Незаконченный рисунок Часть 2

                Глава 1
     В уютном маленьком кафе было непривычно тихо. Отшумели новогодние праздники. Люди, так уставшие от них, постепенно погружались в рабочие будни. Их мысли опять начинали занимать различные проблемы, связанные с работой и семьей. Все праздничные дни Ника провела одна, но ей совсем не было скучно, если честно, у нее просто не было времени скучать. После того как девушка со скандалом покинула квартиру тети Лиды, она сняла комнату в квартире обычного высотного дома в противоположной части города. Она специально подыскивала себе жилье подальше от Алки, чтобы случайно с ней не встречаться на улице. Москва большая и здесь спокойно можно прожить хоть всю жизнь, не видя друг друга. Понимая, что их дружбе пришел конец, Нику терзало глубокое чувство вины. Она ведь могла отказаться от своего счастья. Следующим важным делом была подготовка к сегодняшней встрече с матерью Вячеслава. На войне как на войне. Ника, изучив все возможные психологические уловки, тщательно подбирала каждое слово, она готовила речь, будто к важному выступлению. Ей просто необходимо было встретиться с ней наедине и наладить отношения. Ника хотела доказать, что достойна ее сына. Это было для нее дело чести. Молодые люди не смогут быть по-настоящему счастливы, если самый важный человек в жизни Вячеслава будет против их женитьбы.
    И вот она здесь, на Садовом кольце в самом центре Москвы в одном из лучших столичных кафе, расположившимся в красивом особняке девятнадцатого века. Спокойные цвета, белая мягкая мебель, толстые ковры на дубовом паркете – все создает в кафе дружелюбную атмосферу. Девушка намеренно пришла пораньше и заняла один из столиков прямо напротив входа. Она сидела лицом к нему, рассматривая прозрачные ступени невысокой лестницы, освещенные приятной сиреневой подсветкой, с белыми деревянными перилами. Нервничала ли Ника, ожидая Марию-Луизу? Вовсе нет. Курс аутотренинга помог ей избавиться от страха перед людьми. Скорее девушка ощущала легкое волнение. Воспоминания о Макдональдсе вызвали у нее улыбку. Совсем недавно она со страхом ела там, а сегодня сидит в элитном дорогом кафе, ожидая встречи с будущей свекровью французского происхождения, проживающей на Рублевке, и сохраняет самообладание. Легкий стук тоненьких каблучков вернул ее из прошлого. Грациозно в зал вошла Мария-Луиза. «Как хорошо, что она пришла», - подумала Ника. Она переживала, что Вячеславу не удастся уговорить свою упрямую мать встретиться с Никой. Но раз она здесь, значит самое сложное уже позади. Широко улыбнувшись, Ника пошла к ней навстречу.
- Bonjour, Madame. Comment vous portez-vous?  Добрый день, мадам. Как вы поживаете? – спросила Ника.
- Bien, merci, Хорошо, спасибо, - сухо ответила Мария-Луиза.
- Comment  s’est passe votre voyage? Как прошла ваша поездка? – старалась быть как можно вежливее Ника.
- Excellent. Et as-tu appris francais? Прекрасно. А ты что выучила французский? – с иронией произнесла женщина.
- Excusez-moi, но на этом мои знания французского останавливаются, - все еще радостно улыбаясь, ответила Ника. – Я обещаю, что продолжу обучение и почту за честь иметь такого строгого экзаменатора, как вы.
     Заносчивая француженка вскинула брови, надменно разглядывая Нику, но эта идея ей понравилась. Ведь в России так мало людей, которые интересуются ее родным языком.  За тридцать лет, что она живет в этой стране, Мария-Луиза научилась хорошо говорить по-русски, легкий акцент только придавал ей шарм, но она так скучала по родному языку. Женщина вырастила своих детей двуязычными, чтобы они не забывали свою культуру и свое происхождение. И она с большим удовольствием обучила бы Нику, возрождая давно утраченную любовь к французскому языку среди русских.
- Ну, давайте присядем, - предложила Ника, направляя Марию-Луизу к своему столику.
      Они сели за стол. Женщина высокомерным взглядом окинула свою собеседницу. Но к своему разочарованию, она так и не смогла найти в ней ни одного изъяна. Одежда, прическа, макияж – все было безупречно. Ника же в свою очередь старалась вести себя раскрепощено, изучая меню.
- Я вам советую, томатный суп. Я уже пробовала его здесь, и, знаете, вкус божественный.
     Ника, как искусная актриса, подняла глаза вверх и жестом описала вкус этого блюда. Хотя это было полное вранье, Ника никогда не бывала в этом кафе и не ела супа. Ей пришлось заранее разузнать у Вячеслава предпочтения его матери. Также он посоветовал девушке несколько блюд, которые на его взгляд могли бы понравиться маме, потому что в отличие от Ники, он здесь уже был несколько раз. И в итоге ее жест убедил привередливую даму заказать суп. Потянувшись за меню, она принялась внимательно просматривать его. Спустя еще минуту женщины бурно обсуждали горячее и десерт.
- А выбор вина, разумеется, я оставляю за вами, - улыбнувшись, сказала Ника. – Взгляните, пожалуйста, на карту вин. Между прочим, этот ресторан напрямую сотрудничает с компанией «Мезон Дебуа», Вячеслав мне по секрету сказал. У меня есть шанс попробовать вино с такой любовью изготовленное вашим отцом. Я уверенна, он знает толк в хорошем вине.
     Упоминание об отце, смягчил строгий взгляд Марии-Луизы. Она тут же принялась просматривать список вин, остановившись на одном из них. Позже, когда официант любезно разлил вино в бокалы, Ника, подняв свой, сказала тост:
- Я хочу выпить за Францию. За эту удивительную страну, которая чтит и бережет свои традиции.
     Этот тост вызвал приятную волну во всем теле, которую можно описать как смесь гордости, ностальгии и неожиданности, и Мария-Луиза улыбнулась.
- Vive la France! – торжественно произнесла она.
     Принесли аппетитные блюда, и они приступили к обеду. Выждав паузу, Ника опять первая начала беседу. Она старалась сильно не давить на свою собеседницу, стараясь вызвать у нее доверие. Темы она выбирала нейтральные, чтобы ни в коем случае не обидеть Марию-Луизу: о погоде, кино, музыке, театре. Она старалась не упоминать об их отношениях с Вячеславом. В конце концов, когда они доедали десерт, Мария-Луиза сказала, откинувшись на спинку стула:
- А знаешь, ты не такая дурочка, какой мне показалась в первый раз. Мне понравилось с тобой беседовать. Я хорошо провела время.
     У Ники внутри все заклокотало от радости. Это можно было назвать победой, ради которой она затеяла обед. Девушка еле сдержалась, чтобы не выплеснуть наружу радостные эмоции. Ника, наклонившись вперед, тихо произнесла:
- А давайте в следующий раз возьмем с собой Софи. Посидим чисто женской компанией. Пусть наши мужчины один вечерок отдохнут от нас.
     Повисла пауза. Француженка вначале исказила губы в ехидной улыбке. Ника напряглась. «Она не глупая, она все понимает, куда я клоню, - думала лихорадочно Ника, - только бы она согласилась!» Как вдруг ее глаза заблестели, и она воодушевленно сказала:
- А это неплохая идея! Я давно не выходила в свет с дочерью. Мне так надоели эти сплетницы с Рублевки!
     Девушка с облегчением выдохнула.
- Мария-Луиза, скажу вам по секрету, ваша дочь прекрасно поет, а здесь на втором этаже как раз есть бар-караоке. Не сходить ли нам туда? – предложила Ника.
- Хорошо. Давай в следующую субботу встретимся. Я тоже люблю петь.
- Договорились.
- Извини, дорогая, а сейчас мне пора на массаж.
- Конечно, я вас не буду задерживать. Не беспокойтесь, за обед я заплачу.
     Мария-Луиза еще раз окинула девушку оценивающим взглядом, и, поблагодарив, быстрым шагом направилась к выходу. 
     Как только она исчезла из виду, Ника позвонила ее сыну, и попросила его срочно приехать в кафе. К счастью, он находился неподалеку, переживая за свою девушку, и пообещал, что через пять минут приедет.
- Ника, говори быстрее, как прошла встреча? – взволнованно произнес Вячеслав, как только присел на стул.
- Мне так много нужно тебе рассказать.
     Девушка вся сияла от счастья. Вячеслав огляделся вокруг и добавил:
- Я смотрю, мебель цела, ты не ранена, значит беседа прошла в дружеской обстановке и мадам Дебуа не закатила скандала.
- Этот бой я выиграла, но еще не войну, - с гордостью сказала Ника. Затем она стала эмоционально рассказывать про встречу с его матерью. Молодой человек не верил своим ушам. Он был рад не меньше Ники, то, что девушка смогла увлечь разговором его высокомерную матушку, уже было похоже на чудо, но ей даже удалось назначить еще одну встречу, на которой попытается сблизить мать и его сестру.
- Но это еще не все, у меня к тебе одна просьба, - сказала Ника. Она замолчала, отведя взгляд в сторону. Ее терзали сомнения, стоит ли говорить Вячеславу то, о чем она собиралась его просить. Правильно ли она сейчас поступает? Молодой человек заметил перемену в ее лице и забеспокоился.
- Ника, говори. Что-то случилась? Моя мать тебя как-то оскорбила или унизила?
- Нет, это не связано с твоей мамой. Настал момент для осуществления моей мечты, я чувствую, я готова. В принципе, это смысл всей моей жизни. Я давно об этом мечтаю.
     Вячеслав удивленно смотрел на нее, теряясь в догадках. Ему стало очень стыдно в этот момент. В отличие от Ники, которая, казалось, знает о нем все, он совсем не знал, о чем мечтает его девушка.   
- В общем, я хочу открыть свой кабинет по психологической помощи. Это мечта каждого психолога. Сейчас я поняла, что я созрела для этого. Славочка, но без твоей помощи я не в состоянии этого сделать. Ты мне поможешь? Ты понимаешь, о чем я? Ты не подумай, что я тебя вынуждаю … нет, ты совсем не обязан…, если ты откажешь, не думай, что я обижусь, я знаю, что нельзя смешивать любовь и деньги, но мне просто не к кому обратиться, - Ника настолько растерялась, что сама не понимала, что говорит.
     Вячеслав радостно смотрел на нее, с его души будто камень свалился, а на лице заиграла улыбка. Наконец, выдохнув с облегчением, он сказал:
- Конечно же, помогу! Ведь я люблю тебя, и ты всегда можешь на меня положиться. Как ты разволновалась, глупенькая моя!
     Он ласково взял ее ладони и поднес к своим губам. Их пробирала мелкая дрожь, которая постепенно угасала. Вдруг лицо молодого человека сделалось серьезным, он пристально смотрел Нике в глаза. Затем он сказал:
- Разлука была для меня невыносима. Я всё это время думал о нас и что этот союз значит для меня. Я понял, наши отношения – вот моё будущее. Я хочу испытывать эту сумасшедшую любовь вечно. Пусть Алла умрёт от зависти, а мама откажется от меня, и я лишусь её состояния, мне всё равно, пусть исчезнут все, кто против нашего союза. Я знаю, что ты всегда будешь рядом со мной, хорошо ли у меня идут дела или плохо. Ты поддержишь меня в трудную минуту. Мне хорошо рядом с тобой и я хочу быть с тобой. А ты испытываешь то же самое ко мне?
- Да! Славочка, я очень тебя люблю! Я порвала отношения с единственной подругой ради тебя. Это ли не доказательство моей любви к тебе?
     В эту минуту девушка ощутила себя самой счастливой на свете. Сердце ее учащенно забилось, а лицо озарила счастливая улыбка. Вячеслав все еще держал ее руки и целовал их. От этих прикосновений по телу девушки разлилось приятное тепло.
- А тебе не кажется, что нам пора познакомиться поближе, - с заигрывающей интонацией прошептал молодой человек.
- Конечно, уже пора,- скромно улыбнулась Ника.
- Я хочу пригласить тебя к себе в гости. Здесь недалеко.
- Тогда идем, не будем терять ни минуты.
      Прижав к себе девушку, Вячеслав вывел ее из кафе, посадил в автомобиль и направился в сторону Хамовников, где на улице Остоженка находилась его холостяцкая квартира.
               
               
                Глава 2
     Стоял прекрасный теплый апрельский день. Совсем недавно было не по-весеннему холодно, но сегодня, когда до последнего месяца весны оставалось всего два дня, резко потеплело. Все вокруг только и ждало этого момента. Листья на деревьях тотчас заблагоухали головокружительным ароматом раскрывающихся почек, внезапно расцвели клумбы с цветами, а под распахнутыми настежь окнами громко щебетала стая птиц. Проснулась природа. Все ожило. От всей этой красоты на душе сразу же сделалось радостно. А у Ники вдвойне было радостно на сердце. Вот уже три месяца, как она является полноправной владелицей просторного офиса в центре Москвы, который она назвала кабинетом по психологической помощи. Это и кабинетом сложно назвать, потому что девушка обустроила его в уютной домашней обстановке. Она практиковалась по семейным проблемам. Ей хотелось, чтобы люди, обращаясь к ней за помощью, видели в ней друга и чувствовали себя как дома. Включая тихую спокойную музыку, за чашечкой чая она начинала вести разговор. Порой клиенты, а в основном это были подруги Марии-Луизы, сами начинали изливать свои проблемы к тому же изрядно эмоционально. Поэтому Нике приходилось вначале остужать их пыл, а потом уже без лишних эмоций выяснять, в чем проблема. Первый месяц у Ники была всего одна клиентка, но девушка не отчаивалась, а свободное время посвящала разработке своих собственных программ, психотренингов и тестов. Сейчас ее ежедневник расписан по минутам, и Ника стала подумывать о собственном секретаре, который мог бы вести административные дела: записывать на прием, принимать оплату, отвечать на звонки, оплачивать счета, тогда она могла бы принимать еще больше людей, не отвлекаясь на эти дела. Но, к сожалению, Ника в данный момент не могла позволить себе нанять работника. Она добросовестно отдавала долг Вячеславу, хотя он на этом не настаивал. Эта ситуация его даже забавляла. Ника со всей ответственностью отдает каждый месяц деньги, на которые он тут же покупает ей дорогие подарки.
     Отношения с ним оставались все такие же нежные. Почти каждый день они встречались или созванивались. Ника наслаждалась этим периодом, понимая, что когда они начнут жить вместе, то вся романтика быстро исчезнет. Вячеслав не раз предлагал переехать к нему, но Ника вежливо отказывалась.
- Извини, но я так воспитана, - говорила она. – Несмотря на то, что мы с тобой близки, я часто остаюсь у тебя на ночь, но жить с тобой и хозяйничать в твоей квартире я смогу только после свадьбы, узаконив наши отношения.
- Мы с тобой обязательно поженимся. Нам еще предстоит знакомство с самым главным членом нашего клана, с моим дедушкой.
- Слушай, а если я ему не понравлюсь, тогда нашим отношениям конец? Я боюсь, что мой французский не настолько совершенен, чтобы убедить его в серьезности моих намерений.    
- Не волнуйся, Никулечка, - успокаивал ее жених, - с ним проблем не будет. Он ровная противоположность моей матери. Дедушка не такой заносчивый и высокомерный, как его дочь. Я думаю, ты ему понравишься.
     Вячеслав сильно изменился. Он и думать забыл про других женщин, ощущая себя семейным человеком. Некогда беззаботный и любитель шумных компаний, он стал предпочитать театр, музеи и кино, лишь бы Ника была рядом. Порой друзьям удавалось уговорить его пойти в какой-нибудь клуб, тогда он названивал ей по несколько раз за вечер, чтобы узнать, не скучает ли Ника без него. Друзья пожимали плечами, недоумевая, как так можно резко измениться? Что же это за волшебная фея, которая смогла приручить неисправимого гуляку? Им казалось, что их друг никогда не остепенится.
 
     Находясь в своем офисе и сидя в мягком кожаном кресле цвета слоновой кости, Ника внимательно изучала свой ежедневник. Первая неделя мая была пуста. Она специально никого не записывала на прием в эти дни, так как они с Вячеславом и Марией-Луизой запланировали поездку во Францию. Потом девушка перевернула страницу и задумалась. Следующая неделя была полностью расписана.  «Может кого-нибудь перенести? - размышляла она, просматривая имена. – Но куда? Из-за поездки теряется целая неделя». Ника устало откинула голову назад и закрыла глаза.
- Господи, мне даже некогда сходить к врачу, - произнесла она вслух. – Я все время откладываю визит к нему. Больше тянуть нельзя. Выхода нет, запишусь на конец мая.
     Девушка была сильно обеспокоена тем, что не могла забеременеть. Вячеслав часто заводил беседы об их будущих детях. Ему очень хотелось, чтоб Ника родила сына. Она же в свою очередь не совсем хотела обременять себя детьми, особенно сейчас, когда её карьера растёт, а мечта сбывается. Теперь она - настоящий практикующий психолог, но девушка понимала, что без детей их семья распадётся. И чтобы не огорчать любимого, она решила подарить ему долгожданного сына, ведь Вячеслав именно в детях видел смысл жизни. Но время шло, а чуда не происходило. И решив, что она должна провериться у врача, позвонила по телефону в одну хорошую частную клинику и записалась на двадцатое мая, а затем в своем ежедневнике обвела его красной пастой и записала время приема.
                ***
      В аэропорту было на удивление немноголюдно.  Пройдя регистрацию и таможню, Ника и Вячеслав сидели в зале ожидания.  Он одной рукой крепко прижимал девушку к себе, а в другой руке держал маленькую видеокамеру, показывая ей фотографии тех прекрасных мест, где им предстояло через несколько часов очутиться. Ника, положив голову ему на плечо, смотрела фотографии и внимательно слушала своего любимого. Напротив них, скрестив ноги и небрежно перелистывая глянцевый журнал, сидела Мария-Луиза. Не найдя ничего интересного и перевернув последнюю страницу, она окинула беглым взглядом сына, а затем и Нику. Вячеслав оделся по-нарядному: темные прямые брюки и белая рубашка с короткими рукавами. Подстриженные черные волосы с уложенной наверх челкой, которая была длиннее основной длины волос, придавали ему большей солидности. Во всей его внешности было заметно, что он тщательно готовился к предстоящему путешествию. Ника же, наоборот, решила одеться повседневно, чтобы было удобно в самолете. На ней были светлые джинсы и черная футболка. Волосы она забрала в высокий хвост, концы которого спадали на плечи, и на лице ни капли косметики, отчего больше походила на подростка. «Какая красивая пара! Они хорошо смотрятся вместе. Почему я сразу этого не заметила?» - подумала Мария-Луиза. В ее голове всплыли воспоминания, как она возненавидела Нику, впервые увидев ее в своем доме. В тот момент ей показалось, что это очередная глупая провинциалка, которая охотится за богатенькими мальчиками. Вскоре объявили посадку на их рейс. В самолете они сидели рядом, Ника возле иллюминатора, Вячеслав возле нее и уже потом Мария-Луиза. Пока самолет готовился к взлету, Ника с детским любопытством рассматривала все вокруг.
- Никуля, ты что боишься? – ласково спросил ее Вячеслав.
- Немножко, - призналась девушка, - ты же знаешь, что я никогда не летала на самолетах.
      Молодой человек улыбнулся.
- Не волнуйся, здесь нет ничего опасного. А я бы все отдал, только чтобы очутиться в кабине экипажа, на месте пилота и самому поднять этот самолет в небо.
      Мария-Луиза, услыхав слова сына, тяжело вздохнула и скривила губы.
- Дорогая, - обратилась она к Нике, - я эту фразу слышу каждый раз, как сажусь с ним в самолет. А сейчас он будет комментировать все действия, которые в данный момент выполняют пилоты.
-Да, мама, слышишь? Сейчас они проверяют правый двигатель, а теперь левый…
- Oh, mon Dieu, aidez-moi! Я уже не могу это слышать, - возмутилась Мария-Луиза. Затем она, устало откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Самолет вырулил на взлетную полосу, включил турбины и быстро начал набирать скорость. По мере ее увеличения внутри салона все безумно громыхало, скрипело и тряслось. Ника взглянула на Вячеслава, его лицо светилось счастьем, казалось, что он наслаждается каждой минутой проведенной в самолете, девушка крепко сжала его ладонь. Затем она перевела взгляд на Марию-Луизу, которая уже успела погрузиться в глубокий сон. От ее такого безмятежного выражения лица Нике на душе стало спокойно, она посмотрела в иллюминатор, в эту секунду самолет оторвался от земли. Шум и скрип тотчас исчез, уступая место легкому чувству полета. Наблюдая, как самолет все выше и выше отдаляется от земли, Ника успокоилась. Впервые в жизни она летит на самолете. И летит в Париж! 
     Полет прошел хорошо и спустя три часа они благополучно приземлились в парижском аэропорту Шарля де Голя.
- Мама, давай останемся в Париже на несколько часов. Ника не была здесь и очень хочет посмотреть Эйфелеву башню, - быстро сказал Вячеслав.
     Девушка с удивлением посмотрела на него, раскрыв широко глаза, потому что она об этом его точно не просила. «Почему он нагло врет?» - размышляла Ника. Во всех его движениях она уловила сильное волнение.
- Сынок, дорогой, но вы можете съездить сюда в любой другой день, с самого раннего утра и хорошо провести здесь время. Париж это не тот город, который можно осмотреть за пару часов, взобравшись на башню. Поехали к дедушке, нам предстоит еще пару часов мучиться в дороге.
     У молодого человека волнение только нарастало, а его голос зазвучал более требовательно.
- Нет, мама, берем такси и едем на Эйфелеву башню. Сейчас время обеда, можно посидеть там в ресторане. Помнишь? Ну, тот, твой любимый. Он такой дорогой, как ты говоришь, что это единственное место в Париже, где нет назойливых туристов. Ведь именно за это ты его и любишь.
- Ты имеешь в виду ресторан «Тур Эйфель»? Так там столы надо бронировать заранее, - возразила его мать.
- Я забронировал вчера по телефону, - выпалил на одном дыхании Вячеслав.
     Ника жалобно посмотрела на женщину, показывая всем своим видом, чтобы она согласилась, потому что Вячеслав настроен решительно. Совсем не хочется начинать свое путешествие по Франции со скандала. На что Мария-Луиза пожала плечами и уступила сыну.
     Поднявшись на первый уровень Эйфелевой башни по специальному лифту, Вячеслав уверенным шагом направился в ресторан, Ника и Мария-Луиза послушно семенили за ним. В ресторане действительно было тихо. Заняв самые лучшие места, откуда открывался живописный вид на набережную Сены, за которой следует величественная площадь Трокадеро, все смогли спокойно выдохнуть. Ника ничего не ела в самолете, так как ее немного укачало, поэтому идея с рестораном ее обрадовала. В этот момент голодный желудок уже начал неумолимо напоминать о себе. В конце концов, на столе появились аппетитные фуа-гра и телятина с молодым картофелем. Удалив голод, Ника отвлеклась от тарелки и стала рассматривать из окна красоты Парижа.
- Мария-Луиза, а там виднеется тот самый известный дворец Шайо? - спросила Ника.
- Совершенно верно, - радостно ответила мадам Дебуа. Она с детства обожала Париж и знала здесь каждую достопримечательность.
- Вот смотри, - продолжила она, - это площадь Трокадеро, в центре которого находится огромный фонтан, а по сторонам – чудесные сады, сделанные в английском стиле. Обязательно пройдитесь там со Славиком! Там своя неповторимая атмосфера. Вам понравится. И завершает все это великолепие дворец Шайо. Ты видишь, какой он огромный? Вон два крыла расходятся в стороны – это все дворец. Там находятся множество музеев, а также прекрасный аквариум. Вам стоит посетить и его тоже.
- Он не похож на другие парижские дворцы, - сказала Ника, не отрывая глаз от окна.
- Да, он построен в стиле модерн. Вот, еще обязательно сходите на кладбище.
- Как? Кладбище в центре Парижа? – улыбаясь, спросила Ника. – Я не люблю гулять по кладбищам, потому что ужасно боюсь их.
     Нику развеселило это предложение Марии- Луизы. Она посмотрела на Вячеслава, чтобы посмеяться вместе, но улыбка сошла с ее лица, увидев, что он их совсем не слушает. Он энергично разрезал мясо на кусочки, погруженный в свои размышления. Либо он действительно проголодался, либо его что-то очень беспокоит. Ведь именно он был инициатором их похода в этот ресторан, почему же он не рад?
- Это не простое кладбище, - говорила Мария-Луиза, - там захоронены звезды кино, художники, композиторы и много других знаменитых людей прошлых столетий. 
     Женщина с таким воодушевлением показывала Нике каждую достопримечательность, которую можно было разглядеть отсюда, со стометровой высоты. Француженка вертелась на стуле то и дело, поворачиваясь из стороны в сторону. Вячеслав молча ел. Ника еще раз взглянула на него. «Что же его так беспокоит?» – терзалась в догадках девушка. Как вдруг он резким движением отложил в сторону столовые приборы, вытер рот салфеткой и обратился к Марии-Луизе.
- Мама, можно тебя попросить помолчать ближайшие пять минут.
     Женщина готовая что-то еще рассказать Нике, так и замерла, открыв рот. Воспользовавшись моментом, Вячеслав пододвинулся ближе к девушке и взял ее за руку. Ника была удивлена его поведением не меньше матери. Она растерянно смотрела на него.
- Ника, дорогая. Я с уважением отношусь к нашим отношениям. Я часто думаю о нас. И сейчас с полной уверенностью могу сказать, что ты именно та женщина, с которой я хочу жить под одной крышей, от которой я хочу сына. Я тебя очень люблю. До встречи с тобой я даже не знал значения этого слова. Мне даже стыдно вспоминать каким я был, и какие глупые поступки я совершал. Но ты, появившись в моей жизни, все в ней изменила. Рядом с тобой я узнал смысл жизни. И я тебя за это люблю. Ты чувствуешь, как сильно бьется мое сердце?
     Он прижал ее руку к своей груди. Там действительно билось сердце. Ника послушно махнула головой, подтверждая его слова.
- А ты чувствуешь то же самое по отношению ко мне?
     Ника снова замахала головой, потеряв дар речи и с изумлением вытаращив на него свои большие серые глаза.
- Хотя зачем я спрашиваю? Я знаю, что да. И вот сейчас, - продолжил Вячеслав, опускаясь перед девушкой на колени и смотря преданно на нее, - именно здесь, в самом романтическом месте на свете, в городе любви, в стране, в которой я родился, я хочу попросить тебя ….
     Здесь он сделал паузу, что-то ища в своих карманах брюк. Затем на его губах заиграла улыбка, по всей вероятности нашел, что искал. Ника стала тоже радостно улыбаться, потому что уже догадалась, о чем собирается просить ее Вячеслав.
- Выходи за меня, будь моей женой! – выпалил он и открыл коробочку внутри которого, торжественно сверкая драгоценными камнями, лежало золотое кольцо. Ника теперь ощутила, как у нее бешено заколотилось сердце от радости.
- Да, Славочка, конечно же, я выйду за тебя, - ответила девушка и бросилась его обнимать.
- Боже мой, сынок, так вот почему ты так вырядился! А почему ты меня не предупредил, я бы тебе подыграла или, по крайней мере, не мешала, - воскликнула Мария-Луиза.
- Мама, между прочим, я хотел сделать Нике предложение еще в январе. Во время нашей прошлой поездки. Но из-за тебя это кольцо пролежало в моем столе еще четыре месяца.
- Что? Ты купил его в прошлом году? Ты хотел на мне жениться еще в январе? – растерянно спросила Ника.
- Знаешь, любимая, я решил на тебе жениться, как только увидел у фонтана возле Большого театра. В тот момент я сказал себе, вот моя жена!

     Ника была переполнена счастьем. Она смотрела на Вячеслава и не верила, что это происходит с ней. Это был самый незабываемый момент в ее жизни. Так получилось, что она, а не Алка, станет его женой. Именно ей повезло, это ей улыбнулась удача. Самое главное, что Ника ценила в их отношениях это взаимопонимание и нежное отношение к ней и все, что с ней связано. Деньги тут не играют никакой роли. Ника полюбила его как хорошего образованного человека, а не как обладателя престижных машин и элитной квартиры. Но Вячеслав втянул ее в свой мир и в свою семью. Она сопровождала его на светских приемах. Помимо семьи, он с гордостью знакомил ее с многочисленными друзьями. Ника чувствовала себя неловко, когда они собирались в дорогих клубах. Она не привыкла жить этой публичной жизнью, она являлась частью совсем другого мира. Вячеслав видел это, постепенно осознавая, что Ника дружит с ним совсем не из-за денег.

- Ну, что, молодые! Я вас поздравляю, но может поедем наконец в Шабли? - раздался звонкий голос Марии-Луизы. – Если мы не успеем на трехчасовой поезд, то нам придется проторчать здесь до шести часов.
- Теперь я могу Нику представить дедушке, как свою законную невесту и будущую жену, - не без гордости произнес Вячеслав.- Eh bien, allons!
  Ника крепче прижалась к жениху, и семья тронулась в путь.   
     К счастью они успели на тот поезд. Им предстояла поездка, длящаяся около двух часов до имения дедушки. Оно находится возле небольшого городка Шабли на севере Бургундии. Ника с интересом следила за проплывающими  пейзажами в окне. Весна – чудесное время года в этих краях, когда природа оживает и расцветает удивительными яркими красками. Вдруг девушка вспомнила, как чуть больше года назад приехала в Москву также на поезде с юга России. Какие тогда печальные, а порой устрашающие картины сельской местности вставали перед ее глазами! Сельская Франция выглядит совсем иначе. Здесь каждый акр земли аккуратно разработан. Полосатые поля, словно очерчены под линейку, кустик к кустику, деревце к деревцу выстроились в ровные ряды. Бескрайние просторы виноградников, уходящие далеко за горизонт, также имели ухоженный вид. Лазурные извилистые реки и те, казалось, текут веселее. Нет ни одного заброшенного места или перекосившегося домика. Вскоре их поезд прибыл на место назначения. А там еще немного и они очутились перед домом месье Дебуа, известного на всю Францию винодела.
     Он радостно встречал их у резных ворот своего имения. Невысокий худощавый пожилой человек. Ему было около восьмидесяти, но он оказался достаточно бодрым для своего возраста. Смуглое лицо, карие глаза, в уголках которых как лучики разбегались глубокие морщины, богатая шевелюра седых волос. Ника окинула взглядом, сравнивая их троих: свою будущую свекровь, ее отца и Вячеслава и заметила, что они сильно похожи. «Даже в старости мой Слава будет красивым», - с гордостью подумала она. После жарких объятий Этьен Дебуа провел их в дом. Тут же полилась, как музыка, французская речь. Мария-Луиза с Вячеславом наперебой что-то рассказывали старику. По их счастливым выражениям лица Ника поняла, что речь идет о предложении, сделанном недавно ее женихом. Подойдя к дому, их встретили остальные члены семьи. Младший брат Марии-Луизы, как две капли похожий на нее, Жан-Жак. Его жена Мадлен и пара детей, сын Кристофер двенадцати лет и десятилетняя дочь Жюльетт. 
- Я заметила, у вас у всех рождаются по двое детей, мальчик и девочка. Посмотри, твоя мама и ее брат, у тебя есть сестра, у дяди двое разнополых детей, - шепнула тихонько Ника Вячеславу.
- Но мы нарушим эту традицию. У нас будет больше детей, - улыбаясь, ответил он. 
    Войдя в дом, Ника ожидала увидеть что-то пафосное и роскошное, но он оказался скромным, без излишеств в оформлении. Стены выкрашены светлой краской, на них ровными рядами, словно в музее, висели старые фотографии в тонких деревянных рамках. Каждая деталь в интерьере смотрелась просто и играла практичную роль. Мебель была старомодная и даже местами изношенная. Стояла прохлада, и витал запах старины, будто ты очутился в средневековом замке. Ника вздохнула, глубоко задержав дыхание. Ей он напомнил дом бабушки в Балаково, когда они с мамой на каникулах приезжали к ней в гости. Запах детства такой далекий и родной. «У всех стариков пахнет одинаково, независимо в какой ты стране живешь», - подумала Ника.
     Мария-Луиза легла на диван, устало вытянув свои худые ноги. Вячеслав и Ника, обнявшись, уместились вдвоем в небольшом кресле. А дедушка расположился в другом, напротив молодых и с интересом рассматривал избранницу внука. Дети убежали наверх, в свою комнату, а Жан-Жак с Мадлен ушли в столовую накрывать на стол.
- Ты представляешь, - сказал Вячеслав Нике, - я здесь родился двадцать семь лет назад!
- Да, да, только в комнате, которая находится там, - вмешалась в разговор мать, указывая тоненьким пальчиком наверх. – Отец не хотел вести меня в больницу, говорил, у них такая традиция, все дети рождаются в этом доме.
- А ты нарушила нашу семейную традицию и родила Софи в Москве, - с упреком произнес дедушка, - вот почему она редко сюда приезжает и не любит Францию.
- Может, нашего сына ты тоже родишь здесь? – вполголоса спросил Вячеслав. Разговор о ребенке вызвал у Ники чувство беспокойства. Слишком часто он сегодня о нем говорит. Она отвела в сторону взгляд.
- Что с тобой? – ласково спросил Вячеслав, заметив резкую перемену в ее лице.         
- Знаешь, Слава, - шепнула она ему на ушко, - а если я не смогу родить тебе ребенка, ты уйдешь от меня? У меня не получается забеременеть.
     Молодой человек посмотрел на Нику, в ее глазах был такой страх, что ему стало жаль ее. Он обнял свою невесту крепче.
- Глупенькая моя, не беспокойся. С ребенком или без, я буду любить тебя всегда и ни на кого не променяю!
     У Ники камень с души упал. Ей хотелось быть честной с ним до конца.
- К тому же, - продолжил он, - я считаю, что нет повода для беспокойства, дорогая. Мы живем с тобой совсем ничего. Все будет хорошо. У нас еще будет ребенок и не один.
- Мария-Луиза, - обратилась Ника к француженке, стараясь перевести разговор на другую тему, - а почему вы назвали Славу русским именем, а Софи французским?
- Это его отец так захотел. Он сказал, что мальчика называет он, а девочку я. Видишь ли, он беспокоился об отчестве внуков, говорил, что не потерпит у себя в семье Жаковичей или Дидьеновичей.
«Какой разумный человек Александр Борисович, ведь именно ее детям предстояло носить отчество его сына», - подумала Ника.
- Я пошла ему на уступки, но фамилия всем переходит моя. Это прописано в нашем брачном договоре. Вот так и получился у нас Вячеслав Дебуа. Тебе нравится наша фамилия?
- Звучит красиво, - сказала Ника, а про себя представила, что совсем скоро она тоже будет Дебуа. Сердце забилось от волнения. Затем разговор перешел на французский, но Ника хорошо их понимала. Она постепенно становилась частью их семьи и французскую речь слышала часто. Между седовласым месье Дебуа и его избалованной дочерью разгорелся горячий спор.
- Жаль, что ты предпочла городскую жизнь в чужой для тебя стране, сельским просторам родной Франции. Ты отдалилась от семейных традиций, забыла про наши корни и детей не смогла приобщить к ним.
- Ой, папа, прекрати! Я не создана для деревенской жизни, я не могу копаться в земле. Для этого у тебя есть Жан-Жак, вот и передавай ему свои традиции, - наморщив носик, возразила Мария-Луиза.
- Слава богу, что он у меня есть. Он работящий парень и я спокойно могу умереть, зная, что мой сын сохранит виноградники и передаст опыт своим детям. Он сохранил нашу знатную фамилию.
- Папа, но ты не забывай, что мы там, в Москве, превращаем твое хобби в деньги. Мало вырастить хороший урожай и изготовить вино, его еще надо суметь выгодно продать. А этим как раз и занимаются  твой зять и внук в Москве, благодаря которым вино «Шабли Дебуа» ценится наравне с «Шато Петрюс» и хорошо продается во всем мире.
     Старик промямлил себе под нос еще пару слов, на что его дочь только фыркнула в ответ и устало закрыла глаза. 
- Ну, что, а теперь за стол, - сказал Вячеслав, потирая руки и приподнимаясь с кресла. - Давайте отметим нашу помолвку!
     Мсье Дебуа приободрился.
- У меня как раз припасена бутылочка шампанского «Вдова Клико» для такого случая. Ох, внук, я уже и не думал, что доживу до твоей свадьбы! – сказал он.

     Позже Вячеслав устроил Нике ознакомительные экскурсии по близлежащим окрестностям. Они посещали старинные замки, катались на велосипедах по бескрайним просторам имения семейства Дебуа, а вечерами наслаждались восхитительными закатами на пустынном берегу реки. Более романтичного места Ника себе и представить не могла. Она влюбилась в Шабли с ее умиротворенной тишиной, благоухающими ароматами разнообразных цветов в полях и восхитительными пейзажами, от которых поистине захватывает дух. И даже, когда молодые ездили в Париж всего на два дня, Ника с нетерпением ждала возвращения в Шабли. Нельзя сказать, что девушке Париж не понравился, ее просто утомили шум, гам и толчея французской столицы. Неделя пролетела незаметно. Новоиспеченные жених и невеста утомленные, но счастливые отправились обратно в Москву.  Возвращались домой они одни. Мария-Луиза решила остаться в отчем доме еще на неделю.      
               
               
                Глава 3
     Однажды рано утром раздражающе затрезвонил будильник. Он звонил так настойчиво, что Нике пришлось проснуться, не досмотрев приятный сон. С трудом подняв голову с теплой подушки и нащупав кнопку, она выключила его. Ее голова тотчас заняла прежнее место. Девушка решив, что пять минуточек можно поваляться в кровати, погрузилась в глубокий сон. В следующий раз ее разбудил телефонный звонок.
- Доброе утро, любимая, надеюсь, ты уже собралась, - услышала Ника голос Вячеслава.
- Да, - соврала она. – Только дай мне еще пять минут.
- Я еду, минут через двадцать буду у тебя. Смотри, нам нельзя опаздывать. Выходи.
      Быстро подскочив с кровати, Ника металась из одного угла в другой, наспех собирая вещи. Она поняла, что безнадежно проспала. Как она могла? Как она могла подвести Вячеслава? Ведь они так давно готовились к этой поездке. Сегодня они полетят на его собственном самолете в Балаково. Нике не верилось, что сегодня она встретит маму. Конечно же, они часто созванивались, Ника рассказала ей, что помолвлена, поэтому мама ждала молодых людей с нетерпением. Вячеслав волновался не меньше. Во-первых, на такое далекое расстояние, а это восемьсот километров пути, он полетит впервые. А во-вторых, ему предстояло познакомиться со своей будущей тещей и произвести хорошее впечатление на нее, хотя Ника и уверяла его, что мама добрейшей души человек. Он тщательно готовил маршрут, так называемый флайт-план, согласовывал его с диспетчерскими службами и получил разрешения на взлет и посадку. И вот когда все трудности оставлены позади им предстояло только назначить точную дату отправления. Получив аэронавигационную и метеорологическую информацию по предстоящему полету, суббота тридцатого мая подходила великолепно. Решили вылетать в шесть утра, чем раньше, тем лучше.

     Ника собралась действительно за пять минут. Сейчас стоя перед зеркалом, расчесывая волосы и обжигаясь горячим кофе, она сказала:
- Почему я поступила так безответственно? Почему я проспала? Ведь я вчера легла спать рано, еще на улице было светло. В последнее время я так устаю, что вечерами просто с ног валюсь. На работе аврал, между клиентами такие небольшие перерывы, что мне совсем не хватает времени на полноценное питание. В связи с этим постоянно чувствую себя изнеможенной и голодной. Вот и сейчас совсем нет времени позавтракать, только кофе, а если бы проснулась вовремя, то была бы сейчас сытая, - строго отсчитывала она свое отражение. Затем, глубоко вздохнув, добавила:
- Со Славой стали встречаться редко, только телефонные разговоры перед сном. А эта подготовка к свадьбе - меня совсем вымотала! Какое счастье, что Вячеслав взял ее организацию в свои руки. Я соглашаюсь на любые его идеи. Я рада любой свадьбе, лишь бы поскорее она настала. События последних трех недель окончательно вымотали меня. Поездка домой это хороший повод, чтобы отдохнуть перед финишной прямой. Ведь до свадьбы осталось всего две недели!
     В эту секунду девушка замерла с расческой в руках, разглядывая себя в зеркало, будто впервые видит.
- Боже, - прошептала она, - через две недели я выйду за него замуж. У меня будет другая фамилия, другое место жительства, другая жизнь. А какая она будет эта жизнь? Ведь это только в сказках бывает, что они поженились и жили долго и счастливо, но я на опыте своих клиентов знаю, что именно после свадьбы все только начинается.
     Вдруг, погрузившись глубоко в размышления, Ника как будто вошла в транс и  ощутила холод. Леденящий холод шел у нее из глубины живота и поднимался вверх, подступая к горлу. Девушке стало тяжело дышать, холод только усиливался. Затем ее всю сковало от страха, спустя еще секунду ее тело затряслось. Она поняла, что случится что-то ужасное. Это не что иное как плохое предчувствие.
- Нет, - закричала она и тотчас вернулась в реальность, – мы никуда не полетим! Надо срочно сказать об этом Славе. Мы разобьемся! Ведь не зря же я сегодня проспала. Это был знак!
     Вскоре приехал Вячеслав, она эмоционально рассказывала ему о своем видении и пыталась его убедить отказаться от поездки.
- Я и не знал, что ты такая трусиха, - рассмеялся в ответ молодой человек. – Ника, тебе не о чем беспокоиться. Пока у моей ласточки есть два крыла, а они, поверь мне, держатся крепко, и работает двигатель, в чем сомнений быть не может, самолет не сможет разбиться.
- Но ведь случаются же авиакатастрофы! – закричала в сердцах Ника.
     Вячеслав нежно обнял ее и сказал:
- В большинстве случаев по глупости самих пилотов. С нами ничего не случится, малыш, доверься мне. Если бы я был в себе не уверен, думаешь, я рисковал бы твоей жизнью? Ника, дорогая моя, я в небе чувствую себя намного надежнее, чем на земле. Я в небе живу! И я жить не могу без него! А умру я на земле. Будем надеяться, что не скоро.
     Вячеслав улыбнулся и поцеловал Нику. Ей было приятно в его объятиях. Чувствуя себя защищенной, она постепенно успокаивалась. Вячеслав излучал такую уверенность и надежность. Девушка прижалась к нему всем телом и уткнулась шмыгающим носом в его сильное плечо. Но легкий озноб и тошнота в горле не проходила.
- Прости, Слава. У меня нервы в последнее время сдают. Отдых! Мне срочно нужен отдых!
- Конечно, думай лучше о хорошем. Представляешь, ты сегодня увидишь маму. Пусть мысли о ней отвлекут тебя. А поездку я отменить не могу. Знаешь, сколько людей нас ждут сейчас на аэродроме. Вот мы стоим, разговариваем, а там готовят наш самолет и выбирают нам воздушный коридор. Это не свидание с парнем, хочу - пойду, хочу - не пойду, если мы договорились, то обратного пути нет. Отменить наш полет могут только плохие метеоусловия.
     Молодые люди двинулись в путь. Вячеслав, посмотрев на часы, прибавил газу, Ника вжалась в кресло и уже сожалела о том, что рассказала ему о своих страхах. Если бы они не потратили время на разговор, сейчас им бы не пришлось так нестись. Хорошо хоть в столь ранний час дорога была почти пуста. Восходящее солнце ярко освещало им дорогу. Глядя, как оно быстро встает над горизонтом, на душе у Ники становилось радостнее. Все-таки начинается новый день, а он обязательно будет удачным.

     На посадочной площадке их ожидал блестящий, играющий солнечными лучами легкомоторный самолет «Сессна». Он был небольшой, но очень красивый, несколько ярко-красных полос лучами разлетались по фюзеляжу от красного хвоста. Вячеслав помог сесть Нике в самолет, а сам занял место за штурвалом. Пока он надевал наушники и что-то щелкал на панели управления, Ника с интересом разглядывала незнакомые приборы. Внутри было довольно комфортно: мягкие, чистые, будто новые кресла. Большие окна впереди и по бокам позволяли свету больше проникать в салон, из-за чего стало очень тепло. По состоянию салона Ника подметила, что ее жених действительно очень любит свою «ласточку», как он сам ласково называл самолет. Ведь даже в машине у него не всегда был такой порядок. Вдруг громко затарахтел мотор, а на носу самолета бешено завертелся пропеллер. Они пристегнули ремни безопасности, в точности такие как в машине. В наушниках послышался сонный голос диспетчера, разрешающий взлет. На Нике тоже они были, поэтому она непроизвольно являлась свидетелем переговоров между диспетчером и пилотом. Вячеслав радостно улыбнулся ей и сказал:
- Ну, что с Богом! Поехали! Вернее полетели!
     Ника снова заметила счастье, сияющее на его лице. «Все-таки ему надо было стать пилотом. Не тем делом он занимается», - подумала Ника. Самолет вырулил на взлетную полосу, Вячеслав снова что-то пощелкал на панели, и быстро начал разгоняться. Ника зажмурила глаза и старалась глубоко дышать, чтобы унять свой страх, как вдруг ощутила легкость во всем теле. «Вот так и буду лететь до самого Балаково, так не страшно», - решила она, все еще крепко закрыв глаза. Когда самолет набрал высоту, Вячеслав ее окликнул:
- Ника, ну, Ник, открой глаза. Посмотри как красиво! Такого ты не увидишь на пассажирских самолетах.
- Нет, я не хочу туда смотреть, - запротестовала девушка. - А ты не выдаешь своим пассажирам такие тряпичные очки для сна? Вот они бы мне как раз сейчас пригодились.
- Может сразу и кислородную маску, - громко рассмеялся молодой человек.
 -Ника, здесь совсем не страшно, мы летим чуть выше облаков, трусиха ты моя.
     И немного успокоившись от смеха, добавил серьезно:
- Привыкай, ты выходишь замуж за пилота. Мы будем часто летать на моей ласточке.
- О Господи, как бы мне это путешествие пережить? – взмолилась девушка.
     Вячеслав начал с восхищением описывать местность, все красоты ландшафта, проплывающего под ними. Он говорил и говорил без умолку. Нику заинтриговал его рассказ. Ей захотелось взглянуть, самой удостовериться действительно ли так все красиво, как говорит ее жених. Она сначала открыла один глаз, яркий солнечный свет ослепил ее. Привыкнув к свету, девушка открыла и второй глаз. Впереди открывался прекрасный обзор. Голубое небо, совсем без облачка, далеко на горизонте сливающееся с изумрудной равниной. Она посмотрела вниз через боковое стекло на двери. Первое, что бросилось ей в глаза это много зелени. Земля сверху переливалась разными оттенками зеленого цвета. Бескрайние зеленые с темными прожилками нивы, нежно-салатного цвета луга, ровные ряды темных холмов на горизонте и небольшие клочки прижавшихся друг к другу деревьев и кустарников. Извилистые реки, словно вены на теле, прорезали свой путь между холмами. 
- Действительно красиво! Аж дух захватывает, - радостно произнесла Ника. А после того как она посмотрела на Вячеслава, чье лицо выражало непоколебимое спокойствие и уверенность, на его сильные руки, которые крепко держали штурвал, она поняла, что нечего бояться, она в надежных руках. С этого момента она стала наслаждаться полетом, сполна ощутив это чувство, неведомое ей раньше. Даже когда они попали в плотную облачность где-то над Саранском, и их немного потрясло, ей не было страшно. Вячеслав успокаивал ее, что все хорошо, бывает и хуже, что полет проходит в штатном режиме. А когда они пересекли границу Саратовской области, и в наушниках Ника услышала голос диспетчера, что посадочная полоса на окраине Балаково готова принять их борт, у нее сердце забилось от невероятного волнения. Таких радостных эмоций она никогда не испытывала. Она пристально следила за тем, как самолет снижался, посреди огромного зеленого поля впереди виднелся маленький серый отрезок посадочной полосы местного аэродрома. Шасси коснулись земли и, резко сбавляя скорость, самолет наконец остановился. Вячеслав посмотрел на Нику и сказал низким голосом в микрофон, подвигая его ближе к губам.
- Дамы и господа, наш самолет совершил посадку в городе Балаково. За бортом погода хорошая - плюс двадцать пять и солнечно. Командир корабля прощается с Вами и надеется, что полет Вам понравился. До новых встреч!
     Ника рассмеялась и обняла его.
- Славочка, как я тебя люблю! Ты настолько идеальный! Я горжусь тобой, ты можешь все! И машины водить, как гонщик Формулы один, и самолеты, как опытный пилот. Ты настоящий мужчина!
- Поверь мне, дорогая, у меня есть и отрицательные черты, но ты пока о них не знаешь, потому что я их тщательно скрываю, - с лукавой улыбкой на губах произнес Вячеслав.
- Нет, нет, ты не можешь быть плохим. Сейчас я понимаю, как мне повезло, что я встретила тебя!
     Нику переполняли эмоции, и она расплакалась. Вячеслав подумал, что все это от пережитых волнений в полете, ее кровь наполнена адреналином, который иногда дает такой побочный эффект уже на земле. Ему вновь пришлось ее утешать, как обычно подставив свое сильное мужское плечо.

     После того как девушка успокоилась, они вызвали такси. Спустя несколько минут молодые люди уже находились возле родного дома Ники. Девушка остановилась перед подъездом и посмотрела на пятый этаж, где были окна ее спальни. Ее не было год и три месяца, много ли это или мало? С ней столько всего приключилось, кажется, что прошла целая вечность, но с другой стороны здесь ничего не изменилось, все тот же двор, те же занавески на окнах, знакомые бабушки, сидящие возле подъезда на скамейке и бурно обсуждающие последние новости. Создавалось ощущение, что она никуда не уезжала, или прошло всего несколько дней.
- Ника, ты ль ли это? – крикнула одна из них.
- Здравствуйте, баба Нина, вы не ошиблись это я, - ответила она и двинулась вперед. Вячеслав следовал за ней, вежливо поздоровавшись с каждой.
- Почему ты не с Алкой? Она-то приехала, звезда наша?
     Ника остановилась. Она снова подняла голову, посмотрев на окна соседнего подъезда, где когда-то жила ее подруга. Как часто она, стоя вот здесь, звала ее погулять. Нике вдруг почудилось, что и сейчас Алка смотрит на нее сквозь прозрачные занавески. Она отчетливо увидела ее пепельного цвета прямые волосы, рот, исказившийся в злой улыбке, и большие впалые глаза, полные ненависти. От этого видения Нике сделалось нехорошо. Она побледнела, голова закружилась, а ноги стали подкашиваться. Вячеслав быстро перекинул две тяжелые сумки в одну руку, вовремя подхватил девушку за талию свободной рукой и прижал к себе.
- Милые дамы, не беспокойтесь. Алла осталась в Москве. У нее все в порядке. Вы не поверите, но она и в Москве звезда, - ответил он любопытным соседкам.
     Молодые люди зашли в подъезд.
- Смотрите-ка, какого Ставринская жениха себе отхватила в той Москве-то, - зашептались бабки, - Ага, такой красавчик. А какой вежливый, вы слышали, как он к нам обратился «милые дамы». Во-о как, восемьдесят лет прожила, а меня никто дамой не называл. Если уж у этой дурнушки такой жених, то какой тогда у Алки! Она уж точно одна не останется. Ой, бабоньки, скучно без Алки-то, помните раньше, она, как отчебучит что-нибудь, так месяц можно было это обсуждать. Весело было раньше. А чего Ника с Алкой – то не вместе, раньше они везде вместе ездили, ходили, не разлей водой были, ой, чует мое сердце, бабоньки, поругались они. Да, да из-за жениха погрызлись! Ника всегда была сама себе на уме, и нашей Алочке завидовала. Ладно, потом все у Машки спросим.

     С замиранием сердца Ника позвонила в дверь. Она тотчас открылась, и на пороге появилась ее мама. Марии Михайловне было пятьдесят пять лет, маленького роста, она стояла в темном халатике, облегающем ее совсем не стройную фигуру, ее волосы были настолько жидкими, что сквозь пробор, который шел по центру, легко просматривалась розовая кожа головы. Светло-русые с проседью волосы собраны на затылке в маленький хвостик. На лице вообще можно прочитать нелегкую историю ее жизни: уголки глаз опущены, темные круги под глазами, светлые брови еле виднелись на лице, а пухлая нижняя губа сильно выпячивала вперед. Какое-то время они стояли молча, не в силах произнести ни слова, затем бросились обнимать друг друга. Ника заплакала. Её мама наоборот расплылась в радостной улыбке.
- Мамочка, как я по тебе скучала!
- Доченька, не плачь, пожалуйста. Мы все живы, здоровы. У меня все хорошо. Я так рада, что ты приехала и не одна. А теперь познакомь меня со своим молодым человеком.
     Вячеслав переводил взгляд с Ники на ее мать и не мог найти ни одного сходства. «Никогда бы не подумал, что это мать Ники. У них нет ничего общего! Наверное, Ника пошла в отца», - подумал он.
     Позже, отдохнув с дороги, они все вместе сели обедать на кухне. Вячеслав оглядывался по сторонам, разглядывая квартиру. Это была ничем не примечательная двухкомнатная квартира типовой застройки, в народе называемая «хрущевка» с очень маленькими комнатками. На кухне они втроем едва умещались. Для Вячеслава, привыкшего к роскошным апартаментам с самого детства, все здесь было в диковинку. Его возмущало, какой идиот проектировал такие квартиры, кому пришло в голову строить такие дома в масштабах страны. Здесь невозможно жить семьей, в такой квартире легко может развиться клаустрофобия! Пока Вячеслав рассматривал кухню, Ника накинулась на еду. Она вспомнила, что ничего не ела почти сутки. Вчера вечером девушка пришла с работы такой уставшей, что не стала готовить ужин, а сразу же легла спать. Утром также не удалось поесть.
- Слава, хорошо, что я полетела на голодный желудок, а то меня бы стошнило. Меня в последнее время часто тошнит, - произнесла Ника, поглаживая свой набитый живот. Молодой человек пристально на нее посмотрел и засиял от счастья.
- Нет, дорогой, это совсем не то о чем ты подумал, - твердо сказала девушка.
- А ты знаешь, о чем я подумал? Ты научилась читать мысли? – разочарованно спросил он.   
- Да, ты подумал, что я беременна, но это невозможно.
- Нет, не угадала. Я подумал, что у тебя проблемы с желудком и нужно срочно обратиться к врачу, - ухмыльнулся Вячеслав. Улыбка исчезла с его лица. Он грустно опустил глаза и стал энергично зачерпывать ложкой суп из тарелки. Его начинало раздражать упертое нежелание Ники заводить детей.
     Посмотрев на него, у Ники сердце сжалось. Как бы ей хотелось обрадовать его новостью о своей беременности. Сделать его самым счастливым отцом на земле. Она знала, что он будет заботливым папой. Может они поторопились с женитьбой, он легко мог бы найти женщину, которая родила бы ему детей. Ника вспомнила, как на обследовании у врача, у нее обнаружилось серьезное заболевание, мешающее ей забеременеть. Хотя врач убеждал, что современная медицина все это легко вылечивает, Ника сильно расстроилась. Проплакав всю ночь, она решила скрыть от Вячеслава свой диагноз, боясь потерять его. Но сейчас Ника поняла, что совершила ошибку и решила рассказать ему об этом еще до свадьбы. А там это будет его решение, остаться ли ему с Никой или нет. По крайней мере, это будет честно с ее стороны. Время шло, а как ему сказать она не знала. История повторяется. Она опять тянет время, чтобы смягчить удар, как и тогда  с Алкой. 

     Покончив с обедом, они переместились в гостиную и долго разговаривали. Мария Михайловна оказалась на удивление приятным собеседником. Вначале Ника расспрашивала мать о ее самочувствие, о жизни, затем они немного посплетничали про бывших Никиных одноклассников. Потом перевели разговор на предстоящую свадьбу.
- Мама, ты полетишь с нами в Москву и до свадьбы поживешь в моей комнате в Митино, а я перееду к Славе.
      Молодой человек вопросительно взглянул на Нику. Он ничего не знал о планах своей невесты, чему сейчас он был очень рад.
- Ты ко мне переезжаешь? Ну, слава Богу! А когда ты распрощаешься с этой коммуналкой?
- Мама же не будет жить с нами на Остоженке, – робко пролепетала девушка.         
- Нет, я не предлагаю ей жить с нами. Первое время мы снимем ей хороший номер в гостинице, а потом купим небольшую квартирку недалеко от нас. Мария Михайловна, Вы не возражаете против переезда в Москву?
- Ой, что ты, Слава, это же так дорого! – всплеснула руками женщина.
- Вы хотите жить рядом с дочерью и видеться чаще? – настойчиво спросил он.
- Мама, соглашайся. Что тебя здесь держит? У тебя здесь даже подруг нет!
- Ага, и интернета тоже? Как вы вообще здесь живете? – добавил молодой человек.
     Растерянная женщина смотрела то на дочь, то на ее жениха и не могла поверить своему счастью, что она сможет жить в Москве, рядом с дочкой. Теперь ей не будет так одиноко. Она согласилась.
- А материальный вопрос этого дела оставьте мне, - произнес Вячеслав.
     Посидев еще немного, Ника раззевалась, ее глаза стали слипаться, да и Вячеслав почувствовал огромную усталость и молодые отправились спать.

     На другой день яркий солнечный луч, пробивающийся сквозь плотные, темные занавески, разбудил Вячеслава. Он сладко потянулся на кровати и бросил взгляд на часы. Половина двенадцатого. Затем он посмотрел на Нику. Безмятежное милое личико, небрежно раскинутые длинные волосы на подушке – она походила на сказочную принцессу, погрузившуюся в глубокий сон. Молодой человек заботливо убрал прядь волос с ее лица, нежно поцеловал ее лоб и поднялся с постели. Одевшись и умывшись, он отправился на кухню, которую легко можно было найти по ароматным запахам. Возле плиты хлопотала мама Ники. Пожелав ей доброго утра, Вячеслав сел за стол.
- Ты манную кашу любишь? – спросила женщина.
     Будущий зять не знал, что ответить. Его никогда не кормили манной кашей, только если в далеком детстве, он даже вкуса ее не помнит.
- Не знаю, я ее не ел, - решил сказать правду Вячеслав.
     У тещи чуть ложка из рук не выскользнула, которой она уже накладывала кашу в тарелку. Она взглянула на него и спросила:
- А что же ты тогда ешь?
- Да так, дрянь всякую: лягушачьи лапки, улиток, печень жирных уток, которую обзывают фуа-грой, сыр заплесневелый, отвратительное яйцо пашот.
     Мария Михайловна громко рассмеялась.
- Я таких названий-то не слышала. А ты веселый парень.
- Вот поедете в «нашу» Москву, так тоже будете эту дрянь каждый день есть.
     На столе перед Вячеславом появилась тарелка белоснежной каши, бутерброд и горячий чай. Попробовав маленькую порцию, ему она понравилась и он, обжигаясь, принялся поглощать ее до конца. Мария Михайловна села напротив, подперев щеку одной рукой, и с довольным видом наблюдала за разбушевавшимся аппетитом зятя.
- Почему Ника не идет завтракать? – спросила она.
- Она еще спит, - с набитым ртом ответил Вячеслав.
- Уже двенадцать часов! Хватит ей спать, а то весь день проспит. Знаешь, как у нас говорят, кто рано встает – тому Бог подает, - с важным видом произнесла Мария Михайловна.
- Дайте ей поспать, хоть еще часок, - жалобно сказал Вячеслав, - она так устает в последнее время. Ее работа совсем доконает.
- Да, в нынешнее время нужно много работать, чтобы прожить, а особенно в вашей Москве, там все так дорого. А Никочка у меня работящая, молодец, еще и мне деньгами помогает.
- Знаете, Мария Михайловна, я с нетерпением жду, когда она станет моей женой, вот тогда я ей не позволю так много работать. Она будет отдыхать, ходить по салонам, ездить на моря, кстати, с вами. Хороший отдых вам тоже не помешает.
     Женщина внимательно слушала Вячеслава и восхищалась, что дочь нашла такого заботливого мужа. Было видно, что он обеспокоен ее здоровьем. Он очень любит ее, это тоже заметно по его взгляду, по его отношению к ней.   
- Если ты один будешь работать в семье, то никаких денег не хватит на отдых и моря-то. А потом ребенок появится, это, знаешь, какие расходы! Ты еще такой молодой, и не думаешь о сложностях, с которыми предстоит столкнуться в будущем. Это такая ответственность! Ника ж не сможет работать года три, будет с ребеночком сидеть. Тебе одному придется обеспечивать и кормить семью. Может, не заставляй ты ее рожать сейчас, поживите первое время без детей. Возраст вам позволяет.
     Вячеслав вытаращился на Марию Михайловну в полном недоумении. Он на время потерял дар речи. Затем, заикаясь, спросил:
- А-а-а, вам Ника не говорила, кем я работаю?
- Говорила. Вино продаешь, - ответила женщина, гордая тем, что она все о нем знает.
     Молодой человек еле сдержал смех. Она и вправду представила его неким продавцом в винно-водочном магазине. «Нет, Ника на самом деле удивительная девушка, - подумал Вячеслав, - она не хвастает моим состоянием, она мои деньги совсем не замечает, она ведет себя так будто я обычный парень. Даже родной матери ничего не сказала!» В эту минуту в дверях кухни появилась заспанная Ника.
- Мамочка, я такая голодная, положи мне кашки, - сказала она и чмокнула мать в щеку. Потом села возле Вячеслава и обняла его.
- О чем вы беседуете? Я слышала ваши голоса.
     Теперь он удивленно смотрел на Нику, но решил не продолжать столь щекотливую тему, а спросил:
- Ты выспалась, дорогая?
- Как я хорошо спала! В родной постели, в родном доме, - ответила девушка, пододвигая к себе тарелку.
     Едва Ника съела одну порцию каши, как попросила добавки.
- Мамочка, я целый год не ела манной каши. Вкуснотища!
- Эй, Ника, осторожней с кашей. Ты поправишься! Ты бросаешься из одной крайности в другую, то не ешь сутками, то за раз объедаешься, - забеспокоился Вячеслав.
- А я считаю ничего страшного, - вступилась мать, - когда хороший аппетит, значит, человек здоров.   
- Ну, держись, с завтрашнего дня я лично буду следить за твоим питанием, - скомандовал Вячеслав, чем очень обрадовал Нику.

      Сытые и довольные они вместе вышли погулять по городу. Нике не терпелось показать Вячеславу те не многочисленные достопримечательности, которые есть в Балаково, но такие дорогие ее сердцу. Они прошлись по набережной вдоль канала. Полюбовались на белокаменный храм с колокольней, выглядывающие сквозь гущу листвы на противоположном берегу реки. Понаблюдали за речными корабликами, уплывающими в синюю дымку волжских далей. Но чем дольше они ходили, тем тяжелее на душе становилось у Ники. Ей все здесь напоминало Алку. Вот под этим деревом в знойный день они, разложив на траве покрывало, играли с куклами. А здесь на набережной прыгали на скакалке и играли в догонялки. А там на перекрестке стоит старый полуразрушенный особняк, который раньше был домом пионеров, куда подружки так любили ходить. Они проводили долгие зимние вечера, читая книги, играя в настольные игры и многое другое. Ника присела на скамейку в парке и закрыла лицо руками, рядом села мать и обняла ее.
- Мама, мне плохо. Ты не представляешь, как мне плохо, что у нас все так получилось с Аллой. Мне ее так не хватает!
     Вячеслав, облокотившись, встал позади скамьи и скрестил на груди руки. Ему было интересно, знает ли Мария Михайловна всю историю, связанную с Аллой, или Ника от нее и это скрыла?
- Не плачь, доченька, - успокаивала ее мать, - ты сделала правильный выбор. Алка – эгоистка. Ты думаешь, она поступила бы по-другому? Честно признаться, мне она никогда не нравилась. Я так боялась за тебя, когда вы уехали в Москву. Я боялась, что ты станешь такой же гулякой. Она, наверное, до сих пор не работает?
     Ника кивнула головой.
- Она хочет выйти замуж за богатого, больше ей ничего в этой жизни не надо, - ответила, всхлипывая, Ника.
- А что ж она тогда к твоему Славику прицепилась? На что он ей сдался? - запричитала мать.
     Вячеслав вздрогнул и обернулся. «Теща в курсе наших отношений с Алкой, но совсем ничего не знает о моем происхождении, - размышлял он, - пора бы ее просветить. А то уже неприятно быть голодранцем в ее глазах».
- Потому что я богат, Мария Михайловна, - вступил в их разговор Вячеслав. – Я очень богат и Алла это знает. Она вцепилась в меня мертвой хваткой, только чтобы иметь все то, что я имею, и общаться с известными людьми, с которыми я часто встречаюсь.
     Ника с матерью обернулись и в изумлении смотрели на него. Вот теперь они были похожи. У них было одинаковое выражение лица, круглые глаза и открытый рот.
- Слава, прошу тебя не продолжай, - вымолвила наконец Ника.
- Вы полетите в Москву на моем личном самолете, - продолжал хвастать Вячеслав, - у меня в гараже  с десяток престижных машин, а также есть личный водитель и двухуровневая квартира в самом центре Москвы.
     На мгновение молодой человек задумался. Чем бы еще удивить тещу?
-Ах да! – воскликнул он, - мои родители живут на Рублевке, я родился во Франции в поместье Шабли, я езжу отдыхать на Средиземное побережье каждое лето, останавливаясь в пятизвездочных отелях. Вот все это хотела Алла! Я ей нужен был только как пропуск в этот мир.
- Нет, замолчи, хватит! – кричала на него Ника. Она вскочила и пыталась закрыть его рот рукой, чем очень рассмешила молодого человека.
- Ты шутишь? – тихо спросила мать.
- Да, да, мамочка, не слушай его, Слава любит шутить. Он обожает розыгрыши.
- Я заметила. Он утром тоже шутил.
- Вот за это я и люблю Вашу дочь, Мария Михайловна, огромное спасибо, что вы ее такой воспитали! – воскликнул Вячеслав и страстно стал целовать девушку, крепко держа ее в руках. Вначале Ника колотила его кулачками по плечам, но потом сдалась и, обвив его шею руками, закрыла глаза и наслаждалась поцелуем. Женщина, немного смутившись, отвернулась. Она отошла от них ближе к реке, переваривая в голове последние новости. Молодые остались наедине.
- Слава, я хочу, чтобы ты знал, что мне плевать на твое богатство. Я сама могу себя прокормить, я всю жизнь рассчитывала только на себя, я привыкла так жить. Мне ничего этого не надо!
- Я знаю, дорогая, но это часть моей жизни и, если ты собираешься выйти за меня замуж, то должна принять ее. Помнишь, я тебе говорил, что у меня есть недостатки? Так пусть мое многомиллионное состояние станет моим недостатком.
- Надеюсь, это единственный твой недостаток? – улыбнулась Ника, и они снова поцеловались. Солнце светило ярко. Дул легкий ветерок. Вдалеке на реке гудел пароход. Все вокруг было прекрасно и жизнь казалась тоже прекрасной.
               
               
                Глава 4
     Неумолимо бежит время. До свадьбы оставалось всего два дня. Но свадебный переполох начался уже давно. Ника совершенно не могла сосредоточиться на работе, потому что постоянно встречалась то с Марией-Луизой, то с Вячеславом, то с организатором. Ею была милая молодая девушка, которая настолько щепетильно готовила их свадьбу, что порой казалось, что это она выходит замуж. Молодым подготовили номер люкс в пятизвездочном отеле, в этом же отеле будет праздничный ужин в ресторане, куда пригласили двести гостей, решили только самых близких друзей. Софи с радостью согласилась оформить музыкальную часть торжества: пригласить самых лучших диджеев и самой спеть несколько трогательных песен. Тщательно выбирали ведущего и фотографа, но больше всего Нике понравилось, когда они выбирали кондитера, которому посчастливится испечь многоуровневый свадебный торт. Ника, Мария-Луиза и Мария Михайловна посетили с десяток фирменных кондитерских столицы и перепробовали образцы в виде пирожных. Невеста, съедая все до последней крошки, не могла остановить свой выбор ни на одном из них, так как ей нравились пирожные всех кондитеров. Маме уже в третьей кондитерской стало плохо от избытка сладкого. Чопорная француженка со знанием дела откусывала по маленькому кусочку, долго разжевывая его во рту, после чего кривила свое личико. Она сетовала на то, что в Москве совсем не могут печь торты и все идет к тому, что ей придется заказывать кондитера из Парижа.

      Но этим утром случился настоящий переполох. Новость о том, что уволился Никита, их водитель, шокировала всех. Он не объяснил причины. Просто позвонил рано утром Вячеславу и сообщил, что уезжает из Москвы навсегда. Вячеслав нервно измерял комнату шагами и кричал:
- Почему именно сегодня? За два дня до свадьбы! А кто нас возить будет? Где я смогу найти за такой короткий срок водителя?
- Не нервничай так, любимый, - успокаивала его Ника, - попроси кого-нибудь из своих друзей одолжить только на один день своего водителя.
- А это идея! Сейчас позвоню Владимиру.      
     Ника задумалась. Действительно, а почему Никита так внезапно уволился, не объяснив причины? Ведь Вячеслав не обижал его, платил хорошо и в срок, отпускал его, если ему надо было отлучиться. Но в последнее время он стал сам не свой, часто находился в подавленном настроении, Вячеславу отвечал сухо и кратко, а при виде Ники старался вообще отвернуться. Девушка чувствовала, что причина была в ней. Ника вспоминала, обидела ли она его чем-нибудь? Но ничего плохого с ее стороны не случалось. Что же тогда с ним произошло?
- Ну все, этот вопрос мы уладили, - прервал ее размышления голос Вячеслава. – Но все равно Никита подвел нас и поступил очень плохо! После свадьбы я его разыщу и поговорю с ним. А теперь поехали в свадебный салон на генеральную примерку. Хотя твое платье было готово еще на прошлой неделе, портниха попросила тебя приехать, чтобы идеально подогнать по фигуре. Я ее предупредил, что ты немного поправилась.
     Здесь он выдержал паузу и оценивающе посмотрел на Нику. Его взгляд был полон сожаления. Он знал, что Нику будет любить любую – и худую, и пухлую, но все-таки ему уж очень хотелось, чтоб его будущая жена оставалась такой же стройной, какой была в день их знакомства.
- Обычно невесты от стресса худеют перед свадьбой, а ты наоборот.
     Окинув взглядом свои округлившиеся формы, Ника твердо решила после свадьбы сесть на диету и стала собираться.

      Свадебный салон находился среди выстроенных в ряд дорогих бутиков и ресторанов вдоль оживленного проспекта в центре Москвы. Он больше походил на магазин свадебных платьев, здесь можно их купить, взять напрокат, или сшить по собственному желанию. Вячеслав припарковал машину во дворе салона, для удобства клиентов там тоже был вход.
- Подожди меня здесь, ведь это плохая примета увидеть невесту в платье до свадьбы, - сказала ему Ника. - Я постараюсь недолго, а потом подбросишь меня до работы. Сегодня ко мне придет девочка устраиваться на работу. Вот решила взять помощницу, она мне нужна как воздух, я сама уже не справляюсь. Скоро у меня будет целый психологический центр!   
- Хорошо, подожду, - ответил Вячеслав и поцеловал ее. Их поцелуй прервал телефонный звонок. Это была мама Ники, которая находилась неподалеку и сгорала от желания увидеть платье дочери еще до свадьбы. Спустя несколько минут, мама с Никой зашли в просторный светлый зал. У входа их встретила знакомая портниха. Она вежливо поздоровалась с ними и предложила пройти в комнату для посетителей. Следуя за женщиной, Ника обернулась, и сквозь огромные стекла зала увидела Вячеслава на улице. Он, стоя возле машины, что-то внимательно просматривал в телефоне. Девушка не могла оторвать от него взгляд. Как-то тяжело у нее стало на душе. Ей совсем не хотелось мерить это платье, она хотела бежать к нему, обнять его крепко, прижаться к нему. Ей казалось, что она еще не все ему сказала. Столько нежных и ласковых слов крутилось у нее в голове. К черту эту свадьбу! Она просто хочет быть с ним рядом, не расставаясь ни на секунду.
      Войдя в примерочную, Нику встретила еще одна девушка, которая помогла ей надеть платье. Мама в это время сидела на диване и любезно разговаривала с портнихой. Платье еле натянули на невесту. Ника смотрела на себя в зеркало и не могла понять, почему ее не радует собственное отражение. Девушка- портниха радостно улыбнулась, закончив затягивать корсет.
- Вы обворожительны! – воскликнула она.
     И впрямь платье было восхитительное, и невеста смотрелась в нем превосходно. Ника была похожа на печального белого лебедя. Она медленно провела рукой по кружевному корсету, который сильно стянул ее талию и сжал грудь, затем рука спустилась к юбке, такой пышной, что больше напоминала сахарную вату. Поправляя складки кончиками пальцев, Ника внезапно почувствовала холод, будто юбка сделана изо льда. Ника насторожилась. Эмоции, которые обычно испытывают девушки, надевая свадебное платье, она не ощущала, а напротив некое тревожное чувство терзало ее сознание. Затем она прошла в комнату, где ее появления с нетерпением ждала мама.
- Какая красавица! Доченька, оно отлично на тебе сидит!
     Ника хотела было что-то произнести, но слова застряли в горле. Теперь уже знакомый холод, только в сто раз сильнее, из глубины живота поднимался вверх.
- Ника, ты бледная! Что с тобой? – взволнованно произнесла Мария Михайловна.
 – Вы слишком туго затянули ей корсет. Развяжите быстрее.
     Перепуганная портниха бросилась к Нике, как в эту секунду зазвенел ее телефон, который лежал на диване возле матери.
- Это Вячеслав, - сказала женщина и протянула его дочке.   
               
                ***
     Когда Ника вышла из машины, заметив с торца дома силуэт матери, Вячеслав тоже вышел, чтобы поздороваться с ней. Проводив Нику и ее маму до дверей салона, он вернулся к машине. Вячеслав обошел свой автомобиль, внимательно осматривая его. Это был серебристый «Ауди». Вячеслав не мог припомнить, сколько лет назад он его купил, но то, что это было очень давно, знал точно. И подумал, что пора бы его продать. Он прислонился спиной к машине и стал искать номер знакомого автомобильного перекупщика в списке контактов. Во дворе было тихо и пустынно, только глухим эхом издалека доносился шум большого города. Всего пару прохожих прошли мимо него за все то время, что он ждал Нику. Как вдруг Вячеслав услышал грубый мужской голос совсем рядом, справа от него.
- Закурить не найдется? – спросил незнакомец.
- Извини, брат, не курю, - спокойно ответил Вячеслав и продолжил листать список.
     Незнакомец и не думал уходить, а только еще ближе подошел к нему и что-то шепнул на ухо. Вячеслав замер на месте и вопросительно посмотрел на мужчину. Воспользовавшись тем, что молодой человек растерялся, незнакомец резко схватил его за волосы, с силой запрокинув голову назад, и полоснул острым ножом по горлу. Затем отпустил жертву, откинул нож в сторону и исчез так же быстро, как и появился. Все произошло за одну секунду. Вячеслав не сразу сообразил, что случилось, первые секунды он даже ничего не почувствовал. Все еще держа телефон в руке, он успел набрать номер Ники, чтобы позвать на помощь, но, когда начал говорить почувствовал жгучую боль в горле и слабость во всем теле. Ника услышала хрипы в трубке и мигом выбежала на улицу.
 Вячеслав лежал на земле, жалобно смотрел в ее сторону и тянул к ней руку, а из шеи фонтаном хлестала кровь.
- Не-е-ет, - истошно закричала Ника и бросилась к нему. Дальше все происходило, как в замедленном кино, подобрав подол свадебного платья, девушка бежала, что было сил, но ей казалось, будто она стоит на месте. Ее тело разбилось пополам. Одна половина сохраняла спокойствие и думала, как помочь ему, а вторая неистово кричала и билась в истерике. Разум не слушался ее. Было ощущение, что она спит, это только страшный сон. Сейчас она проснется, а рядом лежит Вячеслав и с ним все в порядке. Она расскажет ему про этот сон, и они вместе посмеются над ним. Это все нервы, совсем ни к черту! Следом выбежали Мария Михайловна, портниха и ее молодая помощница. Шокирующая картина предстала перед ними: девушка в белоснежном платье, которое просто искрилось под лучами горячего июньского солнца, сидит в кровавой луже, а на коленях лежит ее жених, истекающий кровью. Она ласково гладит его волосы, аккуратно зажимая рану рукой, и успокаивает его. Женщины тотчас вызвали скорую помощь и полицию.
- Мужчина, русский … за пятьдесят… с проседью, короткая стрижка, невысокого роста. 
     Вячеслав описывал приметы преступника, захлебываясь кровью. При каждом слове кровь сочилась еще сильнее.
- Тише, тише, Славочка, не говори ничего, - успокаивала его Ника. Девушка скрутила из подола платья жгут и крепко приложила его на шею. Кровотечение остановилось, но она очень боялась задушить его, потому что он начал синеть и терять сознание.
- Славочка, пожалуйста, открой глаза, пожалуйста, посмотри на меня, - умоляла она его. У нее не выступило ни одной слезинки, ее действия были решительными, лицо сохраняло спокойствие. Голос звучал ровно и требовательно. Вокруг собралась толпа зевак. Люди с ужасом смотрели на нее, как храбро она боролась за жизнь любимого. Ника прикоснулась своими губами к его губам. Они были холодными. Вот, именно это холодное чувство ей привиделось уже дважды. Сегодня в примерочной свадебного салона, и тогда две недели назад, когда она, дурочка, боялась лететь с ним на самолете. Ника вспомнила их разговор перед полетом, Вячеслав сказал, что умрет он точно не в небе, а на земле. Ужас охватил ее, вспомнив эти пророчества. Вот он сейчас лежит на земле в полуобморочном состоянии. Неужели это конец?
- Нет, Слава, ты не умрешь! Я тебе не позволю! – строго сказала она ему.
     Ника еще сильнее впилась ему в губы, пытаясь согреть их и вдохнуть в него жизнь. Потом она положила его безжизненное тело на землю и всем своим весом надавила руками на грудную клетку в области сердца.
- Ну, давай же, давай, - повторяла она. – Дыши, открой глаза, посмотри на меня. Смотри, какое у меня платье! Оно тебе нравится? Может выбрать другое?
      Молодой человек безмолвно лежал на земле. Ника с неистовым рвением приводила его в чувство. Она отказывалась верить в то, что он умирает.
- Смотри на меня, Слава, платье сильно испачкалось. Ты мне выберешь другое. Я хочу, чтобы ты меня увидел в свадебном платье! Мы обязательно поженимся. Ну, открой глаза! – кричала она и теребила его за плечи.
    В толпе послышались стоны, охи и ахи, кто-то уговаривал ее оставить его в покое и дать парню спокойно умереть. Но в этот момент из горла снова хлынула кровь, а раненный захрипел и даже приоткрыл глаза. У Ники от счастья забилось сердце, она бросилась снова останавливать кровотечение. Вячеслав с поволокой в глазах посмотрел на Нику. Девушка, тяжело дыша, улыбалась ему.
- Он мне сказал: «Привет от Аллы», - прохрипел молодой человек.
- Что? – удивилась Ника. Она видела, что он не бредит, он в сознании, но то, что он ей только что сообщил, никак не поддавалось разумному объяснению.
- Тот мужчина сказал мне, что передает привет от Аллы, - повторил Вячеслав. К счастью, раздался вой сирены скорой помощи и машина, быстро вырулив из поворота, остановилась возле пострадавшего и его невесты так отчаянно боровшейся за его жизнь.
- Он живой, срочно в реанимацию, здесь в двух кварталах находится городская больница. Звоните туда, пусть готовят операционную, срочно!
     Бригада врачей оперативно уложила Вячеслава на носилки. Женщина в синей униформе подошла к Нике и сказала:
- Ты все правильно сделала. Ты, молодец, не впала в панику. Все бы так действовали хладнокровно и грамотно до нашего приезда, то смертность бы снизилась от несчастных случаев. У тебя медицинское образование?
- Нет, я делала, как мне говорило сердце. Я его очень сильно люблю!
- У вас свадьба?
- Нет, не сегодня, а послезавтра. Можно, я поеду с вами?
- Конечно, залезай.
     К ним напросилась еще Мария Михайловна. В отличие от дочери, она громко разревелась, шмыгая носом и причитая всю дорогу.
- Мама, успокойся, он живой, а это самое главное, - строго сказала ей Ника. Она смотрела на Вячеслава, не отрывая глаз. Воспоминания стали всплывать одно за другим. Как они познакомилась, как она его впервые увидела в ночном клубе. Какое он произвел тогда на нее впечатление! Его серьезный взгляд тотчас сразил ее. А тот поцелуй возле фонтана, его просто невозможно забыть. А как он сделал ей предложение! Продумал всё до мелочей. Их поездка во Францию была похожа на медовый месяц. Они были так счастливы! Казалось, они будут вместе всегда и ничто не сможет разлучить их.

     Машина скорой помощи быстро добралась до больницы и раненому молодому человеку тут же начали оказывать медицинскую помощь. Ника, обняв маму, сидела возле дверей операционной. Все еще одетая в свадебное платье с окровавленным подолом, по локоть красными липкими от крови руками она привлекала внимание работников больницы и ее посетителей. Одна медсестра предложила ей свою одежду, чтобы переодеться, но Ника вежливо отказалась. Она крепко сжимала подол платья и тихо молилась о спасении своего любимого. Чуть позже ей захотелось пить.
- Мама, я пойду руки помою и куплю воды в буфете. В горле пересохло. Ты что-нибудь будешь?
- Нет, спасибо.
     Ника встала со скамейки, сделала два шага и остановилась. Она почувствовала нестерпимую боль внизу живота. Ощущение, будто сильно пнули тяжелым ботинком в живот. От сильной боли Ника не в силах была дышать. Девушка, схватившись за живот, согнулась пополам, после чего упала на пол. Вокруг все замерло. Врачей, бежавших к ней на помощь, она видела как в тумане, их голоса отдавались гулким эхом, а громкий крик матери, зовущий на помощь, она была уже не в состоянии услышать.       
     Очнулась девушка в одноместной частной палате этой же больницы. Она лежала в синем, больше похожем на мешок, халате на больничной жесткой кровати. Руки ее были уже чистыми, а из вены торчал катетер, через который лекарство медленно поступало ей в организм из капельницы, стоящей возле нее. Рядом с ней сидела мама. Ника увидела, что она выглядит намного лучше, чем тогда, когда они в последний раз виделись в коридоре. На ее губах даже играла рассеянная улыбка.
- Мама, что со Славой? – спросила Ника. Она хотела приподняться, но резкая боль внизу живота не дала ей этого сделать.
- Тихо, тихо, лежи, не  вставай, - пролепетала мать. – Ты только не переживай, доченька, со Славиком все в порядке. Ему сделали операцию, зашили разорванную артерию.
- Слава Богу! Мне срочно нужно его увидеть. Я должна быть с ним.
- Это невозможно, Никочка, потерпи немного. Во-первых, он еще в коме, ему готовят переливание крови. А во-вторых, тебе нужно избегать резких движений и лишних переживаний. Желательно вообще не вставать.
- А со мной-то, что случилось? – недоумевала девушка. Лицо матери озарилось лучезарной улыбкой. Она взяла ее за руку и дрожащим голосом произнесла:
- Ника, ты беременна! Ты на шестой неделе беременности!
     Новость о беременности застала ее врасплох. В голове завертелось много мыслей. Как у нее получилось забеременеть, если три недели назад она встала на учет по бесплодию? Получается, она уже тогда была беременна, только на слишком маленьком сроке, что врач даже не смог определить. Вот откуда все ее недомогания: тошнота по утрам, постоянное чувство голода, сонливость и расплывшаяся талия. А она подумала, что просто переутомилась. Ведь она могла сообщить эту радостную новость еще тогда, когда они были в Балаково, надо было только прислушаться к своему организму и сделать тест. А что теперь? Когда она сможет рассказать все Вячеславу? Сколько он еще пробудет в коме? Шесть недель, значит, она забеременела в начале мая. Да, совершенно верно, это произошло в Шабли в доме его дедушки, в доме, где появился на свет он сам. Не чудо ли?
- Нет! Славик выживет, - пришла к выводу Ника, - теперь он просто обязан жить! Ради нашего ребенка!
     Сейчас она была полна решимости встретиться с Вячеславом. Ей во что бы то ни стало, нужно было сообщить ему эту новость. 
- Доченька, давай, ты сейчас будешь заботиться о себе и о ребенке, - строго сказала мама, увидев, что Ника предприняла еще одну попытку встать с кровати.
- У тебя чуть не случился выкидыш. Неудивительно! После всего того, что ты пережила! Наше счастье, что ты находилась в больнице. Врачи сразу же оказали тебе помощь и остановили кровотечение. Но ты слишком слаба и угроза выкидыша еще слишком велика. Тебе, дорогая моя, придется долго лежать, может несколько месяцев, а может даже всю беременность, если ты хочешь сохранить ребенка.
- Но как же Вячеслав? Я так нужна ему, - застонала Ника, почувствовав всю свою беспомощность.
- Дочка, он там не один. Возле дверей реанимации сидит его мать, отец и сестра. Приезжали его друзья. Конечно, всех шокировало это происшествие. Не волнуйся, как только он очнется, Мария-Луиза расскажет ему о ребенке, и мы уверены, ему станет лучше и он быстрее поправится.
- Его семья знает о ребенке? – переспросила Ника.
- Разумеется, я им все рассказала. Мария-Луиза была вне себя от счастья. Ты бы ее видела! Чуть позже она обещала к тебе зайти.
- Мама, а в полицию сообщили о преступлении?
- Да, конечно, они уже допросили меня, долго разговаривали с Александром Борисовичем, предполагали, что это преступление связанно с их бизнесом.
- Есть зацепки?
- Нет, пока никаких. Все только разводят руками. Вячеслав является незначительной фигурой в их бизнесе, чтобы его убивать. Кстати, следователи желают и с тобой поговорить, но только тогда, когда твое состояние нормализуется.
- А я чем им могу помочь? Ты же знаешь, что я была в салоне, - воскликнула Ника. Девушка отвела в сторону взгляд, а пальцами стала сильно сжимать простынь. Она явно нервничала. Ей совсем не хотелось вспоминать последние слова раненого Вячеслава. Даже если это преступление действительно организовала Алка, она ни за что не выдаст подругу. К тому же Слава поправится, и они уедут подальше отсюда возможно в Шабли, где родится их ребенок. И навсегда забудут об этой страшной истории. Там уж Алка им точно не сможет навредить. Мама внимательно посмотрела на нее и ответила:
- Им надо проверить все версии.
     У Ники учащенно забилось сердце, щеки вспыхнули румянцем.
- Не волнуйся, доченька, убийца будет найден и наказан. Это тяжкий грех и тот зверь, который спланировал это преступление и тот, кто совершил его, будут отвечать за него не только перед законом, но и перед Богом.
     Женщина склонилась над лицом своей девочки и поцеловала ее в лоб, который покрылся испариной.
- Ты отдохни, не думай ни о чем, Ника. Раз тебе стало лучше, можно я спущусь вниз в кафе пообедать?
    Ника кивнула ей головой. После того как ушла мать, она почувствовала слабость и безумную усталость. Веки тяжелели, и она начинала засыпать. Как вдруг дверь в палату распахнулась и на пороге появилась … Алка. Ника подумала, что спит и протерла глаза рукой. Но это было наяву. Она стояла в красивом коротком платье кораллового цвета, с огромным букетом красных роз. Не дождавшись приглашения, Алка зашла в палату, плотно закрывая за собой дверь. Затем она подошла к Нике и села на край кровати.
- Ну что, здравствуй, подруга, - сказала Алка.
     Ника не могла понять, как она узнала о ней, почему она пришла, но, посмотрев в ее глаза, она почувствовала страх. Склонившись над Никой, Алкины ровные белые волосы едва касались ее лица, под густой такой же ровной челкой, будто подстриженной под линейку, на нее смотрели полные ненависти глаза. Ее улыбка больше напоминала звериный оскал. Вся палата тотчас наполнилась благоуханием роз. Ника ощутила неприятное першение в горле. 
- Убери цветы, - жалобно произнесла Ника, - прошу тебя, положи их подальше от меня, на подоконник и открой окно, пожалуйста.
- А что, они тебе не нравятся? – с иронией спросила Алка. – Я так старалась, выбирала самые крупные бутоны.
     Она вытащила одну розу из букета, взяла ее за самый кончик стебля, а бутоном медленно стала вести по лицу Ники. Она, будто художник с большой кистью в руке, очерчивала контуры ее лица: брови, глаза, которые девушка плотно зажмурила, рот и, наконец, поднесла цветок к носу и крепко его прижала. Нику сковал страх. Она ощутила невыносимое удушье.
- Убери, ты же знаешь, что у меня аллергия на розы, - что было сил прохрипела она.
- Ах да, как я могла забыть! Ты у нас такая слабенькая, болезненная. Даже беременность стала для тебя настоящим испытанием, - злорадно подсмеиваясь над беспомощной Никой, говорила Алка.
- Ты знаешь о моей беременности?
- Да, я все о тебе знаю. Я слежу за тобой! Я следила за каждым твоим шагом - караулила тебя у подъезда, ходила за тобой по пятам словно тень. А ты, дура, даже этого не замечала. Я все ждала, когда же ты ему надоешь, и он тебя бросит. Но нет! Он сделал тебе предложение, идиот. Вот тут я решила действовать. Знаешь, получилось даже лучше, чем я планировала. Я избавлюсь от вас обоих.   
    Больничная палата вновь наполнилась злым Алкиным смехом. Ее ничего не могло остановить. Она начала выдергивать по одному цветку из букета и раскладывать вокруг Ники.
- Ой, вы только посмотрите, какая прелесть! Ты будешь потрясающе смотреться в гробу! – не унималась Алка. – Отправляйся в след за своим женишком!
     Нике становилось все хуже и хуже, но она пыталась бороться за свою жизнь и за жизнь ребенка. Она не позволит какой-то полоумной забрать еще и ее сына. Девушка была не в состоянии дышать носом, поэтому она стала жадно глотать воздух ртом, издавая душераздирающий хрип.
- Хотя зря я его первого убила, надо было начать с тебя.
      От этих Алкиных признаний у Ники застыла кровь в жилах. Сомнений не было, эту страшную расправу над Вячеславом устроила именно она. Все ее нутро отказывалось верить в происходящее. Как ее самая лучшая подруга могла даже придумать такое?! Все эти полгода, что они не общались, Алка хладнокровно вынашивала план мести, кровавой вендетты. Ненависть к Нике превратила ее в опасного преступника. Она просто сошла с ума!

     Ника снова потеряла сознание. На этот раз ее спасли Мария-Луиза с Софи. Они решили проведать Нику и поздравить с будущим ребеночком. Как только мать и дочь открыли дверь, то увидели устрашающую картину. Ника белая как простыня лежала, неестественно запрокинув голову назад и открыв рот среди моря красных роз. Они знали, что у Ники редкий вид аллергии на цветы, ведь даже букет невесты ей делали из искусственных цветов. Алка же, услышав шаги, бросилась к двери и встала за ней. В тот момент, когда Мария-Луиза и Софи поспешили к Нике, она незаметно исчезла. 
- Ника, тебя уже дважды спасают в этой больнице, - с тревогой сказала ее мама, которая вернулась с обеда как раз к тому времени, когда врачи ставили ей укол.
- Мама, помнишь, ты говорила, что следователи тебя допрашивали? - спросила Ника. У нее перед глазами стоял страшный образ Алки. Ее уже не остановить. Алка не успокоится, пока не убьет ее с ребенком. Как бы Нике не хотелось этого делать, но обратного пути нет. Объявлена война и выжить должен только один, вернее одна.
- Да, помню, - насторожилась мать.
     Никто не знал, кто принес эти злополучные цветы, и сейчас женщина хотела узнать правду, но дочь не спешила с объяснениями. Наоборот, она что-то задумала.
- А ты не знаешь, как с ними связаться? – спросила Ника.
- Один из них оставил свой номер телефона.
 - Позвони, пожалуйста, и скажи, что я готова дать показания.
«Алка сама подписала себе приговор. Пусть и отвечает за свои поступки по закону», - подумала Ника, не чувствуя уже никаких сомнений и угрызений совести.
               
               
                Глава 5
     С самого утра у Ники все валилось из рук. Последний день рабочей недели, а дел невпроворот. Как обычно она проспала и наспех собиралась на работу, одновременно делая несколько дел сразу.
- Тёма, поторапливайся! Завтрак уже на столе, - крикнула она, на ходу заливая кипятком кашу из пакетика. Не успела Ника поставить тарелку на стол, как  на кухне появился Артем. Симпатичный четырехлетний мальчуган, одетый, как говорится при полном параде. Мать бросила оценивающий взгляд, пригладила непослушный чуб и осталась довольной внешностью сына.
- Так, слушай меня, - начала Ника, когда сын сел за стол, - сейчас я тебя отвезу в сад.
- Вау, мы поедем на нашей черной машине? – восторженно закричал ребенок.
- Да, на ней, но я не буду ехать быстро! Даже не уговаривай, - строго произнесла мать. Затем, задумавшись, добавила:
- Надо же, ты весь в своего отца, он тоже обожал погонять. Слушай дальше, а вечером тебя заберет бабушка …
     Не успела договорить Ника, как ребенок ее снова перебил:
- Это которая Мар-ри? – спросил он, грассируя звук «р».
- Нет, мы договорились, что бабушка – это Маша, моя мама, а Мари, ты будешь называть grand-mere. Она папина мама.
- Все, я понял, она меня заберет и что дальше?
- Вы поедете к grand mere Marie. А вечером я приеду к вам, и все вместе проведем там выходные.
- Ура! Я буду запускать свой радиоуправляемый самолет. Я жутко по нему соскучился. У них столько много места во дворе, - обрадовался мальчик. Его темные глаза радостно заблестели, а щечки горели румянцем.
- Тёма, я боюсь, что настанет день, когда ты захочешь сам управлять самолетом, - запричитала с грустью Ника, - я же буду за тебя волноваться.
- Мама, ты не представляешь, как я хочу поскорее вырасти и купить себе настоящий самолет!
       «Он точная копия своего отца, хоть бы что-нибудь от меня унаследовал», - с досадой подумала Ника и поцеловала сына.
     Проводив ребенка в садик, Ника отправилась на работу, до которой оставалось минут десять езды. Едва она переступила порог, как девушка в строгом черном костюме, ее секретарь и незаменимый помощник, бросилась ей навстречу.
- Ника Алексеевна, я вам купила по дороге на работу булочку с корицей и сварила черный кофе. Они на столе.
- Оленька, большое спасибо. Все никак не могу научиться завтракать дома. Едва успеваю сына покормить. Сколько у меня времени до первого клиента? – быстро проговорила ей Ника.
- Пятнадцать минут. А также у вас в двенадцать тренинг в конференц-зале отеля «Плаза». Час перерыва и еще три клиента. Да, тут еще звонили с телевидения, просят вас принять участие в одном шоу.
- Надеюсь, это как-то связанно с моей профессией, - сказала Ника, присаживаясь за стол.
- Хорошо, я позвоню. Кстати, сегодня я хочу пораньше освободиться. А у девочек как дела?
- У них тоже плотный график. Хотя к новенькой люди неохотно записываются.
- Ну, я с этим разберусь. Наверное, в понедельник, выдели мне часок для беседы с ней.
- Вы будете ее проверять на профессионализм?
- Не волнуйся, она об этом даже не догадается. Приглашу ее на чашечку кофе.
     Ника дожевала булочку, выпила кофе, и почувствовала прилив энергии.  Затем, подправив макияж, она торжественно произнесла:
- Пора начинать! Кто у нас там первый?

     В кабинет зашел мужчина тридцати лет. В последнее время к ней за помощью стало обращаться все больше мужчин. Эта тенденция Нику радовала, ведь намного лучше поговорить с психологом о своих проблемах, чем топить их в вине со своими друзьями собутыльниками. Ника, дружелюбно улыбнувшись, привстала, чтобы поздороваться с ним и провести на диванчик. Но чем ближе она к нему подходила, тем все более знакомым казалось его лицо. Красивые светлые глаза под густыми бровями, серьезно сдвинутых на переносице, пристально смотрели на нее. Где-то она уже видела эти глаза. Впалые щеки, покрытые светлой щетиной и мужественный выступающий вперед с ямочкой подбородок. Кто это такой? Девушка никак не могла вспомнить, пока мужчина первый не заговорил.
- Ника, здравствуй. Как ты поживаешь?
     Легкая дрожь пробежала по спине девушки. Она тотчас узнала его. За эти пять лет, что они не встречались, он сильно изменился, скорее, возмужал и окреп. Его голос вернул Нику в прошлое. Настолько далекое прошлое, что Ника не могла поверить своим глазам, но она была очень рада его видеть. На ее лице застыло выражение неудержимой радости и полного удивления. Широко открыв рот, Ника пыталась найти нужные слова, но издавала только звуки удивленного смеха.
- Никита, это ты? – наконец спросила Ника. - Подожди, дай я приду в себя. Сколько лет мы не виделись? Как ты здесь очутился? Тебе нужна моя помощь, у тебя проблемы? Давай присядем.
- Вообще-то, у меня никаких проблем нет, - начал Никита, - я все это время жил в Ярославле, я оттуда родом. Я же заочно учился в Москве, когда работал у Вячеслава, потом уехал домой.
- Тебе не понравилась Москва? – прищурив глаза, спросила Ника. – Обычно она всех пленит, и кто однажды сюда приезжает - больше не уезжает.
- Нет, Москва-то понравилась, но …, - Никита отвел взгляд в сторону. Воспоминания прошлого тяготили его душу. – Ладно, не важно. Давай, не будем говорить обо мне.
      Ника смотрела на него и поймала себя на мысли, что ей безумно приятно с ним беседовать. От него исходило тепло, а его голос вызывал ностальгические воспоминания их первой встречи, когда она впервые встретила Вячеслава. Как давно это было! Ника была совсем другой: робкой, неуверенной в себе девчонкой.
- Дело в том, что я случайно встретил в Ярославле одного человека, он друг вашей семьи. Как говорят, земля круглая. Так вот, он мне рассказал про твое несчастье. Честное слово, я был в шоке. Я ничего не знал. Несколько дней я приходил в себя от этой новости, не мог ни о чем думать. Какой кошмар! Вот, решил приехать поговорить с тобой, поддержать тебя. Как ты это пережила? Расскажи мне все подробнее.

     В кабинете повисла тишина. На глазах у Ники появились слезы. Резко отвернувшись, она крепко зажмурилась, чтобы успокоиться. Никите сделалось плохо на душе, он возненавидел себя в эту минуту за то, что упомянул о несчастье. Но его сердце рвалось к ней, ему очень хотелось утешить ее и обогреть. Глубоко вздохнув, Ника начала свой рассказ.
- Я три месяца лежала, - ее голос звучал спокойно. – Ты представляешь, что такое быть прикованной к кровати на протяжении почти ста дней? Мама целыми днями сидела возле меня, кормила, следила за приемом лекарств, я вставала только по нужде и то под ее присмотром. Около месяца мы провели в больнице, а потом дома на Остоженке, ну, ты помнишь, где мы жили с Вячеславом. Я возненавидела нашу кровать, от которой болели все бока, мне опротивела комната, в которой я изучила каждую деталь, я перечитала столько книг, сколько за всю жизнь не читала. Слава Богу, семья Вячеслава помогала нам деньгами в тот период, потому что все мечтали об одном, чтобы я благополучно выносила и родила ребенка. Шансы были минимальные. Любое мое неосторожное движение могло привести к выкидышу. Но мучительнее всего было ожидание. Я каждую минуту посматривала на дверь в надежде, что сейчас войдет Слава. Как я его ждала! Готовила речь, подбирала самые ласковые слова, представляла нашу встречу. Можно сказать, что только это ожидание придавало мне силы.
 
     Они сидели на диване, но Ника все еще была повернута к нему спиной. Она не могла смотреть на Никиту, зная, что разрыдается и ничего внятного не расскажет. Никита был прав, ей нужно было выговориться. Еще никому она не исповедовалась, еще никто не знал, что на самом деле творится у нее в душе. Никита, слушая ее рассказ, рассматривал Нику со спины. Некогда длинные русые волосы, теперь подстрижены по плечи и аккуратно забраны за уши, а непослушные кончики кокетливо торчали наружу. А также Ника поменяла  цвет волос, покрасив их в черный. Он поймал себя на мысли, что такая, повзрослевшая она стала еще привлекательнее. Никита прикоснулся к ее плечу, девушка встрепенулась и обернулась. Ее глаза покраснели, но она не плакала. Все тело было напряженно как струна.

- Ты представляешь, - почти шепотом произнесла Ника, - они мне все врали! Все, и моя мать, и его, все говорили, что он жив, что с ним все в порядке, только он слишком слаб и лежит еще в больнице. На четвертом месяце я стала чувствовать себя намного лучше, мне можно было вставать и ходить, и первым делом, тайком от мамы, я уехала в больницу. И только там я узнала всю правду. Он умер! Мой Славик был мертв уже как три месяца! Эти слова долго звенели у меня в ушах. Мои ноги подкосились. У меня не было сил стоять. В ту секунду я хотела умереть вместе с ним. Мне больше некого было ждать, не на что надеяться, не о чем мечтать. Но только моя многострадальная беременность заставила взять себя в руки и продолжать жить ради ребенка.
- Прости, если тебе тяжело это вспоминать, не надо, не рассказывай дальше, - с дрожью в голосе произнес Никита и прижал ее к себе.
- Нет, мне надо кому-то это рассказать, - ответила Ника, прильнув к нему и положив голову на плечо.
- Ника, поплачь, не стесняйся, тебе надо выплакаться.
- Знаешь, я научилась сдерживать слезы. Я его не оплакивала, ни разу не проронила ни слезинки.

     Вдруг Ника оттолкнула молодого человека и сказала:
- Я его вырвала у смерти вот этими руками. Наперекор судьбе я заставила его жить. Пока он был со мной, он был жив! Но как только я ослабела, смерть все-таки пришла за ним. Он умер в день нашей свадьбы тринадцатого июня. Славик сам назначил эту дату, когда мы подавали заявление в ЗАГС. Он тогда еще смеялся, что тринадцатое число приносит удачу. Но не в этот раз. Слишком много потерял крови, после переливания его состояние стало ухудшаться, и он ушел, не приходя в сознание. Я не была на похоронах, я не видела его мертвым, он запомнился мне живым. До того как мне сказали правду, мне он часто снился, почти каждую ночь. Мы либо летели в самолете, либо ехали в каком-то поезде, либо гуляли, взявшись за руки, он смотрел на меня так ласково и всегда улыбался. Я ему без остановки говорила и говорила, все о ребеночке рассказывала, а он молчал и улыбался. Только однажды сказал, чтоб я сына Артемом назвала. Конечно же, я выполнила его просьбу, хотя хотела назвать его именем. А после рождения сына перестал сниться, будто попрощался с нами и исчез. Почти каждую ночь я прошу его присниться, но нет, не приходит больше.
- А с Алкой что случилось? – спросил Никита, желая узнать все подробности этого жестокого преступления.
- Я до сих пор не верю, что это все сделала она. Это же насколько надо быть одержимой!
- Алку сразу раскололи, видеокамеры в больнице все зафиксировали, и наемника ее нашли. Описание внешности, которые мне сообщил Слава, очень помогли. Дура она, оставила множество улик, поэтому других версий не было. Это она спланировала убийство на почве ревности. Им дали по двадцать лет. Но Алка в своем репертуаре, она умудрилась кого-то отправить на тот свет даже в тюрьме. Сейчас у нее пожизненное заключение без права на амнистию. В первую годовщину смерти Славика, я поехала к ней на свидание. Моему малышу тогда было четыре месяца.
- Ты с ума сошла, зачем ты это сделала? – удивился Никита.
- Я хотела поговорить с ней, показать ей малыша, который по ее вине остался без отца. В этот день мы должны были отмечать годовщину свадьбы, но она возомнила себя Богом и изменила наши судьбы. Я ожидала увидеть хоть каплю раскаяния, сострадания, сожаления, но вместо этого я обнаружила еще большую озлобленность и ненависть ко мне. Она осыпала меня проклятиями. В итоге разговора у нас не получилось. Она стала настоящей  психопаткой. Ничего человеческого у нее не осталось.
         
     От слов Ники, у ее собеседника прошла дрожь по телу. Он вспомнил Алку, ту красивую девушку, с которой он познакомился, когда работал у Вячеслава. Пусть заносчивая и высокомерная, но она совсем не была похожа на того маньяка, в которого превратилась сейчас. Никита снова обнял Нику, его рука скользила по ее спине и поднималась все выше к затылку, поглаживая нежно ее волосы. Они знакомы уже шесть лет, и Никита видел ее в разных ситуациях. Раньше он испытывал к ней симпатию, покоренный ее красотой и природной застенчивостью. Но теперь он знал, что Ника вовсе не такое хрупкое создание. Вдруг у Никиты перехватило дыхание, и он понял, что влюблен безвозвратно. Она его пленила своей силой духа. Ника, закрыв глаза, затрепетала, когда губы Никиты потянулись к ее губам. На секунду ее охватили сомнения и чувство вины, но затем она прильнула к его губам. От него не ускользнули колебания Ники, а это значит, что она все еще любит Вячеслава.
- Выходи за меня, - сказал Никита, не выпуская ее из объятий. – Давай поженимся, и ты забудешь о своем горе.
     Ника улыбнулась.
- Это невозможно. У меня уже есть мужчина.
     Слова Ники прозвучали как гром среди ясного неба. Никита отпустил ее и сделался мрачнее тучи. Он почувствовал себя глупо и виновато опустил глаза, уставившись в пол. Конечно, такая красивая женщина, преуспевающий психолог, которая породнилась с семейством Дебуа, не может быть одинока. Он опять опоздал. Никита тихо извинился и хотел было уже уйти, как Ника остановила его, взяв за руку.
- Этот мужчина Вячеслав! Хотя мы официально не успели зарегистрироваться, я ощущаю себя замужем. В моей квартире везде стоят его фотографии. Он присутствует повсюду, я это чувствую. Он будто живет с нами. У нас полноценная семья. И сын мой знает, что папа смотрит на него и гордится его поступками, а когда Артем проказничает, я говорю, мол, смотри, как папа расстроился. На фотографии действительно меняется выражение лица.

     Никита выдохнул с облегчением. Он снова сел рядом с ней.
- Но твоему сыну нужен реальный отец. Ты не представляешь, как тяжело растить мальчика одной, особенно, когда он станет подростком. Позволь мне помочь тебе!
     Ника задумчиво покачала головой, соглашаясь с Никитой.
- Ой, не знаю, что будет дальше. Я сейчас с ним еле справляюсь. Артёма не назовёшь послушным мальчиком.
- Я обещаю, я буду любить его как родного, потому что я люблю тебя, Ника! – вырвалось у него из груди. - Ты мне всегда нравилась с самого первого дня. Ника, знаешь, как я сейчас себя виню в том, что у меня не хватило смелости рассказать о своих чувствах. Может даже забрать тебя у Вячеслава. Тогда ничего этого бы не произошло. Ты бы не знала горя, не перенесла бы такой трагедии, ты бы сейчас жила счастливо.
- Но я не хочу другой жизни! Я была счастлива, даже очень счастлива, я любила и была любима! Прости, Никита, давай закончим этот разговор. В моем сердце слишком большая рана. Я не смогу притворяться, я не люблю тебя, я сделаю тебя несчастным. Это несправедливо по отношению к тебе. Сможешь ли ты жить с женщиной, которая любит другого, тем более покойника. С мертвыми нельзя соперничать, глупо их ревновать, а вот разлюбить их невозможно.
- Ну, тогда, еще раз извини, - сказал Никита, - мне пора идти, тем более, время моего приема заканчивается, у тебя сейчас будет другой клиент. Обещаю, ты меня больше не увидишь.

     Бросив прощальный взгляд, Никита быстрым шагом направился к двери. Ему хотелось скорее покинуть это место, вычеркнуть Нику из памяти, забыть о своем глупом предложении. Он наивно полагал, что ей тяжело, она хочет забыть прошлое и у него есть шанс стать ее мужем. Вдруг Ника окликнула его. Никита остановился и медленно обернулся.
- Никита, я сказала, что мне не нужен мужчина, но … , - здесь она выдержала паузу, потому что слезы душили ее, - но я также потеряла и подругу, а от хорошего друга я бы не отказалась.
     И по ее разгоряченным щекам потекли слезы. Никита бросился к ней. Девушка вскочила с дивана и двинулась к нему навстречу. Они снова обнялись, Ника рыдала уже навзрыд. Боль, так долго томившаяся в ее сердце, наконец, выплеснулась наружу со слезами. Молодой человек прижал ее крепко к себе, а затем произнес:
- Конечно же, я буду твоим другом. Я буду твоим самым лучшим другом. Вот увидишь, я пройду это испытание.
               
               
                Глава 6
     Ника сидела за своим рабочим столом и перебирала кипы папок и бумаг. Столько всего накопилось! У нее катастрофически не хватало времени даже прибраться на рабочем столе. Порой во время сеанса ей понадобиться какой-нибудь тест, и она ищет его минут пять в этом ворохе бумаг. Но Ника точно знала, что он здесь и как он выглядел. Зрительная память ее никогда не подводила. При каждом таком внезапном поиске она клялась себе, что сегодня же рассортирует все бумаги.
- Ника Алексеевна, уже восемь, вы остаетесь? - заботливо напомнила секретарь Оленька, что рабочее время вышло и пора закрывать офис.
- Оля, спасибо за все, ты свободна. А я останусь, разберусь с бумагами.
- Так уже поздно. Может вам завтра в рабочее время освободить часок для этого?
     Оторвавшись на мгновение от бумаг, Ника посмотрела на девушку.
- Как мне с тобой повезло! Не беспокойся обо мне. Артемка с Никитой пошли в цирк, а я подожду до конца представления и заберу их, потом мы вместе где-нибудь поужинаем. В любом случае у меня еще есть свободный часок.
- Я так рада, что у вас появился Никита. Вы расцвели и похорошели с его появлением. А сына вашего он любит как родного, и Артем к нему привязался! – сказала Оля, стараясь приободрить свою начальницу.
- Да уж, привязался, - задумчиво произнесла Ника и отложила в сторону бумаги.
 
     Вот прошел год, как Никита вернулся в Москву. Он нашел хорошую работу, завел новых друзей, появились новые увлечения. И все вроде бы у него хорошо, но ей стало невыносимо больно только от одной мысли, что когда-нибудь он заведет свою семью и они не будут так близки. Как-то раз он познакомил ее со своей девушкой, так Ника ощутила такую нестерпимую ревность. К счастью для нее, их отношения продлились недолго, но Ника испугалась потерять своего Никиту. Ее сын снова будет проводить скучные выходные в окружении бабушек загородом. Они опять будут вдвоем ходить в кафе, она не сможет поддерживать разговор сына о самолетах и машинах, потому что ни черта в них не смыслит. Никто не сходит с Артемкой на футбольный матч. И самое страшное - ей до конца дней своих придется засыпать одной в холодной постели. Сердце сжалось в комок. Ника не заметила, как попрощавшись с ней, ушла секретарь, как она машинально продолжала раскладывать бумаги по стопкам, как вдруг ее рука нащупала сложенный вчетверо альбомный лист. Медленно развернув его, она улыбнулась. Это был тот лист с изображением корабликов. Именно с этого листа можно считать, что началась ее карьера психолога. Два крупных морских судна все так же красовались в центре, обведенные в красное сердце. Ника достала цветные ручки и еще сильнее выделила сердце. Слева от нее находился убогий кораблик, это подразумевалась Алка. Художница открыла ручку с черной пастой и перечеркнула его жирными двумя чертами. Нет, все равно он напоминает ей Алку, и она стала со всей злости зарисовывать его, пока не получился черный квадрат.
- Вот так-то лучше, - произнесла Ника, довольная своим творчеством. – А сейчас мы пририсуем сыночка. Тёмочка, самый главный мой человечек, куда же тебя поставить? О, вот сюда!
     Ника нашла свободное место внутри сердца, и нарисовала маленький военный крейсер прямо над своим кораблем, а сверху пририсовала самолет.
- Ой, куда же уплыла Мария-Луиза? – удивилась Ника, когда ее взгляд упал в крайний левый угол картины.
     И на ней вдруг появился красивый большой круизный лайнер, как раз возле сердца. Но чтобы не затирать старый корабль Марии-Луизы, между ними Ника провела пунктирную стрелочку, указывающую на движение корабля. Рядом с Марией-Луизой появился не менее красивый лайнер, олицетворяющий ее мать.
- Именно так, она у меня стала красавицей и ничем не уступает по красоте Марии-Луизе!
     Затем рядом появился очень красивый современный пароход – это Софи. За эту девушку Ника особенно ощущала прилив гордости. Ей удалось осуществить свою мечту. Она стала петь. С молодыми ребятами они организовали группу, сочиняют песни и выступают в клубах. А буквально в прошлую субботу они устроили грандиозную вечеринку в честь их первого студийного альбома. Ника и Никита присутствовали на ней, хорошо отдохнули, много танцевали и остались очень довольны. Чуть подальше появились небольшие кораблики ее сотрудников. Кабинет Ники давно вышел за свои границы, превратившись в большой психологический центр, занимающий два этажа. На данный момент у нее работало пять психологов и секретарь. Всех она любила и считала родными. Затем ее дружелюбная соседка, девушка почти ее возраста, которая однажды попросила о незначительной помощи и после этого момента они стали настоящими подружками. Девушки ходили друг к другу в гости. На праздники обязательно дарили друг другу подарки, к тому же у соседки был сын, на два года старше Тёмы и дети их сдружились тоже. А многочисленные клиенты! Кто-то из них оставил незначительный след в жизни Ники, но были и те, кого она запомнила надолго. Особенно того голубоглазого блондина. Однажды он пришел к ней на прием в глубокой депрессии после измены жены, а уходил, объясняясь Нике в любви. Долгое время он не давал ей прохода, подкарауливал у дома, дарил цветы, чем вызывал у Ники только раздражение. В конце концов, ему это надоело, и он нашел другой объект воздыхания. Но воспоминания о нем до сих пор вызывают у Ники улыбку.         
- А теперь Никита, - торжественно сказала она. Но взглянув на рисунок, испугалась, что все места возле нее заняты. Это плохой знак! Сердце ее учащенно забилось. Она вспомнила, как у нее когда-то давно коряво выходила на рисунке Алка. Рука не слушалась, карандаш ломался и вот результат, как все обернулось. Самое настоящее пророчество! Неужели и сейчас из-за того, что нет места для Никиты на рисунке, она потеряет его?
- Выход есть! – вскрикнула Ника. Ей в голову пришла хорошая идея заклеить кусочком белой бумаги черный квадрат, где была Алка. Так она и сделала. Не прошло и минуты, как на этом месте красовался большой корабль на одном уровне с ней. Но чего-то не хватало. Ника взяла красную ручку и расширила границы сердца, в которые попал корабль Никиты. Вдруг раздался телефонный звонок. Это была ее мама.
- Ника, вы сегодня ко мне заедите на ужин? – спросила она.
- Нет, мам, спасибо у нас сегодня другие планы, - ответила дочь, держа в одной руке трубку, а другой все еще обрисовывая сердце. Оно получилось таким алым, что Ника непроизвольно вздрогнула. В этот самый момент она поняла, как дорог ей Никита.
– Маам, - протяжно произнесла она, - хотя знаешь, приготовь что-нибудь вкусненькое для Тёмы. Мы с Никитой сегодня поужинаем вдвоем. Мне нужно с ним побыть наедине. Примерно через час я тебе завезу Тёму. И … отвези его завтра в сад. Боюсь, что завтра я просплю.
- Хорошо, не волнуйся, отвезу, - ответила мать и положила трубку.
        Ника еще раз окинула взглядом свою усердную работу на бумаге и произнесла с восхищением:
- Красота!
     Затем она, порыскав в ящике стола рукой, нашла старые завалявшиеся канцелярские кнопки и прикрепила рисунок на доску для заметок.
- Надо завтра попросить Олю, чтоб купила рамочку, и я его повешу в рамочке вот здесь за моей спиной, между наградами. И пусть все ломают голову, что это значит. Ведь кроме меня никто не знает!
     Ника посмотрела на часы и вздрогнула.
- Господи, через пять минут закончится представление! Я опять опаздываю! Всё, бегу, а по дороге позвоню, чтоб подождали меня.
     Закрывая дверь и выключая за собой свет, Ника бросила взгляд на свой рабочий стол, который все так же оставался захламлен. Казалось, горы из папок только увеличились. Раньше многие из них лежали в ящиках, а теперь развалились по всему столу и насмехаются над ней.
- Нет, завтра обязательно все уберу! С завтрашнего дня я начинаю новую жизнь!   

                К О Н Е Ц

Спасибо за чтение!


Рецензии
Незаконченный рисугнок,
Рана на сердце и боль в душе!
С глубоким почтением, к Вам,
Александр.

Александр Псковский   11.07.2021 13:50     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.