11. Возвращение

Надо сказать, что я поначалу смирился с поражением, как это уже было, когда я разбавлял с трудом складывающийся, еще не оформившийся романтический дуэт приглашением этого третьего лишнего.

Меня подводил слишком длинный язык, моя открытость (а как это должно быть с лучшим другом?!), желание похвастаться начинающимся изысканным романом.

Я раскрывал перед ним подмеченные тайны моей новой дамы, тем самым облегчая для него дорогу к ее сердцу. И когда он, удовлетворенный, прибегал ко мне, чтобы похвастаться своей победой (которой, возможно, еще и не было) с дотошными подробностями, я терял к своей несостоявшейся возлюбленной интерес. Она начинала вызывать у меня отторжение, даже брезгливость, как к недоеденному, но уже полупрожеванному деликатесу.

Но я, учась на своих ошибках, стал меняться в своих романтических делах. «Лучшего друга» я перестал приглашать к еще не завоеванным субъектам, да и рассказывать о своих романах перестал, по крайней мере, до того, пока сам не отметился у них, где только можно.

Да и несколько изменил отношение к тем кандидаткам, перед которыми мог оконфузиться в прошлом – не так их, полуидеальных, легко можно было встретить, нечего такими и разбрасываться.

Тут вступал в действие и фактор времени (которое, как известно, могло и подлечить). Как и смена занятий, отъезды, переезды, долгие невстречи…

После того, как Леночка продемонстрировала потерю интереса ко мне, я успел взять академический отпуск, побывать в родительском доме в Казахстане, куда я поехал и за постоянной пропиской, без которой меня не могли взять на тот московский завод, в котором спортклуб обещал, при успешных выступлениях на соревнованиях, выбить для меня жилую квартиру.

Когда я вернулся в университет, выйдя из академического отпуска, Леночка тоже заметно поменяла отношение ко мне. Нет, квартиру я не получил, не добился в спорте нужных успехов, а ждать – не было времени. Надо было восстанавливаться в университете, пока меня там не забыли, как спортсмена.

С Леночкой отношения восстановились и, в немалой степени, благодаря ее подругам, к которым я не проявлял сексуальной агрессии, но и не давал им забыть обо мне, демонстрируя свои еще не утерянные возможности в светском обществе.

С ней я вел себя осторожно, хоть тянуло меня к ней с умопомрачительной силой, но я не забывал о своих промахах, за которые был наказан многомесячной  разлукой.

Я водил ее на кинофестиваль, который ежегодно проходит в Москве по билетам, которыми делился со мной знакомый режиссер, тоже бывший спортсмен. И там, разгоряченный эротическими сценами зарубежных фильмов, я, осторожно приобнимая ее, начинал все более настойчиво ласкать, надо сказать, ее прекрасную грудь, проминая, насколько возможно, вовсю дрожащими пальцами.

Что было удивительно, она не отстранялась, не освобождалась от этих объятий иногда на протяжении всего фильма. Но это в темном кинозале, а когда мы, по окончанию просмотра, выходили, к примеру, в сквер Лужников, у нее невозможно было добиться хотя бы легкого поцелуя…

Но, как я говорил, время шло. И что-то все равно менялось и в наших отношениях. Выбор для того, чтобы побыть с ней наедине, у меня был небольшой. К себе она не очень часто приглашала, да к тому же, в ее двухкомнатной квартире все время кто-то был, во всяком случае, при мне. И уж постоянно - ее, в то время, трех-четырехлетний сын. не давал ни минуты покоя.

Он мог внести коррективы в назначенное свидание, даже на стороне, вне родных стен. Как-то мне предоставилась возможность побывать в подмосковном олимпийском центре, в то время, когда его постоянные обитатели поехали на южные тренировочные сборы в Крым. Мой старший товарищ, с которым мы не раз проводили здесь ночные встречи с посторонними девушками, оставил мне ключ от одного из двухэтажных коттеджей.

Я, не теряя надежды, и в то же время не обольщаясь возможностью успеха, пригласил туда Леночку. Она неожиданно легко согласилась. Я, в очередной раз наступая на те же грабли, зачем-то пригласил и общежитского товарища, и даже нашел для него девушку, с пониженной социальной ответственностью.

На месте назначенного свидания, вместе с Леночкой, я увидел ее неутомимого сыночка. Я не смог удачно скрыть удивления, потому что Леночка только спросила: «А там будет крыша над головой?»- Я пообещал на выбор 8 комнат в комфортабельном коттедже и мы поехали в тот загородный центр.

Когда мы выехали за черту города, девушка Сергея, разглядев под огромными елями автобусную остановку, потребовала себя высадить. «Я не соглашусь ехать на ночь глядя в дремучий лес. Поеду обратно хотя бы в рейсовом автобусе».

Леночка никак не отреагировала на бунтарские действия временной партнерши и минут через 15 мы пристыковались к одному из коттеджей искомого центра.


Рецензии