Как у Саши появилась новая девушка

Первая моя постоянная подработка, пока я училась в мед универе, была в Областной травматологии. Я работала там медсестрой по ночам и была просто счастлива, что-то зарабатывать, общаться с сокурсниками в рабочей обстановке, и знакомиться с новыми людьми.

Я бегала разнакрашенная и разнаряженная в мой самый красивый белый халат за наркотиками в санпропускник, где дежурили сокурсники студенты и симпатичные практикующие врачи травматологи. Я чувствовала гордость перед первыми и немного благоговения перед вторыми и, конечно же, высматривала симпатичных больных.
Это ведь была травматология с молодыми пациентами, где мужчин было больше, чем женщин, а не какая-нибудь терапия со старыми хрониками.

Многие травмы были не тяжёлыми, и на некоторое время мужчина был хоть и небольшой, но всё-таки моей власти. Он не мог избежать моих женских чар, накрашенных глазок и укола в ягодицу или вену.

Некоторые, правда, выделывались, когда чувствовали, что они нравятся. Но я не любила такое поведение и становилась подчёркнуто холодной, особенно во время процедуры укола в задницу. И старалась пореже навещать задавак.

Сашу я заметила, когда его навестили - шумная весёлая компания друзей. Они общались с ним очень тепло. Этот парень сломал голень и поначалу тоже выделывался, но не очень сильно. А так как он прикольно шутил и общался легко, я смягчилась и с удовольствием с ним болтала.

Однажды я забралась на табурет, чтобы закрыть форточку в их палате. Саша лежал недалеко от окна. Не знаю что такого привлекательного в закрывании форточки. У меня под белым халатом, были брюки от хирургического костюма. Но я знаю взгляд, когда мужчина хочет женщину и чувство, когда желание возникает в ответ. В такие моменты я предпочитаю промолчать, он что-то мне сказал, но я не ответила, спустилась с табуретки, с трудом оторвалась от его затягивающего взгляда и удалилась из палаты.

На следующее моё дежурство я обнаружила его кровать пустой, и почувствовала беспокойство, а когда узнала, что его выписали, мне стало чертовски грустно, как будто я что-то потеряла.

Но его история болезни всё ещё лежала в документах, и я переписала его адрес. А вдруг мне захочется совершить подвиг, и я смогу заявиться к малознакомому мужчине в гости? Кто знает? Я не знала. Но эта история имела продолжение.
А пока мне было интересно в травматологии. Старинное, большое, величественное здание, расположенное полукругом, с колоннами и длинным коридором между двумя корпусами. Областная травматология напоминала о военных госпиталях и давних временах.

Интересные пациенты не исчерпались одним Сашей. Мне запомнился мужчина с длинными вьющимися волосами, собранными в пучок на затылке. По виду настоящий рокер. Но травма была не у него, а у молодой женщины, наверное, близкой подруги рокера. Травма тяжёлая – повреждение позвоночника. Эта женщина с благородными чертами лица, такая красивая, лежала молча, отрешённо перебирая тонкими пальцами косички. Кто-то ей заплёл много косичек

"Рокер" сидел рядом и нарезал салат.
«Хочешь спелых апельсинов? Хочешь вслух рассказов длинных? Хочешь, я убью соседей, что мешают спать?» - может быть думал он. А я чувствовала, что расспрашивать эту пару не стоит. Они были так печальны, и в этой печали проступала сила, которая не допускала любопытных легкомысленных расспросов.
Ещё помню совсем другую пару. Там у мужчина что-то  сломал, таз, кажется. Женщина сидела рядом, она ничего не делала, и говорили они мало. Зато между ними говорило такое большое поле наслаждения, почти счастья, они улыбались и посмеивались друг над другом. Интересно, они и раньше были такими, или это травма что-то открыла для них в жизни?

У молодой женщины, сломавшей таз, тоже была интересная история. Она жаловалась мне, что после того, как вышла замуж, стала страдать от домогательств мужчин. У неё сложилось твёрдое убеждение, что у мужчин возникают сексуальные чувства только к замужним женщинам.

Зато другая женщина, совсем не молодая, но весёлая и жизнерадостная с искрящимися очень красивыми глазами, не была замужем, но не страдала от недостатка сексуального внимания со стороны мужчин. Она тоже жаловалась, что в шоке от себя самой, потому что умудрилась за неделю переспать с тремя мужчинами. Это уже не «****ь» говорила она, а «****ища» какая-то, и смеялась звонким искристым смехом.

Она очень заботливо и душевно ухаживала за травмированным дедулькой. Он не был ей родственником, она работала сиделкой. Но от неё шел такой удивительный поток доброты, открытости и смелости – и на меня, и на дедульку, и на всё вокруг.
Но через год моё отделение по острым травмам преобразовали в костную онкологию. А это значит, в нём теперь лежали хронические больные, а они сильно отличались от острых. Было много пожилых и занудных. А ещё накопилась усталость, ведь после дежурств я ехала на занятия. Из богатств мной были куплены два белых халата и хирургический костюм. Не очень там была большая зарплата. И я решила уйти.
Напоследок работа подарила мне парочку примечательных дежурств. На одном из них в палате, которая была по соседству с комнатой, в которой я спала, умер человек и его тело долго не забирали в морг. Я провела очень страшную ночь, скрипы, шорохи и шум ветра тревожили моё буйное воображение.

А на совсем последнем дежурстве я посмотрела первый раз посмотрела  фильм, это был фильм «Матрица», его я тоже смотрела впервые. Я слышала уже отзывы о "Матрице" от важного для меня человека, суть которых сводился к тому, что всё в твоём сознании. Но я пока не могла соотнести это со своей жизнью.

Часть 2.

 Неприятное чувство одиночества  и скуки, похожее на стенку,  в юности я заглушала учёбой, увлечениями, общением с самыми разными людьми.

Но мужчину сложно чем-то заменить особенно надолго. В прошлые отношения мне не хотелось, знакомиться с  новыми людьми тоже желания не возникало.

И тут я вспомнила про Сашу из травматологии.
Страшно конечно было заявляться к нему самой. Для храбрости я придумала шутку:
 Скажу, что я его девушка. Кого бы я ни застала по этому адресу, даже настоящую девушку, замешательство, которое должно возникнуть, компенсирует моё смущение. Так я себя настраивала.

Я довольно легко нашла его улицу и дом. Забавно, что улица называлась так же как и его фамилия. Но как же сильно колотилось моё сердце, когда я стояла ранним вечером под его дверью. Несмотря на это, я позвонила. Мне открыл незнакомый молодой человек и спросил:
- Вы к кому?
Я растерялась немного, но это было не так страшно, как если бы открыла девушка.
- К Саше, - ответила я, и ещё добавила, - он здесь?
- Да, - ответил молодой человек, и полюбопытсвовал - а вы кто я такая?
Я поняла, что жизнь явно хочет от меня воплощения моей шутки, и ответила:
- Я его девушка.

Молодой человек пошёл звать Сашу, удивляясь по дороге, что у того есть девушка, про которую он не знает. Тут в коридоре появился Саша собственной персоной, который тоже не ожидал появления «своей девушки». Представляю, как он ломал голову по дороге над тем, кто это может быть? Но когда он меня увидел, то обрадовался. Я почувствовала облегчение и немного расслабилась.

Подошли ещё молодые люди посмотреть на "девушку" Саши. Он не стал менять моего статуса "его девушки, и представил меня своим друзьям, которые пришли в гости, как медсестру травматологии. Вёл он себя очень непринуждённо со своими друзьями и со мной. Как будто, само собой разумеется, что я вот так сама пришла в гости. Я почувствовала себя увереннее и сразу заявила, что я не простая медсестра, а студентка, которая учится на врача. Молодой человек, который меня встретил, оказывается, работал врачом-интерном, от этого я почувствовала себя немного своей.

Похоже Сашины гости обрадовались, что у него есть девушка, и я поняла, что он  в это время свободен. Гости вели себя культурно, обсуждали искусство, пели бардовские песни и романсы. Это были молодые люди, уже взрослые, но ещё весёлые, я даже подозревала, что в своей обычной жизни они были серьёзными и даже скучными, но сейчас отдыхали и веселились.
Мы сидели на кухне, я в разговоре практически не участвовала, больше слушала. Я уже выступила и теперь отдыхала, поглядывая на Сашу, и, молча, задавая себе и ему вопрос, что же дальше?

Гости разошлись, а я осталась с ним наедине. Довольно быстро и легко мы перешли к сексу. Мне было с ним хорошо, и я осталась до утра.
Мне и потом было в сексуальных отношениях с ним легко и приятно. Так я и осталась «его девушкой». Саша был худенький и небольшой, но очень темпераментный в интимных отношениях. Кроме того ему нравились мои шутки, и необычные выходки.
Он и сам любил пошутить, и рассказывал мне анекдоты вроде этого:
Занимаются парень и девушка любовью, а у девушки месячные. Утром девушка встала раньше парня и ушла на кухню. А он просыпается  один видит кругом кровь, хватается за голову и стонет : "Убил и съел".

Однажды он подарил мне розу. И я сидела голой у него на кухне рядом с этой розой. Свет был выключен  меня и розу освещали только горящие газовые камфорки. От этого мы с розой казались голубого цвета.

Я даже нарисовала это. Уж больно причудливая была картина с игрой теней от веток деревьев на стенах. Я и роза были из какого-то другого мира на тёмной кухне с горящими газовыми камфорками.

Я подарила ему эту картину, а как же иначе, мне это было в радость. А Саше? Во всяком случае он её забрал. А бурно восторг и восхищение не выражал. Саша любил похвастать своими познаниями в искусстве, в том числе и художественном. Но у него это было на уровне: читал, смотрел, видел, запомнил. Или он не видел тогда во мне достойного собеседника? Тогда я не умела копать глубже.

- Маха обнажённая, - говорил он в мой адрес игриво.
Я молчала, думала: «Это комплимент, или нет?». Сказать что-то в ответ не успевала, Саша пускался в рассуждения «Когда я был в Эрмитаже…»
В целом я против эрудиции и  культуры ничего не имела, и про себя думала: «Ну и что, я жила в детстве в Екатеринбурге, тоже много чего видела. И не то чтобы плохо относилась к культурному наследию, просто оно никак не помогало мне в современной жизни в Донецке, я интуитивно чувствовала, что здесь руководят другие ценности. Но как мне было объяснить это Саше, если я это только чувствовала, а сформулировать даже для себя не могла. А обижать его и насмехаться я не хотела, вот и молчала.

Зато как хорошо Саша слушал, как я пою,  с удовольствием и деликатно, не мешая моему голосу литься. Особенно уместной для нас я считала песню «На тёмный ряд домов лишь одинокий свет в окне», - классический городской романс.
Когда я замолкала, Саша начинал говорить о книгах, которые прочёл, даже Бхагавад Гиту и Коран прочёл. Я не развивала эту тему, потому что сама перестала читать художественные книги. Я хотела пережить приключения и любовные романы в жизни.

Иногда я оставалась у Саши на ночь, просыпалась утром,  открывала окно его спальни. Оно выходило на общежития национального университета, где жили мои друзья и сёстры. Я приходила к ним в гости, Саша забирал меня оттуда. У меня появился статус «девушки с парнем». Я встречала его в красивом длинном халате с цветущей сакурой, который я заимствовала у сестры. И мне так был приятен этот новый наряд и, что Саша меня видит в нём, и что мне есть, где заняться с ним сексом, и не придётся испытывать это такое неловкое чувство героини передачи « Про это», когда просишь ключи от комнаты у друзей.


Рецензии