Глава 15. Предсказание

Первыми появились Борис и Анжелика. Вскоре после них – Рахель.
- Что происходит?! – Мирьям потрясённо смотрела на Яира.
- Что ты имеешь ввиду?
- Они появляются будто ниоткуда, с какой-то «анимационной» внезапностью.
- То есть, ты ЭТО видела?!
- Тебя, как будто, удивляет не то КАК они здесь появились, а то, что я ЭТО видела?
- Твоя подруга – одна из НАС. – Анжелика внимательно смотрела на Мирьям. – Только ещё сама этого не знает. Видишь ли, обычные люди не могут зрительно зафиксировать факт телепортации. Века эволюции заложили это табу на физиологическом уровне, заставляя подсознательно восстанавливать непрерывность причинно-следственных цепочек. Это значит, что любой НЕ МАГ, на твоём месте был бы уверен, что мы здесь были ещё до его прихода – просто он нас не заметил, или – что мы ВОШЛИ, когда он отвлёкся. То, что ты увидела, как мы ПОЯВИЛИСЬ, может означать только одно – ты ВЕДЬМА.
- Никогда не думала, что это может звучать, как комплимент.
- Это не комплимент. Как говорит Яир: «В данных обстоятельствах – это не более, чем констатация факта».
В этот момент, из двери, противоположной той, через которую раньше вошли Мирьям и Яир, показался Зэев.
- Ну вот все и в сборе. – Яир обвёл взглядом присутствующих, когда все разместились вокруг большого круглого стола. На такой его форме, в своё время, настоял Зэев. Аллюзия с легендарным Советом Рыцарей короля Артура была не случайной: так Зэев стремился обозначить вектор ключевой тенденции своей «управленческой политики». – Знакомьтесь, дамы и господа – это Мирьям, и она принесла вам рукопись ТОГО САМОГО романа, который нам предстоит издать.
- «Предстоит»? – Несколько саркастично «уточнил» Зэев.
- Видишь ли, сразу, после столь удачного «завершения коррекции» Матрицы Времени, я успел заметить, что логотип издательства на титульном листе той книги изменился. Новый логотип указывал на издательство, которое уже сегодня спонсирует институт. Но дело даже не в этом. Судя по тому, что я успел прочесть в ночь накануне нашего возвращения – мы просто не можем его не издать. Я был не совсем честен с вами, когда говорил, что это исторический роман. А точнее – это не только исторический роман. В нём есть ОТКРОВЕНИЕ, которое ещё предстоит разгадать!
- Но почему для этого его нужно издавать? – Спросила Анжелика. – Я, конечно, не против. Просто не вижу связи.
- Я тоже – ЗА. Особенно, учитывая безупречность твоего литературного вкуса. – Рахель посмотрела на Мирьям взглядом, наполненным, не то чтобы «ехидством», но какой-то очень «по-женски» сочувствующей иронией.
- Слушайте, – вдруг сказала Мирьям, нарочито беззаботно глядя на Рахель и Анжелику – а ваши игры с телепортацией не мешают беременности?
- Что?!!! – В один голос воскликнули Борис и Зэев.
- Как ты узнала? ... – Уже совершенно обескуражено спросила Рахель.
- Ну, ведьмой для этого быть не надо. Просто, глаз намётанный – я дипломированная акушерка.
В этот момент большой экран позади Зэева ожил, и на нём появилось лицо, вызвавшее нестройный, но очень искренний в своём изумлении, хор голосов.
- Теодор?!
- Гончар?!
- Граф Сен-Жермен?!!!
- Приветствую вас, господа! Как приятна искренность вашего изумления! Чисто человеческое качество – оказывается ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ «заразна». А это значит, что мне пора домой – в планетарную систему Сириуса. К сожалению (ещё одно человеческое проявление), перемещения такого рода несколько отличаются от того, как вы представляете себе «межпланетные путешествия». Вспомнился старый анекдот. Два эмбриона беседуют в утробе: «
- Слушай, а есть жизнь после рождения?
- Не знаю – оттуда ещё никто не возвращался …»
Наши миры не просто разные – они диаметрально противоположны. Не только «физика», но и динамика социальных процессов у нас воплощается по совершенно иным законам. У нас нет противоречий между желанием и долгом, потому что для нас эти понятия тождественны. Наверное, поэтому у нас совершенно иное отношение к проявлениям пассионарной энергии, которые вы называете ТАЛАНТОМ. Для нас – это вид энергии. Не меньше, но и не больше. Поэтому мы научились её утилизировать, то есть – использовать в созидательных целях. Это – НОРМА! Норма, предопределившая наши темпы технического прогресса. Они настолько несоизмеримо интенсивнее ваших, что вы, даже, нередко путали нас с богами. Для вас такое развитие событий – исключение, порождающее совершенно иррациональную бурю эмоций. То есть – энергетическое возмущение с обратным знаком, стремящееся «погасить» энергию таланта, не только вопреки здравому смыслу, но даже – инстинкту самосохранения. Да больше – собственной ВЫГОДЕ! Эта флуктуация проявляется независимо от ваших намерений: совершенно добропорядочный налогоплательщик вдруг, иногда неожиданно для самого себя, становится агрессивно опасным, оказавшись в непосредственной близости от талантливого человека. Это началось ещё с Каина: охвативший его приступ ярости, был настолько необъясним, что вызвал глубокое и искреннее раскаяние... ПОТОМ! Когда присутствие более талантливого брата перестало быть фактом повседневной реальности! Этот феномен настолько глубоко поселился в вашем сознании, что стал ЕСТЕСТВЕННО незамечаемым, как придорожный булыжник. Когда я поделился этими соображениями с Эразмом Роттердамским, они показались ему настолько парадоксальными, что он воплотил их «Одой Глупости». Её традиционно считают сатирой, но это заблуждение. «Ода» – глубокое философское исследование явных адаптивных преимуществ глупости перед талантом, глупости – как ЕСТЕСТВЕННОГО состояния человека. И в этом «Ода» гораздо ближе к истине, чем моделирование «Моцарт и Сальери». Сальери Пушкина поднимается до философских высот осознания «несправедливости» Божественного Провидения: «Все говорят нет правды на земле. Но правды нет – и выше» . Подобные откровения ему не могут быть свойственны – на этих высотах, нарицательному «Сальери» просто нечем дышать! Это прекрасно понимал американский режиссёр 20-го века Милош Форман . Его Сальери не травит Моцарта. Он, Сальери, для этого слишком БЛАГОРАЗУМЕН. Его месть – куда более изощрённая: он убивает Моцарта, лишая его возможности публично реализовать свой ТАЛАНТ (как гениально сыграл бездарность Мюррей Абрахам!). Повторяющийся с неизбежностью закона природы, этот феномен, действительно, мог бы быть квалифицирован, как «природное явление». Если бы не одно «но» – природа не может быть иррациональной. А это значит, что у этого «закона» иная энергетическая база – так проявляется экспансия ТЁМНОЙ СИЛЫ, с которой вы столкнулись в «гостях» у Вадима. Истоки очередного витка этого противостояния – здесь и сейчас. То есть – в вашем времени. Поэтому, переложив свои полномочия НАБЛЮДАТЕЛЯ на Вадима, после его ПЕРЕМЕЩЕНИЯ, я понял, что, перед возвращением на Сириус, должен завершить ещё одно ДЕЛО. Это я инициировал то послание, и отправился обратно, в ваше время, чтобы проследить за, порождённой этим посланием, последовательностью событий. Эта последовательность привела к ожидаемым (во всяком случае – мной) результатам: вы нашли Пятую Гексаграмму. А точнее – вы её образовали! ВЫ И ЕСТЬ «Пятая Гексаграмма» !!! Я хочу вам кое что показать.
Изображение на экране, освободившись от доминирующего образа человека, как в панорамной съёмке, сделало полный оборот вокруг пространства, так хорошо знакомой им, пещеры на горе Ида. Пространство пещеры было наполнено мягким сиянием ПЯТИ Лучезарных Дельт. Наступившую в комнате плотную, почти осязаемую, тишину, вновь нарушил голос с экрана.
- Если невероятность сказанного ещё могла у кого-то из вас вызывать сомнения – только что я представил вам, более чем убедительное, доказательство. Ставшее неизбежным, рождение дочерей Анжелики и Рахель вернуло утерянные Пирамиды, с которыми, отныне, ваши дочери будут неразрывно связаны! Как? Не знаю! Но им суждено стать Великими Колдуньями. Рождённый же тобой – Гончар перевёл взгляд на Мирьям – сын, станет Героем, перед которым померкнет слава героев Древней Эллады! Но и ему не суждено стать Предтечей, а лишь чистильщиком. Но сначала, вы должны издать Роман. Яир прав – это больше, чем беллетристика. Сам того не подозревая (что так часто бывает с гениями!), автор закодировал в нём ПОСЛАНИЕ, которое, подобно моему, породит цепочку судьбоопределяющих событий – ВЕКТОР СУДЬБЫ, разгадывать который уже предстоит не вам, а вашим детям. В муках произведёте вы их на свет в вечном городе Яффо, ибо там построил Ной Заповедный Ковчег и оттуда Иона Пророк отправился навстречу своей судьбе, отплывая в Ниневию. Однако, мне пора. Не думал, что это будет так трудно…
Яркая вспышка заполнила экран голубовато-белым свечением, поглотив зрительные образы. А ещё через мгновение экран стал чёрным …

* * *
- Пора.
«Умножая умножу муку твою в беременности твоей; …»
- Последние несколько месяцев были просто невыносимы!
- Я была ТЯЖЕЛА!
- И я буду его любить?!
Штаб-квартира Ордена, разместившаяся в основательной каменной постройке конца 19-го века, в старом Яффо, наполнилась душераздирающими криками трёх рожениц. Толстые каменные стены глушили это звучание боли, не выпуская его наружу, как бы стремясь оградить это ТАИНСТВО от нечаянного чужого злорадства и дурного глаза.
«… в муках будешь рожать детей, …»
- Тужься!
- Боже!!! Как больно!!!
Раздвигая РЕХЕМ  безразличной природной силой преодоления, родная плоть стремилась занять, отведённое ей по праву ЖИВОГО, место во внешнем мире. Так эгоистичны могут быть только дети!
- Тужься!!
«… и к мужу твоему влечение твоё, …»
- Где он?
- Он рядом, в соседней комнате.
- Он это слышит?
- Да.
- Пусть уйдёт!
- Тужься!
- Пусть уйдёт!!!
- Тужься!!!
Закатив глаза … Выгибаемая болью раздвигаемых костей таза … В уже запредельной тоске страдания … Они услышали крик … Маленькие, сморщенные, покрытые слизью и кровью, комки живого, криком распрямляя крошечные лёгкие, возвестили спасительную радость облегчения. И горячий шёпот повитухи, положившей ладонь на, покрытый бисером пота, лоб.
- Ну вот и всё, девочка! Всё хорошо! И запомни: РЕХЕМ – это ты, твоя утроба. Но РЕХАМИМ (множественное число от «рехем», а также милосердие - иврит) - это не просто «много». Это – БЛАГОДАТЬ МИЛОСЕРДИЯ …
«… и он будет господствовать над тобою» (Бытие. 3:16)

Разрешились!!! …

(Продолжение следует).


Рецензии