На неведомых дорожках... Отрывки из сказки Ида

       Ида жила в доме на краю леса. Как давно она жила в этом доме и как туда попала, она и сама не могла бы сказать. Просто однажды утром она открыла глаза и увидела бревенчатые стены, мутные стёкла окон за ветхими занавесками и часы на стене… Часы стояли. Не двигались стрелки на потемневшем циферблате, не отсчитывал секунды тусклый медный маятник, не выскакивала суетливая кукушка, чтоб огласить своим хрипловатым «ку-ку» полуденную жару или темноту ночи… Часы были нарисованы на стене между окнами.
       Всё, что осталось у неё от прежней жизни были сны. Во сне она не могла посмотреться в зеркало, в её снах не было зеркал, но знала, что отразилась бы в нём худенькая, длинноносая, черноглазая и черноволосая, похожая на встрёпанного воронёнка девчонка, а не седая старуха, глядящая на неё мутными бесцветными глазами из тусклого, в чёрных пятнах, зеркала в затянутом паутиной углу. А ещё Ида видела много чужих снов, которые снились не ей, а неизвестно кому. Чужие сны приносил Кот, где он их ловил и почему решил делиться с ней своей добычей, Ида не знала, а Кот не говорил.
       Кот  был хорош. Рыжий, с пушистым хвостом, он любил забраться на колени и громко мурлыча терся об руки — я с тобой, гладь же меня! Обычно он целыми днями спал в каком-нибудь уютном углу, уходил по ночам, а возвращаясь запрыгивал на кровать и будил Иду своим мурлыканьем, требуя еды и ласки. Потом опять уходил.
       Так они и жили.

       В темноте дом наполнился скрипами и шорохами. Может быть, он спал днём, но только наступала темнота и гас в комнатах свет – и дом просыпался. Ида не спала и прислушивалась к ночным звукам. Вот скребётся в стене мышь… Ударяет в стекло ветка… Забарабанил по стеклам дождик… Поскрипывают рассохшиеся половицы… Посапывает около подушки Кот… А это? – вздох… глубокий, тяжёлый… вот опять – что это?   Ида встала, пошарила ногой в поисках тапочек, не нашла и тихо переступая босыми ногами по холодным половицам пошла на звук. Вздохи привели её к чулану, здесь в самом углу стояло у стены старое зеркало. Ида сама притащила его туда давным-давно, когда только попала в дом. Зеркало было очень старое, мутное, амальгама вся в чёрных и ржавых пятнах. Рассмотреть в нём что-нибудь было практически невозможно. И именно оттуда слышались вздохи.
       Ида осторожно подошла, стараясь на всякий случай не заглядывать в зеркало, встала сбоку, чтоб  ненароком не отразиться в его мутной глубине. Такие изъеденные временем зеркала всегда внушали ей безотчётный страх, а она привыкла прислушиваться к своим ощущениям.
       – Боишься, да? – прозвучал тихий голос из глубины зеркала, – Осторожная! Ну да ничего, я ещё до тебя доберусь…
       – Кто ты? – спросила Ида, – Что тебе нужно ?
       – Какая тебе разница, кто? Я – Сон твой, я – Душа этого зеркала, я – Ведьма… Как ни назови, всё равно ошибёшься. Сила моя ушла, не выйти мне из этого зеркала, скоро от меня и не останется ничего, если… Отражение мне твоё нужно! То, молодое, черноглазое! Ох, как нужно! Тогда и силу верну и молодой стану, как ты была, когда черноволосой-черноглазой в любом зеркале отражалась… Вот только не знаю пока, как дотянуться до тебя, но я своё возьму! Не сомневайся! Как ты ни осторожна, а всё промахнёшься… 
       Она ещё что-то шипела, но Ида уже не слушала, а повернулась и вышла из чулана, захлопнув дверь. Порылась в кухонных шкафах, нашла ржавый замок, смазала, повесила на дверь чулана, заперла. Потом подумала и придвинула к двери тяжёлый сундук.
       Вернулась к себе, легла и сразу уснула, как в яму провалилась. Всю ночь ей снились зеркала, в которых ничего не отражалось.
       Утром Ида вспомнила, что давно собиралась побродить по лесу, посмотреть окрестности. Но прошло почти полдня, пока она наконец вышла из дома. Первой на глаза ей попалась Тонька-соседка. Ох, уж эта Тонька… Главная сплетница в деревне. Всё всегда знает лучше всех, на все случаи жизни у неё припасены готовые советы и решения. Её любопытный нос успевал всё разнюхать, зоркий глаз – всё высмотреть, чуткое ухо – услышать, а злой язык – разнести по всей округе.
       Ида с детства не любила этих любопытных тёток, готовых присосаться к чужому горю, испортить чужую радость, очернить и испоганить самое светлое и дорогое… Жабы, противные скользкие ядовитые жабы… Однажды она даже превратила Тоньку в жабу, ненадолго, до утра, попугать хотела, образумить, да без толку...

       Ида шла по лесу, не переставая удивляться, что каждый раз он открывался ей по разному. Прошлый раз тропинка привела её через хилые заросли молодых ёлок и берёзок на старое лесное кладбище, а сегодня вокруг поднимались к небу сосны-великаны.
       – Наверно, это и называется «корабельный лес» – подумала Ида.
       Неожиданно она оказалась перед невысоким покосившимся деревянным забором, когда-то тёмно-зелёным, а сейчас почти серым. За забором виднелись какие-то постройки, полускрытые тонкими берёзками, ивами и кустарником. Видно было, что этот подлесок совсем молод и вырос на месте большого открытого пространства. Ида пошла вдоль забора и вскоре увидела остатки ворот, а за ними что-то смутно напоминающее широкую аллею. Она заросла травой, но ещё можно было угадать ровные ряды когда-то подстриженного, а теперь разросшегося кустарника, очертания обложенных белёным кирпичом клумб, на которых кое-где виднелись цветущие среди сорняков мальвы, хосты и ещё какие-то садовые цветы, их названия  Ида не помнила.
       Она пошла по аллее, оглядываясь по сторонам. По бокам аллеи попадались остатки одинаковых одноэтажных построек, сейчас полуразвалившихся, без окон и крыш. Аллея привела её к большой круглой площадке, посреди которой торчал длинный шест.
       – Да это же заброшенный пионерский лагерь, – внезапно поняла Ида, – Вот линейка, а это не шест, а флагшток. Здесь по утрам под звуки горна поднимался алый флаг…
       Она решила осмотреть свою находку – просто так, от нечего делать. Судя по тому как  разрослись деревья и травы, здесь давно уже никто не бывал. Одноэтажные деревянные дачки – по одной на отряд – были почти разрушены, но не людьми, а, как показалось Иде, временем. Балки и доски сгнили, незакрытые оконные рамы почернели от солнца и дождей. Они хлопали на ветру и стёкла осыпались, устилая землю вдоль стен подобно осенним листьям.  Из любопытства Ида рискнула зайти в одну из дачек, которая показалась ей покрепче остальных. Осторожно ступая по рассохшимся половицам, то и дело ожидая под ногой предательского треска прогнившего дерева и боясь провалиться, Ида шла по коридору, заглядывая в распахнутые двери спален. Мебель стояла на местах, даже кровати были аккуратно застелены, только всё было покрыто пылью и паутиной. Паутина повсюду – в углах, в дверных проёмах, на потолке. Кое-где, там где балки окончательно сгнили и крыша провалилась, сквозь дыры в полу выросли деревца. И странно было видеть торчащие из проломанного пола стволы молодых берёзок.
       – Удивительно, – подумала Ида, – если судить по состоянию домиков, то тут прошло очень много лет, за это время должен был бы вырасти настоящий лес, а деревца довольно молодые…
       Ида вернулась на аллею и пошла к кирпичному зданию, видневшемуся за линейкой. Очевидно это была столовая или клуб. Площадку перед зданием  украшали остатки гипсовых фигур: горнист, барабанщик, знаменосец, футболист… У горниста была отбита левая рука и кисть правой, но ржавая арматура на месте осыпавшихся пальцев крепко сжимала гипсовый горн. Барабанщик лишился головы, а у знаменосца отсутствовала середина туловища. От футболиста остались только ноги и мяч. Остальные фигуры были не лучше. Ида не стала задерживаться и по широкой лестнице вошла в здание. Она попала в просторный вестибюль, откуда большие стеклянные двери вели в левое и правое крыло дома. Слева, несомненно, была столовая. Сквозь двери виднелись ряды столов, уставленных посудой, плакаты на стенах призывали мыть руки перед едой и беречь хлеб, «наше богатство». Даже из вестибюля было видно, что в столовой то же сочетание идеального порядка и крайней заброшенности.
       За правой дверью виднелся длинный коридор со множеством дверей по обе стороны. Это показалось Иде более интересным, и она повернула направо. Заглянув в первые две двери, Ида поняла, что не ошиблась: в правом крыле располагался клуб. В комнатах были разные кружки: рукоделие, судомодельный, даже художественная студия. Вся обстановка и принадлежности были на месте, всё в полном порядке, ничего не разбросано, только пыль и паутина повсюду. Вот библиотека, несколько рядов стеллажей с книгами. Страницы, пожелтевшие и высохшие, ломались и рассыпались в пыль, когда Ида к ним прикасалась. А ведь судя по годам выпуска, это были отнюдь не букинистические издания. Ида вышла из библиотеки с тяжёлым чувством близкого несчастья. Место ей всё больше и больше не нравилось.
       Она уже совсем собралась уйти и вернуться на свою тропинку, как вдруг заметила в конце коридора большое зеркало. Подойдя поближе Ида поняла, что это не зеркало вовсе, а проём, ведущий в другой коридор. Он точь-в-точь напоминал тот, по которому шла Ида, поэтому сначала она и приняла его за зеркало.
Ида удивилась, что в таком относительно небольшом здании поместился такой длинный коридор и шагнула вперед. Уже перенося ногу через порог, она поняла, что делать этого не следовало…

       ...Конечно, не надо было так долго сидеть в библиотеке. Тем более, что книга, которую она читала, о какой-то старухе, бродящей по заброшенному дому, была довольно скучной. Вышла во двор и услышала, как горнист сыграл отбой. «Спать, спать по палатам, пионерам-октябрятам...» – протрубил горн. Вот незадача! Получается, что она пропустила и вечернюю линейку и отбой. Ох и нагорит же ей от вожатой-Антонины! Она такая злющая и всегда придирается. Пожалуй, ещё заставит полы мыть в коридоре корпуса. Может, удастся проскользнуть потихоньку?  Все окна дачки, где помещался их второй отряд были тёмные, светилось только окно вожатской. Может попробовать через окно? Нет, окно их палаты как на зло закрыто. Ладно, попробуем рискнуть и войти через дверь. На пути попался большой рыжий кот. Свой роскошный пушистый хвост он нёс с таким достоинством, что нельзя было не остановиться и не погладить кота.
       «Не ходи» – сказал кот. Послышалось? Шагнула к двери. «Стой!» – сказал кот. Не спеша, время от времени оглядываясь через плечо, он двинулся вдоль стены, прижимаясь к земле. Очевидно это было приглашение идти за ним. Удивилась, но последовала за котом, стараясь ступать так же бесшумно как он, и пригибаясь пониже, чтоб не было видно из окон. Кот замер под открытым освещённым окном вожатской. Подошла ближе. «Не шевелись и слушай» – сказал кот.
       – Ну и где?.. – спросил тихий полузнакомый голос.
       –  Сейчас придёт. – ответил голос Антонины-вожатой. – Куда ей деваться? Отбой сыграли, сейчас прибежит! А вход один – через дверь, окна я все закрыла.
       – Может, выйдем, посмотрим?
       – Не надо. Испугается. Она, конечно, ничего не помнит, но мало ли…
       «Уходим» – сказал кот, быстро и бесшумно метнулся в сторону.
Они бежали по аллее к воротам и слышали, как где-то позади скрипнула открываясь дверь.
       «Не оборачивайся» – сказал кот. Проскользнули через приоткрытую калитку, она бесшумно закрылась за ними, слегка щелкнула, опускаясь щеколда.
       «Ида» – сказал кот и потёрся об ноги...

       ...Ну конечно Ида!! Господи, что она здесь делает? Что это было? Но раздумывать, наверно, не стоило. Кот бежал по тропинке в сторону дома, Ида побежала за ним. Она с удивлением поняла, что по эту сторону забора было ещё совсем светло. Ладно, в этом можно будет разобраться и в другое время, потому что она вспомнила: второй голос был голосом Ведьмы-из-зеркала.
       Вслед за котом Ида вбежала в дом – так и есть! Сундук отодвинут, замок открыт, дверь в чулан нараспашку. Но зеркало – вот оно! Подошла осторожно сбоку, спросила:
       – Ну что? Не вышло?
       После непродолжительного молчания знакомый голос ответил:
       – Ничего! В следующий раз.
       «Я тебе покажу следующий раз!» – подумала Ида. Осторожно нагнувшись, подобрала с пола кусок брезента и накинула его на зеркало. Что теперь делать? Разбить проклятое зеркало на кусочки?
       «Не надо...» – промурлыкал Кот, – «Не надо...»
       И правда, если подумать, сколько кусочков – столько зеркал, кто его знает, не умножит ли это и Ведьмины возможности… А та шипела и ругалась в занавешенном зеркале. Ида подумала немного и вдруг нашла выход настолько простой, что непонятно было,  как она сразу не догадалась.
       – Посиди немножко в темноте, я сейчас!
       Быстро зашла в кладовку, сняла со стены старое зеркало. Оно было такое же как то, в чулане, только в немного лучшем состоянии, поэтому Ида и оставила его висеть на стене, а не убрала в чулан. Теперь оно могло сослужить ей хорошую службу, навсегда избавив от Ведьмы-в-зеркале.
       Вернувшись в чулан, Ида прижала своё зеркало к ведьминому стекло к стеклу и быстрым рывком выдернула брезент. Ведьма завизжала:
       – Что ты сделала? Что это? Что?.. – голос превратился в вой и затих где-то вдалеке.
       – Счастливого пути! – пробормотала Ида. – Погуляй-ка по зеркальному коридору без конца…
       Она взяла скотч и старательно обмотала сложенные зеркала так что между витками скотча не осталось ни малейшего зазора. Славная получилась ловушка, получше той, которую они с Тонькой соорудили для неё. Кстати о Тоньке, что с ней теперь делать?
       А вот и она, легка на помине. Тонька с кочергой в руках стояла в дверях и судя по всему была настроена очень решительно
       – Убирайся отсюда по добру-по здорову, – сказала Ида, – Или опять в жабы захотела?
       – Да не боюсь я тебя, Старая Ведьма, – сказала Тонька и шагнула ближе, – Слабое у тебя колдовство, к утру и рассыплется. А вот я сейчас выпущу твою пленницу на волю и тебе уже никто не поможет…
       Взмахнув кочергой Тонька шагнула вперёд.
       «В крысу!!!»- закричал Кот.
       – Жабой ты была, крысой станешь, – быстро сказала Ида.
       Кочерга упала на пол. Серое существо метнулось к двери, мелькнул длинный крысиный хвост.
       – МЯЯЯУ! – раздался боевой клич Кота – и он исчез вслед за крысой...

       Назавтра деревня гудела как мухи над навозной кучей. Возле Тонькиного дома, на самом крыльце, нашли её бездыханное тело со следами когтей и зубов какого-то огромного зверя. Бывалые люди утверждали, что по размеру они похожи на тигриные, но откуда в деревне мог взяться тигр никто объяснить не мог. У Иды, конечно, была своя версия, ведь если Кот настиг крысу и придушил её, то утром, когда колдовство, как и говорила Тонька, потеряло силу, крыса снова стала Тонькой, а следы кошачьих укусов на крысиной шкуре тоже стали больше… вот вам и тигр! Но распространяться на эту тему она не стала.
       Спелёнатые скотчем зеркала были зарыты в погребе и засыпаны старым хламом. На эту операцию был потрачен целый день, не так-то легко вырыть достаточно большую и глубокую яму, а после засыпать, заровнять и утрамбовать землю.
       Вечером у колодца Ида поинтересовалась у местных кумушек, не было ли в округе когда-нибудь пионерского лагеря, но никто о таком и не слышал. Сама же Ида отнюдь не горела желанием туда возвращаться, хотя в лагере и осталось много не осмотренного.
       Кот спал, свернувшись калачом на Идиной подушке и всем своим видом давал понять, что говорящих котов в природе не бывает. Ида усмехнулась про себя, но тревожить Кота не стала. Принесла себе другую подушку и вскоре заснула. Ей снился пионерский лагерь. Но не заброшенный, утопающий в жуткой тишине, а наполненный весёлым смехом и звонкими голосами. И это был совсем другой лагерь, лагерь из её детства.


Рецензии
Здравствуйте, Елена!
Случайно «зацепилась» глазами за Ваше резюме и прочитала несколько Ваших произведений.
Отрывок из Вашего фэнтези про Иду меня восхитил. Именно так. И это при том, что я не поклонник фэнтези.
При почти академическом значении жанра «фэнтези» у меня своё определение этого жанра. Нереальная реальность с почти сказочным сюжетом. И у Вас это всё присутствует.

Лично мне этот отрывок очень понравился прежде всего тем, кАк мастерки Вы с самого начала вовлекаете читателя в чтение. С . первого абзаца!

***
Ида жила в доме на краю леса. Как давно она жила в этом доме и как туда попала, она и сама не могла бы сказать. Просто однажды утром она открыла глаза и увидела бревенчатые стены, мутные стёкла окон за ветхими занавесками и часы на стене… Часы стояли. Не двигались стрелки на потемневшем циферблате, не отсчитывал секунды тусклый медный маятник, не выскакивала суетливая кукушка, чтоб огласить своим хрипловатым «ку-ку» полуденную жару или темноту ночи… Часы были нарисованы на стене между окнами.
***

Эти нарисованные часы описаны столь красочно, будто они реально висят на стене.
И дальше текст позволяет настолько живо представить необычность жизни Иды, что начинаешь верить в чудеса.

***
А ещё Ида видела много чужих снов, которые снились не ей, а неизвестно кому. Чужие сны приносил Кот, где он их ловил и почему решил делиться с ней своей добычей, Ида не знала, а Кот не говорил.
Кот был хорош. Рыжий, с пушистым хвостом, он любил забраться на колени и громко мурлыча терся об руки — я с тобой, гладь же меня! Обычно он целыми днями спал в каком-нибудь уютном углу, уходил по ночам, а возвращаясь запрыгивал на кровать и будил Иду своим мурлыканьем, требуя еды и ласки. Потом опять уходил.
Так они и жили.
***

Кусочек сюжета в этом отрывке позволяет заглянуть немного вперёд и предвкушать интересное чтение.

Признаюсь, что фэнтези — это не моё. Но я бы хотела отметить те моменты Вашей прозы (я имею в виду пока только фэнтези), которые меня поразили.

СТИЛЬ и ЯЗЫК. У Вас с в о й, индивидуальный, стиль. И он соответствует жанру прозы про Иду. А работа со словом (скажем так) выше всяких похвал. Без лишних слов, очень образно. Читаешь в полном ощущении присутствия в описываемых событиях.

Образ Иды, образ Кота, образ Тоньки. Все персонажи реальны! Описание голосов, звуков, леса, зеркал! Великолепно.

Не сомневаюсь, что Ваша проза про Иду вызовет интерес у любителей жанра фэнтези.

Спасибо за интересное чтение! С поклоном. А.Д.

Александра Зарубина 1   16.05.2021 12:39     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.