Балет балет, как хорошо

 О тёте Тасе Лыцарь я рассказала в предыдущей главе. И именно когда мы жили у неё на квартире, случилось событие, определившее всю мою дальнейшую жизнь. Было это зимой ,бабушка купила мне на базаре теплые ,вязаные носки  и в них я и бегала по полу. Почему то мне помниться, что это был паркет. Ясно помню, короткие деревяшки блестевшие лаком, сложенные красивым узором. И добегалась я до того ,что упала и сломала себе ногу. Кто меня перенёс на диван не помню. Зато очень ясно помню молодого доктора «Скорой помощи»,который уговаривает четырехлетнего ребёнка опустить ноги .Я не слушаю ни его, ни бабушку, лежу согнув ножки в коленях.
И тогда потеряв терпение, молодой врач бьет меня кулаком по ноге чуть выше колена. Потом рентген показал ,что у меня две трещины : одна около паха  на ноге ,вторая чуть выше колена. Может у меня был недостаток кальция, и слишком хрупкие, для моего возраста кости,  но это факт.
Больница полностью стёрта из моей памяти, как и поездки туда на такси. Мама тратила огромные ,при их скромных доходах деньги ,чтобы возить меня  на рентген. А тот показал что кости срослись неправильно, внахлест. Поломали один раз, снова  наложили гипс, та же петрушка. Поломали второй раз тоже самое. Во второй  раз ,видимо дали мало обезболивающего, так как, когда мама дождалась меня из операционной меня оттуда вынесли без сознания.
Больше мама ломать мне кости не дала.
Она рассказывала, как на неё кричал врач: «Вы не мать! Ведь это девочка, она может остаться хромой на всю жизнь!»
Мама не поддалась и правильно сделала ,хоть и срослись кости непраильно, хромоножкой я не стала.
Но мое маленькое тело поджидала другая беда.
И вот тут, внимательный читатель, спросит недоуменно: « А где балет?»
Терпение.
Лежала я так в гипсе не знаю сколько, а гипс был закреплен через талию ,через поясницу. И в очередной обход новый хирург ,заметил то, чего другие не желали замечать. Может это была  простая халатность, может месть моей  маме Ире,но у меня в позвоночнике образовался такой пролежень ,что ещё немного и была бы инвалидкой-колясочницей. И это даже страшно представить. Две женщины: мама и бабушка, жалкие гроши их пенсий и зарплат. Квартира на четвертом  этаже и девочка инвалид.Не знаю, может меня бы сдали назад в детдом, не буду брать грех на душу и так думать о своих, теперь уже родных.
Всё это мама мне рассказывала, уже когда я была в более сознательном возрасте.
Она однажды повела меня на балет ,во Дворец Культуры ,и показывая на толстенького, в белых чулках мужчину сказала : «Запомни – это доктор Васильев, наш спаситель».
Хирург Васильев танцевал в народном балете. Лица к сожалению я не запомнила, только белые чулки, слова колготки мы тогда не знали.
К Новому Году мы переехали в собственную двух комнатную квартиру. Соседи, обеспеченные люди пригласили на в гости. У них был маленький ребенок год или около этого. И сосед нёс меня в гипсе из квартиры в квартиру.
Долгое мои мытарства с поломанной ногой закончились тем, что хромой я не стала, но заработала ожирение первой степени.
Маме кто-то посоветовал кормить меня сливками с печеньем, и это при том, что я была обездвижена.И вот из худенькой ,большеглазой детдомовки выросла крупная, пока ещё миленькая толстушка.
С балетом связана и более поздняя история в моей жизни. Я учусь в первом классе, из толстушек нас всего две на класс: я и Вика.Вика, синеокая, с темными косами красотка. А я с крысиными хвостиками, вечная засоня. Я бы и не помнила её, она училась со мной всего полгода, если бы не новость, поразившая меня в самое мое детское сердечко.
Вику повезли в Москву в балетное училище и её приняли. Вот такую толстушку ,как я!
Вот честно, я стала рыдать и просить маму отвезти меня в неведомую Москву учиться на балерину.
И до сих пор я очень трепетно и с любовью отношусь к балету, который  иногда сниться мне  во сне.


Рецензии