придумал схему, благодаря которой ограбление народа произошло по инициативе самого народа. «Что если мы скажем народу: пусть откажутся от прошлых займов в пользу государства и выпустим новые облигации?» - предложил на Пленуме ЦК генсек. И, якобы рабочие крупных предприятий предложили этот отказ. Так произошёл ДЕФОЛТ ПО-СОВЕТСКИ ИЛИ «АФЕРА ПАРТИИ» В АВГУСТЕ 1957 ГОДА. Не поверили граждане и в то, что государство когда-нибудь выплатит по облигациям хоть что-то, и в стране было немало семей, где в красивые бумажки разрешили играть детям. Играл и я в эти «фантики».
    В чем же смысл этого химического явления, именуемого жизнью?  Неудивительно, что из века в век маленькие, беспомощные люди в поисках ответа сотворяли себе богов. Небольшой божок — симпатичное приобретеньице! Все объясняет! А как насчет нас, когда мы жили в СССР? Как быть с теми, у кого нет бога? Где искать ответы на вопросы, которые жизнь в нашей стране постоянно подбрасывает. Жить без проблем не получается. И даже фаянсовые слоники, выстроенные на комоде в каждой советской семье в ряд, не принесли людям удачу. А она нам всем так нужна была.
  Времена Брежнева – В 70-е годы СССР выгодно отличался от многих других государств тем, что производил практически всё: от ракетоносителей до нижнего белья. Но в глубинке - Профицит и Дефицит товара. Все люди помнят поездки в Москву за колбасой. Дефицит и блат стали нормами жизни советских людей.  И каким же шикарным казался новогодний стол с привезенной из столицы колбасой, зеленым горошком и добытой «в неравном бою» «Паутинкой». В брежневские годы реальные доходы советских граждан выросли более чем в полтора раза. Эпопея стояния в очереди на бесплатное жилье для 162 миллионов человек завершилась успешно, а при квартплате, которая не превышала 3% от совокупного дохода семьи. ВАЗ-2101, прозванный в народе «копейкой», вполне реально было «достать» через «шустрых» знакомых. Пятидневной рабочей неделей, гарантированному оплачиваемому трехнедельному отпуску и двумя выходными многие из нас также обязаны брежневской эпохе. Именно в брежневское время страх почти окончательно покинул сердца советских граждан, ну были «бархатные рапрессии». Брежнев классно и крепко целовал 3 раза: в начале в левую щеку, затем в правую щеку и, наконец, в губы. Советские люди вспоминают это время, как "золотое".
«Мы все с теплотой вспоминаем сегодня,
Того, кто нам первым стабильность принес.
Его называли мы запросто — Леня!
И уровень жизни при нем только рос».
Но «минус» был, был "застой  – спад экономики и дефицит товаров народного потребления. Сколько можно бедностью гордиться, страна нищая, а каждый последующий Генсек, или Президент во всеуслышание вещает, что мы – великая держава, но с нищим народом. Страна победителей.
        А нам всегда чего-то не хватало… Из-за того, что родители вечно копили деньги, а они утекали как в песок: облигации, займы. Нам с сестрой не хватало каких-то элементарных радостей детства: познавательных поездок, вкусностей, игр, новой одежды, приходилось донашивать старый свитер, потёртый, лоснящийся, с оттопыренными на локтях «пузырями». Вместо игр, я из камешек, ракушек, используя рельеф земли на огороде,  изображал армии «белых» и «красных», разрабатывал военные баталии. Я недоволен был тем, что на меня не хватило денег, чтобы учиться в музыкальной школе, приходилось бренчать самому на старой гитаре друга и все песни получались на один мотив.
      Однако солнечный Крым - здравница, дает здоровье хорошее человеку. Я был весь пропитан витаминами, они из меня выплёскивали: Вишня, Яблоко, Инжир, Айва, Персик, Кизил, Виноград... Сплошной витамин Д, С, В и до Я. Я сам. Да ещё сибирское здоровье родителей в генах плещется. Виноградники юга прятали среди ягод солнечный рождественский свет, выдавая его ярко - салатными бликами, придавая человеку силу Солнца, Луны и царя виноделия Диониса.

       Решение стать военным.  Анализируя жизнь вокруг себя, я понял, что два - три рубля в день - больше не получишь, занимаясь повседневной черной работой. Всегда останешься на самом дне «кормушки». Жизнь от зарплаты до зарплаты. Убедившись в этом, я решил приобрести специальность военного, так как в гражданском ВУЗе учебы для меня не получалось. Денег на содержание в другом городе и учебу у родителей не было. О своем истинном призвании я тогда и не помышлял, слишком маленький передо мной был спектр профессий, и еще меньше - моих возможностей. Профессия отца мне была не по душе. Да и сам он отзывался о ней, как о грязной и неблагодарной.

   Страсть к земле. Отец мой Илья, был из крестьян. Он очень любил «ковыряться» в земле, растить урожай, разговаривая с ней, как с живым организмом: «Здравствуй, земелюшка! Я тебе сегодня водицы дам, а завтра боронить буду, кислородом подышишь». Но так, как крестьян сначала обанкротили, а потом вытеснили от земли, то ему пришлось стать служащим, милиционером, жить не по призванию своей души, и лишь иногда, с удовольствием и с огнём в глазах, он мог покопаться в придомашнем огороде. «Держись поближе к земелюшке - матушке. Она тебя всегда накормит» - приговаривал он. Однако, у меня так и не сказались гены землепашцев, - моих предков. Я пошёл совсем по другому пути. Дети, как правило, перерастают своих родителей. Не только ростом, а я был на две головы выше матери и на голову - отца, но и в профессии. Отец с матерью были не крещенными, но все православные, церковные праздники знали, и как-то их отмечали, правда, огибая церковь. Сказывается привычка с детства, которую им привили их родители.

   Ожидание перемен. Неделя за неделей, месяц за месяцем - время шло утомительно долго, какими-то резиновыми были последние годы школы. Мы тянули свою лямку учёбы, подработок и мечтали выпорхнуть из родительского гнезда. Ожидающий свободы, я спрашивал себя: в том ли заключается смысл жизни, чтоб стать просто рабочим конём и ходить по одному и тому же кругу всю биологическую жизнь? Молодой, коренастый, я мог бы трудиться как чернорабочий, но интеллект, темперамент, воображение - все восставало во мне против механического труда. Мной владела жажда приключений, мечта о вольной, полной неожиданностей жизни. Я горел желанием узнать решительно все о стране, в которой жил и по которой собирался путешествовать. Путешествия для «Стрельцов» (по Зодиаку) - одно из любимых занятий. Мы легки на подъём. Решив жить не мускулами, а головой, я взялся за дело и послал документы в ВВУЗ. Сначала надо выбраться из периферии с наименьшими затратами, так как родители не смогут оплатить обучение. А потом посмотрим, как и куда дальше! Ферзевый гамбит на крымской шахматной доске разыгран: пользуясь правом первого хода белые занимают одно из центральных полей и ферзь защищает центральную пешку. Да, да, у меня появился ферзь при поступлении в Серпуховское военное училище под Москвой и я этим, пожалуй, воспользуюсь.
  Переходный возраст даёт в критический момент взрыв спящего до се ле вулкана чувств, эмоций и мыслей. Когда до боли хочется быть взрослым, самостоятельным, свободным. Как говорят: «Воображал себя взрослым. Стал взрослым. Потерял воображение».

   Наш дружный 10-й «А».  Все тусовки и праздники мы держались вместе – это было сплоченное ядро класса. Это были красивые, умные, веселые и находчивые ребята. В него входили в основном дети из военного городка лётчиков - Сережа Андреев, Таня Ковалевская, Сергей Карпов, Наташа Горькавая, Сергей Сухинин, Света Козлова, Олег Волков, Елена Старостина, Вячеслав Макаров, Володя Юденков, Наташа Шлончак и другие, которые входили и выходили. Входил в ядро и я. У каждого была школьная кличка. У меня - "Вовочка". У Сергея Андреева - "Дятел", потому что в конце перемены при входе учителя в класс, все успевали спрыгнуть с парты, "Дятел" еще продолжал носиться, не замечая никого. Эх, дятел, а стал авиационным инженером.
  Теперь, через 50- летие, как закончил школу, в 67 лет, я помнил тех, кто мне нравился, а девочки, вспоминали тех мальчиков, кто за ними "бегал". И я попробовал организовать встречу выпускников 1971 года в последнюю субботу июня, когда еще не жарко и многие приезжают насладиться ласковым солнцем и морем, "поклевать" вишню с черешней, накопить витамины абрикоса, персика, сливы. А мне, как рыбаку, половить в море ставриду, кефаль и пеленгас.
    Наши ребята, в основном из военного городка, поступили в ВВУЗы и посвятили себя защите Родины: Андреев С., Юденков В., Сухинин С, Хлебников С.  Девушки стали врачами, педагогами. Татьяна Писанко (Шумайлова) была директором Кировской школы, а Светлана Акименко (Козлова) стала министром культуры Крыма. Выпуск, пронёсший дружбу через полвека. Дружных людей на свете было, есть и, надеюсь, будет всегда больше, чем равнодушных, иначе наступила бы дисгармония, и мир перекосился бы, опрокинулся и затонул. Один в поле не воин, а путник.

    Бережно разворачиваем на встрече с собравшимися одноклассниками в июне 2021 года и читаем список из 25-ти учеников 10-го «А» класса 1971 года выпуска. Классный руководитель – Левина Д.А. Я помню, как мы в школе все дружили. Поддерживали слабых, ну и вот. Осталась нас сегодня половина. И завтра снова в путь, - труба зовёт!..

    Сестра моя - Люба, всю жизнь стремилась стать юристом. Адвокатом по уголовным делам, но родители отправили ее учиться на библиотекаря. Мол, так будет ей лучше, спокойнее, так как у неё врожденный порок сердца. На самом деле это был ошибочный диагноз. После окончания техникума Люба работала в деревне Новопокровка, рядом с Кировским. Здесь она познакомилась с Николаем. Бравый автомеханик, завладел её сердцем. Хотя были и более престижные женихи, капитаны дальнего плавания. Люба была смуглой, красивой, доброй подвижной девушкой и женихов у неё было много. Отец говорил часто ей, что она похожа на тётку Евдинью из далёкого Авяка. Парни увивались за Любашей, а она перебирала их, перебирала… и вышла замуж за гарного механика. Родители наши были, конечно, в шоке. Они желали дочери более выгодную партию. Но, очевидно, что сестра любила Николая, потому что дождалась его из армии, не смотря на предложения от разных интересных молодых парней. Срочную он служил танкистом, и попал в 1968 году в Чехословакию, в Прагу, когда там проходили недовольные соцсистемой митинги народа. После армии отец помог ему устроиться на аэродром прапорщиком, где он и прослужил до развала СССР.

   Отъезд из отчего дома. Последний класс я готовился к поступлению в Серпуховское училище. Я с удовольствием уезжал в неведомую жизнь, жизнь военного человека. Жить в Кировском становилось скучно, не было размаха, да и работы мне по душе я не видел. А ведь жизнь дается человеку один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за дни, прожитые без счастья, без любви, без радости. Счастье. Как оно желанно, и как может быть так недостижимо, когда очень хочется его. Так как же стать счастливым? Этот вопрос все больше одолевал засидевшегося в Кировском юношу, перед которым распахнулись двери выбора пути. И я повторил судьбу отца, уехал из отчего дома в поисках более лучшего пути развития. Учителя только открывают нам разные двери, дальше мы идем сами по одному пути.
  Когда я уезжал, у сестры родился сын, Сергей – мой племянник. Уезжая, я наклонился к нему, чтобы помахать, а он смешно зевнул. До училища меня сопровождал отец, как всегда с ящиками фруктов и крымского вина, чтобы подсластить моё поступление в училище, вручив подарки некоторым экзаменаторам. А таковые были всегда.
   Потом, много лет спустя, я думал, что вот если бы я прожил детство в большом городе, связал бы я свою судьбу с армией?! Наверное, нет. Но в маленьком поселке выбор и информация мизерны, страх не поступить и тебя тут же призовут в солдаты. Из 2-х зол выбираем третье... 


Рецензии
Спасибо большое! Моя бабушка-сибирячка с дедом приехали из Алтайского края в Крым....где и похоронены...Добро пожаловать в группу Планета Крым! Можете размещать там свои сссылочки и с Прозы Ру....и других ресурсов. Если они-по крымской теме.

Титова Марина   04.06.2021 15:24     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.