Бесы. Пушкину и Достоевскому в приношение

Тридцать лет. А может, сорок
над удушенной страной
навевает душный морок
кто-то не совсем живой.

Он пугает с укоризной
видом праха и костей.
Он глумится над отчизной,
развесёленький злодей.

Он потоки лжи разбавил
ложкой правды, чтоб пришлась.
Он ведёт в боях без правил,
потому что справил власть.

Из газет, из мониторов,
из динамиков и лент
обрушает ловко, споро
самый правильный контент.

Он потомок древних гадов,
что сжигали на кострах
предков наших без огляда,
сея хаос, смерть и страх.

В белых лайковых перчатках
казни чёрные вершит.
В Новых Мировых Порядках
он порядочно зашит.

Он наваливает горы
залихватского вранья
и скликает с жарким взором
вместе тучи воронья.

У него не папа с мамой,
а куратор из спецов,
счёт в офф-шоре, шашни с дамой,
шашни с парочкой юнцов.

Толерантный и свободный,
он глашатай новых правд.
Ни горячий, ни холодный,
он средь нас как космонавт

из галактики рептилий.
Демон, отрицанья дух.
Мы его к себе впустили -
и разбились в прах и пух.

И теперь свои осколки
тщетно собираем вновь
и сочим в песок сквозь щёлки
перекисшую любовь.


Рецензии